RizVN Login



   

АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ
Печать

Протопр. Георгій Граббе: ЕДИНЕНІЕ ИЛИ РАЗДРОБЛЕНІЕ?

Автор: Монахиня Вера вкл. . Опубликовано в Архив РПЦЗ (Просмотров: 100)

Протопр. Георгій Граббе (буд. еп. Григорій) († 1995 г.) 
ЦЕРКОВЬ И ЕЯ УЧЕНІЕ ВЪ ЖИЗНИ. 
(Собраніе сочиненій, томъ 1-й. Монреаль, 1964).
XVII. 
ЕДИНЕНІЕ ИЛИ РАЗДРОБЛЕНІЕ? 
(По поводу книжки проф. Троицкаго «Размѣжеваніе или расколъ», Имка Прессъ, Парижъ, 1932).
I.

Подъ такимъ заглавіемъ вышла книжка проф. С. В. Троицкаго о русской церковной смутѣ за рубежомъ и о мѣрахъ къ ея прекращенію. Авторъ выступаетъ въ качествѣ строгаго судьи всѣхъ іерарховъ, возглавляющихъ различныя стороны въ этомъ спорѣ: «Всѣхъ я признаю», пишетъ онъ, «но ни чьихъ ошибокъ не одобряю» (стр. 6).

Трудно, конечно, приписывать кому бы то ни было изъ іерарховъ полную непогрѣшимость, а разъ возникаетъ расколъ, то очевидно, въ немъ кто-то виноватъ. Отысканіе на почвѣ канонической науки этого виновнаго, или точнѣе, изслѣдованіе, какая сторона права и какая заблуждается, разумѣется, тема важная, интересная и не безполезная. Поэтому, узнавъ о выходѣ книжки г. Троицкаго, я поторопился ее купить. Прочитавъ ее, я дѣйствительно нашелъ не мало цѣннаго въ анализѣ нѣкоторыхъ явленій въ церковной жизни, но, къ сожалѣнію, я не обнаружилъ самаго главнаго: справедливаго діагноза недуга, объявшаго нашу Зарубежную Церковь и разумнаго, правильнаго указанія мѣръ, коими можно было бы излѣчить эту болѣзнь.

Прослѣдимъ мысль автора.

/с. 207/ Онъ начинаетъ съ того, что доказываетъ, что Православная Церковь «вовсе не видитъ въ образованіи или сохраненіи обширныхъ церквей своего идеала, а видитъ лишь временную уступку требованіямъ обстоятельствъ» (стр. 16), что когда внѣшнія условія вызывали дробленіе церковныхъ единицъ, церковное сознаніе не усматривало въ этомъ дробленіи страшнаго бѣдствія, грозящаго опасностью для самаго существованія Православія, а лишь видѣло въ этомъ каноническое приспособленіе Церкви къ измѣнившимся условіямъ ея существованія (стр. 18-19). Это совершенно вѣрно. Въ зависимости отъ обстоятельствъ (напр. измѣненія государственныхъ границъ) можетъ быть допустимо или дробленіе или, наоборотъ, сліяніе Церквей. Нѣтъ, напримѣръ, сомнѣнія въ необходимости совершившагося отдѣленія Русской Церкви отъ Константинополя, какъ нѣтъ сомнѣнія и въ благодѣтельности объединенія разныхъ Церквей въ нынѣшней Сербской Церкви. Принципіально допустимо, и то и другое, но при этомъ надо отмѣтить, что какъ бы ни потребно было дробленіе въ каждомъ отдѣльномъ случаѣ, оно почти никогда не проходитъ безболѣзненно: примѣры Болгарской Церкви и Польской — на лицо. Каждое такое дробленіе, разъ оно происходитъ не по иниціативѣ и безъ согласія Церкви-Матери, всегда вызываетъ большее или меньшее потрясеніе или соблазнъ. Сліяніе же, наоборотъ, обычно происходитъ безболѣзненно и только укрѣпляетъ Церкви, ибо, чѣмъ обширнѣе Церковь, тѣмъ полнѣе можетъ быть ея жизнь. Авторъ справедливо указываетъ три условія, при которыхъ только допустимо дробленіе [1].

«1. Благо Церкви;

 2. Способность отдѣляющейся части Церкви къ самостоятельному существованію;

 3. Воля самой раздѣляемой Церкви, выражающаяся въ желаніи отдѣляющейся части получить самостоятельность и въ согласіи Церкви-Матери на такое отдѣленіе» (стр. 22). /с. 208/ Скажемъ со своей стороны, что такая воля раздѣляемой Церкви должна быть высказана соборомъ ея іерарховъ.

Разсматривая различные историческіе примѣры, въ которыхъ дробленіе вызывалось требованіями Церковной пользы, авторъ переходитъ къ вопросу о возможности подчиненія Западно-Европейскихъ Русскихъ церквей Московской церковной власти при нынѣшнихъ условіяхъ и приходитъ къ выводу, что благо Церкви требуетъ въ данномъ случаѣ отдѣленія отъ Москвы, съ которой сейчасъ нормальныя отношенія для заграничной епархіи невозможны (стр. 34-36). Съ этимъ нельзя не согласиться, но нельзя и не удивиться тому, что проф. Троицкій обсуждаетъ этотъ вопросъ лишь въ приложеніи къ одной Западно-Европейской епархіи, а не ко всей Зарубежной Церкви. Тутъ у него весьма существенная ошибка или тенденція.

