RizVN Login



   

АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ
Печать

Рассуждения со стороны о проблемах РПЦЗ

Автор: Интернет Собор вкл. . Опубликовано в Альтернативное Православие (Просмотров: 924)

Картинки по запросу альтернативное православие

16 осколков в 16-м году, или Экологическая катастрофа РПЦЗ

  1.  О чем этот комментарий

Группы людей, даже если они водимы не столпом огненным и не столпом облачным, а только себе подобными, бывают способны к разумному поведению. Они могут сделать очень много, чтобы не погибнуть, а развиваться. Тем более это относится к Церкви и ее лидерам разного уровня, а особенно — к епископам. Но в истории РПЦЗ и ее «осколков» это относится не ко всем.

История РПЦЗ в ее противостоянии РПЦ МП с начала 1990-х годов по наше время наполнена картинами битв между Синодами, турниров между епископами, скачущими друг на друга с запрещениями и анафемами наперевес, — но вся эта героика, достойная лучших театральных подмостков, скрывает за собой вовсе не жалкое зрелище, как естественно было бы подумать, а холодный и неумолимый биологический процесс.

Дробление РПЦЗ — это процесс, который в экологии называется «крахом» популяции. Он наступает в определенных условиях и протекает в определенных формах. Описанию того и другого посвящена эта статья.

Большинство «осколков» РПЦЗ вольно или невольно продолжают те традиции церковной жизни, которые они унаследовали от РПЦЗ «материнской», и в этом состоит причина их общего краха. Общей судьбы сумели избежать только те, кто либо ушел в РПЦ МП, либо как-то иначе сбросил балласт «зарубежного» наследства (пусть даже заявляя о своей «зарубежности», как РПЗЦ(А) Митрополита Агафангела). Но сейчас мы поговорим только об этой «общей судьбе» и потом немного о том, как ее избежать, не уходя в РПЦ МП.

Скажу заранее, что избежать ее можно только сознательными и необычными для традиций РПЦЗ действиями. Те, кто действуют только «в традиции РПЦЗ», блюдут «зарубежность», могут выдумывать что угодно, вести себя тихо или скандалить, переходить из Синода в Синод или создавать новые Синоды, — но всё это будут никому не нужные подробности метания отдельных животных или бактерий в период гибели целой их популяции. РПЦЗ со своей идеологией попала в экологическую западню, откуда живыми популяции (организации) не выходят. И всё это не метафоры.

Чтобы не мучать людей слишком гуманитарного склада, я начну со спойлера. Без исторических и технических подробностей суть статьи сводится к тому, что написано в следующем разделе. Для тех, кому детали важны, я так просто объяснить не смогу, и поэтому прошу их читать дальше.

  1. Краткое изложение всего комментария для гуманитариев

В 2015 и 2016 годах несколько микроураганов разметали на самые мелкие части то, что еще оставалось крупного от РПЦЗ.

Что же произошло за это время с РПЦЗ? — Мне всегда казалось, что, отвечая на этот вопрос, обязательно надо упомянуть о крайне непрофессиональном составе ее архиерейского корпуса.

Даже чтобы водить легковую машину, надо учиться и сдавать на права, да еще и по медицинским показаниям разрешат не каждому. А чтобы стать архиереем в любой из РПЦЗ, было достаточно повилять хвостом вокруг одной из групп власти. Это создавало отрицательный отбор: вместо харизматических лидеров старого образца к большинству архиерейских мест пробились наиболее серые или наиболее угодливые. С такими водителями все церковные автомобили повылетали в канавы и поврезались в фонарные столбы.

Этот процесс мне совсем недавно еще казался чуть ли не главным фактором, приведшим к нынешнему финалу. Но все же я решил посчитать, и оказалось, что всё не так. Серая, хоть и шумная, архиерейская масса не имела сколько-нибудь решающего влияния на ход процессов в «осколках» РПЦЗ. Отрицательное ее влияние было настолько слабым, что оказалось неотличимо от положительного. Да, было немало ярких событий с участием тех или иных архиереев, но в общем и целом все усреднилось и осталось на нуле. Жизнь идет так, что все эти бесцветные архиереи абсолютно взаимозаменяемы, и это независимо от их способностей вести хозяйство или плести интригу.

