RizVN Login



   

АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ
Печать

А судьи кто? О судьбах отделившихся от РПЦЗ

Автор: Владимир Кириллов вкл. . Опубликовано в Авторская колонка (Просмотров: 3240)

Предлагаемая ниже статья, затерявшаяся за давностью времени на просторах всемирной паутины, была составлена мною ровно 10 лет тому назад в связи с известными демаршами в РПЦЗ(В) бывш. свящ. Виктора Мелехова и, как оказалось по недавнем прочтении, её содержание продолжает быть вполне информативным и актуальным. Излив сполна свой «сверхправильный» яд везде, где бы он только не находился, этот т. н. Протопресвитер, сделав круг по юрисдикциям, занят теперь серьезным делом, а именно, постепенной трансформацией РИПЦы в законченную секту. И, наверное, преуспеет в этом, если не найдется на его шею второй о. Вениамин Жуков…

Иподиакон Владимир Кириллов

 

 

01

10.10.2010. Леснинский монастырь. Справа: бывш. свящ. Виктор Мелиховслева: иеросхимонах (ныне епископ) Акакий (Станкович)

А судьи кто?

Наблюдая за происходящей по Интернету ожесточенной полемикой о судьбе РПЦЗ(В), невольно задаешь себе вопрос: Какие причины её вызвали? Что это ‒ провокация, недомыслие, или что-то иное?

Попробую это выяснить.

Как известно, открытая фаза этой компании началась с «Обращения к духовенству и всем верным Русской Православной Церкви» о. Виктора Мелехова и о. Иосифа Сандерланда. Подготовка же к ней (скрытая фаза) началась несколько раньше на различных интернет-форумах.

Прежде всего, поражает сам факт обнародования этого Обращения, как не соответствующий духу Православной Церкви.

Ведь общеизвестно, что если у священнослужителей возникают какие-нибудь недоумения, то они обязаны в таком случае непосредственно обратиться к своему архиерею, без благословения которого, церковные правила запрещают делать им что-либо.

Вместо этого, на радость нашим многочисленным врагам, было на весь мир заявлено о беспорядках, творящихся, по мнению авторов, в нашей Церкви. В этом послании был даже затронут и наш Первоиерарх. Дальше, кажется идти уже некуда.

Что это — недомыслие, не понимание ситуации, в которой оказалась наша Церковь, или что-то сродное библейскому хамству?

После этого Обращения, один из двух его подписантов, о. Иосиф (здесь я не буду разбирать не совсем ясную историю с появлением и исчезновением под этим документом подписей других священнослужителей, как не относящуюся непосредственно к теме этих заметок) получил законное и справедливое предупреждение от своего епископа. Но, несмотря на категоричное предписание прекратить разрушающую для Церкви деятельность, этими же священниками было выпущен новый документ под названием «Французская» экклезиология и падение РПЦЗ», в котором, в том же неприемлемом для православных духе, была предпринята попытка, под видом пересмотра исторического пути РПЦЗ, внести разлад между братьями во Христе, проживающими на разных континентах. Также было опубликовано несколько писем-воззваний духовными чадами о. Виктора Мелехова в оправдание подобных действий.

Тем самым, эти священники, «возомнившие себя учителями вселенной» (1), решили произвести некоторую переоценку ценностей.

Но почему об этих священниках и, наипаче, о так называемом протопресвитере В. Мелехове (о котором ниже и пойдет речь), раньше ничего не было слышно? Особенно в тот, всем известный трагичный период, когда Архиепископ Варнава со своими клириками выступил против беззаконий Архиепископа Лавра и прочих его сторонников!

Не было слышно, если не считать Послания 2001 г. Российского Экзарха Бостонского Синода Протопресвитера Виктора Мелехова всему верному духовенству, в котором есть следующая декларация: «Пришло время для истинных сынов РПЦЗ собраться и восстановить ее прежний душеспасительный курс, которому РПЦЗ твердо следовала при стоявших у церковного руля Митрополитах Антонии, Анастасии и Филарете. В духовном смысле должна быть проведена большая работа» (Ветоградъ-информ). Комментировать сейчас я это не буду, так как из дальнейшего будет понятен смысл этой декларации.

