RizVN Login



   

АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ
Печать

Архіеп. Аверкій: Сущность поста и современное непониманіе поста

Автор: Монахиня Вера вкл. . Опубликовано в Архив РПЦЗ (Просмотров: 523)

Наступаетъ Великій постъ. Святая Церковь радостно поетъ: «Возсія весна постная!..» «Радостно пріимемъ, вѣрніи, богодохновенное завѣщаніе поста...» «Постное время свѣтло начнемъ!..»

Но едва ли не большинство современныхъ христіанъ даже не понимаютъ, чему радоваться и въ чемъ именно заключается истинный постъ.

Многіе, очень многіе въ наше время считаютъ, что сущность поста состоитъ лишь въ запрещеніи вкушать скоромную пищу, то-есть: мясо, молоко, сыръ и яица и не понимаютъ, какой смыслъ въ такомъ запрещеніи. Любители сытно и вкусно покушать даже негодуютъ на Церковь, зачѣмъ она это установила, говоря, что «это ни къ чему, ни на что ненужно», что «не все ли равно, что ѣсть», и на дѣлѣ отвергаютъ постъ, совершенно игнорируя его и вовсе не соблюдая поста. Рѣдко-рѣдко въ наши дни кто радуется наступленію поста и постится, особенно по-настоящему, какъ этого требуетъ уставъ церковный. Большинство или просто не считаются съ постомъ никакъ или выдумываютъ для своего непощенія всевозможныя извиненія и оправданія, вплоть до какихъ-то якобы непреодолимыхъ трудностей доставать и приготовлять постную пищу. Мы не говоримъ здѣсь о тѣхъ, кто по состоянію своего здоровья, по немощи или по болѣзни, не могутъ поститься: такихъ и церковно-каноническія правила и святые отцы-подвижники освобождаютъ отъ поста.

Но важно знать и помнить то, что истинный постъ и не состоитъ только въ одномъ тѣлесномъ воздержаніи. Грубое заблужденіе думать, будто сущность поста заключается лишь въ невкушеніи скоромной пищи. Церковь не только никогда такъ не учила, а учила всегда и учитъ прямо-противоположному: именно, что съ тѣлеснымъ постомъ непремѣнно долженъ быть соединенъ постъ духовный, и онъ-то, этотъ постъ духовный и заключаетъ въ себѣ самую сущность поста — то именно, для чего и установленъ Церковью постъ.

«Отъ брашенъ постящися, душе моя, и страстей не очистившися, всуе радуешися неяденіемъ: аще бо не вина ти будетъ ко исправленію, яко ложная возненавидѣна будеши отъ Бога, и злымъ демономъ уподобишася, николиже ядущимъ» (на стиховнѣ, стихира среды сырной), то-есть: «если ты воздерживаешься отъ пищи, а отъ страстей не очищаешься, то ты напрасно радуешься неяденію: если твой постъ не послужитъ тебѣ къ исправленію твоей жизни, то въ очахъ Божіихъ ты явишься обманщикомъ-лицемѣромъ и уподобишься злымъ демонамъ, которые никогда не ѣдятъ».

Вотъ потому-то и великій святитель нашей Россійской Церкви св. Тихонъ Задонскій прямо говоритъ, что одинъ тѣлесный постъ безъ поста духовнаго «ничтоже есть», то-есть не имѣетъ никакого значенія.

Уже отсюда можно видѣть, насколько неосновательно ходячее мнѣніе, будто Церковь видитъ весь смыслъ поста въ неяденіи мяса, сыра, молока, масла, яицъ, и этимъ постъ якобы ограничивается.