РПЦЗ распадалась так, как распадалось бы всякое стадо, то есть совершенно неразумно. Если бы у нее были пастыри, то ее бы не бросили и хотя бы частично спасли, направив на другой путь. С очень небольшими группами это произошло и даже продолжает происходить сейчас. Но основная масса просто распалась по тем же законам, по которым разлагается неодушевленное вещество и по которым распадаются — при определенных условиях — популяции бактерий, насекомых и сусликов. Те из сусликов, кто в это время были архиереями, ни на что не повлияли.

Тем, кому неважны технические подробности, предлагаю просто посмотреть на этот график (рис. 1; это упрощенная версия графика на рис. 3). Не объясняя пока что, какие именно данные он представляет, я просто укажу на его почти идеальную форму. Это график экспоненциального распада. Именно таков, например, график распада радиоактивных изотопов. Он характеризуется тем, что через равный промежуток времени, называемый периодом полураспада, количество распадающегося вещества (у нас это связанные между собой в одну юрисдикцию приходы РПЦЗ) уменьшается в два раза. Для РПЦЗ разложение идет так, что период полураспада составляет 3-4 года: за такой срок количество «осколков» возрастало вдвое.

 

Но уже не аналогия, а точная интерпретация этой кривой приходит из области экологии. Это кривая того самого «краха» (быстрого уничтожения) популяции после того, как она в результате быстрого и неконтролируемого роста сильно превзошла вместимость своей экологической ниши. Так бывает с бактериями, грызунами и, вот теперь, с церковной структурой РПЦЗ.

РПЦЗ не была нужна в России вообще — от нее нужны были только архиерейские хиротонии, а вовсе не командиры, — и Россия могла вместить ее очень мало. Но ее стало очень много, так как в начале 1990-х был запущен процесс экспоненциального роста (то есть такого роста, при котором скорость роста пропорциональна количеству приходов — чем больше уже выросло, тем быстрее растет). К середине 1990-х количество РПЦЗ в российской церковной действительности превосходило равновесное в несколько раз (моя приблизительная оценка — раза в три). В 1995 г. был достигнут тот момент, когда пошла экспоненциальная кривая вниз — не такая крутая, какой была экспоненциальная кривая роста, но крутая настолько, что в экологии этот процесс и назвали бы «крахом популяции». Такой процесс не может остановиться на равновесном значении, а всегда доходит почти до нуля — до уничтожения популяции.

Оставшиеся по итогам 2016 года «осколки» настолько малы, что сами уже не выживут. Внутри этих групп уже не осталось пространства для маневра, и им приходится либо искать его вовне, либо тихо вымирать.

Правы оказались только три категории делавших ставки — это те, кто покинули экологическую нишу РПЦЗ:

  1. РПЦ МП (и РПЦЗ МП в частности): правы в том, что «все эти расколы» постепенно «сами вымрут» (в целом это неверно, но оказалось верно для большинства «осколков» РПЦЗ),
  2. РПЦЗ(А) Митрополита Агафангела: чтобы предложить востребованный на церковном рынке продукт, нужно предлагать «МП, но без Гундяева» (пока жива РПЦ МП, она всегда будет создавать отдельную экологическую нишу для своих паразитов — всегда будет иметь спрос такая структура, куда берут беглых МПшных попов, обращаясь с ними как с настоящими),
  3. ИПЦ — Истинное Православие, сформулированное на догматическом и каноническом языке и, в силу этого, несовместимое с «традиционной идеологией РПЦЗ» (политизированной и адогматичной).

Итак, кто желает посмотреть подробно, что происходит с экологической нишей РПЦЗ и ее архиереями-сусликами, увлеченными инстинктами (церковного) питания и размножения, — милости просим на нашу экологическую экскурсию.

  1. Обзор расколов РПЦЗ

Процесс декомпозиции некогда единой РПЦЗ естественно оценивать по числу имевших в ней место разделений. Под разделениями нужно понимать не всякие отделения клириков и мирян, а только такие, которые либо сразу, либо через несколько лет приводили к формированию административно самостоятельной церковной организации («юрисдикции»). Поэтому начать нужно с того, чтобы составить список таких разделений. Сходный, но составленный с несколько другими целями и поэтому не вполне подходящий список был недавно опубликован сайтом «Острова».