Одну только Западно-Европейскую епархію принимаетъ онъ во вниманіе и тогда, когда говоритъ о второмъ условіи для самостоятельнаго существованія, т. е. о достаточномъ количествѣ епископовъ для того, чтобы по выраженію Карѳагенскаго Собора въ посланіи къ Папѣ Целестину, Церковь сама на «своихъ мѣстахъ» могла рѣшать всѣ возникающіе вопросы. Авторъ находитъ, что Западно-Европейская епархія могла бы существовать самостоятельно, но только при томъ условіи, что викарные епископы ея имѣли бы права епархіальныхъ (между тѣмъ какъ митрополитъ Евлогій, наоборотъ крайне ограничивалъ всегда объемъ правъ своихъ викаріевъ). По мнѣнію проф. Троицкаго, Митрополитъ Евлогій долженъ былъ бы преобразовать епархію въ Митрополичій округъ, предоставивъ своимъ викаріямъ (которыхъ, кстати сказать, у него три, а не четыре, какъ пишетъ авторъ) права самостоятельныхъ архіереевъ, основываясь на постановленіи Св. Патріарха, Св. Сѵнода и Высшаго Церковнаго Совѣта 7/20-ХІ-1920 за № 362 (стр. 42-44). Разбирая примѣнимость этого постановленія, проф. Троицкій опять останавливается только на Западно-Европейскихъ церквахъ, что несомнѣнно надо признать слишкомъ узкимъ примѣненіемъ Постановленія. Напомню вкратцѣ его содержаніе: Постановленіе предусматриваетъ случай, что епархія «вслѣдствіе передвиженія фронта, измѣненія государственной границы и т. п. окажется внѣ всякаго общенія съ Высшимъ Церковнымъ Управленіемъ или само Высшее Церковное Управленіе почему-либо прекратитъ свою дѣятельность». На этотъ случай предписывается /с. 209/ или объединеніе нѣсколькихъ епархій «находящихся въ одинаковыхъ условіяхъ» на предметъ организованія высшей инстанціи церковной власти, или же, если невозможно установить сношеніе съ сосѣдними епархіями, Епископъ воспринимаетъ на себя всю полноту церковной власти, предоставленной ему канонами, или, наконецъ, раздѣляетъ свою епархію на нѣсколько мѣстныхъ епархій.

Проф. Троицкій заявляетъ, что первый выходъ — организація Высшаго Церковнаго Управленія — не примѣнимъ для заграницы. «Въ самомъ дѣлѣ», пишетъ онъ, «развѣ можно назвать сосѣдними и находящимися въ одинаковыхъ условіяхъ русскія епархіи въ Югославіи, Китаѣ и Америкѣ» (стр. 49). Это аргументъ недостаточный. Вѣдь все дѣло въ томъ, какъ понимать «сосѣдство епархій и одинаковыя условія». Прежде всего не надо забывать, что постановленіе вынесено во время гражданской войны. При такихъ условіяхъ «сосѣдство» надо понимать въ смыслѣ близости и возможности постоянныхъ нормальныхъ сношеній, а «одинаковыя условія» въ томъ смыслѣ, что епархіи находятся не на территоріяхъ враждующихъ армій, а въ болѣе или менѣе сходныхъ правовыхъ условіяхъ жизни, допускающихъ возможность объединиться, какъ это и есть въ Зарубежной Церкви, хотя и она разбросана по разнымъ странамъ. «Сосѣдствомъ и одинаковыми условіями» Постановленіе, т. о., только опредѣляетъ возможность объединенія, не только допуская объединеніе отдѣльныхъ другъ отъ друга епархій, но, наоборотъ, даже налагая на іерарховъ долгъ осуществить его, если только есть къ тому практическая возможность. Вѣдь преобразованіе одной епархіи въ округъ Постановленіе указываетъ лишь какъ выходъ изъ положенія «въ случаѣ невозможности установить сношенія съ Архіереями сосѣднихъ епархій» (§ 2 Постановленія). Можно ли говорить о невозможности для Сѣверо-Американской или Западно-Европейской епархіи установить сношенія другъ съ другомъ и съ Дальне-Восточными епархіями? Наконецъ, если всѣ епископы согласны и желаютъ объединиться, то почему же имъ этого не сдѣлать? Если имѣетъ право на образованіе Высшаго Церковнаго Управленія или Митрополичьяго округа каждая отдѣльная оторванная епархія, то по какой логикѣ г. Троицкій оспариваетъ то же право у ихъ совокупности? Моральный же вѣсъ объединенной Русской Церкви во всякомъ случаѣ всегда будетъ больше чѣмъ вѣсъ ея въ раздробленномъ видѣ. Можно ли, т. о., возражать на основаніи Постановленія 1920 года противъ /с. 210/ законности объединенія всей Зарубежной Церкви независимо отъ того, въ какомъ мѣстѣ находился бы центральный органъ управленія? — Нѣтъ. Чтобы возражать противъ этого положенія нужно цинично, по русской поговоркѣ, относиться къ закону, какъ къ дышлу: «куда повернешь, туда и вышло». Если же понимать одинаковыя условія въ абсолютно буквальномъ смыслѣ, какъ, повидимому, хочетъ того профессоръ Троицкій, то этихъ данныхъ для созданія округа нѣтъ и въ одной только Западной Европѣ, ибо въ разныхъ государствахъ, въ коихъ есть церкви образующія Западно-Европейскую епархію, различны законы, а, слѣдовательно, и условія жизни не совсѣмъ одинаковы. Странно говорить и о «невозможности» имѣть одинъ центръ для всей заграничной Церкви послѣ того, что уже больше 10-ти лѣтъ существуетъ такой центръ въ Сремскихъ Карловцахъ и вокругъ этого центра ширится и растетъ, несмотря на все, заграничная церковная жизнь. Что центръ этотъ существуетъ не въ ущербъ епархіямъ, видно на примѣрѣ той же Западно-Европейской епархіи: несмотря на произведенную Митрополитомъ Евлогіемъ смуту, въ епархіи Архіепископа Серафима до 50 приходовъ и изъ нихъ очень значительная часть создалась послѣ отпаденія Митрополита Евлогія. И въ другихъ епархіяхъ, напр., въ Америкѣ, идетъ такой же ростъ.

