RizVN Login



   

АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ
Печать

ПРЦ/РПЦЗ(ВФ): Резолюция членов Архиерейского Синода РПЦЗ/ПРЦ

Автор: Интернет Собор вкл. . Опубликовано в Альтернативное Православие (Просмотров: 618)

v-prazdnik-obreteniya-kurskoy-korenno 

Рассмотрев и обсудив доклады Преосвященного Евгения епископа Каменск-Уральского и Сибирского, а также священнопроповедника Михаила Джеги, в которых дается духовно-нравственная оценка окормления русских людей в иных Поместных Церквах и различных сообществах православной обрядности, Архиерейский Синод РПЦЗ/ПРЦ считает необходимым принять положения докладов (доклады прилагаются) в качестве практического руководства в церковной деятельности. Содержание докладов находится в строгом соответствии с определениями Архиерейского Собора РПЦЗ/ПРЦ (2016 г.) и в соответствии с Соборным Приложением к «Положению о РПЦЗ/ПРЦ», сопровождающим и разъясняющим Уставные Правила Канонической Русской Церкви, где сказано: «К самочинным сборищам в соответствии с определением Первого Правила Святого Василия Великого относятся: „собрания, составляемые непокорными пресвитерами или епископами и ненаученным народом…”. К таковым следует отнести почти все религиозные сообщества православной обрядности, отпавшие от РПЦЗ, а также многочисленные группы греческих старостильников, не уклонившиеся в ересь, но действующие без дозволения Православной Российской Церкви на ее канонической территории».

Исходя из этого соборного определения, а также исходя из Священных Канонов и духовно-нравственных мотивов, обозначенных докладами Епископа Евгения и Михаила Джеги, мы, члены Синода РПЦЗ/ПРЦ, всецело осуждаем попытки других Поместных Церквей действовать на канонической территории Православной Российской Церкви без дозволения оной и считаем такие действия не только нарушением порядка в многоскорбящей Поместной Российской Церкви, но также и тяжелым каноническим преступлением.

Всех клириков, монашествующих и мирян Русской Церкви, окормлявшихся или искавших хиротонии в иностранных Поместных Церквах и неканонических религиозных сообществах, призываем принести раскаяние и вернуться в лоно канонической Православной Российской Церкви.

Члены Архиерейского Синода РПЦЗ/ПРЦ

+ Митрополит ФИЛАРЕТ (СЕМОВСКИХ) Первоиерарх РПЦЗ/ПРЦ

+ Епископ Брянский и Северо-Российский НИКОЛАЙ (БОРИСЕНКО)

+Епископ Ахтырский и Малороссийский СЕРАФИМ (КОРАБЕЛЬСКИЙ)

+ Епископ Каменск-Уральский и Сибирский ЕВГЕНИЙ (ПАМПУРА)

+ Епископ Неманский и Европейский ПЕТР (АСТАХОВ)

08./21.02.2017 г.

_____________

К совместной архиерейской резолюции прилагаются обращения Еп. Евгения и Михаила Джеги, принятые членами Синода в качестве практического руководства по означенным вопросам церковной деятельности

ОБРАЩЕНИЕ ЕПИСКОПА ЕВГЕНИЯ

Дорогие и уважаемые Владыки – Высокопреосвященнейший Митрополит Филарет, Преосвященнейшие Епископы Николай, Серафим и Петр!

В последние месяцы наблюдаю,- как в интернете, так и в обращениях ко мне лично,- возросшую активность ряда лиц, именующих себя иерархами и клириками православных юрисдикций, призывающих к объединению истинно-православных Российских. При этом они предлагают и различные формы возможной церковной интеграции.

В связи с этим считаю целесообразным публично высказаться по этим важным вопросам.

Прошу Вас выразить своё отношение к предлагаемому мной Обращению.

* * *

В современном мире существует множество религиозных организаций, именующих или считающих себя Православной Церковью.

Среди них:

1. Осуществляющие свою деятельность в соответствии с догматическими и каноническими определениями, принятыми Св. Апостолами, Вселенскими и Поместными Соборами, св. отцами древней Церкви, и, тем самым, на деле доказывающие свою преемственность от традиционных Поместных Церквей.

2. Не способные доказать каноническую преемственность своего епископата, а, следовательно, в соответствии с апостольской традицией, не могущие признаваться Церковью.

3. Принявшие в качестве догматов новые положения, не известные Мировому Православию. Например, имяславие – имябожие, киприанизм и прочие теории ветвей.

4. Хотя и не принявшие формально новых догматов, но своими действиями подпадающие под анафемы, провозглашаемые в Неделю Торжества Православия. Например, признающие еретиков за христианские церкви и поддерживающие контакты с ними; взаимодействующие с государственными и иными образованиями, имеющими своей идеологией атеизм и даже богоборчество.

В эту группу попадают количественно наиболее заметные и по-мирски наиболее богатые и могущественные образования, именующие себя «мировым православием» и «автокефальными поместными церквами».

5. Грубо нарушающие основные канонические нормы Православия и его нравственные основы. Это те, например, кто допускает ради мирских выгод вмешательство нецерковных организаций в свои внутренние дела, вплоть до влияния на рукоположения и назначение церковных должностей; получение материальной помощи в обмен на услуги; культивирующие угодничество перед мирской властью (сервилизм).

Нередко организации, обозначенные в предыдущем пункте, одновременно попадают и в эту группу.

