RizVN Login



   

АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ
Печать

Архіепископъ Іоаннъ (Максимовичъ): КАКЪ СВ. ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ ЧТИЛА И ЧТИТЪ БОЖІЮ МАТЕРЬ

Автор: Монахиня Вера вкл. . Опубликовано в Архив РПЦЗ (Просмотров: 341)

Блаж. Архіепископъ Іоаннъ (Максимовичъ).
ПРАВОСЛАВНОЕ ПОЧИТАНІЕ БОЖІЕЙ МАТЕРИ.
 
1.
КАКЪ СВ. ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ ЧТИЛА И ЧТИТЪ БОЖІЮ МАТЕРЬ
 [1].
 
 
«Достойно есть величати Тя.., Честнѣйшую Херувимъ и славнѣйшую безъ сравненія Серафимъ».
22 іюня 1931 года въ Бѣлградѣ было совершено торжественное освященіе храма-часовни въ честь Иверскія чудотворныя иконы Божіей Матери, построеннаго на кладбищѣ, отведенномъ для русскихъ. Освященіе совершалъ Патріархъ Сербскій Варнава въ сослуженіи Митрополита Кіевскаго и Галицкаго Антонія и Епископа Лондонскаго Николая. Какое замѣчательное сочетаніе именъ! Востокъ (Иверія — Грузія) и столица запада Лондонъ, іерархъ священной купели русскаго народа, патріархъ коего нѣкогда назывался патріархомъ «и всѣхъ сѣверныхъ странъ», и первоіерархъ южныхъ славянъ — все это соединяется для торжества въ честь Честнѣйшей Херувимъ.
Но еще знаменательнѣе оно, когда вспомнимъ, что въ тотъ день, когда по улицамъ Бѣлграда несли доставленную изъ земного удѣла Божіей Матери — Святой Горы Аѳонской — икону Заступницы рода Христіанскаго, въ тотъ именно день исполнилось 1500 лѣтъ открытія Третьяго Вселенскаго Собора, когда вечеромъ народъ торжественно привѣтствовалъ Святыхъ Отцовъ, защитившихъ почи/с. 14/таніе Богоматери и осудившихъ еретиковъ, Ее хулившихъ.
Православные христіане, отдѣленные другъ отъ друга пространствомъ или вѣками, объединяются своей любовію къ Той, Которая родила Соединившаго въ одно небесное и земное. Поистинѣ сбылись и сбываются Ея слова: «Отнынѣ ублажатъ Мя вси роди».
 
I.
Почитаніе Божіей Матери во дни Ея земной жизни.
Отъ Апостольскихъ временъ и до нашихъ дней всѣ истинно любящіе Христа воздаютъ почтеніе Той, Которая родила Его, воспитывала и оберегала въ дни дѣтства. Если Ее избралъ Богъ Отецъ, сошелъ на Нее Духъ Святый, Богъ Сынъ вселился въ Нее, повиновался Ей въ дни дѣтства, заботился о ней, вися на крестѣ, то не долженъ ли Ей кланяться всякій, исповѣдующій Святую Троицу?
Еще въ дни Ея земной жизни друзья Христовы, Апостолы, проявили большую заботливость и преданность по отношенію къ Матери Господа, въ особенности евангелистъ Іоаннъ Богословъ, который, исполняя волю Ея Божественнаго Сына, взялъ къ себѣ и заботился о Ней, какъ о Матери, съ того времени, какъ Господь со креста изрекъ ему: «Се мати Твоя».
Евангелистъ Лука написалъ нѣсколько Ея изображеній, одни вмѣстѣ съ Предвѣчнымъ Младенцемъ, другія безъ Него. Когда онъ принесъ и показалъ ихъ Пресвятой Дѣвѣ, Она одобрила ихъ и сказала: «Благодать Сына Моего будетъ съ ними», и повторила нѣкогда въ домѣ /с. 15/ Елисаветы воспѣтую Ею пѣснь: «Величитъ душа Моя Господа, и возрадовася духъ Мой о Бозѣ, Спасѣ Моемъ».
Впрочемъ, Дѣва Марія уклонялась во время своей земной жизни отъ славы, принадлежащей Ей, какъ Матери Господа. Она предпочитала проводить жизнь въ тишинѣ и подготовляться къ переходу въ вѣчную жизнь. До послѣдняго дня Своей земной жизни Она заботилась о томъ, чтобы оказаться достойной Царства Сына Своего, и передъ смертію молилась, чтобы Онъ избавилъ Ея душу отъ злобныхъ духовъ, встрѣчающихъ людскія души по пути къ небу и стремящихся захватить ихъ, чтобы отвести къ себѣ въ адъ. Господь исполнилъ молитву Своей Матери и въ часъ кончины Ея Самъ пришелъ съ неба со множествомъ ангеловъ пріять Ея душу.
Такъ какъ Божія Матерь молилась еще о томъ, чтобы могла проститься съ Апостолами, то Господь собралъ къ Ея кончинѣ и всѣхъ Апостоловъ, кромѣ Ѳомы, невидимою силою донесенныхъ въ тотъ день въ Іерусалимъ со всѣхъ концовъ вселенной, гдѣ они проповѣдывали, и они присутствовали при Ея блаженномъ переходѣ въ вѣчную жизнь.
Со священными пѣснопѣніями предали Апостолы погребенію Ея Пречистое тѣло, а на третій день открыли гробъ, чтобы еще разъ поклониться останкамъ Божіей Матери, вмѣстѣ съ прибывшимъ тогда въ Іерусалимъ апостоломъ Ѳомой. Но они не нашли въ гробѣ тѣла и въ недоумѣніи вернулись къ себѣ, а во время трапезы имъ явилась на воздухѣ Сама Богоматерь, сіяющая небеснымъ свѣтомъ и повѣдала, что Сынъ Ея прославилъ и тѣло Ея, и Она, воскрешенная, предстоитъ Его Престолу. При семъ обѣщала Она быть съ ними всегда.
Апостолы съ великою радостію привѣтствовали Богородицу и стали Ее почитать не только, какъ Мать ихъ возлюбленнаго Учителя и Господа, но и какъ свою небесную помощницу, покровительницу христіанъ и зас/с. 16/тупницу за весь родъ людскій передъ Праведнымъ Судіею. И всюду, гдѣ проповѣдывалось Евангеліе Христово, прославляться стала и Его Пречистая Матерь.
 
II.
Первые недруги почитанія Богоматери.
Чѣмъ болѣе распространялась Христова вѣра, чѣмъ больше на землѣ славилось Имя Спасителя міра, а вмѣстѣ съ Нимъ и Та, Которая удостоилась быть Матерію Богочеловѣка, тѣмъ больше увеличивалась и ненависть къ Ней враговъ Христовыхъ. Марія была Мать Іисусова. Она явила невиданный примѣръ чистоты и праведности, къ тому же Она, и переселившись изъ этой жизни, была могущественною, хотя и невидимою тѣлесными очами, поддержкою христіанъ. Поэтому всѣ, кто ненавидѣлъ Іисуса Христа и не вѣровалъ въ Него, кто не понималъ Его ученія, вѣрнѣе сказать, не хотѣлъ понимать такъ, какъ понимала Церковь, кто хотѣлъ Христову проповѣдь замѣнить своими человѣческими умствованіями — всѣ они ненависть ко Христу, къ Евангелію и Церкви, переносили на Пречистую Дѣву Марію. Хотѣли унизить Мать, чтобы тѣмъ разрушить и вѣру въ Ея Сына, создать ложное представленіе о Ней среди людей, чтобы имѣть возможность и все христіанское ученіе перестроить на другихъ основанияхъ. Въ утробѣ Маріи соединился Богъ и человѣкъ, Она была Той, Которая послужила какъ бы лѣствицей для Сына Божія, Сшедшаго съ неба. Нанести ударъ почитанію Ея значитъ ударить христіанство по корню, разрушить въ самомъ основаніи.
/с. 17/ И самое начало Ея небесной славы ознаменовалось на землѣ вспышкой злобы и ненависти къ Ней невѣрныхъ. Когда послѣ Ея святой кончины, Апостолы несли Ея тѣло для погребенія въ Геѳсиманію къ выбранному Ею мѣсту, Іоаннъ Богословъ впереди несъ райскую вѣтвь, которую за три дня передъ тѣмъ архангелъ Гавріилъ принесъ Святой Дѣвѣ, прійдя съ небесъ возвѣстить Ей о предстоящемъ переходѣ Ея въ небесныя обители.
«Во исходѣ Израилевѣ отъ Египта, дому Іаковля изъ людей варваръ» началъ Апостолъ Петръ псаломъ 113, «Аллилуіа» подхватило все собраніе апостоловъ и ихъ учениковъ, какъ, напримѣръ, Діонисій Ареопагитъ, также чудесно доставленныхъ тогда въ Іерусалимъ. И когда пѣлась эта священная пѣснь, называвшаяся у евреевъ «великая аллилуіа», т. е. великое «хвалите Бога», одинъ еврейскій священникъ, Аѳоній, подскочилъ къ носилкамъ и хотѣлъ, опрокинувъ ихъ, бросить на землю тѣло Богоматери.
Дерзость Аѳонія была тотчасъ наказана: Архангелъ Михаилъ невидимымъ мечемъ отсѣкъ ему руки, оставшіяся висѣть на носилкахъ. Пораженный Аѳоній, испытывая мучительную боль, въ сознаніи своего грѣха обратился съ молитвой къ ненавидимому имъ дотолѣ Іисусу и былъ тотчасъ исцѣленъ. Онъ не замедлилъ принять христіанство и исповѣдать его предъ своими бывшими единовѣрцами, за что и принялъ отъ нихъ мученическую кончину. Такъ попытка оскорбить честь Богоматери послужила къ Ея большему прославленію.
Враги Христовы не рѣшились больше тогда грубою силою проявлять свое непочтеніе къ тѣлу Пречистой, но злоба ихъ не прекратилась. Видя, что христіанство всюду распространяется, они начали распространять про христіанъ разные гнусныя клеветы. Не пощадили они и имя Матери Христовой и выдумали, будто Іисусъ изъ Наза/с. 18/рета происходилъ изъ низкой и безнравственной среды, и мать Его дружила съ однимъ римскимъ солдатомъ.
Но ложь была здѣсь слишкомъ очевидная, чтобы эта выдумка могла привлечь къ себѣ серьёзное вниманіе. Всю семью Обручника Іосифа и Саму Марію хорошо знали современные имъ жители Назарета и его окрестностей. «Откуду сему премудрость сія и силы? Не сей ли есть тектонъ, сынъ тектоновъ, Іосифовъ, сынъ Маріинъ, братъ же Іакову и Іосіи и Іудѣ и Симону? И не сестры ли его здѣ суть въ насъ?» говорили Его соотечественники въ Назаретѣ, когда Христосъ обнаружилъ перед ними въ синагогѣ Свою неземную мудрость (Мѳ. XIII, 54-55; Мр. VI, 3; Лк. IV, 22). Въ маленькихъ городкахъ хорошо извѣстны семейныя подробности каждаго; за чистотой брачной жизни тогда весьма строго наблюдали.
Неужели бы къ Іисусу съ уваженіемъ относились, позволяли проповѣдывать въ синагогѣ, если бы Онъ былъ рожденъ отъ незаконнаго сожительства? Къ Маріи былъ бы примѣненъ законъ Моисеевъ, повелѣвавшій побивать камнями подобныхъ лицъ; фарисеи не разъ бы воспользовались случаемъ упрекнуть Христь за поведеніе Его Матери. А между тѣмъ было обратное, Марія пользовалась большимъ уваженіемъ, въ Канѣ была почетною гостьею на свадьбѣ, и даже, когда осудили Сына Ея, никто не позволилъ себѣ высмѣивать или порицать Его Мать.
/с. 19/
 