Тѣлесный постъ, для тѣхъ, кто можетъ выдержать его во всей стротости, чрезвычайно важенъ, полезенъ и нуженъ, но только какъ мощное подсобное средство для главнаго — поста духовнаго. Ибо цѣль поста — обузданіе плоти, въ которой коренится грѣхъ, а кромѣ того — смиренное подчиненіе себя Церкви, послушаніе ей. Наша жизненная задача — искорененіе грѣховныхъ страстей: сластолюбія, корыстолюбія и гордости, отъ коихъ происходятъ и всѣ другія многочисленныя страсти, обуревающія падкаго на грѣхъ человѣка и служащія причиною зла въ мірѣ и неисчислимыхъ бѣдствій для человѣка, дѣлающихъ еще здѣсь на землѣ жизнь его преддверіемъ ада, и въ конечномъ результатѣ приводящихъ его къ смерти тѣлесной, которая является возмездіемъ за грѣхъ (Рим. 6, 23), а затѣмъ — и къ еще болѣе страшной — смерти духовной.

«Мудрованіе бо плотское смерть есть», учитъ насъ Слово Божіе, «а мудрованіе духовное животъ и миръ. Зане мудрованіе плотское вражда на Бога: закону бо Божію не покаряется, ниже бо можетъ. Сущіи же во плоти Богу угодити не могутъ» (Рим. 8, 6-8).

Вотъ для того, чтобы смирить и обуздать слишкомъ крѣпкую и здоровую плоть, которая способна угнетать и порабощать себѣ духъ, и назначается постъ тѣлесный, но сущность поста не въ немъ, а въ постѣ духовномъ — обузданіи и искорененіи грѣховныхъ страстей. Объ этомъ ясно поетъ Церковь въ своихъ глубоко-назидательныхъ пѣснопѣніяхъ первой седмицы Великаго поста.

«Постящеся, братіе, тѣлеснѣ, постимся и духовнѣ...»

Какъ же это «духовнѣ»?

А вотъ какъ: «разрѣшимъ всякій союзъ неправды, расторгнемъ стропотная нуждныхъ измѣненій, всякое списаніе неправедное раздеремъ, дадимъ алчущимъ хлѣбъ, и нищыя безкровныя введемъ въ домы, да пріимемъ отъ Христа Бога велію милость» (стихира на вечерни въ среду).

Еще понятнѣе и выразительнѣе говоритъ объ этомъ духовномъ постѣ стихира на вечернѣ въ понедѣльникъ:

«Постимся постомъ пріятнымъ, благоугоднымъ Господеви: истинный постъ есть злыхъ отчужденіе, воздержаніе языка, ярости отложеніе, похотей отлученіе, оглаголанія, лжи и клятвопреступленія. Сихъ оскудѣніе, постъ истинный есть и благопріятный».

Кажется, здѣсь вполнѣ понятно сказано и не требуетъ разъясненій, въ чемъ именно состоитъ истинный постъ, или постъ духовный? Въ отчужденіи души отъ всякаго зла.

Конечно, это всегда долженъ дѣлать всякій истинный христіанинъ, но многіе въ суетѣ міра и въ служеніи своимъ страстямъ забываютъ объ этомъ, и вотъ св. Церковь Великимъ постомъ особенно сильно и убѣдительно напоминаетъ объ этомъ, призывая къ покаянію и къ борьбѣ со зломъ, источникомъ котораго являются грѣховныя страсти.

Итакъ, если ты дѣйствительно не можешь, не въ силахъ поститься постомъ тѣлеснымъ, то постись хотя бы постомъ духовнымъ, что для каждаго вполнѣ доступно, и будешь постникомъ, какого именно и желаетъ видѣть св. Церковь, ибо «постъ не ошаяніе (воздержаніе) брашенъ точію совершимъ, но всякія вещественныя страсти отчужденіе...» (стихира на вечерни во вторникъ):

А потому, кто постится самымъ строгимъ тѣлеснымъ постомъ, совсѣмъ почти ничего не вкушая, но въ то же время не борется съ злыми чувствами въ своей душѣ, даетъ волю своему языку злословитъ ближнихъ и празднословить, внося смущеніе и соблазны, подстрекая другихъ на дѣланіе зла, раздражается и гнѣвается на ближняго, доходя до состоянія злобной ярости, предается похотямъ объяденія, пьянства и блуда, клевещетъ и оговариваетъ ни въ чемъ неповинныхъ людей, лжетъ на каждомъ шагу и преступаетъ данныя клятвы, — постъ такого человѣка вовсе не есть постъ, а лишь фарисейское лицемѣріе.