Так, где же все-таки был этот «Протопресвитер и Экзарх» в указанный период?

Оказывается, все эти годы, начиная с конца 1986 г., он был не только вне Зарубежной Церкви, но и годами судился за право владения храмом с Митрополитом Виталием, своим бывшим Епархиальным Архиереем.

Какие же причины вызвали уход бывш. свящ. Мелехова с паствой из РПЦЗ 16 лет тому назад?

Чтобы в этом разобраться, сначала обратимся к официальным документам РПЦЗ того времени: «С большим прискорбием мы принуждены довести до Вашего сведения, что Преображенский монастырь в Бостоне, Масс., с его бывшим настоятелем, архимандритом Пантелеимоном /Метропулосом/, и несколько других священнослужителей, отпали от Русской Православной Церкви Заграницей и объявили себя “под омофором иерархов Истинно-Православной Церкви Греции”» (2).

«Ход событий, который привел к этому прискорбному расколу, следующий. В январе с.г. были выдвинуты серьезныя обвинения в половом извращении против настоятеля, архим. Пантелеимона, несколькими бывшими членами братства Св. Преображенскаго монастыря. Епископы Церкви, собравшиеся в это время на Собор в г. Нью Иорке, назначили специальную комиссию, состоящую из Преосвященнаго Архиепископа Антония Лос-Анжелосскаго и Южно-Калифорнийскаго и Преосвященнаго Алипия, Епископа Кливландскаго, для проведения негласнаго разследования этих обвинений» (3).

«Доклад Комиссии был представлен Архиерейскому Синоду, на его заседании в Преображенском скиту в Мансонвилле, Канада, 16/29 мая 1986 года. <...> Был произведен тщательный допрос членами Синода сторон пред крестом и Св. Евангелием. <...>

Между тем, на имя Первоиерарха и в Канцелярию Архиерейскаго Синода, качали поступать многочисленныя письма в защиту архимандрита Пантелеимона от его почитателей, которым были сообщены все подробности обвинения самими сторонниками о. Пантелеимона. В этой защите приняли участие и некоторые священники из разных наших епархий, которые были так или иначе связаны с архимандритом Пантелеимоном и его монастырем. <...>

Жалоба первоначально была представлена Епархиальному Архиерею Митрополиту Виталию. Было назначено следствие, чтобы далее передать дело в духовный Суд, и, если бы нужно было, то дело могло быт направлено в Архиерейский Синод или в Архиерейский Собор.

Однако, о. Пантелеимон и его сторонники, избегая все эти инстанции Церковной Власти произвели замешательство среди мирян, вынесли дело на суд мирян, чем нарушены правила 6-ое Второго Вселенскаго Собора и другия, указывающия правильное делопроизводство по жалобам на духовенство» (4).

«Высокопреосвященнейший Митрополит Виталий, в качестве епархиальнаго архиерея Восточной Америки и Нью-Йорка, выполнил эти рекомендации Архиерейскаго Синода посредством резолюции от 20 ноября/3 декабря 1986 г., запретив как архимандрита Пантелеимона, так и иеромонаха Исаака в священнослужении.

12 декабря 1986 г. Высокопреосвященнейший Митрополит Виталий получил вышеупомянутое письмо монаха Ефрема, в котором заявлялось, что братство Преображенскаго монастыря единогласно решило покинуть юрисдикцию Русской Православной Церкви Заграницей.

Архиерейский Синод разсматривает этот акт как вопиющее нарушение свящ. канонов Церкви, как попытку избежать последствий окончательнаго решения, которое может быть вынесено духовным судом по обвинениям, выдвинутым против архимандрита Пантелеимона, и как бегство от духовнаго авторитета церковной иерархии.

