RizVN Login



   

АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ
Печать

Взгляд со стороны на "альтернативное" православие

Автор: i-sobor вкл. . Опубликовано в Альтернативное Православие (Просмотров: 2310)

КОММЕНТАРИЙ ДНЯ: «Поворот все вдруг» (морской термин). 2013: год смены повестки дня для Церквей Истинного Православия.

Год 2013-й оказался годом больших перемен для всего Истинного Православия, причем, в масштабах всего мира. Именно в этом году, наконец, исчерпалась проблематика межцерковных отношений, которая определилась в первой половине 1990-х годов — открытием приходов РПЦЗ в России и СНГ, а также завершением бурного периода перекраивания греческих старостильных Синодов 1979-95 гг. Эти процессы сильно переплетались между собой и охватывали почти все страны, в которых имелось хотя бы чуть-чуть православного населения. В течение 2013 года стало ясно, что начались новые сюжеты, — а старые сюжеты закончились.

За пределами России и СНГ главным событием стало начало формирования коалиции, скажем так, официальных Истинно-Православных Церквей, которые точнее было бы назвать по-английски – "Official Greek Orthodoxy-2" (OGO-2). Это коалиция старостильных Церквей-дублеров новостильных официальных Церквей Греции, Румынии и Болгарии (с существенным присутствием в Западной Европе и обеих Америках). Основой этой конфедерации выступил недавно (в 2012 г.) сменивший первоиерарха Синод ИПЦ Греции, возглавляемый Архиепископом Афинским Каллиником. У себя на родине этот Синод (известный как "хризостомовский") давно уже является де-факто дублером официальной греческой национальной Церкви, но теперь он успешно претендует на аналогичный статус и за пределами Греции.

Внутри России и СНГ самым заметным — но не главным! — событием стало теперь уже очевидное завершение процесса "собирания осколков" РПЦЗ, занявшего время с сентября 2006-го (условно - от смерти Митрополита Виталия, после чего мы впервые заявили о возможности и необходимости такого проекта) до лета 2013 года, когда были расставлены последние точки над "i". Фактические итоги этого процесса определились к концу 2012 года, и поэтому за всеми подробностями мы отсылаем читателя к этим комментариям годичной давности (раздватричетыре). Самые главные события 2013 года пока еще малозаметны, как не был заметен в 2006-м и даже 2007 году процесс "собирания осколков".

Теперь обо всем по порядку.

1. Международная реальность Истинного Православия

В 2012 году вышел на большую международную дорогу проект, который мы тогда назвали старостильным старообрядчеством (см. также здесь), и который в течение 2013 года стремительно развивался. Он не собирается останавливаться, и, конечно, его ждет большое будущее.

Это предельно простое богословие и предельно простое устройство церковной жизни. Богословие состоит из одного догмата: мы веруем в "то, что было до 1924 года" (года начала перехода Церквей "мирового православия" на новый стиль). Все постановления церковной власти до этого момента — священны, а все противоречия между ними — кажущиеся. Поэтому я и назвал такой подход старостильным старообрядчеством. При таком богословии очень легко объяснять свою позицию (которая будет состоять просто в неприятии "нововведений") и очень легко приобретать сторонников — но сторонников особого сорта. Это не юноши бледные со взорами горящими, а солидные люди в рясах и их спонсоры. То есть проект чисто экономический: альтернативный официальному православию — и неизбежно всегда более свободный — экономический оффшор. Схема прекрасно себя проявила в Греции, но в 1970-е годы там была жестокая война между ИПЦ за право стать OGO-2. Одним из результатов этой войны стал созданный в 1984 году "Синод противостоящих" Митрополита Киприана (Куцумбаса), который смог всерьез развернуться только в диаспоре, так как внутри Греции для него места почти не оставили.

Вообще говоря, человек немарксистских воззрений, то есть человек, не верящий в определяющее значение экономических отношений для исторического прогресса, будет всегда обречен видеть в истории разделений греческих старостильных Синодов одни только беспорядок и хаос. И только экономический подход позволяет увидеть, что греческие Синоды раскалываются там и тогда, где и когда соответствующие части иерархии добиваются контроля над сопоставимыми материальными ресурсами. Хочешь понять историю греческого старостильного движения после 1955 года — стань на время марксистом и смотри только в (экономический) корень. (Потом, обращаясь к истории русских ИПЦ, надо успеть переключиться, надеть белый халат, сделать спокойное и сочувственное лицо…). Напоминаю, что, анализируя проблемы и неудачи церковной жизни, нам нужно понимать мотивы тех действующих лиц, которые не всегда отличались особой святостью.

