RizVN Login



   

АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ
Печать

"Староста Калужской общины РПАЦ, консультант м. Рафаила (Мотовилова) (ИПЦ(Р)) АЛЕКСЕЙ ЗАЙЦЕВ о «канцелярских ошибках» в протоколах ИПЦ(Р), причинах разделения РПАЦ, положении РПЦЗ(А) и перспективах канонического общения"

Автор: Монахиня Вера вкл. . Опубликовано в Альтернативное Православие (Просмотров: 2437)

19 сентября в Москве состоялись Архиерейский Собор и заседание Синода Централизованной религиозной организации "Истинно-Православная Церковь" (ИПЦ(Р)), отдельные решения которых вызвали довольно бурную реакцию среди клириков и мирян Архиерейского совещания РПАЦ, РПЦЗ(А), других юрисдикций, относящих себя к Истинному Православию.

"Портал-Credo.Ru": Будучи старостой общины Архиерейского совещения РПАЦ, Вы с некоторых пор фигурируете в официальных сообщениях ИПЦ(Р) как консультант ее предстоятеля Митрополита Рафаила. Как понимать этот двойной статус? Находитесь ли Вы в церковном общении с ИПЦ(Р)?

Алексей Зайцев: Этот двойной, как Вы выразились, статус, понимать и нужно так, как он заявлен. После ухода по вероучительным причинам из РПЦ МП и после некоторой "межцерковной" паузы, потребовавшейся для того, чтобы окончательно определиться, куда стопы свои направить, я перешел под омофор епископа Петроградского Григория (Лурье), председателя Архиерейского совещания РПАЦ, и вскоре стал старостой созданной в Калуге совсем небольшой тогда общины в честь святителя Игнатия (Брянчанинова). Это мой собственно церковный статус.

Но примерно полгода назад я получил приглашение от Митрополита Рафаила, предстоятеля ИПЦ(Р), помогать ему время от времени консультациями по богословским, каноническим, церковно-политическим вопросам. Почему бы нет? И я согласился. Тем более что был уже знаком с владыкой Рафаилом, и он вызывал у меня человеческие симпатии. С тех пор и оказывал ему некоторую консультационную помощь, в частности, при подготовке пакета документов, принятых на прошедшем в июле Поместном Соборе ИПЦ(Р), в первую очередь - Исповедания веры.

В церковном общении Архиерейское совещание РПАЦ и ИПЦ(Р) не состоят, соответственно и я церковного общения с ИПЦ(Р) не имею. Однако упомянутый Поместный Собор устранил, на мой взгляд, все вероисповедные и канонические проблемы, имевшиеся в этой юрисдикции и бывшие принципиальным препятствием для установления с нею церковного общения. Теперь формально принципиальных препятствий нет.

Однако для меня лично пока остается открытым следующий вопрос. Принятие Поместным Собором ИПЦ(Р) пакета таких замечательных документов – это серьезнейший прорыв, захват, говоря военным языком, важнейшего стратегического плацдарма. Однако захватить плацдарм часто бывает намного проще, чем его затем удерживать. И сможет ли ИПЦ(Р) удерживать вероучительный и канонический плацдарм своего июльского Поместного Собора, предвидеть пока довольно сложно. Безупречные формулировки о границах Церкви, о недопустимости церковного общения с еретиками – экуменистами, сергианами (в частности, с членами Московской патриархии), имяборцами, киприанитами и т.д., безупречные решения о способах принятия клириков из различных церковных организаций, о необходимости соблюдения возрастного ценза при рукоположении, о недопущении в клир людей, повинных в соответствующих канонических преступлениях, и т.п. – все это должно быть закреплено в практике ИПЦ(Р). Не окажется ли, что между продекларированной Собором теорией и реальной церковной практикой возникнут такие расхождения, которые просто обесценят всю эту замечательную теорию или даже поставят на ней крест? Ответить на этот вопрос определенно я пока не могу, для этого требуется время. Поэтому будем посмотреть, как говорится.

– Одно из решений прошедшего 19 сентября Архиерейского Собора ИПЦ(Р), вызвавшее, как уже сказано, бурную публичную реакцию некоторых клириков и мирян РПАЦ (и не только), как раз и было посвящено вопросу о возможности установления церковного общения с этой юрисдикцией. Не могли бы Вы это решение прокомментировать?

– Бурная реакция особенно со стороны некоторых мирян нашей юрисдикции после публикации этих протоколов действительно последовала. Поэтому есть необходимость рассказать об обстоятельствах появления такого решения подробно.