Началом процессов следует считать 1990/1991 годы. Подобные колебания в датах неизбежны, так как интересующие нас периоды не имеют между собой четких границ, хотя различие между ними очевидно. В 1990 и 1991 годах были приняты принципиальные решения, относящиеся к «вхождению» («возвращению», как тогда модно было говорить) РПЦЗ в Россию. Это Положение о российских приходах РПЦЗ (в терминах того времени – о Российской Православной Свободной Церкви), принятое Собором РПЦЗ 1990 года, и хиротония епископа Валентина (Русанцова) в 1991 году. После этих действий РПЦЗ увязла в России.

Через 3–4 года произошел первый раскол, в результате которого образовалась нынешняя РПАЦ. Этот процесс занял весь 1994 год и завершился в начале 1995-го. Считая формально, появились два первых «осколка» РПЦЗ.

В новообразованной РПАЦ следующий раскол назревал уже в 2001 году, когда там накопилось достаточно противоречий, но в том году главные раскольники пошли путем уголовного преследования Митрополита Валентина и сами ушли в РПЦ МП. Преследование сплотило РПАЦ на последующие два-три года, обеспечив для нее свой отдельный маленький период гомеостаза (2001–2003).

Гомеостаз «большой» РПЦЗ держался с начала 1995-го до конца 2000 года. Это был результат сознательной или полусознательной политики тогдашнего Синода РПЦЗ, где все стремились всеми силами сохранять status quo. Расставшись с РПАЦ, Синод одним этим действием улучшим свое положение как в глазах РПЦ МП, так и в глазах той части паствы, которая осталась с ним в России. Ему хотелось продлить это блаженство как можно дольше, оттягивая неизбежную капитуляцию перед РПЦ МП как можно более.

Костяк РПАЦ составляли наиболее «боеспособные» приходы прежней РПЦЗ, которые владели церковными зданиями и вызывали у РПЦ МП резкое раздражение. Они вызывали раздражение и у своих недавних собратьев по РПЦЗ — отчасти из-за «сложной личности» Митрополита Валентина, а отчасти из зависти. В расколе 1995 года почти все российские приходы, имевшие недвижимость, остались с Митрополитом Валентином, так как Синод (под давлением РПЦ МП) от них требовал перерегистрации, что повлекло бы потерю церковных зданий. С Синодом остались, в основном, те, кто служил по городским квартирам или деревенским домам.

Но РПЦ МП постепенно продавила Синод РПЦЗ, и на Архиерейском Соборе РПЦЗ 2000 года были приняты прежде немыслимые экуменические документы и заявлен курс на сближение с РПЦ МП. Гомеостаз закончился, и новый раскол начал формироваться. В 2001 году он разразился в поную силу после очередного Собора РПЦЗ, на котором попытались сместить Митрополита Виталия. РПЦЗ распалась на большую РПЦЗ(Л) во главе с новоизбранным Митрополитом Лавром и малую РПЦЗ(В) во главе с прежним Митрополитом Виталием. Подавляющее большинство приходов на территории исторической Российской империи выбрали РПЦЗ(В). Количество «осколков», таким образом, достигает трех.

В 2002 году РПЦЗ(В) делится на собственно РПЦЗ(В) и РИПЦ (подробности на сайте «Острова»). Количество «осколков» достигает четырех.

В 2003 году не случилось ни одного раскола: все наличествовавшие тогда осколки были относительно большими и поэтому «медленными». Но процессы-то шли…

В 2004 году от РПАЦ отделился первый «осколок» — но только на территории США. Это так называемая РПАЦ(Г) во главе с епископом Колорадским Григорием (Абу-Ассалем). Эта маленькая церковная организация существует в США до сих пор. Для позиций РПАЦ в России это было заметным ослаблением (в нескольких светских аспектах). Количество «осколков» достигает пяти.

В 2005 году от суздальской администрации РПАЦ Митрополита Валентина отделился приход в Санкт-Петербурге, который сразу провозгласил курс на создание другой церковной организации, хотя и сохраняющей евхаристическое общение с остальной РПАЦ. В 2008 году эта организация, включавшая тогда трех епископов, получила название Архиерейского Совещания РПАЦ. Для статистики нам тут нужна дата 2005, то есть дата разделения, а не 2008. Количество «осколков» достигает шести.

В 2006 году, году смерти Митрополита Виталия, РПЦЗ(В) постигли сразу два раскола: образование РосПЦ в июле и РПЦЗ(В-А) в ноябре. Количество «осколков» достигает восьми.