Обвинения, которыя монах Ефрем выдвигает в своем письме /как предлог для ухода из Синода/ что архиереи Русскаго Синода теперь более склонны к экуменизму и об отсутствии заботы о греческих приходах Синода — нелепы.

Наши архиереи продолжают исповедовать святую Православную Веру так же верно и неуклонно как когда архимандрит Пантелеимон вступил в юрисдикцию Русской Зарубежной Церкви, ища убежища от нововведений новостильных Церквей.

Наши архипастыри неоднократно предупреждали свою паству о духовной опасности экуменическаго движения, об обновленчестве и модернизме и твердо противостоят их вторжению в жизнь нашей Церкви. Они не ищут сближения с Московской Патриархией, подчиненной советской власти — как лживо клевещут враги Церкви пока московская иерархия будет рабски следовать повелениям воинствующе атеистическаго правительства СССР.

Долгие годы мы считали Преображенский монастырь выдающейся монашеской общиной, которая привела много душ к Православию и принесла духовное утешение безчисленным верующим. То, что было обнаружено за последний год, ни в какой мере не должно быть истолковано как попытка со стороны архиереев /как это клеветнически утверждалось злонамеренными людьми/ заставить замолчать свидетелей истиннаго и чистаго Православия среди монахов или повредить монастырю.

До настоящаго времени мы скрепя сердце воздерживались от сообщения подробностей этого дела. Представляя теперь эти факты, мы хотим осведомить нашу богоспасаемую паству об истинном характере раскола архимандрита Пантелеимона и Преображенскаго монастыря, выбывшаго из недр нашей св. Церкви и ея законной Православной Иерархии, предупреждая верных не следовать их примеру в заблуждении» (5).

«В дальнейшем выяснилось, что за Преображенским монастырем решили последовать и приверженцы архимандрита Пантелеимона и монастыря — около 25 священников (в том числе иерей В. Мелехов – ВК) и 3 диаконов /включая духовенство монастыря/, с коими около 10-15 греческих и американских общин, которыя заявили о своем выходе из Русской Православной Церкви Заграницей. Все они, якобы, перешли к старостильному греческому митрополиту Акакию, находящемуся в Греции, который, вместе с епископом Гавриилом, ранее входили в Синод Архиепископа Авксентия, но из-за разногласий потом отошли от него и остались сами по себе, не образуя никакого Синода или церковнаго центра».

«Все вышеуказанныя необоснованныя обвинения, выдвинутыя против нашей Русской Зарубежной Церкви и ея епископата, имеют единственной целью прикрыть себя от ответственности, отвести от себя обвинения в безнравственных поступках и оправдать свои антиканоническия действия».

«Как ясно видно из вышеизложеннаго, архимандрит Пантелеимон и его последователи, объятые гордостию и присваивающие себе право суда, принадлежащее только Собору Епископов, приписывают Русской Православной Церкви Заграницей и ея епископату отступление от истинной православной веры и на этом основании самочинно вышли из ея ведения и таким образом учинили раскол. За такия незаконныя, антиканоническия действия архимандрит Пантелеимон и его последователи подпадают под действия вышеприведенных Церковных канонов и правил, вследствие чего Архиерейский Синод определяет:

1. Подтвердить до сих пор уже наложенныя запрещения Епархиальными Преосвященными на своих клириков, в связи с этим делом.

2. Священнослужители, ушедшие самовольно, без каноническаго отпуска из нашей Церкви в раскол, совершили каноническое преступление и за это, в соответствии с вышеприведенными правилами, они запрещаются в священнослужении, впредь до раскаяния. /Такое решение является самой мягкой мерой воздействия на учинивших раскол/.

3. Все запрещенные в священнослужении клирики, дерзающие совершать богослужения, должны знать, что этим самым они «произносят сами на себя приговор осуждения», т. е. лишают себя сана, сами себя извергают из священнаго чина. См. Правила: 29-ое /38-ое/ Карфагенскаго Соб., а также нарушают 12-ое, и 15-ое и 16-ое Апостольския правила.