III.
Попытки евреевъ и еретиковъ опорочить Приснодѣвство Маріи.
Еврейскіе клеветники скоро убѣдились, что опорочить Мать Іисуса почти невозможно, и на основаніи тѣхъ свѣдѣній, которыми они сами располагаютъ, гораздо легче доказать Ея похвальную жизнь. Поэтому они оставляютъ эту свою клевету, уже подхваченную было язычниками (Оригенъ, «Противъ Цельса», I), и стараются доказать, по крайней мѣрѣ, что Марія не была дѣвою, когда раждала Христа. Они говорятъ даже, что и предсказанія о рожденіи Мессіи дѣвою никогда не существовало, что поэтому совершенно напрасно христіане думаютъ возвысить Іисуса тѣмъ, что будто на Немъ исполнилось пророчество.
Нашлись еврейскіе переводчики (Акила, Симахъ, Ѳеодотіонъ), которые составили новые переводы Ветхаго Завѣта на греческій языкъ и въ нихъ они извѣстное пророчество Исаіи перевели: «Вотъ, молодая женщина зачнетъ» (Исаія VII, 14); они утверждали, что еврейская рѣчь «ААЛМА» означаетъ молодую женщину, а не дѣву, как стояло въ священномъ переводѣ 70 толковниковъ, гдѣ это мѣсто переведено «Се дѣва во чревѣ пріиметъ».
Новымъ переводомъ хотѣли показать, что христіане на основаніи неправильнаго перевода слова «ААЛМА» думаютъ приписать Маріи совершенно невозможное — рожденіе безъ мужа, въ то время, какъ въ дѣйствительности Христово рожденіе ничѣмъ не отличается отъ остальныхъ человѣческихъ рожденій.
Однако, злонамѣренность новыхъ переводчиковъ ясно обнаружилась, такъ какъ изъ сличенія разныхъ мѣстъ Библіи ясно видно, что слово «ААЛМА» означаетъ /с. 20/ именно «дѣва». Да и не только евреи, но и язычники на основаніи своихъ преданій и разныхъ предсказаній ожидали, что Избавитель міра родится отъ Дѣвы. Евангеліе ясно говорило, что Господь Іисусъ родился отъ Дѣвы.
«Како будетъ сіе, идѣже мужа не знаю», спрашивала давшая обѣтъ дѣвства Марія у Архангела Гавріила, благовѣстившаго Ей о рожденіи Христа.
И отвѣтилъ Ангелъ: «Духъ Святый наидетъ на Тя и Сила Вышняго осѣнитъ Тя; тѣмже и раждаемое свято наречется Сынъ Божій» (Луки I, 34-35).
Позднѣе Ангелъ явился и праведному Іосифу, который захотѣлъ отпустить изъ дому Марію, ведя что Она зачала, не вступая съ нимъ въ брачное сожительство. Іосифу Архангелъ Гавріилъ сказалъ: «Не убойся пріяти Маріамъ, жены твоея, рождшеебося въ Ней отъ Духа есть Свята», и напомнилъ ему пророчества Исаіи о зачатіи Дѣвою (Матѳея, I, 18-25).
Прозябшій Аароновъ жезлъ, камень безъ рукъ отторгнувшійся отъ горы, видѣнный Навуходоносоромъ во снѣ, истолкованномъ пророкомъ Даніиломъ, затворенныя врата, видѣнныя пророкомъ Іезекіилемъ, и многое другое въ Ветхомъ Завѣтѣ прообразовало рожденіе Дѣвою. Подобно тому, какъ Адамъ былъ сотворенъ Словомъ Божіимъ изъ необдѣланной и дѣвственной земли, такъ и Себѣ Слово Божіе создало плоть отъ дѣвственной утробы, когда Сынъ Божій сдѣлался новымъ Адамомъ, чтобы исправить грѣхопаденіе перваго Адама (Св. Ириней Ліонскій, кн. III).
Отвергать безсѣменное рожденіе Христа могутъ и могли лишь отвергающіе Евангеліе, а Христова Церковь искони исповѣдуетъ Христа «воплотившагося отъ Духа Свята и Маріи Дѣвы». Но рожденіе Бога отъ Приснодѣвы явилось камнемъ преткновенія для тѣхъ людей, которые желали называться христіанами, но не желали смириться /с. 21/ умомъ и ревновать о чистотѣ жизни. Чистая жизнь Маріи явилась укоромъ для тѣхъ, которые нечисты и въ своихъ помыслахъ. Чтобы показаться христіанами, онѣ смѣли отрицать, что Христосъ родился отъ Дѣвы, но стали утверждать, что Марія оставалась Дѣвою лишь «дондеже роди сына Своего первенца Іисуса».
«Послѣ рожденія Іисуса», говорилъ въ 4 вѣкѣ лжеучитель Гелвидій, а также многіе до и послѣ него, «Марія вступила въ супружескую жизнь съ Іосифомъ и имѣла отъ него дѣтей, именуемыхъ въ Евангеліи братьями и сестрами Христа». Но слово «дондеже» не означаетъ, что Марія оставалась дѣвою лишь до извѣстнаго времени. Слово «дондеже» и ему подобныя часто означаютъ вѣчность. Въ Священномъ Писаніи говорится о Христѣ: «Возсіяетъ во днехъ Его правда и множество мира, дондеже отымется луна» (Псаломъ 71, 7), но это не означаетъ, что когда не станетъ луны при кончинѣ свѣта, не станетъ правды Божіей; тогда-то именно она восторжествуетъ. Или что значитъ сказанное: «подобаетъ Ему царствовати, дондеже положитъ вся враги подъ ногами Своими»? Неужели Господь имѣетъ царствовати лишь столько времени, пока враги Его не будутъ подъ ногами Его! И Давидъ въ четвертомъ псалмѣ степеней говоритъ: «яко очи рабыни въ руку госпожи своея, тако очи наши ко Господу Богу нашему, дондеже ущедритъ ны». Итакъ, пророкъ будетъ имѣть очи ко Господу до тѣхъ поръ, пока не испроситъ милости, а испросивши милость, обратитъ на землю? (Блаж. Іеронимъ, «О приснодѣвствѣ Бл. Маріи»; 1 Кор. XV, 26; Псаломъ 122, 3). Спаситель въ Евангеліи говоритъ апостоламъ: «Се Азъ съ вами есмь во вся дни до скончанія вѣка». Итакъ, по скончаніи вѣка Господь отступитъ отъ учениковъ Своихъ, и тогда, когда они на двѣнадцати престолахъ будутъ судить двѣнадцать колѣнъ израильскихъ, они не будутъ имѣть обѣщаннаго /с. 22/ общенія съ Господомъ? (Блаж. Іеронимъ, тамъ же; Мѳ. XXVIII, 20).
Неправильно также думать, будто братья и сестры Христовы были дѣтьми Его Пресвятой Матери. Названія «братъ» и «сестра» имѣютъ самое различное значеніе. Обозначая извѣстное родство между людьми или ихъ духовную близость, эти слова употребляются то въ болѣе широкомъ, то въ болѣе узкомъ смыслѣ. Во всякомъ случаѣ братьями или сестрами называются люди, имѣющіе общихъ отца и мать, или только общаго отца или мать, даже происходящіе отъ разныхъ отцовъ и матерей, если ихъ родители позднѣе (овдовѣвши) сочетались бракомъ (сводные братья), или же, если ихъ родители связаны близкими степенями родства (братья двоюродные).
Изъ Евангелія нигдѣ не видно, чтобы названные тамъ братья Іисусовы были или считались дѣтьми Его Матери. Наоборотъ, было извѣстно, что Іаковъ и другіе были сыновья Іосифа, Обручника Маріи, который былъ вдовъ и отъ первой жены имѣлъ дѣтей. (Св. Епифаній Кипрскій, «Панаріонъ о ереси», 78). Также и сестра Матери Его, Марія Клеопова, которая съ нею стояла у креста Господня (Іоанна, XIX, 25), также имѣла дѣтей, которыя съ полнымъ правомъ, въ виду столь близкаго родства, могли называться братьями Господними. Что, такъ называемые, братья и сестры Господни не были дѣтьми Его Матери, ясно видно изъ того, что Господь поручилъ передъ смертью Свою Мать возлюбленному Своему ученику Іоанну. Для чего бы Онъ это дѣлалъ, еслибъ Она имѣла еще дѣтей, кромѣ Него? Они бы сами позаботились о Ней. Сыновья же Іосифа, мнимаго отца Іисусова, не считали себя обязанными заботиться о своей, какъ они думали, мачихѣ, или, во всякомъ случаѣ, не питали къ ней такой любви, съ какой относятся родныя дѣти къ родителямъ, и которую возымѣлъ къ Ней усыновленный Іоаннъ.
/с. 23/ Такимъ образомъ, внимательное изученіе Священнаго Писанія съ полной ясностью обнаруживаетъ несостоятельность возраженій противъ Приснодѣвства Маріи и посрамляетъ тѣхъ, кто учитъ иначе.
 
