RizVN Login



   

АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ
Печать

РИПЦ: Итоги Синода от 1-4 ноября 2016 года

Автор: Интернет Собор вкл. . Опубликовано в Альтернативное Православие (Просмотров: 813)

Картинки по запросу рипц фото

В РИПЦ архиепископа Тихона (Пасечника) с 1 по 4 ноября прошел Синод, который: 1) "не благословил" Лесненскому монастырю уход из РИПЦ к раскольному епископу из Сербии Акакию, упразднив не так давно организованную при монастыре Духовно-Просвятительскую миссию (похоже, тамошние матушки окончательно повредились); 2) за "церковное преступление вселенского масштаба" отправил на покой без права служения епископа Стефана (Сабельника); 3) запретил в священнослужении 14 священнослужителей, которых взял под свое покровительство еп. Стефан и 4) выступил в защиту Виктора Мелехова, известного церковного авантюриста, в свое время законно лишенного сана.

В свете этого последнего пункта, можно догадаться, кто в качестве троянского коня стоит за развалом РИПЦ, и сделать вывод - что, до тех пор, пока они этого троянского коня не выставят за свою ограду, дальнейший развал им гарантирован.

***

АНАЛИЗ И КРИТИКА ПОЗИЦИИ ЕП. СТЕФАНА

от Архиерейского Синода Русской Истинно-Православной Церкви

Второй пункт знаменитого указа № 362 Святейшего Патриарха Тихона и соединенного присутствия Священного Синода и Высшего Церковного Совета устанавливает: “В случае, если епархия вследствие передвижения фронта, изменения государственной границы и т. п. окажется вне всякого общения с Высшим Церковным Управлением или само Высшее Церковное Управление почему-либо прекратит свою деятельность, епархиальный архиерей немедленно входит в сношение с архиереями соседних епархий на предмет организации высшей инстанции церковной власти для нескольких епархий, находящихся в одинаковых условиях (в виде ли Временного Высшего Церковного Правительства или Митрополичьего округа или еще иначе)”.

Из этих слов очевидно, что единая цель этого патриаршего указа – предотвратить дробление (разделение) Русской Церкви, благословить создание “горизонтальных” связей между епископами, когда “вертикальные” с Высшим Церковным Управлением будут разрушены. РПЦЗ явила собой одну из таких групп архиереев, которая соорганизовалась на основании этого указа. В соответствии с намерением Патриарха всегда должна была быть именно группа, а не один единственный архиерей.

Было лишь одно исключение из этого правила: создание по благословению Св. Патриарха и Синода Латвийской Автономной Церкви архиепископом Иоанном (Поммером) в Риге в 1921 году. Этот акт был обусловлен, с одной стороны, совершенно исключительными обстоятельствами церковной жизни в Латвии, которая граничила с Советским союзом и являлась объектом постоянных провокаций со стороны советов, а с другой – той высокой степенью доверия, которым пользовался в Русской Церкви архиепископ Иоанн. Дальнейшая жизнь и деятельность архиепископа Иоанна показали, что он был достоин этого доверия: своей мученической кончиной владыка засвидетельствовал свою верность заветам Патриарха–исповедника.

Когда епископ Стефан был рукоположен во епископа, он присоединился к созданной на основании указа Патриарха одной из автономных групп архиереев – Русской Истинно-Православной Церкви (РИПЦ). РИПЦ ведет свою апостольскую преемственность от РПЦЗ и в этом смысле может считаться ее преемницей. Однако ее отцы-основатели никогда не жили за границами России, но вышли изнутри России, так что, строго говоря, неверно называть их, как это делает епископ Стефан - РПЦЗ – ни в качестве группы архиереев, ни как отдельных архиереев – поскольку их единство определяется с земной, географической точки зрения, их нахождением внутри границ Российской Федерации.