С этим решением вышла целая история. Первоначально в опубликованном на официальном сайте ИПЦ(Р) протоколе Собора было сказано, что вопрос об установлении общения с Архиерейском совещанием РПАЦ (епископа Григория (Лурье)) откладывается до "урегулирования ими", т.е. АС РПАЦ, вопроса о единстве с РПАЦ Суздальского Синода (точнее, как сказано в протоколе, "Суздальской епархии"). Такая формулировка, конечно, вызвала у меня недоумение. Недоумение вызвал и тот факт, что за консультацией ко мне в данном случае почему-то не обратились, хотя в июле на Поместном Соборе, на котором я присутствовал в качестве консультанта, меня попросили присутствовать в этом же качестве и на Архиерейском Соборе и на заседании Синода, о которых идет речь. Получается, что в последний момент об этом приглашении было почему-то забыто.

Теперь по существу формулировки. Из нее следует, что урегулирование единства с РПАЦ Суздальского Синода вменяется в обязанность АС РПАЦ в качестве условия вступления в общение с ИПЦ(Р). Это было бы странным условием, если учесть, что причиной разделения в РПАЦ, в чем я убежден, был именно Суздальский Синод, его беззаконные неканонические решения, инициированные прежним, покойным уже, главой – Митрополитом Валентином (Русанцовым). Спрашивается, с какой стати кто-то должен оправдываться перед третьей стороной в чужих беззакониях и исправлять ради признания с третьей стороны чужие ошибки. Это проблема "Суздаля", а не "Петербурга". Со своей стороны, АС РПАЦ готово к установлению общения со всеми юрисдикциями, исповедующими истинно-православную веру, с "Суздалем", может быть, в первую очередь. Но, видимо, Суздальский Синод не готов пока исправить ошибку своего прежнего предстоятеля.

За разрешением своих недоумений я на следующий же день после публикации протоколов обратился лично к Митрополиту Рафаилу. Из его объяснения следовало, что дело в данном случае не в выдвижении со стороны ИПЦ(Р) каких-то необоснованных условий и претензий к АС РПАЦ, а в элементарной канцелярской неаккуратности. Митрополит Рафаил принес свои извинения и сообщил, что редактор их официального сайта поспешила с публикацией материалов Собора и разместила неотредактированные протоколы, в которых и в пункте об условиях общения с АС РПАЦ, и в некоторых других пунктах использованы неточные формулировки. Как рассказал владыка Рафаил, при обсуждении и принятии решения о возможности церковного общения с АС РПАЦ речь шла не о необходимости урегулирования вопроса о единстве с Суздальским Синодом, а о разъяснении этого вопроса епископам ИПЦ(Р) – в чем причина разделения "Суздаля" и "Петербурга", почему оно до сих пор не преодолено, кто именно тому причиной и виной. Обо всем этом владыка Рафаил рассказал в этот же день и в интервью "Порталу-Credo.Ru".

И в нашем разговоре, и в интервью было обещано, что эта и другие ошибки в протоколах будут достаточно быстро исправлены. Сегодня, по прошествии трех почти дней со дня публикации (не очень оперативно, надо сказать), исправления внесены. Теперь это решение сформулировано так: "Архиерейский Собор ЦРО ИПЦ пришел к выводу, что готов к общению с Архиерейским совещанием РПАЦ (епископа Григория (Лурье)) при подробном изложении ими вопроса единства с РПАЦ (Суздальской епархии)".

– А в упомянутом Вашем разговоре с Митрополитом Рафаилом вопрос о причинах разделения в РПАЦ не обсуждался?

– Лично у него вопросов по этому поводу, насколько могу судить, и не было. Ответы на все, связанные с проблемой этого разделения вопросы были даны Митрополиту Рафаилу при самом начале нашего знакомства. На минувшем же Соборе ИПЦ(Р) эта тема была поднята одним из членов Синода и поддержана некоторыми другими епископами. Сам Митрополит Рафаил не счел необходимым давать разъяснения вопрошавшим, так как поднятый вопрос является проблемой отношений двух других церковных организаций, а не самой ИПЦ(Р). Поэтому в итоге было решено просить дать такие разъяснения непосредственно председателя Архиерейского совещания РПАЦ епископа Григория (Лурье), для чего пригласить его на заседание Синода ИПЦ(Р), которое должно состояться в ноябре.

– Не могли бы Вы дать свое объяснение причинам разделения в РПАЦ, как Вы интерпретируете это разделение?