В 2007 году, в день подписания Акта об общении с РПЦ МП, РПЦЗ(Л) разделяется на РПЦЗ МП и РПЦЗ(А), а РосПЦ чуть позже — на РосПЦ(А) и РосПЦ(Д). РПЦЗ МП по-прежнему считается за «осколок», т.к. тут мы не рассматриваем правильность веры той или иной группы. Количество «осколков» достигает десяти.

В 2008 году новых расколов не происходит, но формируется новая граница между РПАЦ и АС РПАЦ: Челябинская епархия окончательно выходит из подчинения Суздальскому Синоду, формируется АС РПАЦ.

В 2009 году от РосПЦ(А) отделяется РосПЦ(В). Количество «осколков» достигает одиннадцати.

2010–2013 — кажущийся гомеостаз (реально гомеостаза нет). Новых «осколков» не появляется, хотя многие епископы интригуют и бурно ссорятся, кто-то – меняет юрисдикцию. Тем не менее, ссоры этих лет приводили лишь к перегруппировкам внутри уже имеющихся «осколков». После большого обвала РПЦЗ в 2007 году большинство «осколков» плавало в еще слишком горячем бульоне и было слишком рыхлым, чтобы трескаться и ломаться. Поэтому переходы даже архиереев были относительно легки — было легче куда-нибудь перейти, чем затевать новую юрисдикцию.

2014 —отделение РПЦЗ(А-Д) от РПЦЗ(А). Количество «осколков» достигает двенадцати.

2015 — РПЦЗ(В-В) взрывается «осколками»: их сразу три. Но один мы считать не будем, так как вскоре (в 2016 г.) оказавшийся временно автокефальным епископ Анастасий (Суржик) и его Владивостокская епархия присоединяются к РПЦЗ(А). Поэтому мы тут фиксируем лишь образование РПЦЗ(ВВФ). В том же году американская часть РИПЦ, называвшая себя РПЦЗ и имевшая права автономии внутри РИПЦ, выходит из состава РИПЦ, фактически образуя РПЦЗ(С). Количество «осколков» достигает четырнадцати.

2016 — фактический раскол в РПЦЗ(А), от которой отделяются архиепископы Андроник (Котляров) и Софроний (Мусиенко). Условно эту группу называют РПЦЗ(А-А), а сама она обещает заявить о своем составе и названии в начале 2017-го, на VI Всезарубежном Соборе. В том же году еще один раскол в РИПЦ: Леснинский монастырь и зависимая от него западноевропейская миссия РИПЦ объявили о переходе под омофор Сербской ИПЦ епископа Акакия, нарушив прямой запрет Синода РИПЦ на такое действие. Фактически это означает и разрыв между РИПЦ и Сербской ИПЦ, созданной, очень во многом, руками архиереев РИПЦ.

Количество осколков достигает шестнадцати. — Таков символический итог 16-го года!

  1. Представление данных

Представим обсуждавшиеся выше данные в виде таблицы:

Год

Количество осколков (N)

1995

2

2001

3

2002

4

2004

5

2005

6

2006

8

2007

10

2009

11

2014

12

2015

14

2016

16

То же самое в виде графика (рис. 2):

Однако для анализа такое представление данных не очень удобно. Рост числа «осколков» выражает утрату единства РПЦЗ, и поэтому мерой того, что утрачивается, будет не само количество «осколков», а обратная величина — 1/N, где N — число осколков. Для наглядности я буду выражать ее в процентах. Эта процентная величина — процент единства РПЦЗ, которое сохраняется в ее осколках, то есть величина интуитивно понятная. Я буду называть ее остаточной целостностью РПЦЗ. Со временем она асимптотически стремится к нулю.

Именно для остаточной целостности мы получаем картину, так хорошо знакомую по экспоненциальным процессам распада.

Это особенно очевидно при представлении данных в зависимости от собственного времени системы, то есть пропуская те годы, когда в системе не было событий (периоды гомеостаза и мнимого гомеостаза; во втором случае события происходили, но не отразились в наших усредненных данных). Здесь мы получаем, практически, идеальную экспоненциальную кривую убывания (рис. 3).

Если мы составим тот же график, но в реальном (абсолютном) времени (рис. 4), то есть не пропуская годов, то он перестанет быть идеальным, но экспоненциальная зависимость останется вполне выраженной. Подобные графики не характерны для распада радиоактивных изотопов, но зато вполне характерны для «краха» (в экологическом смысле) биологических популяций. Распад биологических популяций, включая РПЦЗ, может время от времени слегка притормаживаться.