4. Напомнить всем священнослужителям, что сослужение с запрещенными клириками, подвергает виновных тому же наказанию, по церковным канонам, как и запрещенных. /См. 16-ое прав. Св. Апостолов и 17-ое прав. Шестого Вселен. Соб./.

5. Просить Председателя Архиерейскаго Синода обратиться к соблазненной и ушедшей в раскол пастве с увещанием о покаянии и возвращении в лоно Церкви.

6. Сие определение довести до сведения отколовшихся и ознакомить с ним и нашу паству» (5).

Уместно здесь будет привести слова Архиепископа Антония Женевского, написанные по случаю этих событий:

«Дорогой Владыко, узнал о том, что Пантелеймон сбежал к Акакию. Для нас, очевидно, это к лучшему. Может быть этим и разрешится вопрос нашего пленения греками старостильниками(смысл этого духовного «пленения» будет ясен ниже ‒ ВК). Довольно, оборачиваясь на них, думать нам о том, что можно сделать и чего нельзя. Мы часть Русской Церкви, и нам с греками не по пути.

Христос Спаситель не оставил нам «Догматики», ни законов о календаре. Он оставил нам одно только условие, для того чтобы иметь право называться Его учениками: “да любите друг друга”! И когда мы во главу угла ставим кален­дарь и грыземся из-за него, то мы поглощаем верблюда и от­цеживаем комара. Пора честно и открыто сказать, что дело не в календаре, а в нашем поведении. Очевидно, сохраняющим старый календарь, разрешено быть педерастами, ненавидеть ближнего, разрывать Церковь на части.

Мы же призваны, дорогой Владыко, право править слово Христовой ИСТИНЫ. И вместо этого мы попали в старо­стильную секту, и барахтаемся в ея паутине, не находя вы­хода. Пора открыто и твердо сказать грекам: прекратите ваши безобразия, взаимныя осуждения, вражду и ненависть меж­ду братьями. Своим поведением вы позорите Церковь и кощун­ственно называете себя истинно православными христианами.

Дорогой Владыко, молимся, чтобы Господь помог Тебе пережить еще одну бурю, бурю поднятую самодовольными фарисеями нашего времени, мнящими себя праведными. У Тебя хватит на это силы и мужества. После бури наступит тишина и наша Церковь очистится от лжи врагов внутренних.

Очевидно, нам надо будет объявить о том, что Пантелеймон сам себя лишил сана, а так же и все те, кото­рые останутся с ним» (6).

Так вот, среди тех, кто остался с уличенным в аморальном поведении бывш. архим. Пантелеймоном, был американский, русского происхождения, свящ. Виктор Мелехов (г. Вустер, храм Воскресения Христова) (7).

Причем, с этих бывших клириков РПЦЗ позже был снят, решением Архиерейского Синода РПЦЗ от 19 августа/1 сентября 1987 г., сан, что в частности следует и из следующего документа:

«Заседание Архиерейскаго Синода состоялось в Синодальном доме, в городе Нью-Йорке.

<...> Того-же числа слушали: Прошение бывшаго священника Спиридона Шнайдера и его прихожан храма Св. Иоанна Русскаго в г. Ипсвиче, шт. Массачусетс, о принятии их в лоно Русской Православной Церкви Заграницей. С 1986 года они находились в расколе, вместе с приверженцами бывшаго архим. Пантелеимона Бостонскаго. Архиерейский Синод лишил сана иерея Спиридона Шнайдера, вместе с другими клириками, ушедшими в раскол. Постановили:

1. Принять приход св. Иоанна Русскаго в г. Ипсвиче, шт. Масс, в лоно Русской Зарубежной Церкви, назначив им священника для духовнаго окормления прихода.

2. Вопрос по делу бывшаго священника Спиридона Шнайдера отложить до следующаго Архиерейскаго Собора.