– Когда, выйдя из РПЦ МП, я стоял перед выбором, в какую именно истинно-православную церковную группу пойти, а вероисповедно и канонически приемлемых для меня на тот момент юрисдикций было, как минимум, четыре, две из которых – РПАЦ, то само собой пытался разобраться и в характере этого разделения. Благо, все документы, связанные с ним, были уже опубликованы, а все основные участники и очевидцы событий – еще на тот момент живы. По итогам собственного расследования для меня стало совершенно очевидно, что прещения, наложенные Суздальским Синодом на епископа Григория (Лурье) (а позднее и на епископа Севастиана (Жаткова) и покойного уже епископа Амвросия (Епифанова)), а именно они и стали причиной продолжающегося разделения, совершенно неканоничны, беззаконны – и по самому существу проблемы, послужившей для них поводом, и по самой процедуре их наложения.

Каноны предполагают, что неправедные прещения обращаются на тех, кто их принимает. Из церковной истории мы знаем ряд случаев, когда беззаконные прещения применялись формально законной церковной властью в отношении святых, но вменялись ими ни во что. Святитель Иоанн Златоуст, например, дважды извергался из сана соборами православных (не еретиков, не раскольников) епископов и оба раза просто игнорировал эти решения, так как был уверен, что строились они на ложных обвинениях и с заведомо нецерковной целью – не разобраться, а расправиться, и потому оставался Константинопольским архиепископом как ни в чем не бывало. Императору на его недоуменные вопросы, почему он продолжает служить как епископ, если епископского сана лишен, он отвечал в том смысле, что поставлен в епископы Святым Духом и только Святым Духом, а не интригами недоброжелателей и завистников, может быть из него извержен.

В канонической плоскости это означает, что церковные прещения действительны только в тех случаях, когда они следуют за конкретными каноническими нарушениями, которые эти прещения предусматривают. Каноны, как мы верим, есть установления Святого Духа. Поэтому церковные прещения своим источником и имеют действие Святого Духа, а не начальственный произвол. Святой Дух установил пределы, через которые членам Церкви переступать нельзя. И именно судом Святого Духа, выраженным в канонах, переступающие эти пределы подвергаются прещениям. А канонические органы церковной власти только свидетельствуют о факте нарушения канонов и о факте применения к нарушителю божественного наказания. Наказания же, имеющие источником не действия Святого Духа, не установленные Им каноны, а страстные намерения людей, пусть даже и облеченных высоким церковным саном, есть ровным счетом ничто, пустое место. Такие "наказания" если и имеют какие-то последствия, то только для самих "наказателей", возомнивших себя судьями церковными не в соответствие с церковным законодательством, а, как говорится, от ветра главы своея.

Что мы видим в данном конкретном случае? Во-первых, какие такие пределы переступил, какие церковные каноны нарушил, какие церковные преступления, влекущие за собой извержение из сана, совершил епископ (в то время игумен) Григорий (Лурье)? Во-вторых, каким церковным судом это нарушение засвидетельствовано и в соответствие с какой канонической процедурой производилось судебное расследование? Вразумительных ответов на эти вопросы я ни в документах Суздальского Синода, принявшего эти "прещения", не увидел, ни от защитников "законности" этих "прещений" так и не услышал. А что увидел?

Во-первых, увидел ложное обвинение. Епископ (в то время игумен) Григорий (Лурье) сначала обвинялся в проповеди имяславия, а потом в нарушении запрета на эту проповедь.

Но имяславие – это Православие! Это, как свидетельствовал святитель Игнатий (Брянчанинов), один из основных православных догматов: "Учение о божественной силе имени Божия имеет полное достоинство основного догмата". Так мы и должны проповедовать православие, несмотря ни на какие запреты, исходящие хоть от митрополитов, хоть от синодов. В свое время монофелитские церковные власти запрещали говорить как об одной, так и о двух волях. Подчинился ли этому запрету преподобный Максим Исповедник? Да, он был подвергнут "церковным прещениям". Но имеют ли для Церкви Христовой эти "прещения" какую-либо силу?

Итак, главное обвинение – проповедь православия. Что ж, хороши обвинители!

