RizVN Login



   

АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ
Печать

Архиеп. Владимир (Целищев): По поводу имяславия (имябожия)

Автор: Интернет Собор вкл. . Опубликовано в Альтернативное Православие (Просмотров: 280)

РПЦЗ (В-В): Из протоколов Архиерейского Собора 2017 года

Никогда на моей памяти, ни в Катакомбной Церкви, ни в Зарубежной Церкви не уделялось никакого внимания ереси имябожников (или имяславцев, как они сами себя именуют), которые исповедуют совершенно неправославное учение о том, что «имя Божие – есть Сам Бог». Но только в последнее время люди советского безбожного воспитания, богословски, духовно малообразованные, в основном те, кто когда-то были в Московской Патриархии, т.е. в ереси, стали распространять это нелепое учение.

Почти всех имябожников отличают приемы подлога и фальсификации (Лапковский, Лебедев и проч.). Например, в Священном Писании, где говорится об имени Божием, слово «имя» написано с маленькой буквы, но имябожники почти всегда напишут с большой: «Имя», цитируя ложно. Тех же, кто не согласен с этой их ересью, имябожники любят клеветнически обвинять в, выдуманном ими, «имяборчестве». Ложь, клевета, оговор в отношении православных – верные спутники доморощенных «богословов»-имяславцев.

Для нас, православных христиан, без всякого сомнения, имена Божии святы и священны – мы славословим и восхваляем их, благоговейно призывая себе помощь и благодать Божию. Каждый день мы осеняем себя крестным знамением и духовенство благословляет своих пасомых именем Пресвятой Троицы: «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа». На каждой Утрене мы воспеваем: «Буди имя Господне благословенно от ныне и до века» и «Хвалите имя Господне. Алиллуия» — на полиелейной службе. Ежедневно, произнося молитву «Отче наш...», мы молимся: «да святится имя Твое».

Призывание имен Божиих необходимо, однако, согласно учению Свв. Отцов, необходимо различать имя и сам предмет, который он обозначает. Свв. Отцы неоднократно отвергали тождественность имен и сущностей.

В частности, говоря о сущности, Св. Василий Великий настаивал на том, чтобы мы своим человеческим умом (ограниченным и конечном, иногда подверженном безумию) даже не дерзали бы мыслить о сущности Бога, ибо если мы даже не знаем ничего о своей сущности, то как можем разсуждать о сущности Творца, Который Безконечен?

В Священном Писании есть много указаний относительно имен Божиих.

«И сказал еще Бог Моисею: так скажи сынам Израилевым: Господь, Бог отцов ваших, Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова послал меня к вам. Вот имя Мое на-веки, и памятование о Мне из рода в род» (Исх. 3, 15).

«...Иегова имя Ему» (Исх. 15, 3).

«ибо ты не должен поклоняться богу иному, кроме Господа (Бога), потому что имя Его «ревнитель»; Он Бог ревнитель»(Исх. 34, 14). В Библии Синодального издания 1916 года по старой орфографии имя Господа Бога «ревнитель» прописано с маленькой буквы, а не с большой.

«и нарекут имя Ему: Еммануил» (Ис. 7, 14).

«и нарекут имя Ему: Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира» (Ис. 9, 6).

«Я Господь, это – Мое имя» (Ис. 42, 8).

«Искупитель наш – Господь Саваоф имя Ему, Святый Израилев» (Ис. 47, 4).

«Святый имя Его» (Ис. 57, 15).

«от века имя Твое: «Искупитель наш» (Ис. 63, 16).

«и узнают, что имя Мое – Господь» (Иерем. 16, 21).

«и нарекут имя Ему: «Господь – оправдание наше!» (Иерем. 33, 16).

«А Господь есть Бог Саваоф; Сущий (Иегова) – имя Его» (Осия 12, 5).

«вот Муж, – имя Ему ОТРАСЛЬ» (Зах. 6, 12).

«и наречешь Ему имя: Иисус» (Матф. 1, 21).

«против имени Иисуса Назорея» (Деян. 26, 9).

«воскресив Его из мертвых и посадив одесную Себя на небесах, превыше всякого Начальства, и Власти, и Силы, и Господства, и всякого имени, именуемого не только в сем веке, но и в будущем» (Еф. 1, 20-21).

«и напишу на нем имя Бога Моего» (Откр. 3, 12).