Мы, архиереи Русской Православной Церкви Заграницей (Православная Российская Церковь – её второе официальное наименование, утверждённое Архиерейским Собором 2016 г.) – РПЦЗ (ПРЦ), в соответствие с апостольской традицией, утверждаем, что в мире существует только одна Христианская Церковь. Одна земная Церковь, вместе с Церковью Небесной, есть единое тело, единственный и единый организм с Главою – Иисусом Христом. Все части и члены этого организма неразрывны, связаны мистически и духовно.

Никаких других христианских церквей на земле не было, нет, и не будет до скончания века.

Из вышеперечисленных видов церковных организаций признаём каноничными Церквами только те, которые соответствуют пункту 1.

Мы, архиереи Русской Православной Церкви Заграницей, считаем нашу РПЦЗ (ПРЦ) именно такой организацией.

Несмотря на сложнейшие условия и яростное противоборство, она сохранила каноническую преемственность епископата, твёрдое стремление следовать догматам православной веры, а также духу, а по возможности и букве, канонических определений, сформулированных в Книге Правил, Славянской Кормчей и на Поместном Соборе Русской Церкви 1917-18 гг.

Потому мы считаем РПЦЗ (ПРЦ) законной преемницей не только РПЦЗ, как она существовала до её предательства раскольниками в 2000-2007 гг. и их присоединения к неканонической РПЦ (МП), но и всей полноты Русской Церкви в её бытии до крушения Российской Империи и узурпации власти в стране большевиками-безбожниками в 1917 г.

Мы обращаемся ко всем православным каноничным церковным организациям с призывом наладить евхаристическое и каноническое общение, независимо от их национального состава и территориального расположения.

С русскоговорящими каноническими церковными организациями и отдельными лицами, совершающими богослужения на церковно-славянском языке, мы готовы обсуждать вопрос об административном присоединении или воссоединении.

Одновременно с этим считаем, что церковные организации, означенные в пп. 2-5, отпали от единого тела Церкви, а потому и не признаются нами в качестве каноничных церковных организаций.

Но это не значит, что с их членами, попавшими туда по ошибке или недоразумению, мы вообще отказываемся иметь дело. Эти люди, клирики и миряне, могут быть приняты в истинную Церковь Христову, но не в составе административного образования еретиков или раскольников, а по личному прошению.

Люди, изъявившие такое желание, принимаются в Церковь в соответствии с существующими каноническими правилами, по чинам — от таинства крещения и миропомазания до принятия через покаяние, в том числе клириков – в сущем сане. Каждое обращение клирика и мирянина епархиальный архиерей, а в случае архиереев – Священный Синод, рассматривают индивидуально и принимают соответствующее решение.

Ещё раз хотим напомнить и подчеркнуть. Единая Вселенская Церковь, пространственно существуя на разных территориях, образует Автокефальные Поместные Церкви (Патриархаты). Поместные Церкви действуют самостоятельно во всех делах, не нарушающих жизнедеятельность других Поместных Церквей. При возникновении необходимости во взаимодействии, разрешении проблем, касающихся 2-х и более Церквей, они могут создавать и создают законодательные, исполнительные и судебные органы, находящихся в ведении и компетенции этих 2-х и более Церквей, вплоть до Вселенского Собора – высшего органа власти Вселенской Церкви.

Поместные Церкви, в свою очередь, разделяются на самостоятельные административные области – епархии (или епископии), которые могут быть объединены в митрополичьи округа.

Все эти структурные образования и органы управления, существующие во Вселенской Церкви изначала и доказавшие свою действенность и пользу, образуются с целью наилучшего выполнения Церковью своих целей и задач – духовного и таинственно-обрядового окормления своих членов, административной и хозяйственной деятельности.

На одной территории может действовать только одно административно-территориальное образование – одна Поместная Церковь, а в ней – епархии,- у каждого образования своя территория.

Любые территориальные церковные образования могут иметь на чужой территории свои структурные подразделения – монастыри, приходы, представительства, подворья,- для удовлетворения каких-либо своих особенных нужд,- но исключительно с согласия законно действующего на этой территории образования. Такое право и границы территорий устанавливаются вышестоящим органом – Вселенским Собором, Церковью-матерью, Поместным или Архиерейским Собором.

В исключительных случаях – гонений, угрожающих существованию Церкви и жизни её членов, вся Церковь или часть её может переместиться на чужую территорию с сохранением своей административно-структурной автономии. Но и в этом случае она испрашивает разрешения у Церкви, на чьей канонической территории она вынужденно пребывает.

Именно так произошло с Церковью русской эмиграции, образовавшей вначале своё Временное Церковное Управление. Впоследствии она стала самостоятельной Русской Православной Церковью Заграницей, окончательно отделившись от своей Церкви-Матери только после того, как стало совершенно очевидным её подчинение богоборческой советской власти, ведение экуменической и иной деятельности по требованию этой власти и в её интересах, и, тем самым, попрание основополагающих церковных канонов.

В последнее время участились случаи перехода мирян и даже клириков в другие церковные организации, без опускных грамот и даже вообще без поставления в известность своего священно-церковноначалия. Причины этого явления различны. Нередко это личные обиды, неудовлетворённые амбиции, выработавшиеся привычки к самочинию, невежественное догматическое мудрование, духовный анархизм и пренебрежение к церковной иерархии. Всё это наносит большой вред не только повседневной церковной жизни, но и духовно-нравственному состоянию Церкви, как на местном, так и на вселенском уровне.

К сожалению, нередко такие перебежчики принимаются без всякого разбора и выяснения обстоятельств.

Считаем своим долгом заявить: такое положение расцениваем как абсолютно недопустимое, как со стороны перебежчиков, так и со стороны принимающих их. Оно открыто демонстрирует недружественность, нежелание установить не только административное, но и евхаристическое и соборное единство между церквами.