Тем не менее, ввиду того, что епископ Стефан проживал в США и был знаком с особенностями США и жизнью РПЦЗ в США, ему было дано благословение осуществлять свою деятельность до определенной степени независимо от архиереев в России. Однако, это никогда не предусматривало создание отдельной автономной группы архиереев. Не могла и эта его “автономия” отвечать и глобальной цели РПЦЗ по очевидной причине его нездоровья, не позволяющего ему выезжать за пределы восточного побережья США. Поэтому если и позволить считать Трентон “автономным” в строго ограниченном смысле, будет крайним заблуждением называть его РПЦЗ или единственным каноническим наследником РПЦЗ. Даже если бы епископ Стефан был единственным каноническим русским епископом за границей России, он не мог бы называться “РПЦЗ” ни de jure (поскольку он не явлется группой епископов), ни de facto (поскольку он не во состоянии обслуживать весь мир за границей России).

Теоретически это могло бы осуществиться, если бы:

а) Епископ Стефан желал иметь других епископов, рукоположенных для зарубежья, и таким образом создал бы настоящую группу епископов;

в) эти епископы имели бы возможность служить для русских православных христиан по всему миру. Однако поскольку первое Апостольское правило запрещает рукополагать архиерея, если нет как минимум двух других архиереев, то эти новые архиереи могли бы быть рукоположены с согласия и при участии Синода РИПЦ. На это недавно указал Синод РИПЦ в его Увещании епископу Стефану: “В своем Заявлении Вы приводите важнейшее место из данного Вам Определения Собора РИПЦ – о праве «управляться автономно на соборных началах общения с нами».

Следует заметить, что епископ Стефан никогда не ссылался на указ № 362 в своей полемике с РИПЦ. Он никогда и не объяснял, как он собирается управляться автономно на соборных началах общения с РИПЦ, в то же самое время не имея общения с РИПЦ. В своих заявлениях он говорит, что автономное правление его епархией дано ему навсегда, безусловно и без возможности пересмотра со стороны тех, кто ему его предоставил.

На самом деле, изолируя себя от других епископов, он создает виртуальную автокефалию, которая, конечно, соврешенно отличается от автономии и абсурдна – если он не хочет заявить, что он один составляет собой целый епископат автокефальной Русской Православной Церкви!..

Очевидно, что епископ Стефан действительно перепутал “автономию” с “автокефалией” и видит свой статус как более близкий к автокефалии, чем к автономии. Так, в конце своего обращения он пишет: “То, что иерархи РИПЦ помогли восстановить наш епископат, не лишило РПЦЗ самостоятельности... также как рукоположение Арх. Акакия не упраздила самостоятельность Сербской Церкви.” Епископ Стефан усматривает своего рода аналогию между его квази- автономным статусом и статусом Сербской Церкви, восстановленной РИПЦ в 2011. Однако это совершенно разные случаи. РИПЦ И РПЦЗ – это автономные группы епископов, созданные на основании указа Патриарха Тихона № 362, и строго ограниченные в своей власти. Сербская же Церковь – полностью автокефальная Церковь, лишившаяся своего епископата перед рукоположением епископа Акакия. “Независимость” епархии епископа Стефана гораздо более ограничена, чем независимость Сербской Церкви. Его епархия – в ведении РИПЦ и подлежит решениям будущего Собора Русской Православной Церкви, когда Истинное Православие будет восстановлено в России. Сербская Церковь не подлежит высшему Собору Сербских Архиереев.

Однако даже полностью автокефальные церкви никогда не являются совершенно независимымим от остального епископата Православной Церкви. Мы видим это на примере автокефальной Церкви Кипра, которая всегда была существенно зависима от Константинопольской патриархии, и на примере автокефальной Синайской Церкви, всегда зависимой от Иерусалимской патриархии. Дело в том, что епископат Православной Церкви, как на это указал в третьем веке св. Киприан Карфагенский, “коллегиален по сути”. Нет такого понятия, чтобы епископ был совершенно независим от всех других епископов, и чтобы он не мог быть подвергнут выговору, увещеванию или запрету и лишению сана со стороны других епископов. Даже автокефальные Церкви и патриархаты могут быть запрещены другими автокефальными Церквями и патриархатами, как это случалось много раз на протяжении истории Церкви. Сущность ереси папизма в его попытке поставить епископа Рима над и вне суда его собратьев епископов. Если епископ Стефан не хочет быть обвиненным в подобном нарушении соборности, он должен указать, чьему суду (суждению) он предоставит свои деяния.