Сейчас нет необходимости пересказывать в деталях историю старостильного движения в Греции, но достаточно сказать, что упомянутый выше Синод Архиепископа Каллиника, то есть "хризостомовский", далеко обошел всех конкурентов. В 2010–12 годах он, вдобавок, осуществил два успешных экспансионистских проекта в Северной Америке, оторвав от Святой Православной Церкви в Северной Америке (HOCNA, известна также как Бостонский Синод) заметную часть приходов и трех епископов. Для этого, правда, пришлось (в сентябре 2012 года) заявить определенную позицию по догматическому вопросу - об имяславии. Причем, позицию резко отрицательную, которую заняли в 1912–13 годах греческие и русские церковные власти. Это создало большие проблемы с декларируемой всеми старостильниками нарочитой верностью богословию св. Григория Паламы, но эти большие проблемы для целевой аудитории подобного богословия (а это очень и очень деловые люди) компенсируются столь же большими проблемами в их богословском образовании — которые, впрочем, для них самих никакие не проблемы, а облегчение. Во многих богословских знаниях — многая скорбь для церковной экономики.

Сформировавшееся окончательно в сентябре 2012 года официальное богословие этого Синода — химически чистое "старостильное старообрядчество" — в 2013 году стало основой для нового большого объединения греческих старостильников. Видимо, теперь на его основе будет ликвидирован созданный покойным Митрополитом Киприаном (Куцумбасом) раскол 1984 года, в результате которого образовался его отдельный Синод с его отдельным (криптоэкуменическим) богословием. (Это тот самый Синод, который совершил рукоположения епископов для образованной в 2007 году РПЦЗ(А) Митрополита Агафангела (Пашковского)). Богословие покойного Митрополита Киприана (умер в мае 2013 г. после почти шестилетного пребывания в коме) стало обузой для его нынешних наследников, и они уже неоднократно намекали, что готовы от него отказаться — если будет достойный повод. Теперь им предлагают это сделать в обмен на объединение с Синодом Архиепископа Каллиника. И, как показали прошедшие в 2013 году переговоры, они на это, в принципе, согласны.

"Киприаниты" представляют для Синода Каллиника лакомый кусок из-за обилия заграничных приходов и из-за наличия у них на орбите двух Церквей-сателлитов — большой Румынской ИПЦ Митрополита Власия и маленькой Болгарской ИПЦ епископа Фотия. Румыны значительны сами по себе (в некоторый областях Румынии это тоже аналог OGO-2), и с ними надо договариваться отдельно. Поэтому в 2013 году делегация Синода Каллиника ездила в Румынию и провела переговоры — внешне успешные. Болгар, очевидно, особо спрашивать не будут, так как они никуда не денутся.

Для самих "киприанитов" присоединение к Каллинику — вопрос выживания, если брать более отдаленную перспективу, и вопрос благосостояния прямо сейчас. Конкурировать с Каллиником затруднительно теперь уже и за пределами Греции, и поэтому лучше капитулировать на почетных условиях, пока предлагают.

Русская РПЦЗ(А) Митрополита Агафангела, состоящая в общении со всеми тремя "киприанитскими" Церквами, участия в этих переговорах не принимает. Но возражать ей особо незачем, если только не возникнут конфликты с "хризостомовцами" где-нибудь в Америке…

Все эти движения вряд ли имеют столь же существенное отношение к православной вере, сколь существенное отношение они имеют к церковным финансам. Но зато к вере имеют отношение некоторые их последствия. О них мы написали подробно по итогам 2012 года: это формирование однозначно имяславческой позиции у HOCNA, а затем и у греческого Синода Архиепископа (тоже Афинского, само собой) Макария, вступившего с HOCNA в общение уже в апреле 2013 года (этот Синод иначе называется Ламийским).