Призываем все канонические православные церковные образования прекратить эту практику, поощряющую самочиние и распущенность.

Уверены в том, что в современных условиях, когда и Русская Церковь, и всё Мировое Православие находятся в опасной близости от своего физического уничтожения,- Православная Российская Церковь, и Церковь Вселенская оживут и возродятся, очищенными и обновлёнными.

«Не бойся, малое стадо, яко благоизволи Отец ваш дати вам царство» (Лк. 12: 32)

«Аще Бог с нами, никто же на ны» (Рим. 8: 31).

Евгений, епископ Каменск-Уральский и Сибирский

Духовно-нравственная оценка окормления верующих Русской Православной Церкви в иных Поместных Церквах и религиозных образованиях

(Доклад священнопроведника Михаила Джеги Архиерейскому Синоду РПЦЗ/ПРЦ)

I.

Вечный союз Русского Народа со своей Родной Православной Русской Церковью.

«В чем выражается моя подлинная принадлежность и за рубежом Родины к родной Церкви? Пишет протопресвитер Михаил Помазанский. Принадлежность не духом только, не вздохом, не одним желанием лишь, а реально к ее соборному организму? Я могу принадлежать к ней только ЧЕРЕЗ ИЕРАРХИЮ РУССКОЙ ЦЕРКВИ, иерархию русского преемства, через епископов, получивших свои полномочия от Собора русских епископов, сохраняющих своей преемственностью свою связь и ВКЛЮЧАЮЩИХ НАС В ОРГАНИЧЕСКУЮ СВЯЗЬ С РУССКОЙ ЦЕРКОВЬЮ. Мы в себе самих несем русскую Церковь, каждая наша православная русская семья в рассеянии есть маленькая часть русской Церкви – но только через епископов Соборной Русской Зарубежной Церкви. Нужна ли для нас эта связь с Русской Церковью? К какой бы поместной Церкви мы ни принадлежали, мы – в теле Христовой Церкви. Однако это не безразличный вопрос, в какой поместной Церкви быть, в какой жить, от какой питаться. Могло бы стать безразличным тогда, если бы шел вопрос только о том, в какой считаться. Было время, когда люди, уходя из родных домов в неизвестность, прощаясь с родными, обливаясь слезами в разлуке, давали обещания не забывать друг друга, оставляли залоги верности, захватывали с собой, как символ, горсть родной земли. Потом жизнь постепенно брала свое. И вот, народ в рассеянии понемногу успокаивается, привыкает к новым условиям, ради облегчения своего существования принимает новое гражданство. Осудить его за это мы не вправе. Но следует ли русскому духовенству поощрять отрыв? Следует ли самому идти впереди в этом направлении? Спросите у народа! Он запротестует. Он смотрит на Церковь, как на КАРДИНАЛЬНУЮ связь, при существовании которой слабость других связей не так существенна. Обманем ли его доверие и разрубим ли эту связь? «Аще забуду тебе, Иерусалиме, забвена буди десница моя». Некогда иудейство, выведенное из Палестины в плен в Вавилон, в течении 80-ти лет переживало нечто подобное нашему рассеянию. Так же в плену многие постепенно ассимилировались с местным населением, многие переходили в состояние свободных граждан, одни денационализировались, другие мужественно хранили свою самобытность. Ко времени своего возвращения на родину они почти во всей своей массе потеряли родную речь и когда вернулись, оказались уже не в состоянии понимать язык своих священных книг. Культура иудейская не выдержала. Но иудейская церковь выдержала. И понятно – почему. Верность есть моральное качество. Где же ей и сохраниться, как не в религии, хранительнице и проповеднице морали? Религия донесла стяг верности. Епископы и священники – домостроители Христовы. «От домостроителей же требуется, чтобы каждый оставался верным» (I Кор. 4, 1-2). Грустно было бы, если бы в наше время русская светская общественность в рассеянии сохранила верность в своей области лучше, чем церковная – в своей. Грустно будет, если слуги Церкви подвергнутся укору, что они первыми забыли свой Иерусалим и опустили знамя, и что в то время, как светское Зарубежье горит, страдает душой, борется за правду, церковное Зарубежье сложило оружие и ищет, куда бы войти в пристань»1.

Требование верности своей Родной Церкви Русской лежит, прежде всего, на священнослужителях и клире, которым запрещено уходить и в другие Поместные Церкви, и даже в другие епархии без разрешения Высшей Церковной Власти.

Cвидетельством этому служат свв. Правила Православной Церкви. И так говорится в них: «Епископ да не дерзнёт вне пределов своей епархии творить рукоположение во градах и сёлах, ему не подчинённых. Если обличен будет, яко сотворит сие без согласия имеющих в подчинении грады оные и сёла: да будет низвержен и он, и поставленный от него» (Св. Ап., пр. 35., ср. пр. 13 и 22 Антиох. Соб.). Также Свв. Отцами I-го Вселенского Собора «по причине многих смятений и происходящих неустройств, заблагорассуждено прекратить обычай, вопреки апостольскому правилу обретшийся в некоторых местах: дабы из града в град не переходил ни Епископ, ни пресвитер, ни диакон. Если же кто по сем определении святого и великого Собора, таковое что-либо предпримет, или допустит сделать с собою таковое дело: распоряжение да будет совершенно недействительно, и пришедший да будет возвращен в Церковь, в которой рукоположен во Епископа, или пресвитера, или диакона» (пр.15, ср. пр.2 II-го Вс. Соб., пр.8 III-го Вс. Соб., пр.5 IV-го Вс. Соб.).