Ссылаться теперь на закрытіе Патріархомъ Тихономъ Высшаго Церковнаго Управленія за его политическія выступленія тоже нельзя. Теперь совершенно ясно, что тутъ сказалось вліяніе большевиковъ и что въ Москвѣ были мало освѣдомлены о положеніи за границей. Вѣдь указъ говоритъ только о церквахъ въ Западной Европѣ и ни словомъ не упоминаетъ о другихъ епархіяхъ, коихъ тогда было 9, точно ихъ нѣтъ и имъ никакое управленіе не нужно [2], а самое постановленіе выносится на основаніи газетнаго сообщенія, безъ какого-либо предложенія дать объясненія. Насколько мало были освѣдомлены въ Москвѣ о положеніи заграничной Церкви и позднѣе, видно и изъ письма Митрополита Сергія отъ 30-VIII / 12-IX-1926 года о заграничной смутѣ: «Дорогіе Святители, — пишетъ онъ. — Вы просите меня быть судьею въ дѣлѣ, котораго я совершенно не знаю. Не знаю я изъ кого /с. 211/ состоитъ Вашъ Сѵнодъ и Соборъ, и какія ихъ полномочія». И наконецъ онъ ставитъ вопросъ: «Можетъ ли, вообще, Московская Патріархія быть руководительницей церковной жизни православныхъ эмигрантовъ, когда между ними фактически нѣтъ отношеній»? Конечно не можетъ — естественно приходитъ на умъ отвѣтъ и отвѣтить на этотъ вопросъ иначе М. Евлогій могъ, только въ цѣляхъ получить, хоть не надолго, поддержку изъ Москвы, на подчиненіе которой онъ все время ссылался. Если теперь г. Троицкій съ полнымъ основаніемъ замѣчаетъ, что заграничныя епархіи разобщены съ центромъ, ибо «такое общеніе, при которомъ все, что не соотвѣтствуетъ видамъ антицерковной власти, не можетъ быть сообщено, ни въ какомъ случаѣ нельзя признать достаточнымъ» (стр. 30), и далѣе, что «если и нельзя сказать, что между Западно-Европейской епархіей и Москвой прекратилось всякое общеніе, то, во всякомъ случаѣ, нужно признать, что каноническое общеніе здѣсь прекратилось и, слѣдовательно, наступило состояніе, дающее право на примѣненіе въ Западно-Европейской епархіи Постановленія 1920 года», (тамъ же), — то совершенно одинаково это можно было сказать и въ 1922 году и ранѣе [3]. Если теперь г. Троицкій высказываетъ мнѣніе, что Митрополитъ Евлогій могъ бы, и послѣ увольненія его Митрополитомъ Сергіемъ, реорганизовать свое управленіе на основаніи Постановленія 20 года, то почему онъ отрицаетъ такое право за Архіерейскимъ Сѵнодомъ въ 1922 году? Я не вижу въ этомъ ни логики, ни безпристрастія ученаго изслѣдователя.