3. Прекратить судебный процесс по поводу храма в г. Ипсвиче с условием, что приход оффициально примет Нормальный Приходской Устав» (8).

Но чтобы понять «бостонский» дух (по принципу «ради правого дела можно пойти на обман, подлог») и методы (создание политической партии, оговоры, партийная цензура, «открытые письма», «сеяния пагубного раздора и недоверия в Церкви») отколовшейся от РПЦЗ группы, приведу выдержки из писем семидесятых годов иеромонаха Серафима (Роуз), немало полемизировавшего с отцами Бостонского монастыря (в частности с бывш. архим. Пантелеймоном) и знавшего их близко:

«Огорчились мы в первую очередь из-за того, что увидели: в недрах нашей Церкви создана политическая партия, и те, кто “не соответствует партийной линии“, устраняются, предаются забвению или того хуже ими начинают пугать других...

Памятуя о русской традиции долготерпения, мы не предавали огласке то, что видели, не питали вражды к о. Пантелеймону и о. Ники­те ‒ всё еще надеялись, что это лишь “недоразумение” и со временем всё образуется»

«Мы поняли, что даже наши русскоязычные материалы пройдут непременную цензуру в Бостоне, и добро бы у русских, а то у новообращенных американцев, едва знакомых с русским языком.

Другой излюбленной политической уловкой партии были огово­ры: распространялся слух, дескать, такая-то статья или такой-то чело­век “не соответствует партийной линии”.

«Сама попытка эта столь чужда православной духовности, столь отвратительна, будто в Церковь нашу прокралось иезуитство». (9)

Одной из отличительных черт этой группы было распространение «открытых писем».

Причем «с 1973 г. письма эти стали сочиняться уже не только против верующих Русских Зарубежной Церкви, “критике” подверглись даже ее глава и некоторые из иерархов. “Письма эти оставили у нас гадливое впечатление, писал о. Серафим. Будь они даже справедливы в частностях, недопустим их тон, самоуверенный и глумливый, с оттенком холодного презрения”.

Многие из этих писем являли собой целые трактаты, дабы пора­зить читателей эрудицией, хотя долгие богословские отступления почти не относились к теме письма. Один молодой новообращенный из Анг­лии, получив подобную отповедь в свой адрес, огорчился не на шутку. Отец Серафим показал ему, что за этим письмом скрывается “холодное и расчетливое стремление самоутвердиться и все под маской елейного благочестия и смирения...” Отец Серафим назвал подобное отношение “любованием собственной духовностью в зеркале”. Он подметил, что все письма “пар­тийцев” написаны словно одной рукой так близки они по духу, хотя некоторых авторов отцы знали лично и особой идейностью они не отличались”» (10).

«Писал о. Серафим и о том, что “нормальному, без «перекосов», Православию не страшны влияния извне”. Все нужное и ценное оно преобразует и впитает, а зашоренные “партии” сами отсекают себя от Православия.

Отец Серафим назвал узколобое уставничество “обновленчеством справа”. Он писал: “Православие по-бостонски не что иное, как правое крыло “парижскаго православия” реформированного, “правильного”, порожденного человеческой логикой, вне святоотеческих традиций. Это страшное искушение нашего времени”» (11).

«“Неужто Православие в Америке так зашорено, что должно пови­новаться диктату какого-нибудь специалиста-знатока и неукоснительно следовать «партийной линии» в любом вопросе?! Это противоречит тому, чему учил Владыка Иоанн, всей его миссионерской деятельнос­ти”. (О. Серафим был в прямом смысле ученик Свт. Иоанна Максимовича ‒ ВК.)

Такую зашоренность, узость взглядов о. Серафим назвал «уставничеством» или «недугом правильности». Болезнь эта, как он видел, очень заразна среди людей молодых, как новообращенных, так и урож­денно православных. “Сверхправильные пастыри дают простые ответы на сложные вопросы, что весьма привлекает тех, кто еще не тверд в вере. <...> Многие новообращенные тянутся к «правильности» как младе­нец к соске. По-моему, им куда полезнее для спасения души чуток отступить от «уставничества» да прибавить в смирении”.