Епископы не могут преходить пределов своего начальствования о чем гласит 2-ое правило Второго Вселенского Собора: «Областные епископы да не простирают своея власти на Церкви, за пределами своея области, и да не смешивают Церквей; но, по правилам (…). Не быв приглашены, епископы да не преходят за пределы своея области для рукоположения, или какого-либо другаго Церковнаго распоряжения. При сохранении же вышеописанного правила о Церковных областях, явно есть, яко дела каждой области благоучреждать будет Собор той же области, как определено в Никее. Церкви же Божии, у иноплеменных народов, долженствуют быть правимы, по соблюдавшемуся доныне обыкновению отцев». Тоже находим в 8-ом правиле Третьего Вселенского Собора, который призывает епископов захвативших чуждые церковные области, немедленно покинуть их: «Тоже да соблюдается и в иных областях, и повсюду в епархиях: дабы никто из боголюбезнейших епископов не простирал власти на иную епархию, которая прежде и сначала не была под рукою его, или его предшественников: но если кто простер, и насильственно какую епархию себе подчинил, да отдаст оную: да не преступаются правила отцев».

Что же касается покидавших свои Поместные Церкви без ОСНОВАТЕЛЬНЫХ причин, находим определение во 2-ом правиле Антиохийского Собора: «Все, входящие в церковь и слушающие священныя писания, но, по некоторому уклонению от порядка, не участвующие в молитве с народом, или отвращающиеся от причащения святыя евхаристии, да будут отлучены от церкви дотоле, как исповедаются, окажут плоды покаяния, и будут просити прощения, и таким образом возмогут получити оное. Да не будет же позволено имети общение с отлученными от общения, ниже сходитися в домы и молитися с находящимися вне общения церковнаго; чуждающихся собраний одной Церкви не приимати и в другой Церкви. Аще же кто из епископов, или пресвитеров, или диаконов, или кто либо из клира, окажется сообщающимся с отлученным от общения: да будет и сам вне общения церковнаго, яко производящий замешательство в чине церковном».

Поэтому Епископу другой Церкви согласно 13-ому правилу Сардийского Собора «не подобает, с обидою для епископа и брата своего» примати таковых в общение, а если это совершит, да обязан будет дать ответ на ближайшем Соборе Епископов данной церковной области: «Осий епископ рек: аще кто, диакон, или пресвитер, или кто-либо из причетников будет лишен общения церковнаго, и прибегнет к иному епископу, знающему его, знающему и то, что он своим епископом удален от общения: не подобает, с обидою для епископа и брата своего, подавати ему общение. Аще же дерзнет сие сотворити: да знает, что подвергает себе ответу пред епископами, когда они соберутся».

Все находящиеся в клире, кто презрел и покинул своего Правящего епископа (15 и 31 Ап. пр.), не могут быть признаны сущими в своем сане другим Епископом, пока не принесут покаяния у своего Епископа. Об этом говорится в 6-ом правиле Антиохийского Собора: «Аще кто своим епископом отлучен от общения церковнаго: таковаго другим епископам не прежде приимати в общение, разве когда своим епископом принят будет, или когда составится собор, и он, представ, принесет оправдание, и, убедив собор, получит от него иное о себе решение. То же определение да соблюдается для мирян, и для пресвитеров, и для диаконов, и для всех стоящих в клире». 118-ое правило Карфагенского Собора категорически запрещает епископам и клирикам, запрещенным в священнослужении в своей церковной области, искать восстановления общения в других диоцезах. Константинопольский-Софийский Собор в своем 1-ом правиле требует, чтобы епископы и клирики, осужденные в одной Церкви, были признаваемы осужденными и в другой Церкви. Все те, кто дерзнут принять в общение «уклоняющихся от правильного приговора своего епископа», по 9-ому правилу Карфагенского Собора подлежать «равному осуждению», подобному тем, которых приняли в общение: «Аще который епископ, или пресвитер, примет в общение праведно изверженных за свои преступления из Церкви: да будет и сам повинен равному осуждению, с уклоняющимися от правильного приговора своего епископа».

В согласии с выше приведенными свв. правилами Святейший Патриарх Тихон Московский направил письмо № 244 от 23 мая / 5 июня 1924 г. митрополиту Дионисию Варшавскому с резким осуждением самочинного отделения Православной Церкви в Польше от Всероссийского Патриарха и ПЕРЕХОДА В ЮРИСДИКЦИЮ Константинопольского Патриархата. Патриарх Московский писал: «Мы не можем благословить самостоятельного существования Православной Церкви в Польском Государстве до тех пор, пока все обстоятельства и канонические основания Ее перехода к независимому бытию не будут выяснены пред Собором Всероссийской Православной Церкви, созыв которого является предметом Наших постоянных молитв и забот». Далее Патриарх указывал, что решение такого вопроса, как автокефалия, должно проходить каноническим путем: «Для Нас остается неясным, на основании каких канонических правил часть Всероссийской Православной Церкви без согласия Поместного Собора и благословения Ее предстоятеля могла стать независимой, и какими каноническими правилами руководясь, Святейший Мелетий IV, бывший Патриарх Константинопольский, счел себя вправе простирать свою власть на часть Патриархата Российского»2.