Ламийский Синод образовался в результате раскола нынешнего Синода Каллиника в 1995 году и является его прямым, но неудачливым конкурентом (размеры этих юрисдикций совершенно несопоставимы). Теперь приверженность этого Синода идеалам имяславия нужно оценивать как весьма прочную, хотя вряд ли там есть хоть один человек, способный внятно объяснить, в чем они состоят (точнее, он есть, один-единственный, но он является их викарным епископом, живущим в Петербурге и уже много лет не участвующим в заседаниях их Синода). Но у этого Синода больше нет выбора, коль скоро имяборческая позиция занята конкурентами. Как рекомендовал апостол Павел, оружия правды нужно употреблять не только десныя, но и шуия (2 Кор. 6, 7), или, в переводе на русский, не только правые, но и весьма левые… Осенью 2013 года макариевский Ламийский Синод отчасти доказал свою внезапно возникшую приверженность к догматическому Православию, расставшись с одним из своих епископов (митрополитом Месогейским и Островов Христофором), который стал критиковать объединение с HOCNA с традиционных (еще недавно и для этого Синода) позиций старостильного старообрядчества. Впрочем, особых потерь в пастве от этого не произошло.

В марте 2013 года HOCNA частично восполнила потерю своего епископата рукоположением во епископы одного из самых заслуженных и опытных своих клириков, архидиакона Андрея (Хиррона), до рукоположения — насельника Бостонского Спасо-Преображенского монастыря, а в настоящее время —викарного епископа в Канаде.

За прошедший год HOCNA еще не вполне восстановилась от потерь 2010–12 годов, но основания для сдержанного оптимизма по ее поводу есть. Главное, чтобы возрождение HOCNA происходило не путем набора людей или пусть даже людей с недвижимостью, а путем воспитания собственных давних прихожан и впервые приходящих людей в традициях православной веры, а не старостильного старообрядчества. В обеих Америках и в Грузии именно HOCNA представляет Истинное Православие в догматическом смысле этого слова (в Грузии в ее временной юрисдикции — пока там нет своего епископа — находятся два значительных прихода, в столичных Тбилиси и Кутаиси).

Итак, 2013 год для ИПЦ за пределами СНГ стал годом консолидации обеих противоположных тенденций в тех движениях, которые сами себя называют Истинным Православием: с одной стороны, старостильного старообрядчества, а, с другой стороны, — святоотеческого догматического Православия, которое в ХХI веке неизбежно связывается с имяславием афонских подвижников начала ХХ века.

Старостильное старообрядчество преобладает количественно и, фактически, становится в ряде стран и в диаспоре OGO-2 — параллельной официальному православию юрисдикцией, конкурирующей с ним в области серой экономики. Православие имяславцев выглядит убедительно не количеством, а своей сплоченностью и ясностью вероисповедания, которой так не хватает современным серьезным верующим. Те и другие в течение 2013 года смогли продвинуться в том направлении, в каком хотели.

2. Истинное Православие в России и странах СНГ

Уже к середине 2013 года затихли бурлившие много лет процессы. Внешне во всех юрисдикциях, преемственно связанных с РПЦЗ, всё успокоилось и устаканилось. Поэтому и подробный ретроспективный анализ соответствующих процессов было уместно опубликовать летом, что мы тогда и сделали (в трех частях, под названием "Единая ИПЦ русской традиции: репортаж со стройплощадки": 123). Сейчас будет достаточно лишь очень кратко напомнить суть сделанных тогда выводов, а более серьезно поговорить о наметившихся теперь перспективах.

Как мы отметили, для России и Украины вне официальных юрисдикций реально доступны только два пути: либо "поповская вольница" — адогматичная, но применяющая какие-то православные лозунги для демагогии, — либо догматическое Православие, которое определяется сегодня уже не только противостоянием экуменизму и сергианству, но также и неприятием ереси имяборчества.

Те юрисдикции ИПЦ русской традиции, о которых еще имеет смысл говорить (то есть те, которые еще не уменьшились до группы близких родственников и друзей своих епископов), располагаются между двумя полюсами. Полюс "поповской вольницы" обозначен РПЦЗ(А) Митрополита Агафангела, а полюс догматического Православия — представляемым, в частности, автором этих строк Архиерейским совещанием РПАЦ с центром в Санкт-Петербурге и де-факто автокефальной Луцкой и Ровенской епархией ИПЦ Украины, возглавляемой епископом Иовом.