IV.
Несторіанская ересь, провозгласившая Богородицу только Христородицею, и III Вселенскій Соборъ.
Когда должны были замолчать тѣ, кто дерзалъ говорить противъ святости и непорочности Пресвятой Дѣвы Маріи, тогда была сдѣлана попытка разрушить почитаніе Ея, какъ БОЖІЕЙ МАТЕРИ. Въ V вѣкѣ константинопольскій архіепископъ Несторій сталъ проповѣдывать, что отъ Маріи родился лишь человѣкъ Іисусъ, въ котораго вселилось божество и обитало въ Немъ, какъ въ храмѣ. Онъ позволилъ сначала своему пресвитеру Анастасію, а потомъ и самъ началъ, открыто поучать въ церкви, что Марію нельзя называть Богородицей, такъ какъ Она не родила Богочеловѣка. Онъ считалъ унизительнымъ для себя поклоняться младенцу, обвитому пеленами и лежащему въ ясляхъ.
Такіе проповѣди вызвали всеобщее смущеніе и безпокойство за чистоту вѣры сначала въ Константинополѣ, а потомъ и во всѣхъ другихъ мѣстахъ, куда дошли слухи о новомъ ученіи. Св. Проклъ, ученикъ Іоанна Златоустаго, бывшій тогда епископомъ Кизическимъ, а впослѣдствіи архіепископомъ Царьградскимъ, въ при/с. 24/сутствіи Несторія произнесъ въ церкви проповѣдь, въ которой исповѣдывалъ Сына Божія, родившагося плотію отъ Дѣвы, которая воистину есть Богородица, ибо уже во чревѣ Пречистой, во время зачатія, Божество соединилось съ зачатымъ отъ Святаго Духа Младенцемъ, Который хотя лишь человѣческою своею природою родился отъ Дѣвы Маріи, но родился уже истиннымъ Богомъ и истиннымъ человѣкомъ.
Несторій упорствовалъ и не соглашался измѣнить свое ученіе, говоря, что нужно отличать Іисуса и Сына Божія, что Марію нужно называть не Богородицею, а Христородицею, такъ какъ Іисусъ, родившійся отъ Маріи, былъ лишь человѣкъ — Христосъ (что значитъ Мессія, помазанникъ), подобный прежнимъ помазанникамъ Божіимъ — пророкамъ, только превосходившій ихъ полнотою общенія съ Богомъ. Ученіе Несторія, такимъ образомъ, являлось отрицаніемъ всего домостроительства Божія, ибо если отъ Маріи родился лишь человѣкъ, то не Богъ пострадалъ за насъ, а человѣкъ.
Святый Кириллъ, архіепископъ александрійскій, узнавъ о ученіи Несторія и церковныхъ настроеніяхъ, вызванныхъ имъ въ Константинополѣ, написалъ письмо Несторію, въ которомъ убѣждалъ его держаться того ученія, которое Церковь исповѣдывала отъ своего основанія, и не вводить въ него ничего новаго. Кромѣ того, св. Кириллъ писалъ клиру и народу константинопольскому, чтобы были тверды въ православной вѣрѣ и не боялись гоненій со стороны Несторія на тѣхъ, кто не былъ согласенъ съ нимъ. Сообщилъ св. Кириллъ обо всемъ и въ Римъ, Св. папѣ Келестину, который со всей своей паствой былъ тогда твердъ въ православіи.
Св. Келестинъ со своей строны писалъ Несторію и призывалъ его проповѣдывать православную, а не свою собственную вѣру. Несторій оставался глухъ ко всѣмъ /с. 25/ убѣжденіямъ и отвѣчалъ, что то, что онъ проповѣдуетъ, и есть православная вѣра, а его противники — еретики. Св. Кириллъ еще писалъ Несторію и составилъ 12 анаѳематствъ, т. е. изложилъ въ 12 членахъ главныя отличія православнаго ученія отъ проповѣдуемаго Несторіемъ, признавая отлученнымъ отъ церкви всякаго, который бы отвергалъ хотя одинъ изъ составленныхъ имъ членовъ.
Несторій отвергъ цѣликомъ все, изложенное св. Кирилломъ, и написалъ свое изложеніе проповѣдуемаго имъ ученія, также въ 12 членахъ, предавая анаѳемѣ, т. е. отлученію отъ церкви, каждаго, кто ихъ не пріиметъ. Опасность за чистоту вѣры все возрастала. Св. Кириллъ написалъ письма царю Ѳеодосію Малому, тогда царствовавшему, его женѣ Евдокіи и сестрѣ царя Пульхеріи, прося ихъ также позаботиться о церковныхъ дѣлахъ и обуздать ересь.
Рѣшено было созвать Вселенскій соборъ, на которомъ іерархи, собранные съ разныхъ концовъ вселенной, рѣшили бы, православна ли вѣра, проповѣдуемая Несторіемъ. Мѣстомъ собора, бывшаго III Вселенскимъ, былъ избранъ ими городъ Ефесъ, въ которомъ нѣкогда имѣла пребываніе Пресвятая Дѣва Марія съ Апостоломъ Іоанномъ Богословомъ. Св. Кириллъ собралъ своихъ соепископовъ въ Египтѣ и вмѣстѣ съ ними на корабляхъ поѣхалъ въ Ефесъ. Из Антіохіи сухимъ путемъ поѣхали Іоаннъ, архіепископъ антіохійскій съ восточными епископами. Римскій епископъ Св. Келестинъ не могъ самъ ѣхать и просилъ Св. Кирилла защищать православную вѣру, а кромѣ того еще отъ себя послалъ двухъ епископовъ и пресвитера римской церкви Филиппа, которымъ тоже далъ указанія, что нужно говорить. Въ Ефесъ прибыли также Несторій и епископы Константинопольскаго округа, епископы палестинскіе, малоазійскіе и кипрскіе.
Въ десятыя іюльскія календы по римскому исчис/с. 26/ленію, т. е., 22 іюня 431 года, въ Ефесской церкви Дѣвы Маріи собрались епископы во главѣ съ александрійскимъ епископомъ Кирилломъ и Ефесскимъ епископомъ Мемнономъ и заняли мѣста. Въ срединѣ было положено Евангеліе, какъ знакъ невидимаго возглавленія Вселенскаго собора самимъ Христомъ. Сначала прочитали Сѵмволъ Вѣры, составленный I и II Вселенскими Соборами, затѣмъ доставленную представителемъ царей Ѳеодосія и Валентина, императоровъ Восточной и Западной частей Имперіи, Царскую грамату собору.
Выслушавши Царскую грамату, приступили къ чтенію документовъ и прочитали предшествовавшія собору посланія Кирилла и Келестина Несторію и отвѣты Несторія. Соборъ устами своихъ членовъ призналъ ученіе Несторія нечестивымъ и осудилъ его, признавъ Несторія лишеннымъ каѳедры и священства. Было составлено объ этомъ постановленіе, подписанное около 160 участниками собора, а такъ какъ нѣкоторые изъ нихъ представляли и другихъ епископовъ, не имѣвшихъ возможности лично прибыть на соборъ, то опредѣленіе собора явилось рѣшеніемъ свыше 200 епископовъ, имѣвшихъ каѳедры въ разныхъ краяхъ тогдашней церкви, причемъ, они свидѣтельствовали, что исповѣдуютъ ту вѣру, которая искони содержалась въ ихъ мѣстахъ.
Такимъ образомъ, постановленіе собора было голосомъ Вселенской Церкви, съ ясностью выразившей свою вѣру, что Христосъ, рожденный отъ Дѣвы, есть истинный Богъ вочеловѣчившійся, а поелику Марія родила совершеннаго человѣка, бывшаго въ то же время совершеннымъ Богомъ, Она справедливо должна почитаться Богородицею.
По окончаніи засѣданія постановленіе его было немедленно сообщено ожидавшему его народу. Весь Ефесъ возликовалъ, узнавши, что защищено почитаніе /с. 27/ Святой Дѣвы, особенно чтимой въ этомъ городѣ, жительницей котораго Она была во время земной жизни, и покровительницей послѣ перехода въ вѣчную. Народъ восторженно привѣтствовалъ отцовъ, вечеромъ возвращавшихся къ себѣ послѣ засѣданія, провожалъ ихъ до домовъ съ зажженными факелами и воскурялъ на улицахъ благоуханіе. Всюду слышалось радостное привѣтствіе, прославленіе Приснодѣвы и восхваленіе отцовъ, защитившихъ Ея Имя отъ еретиковъ. Постановленіе собора было развѣшено на улицахъ Ефеса.
Соборъ имѣлъ еще 5 засѣданій: 10 и 11 іюня, 16, 17 и 22 іюля и 31 августа. На нихъ въ 6 правилахъ были изложены мѣры воздѣйствія противъ тѣхъ, кто дерзнетъ распространять ученіе Несторія и отметать постановленія Ефесскаго собора.
По жалобѣ Кипрскихъ епископовъ на притязанія Антіохійскаго епископа соборъ опредѣлилъ, чтобы Кипрская Церковь сохранлла свою независимость въ церковномъ управленіи, которую имѣла отъ апостоловъ, и вообще никто изъ епископовъ не подчинялъ бы себѣ областей, которые были независимы отъ него прежде, «чтобы подъ предлогомъ священства не вкралась гордость земной власти, и чтобы мы не утратили, погубляя мало-по-малу, той свободы, которую даровалъ намъ Своею кровію Господь нашъ Іисусъ Христосъ, Освободитель всѣхъ человѣковъ».
Соборъ также подтвердилъ осужденіе пелагіевой ереси, учившей, что человѣкъ можетъ спастись своими силами, безъ необходимости имѣть Божію благодать, рѣшилъ нѣкоторыя дѣла церковнаго управленія и обратился съ посланіями къ епископамъ, не бывшимъ на соборѣ, возвѣщая свои постановленія и призывая всѣхъ стоять на стражѣ православной вѣры и церковнаго мира. При этомъ соборъ призналъ, что ученіе Православной Вселенской /с. 28/ Церкви достаточно полно и ясно изложено въ Никеоцареградскомъ Сѵмволѣ Вѣры, почему и самъ не составилъ новаго Сѵмвола Вѣры и воспретилъ впредь «слагать иную вѣру,» т. е. составлять иные сѵмволы вѣры или дѣлать измѣненія въ Сѵмволѣ, утвержденномъ на Второмъ Вселенскомъ Соборѣ.
Послѣднее было нарушено черезъ нѣсколько вѣков западными христіанами, когда сначала въ отдѣльныхъ мѣстностяхъ, а потомъ и во всей римской церкви была сдѣлана въ Сѵмволѣ добавка, что Духъ Святый исходитъ «и отъ Сына», каковую добавку одобряютъ съ XI вѣка римскіе папы, хотя до этого времени ихъ предшественники, начиная со Св. Келестина, твердо держались рѣшенія Ефесскаго Собора, бывшаго III Вселенскимъ, и исполняли его.
Такъ водворился въ Церкви миръ, нарушенный Несторіемъ. Была защищена истинная Вѣра, и обличено лжеученіе.
Ефесскій Соборъ по справедливости почитается Вселенскимъ, наравнѣ съ предшествовавшими ему Никейскимъ и Царьградскимъ. На немъ присутствовали представители всей Церкви, его рѣшенія были приняты всей Церковію «отъ конецъ до конецъ вселенныя», на немъ было исповѣдано то ученіе, которое содержалось Церковію отъ временъ апостольскихъ. Соборъ не создалъ новаго ученія, но громогласно засвидѣтельствовалъ истину, которую пытались замѣнить вымысломъ; онъ точно изложилъ исповѣданіе Божества Христа, рожденнаго отъ Дѣвы. Вѣрованіе Церкви и ея сужденіе по затронутому вопросу были теперь такъ ясно выражены, что никто не могъ больше приписывать Церкви своихъ лжеумствованій. Могли подниматься въ дальнѣйшемъ другіе вопросы, требующіе рѣшенія всей Церкви, но не о томъ, былъ ли Іисусъ Христосъ Богомъ.
/с. 29/ Послѣдующіе Соборы основывались въ своихъ рѣшеніяхъ на постановленіяхъ, имъ предшествовавшихъ, не составляли новаго Сѵмвола Вѣры и лишь разъясняли его. На III Вселенскомъ Соборѣ твердо и ясно исповѣданоученіе Церкви о Божіей Матери. Прежде Святыми отцами были обличены клеветавшіе на непорочную жизнь Дѣвы Маріи, а теперь объ умаляющихъ Ея честь всѣмъ возвѣщалось: «Кто не исповѣдуетъ Еммануила истиннымъ Богомъ и посему Святую Дѣву Богородицею, такъ какъ Она во плоти родила Слово, сущее отъ Бога Отца, ставшее плотію: да будетъ анаѳема» (отлученъ отъ церкви — 1 анаѳематство Св. Кирилла Александрійскаго).
 