Проявляя свою Отеческую заботу, Святейший Патриарх Тихон издал Грамоту от 24 апреля / 6 марта 1925 г. о пределах канонической юрисдикции Варшавского митрополита, в которых восстанавливал СВОЮ ЮРИСДИКЦИЮ над Православной Церковью в Польше:

«Во всеобщее сведение Преосвященных архипастырей, досточтимых пастырей и верных чад Патриаршей области Нашей по вопросу о пределах канонической юрисдикции покойного Варшавского Митрополита Георгия объявляем нижеследующее: 1) Покойный Митрополит Георгий, назначенный Нами на Варшавскую кафедру в январе 1922 года, был лишь ЕПАРХИАЛЬНЫМ архиереем Варшавской епархии с почетным титулом „Митрополита“, каковой титул предоставлен Нами покойному согласно пожеланию Правительства Польского, выраженному через г-на Посла. 2) Покойный Митрополит Георгий не был „митрополитом всея Польши“, т. е. канонической юрисдикции „Областного Митрополита“ покойный не имел, так как „Положение о Высшем управлении Православною Церковью в Польском Государстве“, выработанное при Московской Патриархии и своевременно посланное Нами на отзыв польского правительства, последним до сих пор не возвращено и отзыва, с его стороны, по содержанию „Положения“ не последовало, по каковой причине упомянутое „Положение“ о Высшем Церковном управлении в Польском государстве ОКОНЧАТЕЛЬНОГО УТВЕРЖДЕНИЯ НАШЕГО НЕ ПОЛУЧИЛО и в законную силу не вошло»3.

Русская Православная Церковь Заграницей также проявляла заботу о сохранении церковного порядка в Поместной Российской Церкви. Решение относительно русских епархий в странах, отделившихся от России, обсуждалось на Архиерейском Соборе РПЦЗ в мае-июне 1923 г. На нем определено, что все эти епархии являются неразрывной частью Московского Патриархата. Архиерейский Собор высказался против автокефалии в Польше, Финляндии, Эстонии, Латвии, Украине и Грузии. О чем было решено сообщить Поместным Церквам4.

* * *

В 1593 году на Большом Константинопольском Соборе, под председательством святейшего патриарха константинопольского Иеремии II (Траноса), при участии святейшего патриарха александрийского Мелетия (Пигаса) и блаженнейшего патриарха иерусалимского Софрония IV, РУССКАЯ ЦЕРКОВЬ была утверждена АВТОКЕФАЛЬНОЙ (греч. αὐτοκεφαλία — «самовозглавление»; от αὐτός — «сам» + κεφαλή — «голова»). С этого момента Русская Церковь стала САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ, т.е. канонически и административно полностью независимой от других Поместных Православных Церквей, но единой с ними в литургическом общении:

«Итак, я признаю справедливым и приглашаю сей святый и великий Собор присудить: — престолу благочестивейшего и православного града Москвы быть и называться престолом патриаршим, потому что оную страну Бог удостоил быть царством. И всей России и северным странам подчиняться сему патриаршему престолу, а Патриарху Москвы и всей России и северных стран занимать место после всесвятейшего иерусалимского, как в священных диптихах, так и в церковных собраниях, дабы нам соблюсти нерушимыми вышеизложенные правила святых отцев, ему же превышать епископов, митрополитов и архиепископов во всей православно-кафолической Церкви Христовой, а у себя быть и почитаться главою всей области Московской и всей России и северных стран, по 34 правилу святых и всехвальных апостолов, гласящему так: «епископам всякого народа подобает знати первого в них и признавати его яко главу, и ничего превышающего их власть не творити без его рассуждения. Творити же каждому только то, что касается до его епархии и до мест её. Но и первый ничего да не творит без рассуждения всех. Ибо тако будет единомыслие и прославится Бог о Господе во Святом Духе, Отец и Сын и Святый Дух». Так же быть и называться братом православных Патриархов, по силе сего наименования, сочинным и сопрестольным и равным по сану и достоинству, надписываться и подписываться по обычаю Патриархов православных: «Патриарх Московский и всея России и северных стран». При рукоположении же его соблюдать устав Церкви, заповедующий, чтобы первопрестольный архиерей возглашал молитву»5

II.

К вопросу о значении 34-го Апостольского правила и 9-го правила Антиохийского Собора.

«На земле Церковь Божия осуществляется в каждой православной епархии. Солнце правды Христос, как бы в капле воды отражается в каждой Епископии. Каждый православный город с принадлежащими к нему окрестными селами представляет собою самостоятельное отдельное царство и возглавляется одним епископом. Епископия – это микрокосмос, в противоположность макрокосмосу – Вселенской Церкви. Посему, мы исповедуем, что каждая Церковь есть единая спасающая, единая истинная и вместе с прочими епархиями или Церквами составляет одно неделимое тело Христа» (Китайский Благовестник, 6. Июнь 1941 г. С. 4.).

Вот что об Епископии пишет один из выдающихся иерархов Русской Православной Церкви Заграницей — Преосвященный Иннокентий (Фигуровский; † 1931) Митрополит Пекинский и Китайский.

Сегодня стало общепринятым мнение, согласно которому фундаментальное значение, как для православной экклесиологии, так и для канонической структуры управления в Православной Церкви имеют 34-е Апостольское правило и 9-е правило Антиохийского Собора.

34-е Апостольское правило гласит:

«Епископам всякого народа подобает знати перваго в них и признавати его яко главу, и ничего превышающего их власть не творити без его рассуждения. Творити же каждому только то, что касается до его епархии и до мест, к ней принадлежащих. Но и первый ничего да не творит без рассуждения всех. Ибо тако будет единомыслие, и прославится Бог о Господе во Святом Духе, Отец и Сын и Святый Дух».