Кстати будетъ тутъ замѣтить, что г. Троицкій очень убѣдительно доказываетъ, что Постановленіе 1920 года остается въ силѣ и теперь, несмотря, добавимъ мы, на всѣ заявленія Митрополита Сергія о томъ, что якобы при немъ нормально функціонируетъ назначенный имъ Сѵнодъ, хотя самое существованіе Сѵнода не выборнаго, а по назначенію, есть явленіе ненормальное. Авторъ допускаетъ возраженія: «Пусть Постановленіе 20 года даетъ Западно-Европейской епархіи право на самостоятельность. Но вѣдь помимо этого Постановленія существуютъ и указы Митрополита Сергія и его Сѵнода, таковую самостоятельность запрещающіе. Общее /с. 212/ юридическое правило lex posterior derogat priorem, не чуждое и Св. Писанію (Римл. VII, 8 и др.), принято и въ правѣ каноническомъ... Но вѣдь указы Митрополита Сергія изданы на 10 лѣтъ позднѣе Постановленія 20 года, и слѣдовательно, обязательно не Постановленіе, а указы, а потому и Управленіе Западно-Европейской епархіи не имѣетъ права ссылаться на Постановленіе» (стр. 80-81). Авторъ справедливо замѣчаетъ, что, при коллизіи церковныхъ постановленій, вопросъ о дѣйствительности того или другого постановленія «рѣшается не на основаніи лишь ихъ хронологической послѣдовательности, а прежде всего на основаніи ихъ авторитетности» (стр. 81). Отмѣчая далѣе, что законодательная власть въ Русской Церкви принадлежитъ Собору, а согласно Соборному опредѣленію отъ 8 декабря 1917 года отд. Г. (Церк. Вѣд. 1922, № 2, стр. 7) «въ междусоборное время Сѵнодъ и Высшій Церковный Совѣтъ, каждый въ отдѣльности или совмѣстно, по принадлежности, разрѣшаютъ всѣ недоразумѣнія и вопросы, порожденные неполнотою и неясностью законовъ и соборныхъ опредѣленій», онъ приходитъ къ выводу, что Постановленіе 7/20-XI 1920 г. имѣетъ сейчасъ силу закона. «Постановленіе это (§ 10) само указываетъ и срокъ своего дѣйствія — до возстановленія центральной церковной власти въ видѣ Высшаго Церковнаго Управленія во главѣ со Святѣйшимъ Патріархомъ. Кто же могъ отмѣнить это Постановленіе? Это могло сдѣлать или само Высшее Церковное Управленіе или Соборъ Русской Церкви. Патріархъ не могъ сдѣлать этого, такъ какъ ему не предоставлено право, не только отмѣнять рѣшенія, Сѵнода и Высшаго Церковнаго Совѣта, но даже и пріостанавливать приведеніе сихъ рѣшеній въ исполненіе» (стр. 83). Тѣмъ менѣе это можетъ дѣлать Патріаршій Мѣстоблюститель и еще менѣе Замѣститель Мѣстоблюстителя. Опредѣленіе Московскаго Собора отъ 20-VII — 10-VIII-1917 года даетъ очень небольшія права Мѣстоблюстителю. «Самъ по себѣ онъ можетъ лишь созвать Соборъ для избранія Патріарха, а совмѣстно съ Сѵнодомъ сноситься съ другими Церквами во исполненіе Сѵнодальныхъ или Соборныхъ постановленій, обращаться къ Русской Церкви съ посланіями и заботиться о замѣщеніи арх. каѳедръ»... (84-85). «Но если и самъ Патріархъ Тихонъ былъ не въ правѣ отмѣнять Постановленіе 1920 года, и дѣйствительно не отмѣнилъ его, то тѣмъ менѣе это можетъ сдѣлать Митрополитъ Сергій и потому его указы о лишеніи самостоятельности Западно-Европейской епархіи, какъ противорѣчащіе обязательному и для /с. 213/ него Постановленію, незаконны и недѣйствительны». Этотъ выводъ будетъ правиленъ, если вмѣсто Западно-Европейской епархіи мы поставимъ всю Зарубежную Церковь. Митрополитъ Евлогій лишилъ себя права ссылаться на Постановленіе 20 года съ тѣхъ поръ, какъ заявилъ о возможности для него регулярныхъ сношеній съ Москвой и о полномъ своемъ подчиненіи Митрополиту Сергію. Можно было бы еще говорить о возможности ему на дѣлѣ убѣдиться въ своей ошибкѣ и тогда перейти къ порядку, предусмотрѣнному Постановленіемъ 20 года, но... все портится тѣмъ, что Митрополитъ Евлогій сдѣлалъ это лишь въ моментъ наложенія на него прещенія, между тѣмъ какъ въ отношеніи регулярности сношеній никакихъ измѣненій не произошло. Слѣдуетъ обратить вниманіе на то, что Митрополитъ Сергій наложилъ прещеніе ка Митрополита Евлогія за его скромное противобольшевицское выступленіе въ Лондонѣ, а въ то же время не издалъ никакихъ актовъ противъ Архіерейскаго Сѵнода, коего Предсѣдатель Митрополитъ Антоній выступаетъ противъ большевиковъ столь часто и столь ярко. Очень ясно почему: Митрополитъ Евлогій вошелъ въ подчиненіе ему, а Архіерейскій Сѵнодъ стоитъ на почвѣ Постановленія 20 года и потому отвѣтствененъ не передъ Митроп. Сергіемъ, а передъ будущ. Всероссійскимъ Соборомъ. Доводы г. Троицкаго объ ограниченности правъ Замѣстителя Мѣстоблюстителя и о неотмѣняемости, пока что, Постановленія 20 года блестяще это доказываютъ.

Не менѣе убѣдительно доказываетъ онъ и недопустимость, съ канонической точки зрѣнія, перехода Митрополита Евлогія въ юрисдикцію Константинопольскаго Патріарха. Онъ очень правильно замѣчаетъ, что къ Константинопольскому Патріарху Митрополиту Евлогію нельзя было бы обращаться даже какъ къ третейскому судьѣ въ русскомъ церковномъ спорѣ: «среди лицъ, могущихъ быть таковымъ судьей, Константинопольскій Патріархъ наименѣе пригоденъ, вслѣдствіе того, что Константинопольская Церковь заявила претензію на безраздѣльную юрисдикцію надъ православной діаспорой и, рѣшая споръ между Митрополитомъ Сергіемъ и Евлогіемъ относительно управленія русской діаспорой въ Западной Европѣ, онъ оказывался judex in re sua (стр. 103). Проф. Троицкій дѣлаетъ интересный анализъ всей переписки по вопросу о подчиненіи Митрополита Евлогія Константинопольскому Патріарху. Отмѣчая, что въ то время, какъ Митрополитъ Евлогій въ своихъ посланіяхъ заявляетъ, что /с. 214/ паства его будетъ находиться подъ покровительствомъ, и то временнымъ, Патріарха Фотія, а что Патріархъ то же положеніе опредѣляетъ какъ переходъ Митрополита Евлогія въ его юрисдикцію и при томъ непосредственную и исключительную, разбирая затѣмъ, вообще разные виды «экзаршества» и доказывая, что Митрополитъ Евлогій не является Экзархомъ постояннымъ, а является Экзархомъ временнымъ, къ каковымъ принадлежали, какъ чрезвычайные послы Патріарха, такъ и низшіе чины его канцеляріи съ ревизорскими и другими функціями» (стр. 113-122), — г. Троицкій приходитъ къ основательному выводу, что Митрополитъ Евлогій «обратился за судомъ къ заинтересованному судьѣ, и вмѣсто справедливаго суда получилъ подчиненіе, лишивъ Русскую Церковь части ея достоянія» (стр. 123).