V.
Попытки иконоборцевъ уменьшить славу Царицы Небесной и ихъ посрамленіе.
Послѣ III Вселенскаго Собора еще ревностнѣе стали прибѣгать христіане, какъ въ Царьградѣ, такъ и въ другихъ мѣстахъ, къ предстательству Божіей Матери, и ихъ надежды на Ея заступленіе не оказывались напрасными. Она являла Свою помощь многочисленнымъ больнымъ, безпомощнымъ и бѣдствующимъ. Она многократно являлась защитницей Царьграда отъ враговъ внѣшнихъ, однажды даже показавъ видимымъ образомъ препод. Андрею юродивому Свой дивный Покровъ надъ народомъ, молившимся ночью во Влахернской церкви.
Царица Небесная давала побѣду Византійскимъ Царямъ во бранѣхъ, почему тѣ имѣли обычай брать съ /с. 30/ собою въ походы Ея икону Одигитріи (Путеводительницы). Она укрѣпляла подвижниковъ и ревнителей христіанской жизни въ ихъ борьбѣ со страстями и слабостями человѣческими. Она просвѣщала и наставляла отцовъ и учителей церкви, въ томъ числѣ и самого св. Кирилла Александрійскаго, когда онъ колебался признать невинность и святость Іоанна Златоустаго.
Пречистая Дѣва влагала пѣсни въ уста составителей церковныхъ пѣснопѣній, иногда дѣлая знаменитыми пѣвцами неспособныхъ и не имѣвшихъ пѣсненаго дара, но благочестивыхъ тружениковъ, какъ, напримѣръ, св. Романа Сладкопѣвца. Удивительно ли поэтому, что христіане старались возвеличить имя Своей всегдашней Заступницы. Въ Ея честь устанавливались праздники, Ей посвящались дивныя пѣсни, Ея изображенія почитались.
Злоба «князя міра сего» вооружила «сыновъ отступленія» еще разъ поднять брань противъ Еммануила и Его Матери въ томъ же Царьградѣ, почитавшемъ теперь, какъ и прежде Ефесъ, Божію Матерь своею Заступницей. Не смѣя сначала открыто говорить противъ Взбранной Воеводы, хотѣли уменьшить Ея прославленіе тѣмъ, что запретили почитать иконы Христа и Его угодниковъ, называя это идолопоклонствомъ. Богоматерь и здѣсь укрѣпляла ревнителей благочестія въ борьбѣ за почитаніе образовъ, явивъ многія знаменія отъ Своихъ иконъ и исцѣливъ отсѣченную руку писавшаго въ защиту иконъ Іоанна Дамаскина.
Гоненіе почитателей иконъ и святыхъ окончилось опять побѣдою и торжествомъ православія, ибо почтеніе, воздаваемое иконамъ, восходитъ къ изображаемымъ на нихъ; святые же угодники Божіи чтутся, какъ друзья Божіи, ради благодати Божіей, вселившейся въ нихъ, согласно словамъ псалма «мнѣ же зѣло честни быша друзи Твои». Особенной честью на небѣ и на землѣ прославлена /с. 31/ Пречистая Богоматерь, даже въ дни поруганія святыхъ иконъ явившая черезъ нихъ настолько дивныя чудеса, что и теперь мы съ умиленіемъ вспоминаемъ о нихъ. Пѣснь «О Тебѣ радуется, Благодатная, всякая тварь» и икона «Троеручица» напоминаютъ объ исцѣленіи Іоанна Дамаскина передъ этой иконой; изображеніе Иверской иконы Божіей Матери — о чудесномъ спасеніи отъ враговъ этой иконы, брошенной въ море вдовицей, не могшей спасти ея.
Никакія гоненія на чтущихъ Богоматерь, и все, что связано съ памятью о Ней, не смогли уменьшить любовь христіанъ къ своей Заступницѣ. Установилось правило, что каждый рядъ богослужебныхъ пѣсенъ оканчивается пѣсней или стихомъ въ честь Богоматери (такъ наз. богородичнымъ). Многократно въ году христіане въ разныхъ концахъ вселенной собираются, какъ и прежде собирались, въ храмѣ, чтобы восхвалить Ее, поблагодарить за оказанныя благодѣянія и испросить милости.
Но супостатъ христіанъ діаволъ, который «яко левъ рыкая ходитъ, искій кого поглотити» (1 Петра V, 8), развѣ могъ остаться равнодушнымъ зрителемъ славы Пренепорочной? Развѣ онъ могъ признать себя побѣжденнымъ и перестать вести борьбу съ истиной черезъ людей, творящихъ его волю? И вотъ, когда вся вселенная огласилась благовѣстіемъ Христовой вѣры, когда всюду призывалось имя Пресвятой, земля наполнилась храмами, домы у христіанъ украшались Ея иконами, Ей посвященными, тогда появилось и начало распространяться новое лжеученіе о Богоматери. Это лжеучение тѣмъ опасно, что многіе не могутъ сразу понять, насколько оно подрываетъ истинное почитаніе Богоматери.
/с. 32/
 