9-е правило Антиохийского Собора гласит:

«В каждой области епископам должно ведати епископа, в митрополии начальствующаго, и имеющаго попечение о всей области, так как в митрополию отвсюду стекаются все, имеющие дела. Посему рассуждено, чтобы он и честию преимуществовал, и чтобы прочие епископы ничего особенно важнаго не делали без него, по древле принятому от отец наших правилу, кроме того токмо, что относится до епархии, принадлежащия каждому из них, и до селений, состоящих в ея пределах. Ибо каждый епископ имеет власть в своей епархии, и да управляет ею, с приличествующею каждому осмотрительностию, и да имеет попечение о всей стране, состоящей в зависимости от его града, и да поставляет пресвитеров и диаконов, и да разбирает все дела с рассуждением. Далее же да не покушается что-либо творити без епископа митрополии, а также и сей без согласия прочих епископов».

По мнению Н. Заозерского, употребление в 34-м правиле термина ἔθνος, а не ἐπαρχία (область, гражданская провинция), как и термина πρῶτοςἐναὐτοῖς , а не более поздних – μητροπολίτης, ἀρχιεπίσκοπος, πατριάρχος – свидетельствует о более древнем происхождении 34-го правила по сравнению с правилами Поместных и Вселенских Соборов6. Согласно Н. Заозерскому, как в Новом Завете, так и в каноническом праве слово ἔθνος употребляется только в двух значениях: в племенном (национальном) и культовом (в смысле «язычников» – народа, чуждого по вере), но никогда – в смысле провинции или епархии. Так, в 71-м Апостольском правиле упоминается «капище языческое» (ἱερὸν ἐθνῶν), в 80-м – о пришедшем «от языческого жития» (ἐξ ἐθνικοῦ βίου), во 2-м правиле II Вселенского Собора содержится постановление о Церквах Божиих у иноплеменных народов (τάς ἐν τοῖς βαρβαρικοῖς ἔθνεσι τοῦ Θεοῦ ἐκκλησίας). Это постановление повторяется затем в 28-м правиле IV Вселенского Собора7. Н. Заозерский приходит к заключению, что христианский народ, ἔθνος, о котором говорится в 34-м правиле, есть «поместная национальная церковь». «По точному смыслу 34-го Апостольского правила, – пишет Н. Заозерский, – вся Церковь Христова представляет собой духовный союз или федерацию национальных, самоуправляющихся церквей»8. «В основу церковного самоуправления или церковной автономии здесь полагается национальность – это выразительно обозначается термином ἔθνος – народ, нация, язык»9.

Как уже было отмечено, наиболее убедительной представляется аргументация Н. Заозерского в его обосновании «этнографического» толкования 34-го Апостольского правила, однако используемое им понятие этноса требует уточнения. Прежде всего, следует отметить, что понятия «этнос» и «национальность» не равнозначны; ἔθνος, о котором говорит 34-е правило, не сводится к понятию национальности как кровного, генетического родства.

Принцип, лежащий в основе как 34-го Апостольского, так и 9-го Антиохийского правил, можно сформулировать так. Епископ, предстоятель местной Церкви, для разрешения вопросов, выходящих за рамки внутренней жизни его епархии, должен обратиться к ближайшему первенствующему епископу, который, в свою очередь, основывал бы свои решения не только на личном рассуждении, но и на соборном мнении других соседних епископов. Из соображений удобства важно, чтобы это был именно «ближайший» во всех отношениях первенствующий епископ: 1) вступление с ним в сношение должно иметь как можно меньше препятствий вследствие различия языков, дальности расстояний, невозможности пересечь границу другого государства и т. п.; 2) для адекватного решения возникающих вопросов важно, чтобы первенствующий епископ, как и другие епископы, признающие его «яко главу» и участвующие в соборном «рассуждении», находились в схожих условиях, в которых протекает церковная жизнь их епархий. А для этого желательно, чтобы население этих епархий было близко по своему языку, культуре, истории, территории проживания, а также внешним условиям, которые определяются, в первую очередь, административной подчиненностью того гражданского округа, на территории которого находится данная епархия»10.

Хотим предостеречь всех тех, кто ищет окормления в иностранных Поместных Церквах, в том, что так называемое ВРЕМЕННОЕ там пребывание может в итоге окончиться духовной катастрофой для ВЕРУЮЩЕЙ РУССКОЙ ДУШИ. Об этом пишет прот. Михаил Помазанский:

«Успокаивают, что переход данной маленькой ветви поместной Русской Церкви в другую поместную явление временное. Но если признать, что данная территория принадлежит Константинополю, то не может быть основания для выхода из юрисдикции этой патриархии. Это показывает и опыт. Пражский экзарх Константинополя, епископ Савватий, на свою просьбу о разрешении перейти в подчинение Московской церковной власти получил от Константинопольской патриархии отказ. Очевидно, что патриархия руководилась каноническими основаниями. И «Русский экзархат» Западной Европы будет лишен ВОЗМОЖНОСТИ ВЫХОДА, если он не сделает это САМОВОЛЬНО»11.

III.

Относительно вмешательства одной Поместной Церкви в дела другой.

«Русский епископ ОБРУЧЕН РУССКОЙ ЦЕРКВИ, русской пастве, не титулу, обозначенному названием епархии, не городу, не местожительству, а людям, обручен по благословению Собора русских епископов, сему надлежит быть, где бы он ни оказался, пастырем русской паствы, опять-таки согласно благословению Собора русских епископов»12. – Вот важное замечание о. Михаила Помазанского, о котором, к сожалению, очень многие русские люди не хотят знать. О том, что отношение епископа и вверенного ему народа гораздо более духовно-родственные, чем иерархические и административные, говорил и будущий патриарх Московский свт. Тихон (Белавин) при вступлении на Алеутско-Аляскинскую кафедру:«Отныне, Самим Господом мы становимся в тесную связь, во взаимные отношения епископа к пастве и паствы к епископу. В святоотеческих писаниях отношения эти приравниваются к брачным и епископ считается женихом, а паства – невестою его. И как муж любит жену свою, до того, что оставляет отца своего и матерь и прилепляется к жене, сродняется и сживается с нею, так и епископ должен возлюбить свою паству; и как жена повинуется мужу, ибо он – глава ее и защитник, так и паства должна повиноваться своему епископу» (Американский православный вестник. 1889. 2. С. 50-53.).