Сам Господь наш Иисус Христос прилагает Себе разные имена, которые имеют значение различных свойств. Об этом подробно разъясняет Св. Василий Великий в слове против злочестивого Евномия: «Господь наш Иисус Христос, в тех местах, где говорит о Себе, открывая людям человеколюбие Божества и благодать домостроительства, обозначил это различными свойствами, в Нем Самом умопредставляемыми, называя Себя «дверью» (Иоан. 10, 9), «путем» (14, 6), «хлебом» (6, 51), «лозою виноградною» (15, 1), «пастырем» (10, 11), «светом» (8, 12); не потому что Он многоименен, – ибо не все имена имеют между собою одно и то же значение, и иное значение света, иное – лозы виноградной, иное – пути, иное – пастыря; но потому что, в подлежащем будучи единым, одною простою и несложною сущностью, именует Себя в одном месте так, в другом иначе, применяя к Себе по примышлениям названия между собою различные. Ибо, по различию действований и по различному отношению к облагодетельствованным, прилагает Себе и разные имена. Он называет Себя светом мира, означая этим именем неприступность славы в Божестве, и показывая, что Он светлостию ведения озаряет имеющих очищенное душевное око; называет Себя лозою виноградною, потому что укоренившихся в Нем верою питает плодоношениями добрых дел; называет Себя хлебом, потому что Он есть пища разумного существа, самая свойственная к поддержанию состава души и к сохранению ее свойства, всегда восполняющая собою оскудевающее и не попускающая душе впадать в немощь, происходящую от неразумия. Таким образом, кто рассмотрит каждое из этих имен, тот найдет различные примышления, тогда как во всех, по сущности, одно подлежащее» (Творения, том 1, 1911 г., стр. 466).

Также и Св. Кирилл Иерусалимский, говоря о многих именах Спасителя, показывает их как Его различно изображаемые действия. «Называется Он Христом, не руками человеческими помазанным, но Которого Отец предвечно помазал (Деян. 4, 27) на Первосвященство, высшее человеческого (Евр. 7, 5). Называется Мертвым, Который не остался во аде, как все прочие мертвецы, но Который один в мертвых свободь (Псал. 87, 6). Называется Сыном Человеческим, Который не от земли получил бытие, как каждый из нас, но Который грядет на облацех (Матф. 16, 13; 24, 30) судить живых и мертвых. Называется Господом (Лук. 2, 11), не в обыкновенном смысле, в каковом называются люди, но так как имеющим естественное и вечное владычество. Он называется соответственно самой вещи Иисусом, получив наименование от спасительного врачевания. Называется Сыном, не по усыновлению, но по естественному рождению. Многие наименования имеет Спаситель наш». «Называется Агнцем» (Деян. 8, 32); «Сей Агнец также называется и Пастырем, Который говорит о Себе: Аз есмь Пастырь добрый (Иоан. 10, 11); Агнец по естеству человеческому, Пастырь по Божественному человеколюбию» (Творения, 1900 г., стр. 122-123).

Еще в Царское время Российский Священный Синод последователей имяславия (имябожия) наименовал имябожниками. Имябожники (имяславцы) своим неправославным и ложным учением напоминают евномиан, последователей еретика Евномия, который учил, что «имена вещей существовали ранее самих вещей и выражают собой самую сущность вещей». Евномиане также крестились одним погружением. Евномиане говорили, что с помощью имени они могут обладать познанием сущности Божией. Ересь Евномия была осуждена на Втором Вселенском Соборе. Интересно отметить, что даже в названии своих еретических книг Евномий и лидер имябожников Антоний Булатович употребили одно слово: «Апология» .

Наиболее распространенные утверждения имябожников это: «Имя Иисус – это Бог», «Имя Божие – энергия сущности Божией», «имя Божие – есть Сам Бог». Последнее, например, употребляют сторонники имябожия из богоборческой секты лурьитов, как, впрочем, и следующее выражение-заблуждение: «Что такое имя? – это обозначение сущности данного предмета».