VI.
«РЕВНОСТЬ НЕ ПО РАЗУМУ» (Рим. X, 2).
Извращеніе латинянами въ новоизмышленномъ догматѣ «Непорочнаго зачатія» истиннаго почитанія Пресвятыя Богородицы и Приснодѣвы Маріи.
Когда обличены были порицающіе непорочную жизнь Пресвятой Дѣвы, отрицающіе Ея Приснодѣвство, отрицающіе Ея достоинство Божіей Матери, гнушающіеся Ея иконъ — тогда, когда слава Богородицы освѣтила всю вселенную, тогда появилось ученіе, какъ будто возвышающее высоко Дѣву Марію, а въ дѣйствительности отвергающее всѣ Ея добродѣтели.
Это ученіе называется ученіемъ о непорочномъ зачатіи Дѣвы Маріи, а приняли его послѣдователи римскаго папскаго престола. Оно состоитъ въ томъ, что «Преблагословенная Дѣва Марія въ первомъ мгновеніи Своего зачатія, по особенной благодати Всемогущаго Бога и особому преимуществу, ради будущихъ заслугъ Іисуса Христа, Спасителя рода человѣческаго, была сохранена свободною отъ всякой скверны первородной вины» (Булла папы Пія IX о новомъ догматѣ). Другими словами, Божія Матерь при самомъ зачатіи была сохранена отъ первороднаго грѣха и благодатію же Божіею была поставлена въ невозможность имѣть и личные грѣхи.
Христіане не слышали про это до IX вѣка, когда впервые Корвейскій аббатъ Пасхазій Радбертъ высказалъ мнѣніе, что Святая Дѣва была зачатою безъ первороднаго грѣха. Начиная отъ XII вѣка эта мысль начинаетъ распространяться среди духовенства и паствы западной церкви, уже отпавшей отъ Вселенской церкви, и тѣмъ лишившейся благодати Святаго Духа.
/с. 33/ Впрочемъ, и члены римской церкви далеко не всѣ соглашались съ новымъ ученіемъ. Раздѣлились въ мнѣніяхъ даже знаменитѣйшіе богословы запада, такъ сказать, столпы латинской церкви. Фома Аквинатъ и Бернардъ Клервосскій рѣшительно порицали его, въ то время какъ Дунсъ Скоттъ его защищалъ. Отъ учителей раздѣленіе перешло къ ихъ ученикамъ: латинскіе монахи доминиканцы, за своимъ учителемъ Фомою Аквинатомъ, проповѣдывали противъ ученія о непорочномъ зачатіи, а послѣдователи Дунса Скотта — францисканцы старались его всюду насадить. Борьба между этими двумя теченіями продолжалась въ теченіе нѣсколькихъ вѣковъ. И на одной и на другой сторонѣ были личности, считавшіяся среди католиковъ величайшими авторитетами.
Не помогало рѣшенію вопроса то, что нѣкоторые сообщали, что имѣютъ о семъ откровеніе свыше. Знаменитая въ XIV вѣкѣ среди католиковъ монахиня Бригитта въ своихъ запискахъ говорила о явленіяхъ ей Богородицы, Которая Сама ей сказала, что Она зачата непорочно, безъ первороднаго грѣха; а еще болѣе знаменитая современная ей подвижница Екатерина Сіенская утверждала, что въ зачатіи Св. Дѣва была причастна первородному грѣху, откровенія же она получаетъ отъ самого Христа (Прот. Ал. Лебедевъ. «Разности въ ученіи о Пресвятой Богородицѣ церкви восточной и западной»).
Такимъ образомъ, ни на основаніи богословскихъ сочиненій, ни на основаніи чудесныхъ явленій, взаимно противорѣчащихъ, латинская паства не могла разобраться долгое время, гдѣ же истина. Римскіе папы до Сикста IV (конецъ XV вѣка) оставались въ сторонѣ отъ этихъ споровъ, только сей папа въ 1475 году одобрилъ службу, въ которой ясно выражалось ученіе о непорочномъ зачатіи, а нѣсколько лѣтъ спустя воспретилъ осуждать /с. 34/ тѣхъ, кто вѣруетъ въ непорочное зачатіе. Однако, и Сикстъ IV не рѣшился еще утверждать, что таково есть непоколебимое ученіе церкви, почему, запретивъ осуждать тѣхъ, кто вѣруетъ въ непорочное зачатіе, онъ не осуждалъ и тѣхъ, кто вѣруетъ иначе.
Ученіе о непорочномъ зачатіи тѣмъ временемъ пріобрѣтало все больше сторонниковъ среди членовъ римско-папистической церкви. Причиной этому было то, что казалось весьма благочестивымъ и угоднымъ Богоматери воздавать Ей какъ можно больше славы. Стремленіе народа прославить Небесную Заступницу съ одной стороны, а съ другой стороны уклоненіе западныхъ богослововъ въ отвлеченныя разсужденія, приводящія къ лишь кажущейся истинѣ (схоластика), наконецъ. покровительство римскихъ папъ, послѣ Сикста IV — все это привело къ тому, что мнѣніе о непочномъ зачатіи, высказанное Пасхазіемъ Радбертомъ въ IX вѣкѣ, было уже всеобщимъ вѣрованіемъ латинской церкви въ XIX вѣкѣ. Оставалось лишь окончательно это провозгласить церковнымъ ученіемъ, что и сдѣлалъ римскій папа Пій IX, во время торжественнаго служенія 8 дек. 1854 г. объявившій, что непорочное зачатіе Пресв. Дѣвы есть догматъ римской церкви.
Такимъ образомъ, римская церковь прибавила еще одно отступленіе отъ того ученія, которое исповѣдывала, пока была членомъ Соборной Апостольской Церкви, каковую вѣру нерушимо и безъ перемѣнъ и доселѣ содержитъ Православная Церковь. Провозглашеніе новаго догмата удовлетворило широкіе круги народа, принадлежащаго къ римской церкви, въ простотѣ сердца думавшаго, что провозглашеніе новаго ученія въ церкви послужитъ къ вящшей славѣ Богоматери, Которой они этимъ какъ бы дѣлаютъ подарокъ; было удовлетворено и /с. 35/ честолюбіе западныхъ богослововъ, защищавшихъ и разработавшихъ его; а больше всего провозглашеніе новаго догмата принесло пользу самому римскому престолу, такъ какъ, провозгласивши новый догматъ своей властью, хотя и выслушавъ мнѣнія епископовъ католической церкви, римскій папа тѣмъ самымъ открыто присвоилъ себѣ право измѣнять ученіе римской церкви и поставилъ свой голосъ выше свидѣтельства Священнаго Писанія и Преданія. Отсюда прямымъ выводомъ было, что римскіе папы непогрѣшимы въ дѣлахъ вѣры, что тотъ же папа Пій IX также провозгласилъ догматомъ католической церкви въ 1870 году.
Такъ измѣнялось ученіе западной церкви, отпавшей отъ общенія съ Истинной Церковью. Она вводитъ у себя новыя и новыя ученія, думая тѣмъ больше прославить Истину, а въ дѣйствительности искажая ее. Въ то время, какъ Православная Церковь смиренно исповѣдуетъ то, что пріяла отъ Христа и Апостоловъ, римская церковь дерзаетъ дополнять это, то изъ «ревности не по разуму» (Римл. X, 2), то уклоняясь въ суесловія и прекословія лжеименнаго разума (1 Тим. VI, 20). Иначе и не могло быть; что «врата адовы не одолѣютъ Церкви», (Мѳ. XVI, 18), обѣщано лишь истинной, вселенской Церкви, а надъ отпавшими отъ нея сбываются слова: «якоже розга не можетъ плода сотворити о себѣ, аще не будетъ на лозѣ: тако и вы, аще во Мнѣ не пребудете» (Іоанна XV, 4).
Правда, въ самомъ опредѣленіи новаго догмата говорится, что не устанавливается новое ученіе, а лишь провозглашается, какъ церковное, то, которое всегда существовало въ церкви, котораго держались многіе святые отцы, выдержки изъ твореній коихъ приводятся. Однако, всѣ приведенныя изреченія говорятъ лишь о высокой чѣсти Дѣвы Маріи, Ея непорочности, даютъ Ей /с. 36/ многія имена, опредѣляющія Ея чистоту и духовную мощь, но нигдѣ не говорится о непорочности въ зачатіи. Между тѣмъ, тѣ же святые отцы въ другихъ мѣстахъ говорятъ, что лишь Іисусъ Христосъ совершенно чистъ отъ всякаго грѣха, всѣ же люди, какъ рожденные отъ Адама, носили плоть подверженную закону грѣха.
Никто изъ древнихъ святыхъ отцевъ не говоритъ, что Богъ чудеснымъ образомъ еще въ утробѣ очистилъ дѣву Марію, а многіе прямо указываютъ, что дѣва Марія, какъ и всѣ люди, претерпѣла борьбу съ грѣховностью, но явилась побѣдительницей надъ соблазнами и спасена Своимъ Божественнымъ Сыномъ.
Толкователи латинскаго вѣроисповѣданія также говорятъ, что Дѣва Марія спасена Христомъ, но понимаютъ это такъ, что Марія была предохранена отъ скверны первородной вины въ виду будущихъ заслугъ Христовыхъ (Булла о догматѣ непорочнаго зачатія). Дѣва Марія, по ихъ ученію, как бы впередъ получила тотъ даръ, который Христосъ принесъ людямъ Своими страданіями и крестной смертью. Больше того. Говоря о мукахъ Богородицы, которыя Она претерпѣла, стоя при крестѣ Своего возлюбленнаго Сына, и вообще о тѣхъ печаляхъ, которыми была исполнена жизнь Богоматери, они считаютъ ихъ дополненіемъ къ страданіямъ Христовымъ, а Марію нашей соискупительницей. По толкованію латинскихъ богослововъ «Марія сообщна нашему Искупителю, какъ соискупительница» (См. Лебедевъ, тамъ же, стр. 273.) «Въ дѣлѣ искупленія Она нѣкоторымъ образомъ помогала Христу» (Катихизисъ д-ра Ваймара). «Матерь Божія, — пишетъ д-ръ Ленцъ, — не только мужественно перенесла бремя Своего мученичества, но и съ радостью, хотя и съ разбитымъ сердцемъ» («Маріологія д-ра Ленца»). По сей причинѣ Она есть «дополненіе Св. Троицы», а «какъ Сынъ /с. 37/ Ея есть единственный Посредникъ, избранный Богомъ между Его оскорбленнымъ величіемъ и грѣшниками-людьми, такъ точно главная Посредница, поставленная Имъ между Сыномъ и нами, есть Преблагословенная Дѣва». «Тремя отношеніями: Дочери, Матери и Супруги Бога, Святая Дѣва возвышена до нѣкотораго равенства съ Отцемъ, до извѣстнаго превосходства надъ Сыномъ, до извѣстной близости къ Свят. Духу» («Непор. зач.», Малу, еп. Бругесъ).