Поэтому совершенно справедливое замечание об условиях вмешательства в дела другой Церкви делает один из выдающихся иерархов православного Греческого Востока — митрополит Смирнский Василий (Астериу) (1834-1910). В своем труде «О законности рукоположения духовенства епископом, лишённым сана или схизматиком» — Περί του κύρους χειροτονίας κληρικών υπό επισκόπου καθηρημένου ή σχισματικού χειροτονηθέντων (απεφάνθη θετικά), он пишет так: «Действительность священнодействий епископа так тесно связана с действительным предстоянием народу, что даже самовольно отказывающийся от этого предстояния, т. е. от епископства, естественным образом имеет и священство бездейственным, так как при других канонических епископах13 он не имеет где и в отношении к кому отправлять должности его. Поэтому и выражения „низложение из епископства или престола, низложение из священства, извержение или отставление от службы или степени” в отношении к епископам и пресвитерам синонимы на церковном языке. Вследствие этого определенного круга отправления епископских должностей к определенной пастве, несомненно лишены законной действительности и все вне собственного прихода без формального или именного дозволения местных церковных предстоятелей совершенные священнодействия14. По этому-то и титулярные епископы нигде не могут собственною властью отправлять должности священства, как лишенные собственной Церкви и паствы, пока они не получат дозволения от правящего епископа Церкви, до тех пор они остаются совершенно недеятельными, словно как бы вовсе не были рукоположенными, даже в случае, если они имеют честь и поклонение15 и относительно священников, скитающихся без прихода16. Только если какая-нибудь Церковь по несчастному случаю лишилась всех своих епископов, только в таком случае епископы другой Церкви могут самовластно и самоуправно переезжать в другую епархию и безответственно и законно отправлять епископские должности, конечно с согласия народа»17.

Поэтому нас не должно удивлять, что Русская Православная Церковь Заграницей всегда стояла на страже КАНОНИЧЕСКОГО ПОРЯДКА В ПОМЕСТНОЙ РОССИЙСКОЙ ЦЕРКВИ: «И стала Зарубежная Церковь отечески предупреждать и охранять верных чад своих от никакой церковной икономией не оправдываемой попытки некоторых архиереев и мирян уйти от своего Высшего Священноначалия, в лице Собора и Синода, для того, чтобы подчиниться мало-разбирающимся в русской трагедии патриархам других Поместных церквей, забывая, что никакая церковная икономия не позволяет нам распыляться и растворяться в Православных Церквах других национальностей, дабы при утрате своего гражданского подданства сохранить церковное подданство гонимой, но не сдавшейся Поместной Церкви Российской»18.

Архиерейский Собор нашей Русской Православной Церкви Заграницей 1971 года, выносит решение о незаконном присоединении русских приходов, паствы, храмов и имущества к греческому экзархату:

«Архиерейский Собор Русской Православной Церкви Заграницей, осведомившись о новом решении Константинопольской Патриархии, коей возглавляемые в Западной Европе Архиепископом Григорием, русские приходы приняты в состав греческого Экзархата Вселенской Патриархии во Франции, протестует против этого акта, как нарушающего права Русской Церкви и являющегося неканоническим вмешательством в ее дела. Еще в 1930 году возглавитель свободной части Русской Церкви, Блаженнейший Митрополит Антоний и Собор Епископов этой Церкви заявили протест против подобного акта. Поэтому Собор Епископов подтверждает, что включение части русских приходов в Западной Европе в Экзархат Константинопольского Патриарха является актом, нарушающим права Русской Церкви, как отторгающим от нее значительную часть ее паствы и ее имущества» (Протокол №10 от 7/20 сентября 1971 г.)

Вмешательства одной Поместной Церкви в дела другой возможно только при определенных свв. Правилами обстоятельствах.

В первом случае, правилом предусматривается казус, когда на Соборе между епископами какой-либо церковной области отсутствует согласие. Тогда, ради его достижения, 14-й канон повелевает пригласить на Поместный Собор епископов или их представителей из других областей, «которые вновь рассудили бы дело и разрешили сомнение, дабы они вместе с епископами той области утвердили то, что будет постановлено». Эта норма, по словам известного сербского канониста Никодима Милаша, епископа Далматинско-Истрийского, «предписывается правилом для сохранения беспристрастия в суде и для устранения всякого сомнения относительно правильности приговора»19.

Во втором случае, 1-е правило III-го Вселенского Собора также предусматривает обязательное присутствие на Соборе епископов отдельной церковной области, представителей других Поместных Церквей или церковных округов, если рассматривается отступничество от Православной Церкви Митрополита этой церковной области: «Если какой-нибудь областной Митрополит, отступив от Святого и Вселенского Собора, приложился к отступническому сонмищу или потом приложится <…>, таковой против епископов своей области что-либо делать отнюдь не может, яко отныне Собором от всякого церковного общения уже отверженный и недействительный. Но еще и рассмотрению тех самых епископов области и окрестных Митрополитов, православно мудрствующих, подлежать будет, для совершенного извержения его из сана епископского». Комментируя этот канон, епископ Никодим Милаш пишет следующее: «Издавая данное предписание, Эфесский Собор имеет в виду ту общую церковно-юридическую норму, по которой церковно-иерархическая власть имеет полную законную силу только тогда, когда она действует в установленных законом границах и когда исполнители этой власти строго подчиняются законам и учению Православной Церкви; и напротив, как только они отступят от этих законов и перейдут строго установленные законные границы, то власть эта теряет все принадлежащие ей права»20.