Св. Василий Великий с лёгкостью разбивает ложность подобного умозаключения, утверждая, что подобные ересе-мудрствующие чуть-ли не превосходят по своей надменной гордости денницу-Люцифера:

«Вообще же, какая гордость, надменность думать, что найдена самая сущность Бога всяческих! Ибо затмевают почти велеречием и самого сказавшего: «выше звезд Божиих вознесу престол мой» (Ис. 14,13), которые не на звезды или на небо покушаются взойти, а хвалятся проникнуть в самую сущность Бога всяческих. Ибо станем у него допытываться, как он достиг до уразумения сущности? Ужели из общего понятия? Но оно открывает нам только бытие Божие, а не – что такое Бог. Или из учения Духа? Но какое же это учение? Где оно изложено? Великий Давид, которому Бог «внутрь явил мудрость» (Пс. 50, 8), не ясно ли исповедует неприступность ведения, когда говорит: «дивно для меня ведение (Твое), – высоко, не могу постигнуть его» (Пс. 138, 6)? А Исаия, созерцавший славу Божию, что открыл нам о сущности Божией? В пророчестве своем о Христе свидетельствует он, говоря: «род Его кто изъяснит» (Ис. 53,8)? А «сосуд избранный» (Деян. 9,15), Павел, имевший «говорившего в себе Христа» (2 Кор. 13,3), восхищенный до третьего неба и слышавший «неизреченные слова, которых человеку нельзя пересказать» (2 Кор. 12,4), какое оставил нам учение о сущности Божией? Когда прозрел он в частные законы домостроительства, как бы пришедши в кружение от неисходности умозрения, возгласил такое слово: «о глубина богатства и премудрости и ведения Божия! Как непостижимы суды Его и неисследимы пути Его» (Рим. 11,33). Но если это недоступно и достигшим в меру ведения Павлова; то какое кичение в хвалящихся, что знают сущность Божию!» (Против Евномия).

«Бог и святым Своим, Аврааму, Исааку и Иакову, именоваться Богом которых, по причине совершенства их во всякой добродетели, как нечто преимущественное и приличное Своему величию, предпочитал Он, Сам Себя называя Богом Авраамовым, Богом Исааковым и Богом Иаковлевым (ибо говорит: «сие Мое есть имя вечное и память родом родов» (Исход. 3,15), –Бог и им не явил Своего имени, а тем паче не открыл Своей сущности, что она такое. Ибо говорит: «Аз Господь: и явихся Аврааму, и Исааку, и Иакову, Бог сый их, и имене Моего Господь не явих им» (Исх. 6, 2-3), – не явил по тому, очевидно, что оно выше, нежели сколько может вместить человеческий слух.

Но видно, Евномию Бог показал не только имя, но и самую сущность Свою. И столь великую тайну, не явленную никому из святых, Евномий обнародывает, пиша в книгах, и без осмотрительности изрекает всем людям!» (Там же).

Также и современные имябожники, не имея времени на «просветление своего ума и сердца», бегая по расколам и сектам, несут свои умопомрачительные, в буквальном смысле, идеи на обозрение и соблазн многим людям. Не хотят они прислушаться к словам Вселенского Учителя Св. Василия Великого: «Дело же в том: нет ни одного имени, которое бы, объяв все естество Божие, достаточно было вполне его выразить. Но многие и различные имена, взятые в собственном значении каждого, составляют понятие, конечно, темное и весьма скудное в сравнении с целым, но для нас достаточное» (Там же).

Имя Божие «чýдно» – воспевает Св. Псалмопевец, Пророк и Царь Давид (Пс. 8, 1).

Св. Церковь в лице Свв. Отцов и учителей учила, что как непостижимый в Своем существе, Бог не может быть определен никаким словом. Из усвояемых Ему откровением или придуманных людьми имен не только ни одно в отдельности, но и все вместе не выражают существа Божия.

Св. Григорий Нисский, говоря о Боге, учил, что «Он один выше всякого имени».

Святитель Григорий Палама, говоря о Существе Божием, исповедует: «Имени Ему нет в настоящем веке, и в будущем оно неименуемо; не существует для Него слова, составленного в душе и произнесенного языком».

«Посему, говоря об этом», — говорит Святитель Григорий, — «скажем и то, что применительно к Богу ни «сущность, ни «энергия» не говорится в собственном смысле слова. Ибо если исследуешь свойственное каждой из этих категорий, и в особенности то, что они порождаются одна другой, то найдешь, что ничто из этого не подходит к Богу. Ведь всякая сущность допускает противоположное себе и имеет сущностные отличия, и имеет и претерпевает это, будучи соединена с энергией. Где это у Бога? Затем, всякая энергия движет или изменяет соединенную с ней сущность к лучшему или худшему по положению или по качеству. Но уместно ли говорить такое применительно к Богу, Который есть Один и Тот же и, основав в неподвижном тождестве вечное время, не изменяясь Сам, для всех все совершает. Но Он един по сущности, а силы и энергии Его многочисленны. Ведь Святой Дух, – скажем словами Великого Василия, – «прост по сущности, но многообразен по силам», и имеет одну природу, но в то же время всесилен, ибо применительно к Богу одно не противоречит другому, как мы сказали выше. Ведь по этим-то силам и энергиям, и выступлениям Божество является многоименным, тогда как по сущности – безымянным.