2.1.Чем закончились старые истории

В отношении "поповской вольницы" РПЦЗ(А) все еще далеко впереди остальных юрисдикций, которые тоже легко берут к себе случайных людей. Эти случайные люди обычно и идут в другие юрисдикции только тогда, когда что-то у них не выходит с РПЦЗ(А). Рынок вторичного священнического сырья (т.е. отсева клириков от РПЦ МП) захвачен РПЦЗ(А), минимум, на 90 %, а остальные (Суздальский Синод РПАЦ, РИПЦ и РПЦЗ(В-В)) конкурируют между собой, главным образом, на рынке сырья третичного. Петербургский "полюс" РПАЦ отказался от использования "бэушных" клириков, если только речь не идет о ситуациях, когда переходят не клирики отдельно, а целые общины, имеющие в своем составе клириков. По нашему мнению, истинная Церковь не нуждается в таких пастырях, которые доказали свою неспособность к пастырству полным отсутствием у себя прихожан; если кто-то из таких пастырей хочет присоединиться к истинной Церкви просто для спасения собственной души, то он поймет это сам и согласится пойти мирянином или простым монахом.

Вместе с тем, переход клириков РПЦ МП в РПЦЗ(А) в течение 2013 года также существенно замедлился. Причиной стали внутренние нестроения в российской части РПЦЗ(А) и особенно одно их следствие — полное отключение от пропаганды РПЦЗ(А) ее главного и почти единственного пропагандиста - мирянина Михаила Назарова. Клерикальные инстинкты Митрополита Агафангела не позволили ему встать на сторону своего главного идеолога в конфликте последнего с малоадекватными клириками, пусть и в архиерейском сане. Как сейчас видно, это серьезно подрывает влияние РПЦЗ(А) в России, так как из фактора пропаганды Михаил Назаров превратился в фактор антипропаганды для РПЦЗ(А), и это при том, что формально он эту юрисдикцию не покинул.

Думаю, что сворачивание миссионерской активности РПЦЗ(А) в России почти не скажется на других юрисдикциях российских ИПЦ, но скажется — только не сразу, а где-то не ранее второго полугодия 2014 года, — на процессах внутри РПЦ МП. Для некоторых клириков закрылась теперь возможность относительно легкого выхода из РПЦ МП, и они будут дольше оставаться в РПЦ МП и "дозревать", чтобы потом взорваться сильнее. Это будет содействовать тому "разрыхлению" РПЦ МП, которое еще через несколько лет должно будет привести к доминированию новых юрисдикций "поповской вольницы", которые образуются изнутри самой РПЦ МП. Это, разумеется, не будет иметь особенно близкого отношения к Православию, но будет способствовать уничтожению религиозной монополии РПЦ МП в государстве. Роль РПЦЗ(А) в России заключалась в доказательстве самой возможности устроить "поповскую вольницу", паразитирующую на РПЦ МП, то есть имеющую с ней общих прихожан, но не подчиняющуюся ее администрации. Теперь, когда модель опробована и известна, изобретатель может уйти.

Юрисдикцию РПЦЗ(В-В) ничего хорошего в 2013 году не ожидало, и ничего хорошего с ней не случилось. Осенний Собор этой юрисдикции оказался чреват скандалом с ее лучшим епископом - Анастасием (Суржиком). Незадолго до Собора епископ Анастасий дал совершенно "киприанитское" интервью, а на Соборе публично покаялся в своих догматических заблуждениях; но сразу после Собора он снова выступил перед паствой, сказав, что, на самом деле, он ни в чем не каялся, а просто так сказал на Соборе, чтобы от него отстали ("для мира церковного"). Таким образом, превратились в балаган сразу и Собор, и собственная деятельность епископа Анастасия. Это не способствовало росту авторитета РПЦЗ(В-В) в глазах даже ее собственных прихожан, а, тем паче, внешних. РПЦЗ(В-В) пришлось понести и значимую символическую потерю: от нее теперь уже официально отошел старейший приход РПЦЗ в России, храм которого расположен в пригороде Санкт-Петербурга. Влияние РПЦЗ(В-В) сейчас сохраняется только во Владивостоке и (очень ограниченно) в Киеве, а все остальные приходы либо исчезли без следа, либо оставили после себя руины, либо совсем незаметны.