Так, представим, что священник или мирянин в епархии епископа Стефана имеет каноническую жалобу на него. Будет ли судить епископ Стефан свой собственный случай? Нет, такое невозможно. Жалоба на епископа может быть выслушена только другими епископами, с которыми он состоит в общении, и которыми в его случае являются только епископы РИПЦ.

В этой связи уместно процитировать Послание РПЦ 1903 года (касательно отношений с неправославными): “… в своей особой жизни каждая автокефальная Православная Церковь должна всегда (и как это происходит в настоящее время) помнить и сознавать свое единство с другими Православными Церквями и тот факт, что только в общении и согласии с ними она имеет залог истины и вечной жизни, или проявления себя как Церкви Божией, и что если она потеряет это общение и единение, она должна погибнуть и засохнуть как ветвь, отпавшая от лозы”.

***

Епископ Стефан вышел из канонического подчинения ранее признаваемому им Собору Русских православных архиереев и этим прервал всякую связь с Соборною Православною Русской Церковью, а значит в целом и с Церковью Христовой.

Обратимся теперь к конкретным причинам, приводимым епископом Стефаном для его раскола (ибо это не что иное, как именно раскол) с РИПЦ. Главным образом это два обвинения. Первое – архиепископ Тихон не публикует протоколы синодальных заседаний, второе – он делал “оскорбительные выпады” по отношению к памяти митрополита Виталия.

Первое обвинение разъясняется просто. Где в святых канонах говорится о том, что епископы должны публиковать протоколы своих собраний? И как подробны эти протоколы должны быть? Должно ли быть записано каждое слово или дозволяется записывать только главные решения или мнения? До тех пор пока не будут даны точные ответы на эти вопросы, и до тех пор, пока не будет доказано, что арх. Тихон не имеет объективных оснований для не публикации их, это обвинение явно не серьезно и может быть проигнорировано.

Второе обвинение связано с Синодальным документом “Ответ омским клирикам”. Однако как выяснилось епископ Стефан не прочитал этот документ до того, как выступил с обвинениями по поводу его содержания. Иными словами, обвинение было сделано на основании слухов – вероятно, доносов омских клириков, которые сейчас ушли из Церкви. Ввиду этого, арх. Тихон не обязан вообще отвечать - даже если бы обвинения были истинным, а они и не таковы. Отметим, что в более раннем документе от 18/31 марта епископ Стефан обвинил епископов РИПЦ в клевете на арх. Лазаря – несмотря на то, что архиепископ Лазарь ни словом нигде не был упомянут в тексте “Ответа”.

Во всяком случае, даже если бы это было правдой, это обвинение показывает неправославное отношение к власти Архиерейского Собора. Где, как ни на Соборе архиереев может обсуждаться поведение других епископов? Достаточно открыть Деяния Семи Вселенских Соборов, чтобы увидеть, что и на этих самых почитаемых в истории Соборах Православной Церкви взаимные обвинения епископов были очень, и очень частым явлением. Это может в некоторых случаях может вызывать сожаление, но это показывает, что свобода слова в вопросах веры была принципом, чтимым святыми отцами, которые никогда не лишали сана епископов за свободное слово, но только за исповедание инославных идей. Даже если митрополит Виталий был бы уже прославленным святым, это не означает, что он никогда недопускал серьезных ошибок, и, тем более, что не дозволена критика его действий.

Ввиду непрочности таких обвинений возникает подозрение, что они для епископа Стефана просто отговорки – оправдания глубокого расхождения его во мнениях с другими епископами РИПЦ. Рассмотрим, в чем могут быть эти расхождения…

***

В нарушение Архиерейской присяги, что является, по сути, клятвопреступлением, Епископ Стефан принял под свой омофор омских клириков и примкнувших к ним, поднявших бунт против Синода РИПЦ. Это само по себе было серьезным нарушением св. Канонов, независимо от того, имели ли эти клирики канонические основания. Ибо до тех пор, пока архиепископ Тихон остается каноническим епископом Омска и не предан каноническому суду, никакой другой епископ не имеет права принимать его клириков под свой омофор.