Современный, узкологический подход «сверхправильных» бо­гословов ставится выше простого верования православных греков «старой школы». Отец Серафим понимал, что и многострадальным русским новый подход совершенно чужд. Он писал: “Всем этим «мудрецам» недостает главного в православной жизни, на что указывали святые Отцы, страдания. Новая «мудрость» рождена в праздном умствовании, в бесплодных и бессмысленных спорах. Истинно глубокой является мудрость выстраданная (какую Господь ниспослал нынешней России), хотя она и не даст «красивого» ответа на всякий глумливый вопрос. Так давайте проникнемся этим страданием. И милость Господня пребудет с нами!”» (12).

«До этого мы с месяц очень волновались из-за действий и выступлений группировки «ревнителей» (в нашей Церкви): они хотят набросить удавку “правильности” на всю церковную жизнь. Это порождение человеческой логики, но никак не живых традиций Церкви. На великих русских епископов и богословов у нас посматривают свысока, потому что они, видите ли, не всегда «правильны» (с точки зрения наших церковных фракционеров)» (13).

«На примере наших греков мы наблюдаем классический случай прелести, в которую они впали из-за тщеславия и самомнения. Результат всего этого будет трагическим и многие падут в эту яму, потому что верят отцу Пантелеимону болыше, чем Богу.

Отец Пантелеимон два года назад в Сеаттле сказал мне, что ради блага Церкви все разрешается лгать, воровать, всё, потому что цель оправдывает средства<...> у отца Пантелеимона этот иезуитский принцип становится естественным принципом церковной жизни, который ловкие церковные политики могут употреблять безнаказанно. Его идея о Церкви совершенно неправильная, что объясняет также, то, почему он построил свой монастырь посреди города (дабы дать духовно жаждущим большую возможность приобщиться к его «святости») и сразу стал интересоваться политическими делами Церкви...» (14).

«По тому, как разворачивались события, о. Серафим предрек: со временем “сверхправильные” усилят свое влияние и устроят великий раскол, этакий путч внутри Церкви, однако успехом он не увенчается, и кончат бунтари маленькой, закосневшей в своих догмах сектой, и ника­кого влияния у них уже не будет. “Всё кончится как кошмарный сон, — писал он Алексею, — пока же нам предстоит немало пострадать. Похоже, нас крупно предали. Мы долгие годы верили, что люди эти с нами единомышленны и единодушны и беззаветно трудятся на ниве миссионерства в Америке. На деле же все эти годы они лишь прослав­ляли себя, обманывая доверие простодушных русских епископов, свя­щенников и мирян... Боюсь, что и наши публикации прошлых лет о “ревности в вере” помогли взрастить такое чудище!”»

«Они построили себе карьеру в Церкви на зыбком, хотя внешне и красивом фундаменте: на предпосылке, будто главная опасность для Церкви в недостаточной строгости. Но нет, истинная опасность со­крыта глубже — это потеря аромата Православия, чему они сами и способствуют, несмотря на всю свою строгость... Не спасет она нас, коли не “осязаем” и не “обоняем” мы Православия».

«Ключевой вопрос современности, стоявший перед о. Серафимом, таков: “Как остаться правильным (православным) верующим и не впасть в упоение от собственной праведности?” “Под любой оболочкой может скрываться подделка”, писал он» (15).

«Применительно к нашему положению, “царский” путь истинного Православия сегодня избегать экуменизма и реформации с одной стороны, и “ревности не по рас­суждению” (Рим.10:2) с другой. <...> Пожалуй, ни один православный наставник сегодня не являет такого примера сердечной пылкости и одновременно умеренности, как покойный архиеп. Аверкий Джорданвилльский, все его статьи и проповеди проникнуты истинной православной ревностью, без каких-либо уклонов “вправо” или “влево”, и упор делался на духовной стороне Православия» (16).