Далее. Было ли соблюдено хотя бы подобие канонической процедуры церковного суда? – Даже не пытались. Игумен Григорий сначала был временно, до суда, запрещен в служении своим правящим на тот момент епископом, самим Митрополитом Валентином, чему и подчинился, а потом вдруг без предъявления обвинения, без вызова на суд, без уведомления даже был "извержен" из сана каким-то, получается, тайным сборищем…

Что тут сказать? Немного повторюсь. Церковные наказания могут исходить только от церковного же суда, а не от какого-то тайного сборища, пусть и наделенных некоторыми административными полномочиями людей. Церковный суд представляет Церковь – Святую, Соборную и Апостольскую, которая есть Тело Христово, полнота присутствия Духа Святого. Решения церковного суда должны соответствовать святости, соборности и апостольству Церкви. Иначе это не церковные решения, а не пойми что. Тайные же сборища представляют интересы людей с греховными намерениями, а не святую Церковь. Церковный суд вершится волей и действиями Духа Святого, которые выражены в церковных канонах. Суд тайного сборища вершится страстной волей людей…

Так может ли священник, получивший священный сан в церковном таинстве, то есть, как мы верим, волей и действием Святого Духа, вдруг лишиться его страстной волей нарушителей канонов – установлений Святого Духа – на каком-нибудь тайном сборище? Святой Дух, Он что, находится в рабской зависимости от начальственного произвола? Уж если тут кто чего и лишается, то только сами "судьи", творящие произвол.

Конечно, я не хочу сказать, что Суздальский Синод как церковный орган есть незаконное тайное сборище. Однако в момент принятия беззаконного решения он именно им и был, и само это беззаконное решение произволом тайного сборища так и остается. Законным каноническим прещением церковного суда начальственный произвол не становится.

Но справедливости ради и к чести Митрополита Валентина, инициировавшего это "тайное сборище", нужно отметить, что сам он, согласно множеству устных свидетельств очевидцев, все же признал впоследствии незаконность этого "прещения", повлекшего за собой разделение РПАЦ. Однако исправить беззаконие, увы, так и не решился. Кроме того, насколько мне известно, в "Суздале" есть, скажем так, предание, что примирение с епископом Григорием, то есть "урегулирование вопроса о единстве", говоря словами неотредактированной версии протокола Собора ИПЦ(Р), было своего рода предсмертным завещанием умирающего Митрополита.Не знаю, так ли это на самом деле – хорошо, если бы так, и Бог, надеюсь, принял это покаяние, – но сути существующей проблемы это в любом случае не меняет. Что не успел сделать Митрополит Валентин, должен бы успеть сделать его преемник – Митрополит Феодор, у которого, к тому же, по этой проблеме с самого ее возникновения было свое, не совпадавшее с "синодальным наказанием", особое мнение.

– Вернемся к решениям Архиерейского Собора ИПЦ(Р). В его протоколах первоначально была еще одна формулировка, вызвавшая у некоторых мирян АС РПАЦ реакцию столь же бурную, а в РПЦЗ(А) реакцию ироничную. Я имею в виду слова о возможности для ИПЦ(Р) общения с РПЦЗ(А). На неофициальном сайте этой юрисдикции - Интернет-Собор" - появилась даже публикация под заголовком ИПЦ(Р) отказала в общении еп. Григорию (Лурье), но считает возможным общение с РПЦЗ". В своем интервью Митрополит Рафаил сказал, что и эта формулировка – результат канцелярской неаккуратности. Сегодня на сайте ИПЦ(Р) это решение также исправлено: "общение" заменено на "диалог". Затрагивался ли этот вопрос в Вашем разговоре с Митрополитом Рафаилом, состоявшемся еще до появления интервью?

– Да, затрагивался, конечно. Потому что если бы дело обстояло так, как заявлено во второй части заголовка публикации на "Интернет-соборе", т.е. если бы в ИПЦ(Р) было действительно официально соборно признано, что их церковное общение с РПЦЗ(А) принципиально возможно, то это перечеркнуло бы июльское Исповедание веры и сделало бы принципиально невозможным наше общение с ИПЦ(Р).

РПЦЗ(А) в ее нынешнем состоянии - организация для нас, увы, еретичествующая. В ней по-прежнему не прояснен вопрос с исповеданием ереси киприанизма, по-прежнему литургически поминается экуменист – патриарх Ириней Иерусалимский, по-прежнему допустимы киприанитские заявления со стороны ее предстоятеля, епископов, священников. По-прежнему вопрос, отказалась ли РПЦЗ(А) от киприанизма или нет, остается на уровне гаданий на кофейной гуще. Анафема на киприанизм сняла бы все вопросы, но ее нет и, похоже, не предвидится. Кроме того, РПЦЗ(А) – организация, фактически исповедующая имяборчество, что для АС РПАЦ столь же принципиально неприемлемо, как и исповедание киприанизма.