Для РИПЦ завершилась самым печальным образом ее сербская авантюра, начавшаяся в августе 2011 года рукоположением в качестве главы тут же и образованной Сербской ИПЦ епископа Акакия (Станковича). Осенью 2012 года эта юрисдикция выразила свою полною солидарность с имяборческими решениями греческого Синода Архиепископа Каллиника (в котором считают группу епископа Акакия раскольнической и подвергли ее церковным прещениям), а летом 2013 года архиереи РИПЦ совместно с епископом Акакием рукоположили для этой группы второго архиерея, тем самым завершив создание самостоятельной сербской юрисдикции имяборцев.

Чувства солидарности с сербами понятны. Еще более понятно желание Леснинских монахинь (известного монастыря во Франции, находящегося в юрисдикции РИПЦ) дружить с сербскими монахинями группы Акакия, так как Леснинский монастырь нуждается в пополнении из Сербии. Понятно даже желание сделать что-то назло Архиепископу Каллинику, который в свое время (осенью 2009 года) разрушил общение между своим Синодом и РИПЦ на следующий же день после торжественного подписания соответствующего соглашения тогдашним первоиерархом Архиепископом Афинским Хризостомом и Архиепископом Омским Тихоном. — Все это простые человеческие желания или человеческие слабости. Но нельзя переходить некоторую красную линию. Создавать своими руками имяборческую конфессию, даже если это делается без сочувствия к ереси, а только по богословскому невежеству и безнадежному неумению управлять, — это серьезное церковное преступление.

Ввязавшись в авантюру с Акакием еще в 2011 году, Синод РИПЦ с трудом просунул свою голову в узкий зазор между прутьями железной решетки. Это лишило его некоторой свободы движений и поставило в неестественное положение. Но в сентябре 2012 года епископ Акакий прибежал, как хулиган с кувалдой, и ударил по одному из железных прутьев сбоку, так что теперь Синод РИПЦ не может вытащить свою голову назад. В таком положении он теперь и останется на годы вперед. Архиереев РИПЦ можно обходить, почтительно кланяясь, но приглашать их на какие бы то ни было переговоры теперь бессмысленно — они прочно заняты.

Впрочем, паства РИПЦ, несмотря на известное разочарование в своих архиереях, остается на своем месте, и церковная жизнь в приходах РИПЦ не прекращается. Наверное, не будет никакой беды, если она по-прежнему будет поминать своих архиереев, которые все же не еретики, а лишь пособники ереси в силу ограниченности своего кругозора. Так как, в большинстве случаев, приходы РИПЦ живут сами по себе, очень слабо взаимодействуя как с внешним миром, так и с собственным епископатом, то такая организация жизни вполне годится до тех пор, пока активно нынешнее среднее поколение верующих. Она не годится только для развития юрисдикции, то есть для привлечения в нее новых членов в том количестве, которое могло бы компенсировать естественную убыль.

Сейчас невозможно объяснить "человеку с улицы", почему ему надо идти именно в РИПЦ, а не в другую какую-либо юрисдикцию. У РИПЦ не осталось ни одного параметра, по которому именно она выделялась бы из всех прочих юрисдикций ИПЦ. Поэтому присоединение к РИПЦ возможно либо на базе личных знакомств, либо после неудач в других юрисдикциях. РИПЦ как юрисдикция в целом вошла в период гомеостаза ("самозамкнутости", на языке старой РПЦЗ), и сербская авантюра не только не помогла ей этого избежать, но вбила туда окончательно.

Суздальский центр РПАЦ похож на РИПЦ в том отношении, что тоже находится в состоянии гомеостаза, но уже в течение где-то десятка лет. Но его перспективы все же лучше. С одной стороны, осторожный стиль нынешнего первоиерарха, Митрополита Феодора, избавляет РПАЦ от участия в разного рода церковно-политических авантюрах. С другой стороны, суздальская община РПАЦ находится на острие борьбы за свободу совести в России, так как против нее гражданские власти Владимирской области постоянно ведут судебные процессы, предпринимают силовые акции и грязные кампании в СМИ, пытаясь ее уничтожить. Митрополит Феодор прекрасно выглядит в качестве лидера бедной, но честной церковной организации: на него лично нет даже мало-мальски правдоподобного компромата, он человек верующий и смелый, как "Pussy Riot". Более того, он вполне разбирается в основных догматах Православия, что оказалось так необычно среди епископата русских ИПЦ. Он не сможет выступить как профессиональный богослов, но епископу это и не обязательно. Зато за него не будет стыдно. С петербургским (неформальным) центром РПАЦ Митрополит Феодор находится в отношениях взаимопонимания, из которых полностью устранена былая конфликтность.