Такимъ образомъ, по ученію представителей латинскаго богословія, Дѣва Марія въ дѣлѣ Искупленія становится рядомъ съ Самимъ Христомъ и возвышается почти до равенства съ Богомъ. Дальше идти некуда. Если все это еще не оформлено окончательно, какъ догматъ римской церкви, то римскій папа Пій IX, сдѣлавъ въ отношеніи этого первый шагъ, указалъ направленіе для дальнѣйшаго развитія общецерковно признаннаго вѣроученія своей церкви, косвенно подтвердивъ приведенное ученіе о Дѣвѣ Маріи.
Такъ, римская церковь въ своемъ стремленіи возвысить Пресвятую Дѣву идетъ по пути полнаго обожествленія Ея, и если уже сейчасъ ея авторитеты называютъ Марію дополненіемъ Святой Троицы, то скоро можно дождаться, что Дѣву будутъ почитатъ, какъ Бога.
На тотъ же путь стала и группа мыслителей, принадлежащихъ пока еще къ Православной Церкви, но строющихъ новую богословскую систему, положивъ въ основу ея философское ученіе о Премудрости Софіи, какъ объ особой силѣ, связующей Божество и твореніе. Также развивая ученіе о достоинствѣ Богоматери, они хотятъ видѣть въ Ней существо, являющееся чѣмъ-то среднимъ между Богомъ и человѣкомъ. По нѣкоторымъ вопросамъ они умѣреннѣе латинскихъ богослововъ, но по другимъ, /с. 38/ пожалуй, уже опередили ихъ. Отрицая ученіе о непорочномъ зачатіи и свободѣ отъ первороднаго грѣха, они, однако же, учатъ о полной свободѣ Ея отъ всякихъ личныхъ грѣховъ, видя въ Ней посредницу между людьми и Богомъ, подобную Христу: въ лицѣ Христа явилось на землѣ Второе Лицо Святой Троицы, Превѣчное Слово, Сынъ Божій, а Духъ Святый является черезъ Дѣву Марію.
По словамъ одного изъ представителей этого теченія, со вселеніемъ Святаго Духа Марія пріобрѣла «двуединую жизнь, человѣческую и божескую, т. е., совершенно обожается, почему въ Своемъ ѵпостасномъ бытіи является живымъ тварнымъ откровеніемъ Духа Святаго» (Прот. Сергѣй Булваковъ, «Неопалимая Купина», изд. 1927 г. стр. 154), «есть совершенное явленіе Третьей Ѵпостаси», (тамъ же, стр. 175), «тварь, но уже и не тварь» (тамъ же, стр. 191). Это стремленіе къ обоженію Богоматери наблюдается, преимущественно, на западѣ, въ то самое время, какъ тамъ, съ другой стороны, имѣютъ широкій успѣхъ разныя секты протестанскаго характера, вмѣстѣ съ главными вѣтвями протестанства: лютеранствомъ и кальвинизмомъ, вообще отрицающія почитаніе Божіей Матери и Ея молитвенное призываніе.
Но можемъ сказать словами святаго Епифанія Кипрскаго: «одинаковый вредъ въ обѣихъ этихъ ересяхъ, и когда уничижаютъ Дѣву, и когда, напротивъ, прославляютъ Ее сверхъ должнаго». (Св. Епифаній Кипрскій. «Панаріонъ, противъ Коллиридіанъ»). Святой отецъ обличаетъ тѣхъ, которые воздаютъ Ей почти божеское поклоненіе: «Въ чести да будетъ Марія, покланяемъ же да будетъ Господь». (Тамъ же). «Хотя Марія есть сосудъ избранньй, однако женщина по природѣ ничѣмъ отъ другихъ не отличающаяся. Хотя исторія Маріи и преданіе сообщаетъ, что отцу Ея Іоакиму сказано /с. 39/ было въ пустынѣ: «жена твоя зачала», однако это совершилось не безъ союза брачнаго и не безъ сѣмени мужа». (Св. Епіфаній Кипрскій, «Противъ Коллиридіанъ»). «Сверхъ должнаго не должно почитать святыхъ, но чтить Владыку ихъ. Марія не Богъ и не съ неба получила тѣло, но отъ совокупленія мужа и жены, и по обѣтованію, какъ Исаакъ, предуготована къ участію въ домостроительствѣ Божіемъ. Но, съ другой стороны, никто да не дерзаетъ и безумно оскорблять Святую Дѣву». (Св. Епифаній, «Противъ Антидикомаріонитовъ»).
Православная Церковь, высоко превознося Богородицу въ своихъ хвалебныхъ пѣсняхъ, не дерзаетъ приписывать Ей то, что не сообщено о Ней Священнымъ Писаніемъ или Преданіемъ. «Истина чужда всѣхъ преувеличеній и умаленій: она всему даетъ подобающую мѣру и подобающее мѣсто» (Еп. Игнатій Брянчаниновъ). Прославляя непорочность Дѣвы Маріи и мужественное перенесеніе скорбей въ Ея земной жизни, отцы Церкви отвергаютъ, однакоже, мысль, что Она явилась посредницей между Богомъ и людьми въ смыслѣ совмѣстнаго искупленія Ими человѣческаго рода. Говоря о готовности Ея умереть вмѣстѣ съ Сыномъ Ея и съ Нимъ вмѣстѣ страдать ради общаго спасенія, знаменитый отецъ западной церкви святой Амвросій, епископъ Медіоланскій, добавляетъ: «Но страданіе Христово не нуждалось въ помощи, какъ Самъ Господь предсказалъ о томъ задолго раньше: и воззрѣхъ, и не бѣ помощника, и помыслихъ, и никтоже заступи, и избави я мышца Моя» (Ис. 63, 5; Св. Амвросій: «О воспитаніи Дѣвы и приснодѣвствѣ св. Маріи» гл. 7).
Тотъ же святой отецъ учитъ о всеобщности первороднаго грѣха, изъ чего ислключеніемъ является одинъ Христосъ. «Изъ всѣхъ рожденныхъ женами нѣтъ ни /с. 40/ одного совершенно святого, кромѣ Господа Іисуса Христа, Который, по особому новому образу непорочнаго рожденія, не испыталъ земного поврежденія». (Св. Амвросій, In. Luc. k. 2). «Одинъ только Богъ безъ грѣха. Обыкновенно, всѣ раждаемые отъ жены и мужа, т. е. плотскаго союза, бываютъ повинны грѣху. Слѣдовательно, кто не имѣетъ грѣха, тотъ не былъ и зачатъ такимъ образомъ». (Св. Амвросій: «Ap. Aug. de nupcio et concepcio»). «Одинъ только человѣкъ, Ходатай Бога и человѣковъ, свободенъ отъ узъ грѣховнаго рожденія, потому что Онъ родился отъ Дѣвы и потому, что раждаясь, не испыталъ прираженія грѣха». (Св. Амвросій, «Противъ Іуліана», кн. 2).
Другой знаменитый учитель церкви, особенно почитаемый на западѣ, блаженный Августинъ пишетъ: «Что касается до другихъ людей, исключая Того, Кто есть краеугольный камень, я не вижу для нихъ другого средства содѣлаться храмами Божіими и быть для Бога жилищемъ кромѣ духовнаго возрожденія, которому необходимо предшествуетъ рожденіе плотское. Такимъ образомъ, какъ бы мы ни думали о дѣтяхъ, находящихся въ утробѣ матери, хотя бы слово св. Евангелиста, который говоритъ объ Іоаннѣ Крестителѣ, что онъ взыгрался радостію во чревѣ матернемъ (что произошло не иначе, какъ по дѣйствію Св. Духа), или слова Самого Господа, сказанныя Іереміи: «Я освятилъ тебя прежде, чѣмъ ты вышелъ изъ чрева матери» — давали или не давали намъ основаніе думать, что дѣти въ этомъ состояніи способны къ нѣкоторому освященію; но во всякомъ случаѣ несомнѣнно, что то освященіе, по которому всѣ мы вмѣстѣ и каждый въ особенности бываемъ храмомъ Божіимъ, возможно только для возрожденныхъ и что возрожденіе предполагаетъ всегда рожденіе. Только тѣ, которые уже родились, могутъ соединиться со Христомъ и быть въ /с. 41/ союзѣ съ этимъ Божественнымъ тѣломъ, которое дѣлаетъ Его Церковь живымъ храмомъ величія Божія» (Блаженный Августинъ, «Письмо 187»).
Приведенныя слова древнихъ учителей Церкви свидѣтельствуютъ, что на самомъ Западѣ ученіе, нынѣ тамъ распространяемое, отвергалось и тамъ прежде. Даже послѣ отпаденія западной церкви, признаваемый тамъ великимъ авторитетомъ БЕРНАРДЪ писалъ:
«Ужасаюсь, видя, что нынѣ нѣкоторые изъ васъ возжелали перемѣнить состояніе важныхъ вещей, вводя новое празднество, невѣдомое Церкви, неодобряемое разумомъ, неоправдываемое древнимъ преданіемъ. Уже-ли мы болѣе свѣдущи и болѣе благочестивы, нежели отцы наши?.. Вы скажете, должно какъ можно болѣе прославлять Матерь Господа. Это правда; но прославленіе, воздаваемое Царицѣ Небесной, требуетъ различенія. Царственная сія Дѣва не имѣетъ надобности въ ложныхъ прославленіяхъ, обладая истинными вѣнцами славы и знаменіями достоинства. Прославляйте чистоту Ея плоти и святость Ея жизни. Удивляйтесь обилію даровъ сей Дѣвы; поклоняйтесь Ея Божественному Сыну; возносите Ту, которая зачала, не зная похоти, и родила, не зная болѣзни. Что же еще нужно прибавить къ симъ достоинствамъ? Говорятъ, что должно почитать зачатіе, которое предшествовало славному рожденію; ибо если бы не предшествовало зачатіе, то и рожденіе не было бы прославлено. Но что сказать, если бы кто-нибудь по той же самой причинѣ потребовалъ такого же чествованія отца и матери св. Маріи. Равно могутъ потребовать тогоже для Ея дѣдовъ и прадѣдовъ — до безконечности. При томъ же, какимъ образомъ грѣхъ не могъ быть тамъ, гдѣ была похоть. Тѣмъ болѣе пусть не говорятъ, что св. Дѣва зачалась отъ Духа Святаго, а не отъ человѣка; я утверди/с. 42/тельно говорю, что Духъ Святый сошелъ на Нее, а не то, что пришелъ съ Нею».