Сущность Божия прежде всего совершенно неименуема и совсем непостижима для ума».

Поэтому Свв. Отцы называют Господа неизреченным, неизглаголанным, неописуемым, неименуемым.

Преп. Максим Исповедник учил, что «Сверхсущественное Божество оказывается неназываемым и пребывающим выше имен».

И Св. Григорий Нисский говорит: «Иное – предмет, по своей природе подлежащий названию, и иное – название, обозначающее предмет. Бытие – не одно и то же с наименованием».

Господа мы именуем Святой Троицей, Трисолнечным Божеством, Единым Триипостасным Началом, Троицей Пресýщественной, Отцом и Сыном и Святым Духом (см. Октоих). Господь в Священном Писании именуется Агнцем, Помазанником, Спасителем, Искупителем, Богом Вседержителем, Словом Божиим. Сам Господь говорит: «Я есмь Алфа и Омега, начало и конец, Первый и Последний» (Откр. 22, 13). Св. Иоанн Богослов говорит в Откровении: «И увидел я отверстое небо, и вот – конь белый, и сидящий на нем называется Верный и Истинный, Который праведно судит и воинствует. Очи у Него как пламень огненный, и на голове Его много диадим; Он имел имя написанное, которого никто не знал, кроме Его Самого» (Откр. 19, 11-12).

Из вышеприведенных высказываний Свв. Отцов мы видим, что имяславие (имябожие, или ономатодоксия) противоречит учению Церкви, которое ясно показывает, что имя Божие не может обозначать Его сущность.

На этом основании – неправославности учения имябожников Священный Кинот Св. Горы Афона подверг запрещению возглавителя движения имяславцев иеросхимонаха Антония (Булатовича) и архимандрита Давида «как злославных», а также отлучил от Церкви весь Андреевский скит.

Константинопольский Патриарх Герман V-й утвердил это решение Кинота Высшей Церковной Властью Константинопольского Патриархата. В грамоте от 5 апреля 1913 года, которую Патриарх Герман V-й отправил на Афон, учение имяславия объявлялось пантеизмом.

Российский Синод в 1913 г. присоединился к решению Синода Великой Константинопольской Церкви, осудившего новое учение как «богохульное и еретическое».

В Донесении Московской синодальной конторы Синоду от 1914 г. говорилось о «новых лжеумствованиях об именах Божиих, возвещаемых схимонахом Иларионом, Антонием (Булатовичем) и их единомышленниками».

Схимонах Иларион, книга которого «На горах Кавказа» послужила источником возникновения имяславия, утверждал: «Может ли быть что-либо без имени? Имя выражает самую сущность предмета и неотделимо от него»; «...имя Господа Иисуса Христа есть Сам Он, Господь Бог. В имени Божием присутствует Сам Бог — всем Своим Существом и (всеми) Своими бесконечными свойствами».

Полное противоречие с учением Свв. Отцов…

Этот самый Иларион обличает сам себя, называя, без излишней скромности, свое лже-учение нигде не встречающимся «необычайным» «догматом»: «положение догмата, сделанное нами, важное, необычайное, чрезвычайное». Говоря о своем «новом догмате» схимонах Иларион позабыл или вовсе не знал, что на утверждение догматов правоспособна только одна Церковь и что «сверх преданного учения Церкви и помимо него никому не дозволено новшествовать и новые выражения употреблять».

Назвав свое учение «догматом» схимонах Иларион сравнительно мало выяснил его. Этот труд взял на себя Антоний (Булатович), который прибавил к учению Илариона много такого, о чем последний даже не мог и подозревать.

Данные из биографии Булатовича производят, мягко говоря, отталкивающее впечатление, каковое производят, например, Каин, Иуда или Сергий Страгородский.

Антоний (Александр Ксаверьевич) Булатович в мiру был левым эсером.