На графике четко видны четыре завершившихся к 2016 году периода полураспада, за каждый из которых остаточная целостность РПЦЗ сокращалась наполовину. Точнее говоря, таких периодов даже пять, но первый из них — 1990/91–1994/1995 — я не стал наносить на график.

Период полураспада составляет 3–4 года, но в этот счет не входят промежутки с 1996-го по 2000-й и с 2010-го по 2013-й. Остаточная целостность РПЦЗ сократилась после 2000 года еще два раза сначала к 2003 году, потом еще в два раза к 2006 году, а потом еще в два раза — до жалкой цифры 6,25 % — к 2016 году. К 2016-му, а не к расчетным 2009-му или 2010-му — потому что, как было сказано выше, на некоторое время сильно изменились свойства окружающей среды после тектонического сдвига 2007 года. Эта геологическая аномалия создала на несколько лет более благоприятные условия для всех «осколков» РПЦЗ, тем самым продлив их агонию.

Но по итогам 2016 года можно сказать, что неизбежное все-таки свершилось.

  1. Интерпретация данных

О том, что кривая распада РПЦЗ имеет вид кривой «краха» популяции, уже было сказано выше. Осталось добавить немногое.

Вся история подобных популяций описывается сочетанием двух экспоненциальных кривых: сначала крутой (J-образной) кривой роста, а потом более пологой кривой краха (рис. 5). Рост не контролируется, поэтому его скорость (пропорциональная величине) все время возрастает. Так происходило и с приходами РПЦЗ в начале 1990-х: чем больше их становилось, тем быстрее присоединялись новые. В своем росте такая система незаметно для себя проскакивает значение поддерживающей емкости своей экологической ниши: ее становится больше и даже намного больше, чем эта ниша может вместить. Еще некоторое время ниша продолжает переполняться, но затем наступает резкое торможение, которое быстро сменяется развалом — «крахом». Этот процесс также идет с разгоном, хотя и менее быстрым. На равновесном значении (поддерживающей емкости) он остановиться не может и завершается асимптотическим стремлением к нулю.

Если популяция состоит из бактерий, мушек-дрозофил или сусликов, то ей весьма затруднительно поискать себе другую экологическую нишу, но и то подчас удается. Тогда у разумных людей в таких случаях должны быть и вовсе хорошие шансы, чтобы их популяция успела выжить. Но для этого надо, чтобы епископы в ней вели себя не как суслики.

  1. Экологическая ниша РПЦЗ

За границей реальная экологическая ниша РПЦЗ определялась исключительно реалиями Холодной войны — то есть только политической поддержкой соответствующих стран. Все остальное было не влиявшей на реальные условия ее жизни идеологической трескотней. По счастью, антисоветские страны не требовали от РПЦЗ ничего такого, на что православные пойти не могли. Повезло. — Считаю для себя возможным тут это написать потому, что я для себя в 1994 году, еще пребывая в РПЦ МП, разобрался с позицией тех, кто тогда руководил РПЦЗ, и никаких иллюзий насчет ее будущего не питал. Я видел, что ее Синод сохранял невинность только до той поры, пока на нее никто не покушался, а теперь, когда уже покусились, добродетель зарубежных архиереев сопротивляется только для соблюдения приличий. Сам я переходил в РПЦЗ в 1997 году, понимая, что такое поведение архиереев устроит в ней не всех, и еще можно будет какую-то часть РПЦЗ спасти и самому спастись вместе с нею.

Когда РПЦЗ приходила в Россию, ее идеологией было то, что она Церковь русская, а не советская. Эта политическая и филетическая самоидентификация проходила на ура, но очень недолго. Уже в середине 1990-х она выглядела просто глупостью — когда, например, на сельском сходе в Новгородской области, решавшем судьбу местного храма, мужикам объясняли с трибуны, что РПЦЗ их будет учить быть русскими (реальная история из 1997 года).

Тем временем в заграничных («исконных») приходах РПЦЗ беспроблемно причащали прихожан РПЦ МП, а в приходах российских хотя и старались так не делать, но, скорее, из желания не растерять паству. (Впрочем, иногда делали, даже в таком символически значимом центре как Суздаль.) Большинство священников было из РПЦ МП, и с 1994 года была принята Собором РПЗЦ официальная теория о том, почему надо быть уверенными в действительности церковных таинств РПЦ МП и всего «мирового православия», — так называемый киприанизм. Насколько эта теория живуча до сих пор, показал раскол РИПЦ 2015–2016 годов: его спровоцировало именно резкое, показавшееся внезапным осуждение киприанизма со стороны Синода. В ответ половина священников ответили письмом в защиту и киприанизма, и реальности церковных таинств в РПЦ МП (где едва ли не все эти священники были рукоположены).