И так должно быть и ныне, когда многие т. н. Старостильные Иерархи вмешиваются в дела Поместной Российской Церкви, сами не имея КАНОНИЧЕСКОГО СТАТУСА в рамках своих Поместных Церквей. Как отделившиеся вследствие своего несогласия с календарной реформой, они должны вначале на ПОМЕСТНЫХ СОБОРАХ СВОИХ ПОМЕСТНЫХ ЦЕРКВЕЙ изложить мотивы своих действий и доказать их правоту.

Русская Православная Церковь Заграницей не вмешивается в дела других поместных Церквей, сообразуясь с вышеприведенными Священными Канонами, а также и своим внутренним законодательством. Так, 2-я резолюция Архиерейского Собора РПЦЗ от 18 сентября/1 октября 1974 года, проходившего под председательством свт. Митр. Филарета (Вознесенского), гласит:

«Русская Православная Церковь Заграницей имеет чувство доброй воли к православным грекам и их старостильной Церкви в Греции, которая содержит литургический порядок жизни, согласно столетиями освященному Юлианскому календарю, в котором она сама постоянно пребывает. Проявляя добрую волю и для пользы Православия, Русская Православная Церковь Заграницей призывала и обращалась к отдельным группам Церкви старостильников, дабы найти пути для того, чтобы соделать мир и достичь братского единства. Однако Русская Православная Церковь Заграницей не имеет никакой канонической власти над церковными юрисдикциями в Греции и поэтому не может вмешиваться в их жизнь с решениями, которые были бы обязательны в вопросах их разногласий».

Михаил Джега. Февраль 2017

————————————————————————————————————-

1 Прот. М. Помазанский, Наше Церковное Правосознание. // О жизни, о вере, о Церкви. Сборник статей (1946-1976). Выпуск 1. Жизнь в Церкви, Jordanville 1976, C 29-31.

2 Грамота Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России Его Высокопреосвященству Высокопреосвященнейшему Дионисию, митрополиту Варшавскому. // Церковные ведомости. 1924. № 15-16. С. 1-2; Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти. 1917-1943 гг. Сост. М. Е. Губонин. М. 1994, Стр. 320-321.

3 Акты Святейшего Тихона, С. 359-360.

4 ГАРФ. Ф. 6343. Оп. 1. Д. 2. Л. 14 об., 21 об.

5 Деяние Константинопольского Собора 1593 года, которым утверждено патриаршество в России. // Труды Киевской духовной академии. 1865. Том III. С. 237-248.

6 Заозерский Н.А. Точный смысл и значение Апостольского 34-го правила: (По поводу статьи проф. Н. Н. Глубоковского «Смысл 34-ого Апостольского правила» // Богословский вестник июль-август 1907 г.) // Богословский вестник 1907. Т. 3. № 12. С. 780, 782.

7 Заозерский Н.А.Топографический смысл 34 Апостольского правила // Богословский вестник 1907. Т. 2. № 6. С. 346-347.

8 Заозерский Н.А. Точный смысл и значение Апостольского 34-го правила // Богословский вестник 1907. Т. 3. № 12. С. 779.

9 Там же. С. 773.

10 Суворов В., свящ. К вопросу о значении 34-го Апостольского правила и 9-го правила Антиохийского Собора // Труды Коломенской Духовной Семинарии. Вып. 7. М. 2012. С. 98–112.

11 Прот. М. Помазанский,Наше Церковное Правосознание. С. 34.

12 Там же. С. 28.

13 III Всел. соб. прав. 2-4 , ср. опред. соб.

14 Послание III Всел. соб. к Памфилийскому собору епископов.

15 6-e прав. IV Всел. соб. и 37-е VI Всел. соб.

16 15-е прав. I Всел. соб. и 5-е прав. IV Всел. соб.

17 Василий Архиеп. Анхиальский , К истории вопроса о принятии схизматиков в православную церковь. (Рассуждение о действительности хиротонии клириков, рукоположенных епископом изверженным и схизматиком, — составленное Василием, архиеписнопом Анхиальским, нын митрополитом Смирнским. Смирна, 1887 г.). //Чтения в Императорском Обществе Истории и Древностей Роосийских при Московском Университете за 1892 г., кн. IV. С. 22-23; греч. текст см. Πραγματεία περί του κύρους της χειροτονίας των κληρικών υπό επισκόπου καθηρημένου και σχισματικού χειροτονηθέντων. Συνταχθείσα υπό Βασιλείου Αρχιεπισκόπου Αγχιάλου, νυν δε Σμύρνης Εν Σμύρνη, 1887, σ. 23-24.

18 Г. А. Знаменский, Азбучные истины нашей верности Соборно-Зарубежной Православно-Русской Церкви. // «Православный Путь». Церковно-богословско-философский Ежегодник. Приложение к журналу «Православная Русь» за 1970 год. C. 4.

19 Правила Православной Церкви с толкованиями Никодима, епископа Далматинско-Истрийского.Т. 1. СПб., 1911. С. 74.

20 Там же. Т. 2. СПб., 1912. С. 289.

Источник

Для публикации комментариев необходимо стать зарегистрированным пользователем на сайте и войти в систему, используя закладку "Вход", находящуюся в правом верхнем углу страницы.

Joomla SEF URLs by Artio