«Сам Булатович — сын богатого помещика Харьковской губернии. Был он один сын, воспитывался в роскоши. Образование: кончил лицей и сразу был назначен в кавалерийский эскадрон № 13. В 1905 году во время японской войны он командовал эскадроном и скомандовал ему почему-то идти на наши два батальона солдат. 2000 душ наших побил и поранил. За это его лишили офицерского звания. По закону его должны были расстрелять. Но его близкие у власти сочли, что, якобы, помешался умом. Не осудили, а послали его к отцу Иоанну Кронштадтскому, чтобы он помолился за него и наставил на покаяние. Отец Иоанн благословил его в монахи на покаяние и велел оплакивать свои грехи. Он постригся на Никифоровом подворье в Петербурге. Постригли сразу в мантию, в 1906 году, а на подворье был он до 1910 года. В 1910 году он переехал почему-то на Афон, поступил по протекции в наш монастырь — Андреевский скит. Отец Иоанн Кронштадтский благословил ему, чтобы он каялся и приобщался каждую неделю, а у нас на Афоне не позволяют монахам приобщаться каждую неделю, а через 2 недели, а рясофорным через месяц. Он стал требовать, чтобы его приобщали каждый день, тогда его сделали иеромонахом, чтобы он служил и приобщался каждый день. Это игумен настоял, чтобы его сделали иеромонахом. В 1911 году его посвятили в сан иеромонаха. Как только посвятили в сан иеромонаха, то он сейчас же поехал в Абиссинию к королю, там у него было знакомство. Взял с собой двух монахов с Афона. Приехав туда, он вздумал там без благословения открывать монастырь. Потребовал с Афона 50 монахов в Абиссинию, чтобы там устроить монастырь. Из монашествующих Афона никто не пожелал ехать, и те, которые 2 монаха были с ним, тоже возвратились обратно на Афон. Он остался один и пробыл там год. В 1912 году возвратился на Афон и стал руководителем сторонников брошюры «На горах Кавказа». Набрал себе партию молодых послушников и учинил бунт. Избил игумена, старцев выкинули, и заняли Андреевский скит». (Из воспоминаний Схи-епископа Петра (Ладыгина).

Другой свидетель, непосредственный очевидец событий — иеромонах Виссарион свидетельствует, что во время бунта сторонники Булатовича с искаженными и озлобленными лицами не только избивали православных монахов, не согласных с их имябожнической ересью, но и в каком-то состоянии крайнего остервенения «топтали их ногами». Читая многостраничные воспоминания иеромонаха Виссариона о нахальстве, безчинствах и буйствах имябожников, явно видно, что поведение Булатовича и его сторонников в то время — это поведение бесноватых. Это одно.

Другое — по Церковным Канонам Булатович даже близко не должен был быть допускаем до священного сана.

Хотя убиение на поле брани, а особенно за Веру, Царя и Отечество, Свв. Отцы не вменяли за убийство — как говорит, например, Св. Афанасий Великий в Послании к Аммуну: «Не позволительно убивать, но убивать врагов на войне — и законно, и похвалы достойно», но все же Св. Василий Великий особенно подчеркивает о том, что не следовало бы все-таки в течение трёх лет допускать воинов, проливших человеческую кровь, к Святому Причастию (Пр. 13). Вообще, за вольное убийство — епитимия двадцатилетняя и более (Анк. 22, Григ. Нисс. 5, Васил. 56); за близвольное — одиннадцатилетняя, Васил. 11 (Клирик должен быть извержен, Апост. 66); за невольное — пятилетняя и более (Васил. 57, Григ. Нисс. 5, Анк. 23). Невольный убийца не достоин священнической благодати (Григ. Нисс. 5).

Булатович же, по вине которого не врагов на поле брани, а своих 2000 человек было убито и поранено, никак не мог быть допущен до принятия священного сана. Тем более, если был «помешанным», т.е. повредившимся умом, как свидетельствовали о нем его покровители.

Другой деятель имябожия архимандрит Давид, человек импульсивный, проявлявший явные признаки одержимости, на духовном соборе Андреевского скита вообще заявил, что Игумен, настоятель скита архимандрит Иероним «отрекся от Бога». Игумен на это ответил, что не признает учения Булатовича, а не то что отрекается от Господа Иисуса Христа, в Которого верует и исповедует, что Он Господь наш Иисус Христос, есть истинный Бог, что имя Его свято, страшно, достопоклоняемо, но при таком благоговейном отношении к нему — имени Божию — он его не обоготворяет.

— А я исповедую, что имя Иисус есть Сам Бог с Существом и со всеми Своими свойствами — сказал архим. Давид.

— Когда встретится в Божественном Писании имя Иисуса, сына Навина, или сына Сирахова, тогда как Вы сочтете? — спросил Игумен Иероним.

— Конечно, тогда не Бог.

— Что же ты споришь?

После этого архим. Давид, выйдя из собора, закричал: «Братия, бегите, наш игумен масон. Он перед всем собором отрекся от Иисуса».