Ситуация осложняется тем, что епископ Стефан пишет: «я обещал Архиепископу Тихону обратиться к отложившимся Омским клирикам с просьбой вернуться под Его омофор если он сделает уступки в положительную умиритворяющую сторону». Другими словами, на официальной встрече с архиереями Синода РИПЦ, в храме на Ричмонд Хилл, епископ Стефан торговался со Св. Синодом. Вместо того, чтобы немедленно и безоговорочно вывести омских клириков из- под своего омофора и принести покаяние в своем нарушении св. канонов, он говорит: «Я сделаю это, если вы сделаете то, что я хочу. Я перестану нарушать каноны и единство Церкви, если вы примите мою позицию в отношении «Ответа Синода», который, однако, я не читал, но о котором я знаю только по слухам!»

Так согласен ли епископ Стефан с главным тезисом омских клириков о том, что Московская патриархия все еще имеет благодать таинств? Нет, он не согласен! И он пишет: “РПЦЗ соборно никогда не принимала учение о больной церкви; никогда не признавала, что в МП есть благодать, но называла ее лжецерковью”.

Однако это просто неправда: в 1994 году РПЦЗ официально, то есть, соборно – приняла экклезиологию митрополита Киприана, согласно которой МП – болящая церковь, имеющая благодать таинств. Вот почему отмена решения того Собора и возвращение к экклезиологии Св. Филарета, как она было выражена в анафеме экуменизма 1983 года, было так важно. И, слава Богу, что это произошло - сначала при митрополите Виталии и его Синоде в 2001 году, а затем на Соборе РИПЦ в 2008 г. и на Синоде РИПЦ 2016 года.

И здесь мы должны вспомнить неприятный факт – в 2001 году, когда митрополит Виталий осудил киприанизм, епископ Стефан оставался в лже-синоде митрополита Лавра (из которого ушел лишь в 2006 г. – «12 сентября 2005 года в Александро-Невском соборе в Ховелле на малом входе митрополит Лавр (Шкурла) возложил на протоиерея Стефана Сабельника крест с украшениями»! ), и потому пребывал в общении с киприанитами. Это, конечно, делает лицемерным его осуждение нашего Синода, поддержавшего Виталия и его осуждение киприанизма и всегда стараясь оставаться в общении с ним.

Также епископ Стефан пишет: “Виктор Мелехов был принят иерархами РИПЦ потому, что митрополит Виталий принял его “в сущем сане”. Это не должно никого смущать, потому, что, в сущности, сущий сан Виктора в 2001 году – мирянин”. Но всем известно, что о. Виктор был принят “в сущем сане”, что означает – как священник. Епископ Стефан пытается обмануть своих слушателей? Или он просто проявляет пренебрежение к решению митрополита Виталия отменить свое прежнее решение и принять о. Виктора как священника? Если так, епископ Стефан должен быть честным и объявить, что он думает, что митролит Виталий допустил ошибку и не должен был принимать о. Виктора как священника. Что не должен делать еп. Стефан, так это стараться переписывать историю и говорить, что о. Виктор теперь не священник!

На самом деле получается, что главное обвинение епископа Стефана против Синода РИПЦ – их неверность памяти митрополита Виталия – оборачивается с гораздо большей справедливостью против него самого!

Отношение епископа Стефана к киприанизму двойственно. Он отказывается называть его ересью, но назывет только “ошибкой” (заблуждением) и пишет, что те, кто осуждают киприанизм – “фанатики”:

“Трубить годами, что Киприанизм ужаснейшая ересь не приносит достойного плода, а скорее всего приносит вред и дает повод другим нас обвинять в фанатизме. Те, кто несмотря на наши увещевания, продолжают считать, что еретические церкви благодатные, сами за себя дадут ответ. Не нам их судить, не нам на них гневаться. Если же мы сердимся, то мы не проповедники благодати и исповедники, а фанатики….”

В ответ на это сначала спросим, действительно ли киприанизм только “ошибка”, а не ересь.