Итакъ, г. Троицкій, ставя «діагнозъ» зарубежной церковной болѣзни, усматриваетъ сущность ея въ томъ, что въ Западно-Европейской епархіи Митрополита Евлогія не примѣнили Постановленія 1920 года, а подчинились сначала Митрополиту Сергію, а потомъ Константинопольскому Патріарху. Почему-то не допуская возможности объединенія всей Зарубежной Церкви на основаніи этого Постановленія (что на самомъ дѣлѣ, въ согласіи съ буквой и духомъ его было осуществлено до 1926 года), онъ далъ неполный анализъ событій, ибо, въ сущности, начинаетъ подробное изслѣдоваиіе ихъ съ момента упраздненія Высшаго Управленія, замалчивая, что тогда вся Зарубежная Церковь уже была устроена, какъ Митрополичій округъ, на основаніи Постановленія 1920 года. Онъ вообще сосредотачиваетъ все свое вниманіе на Западно-Европейской епархіи, почти, однако, не касаясь ея основанія, т. е. назначенія Митрополита Евлогія въ Западную Европу въ 1920 и 1921 г.г. Высшимъ Церковнымъ Управленіемъ. Но діагнозъ можетъ быть правильнымъ лишь въ томъ случаѣ, если предварительно сдѣлано полное и добросовѣстное изслѣдованіе условій, въ которыхъ началась болѣзнь. Этого я не нашелъ у проф. Троицкаго. А неполный и ошибочный діагнозъ конечно приводитъ и къ неправильнымъ выводамъ, относительно способовъ лѣченія болѣзни.

Переходя къ способамъ «лѣченія» церковной смуты, проф. Троицкій прежде всего считаетъ, что это можетъ быть достигнуто лишь при помощи водѣйствія другихъ Церквей и прежде всего Сербской, а также путемъ рѣшенія нашихъ церковныхъ споровъ на Предсоборномъ совѣщаніи на Аѳонѣ, при чемъ въ качествѣ идеальнаго рѣшенія вопроса онъ при/с. 215/знаетъ раздѣленіе Зарубежной Церкви на нѣсколько самостоятельныхъ округовъ, изъ коихъ каждый существовалъ бы на основаніи Постановленія 1920 года. Но прежде чѣмъ разбирать вопросъ о томъ, насколько это возможно, я хочу остановиться на разсмотрѣніи дѣйствительнаго каноническаго положенія Зарубежной Церкви.

Высшее Церковное Управленіе Юга Россіи въ 1920 году оказалось въ Константинополѣ. Возглавленное старѣйшимъ послѣ Патріарха іерархомъ Русской Церкви, при томъ іерархомъ имѣющимъ вѣскій авторитетъ во всемъ Православномъ мірѣ, оно вскорѣ уже имѣло сношенія почти со всѣми русскими церквами, находящимися внѣ власти коммунистовъ. Вселенскій Патріархъ разрѣшаетъ ему функціонировать въ предѣлахъ своего Патріархата, правда, сначала съ оговоркой относительно разводовъ, но затѣмъ не оспариваетъ у него и въ этомъ полныя права высшей церковной инстанціи для заграничной Церкви. Но все-таки тенденція захватить власть надъ всей діаспорой, все время чувствуется, и естественно, что когда получается возможность переѣхать въ предѣлы Сербскаго Патріархата, Высшее Церковное Управленіе дѣлаетъ это съ радостью. Замѣтимъ, что и Митрополитъ Платонъ, и Митрополитъ Евлогій были въ составѣ Высшаго Церковнаго Управленія. Признанное и Всероссійской Церковной властью [4] оно вскорѣ объединило всѣ зарубежныя епархіи и, когда созывало Соборъ въ Сремскихъ Карловцахъ, то представителей не было лишь съ Дальняго Востока. Но тамъ центробѣжнаго движенія не было.

Это объединеніе еще не обосновалось на Постановленіи 1920 года потому, что его еще не знали, но здоровое церковное сознаніе всѣмъ подсказывало, что Заграничная Церковь должна быть объединена, что объединенной она имѣетъ значительный вѣсъ, который можетъ послужить на пользу и гонимымъ братіямъ въ Россіи. Церковная жизнь тогда только начинала организовываться. Вспомнимъ, что Митрополитъ Евлогій долгое время, за недостаткомъ средствъ, не могъ пріѣхать изъ Бѣлграда въ Западную Европу, куда уже былъ назначенъ, приходы были малочислены, все болѣе или менѣе въ хаосѣ. А въ С. Америкѣ — старой довоенной епархіи, гдѣ, казалось, все должно было быть въ порядкѣ, приходи/с. 216/лось вести слѣдствіе по поводу дѣяній Архіепископа Александра. Если бы тогда Высшее Церковное Управленіе во главѣ съ Митрополитомъ Антоніемъ не объединило Зарубежныя епархіи, то можно съ полной увѣренностью сказать, что теперь за границей никакой русской юрисдикціи бы не было. Во многихъ мѣстахъ совсѣмъ не образовалось бы церквей, другія вошли бы въ иныя юрисдикціи.