Можно привести ещё и другие примеры ненависти к ближнему со стороны этого Давида, но оставим теперь.

Вот с такими, как сказали бы в нынешнее время, неадекватными людьми, с таким духом одержимости и клеветы лидеров имябожия в 1913 году приходилось сталкиваться православным. Точно такой же дух и похожие методы присутствуют и у некоторых современных сторонников этого неправославного учения.

Необходимо заметить, что учение имябожников сходно (и сродно) буквалистическому учению талмудистов (например, о Мемре) и каббалистическому учению. Ибо сами имябожники ссылаются в своей апологии и на Каббалу и на Талмуд. Вот, например, что пишет Булатович: ««Имя Иисус имеет еще и великое каббалистическое значение.... Этот таинственный смысл раскрыл известный ученый, еврейский каббалист, принявший христианство около 1070 г., марокканский раввин Самуил в своей книге «Златое Сочинение»... В Талмудическом лексиконе имя «Иисус» производится от корня «Шем», и этот корень означает Бог, Бог Господь».

В январе 1919 года Антоний Булатович разорвал общение с Патриархом Тихоном.

Определение Святейшего Синода от 1914 года, подтвержденное Определением Синода 1916 года, относительно имябожников гласило, что все находящиеся в России упорствующие имябожники находятся под малым церковным отлучением. Они были отлучены не только от совершения Церковных Таинств, но и от участия в них. Хотя нужно заметить, что имябожники не были лишены права присутствовать на Богослужениях, а духовные лица из них даже имели право носить рясу. Епархиальным Архиереям было предоставлено полномочие смягчать и снимать это наказание с тех имябожников, которые раскаются и будут просить прощения у Церкви.

Всероссийский Поместный Собор 1917-1918 гг. намеревался вынести окончательное решение об имяславии (имябожии), но сделать этого не успел.

Св. Патриарх Тихон уже после Всероссийского Собора подтверждал запрещение имябожников. 8/21 октября 1918 года Патриарх Тихон и Священный Синод Российской Церкви издали постановление, в котором говорилось: «...приводить увещеваемых иноков к сознанию, что учение имябожников, прописанное в сочинениях иеросхимонаха Антония (Булатовича) и его последователей, осуждено Святейшим Патриархом и Синодом Константинопольской Церкви и Святейшим Синодом Церкви Российской, и что, оказывая снисхождение к немощам заблуждающихся, Святейший Синод не изменяет прежнего суждения о самом заблуждении».

Таким образом, Определение Российского Святейшего Синода о запрещении сторонников имябожия (имяславия) никогда впоследствии: ни со стороны Зарубежной Церкви, ни Катакомбной Церкви в России – прямых правопреемниц и наследниц Российской Церкви, – не было отменено и до сих пор остается в силе.

Следовательно, с церковно-канонической точки зрения для нас, членов Русской Православной Церкви Заграницей (преемников Блаж. Митрополита Виталия), как сохранившей Апостольскую преемственность от Русской Церкви, это Определение Святейшего Синода для исполнения носит обязательный характер.

Поэтому, по моему мнению, данный рассматриваемый вопрос об имябожии – довольно ясен и прост, и не требует излишних усложнений и недоумений. Но, к сожалению, высокомудрствующие и интеллигентствующие малоцерковные «богословы», вальяжно разсуждающие об «энергиях Божиих», сами-то и не понимают практически и фактически о чем говорят, имея в себе бесовскую энергию бунтовщиков и раскольников.

К тому же, необходимо учитывать, что никакое неправославное или «неопределенное» учение никогда не было и не будет принято Соборным Разумом Святой Церкви, даже если этот Соборный Разум будет проявляться в меньшинстве, о каковом сравнении нас подвигают вспомнить примеры преп. Максима Исповедника и Свят. Марка Эфесского, – потому что Церковь – это Тело Христово, а Христос есть Всесовершенная Истина, и в этой Истине не может быть абсолютно никакой лжи или неполноты.

И, наконец, последний авторитетный аргумент против советских имябожников. Я специально спрашивал Блажен. Митрополита Виталия по поводу имябожия (имяславия). Владыка Виталий ответил: «Имябожие – неправославное учение». Аминь.

+Архiепископъ Владимiръ

Источник

Для публикации комментариев необходимо стать зарегистрированным пользователем на сайте и войти в систему, используя закладку "Вход", находящуюся в правом верхнем углу страницы.

Joomla SEF URLs by Artio