Напомню, что в Исповедании веры, принятом на июльском Поместном Соборе ИПЦ(Р) и снявшем вероисповедные вопросы к ней с нашей стороны, киприанизм и имяборчество анафематствуются. И вдруг в протоколах Архиерейского Собора появляются слова о возможности общения с РПЦЗ(А).

Однако владыка Рафаил сказал, что это, опять-таки, ошибка составителя протокола, который не учел специфики церковного значения слова "общение" – общение в молитве и таинствах, которое возможно только с единоверцами. В действительности же, на Соборе был, по словам Митрополита Рафаила, поставлен и обсуждался вопрос о возможности переговоров, диалога, который помог бы прояснить вероисповедные позиции этой юрисдикции, ответить на вопрос, есть ли в РПЦЗ(А) движение в сторону Истинного Православия или Истинное Православие в РПЦЗ(А) по-прежнему мнимая декларация. Поводом к постановке вопроса о возможных переговорах стало создание в РПЦЗ(А) специальной комиссии по диалогу с "осколками" РПЦЗ.

Такое объяснение снимает вероисповедное напряжение, которое создает для нас неотредактированная версия протокола, но некоторое недоумение, все же, оставляет. Мне лично непонятно, зачем в официальных документах ставить какие-то гипотетические вопросы и принимать решения, которые, как можно заведомо предположить, не будут иметь развития. Совершенно уверен, что если ИПЦ(Р) обратится к РПЦЗ(А) с предложением начать заявленный диалог, это предложение будет просто проигнорировано или, в крайнем случае, будет дан отрицательный ответ в духе "иудеи с самарянами не сообщаются".

– И последний вопрос. Какими Вы видите перспективы ИПЦ(Р) в связи с тем курсом, который так решительно заявлен ее июльским Поместным Собором? И, в частности, можно ли ожидать в ближайшее время установления церковного общения между ИПЦ(Р) и АС РПАЦ?

– В своем последнем интервью Митрополит Рафаил уверенно заявил, что избранный ИПЦ(Р) курс остается неизменным. О своей, так сказать, политической воле двигаться этим курсом он не раз говорил и прежде. Но, как это часто бывает, желаний и намерений лидера не всегда достаточно для осуществления цели.

Путь ИПЦ(Р) до Поместного Собора 2014 г. был достаточно извилистым. Теоретически, на уровне новых вероисповедных и канонических документов, все кривизны прежнего пути выправлены. Дальнейшие перспективы будут теперь зависеть, повторюсь, от того, насколько большим будет зазор между заявленной в документах теорией и реальной практикой, насколько принципиально ИПЦ(Р) будет следовать продекларированному курсу. Сам по себе зазор этот в наличной церковной жизни практически неизбежен. Главное, чтобы он не превзошел такую величину, после которой говорить о "том же курсе" будет уже невозможно. Вопрос теперь – какова будет амплитуда колебаний ИПЦ(Р) при движении по выбранному пути? Пересилит ли решимость ее кормчего держать курс инерцию вероисповедной и канонической размытости, присущей ей долгие годы? Пересилит ли его "политическая воля" недопонимание некоторых епископов? Хватит ли твердости, чтобы мобилизовать духовенство и паству следовать прямому пути Истинного Православия и не разбредаться по псевдоправославным закоулкам?

Первое испытание показало, что некоторая нечеткость навигации имеет место, хотя бы и на уровне "канцелярской неаккуратности" и организационной несогласованности. Но показало и готовность признавать и исправлять ошибки. От того, какого рода и в каком количестве ошибки будут совершаться впредь, зависят и дальнейшие перспективы ИПЦ(Р) – станет ли она флагманом Истинного Православия, как можно бы предположить по ее новым соборным документам, или какие-то ветры и течения собьют ее с избранного пути.

От этого же, на мой взгляд, должно зависеть и решение второго вопроса – о сроках установления общения между ИПЦ(Р) и АС РПАЦ. Нужно какое-то время, чтобы убедиться, что колебания при движении по курсу не настолько велики, чтобы с этого курса сбиться. Со своей стороны, готов и впредь всячески содействовать владыке Рафаилу, чтобы выбранный курс оставался действительно неизменным.

Беседовал Александр Солдатов,
"Портал-Credo.Ru"

Источник

Для публикации комментариев необходимо стать зарегистрированным пользователем на сайте и войти в систему, используя закладку "Вход", находящуюся в правом верхнем углу страницы.

Joomla SEF URLs by Artio