Архиерейское совещание РПАЦ с неформальным центром в Петербурге состоит из двух епархий (Петроградской и Челябинской) и находится в тесном общении с де-факто автокефальной Луцкой и Ровенской епархией ИПЦ Украины. В Петроградскую епархию входит также церковный центр в Калужской области. Понимание Православия в этой части РПАЦ такое же, как в HOCNA (или Бостонский Синод). Это не случайное совпадение, а результат воздействия богословских публикаций, так или иначе связанных с HOCNA, под влиянием которых с молодости находился автор этих строк и находится до сих пор. Луцкая и Ровенская епархия Украинской ИПЦ и вовсе еще недавно, до лета 2012 года, представляла собой группу приходов в юрисдикции Бостонского Синода. Таким образом, если современную идеологию проповеди Православия с опорой на догматику называть по ее происхождению, то ее следует назвать "бостонской".

"Бостонскому" Православию в современном мире альтернативны идеология "старостильного старообрядчества" (в русской эмиграции она имела до недавних пор свой аналог в виде дораскольной идеологии РПЦЗ: там тоже занимались механическим копированием дореволюционной церковной жизни) и демагогическая идеология "поповской вольницы" (которая прикрывается любыми подручными лозунгами, но совершенно свободно их меняет). Большинство епископов, причисляющих самих себя к Истинному Православию, разошлось по трем группам (в России, где нет "старостильного старообрядчества", — только по двум), а меньшинство либо рассыпалось в труху (так можно сказать о тех юрисдикциях, где все оставшиеся прихожане — родственники и старые друзья по мирской жизни), либо "архивировалось". "Архивированные" епископы живут так: они продолжают заниматься своими приходами, но в жизни этих приходов всё больше и больше усталости. Такие епископы фактически теряют авторитет в своих собственных епархиях и продолжают управлять лишь постольку, поскольку это можно делать по инерции, то есть, ничего не делая. В любой критической ситуации их собственная паства будет искать поддержки не у них…

Поэтому и дальнейшие переговоры между епископами ИПЦ не имеют смысла. Конфликт внутри РПАЦ преодолен — то есть перестал быть реальным конфликтом, — а единство управления для РПАЦ просто не нужно, так как две ее части слишком разнородны, чтобы над ними имело смысл устанавливать общее управление. Переговоры с епископатом РИПЦ теперь уже невозможны, но, видимо, и вообще не имели особых перспектив: как можно обсуждать планы сражений с людьми, у которых есть генеральские погоны, но представления о методах ведения боевых действий ограничиваются воспоминаниями о конфликтах на школьном дворе? Паства РИПЦ превратилась в замкнутую группу, которая живет своей жизнью без перспектив заметного развития. Если у нее возникнут какие-то необычные сложности, с которыми не смогут справиться ее архиереи, то к ней всегда можно будет прийти на помощь. А если не возникнут — то и беспокоить ее незачем: сама-то она не беспокоит никого. Что касается епископов из всех остальных русских ИПЦ-групп, то теперь уже все они "раскрошились", и почти все эти крошки уже сметены со стола церковной истории.

2.2.Поворот все вдруг

Потенциал ИПЦ русской традиции для построения той церковной структуры, которая сможет дать всем обитателям территории бывшей Российской империи (включая, конечно, Польшу и Финляндию) доступ к Истинному Православию, очевидно, исчерпан. Эта структура не должна быть административной, так как христианской империи больше нет, а когда христианской империи нет, то Церкви свойственно состоять из небольших автокефальных образований, находящихся в общении друг с другом, как это было в Римской империи до Константина Великого. Подлинное церковное единство тем более тесное, чем меньше его подменяют избыточными административными связями. Но, несмотря на отсутствие административных связей, эти самостоятельные церковные группы образуют единое целое, о целостности которого надо заботиться.