Так как сам Киприан и его учение вышли из недр Греческой Церкви, нужно установить, какое решение в их отношении было принято ИПЦ Греции, возглавляемой авторитетным архиепископом Хризостомом (Киусисом). 4 ноября 1986 года Синод ИПЦ Греции лишил сана Киприана по той причине, “ что он впал в ересь экуменизма и отрезал себя от нашей Церкви… Когда епископ проповедует ересь и тем более “с непокрытой головой”, как это делал Киприан, Церковь должна принимать требуемые меры для защиты паствы от объявленной ереси. Самый эффективный способ воздействия на эту ситуацию – отрезать гнилой член от тела, дабы предотвратить распространение гангрены ереси на здоровые члены (части) Церкви.”

Яснее ясного: Киприан был осужден за проповедь “ереси”, разновидность ереси экуменизма, а не просто “ошибку”. И как могло быть иначе, когда его учение было учением о природе Церкви и ее отношении к ереси? Киприан учил ереси – о возможности быть еретиком, официально и канонически осужденным рядом Поместных Соборов, и при этом все же оставаться членом Истинной Церкви, преподающим действительные таинства; другими словами Киприан учил о возможности существования “православного еретика”…

Епископ Стефан продолжает: “Трубить годами, что Киприанизм ужаснейшая ересь не приносит достойного плода, а скорее всего приносит вред и дает повод другим нас обвинять в фанатизме.”Перед рассмотрением того, какие плоды приносит осуждение ереси, рассмотрим сначала какие плоды приносит сама ересь. Она принесла крушение (падение) Киприанитского Синода, вместе с Синодом Агафангела, который принял свои хиротонии от Агафангела вместе с киприанитскими епископами. Во-вторых, она помогла создать самую сокрушительную схизму в РПЦЗ, которая привела к падению большей части этой Церкви в соединение с безблагодатной МП в 2007 году. Можно спорить, что существуют и другие факторы, которые способствовали падению РПЦЗ. Весьма, вероятно, но только очень наивный человек будет отрицать, что официальное провозглащение РПЦЗ через принятие киприанизма в 1994 и также в 2000, что МП имеет благодать таинств, устранили главное препятстиве для соединения с ней в умах очень многих людей.

Как долго нужно “трубить” об осуждении ереси? Столь долго и столь громко и столь же часто, сколь это необходимо для каждого, кто в опасности услышать ересь! Как говорит св. Апостол Павел: “Ибо аще безвестен глас труба даст, кто уготовится на брань?” (Кор. 14, 8). Святая Церковь никогда не стеснялась “трубить” о своем осуждении ересей; история святых отцов Семи Вселенских Соборов достаточно свидетельствует об этом. Ибо Церковь любит своих овец и не желает потерять ни одну из них.

Митрополит Виталий называл экуменизм “ересью ересей”. Мы увидели, что киприанизм это коварный вид сей “ереси ересей” – а коварные (хитрые, утонченные) виды ереси могут быстрее, чем грубые овладевать душами паствы в ИПЦ. Потому к такой ереси нужно относиться особенно серьезно, и пастыри должны ее неустанно разоблачать. Нанесет ли это вред другим и заставит их обвинить нас в фанатизме? Только в том случае, если они сами отказываются оделиться от ереси в своих сердцах и используют ярлык “фанатик” для оправдания своей тайной приверженности к ней…

***

Как бы в оправдание своего отказа назвать киприанизм “ересью”, а не “ошибкой”, епископ Стефан пишет: «Таким же образом следует знать, что Зарубежная Церковь не называла новый календарь ЕРЕСЬЮ, а большой ошибкой, и вопреки тому, что арх. Тихон и Синод РИПЦ утверждает в своем «Ответе», никогда не предавала новокалендаристов анафеме.»

Почему они этого не сделали? Потому, что в этом нет необходимости, так как новый стиль уже анафематствован Всеправославным Собором Константинопольского, Александрийского и Иерусалимского патриархов в 1583 году. Это решение было подтверждено несколько раз впоследствии, и в частности на Поместном Соборе РПЦ в Москве на 67 сессии в январе 1918 года.

Анафематствованное - не просто “ошибка”, но нечто, гораздо более серьезное.