Въ Америкѣ же, подъ вліяніемъ стремленія къ безотвѣтственности и двойственнаго поведенія Митрополита Платона, появилось сепаратистское движеніе сначала въ постановленіяхъ Детройтскаго Съѣзда, а послѣ отпаденія Митрополита Платона отъ Собора Архипастырей, въ скандальной попыткѣ объявить автокефальную Церковь въ Америкѣ. Почему умолчалъ объ этой позорной и жалкой, по послѣдствіямъ, попыткѣ г. Троицкій? Между тѣмъ, она ярко свидѣтельствуетъ насколько, и съ принципіальной и съ практической точекъ зрѣнія, правы были Сѵнодъ и Соборъ въ Карловцахъ, противодѣйствуя проведенію въ жизнь автокефалистскихъ постановленій Детройтскаго собранія, относительно содержанія которыхъ Митрополитъ Платонъ, кстати сказать, неудачно пытался обманывать своихъ собратьевъ. Благодаря этой именно попыткѣ и отказу отъ подчиненія Арх. Сѵноду, Митрополитъ Платонъ проигрываетъ процессы о церковномь имуществѣ живоцерковнику Кедровскому, въ то время какъ наоборотъ, Архіеп. Аполлинарій ихъ выигрываетъ. Вотъ, напримѣръ, выдержки изъ рѣшенія Верховнаго Апел. Трибунала Коннектикутъ: «Что касается перваго (М. Платона) то, такъ какъ назначеніе его Карловацкимъ Сѵнодомъ стало недѣйствительно послѣ его увольненія отъ должности этимъ же органомъ, онъ можетъ только основываться на своемъ постоянномъ назначеніи Патріархомъ». Указавъ далѣе, что и этого основанія въ сущности нѣтъ, судъ заявляетъ: «Кромѣ того участіе Архіеп. Рождественскаго въ соборѣ въ г. Детройтѣ, который пытался провести отдѣленіе вѣтви Церкви въ Америкѣ, компрометируетъ его во враждебныхъ дѣйствіяхъ къ преемственности установленной организаціи Церкви, какъ цѣлаго. Съ другой стороны Сѵнодъ въ Карловцахъ старается какъ можно лучше, несмотря на расколъ, провести центральную организацію всей Церкви... Повиновеніе этому органу какой бы ни было церковной вѣтви означаетъ насколько возможно сохраненіе единства всей Церкви». Американскіе судьи штата Коннектикутъ лучше разобрались въ церковномъ спорѣ, чѣмъ русскій профессоръ-канонистъ.

/с. 217/ Г. Троицкій почему-то замалчиваетъ и то обстоятельство, что преобразованіе заграничнаго церковнаго управленія на основахъ Постановленія 1920 года сдѣлано съ участіемъ Митр. Евлогія, вошедшаго въ Сѵнодъ, и что Митр. Платонъ впослѣдствіи тоже вошелъ въ составъ Сѵнода. Т. о. цѣлесообразно это или нѣтъ съ точки зрѣнія г. Троицкаго, но вся Зарубежная Церковь была объединена. Поэтому, говоря объ выдѣленіи Западной Европы въ отдѣльный самостоятельный скругъ, надо уже вести разговоръ не о временномъ отдѣленіи ея отъ Россійской Церкви, а о дробленіи Церкви Зарубежной. Неудачная и полная противорѣчій попытка Митрополита Евлогія подчиняться Москвѣ — только послѣдствіе его отпаденія отъ Собора и нежеланія признать свою вину. Если бы 23 августа / 5 сентября 1922 г. Митрополитъ Евлогій отказался объединиться съ другими епархіями, то еще можно было бы съ большой натяжкой признать за нимъ нѣкоторое формальное право — и не больше, ибо онъ несомнѣнно пошелъ бы тогда противъ основной мысли Постановленія 1920 года и общаго церковнаго сознанія. Но онъ въ то время понималъ необходимость объединиться съ другими Зарубежкыми Архіереями и именно на основѣ того Постановленія 20 года, за которымъ проф. Троицкій признаетъ и понынѣ полную силу. И послѣ этого объединенія, для того чтобы законно обособиться, Митр. Евлогію нужно было бы имѣть за собою всѣ тѣ основанія, которыя г. Троицкій совершенно правильно перечисляетъ, говоря о законномъ дробленіи церковныхъ областей. Вѣдь нельзя же признать, что іерархи, объединившіеся на основаніи этого Постановленія, могутъ по своему желанію то входить въ образованное объединеніе, то выходить изъ него. Разъ образованное Управленіе должно для каждаго, однажды ему подчинившагося, служить безспорной властью. Что такова была и мысль законодателя, несомнѣнно: вѣдь основная идея Постановленія заключается именно въ томъ, чтобы оторванныя епархіи объединялись возможно шире для общей церковной жизни и чтобы епархіальные Архіереи не оставались единоличными и безконтрольными, со стороны своихъ собратій, ихъ руководителями. Каждый Архіерей, входящій въ объединеніе епархій (области) на основаніи Постановленія 20 года, несетъ на себѣ по отношенію къ объединенію (и въ частности въ томъ, что касается его цѣлости) всѣ тѣ обязанности, какія лежатъ на всякомъ Архіереѣ по отношенію къ той Церкви, въ составъ коей входитъ его епархія. Поэтому, для законнаго выдѣленія Западно-Европей/с. 218/ской епархіи нужно было и согласіе всей Зарубежной Церкви и способность епархіи къ самостоятельному существованію и, кромѣ того, — чтобы отдѣленіе это соотвѣтствовало дѣйствительному благу Церкви. Говорить ли о томъ, что жизнь доказала, что ничего этого не было на лицо? Кажется существованіе двухъ епархій соборной и евлогіевской на одной Западно-Европейской территоріи свидѣтельствуетъ само за себя. И теперь никакой силой не соединить ихъ подъ властью Митрополита Евлогія: онъ слишкомъ скомпрометировалъ себя готовностью идти на что угодно, на какую угодно непослѣдовательность, лишь бы не объединиться со своими русскими собратіями. Достаточно указать на слѣдующіе перевороты въ принципіальныхъ положеніяхъ Митрополита Евлогія: въ 1926 году Митрополитъ Евлогій покинулъ Соборъ Епископовъ, протестуя противъ того, въ частности, что на повѣсткѣ стоитъ вопросъ объ отношеніи къ Московской Патріархіи; — въ 1930 году Митрополитъ Евлогій ставитъ тотъ же вопросъ на повѣстку своего епархіальнаго собранія. Въ посланіи 25 іюня 1926 года Митрополитъ Евлогій писалъ: «Для нашей Зарубежной Церкви нѣтъ другого пути, какъ неуклонно идти за нимъ (Митрополитомъ Сергіемъ), какъ носителемъ этой власти, если мы только, дѣйствительно, считаемъ себя неразрывной частью Русской Православной Церкви, если мы дорожимъ этимъ единствомъ съ нею и не хотимъ отрываться отъ нея, а черезъ нее и отъ всей Вселенской Церкви; — въ 1930 году Митрополитъ Евлогій порываетъ съ Митр. Сергіемъ и переходитъ въ юрисдикцію Константинополя, о которомъ 18 мая 1926 года писалъ Митрополиту Діонисію: «Обращеніе же къ Константинопольскому Патріарху и участіе послѣдняго въ этомъ дѣлѣ (учрежденіе автокефаліи въ Польшѣ) я признаю, при всемъ моемъ глубокомъ уваженіи къ высокому положенію этого первоіерарха, неправильнымъ и вижу въ этомъ неоправданный канонами актъ вмѣшательства его въ дѣла автокефальной Церкви». Скажите, какое довѣріе можетъ вызвать къ себѣ, какимъ авторитетомъ пользоваться іерархъ, столь рѣзко мѣняющій принципіальныя, обязывающія заявленія? Онъ не напрасно запрещенъ Соборомъ заграничныхъ іерарховъ за отколъ отъ зарубежной объединенной Церкви, онъ логически подпалъ подъ запрещеніе Митрополита Сергія за нарушеніе своихъ обязательствъ къ нему. А если теперь еще такимъ же образомъ выйдетъ изъ подчиненія Цареграда, то подпалъ бы и подъ прещеніе Вселенскаго Патріарха. Теперь, не пройдя черезъ такое пре/с. 219/щеніе, онъ не можетъ уже содиниться съ остальной Зарубежной Церковью. Вотъ почему, подчинившись Константинополю, онъ вырылъ между нею и собою новый глубокій ровъ: юрисдикціи нельзя по произволу мѣнять, какъ перчатки.