Если говорить об Истинном Православии только в строго церковном, то есть догматическом, смысле, то сегодня на месте дореволюционной Российской Церкви существуют его церковные образования, созданные на основе двух ИПЦ — Бостонского Синода (HOCNA) и РПАЦ. В Грузии это удалось HOCNA, в России — РПАЦ, а в Украине — совместными действиями HOCNA и РПАЦ. Косвенное участие в этих процессах принимали и другие группы ИПЦ, но ни одна из них, как теперь уже надо подвести итог, не смогла ни в каком качестве перейти в эту новую реальность церковной жизни. Как правило, причиной этому стали совершенно нецерковные устремления епископата подобных групп. Исключение из этого правила — РИПЦ, в которой устремления епископата были церковными, но епископами оказались люди, не имеющие необходимого для церковного управления кругозора и лидерских качеств. Машина может не приехать по назначению либо потому, что водитель решил поехать в другое место, либо потому, что водитель вообще не умеет водить.

В любом случае, потенциал ИПЦ для возрождения церковной структуры — это потенциал возрождения только скелета церковной структуры, а не ее крови и плоти. Ее кровью и плотью станут — и уже становятся — те люди, которые приходят в нее извне, не имея либо вообще никакого опыта церковной жизни, либо имея его только в РПЦ МП или других организациях "мирового православия". Но пока построение скелета было первоочередной задачей, вся церковная политика должна была быть подчинена ей; поэтому мы из года в год говорили об "объединении осколков" РПЦЗ. Эта задача — построение скелета будущей церковной структуры Истинного Православия — и до сих пор не вполне решена, но, однако, она решена в достаточной степени, чтобы перестать быть приоритетной. Важно это успеть вовремя осознать, чтобы не опоздать с переходом к следующему этапу.

Теперь нужно повернуться к другой приоритетной задаче — и этот разворот церковной политики я и назвал военно-морским термином "поворот все вдруг". Приоритетом становится обретение церковной организацией Истинного Православия "крови и плоти". Для этого мы должны обращаться к тем кругам, которые никак не были связаны ни с традицией РПЦЗ, ни с традициями греческих старостильников. Это очень большое поле для деятельности. Потенциальная аудитория для подобной проповеди — около 4 % населения, то есть столько людей, сколько вообще совершают индивидуальный религиозный выбор. Эта аудитория определенным образом структурирована. Поэтому она не представляет собой единой целевой группы, и работа с ней должна быть разбита на этапы, соответствующие разным уровням доступности ее отдельных сегментов.

Можно начать работать одновременно с двумя разными ее сегментами, которые уже сейчас оказались наиболее доступными, хотя на них приходится лишь малая часть этой целевой аудитории.

Первый сегмент — это верующие, находящиеся в данный момент в РПЦ МП, однако, не все вообще, а, главным образом, те, кто уже сейчас, еще находясь в РПЦ МП, способен образовывать группы единоверцев. Примером такой работы в последние годы может быть распространение ИПЦ (временно в рамках Петроградской и Гдовской епархии РПАЦ) в Калужской области, где происходят переходы целыми группами верующих.

Второй сегмент — это православные группы вне РПЦ МП, с которыми у ИПЦ нет различий в вероучении (или они были, но уже преодолены), однако, возможности церковного общения пока нет из-за присущих этим группам канонических нарушений. Главные из таких нарушений обычно относятся к происхождению архиерейских хиротоний этих групп (от епископов-экуменистов). При наличии доброй воли с обеих сторон все подобные нарушения могут быть исправлены при установлении церковного общения. Сторона ИПЦ в таком случае может и должна проявить предельную — то есть очень значительную, но не выходящую за пределы церковного права (то есть не "за-предельную"!) — икономию. Главным образом, эта икономия (в соответствии с византийскими прецедентами) могла бы заключаться в опущении специальной процедуры чиноприема для подобных групп, если они публично принесут покаяние за свои прежние нарушения.

Оба названных сегмента отличаются тем, что они уже более или менее структурированы, и поэтому к ним легче обратиться. Главное — не опоздать это сделать.

Поэтому команда по флоту — "Поворот все вдруг".

Епископ Григорий (Лурье),
для "Портала-Сredo.Ru"

Для публикации комментариев необходимо стать зарегистрированным пользователем на сайте и войти в систему, используя закладку "Вход", находящуюся в правом верхнем углу страницы.

Joomla SEF URLs by Artio