Епископ Стефан продолжает: “…епископы имеют право проявлять икономию и делать исключения… На этом основании, митрополит Филарет, приезжая каждый год во Францию, служил воскресныя литургии в румынской церкви в Париже с новостильной паствою, причащаясь с ней из одной чаши. Святитель Иоанн (Максимович) принял в свою Брюссельскую и Западно-Европейскую епархию новостильную группу православных голландцев.”

Это правда, но ни вкоей мере не меняет суть дела. Рассмотрим два важных факта. Когда Св. Филарет и Св. Иоанн Максимович служили в Западной Европе в этих новостильных приходах, они служили на старом или на новом календаре? Несомненно, на старом! И, во-вторых, голландские новостильники, переходя под омофор старостильного епископа, таким образом, избежали новостильной схизмы. Ибо, как сказал Св. Иоанн Златоуст: “точность соблюдения времен не так важна, как преступление разделения и раскола”(Иоанн Златоуст в работе Людмилы Перепелкиной «Юлианский калнедарь – 1000-летняя икона времени на Руси», «Православный путь» 1988. С. 122.). Конечно, когда голландцы после кончины Св. Иоанна Максимовича вернулись в новостильную церковь, они вернулись в состояние раскола, в котором пребывали до присоединения к РПЦЗ и из которого ненадолго выходили, будучи в РПЦЗ.

Итак, мы можем отметить три момента по новому календарю. Первое, это нарушение Церковного предания, которое освятило юлианский календарь как единственно канонический календарь Православной Церкви. Второе, поскольку принятие нового календаря повлекло разрыв общения с Православной Церковью, следовавшей юлианскому календарю, это было в полном смысле расколом (схизмой) – а те, кто вступают в раскол, не являются более членами Церкви. Третье, как это признал Вселенский патриарх в 1920 году, новый стиль был необходимым шагом для установления общения с западными еретиками, и в этом смысле он был началом экуменической ереси (хотя, конечно, и старостильники могут также быть экуменистами). Так что, определенно это не просто “ошибка”…

***

И наконец, мы подошли к самому серьезному обвинению со стороны епископа Стефана (серьезному для него): “ОПРЕДЕЛЕНИЕ ОСВЯЩЕННОГО СОБОРА...РУССКОЙ ИСТИННО-ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ от 13/26 октября 2008 г. гласит: «Московская патриархия... не является Истинной Церковью Христовой и ее таинства не могут быть действительными ко спасению.» Это ещё приемлемо. Но что НЕ приемлемо, это последняя строка этого ОПРЕДЕЛЕНИЯ: «Вне Церкви невозможно истинное духовное исцеление пораженной страстями души, и спасение.» Я неоднократно писал Синоду РИПЦ что такое выражение недопустимо, и просил УБРАТЬ слово невозможно, но безуспешно.”

“Святое Евангелие дает нам определенный ответ на этот вопрос касательно спасения. На вопрос учеников: «то кто может спасен быти? Воззревъ же на нихъ, Иисусъ глагола: У человекъ невозможно, но не у Бога: вся бо возможна суть у Бога.» (Марк.10:26-27) Неоднократно я писал одному епископу РИПЦ, что окончательный суд над каждым человеком и его спасение Божие дело. Если вы считате что вы знаете наверняка, кому спасение возможно, а кому невозможно, то вы противоречите самому Христу, говоря: не вся «Вся возможна суть у Бога.»”

(“В ответ вопрошающему, святитель Игнатий Бранчанинов дал знаменательный ответ: «Не знаю, спасётся ли Католик, но я знаю что, если я оставлю нашу отечественную Православную веру и приму Латинскую, то я знаю что я не спасусь.» По мнению этого епископа, святитель Игнатий должен был бы ответить: «Я знаю, что Католику спасение невозможно.» Не смотря на все мои увещания, этот епископ не сдвинулся со своих самоуверенных убеждений и по сей день остался при своем.”)

***

Источник

Для публикации комментариев необходимо стать зарегистрированным пользователем на сайте и войти в систему, используя закладку "Вход", находящуюся в правом верхнем углу страницы.

Joomla SEF URLs by Artio