Какъ часто въ наше время встрѣчаются именно такіе люди, которые или совсѣмъ никакъ не желаютъ поститься или постятся однимъ тѣлеснымъ постомъ, величаются имъ передъ другими, слабо или плохо постящимися, и ублажаютъ сами себя, какъ «праведниковъ», ища похвалы и съ тщеславнымъ услажденіемъ принимая эту похвалу отъ другихъ!

Къ этимъ послѣднимъ полностью можно отнести обличительныя слова Господа Іисуса Христа, обращенныя къ фарисеямъ:

«Горе вамъ, книжники и фарисеи лицемѣры, что уподобляетесь окрашеннымъ гробамъ, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвыхъ и всякой нечистоты: такъ и вы по наружности кажетесь людямъ праведными, а внутри исполнены лицемѣрія и беззаконія» (Матѳ. 23, 27-28).

Не хорошо быть такими фарисеями, но, съ другой стороны, нехорошо и нарушать постъ, боясь обвиненій въ фарисействѣ, какъ это часто случается въ нашъ вѣкъ легкомысленнаго безвѣрія. Вѣдь теперь очень распространено обвиненіе въ «фарисействѣ», даже тамъ, гдѣ въ дѣйствительности имѣетъ мѣсто искреннее благочестіе и стремленіе жить по заповѣдямъ Божіимъ и уставамъ св. Церкви.

А чтобы избѣжать столь распространеннаго въ наши дни, даже среди невѣрныхъ и маловѣрныхъ, только въ разныхъ варіантахъ, недуга фарисейства, надо помнить всегда данное намъ въ притчѣ о мытарѣ и фарисеѣ наставленіе Господа о томъ, что не слѣдуетъ о себѣ высоко думать, осуждая и уничижая другихъ, а надо постоянно смирять себя въ своихъ мысляхъ, осуждая не другихъ, а самого себя за свои грѣхи. Нѣтъ хуже и зловреднѣе маніи величія, которая низводила и низводитъ на дно адово.

«Не думайте о себѣ болѣе, нежели должно думать» (Рим. 12, 3) — такъ учитъ насъ Слово Божіе, а потому:

«Фарисеева убѣжимъ высокоглаголанія, и мытаревѣ научимся высотѣ глаголъ смиренныхъ, покаяніемъ взывающе», какъ молился мытарь:

«Боже милостивъ буди мнѣ грѣшнику!»

И съ такимъ внутреннимъ душевнымъ настроеніемъ «Постное время свѣтло начнемъ, къ подвигомъ духовнымъ себе подложивше: очистимъ душу, очистимъ плоть, постимся якоже въ снѣдехъ отъ всякія страсти, добродѣтельми наслаждающеся духа: въ нихже совершающеся любовью, да сподобимся вси видѣти всечестную страсть Христа Бога, и Святую Пасху, духовно радующеся!» (стихира на вечерни въ недѣлю Сыропустную).

Вотъ это и есть настоящій постъ, который приводитъ насъ къ миру совѣсти и духовной радости, чего не понимаетъ глубоко погрязшій во злѣ современный міръ! А какъ мы съ вами? 

Источникъ: Архіепископъ Аверкій. Современность въ свѣтѣ слова Божія. — Къ 45-лѣтію священнослуженія и 25-лѣтію служенія въ Америкѣ въ Св. Троицкомъ монастырѣ. — Слова и рѣчи. Томъ IV. 1974-1975 гг. — Jordanville: Тѵпографія преп. Іова Почаевскаго, 1976. — С. 315-319.

Для публикации комментариев необходимо стать зарегистрированным пользователем на сайте и войти в систему, используя закладку "Вход", находящуюся в правом верхнем углу страницы.

Joomla SEF URLs by Artio