«Я говорю, что Дѣва Марія не могла быть освящена прежде Своего зачатія, поелику не существовала; если тѣмъ паче не могла быть Она освященною въ минуту Своего зачатія, по причинѣ грѣха съ зачатіемъ нераздѣльнаго, то остается вѣрить, что Она освящена послѣ того, какъ зачалась во утробѣ Своей матери. Это освященіе, если оно уничтожаетъ грѣхъ, дѣлаетъ святымъ Ея рожденіе, но не зачатіе. Никому не дано право быть зачатымъ во святости. Одинъ Господь Христосъ зачатъ отъ Духа Святаго, и Онъ одинъ святъ отъ самаго зачатія своего. Исключая Его, ко всѣмъ потомкамъ Адама относится то, что одинъ изъ нихъ говоритъ о себѣ самомъ, какъ по чувству смиренія, такъ и по сознанію истины: «се бо въ беззаконіяхъ зачатъ есмь» (Пс. 50, 7). Какъ можно требовать, чтобы это зачатіе было свято, когда оно не было дѣломъ Духа Святаго, не говоря уже, что оно происходило отъ похоти? Святая Дѣва отвергнетъ, конечно, ту славу, которая, повидимому, прославляетъ грѣхъ; Она никакъ не оправдаетъ новизны, выдуманной вопреки ученію Церкви, новизны, которая есть мать неблагоразумія, сестра невѣрія и дочь легкомыслія» (Bernard, Ep. 174. Цитировано, какъ и предыдущее (отъ бл. Августина) изъ Лебедева «Разности въ ученіи Церквей»). Приведенныя слова ясно обнаруживаютъ какъ новизну, такъ и нелепость новаго догмата римской церкви.
Ученіе о полной безгрѣшности Божіей Матери:
1) Не соотвѣтствуетъ Священному Писанію, гдѣ неоднократно говорится о безгрѣшности «Единаго Ходата Бога и человѣковъ, человѣка Іисуса Христа» (1 Тим. II, 5), «и грѣха въ Немъ нѣсть», «иже грѣха не сотвори, ни /с. 43/ обрѣтеся лесть во устѣхъ Его», «искушена по всяческимъ, по подобію, развѣ грѣха», «не вѣдѣвшаго бо грѣха, но насъ грѣхъ сотвори»(1 Іо. III, 5; 1 Петр. II, 21; Евр. IV, 15; 2 Кор. V, 21), но про остальныхъ людей сказано: «Кто чистъ отъ скверны? Никтоже, аще и единъ день житіе его на землѣ» (Іов. XIV, 4). «Составляетъ же свою любовь къ намъ Богъ, яко еще грѣшникомъ сущимъ намъ Христосъ за ны умре... Аще бо врази бывше примирихомся Богу смертію Сына Его, множае паче примирившеся, спасемся въ животѣ Его» (Рим. V, 8-10).
2) Противорѣчитъ это ученіе и Священному Преданію, содержащемуся во многочисленныхъ святоотеческихъ твореніяхъ, гдѣ говорится о высокой святости Дѣвы Маріи отъ самаго Ея рожденія и объ очищеніи Ея Духомъ Святымъ при зачатіи Ею Христа, но не при собственномъ Ея зачатіи Анною. «Ни единъ есть чистъ предъ Тобою отъ скверны, ниже аще единъ день живота его есть, развѣ Ты точію единъ на землѣ явивыйся безгрѣшный Господь нашъ Іисуъ Христосъ, Имже вси уповаемъ милость получити и оставленіе грѣховъ», говоритъ Василій Великій, (молитва вечерни Пятидесятницы). «Но когда Христосъ пришелъ черезъ чистую, дѣвственную, не познавшую супружества, богобоязненную, нескверную Матерь безъ брака и безъ отца, и поелику Ему надлежало, родиться, очистилъ женское естество, отринулъ горькую Еву и отвергъ плотскіе законы» (св. Григорій Богословъ, «Похвала дѣвству»), добавляетъ св. Григорій Богословъ. Однако, и тогда, какъ говорятъ объ этомъ святые Василій Великій и Іоаннъ Златоустъ, Она не была поставлена въ невозможность согрѣшить, но продолжала заботиться о Своемъ спасеніи и побѣдила всѣ соблазны (св. Іоаннъ Злат., Толк. Ев. Ін. бесѣда 85; св. Василий Вел., Ер. CLX).
3) Ученіе о томъ, что Божія Матерь была очищена /с. 44/ прежде рожденія, чтобы отъ Нея могъ родиться Чистый Христосъ, безсмысленно, такъ какъ если Чистый Христосъ могъ родиться только, если Дѣва будетъ очищена еще во утробѣ родителей, то для того, чтобъ Дѣва родилась чистою, нужно было бы, чтобы и ея родители были чисты отъ первороднаго грѣха, а они опять бы должны были родиться отъ очищенныхъ родителей, и такъ далѣе идя, пришлось бы прійти къ выводу, что Христосъ не могъ бы воплотиться, если бы предварительно не были очищены отъ первороднаго грѣха всѣ Его предки по плоти до самаго Адама включительно; но тогда бы уже не было нужды въ самомъ воплощеніи Христа, такъ какъ Христосъ сходилъ на землю, чтобы уничтожить грѣхъ.
4) Ученіе, что Божія Матерь была сохранена отъ первороднаго грѣха, какъ и то, что Она благодатію Божіей была сохранена отъ грѣховъ личныхъ, представлетъ Бога немилостивымъ и неправеднымъ, такъ какъ если Богъ могъ сохранить Марію отъ грѣха и очистить еще до рожденія, то почему же Онъ и другихъ людей не очищаетъ до рожденія, но оставляетъ ихъ во грѣхѣ; выходитъ также, что Богъ спасаетъ людей и помимо ихъ воли, до рожденія еще предопредѣляя нѣкоторыхъ ко спасенію.
5) Это ученіе, повидимому имѣющее цѣлью возвысить Богоматерь, въ дѣйствительности совершенно отрицаетъ всѣ Ея добродѣтели. Вѣдь если Марія еще во чревѣ матери, когда еще не могла и пожелать чего-нибудь добраго или злаго, была благодатію Божіею сохранена отъ всякой нечистоты, потомъ той благодатію сохранялась отъ грѣха и послѣ рожденія, то въ чемъ же Ея заслуга? Если Она была поставлена въ невозможность согрѣшить и не согрѣшила, то за что же Ее Богъ прославилъ? Если Она /с. 45/ безъ всякаго усилія или не имѣя никакихъ побужденій согрѣшить осталась чистою, то за что же Она увѣнчана больше всѣхъ? Побѣда безъ непріятеля не бываетъ.
Въ томъ и проявилась праведность и святость Дѣвы Маріи, что Она, будучи «человѣкъ подобострастенъ намъ», такъ возлюбила Бога и предалась Ему, что чистотою Своею высоко возвысилась надъ остальнымъ человѣческимъ родомъ. За то, предувѣдѣнная и предъизбранная, Она и удостоилась, что Духомъ Святымъ, нашедшимъ на Нее, Она была очищена и зачала отъ Него самого Спасителя міра. Ученіе о благодатной безгрѣшности Дѣвы Маріи отрицаетъ Ея побѣду надъ соблазнами и изъ побѣдительницы, заслуженной быть увѣнчанной вѣнцами славы, дѣлаетъ Ее слѣпымъ орудіемъ Божіяго Промысла.
Не возвышеніе и большую славу, а униженіе Ея представляетъ тотъ «подарокъ», который поднесъ Ей Папа Пій IX и всѣ остальные, думающіе, что могутъ прославить Божію Матерь отысканіемъ новыхъ истинъ. Пресвятая Марія настолько прославлена Самимъ Богомъ, такъ высока Своей жизнью на землѣ и Своей славой на небѣ, что человѣческіе вымыслы ничего не могутъ прибавить къ Ея чести и славѣ. То, что люди сами измышляютъ, лишь затемняетъ отъ ихъ очей Ея Ликъ. «Братіе, блюдитеся, да никтоже васъ будетъ прельщая философіею и тщетною лестію, по преданію человѣческому, по стихіямъ міра, а не по Христѣ», писалъ Духомъ Святымъ Апостолъ Павелъ (Кол. II, 8)
Вотъ такою «тщетною лестію» и является ученіе о непорочномъ зачатіи Анною Дѣвы Маріи, на первый взглядъ возвышающее, а въ самомъ дѣлѣ унижающее Ее. Какъ и всякая ложь, оно является сѣменемъ «отца лжи» (Ін. VIII, 44) діавола, сумѣвшаго имъ прельститъ многихъ, не /с. 46/ понимающихъ, что хулятъ Дѣву Марію. Вмѣстѣ съ нимъ должны быть отвергнуты и всѣ остальныя ученія, проистекающія изъ него или сродныя ему. Стремленіе возвысить Пресвятую Дѣву до равенства со Христомъ, придавая Ея материнскимъ мукамъ у креста равное значеніе со страданіями Христа, такъ что страдали одинаково Искупитель и «Соискупительница», по ученію папистовъ, или «что человѣческое существо Богоматери въ небѣ вмѣстѣ съ Богочеловѣкомъ Іисусомъ вкупѣ являютъ полный образъ человѣка» (Прот. С. Булгаковъ. «Неопалимая купина», стр. 141), по ученію лже-софіанцевъ (Софія значитъ премудрость), одинаково есть тщетная лесть и прельщеніе философіей. О Христѣ Іисусѣ «нѣсть мужескій полъ ни женскій» (Гал. III, 28), и Христосъ искупилъ весь человѣческий родъ, почему одинаково въ Его воскресеніе «ликовалъ Адамъ и радовалась Ева» (Воскр. кондаки 1-го и 3-го гласа), а Своимъ вознесеніемъ Господь возвысилъ все естество человѣческое.
Также, что Божія Матерь есть «дополненіе Святой Троицы» или «четвертая ѵпостась» или «Сынъ и Мать являютъ откровеніе Отца чрезъ Вторую и Третью ѵпостась», что Дѣва Марія есть «тварь, но уже и не тварь», все это есть плодъ лжеумствованія, неудовлетворяющагося тѣмъ, что Церковь содержитъ отъ временъ Апостольскихъ и пытающагося прославить Святую Дѣву больше, чѣмъ Ее прославилъ Богъ.
Сбываются слова св. Епифанія Кипрскаго: «Нѣкоторые безумствующіе въ мнѣніи о самой святой Приснодѣвѣ старались и стараются ставить Ее вмѣсто Бога» (св. Епифаній. «Противъ Антидикомаріонитовъ», ересь 78). Но въ безуміи приносимое Дѣвѣ, вмѣсто восхваленія Ея оказывается хуленіемъ, а Пренепорочная отвергаетъ ложь, будучи Матерію Истины (Ін. XIV, 6).
/с. 47/
 