Но все-таки остановимся на вопросѣ цѣлесообразности дробленія. Прежде всего нужно сказать, что оно было бы во многихъ случаяхъ не по средствамъ. Сейчасъ не безъ труда содержится одно епархіальное управленіе тамъ, гдѣ ихъ, въ случаѣ дробленія, стало бы нѣсколько. А каждое епархіальное управленіе кое-что да стóитъ. И трудно себѣ представить какъ существовали бы управленія нѣсколькихъ митрополичьихъ областей, когда даже сейчасъ, при меньшемъ аппаратѣ и епархіальныя управленія и даже Сѵнодъ испытываютъ нѣкоторое денежное затрудненіе. А не имѣть епархіальныхъ Совѣтовъ и Сѵнода Епископовъ въ каждой области было бы невозможно, хотя бы изъ того соображенія, что въ судебныхъ дѣлахъ не оставалось бы инстанціи для аппеляціи. Наконецъ, и для защиты интересовъ Русской Церкви силы были бы разобщены. А что положительное могло бы дать такое раздробленіе? Примирило ли бы оно, напримѣръ, враждующія группы въ Америкѣ? — Конечно, нѣтъ! Отсутствіе внѣ данной страны и мѣстныхъ интригъ лежащаго высшаго органа только еще больше развязало бы руки честолюбцамъ.

Г. Троицкій голословно говоритъ о вредѣ для мѣстной церковной жизни отъ наличія центра въ Карловцахъ и даже обвиняетъ этотъ центръ въ расколахъ, не приводя и тутъ, впрочемъ, никакихъ доказательствъ. Но, скажите, почему Архіепископы Серафимъ и Аполлинарій могутъ успѣшно работать подъ руководствомъ Сѵнода, а Митрополиты Евлогій и Платонъ не могли? Почему на Дальнемъ Востокѣ въ подчиненіи Сѵноду возможна интенсивная церковная работа, а въ Западной Европѣ нѣтъ?

Итакъ, благо Церкви нисколько не требуетъ дробленія, а кромѣ того оно не можетъ пройти безболѣзненно, разъ находитъ его невозможнымъ и ненужнымъ подавляющее большинство русскихъ архіереевъ.

Но проф. Троицкій хочетъ непремѣнно навязать его Зарубежной Церкви и даже считаетъ, что должны это сдѣлать Сербская Церковь и Просѵнодъ.

Странное дѣло. Убѣдительно доказавъ, что Константинопольскій Патріархъ не имѣлъ права вторгаться въ Русскія Церковныя дѣла, доказавъ, что даже Замѣститель Мѣстоблюстителя Русскаго Патріаршаго Престола съ его Сѵнодомъ /с. 220/ не можетъ отмѣнить дѣйствіе для заграницы Постановленія 1920 года, г. Троицкій думаетъ, что это можетъ сдѣлать Просѵнодъ или Сербская Церковная власть.