Получается, что никакого внятного осуждения экуменизма и сергианства в традиционной РПЦЗ не было и нет — если только не принимать всерьез эмоциональный накал некоторых ораторов. Принятие в 1994 году учения Киприана о благодатности таинств еретиков, которых не успел осудить Вселенский Собор, показало цену РПЦЗшному антиэкуменизму, а уверенное признание таинств сергиан и практика интеркоммуниона с сергианами показала, что и вообще смысл понятия ереси для РПЦЗ неясен.

А зачем тогда нужна Церковь? Да, на ее основе можно сделать по соседству с РПЦ МП эдакое поповское Гуляй-Поле — место прибежища для беглых попов, которые хоть какую-нибудь паству да соберут. Это паразитарный (по отношению к РПЦ МП) путь Митрополита Агафангела. Он обречен на сознательную догматическую невнятность, когда в разных ситуациях звучат взаимоисключающие высказывания, но зато это надежная экологическая ниша — настолько надежная, насколько надежна сама РПЦ МП. При этом вполне удобно использовать традиционную «зарубежническую» фразеологию и всячески настаивать на том, что истинная РПЦЗ — это именно ты.

А если жить отдельно от РПЦ МП, то все непонятно. Традиционная, то есть «киприанитская» идеология РПЦЗ вообще не позволит объяснить, почему нужна отдельная от РПЦ МП церковная организация. Обычно сторонники такой идеологии на этом месте впадают в эмоциональные приступы (один из которых зафиксирован в упомянутом выше письме отложившихся клириков РИПЦ своему бывшему Синоду), но это убеждает только тех, кто и так уже убежден, а остальные делают вывод о том, что имеют дело с самочинниками, а то и с настоящими раскольниками — теми, кто нарушает церковное единство по причинам более истерическим, нежели каноническим.

Другая часть «зарубежников» бросилась в противоположную крайность, осуждая РПЦ МП всеми доступными их воображению средствами. Но для церковной жизни никогда не бывает достаточно осудить, а надо сказать, как правильно. Но тут им сказать нечего — никакого понимания православной догматики и канонов у них нет. Отчасти это продемонстрировал спор об имяславии: мнение российского Синода 1913 года и основателя РПЦЗ Митрополита Антония (Храповицкого) им известно и для них значимо, а мнение Дионисия Ареопагита (автора трактата «О Божественных Именах») неизвестно, а потому и не значимо. Для современных ищущих Православия образованных людей это выглядит не просто дремуче, но глупо: их-то как раз мало волнуют мнения всяких прошлых Синодов, и они могли даже не слышать об Антонии (Храповицком), но зато они читают Дионисия Ареопагита и Григория Паламу, после которых в вопросе об имяславии не остается вопроса.

Пойти в какой-то «осколок» РПЦЗ только потому, что там особенно громко ругают сергианство и экуменизм, — самопожертвование, едва ли доступное разумному человеку.

Но на этом список исчерпан: никаких других вариантов продолжать жить жизнью РПЦЗ в современном мире больше нет. Поддерживающая емкость среды исчерпана.

Экологическая катастрофа РПЦЗ показала, к чему приводит попытка выжить отдельно от «мирового православия», если сам ты не хочешь разбираться всерьез, в чем настоящее Православие состоит. Поиграли и хватит: доигрались.

А убедительный ответ на вопрос о том, зачем нужна «не-МП» для людей, а не для беглых попов, может дать только тот, кто будет формулировать по существу православное понимание христианского вероучения. В преемственности с реально существовавшей, а не выдуманной идеологией РПЦЗ это будет сделать невозможно, хотя будет можно и должно опираться на те личности и движения в РПЦЗ, которые когда-то пытались это делать, — особенно святого Митрополита Филарета (Вознесенского).

Епископ Григорий (Лурье)

Источник

Для публикации комментариев необходимо стать зарегистрированным пользователем на сайте и войти в систему, используя закладку "Вход", находящуюся в правом верхнем углу страницы.

Joomla SEF URLs by Artio