VII.
Православное Почитаніе Богоматери.
Православная Церковь содержитъ о Богородицѣ то, что Священное Преданіе и Священное Писаніе сообщили о Ней, и ежедневно прославляетъ Ее въ своихъ храмахъ, прося у Нея помощи и защиты. Зная, что Ей пріятны лишь тѣ восхваленія, которыя соотвѣтствуютъ Ея дѣйствительной славѣ, святые Отцы и пѣснописцы у Нея Самой и у Ея Сына молили вразумить ихъ, какъ воспѣвать Ее: «Огради помышленія моя, Христе мой, ибо чистую Матерь Твою воспѣти дерзаю» (Икосъ Успенія). «Церковь учитъ, что Христосъ истинно родился отъ Маріи Приснодѣвы» (св. Епифаній Кипр., «Истинное слово о вѣрѣ»). «Необходимо намъ исповѣдывать, что Святая приснодѣвственная Марія дѣйствительно есть Богородица, чтобы не впасть въ злохуленіе. Ибо отрицающіе, что Святая Дѣва дѣйствительно есть Богородица не суть уже вѣрные, но ученики фарисеевъ и садукеевъ» (Преп. Ефремъ Сиринъ, «Монаху Іоанну»).
Изъ преданія извѣстно, что Марія была дочь престарѣлыхъ Іоакима и Анны, причемъ, Іоакимъ происходилъ изъ царственнаго рода Давида, а Анна изъ священническаго рода. Несмотря на такое знатное происхожденіе, они были бѣдны. Однако, не это печалило этихъ праведныхъ людей, а то, что они не имѣли дѣтей и не могли надѣяться, что ихъ потомокъ увидитъ Мессію. И вотъ, когда однажды, презираемые евреями за свое неплодіе, они оба въ горести души возносили Богу молитвы, Іоакимъ на горѣ, гдѣ уединился послѣ того, какъ священникъ не захотѣлъ принести его жертвы въ храмѣ, а Анна у себя въ саду, оплакивая свое безплодство, тогда явился имъ Ангелъ и сообщилъ, что они родятъ дочь, Обрадованные, они обѣщали посвятить свое дитя Богу.
/с. 48/ Черезъ 9 мѣсяцевъ родилась у нихъ дочь, названная Маріею, съ ранняго дѣтства проявившая наилучшія душевныя качества. Когда ей исполнилось три года, родители, исполняя обѣщаніе, торжественно отвели въ іерусалимскій храмъ малую Марію, Которая сама взошла по высокимъ ступенькамъ, а встрѣтившимъ Ее Первосвященникомъ, по откровенію Божію, введена была въ самое Святое Святыхъ, совводя съ Собой почивавшую на Ней благодать Божію въ дотолѣ безблагодатный храмъ. (Кондакъ Введенія. Это былъ вновь построенный храмъ, въ который слава Божія не сходила, какъ въ Скинію или Соломоновъ). Она поселилась въ существовавшихъ при храмѣ помѣщеніяхъ для дѣвъ, но такъ много времени проводила въ молитвѣ во Святомъ Святыхъ, что, можно сказать, жила въ немъ (Стихиры Введенія на «Господи воззвахъ» 2-я и на «славу и нынѣ»). Украшенная всѣми добродѣтелями, Она явила примѣръ необычайно чистой жизни. Всѣмъ покорная и послушная, Она никого не оскорбила, никому не сказала грубаго слова, ко всѣмъ была привѣтлива, даже не допускала скверной мысли. (Сокращенно изъ св. Амвросія Медіол.: «О Приснодѣвствѣ Дѣвы Маріи»).
«Несмотря на праведность и непорочность жизни, которую проводила Богородица, грѣхъ и вѣчная смерть проявляли въ Ней свое присутсвіе. Они не могли не проявляться: таково точное и вѣрное ученіе Православной Церкви о Богоматери по отношенію къ первородному грѣху и смерти» (Епископъ Игнатій Брянчаниновъ: «Изложеніе ученія Православной Церкви о Божіей Матери»). «Чуждая грѣховнаго паденія» (св. Амвросій Мед., толк. 118 пс.), Она не была чужда грѣховныхъ искушеній. «Вѣдь одинъ Богъ безъ грѣха» (св. Амвросій Мед., тамъ же.), а человѣкъ всегда будетъ имѣть въ себѣ, что нужно еще исправить и усовершенствовать, /с. 49/ чтобы выполнить Божію заповѣдь: «Святи будите, яко Азъ святъ есмь, Господь Богъ Вашъ» (Левитъ XIX, 2). Чѣмъ чище кто и совершеннѣе, тѣмъ больше онъ замѣчаетъ свои несовершенства и тѣмъ недостойнѣе себя считаетъ.
Дѣва Марія, всю Себя отдавшая Богу, хотя и отражала отъ Себя всякое поползновеніе ко грѣху, сильнѣе другихъ ощущала слабость человѣческой природы и пламенно желала прихода Спасителя. Она въ смиреніи почитала Себя недостойной быть и служанкой имѣющей Его родить Дѣвы. Чтобы ничто не отвлекало Ея отъ молитвы и вниманія къ себѣ, Марія дала Богу обѣтъ безбрачія, дабы всю Свою жизнь угождать лишь Ему. Обрученная старцу Іосифу, когда Ея года не позволяли Ей больше оставаться при храмѣ, Она поселилась въ его домѣ въ Назаретѣ. Здѣсь удостоилась Дѣва прихода Архангела Гавріила, благовѣстившаго Ей о рожденіи отъ Нея Вышняго. «Радуйся, благодатная: Господь съ Тобою. Благословена Ты въ женахъ... Духъ Святый найдетъ на Тя и Сила Вышняго осѣнитъ Тя: тѣмже и раждаемое свято, наречется Сынъ Божій» (Лук. I, 28-35).
Смиренно и покорно приняла Марія ангельское благовѣстіе. «Тогда же Слово, какъ Ему Самому извѣстно, низошло и, какъ Само изволило, подвиглось, вошло въ Марію и вселилось въ Ней» (Преп. Ефремъ Сиринъ. «Похв. п. Божіей Матери»). «Какъ молнія озаряетъ сокровенное, такъ и Христосъ очищаетъ сокровенное естества. Онъ очистилъ и Дѣву, и потомъ родился, чтобы показать, что, гдѣ Христосъ, тамъ проявляется чистота во всей силѣ. Очистилъ Дѣву, предуготовавъ Духомъ Святымъ, и потомъ утроба, ставъ чистою, зачинаетъ Его. Очистилъ Дѣву при Ея непорочности, почему и родившись оставилъ Дѣвою. Не говорю, что Марія стала безсмертною, но что, осіяваемая благодатію, Она не возмущалась /с. 50/ грѣховными пожеланіями.» (Преп. Ефремъ Сиринъ. «Слово на еретиковъ», 41). «Вселился въ Нее свѣтъ, омылъ Ея умъ, чистыми содѣлалъ Ея помыслы, уцѣломудрилъ попеченія Ея, освятилъ дѣвство Ея.» (Преп. Ефремъ Сиринъ. «Марія и Ева»). «Чистую по человѣческимъ понятіямъ сдѣлалъ благодатно-чистой» (Епископъ Игнатій Брячаниновъ. «Изложеніе ученія Православной Церкви о Божіей Матери»).
Марія не сказала никому про явленіе Ангела, но Ангелъ самъ объявилъ Іосифу о чудесномъ зачатіи Маріею отъ Духа Святаго (Мѳ. I, 18-25), а по рожденіи Христовомъ со множествомъ воинства небеснаго благовѣстилъ пастырямъ. Пастыри, прійдя поклониться Новорожденному, сказали, что слышали о Немъ. Прежде молча претерпѣвшая подозрѣніе, Марія теперь молча слушала и «слагала въ сердцѣ Своемъ» слова о величіи Своего Сына (Лк. II, 8-19). Слышала Она черезъ 40 дней хвалебную молитву Симеона и предсказаніе объ оружіи, которое пройдетъ чрезъ Ея душу. Послѣ видѣла, какъ Іисусъ преуспѣвалъ въ премудрости, слышала Его въ 12 лѣтъ поучающимъ въ храмѣ и все «соблюдала въ сердцѣ Своемъ» (Лк. II, 21-51).
Хотя и благодатная, Она еще не вполнѣ разумѣла, въ чемъ будетъ состоять служеніе и величіе Ея Сына. Еврейскія понятія о Мессіи были Ей еще близки, а естественныя чувства заставляли Ее заботиться о Немъ, охраняя Его отъ чрезмѣрныхъ, какъ могло казаться, трудовъ и опасностей. Поэтому невольно Она вначалѣ становилась на пути Своего Сына, что и вызвало Его указаніе о превосходствѣ родства духовнаго надъ тѣлеснымъ (Мѳ. XII, 46-49). «Имѣлъ Онъ попеченіе и о чести Матери, но гораздо болѣе объ Ея душевномъ спасеніи и о благѣ людей, для чего и плотію облекся» (Іоаннъ Златоустъ. Толк. Ін., бесѣда XII). Марія /с. 51/ уразумѣла это и, «слышавши рѣчь Божію, сохранила ее» (Лк. XI, 27-28). Какъ ни одинъ человѣкъ, Она возымѣла тѣ же чувствованія, что и Христосъ (Фил. II, 5), безропотно перенеся материнскую скорбь, когда видѣла Своего Сына гонимымъ и страдающимъ. Обрадованная въ день Воскресенія, Она въ день Пятидесятницы облеклась Силою свыше (Лк. XXIV, 49). Сошедшій на Нее Духъ Святый «Ее научилъ всему» (Ін. XIV, 26), и «наставилъ на всяку истину» (Ін. XV, 13). Просвѣщенная, Она еще ревностнѣе стала трудиться творить слышанное Ею отъ Ея Сына и Искупителя, чтобы взойти къ Нему и быть съ Нимъ.
Конецъ земной жизни Пресвятой Богородицы былъ началомъ Ея величія. «Преукрашенная божественною славою» (Ирмосъ канона Успенія), Она стоитъ, будетъ стоять и въ день страшнаго суда и въ будущемъ вѣкѣ, одесную престола Сына Своего, царствуетъ съ Нимъ и имѣетъ дерзновеніе къ Нему, какъ Его Мать по плоти и какъ единонравная по духу, какъ волю Божію сотворившая и другихъ научившая (Мѳ. V, 19). Любвеобильная и милосердная, Она любовь къ Сыну и Богу Своему проявляетъ въ любви къ человѣческому роду, предстательствуетъ за него предъ Милостивымъ и, обходя землю, помогаетъ людямъ.
Испытавшая всѣ тяжести земной жизни, Заступница рода христіанскаго видитъ каждую слезу, слышитъ каждое стенаніе и мольбу, обращенную къ Ней. Особенно Ей близки тѣ, которые трудятся въ борьбѣ со страстями и ревнуютъ о богоугодной жизни. Но и въ житейскихъ попеченіяхъ Она незамѣнимая помощница. «Всѣхъ скорбящихъ радосте, и обидимыхъ заступнице, и алчущихъ питательнице, странныхъ утѣшеніе, обуреваемыхъ пристанище, больныхъ посѣщеніе, немощныхъ покровъ и заступнице, жезлъ старости, Мати Бога вышняго, Ты еси, /с. 52/ Пречистая» (Стихира Одигитріи). «Надежда, и предстательство, и прибѣжище христіанъ», въ «молитвахъ неусыпающая Богородица» (Кондакъ Успенія), «спасающая міръ непрестанною Своею молитвою» (Богородиченъ III-го гласа), «день и ночь молится о насъ и скиптры Царствія Ея молитвами утверждаются» (Повседневная полунощница).
Нѣтъ ума и словъ выразить величіе Той, Которая родилась въ грѣшномъ человѣческомъ родѣ, а стала Честнѣйшая Херувимъ и славнѣйшая Серафимъ. «Неизреченныхъ Божіихъ и Божественныхъ таинъ зря въ Дѣвѣ благодать являемую и исполняемую явственно, радуюся и образъ разумѣти недоумѣюся, странный и неизреченный, како избранная чистая едина явися паче всея твари видимыя и разумѣваемыя. Тѣмъ восхвалити хотя Сію, ужасаюся зѣло, умомъ же и словомъ, обаче дерзая, проповѣдую и величаю: сія есть селеніе небесное» (Икосъ Введенія во храмъ). «Недоумѣетъ всякъ языкъ благохвалити по достоянію, изумѣваетъ же умъ и премірный пѣти тя, Богородице: обаче благая сущи вѣру пріими, ибо любовь вѣси божественную нашу, Ты бо христіанъ еси предстательница, Тя величаемъ» (Ирмосъ 9 пѣсни Богоявленія).
 
Іеромонахъ Іоаннъ (Максимовичъ), инокъ Мильковскія Обители Введенія во храмъ Пресвятыя Богородицы.
 
Югославія, 1928 г.
 
Примѣчаніе:
[1] Печатается съ 1933 года изданія въ «Прав. Русск. Календарѣ» на 1933 годъ, типографія Братства Прпд. Іова Почаевскаго во Владиміровой у Свидника, Чехословакія. 
 
 
Источникъ: Блаж. Архіепископъ Іоаннъ (Максимовичъ)Православное почитаніе Божіей Матери. — Вильмуассонъ – СПб.: Изданіе Миссіонерскаго Фонда Западно-Европейской епархіи РПЦЗ и Общины Казанской церкви Воскресенскаго Новодѣвичьяго монастыря С.-Петербурга юрисдикціи Архіерейскаго Сѵнода РПЦЗ, 1992. — С. 13-52.

Для публикации комментариев необходимо стать зарегистрированным пользователем на сайте и войти в систему, используя закладку "Вход", находящуюся в правом верхнем углу страницы.

Joomla SEF URLs by Artio