Въ послѣднемъ случаѣ онъ впрочемъ ошибочно исходитъ изъ положенія будто бы полномочія Архіерейскаго Сѵнода имѣютъ въ основѣ постановленіе Сербскаго Собора отъ 18/31 августа 1921 года. Это постановленіе говоритъ лишь о томъ, что Сербская Церковь принимаетъ Русское Высшее Церковное Управленіе подъ свое покровительство и предоставляетъ ему извѣстныя права на территоріи своего Патріархата. На этой территоріи конечно объемъ его правъ зависитъ отъ согласія Сербской Іерархіи, но постановленіе, опредѣляющее такой объемъ, отнюдь не можетъ почитаться титуломъ на существованіе Русскаго Сѵнода вообще, какъ постановленіе Константинопольской Церкви не служило титуломъ къ правамъ проживавшихъ въ Цареградѣ прочихъ Восточныхъ Патріарховъ по отношенію къ ихъ клирикамъ и областямъ, когда они вынуждаемы были жить внѣ своихъ патріархатовъ. Если бы, паче всякаго чаянія, Сербская Церковь отказала Русской Церкви въ дальнѣйшемъ разрѣшеніи сохранять свою юрисдикцію на ея территоріи, то это не могло бы коснуться правъ Русской Церковной власти по отношенію къ епархіямъ въ Зап. Европѣ, Америкѣ, Дальнемъ Востокѣ и т. д., а коснулось бы только русскихъ церковныхъ общинъ въ Югославіи. Законно упразднить Заграничный Сѵнодъ могла бы только та свободная и законная Всероссійская церковная власть, которая имѣла бы право отмѣнить Постановленіе 1920 года. Не можетъ отмѣнить его и Просѵнодъ, за которымь вообще нельзя признать никакихъ административно-судебныхъ правъ. Это подготовительный къ Собору совѣщательный органъ, предметомъ обсужденія котораго можетъ быть только составъ и программа Собора и не больше. Русская Зарубежная Церковь никогда не могла бы (не въ правѣ была бы) признать никакого постановленія этого Совѣщанія, направленнаго въ отмѣну Постановленія Всероссійской Церковной власти или нарушающаго права Русской Церкви. И меньше всего она, конечно, можетъ опасаться иниціативы къ подобнымъ постановленіямъ со стороны Сербской церковной власти, съ особой ревностью всегда выступающей на защиту правъ Россійской Церкви, и никогда ни въ чемъ не нарушавшей и не оспаривавшей автономность ея Зарубежной части. Можно только удивляться, что призывъ къ такому нарушенію исхо/с. 221/дитъ отъ русскаго профессора и что этотъ профессоръ позволяетъ себѣ бросать Сербской Церкви упрекъ въ «слишкомъ широкомъ гостепріимствѣ» (стр. 132) къ Русскому Церковному учрежденію.

(1932). 

Примѣчанія: 
[1] Замѣтимъ, однако, что о допустимости этой можно заключать преимущественно на основаніи историческихъ примѣровъ, но въ Св. Правилахъ можно скорѣе найти противодѣйствіе дробленію Церквей, ибо они охраняютъ существующія границы ихъ. Напрасно доказываетъ проф. Троицкій, что Правила запрещають, «сливать Церкви»: 2 пр. II Вселенскаго Собора и 8-е III Вселенскагоговорятъ не о сливаніи Церквей въ принципѣ, а о томъ, чтобы епископы не вторгались въ чужую область самоуправно или «насильственно» подчиняя ее себѣ. Наоборотъ, Вселенскіе Соборы санкціонировали сліяніе многихъ Церквей, правда произшедшія не насильственно, а добровольно подъ вляніемъ самой жизни. 
[2] Вопросъ этотъ сразу же явился въ умѣ у Митрополита Евлогія, который писалъ по полученіи указа: «Указъ прямо ошеломляетъ представленіемъ той страшной смуты, которую онъ можетъ внести въ нашу церковную жизнь. Несомнѣнно онъ данъ былъ подъ давленіемъ большевиковъ. Я прямо не знаю, что дѣлать... Но главное какъ мы будемъ управляться безъ объединяющаго всю нашу Заграничную Церковь центра?» (Письмо Митрополиту Антонію отъ 3/16 іюня 1922 г.). 
[3] Дѣйствительно указъ о закрытіи Высшаго Церковнаго Управленія былъ единственнымъ за очень долгій срокъ полученнымъ изъ Москвы оффиціальнымъ актомъ Церковной власти вплоть до указа Митрополита Сергія съ требованіемъ отъ Зарубежнаго духовенства подписокъ въ лояльности Совѣтской власти. И въ томъ и въ другомъ случаѣ — акты, которые трудно признавать свободнымъ волеизъявленіемъ. 
[4] Это представляется несомнѣннымъ, если вчитаться въ указъ, коимъ подтверждаются права Митрополита Евлогія на управленіе З. Европейскими Церквами. Они подтверждаются «въ виду состоявшагося назначенія Высшимъ Церковнымъ Управленіемъ заграницей». (Указъ № 424, 1921, 26 марта / 8 апрѣля). 

Источникъ: Протопресвитеръ Георгій ГраббеЦерковь и ея ученіе въ жизни.(Собраніе сочиненій). Томъ первый. — Монреаль: Издательство Братства Преп. Іова Почаевскаго, 1964. — С. 206-221. 

Для публикации комментариев необходимо стать зарегистрированным пользователем на сайте и войти в систему, используя закладку "Вход", находящуюся в правом верхнем углу страницы.

Joomla SEF URLs by Artio