«Отец Серафим написал статью о нынешнем главе Русской Зарубежной Церкви, митроп. Филарете, о том, как его не приемлют фанатики-экуменисты “слева” и неверно толкуют “правые”, те, кто, по словам о. Серафима, “хотят всё упростить, представить либо белым, либо чер­ным. Они требуют, чтобы Владыка Филарет и Синод объявили недействительными таинства Церквей, держащихся нового календаря, и тех, что находятся под пятой коммунизма. Люди эти не понимают, что Синод не вправе выносить решения по столь сложным и деликатным вопросам”» (17).

«Молись об отце Пантелеимоне, который находится в серьезной духовной опасности, но сам от него отгородись. Там болезнь, мелкое политиканство и дьявольския козни. В глубине сердца мы вполне мирно на все это смотрим, ибо знаем, что Церковь сильней всех тех, кто введен в обман и возомнил себя Церковью, и они все равно всегда отпадают, помогая тем, которые остаются, стать более трезвыми» (18).

«О его секте: судя по тому, как они сейчас себя ведут, наши греки долго не останутся с нами. Также трудно себе представить, что они смогут долго удержаться с матфеевцами, если, за всем этим не стоит много денег и политики». «Все это пройдет, как кошмарный сон» (19).

Из вышеприведенных отрывков из писем приснопамятного о. Серафима Роуза можно вполне почувствовать с одной стороны, дух «сверхправильности» отколовшейся от РЗЦ «партии» или «секты», к которой, к несчастью, принадлежал и вполне впитал её дух бывш. о. Виктор Мелехов, а с другой, «“царский” путь истинного Православия» к которому призывал ученик Святителя Иоанна (Максимовича) ‒ иеромонах Серафим.

По свидетельству о. Серафима, эти мнимые праведника намеривались исподволь руководить Зарубежной Церковью, навязывай Ей свои порядки и свою, чуждую ей, «экклизиологию». Своей «праведностью» и псевдостоянием за истину им удалось и других увлечь в погибель.

М. Виталий и о. В. 

Но может быть бывш. о. Мелехов принадлежал к этой группе современных фарисеев-законников по незнанию и только некоторое время?

Оказывается, нет, вполне сознательно и вплоть до настоящего времени ‒ о чем говорят его поступки.

Из журнала, издаваемого бывш. свящ. Виктором («Воздвижение» № 10, май-июнь 1995. С. 20-24), видна главная мысль этой группировки: РПЦЗ после шестидесятилетнего исповеднического пути, находится десять лет в состоянии печального отступления, т. е. с тех пор, как Первоиерархом стал Митрополит Виталий.

В этом журнале предлагалось «вниманию читателей Письмо Протоиерея Виктора Мелехова, которое как бы подводит итог тому пути, по которому направилась РПЦЗ после того, как Митрополит Виталий стал ее Первоиерархом в 1986 г. Отец Виктор был в числе духовенства Бостонского благочиния, которое неоднократно обращалось в 1986 г. (после того, как бывш. архим. Пантелеймона вместе с некоторыми монахами, на основании показаний ряда свидетелей, уличили в нравственных грехах ‒ ВК) к Митрополиту Виталию с указанием нарушений Правильного исповедания Веры. В конце 1986 г. о. Виктор вместе со своим приходом церкви Святого Воскресения в Вустере вышел из юрисдикции РПЦЗ. Митрополит Виталий и Синод РПЦЗ возбудили судебное дело, стремясь отнять церковное здание, собственником которого был приход. Они не успокоились, когда Вустерский суд решил дело в пользу прихода, подтвердив, что собственником здания является приход, который приобретал, отстраивал и содержал его на протяжении нескольких десятилетий.

Митрополит Виталий и Синод подавали апелляции в еще три судебные инстанции, дойдя, наконец, до самой высшей Верховного суда США. Не говоря уже о моральном ущербе, эта тяжба, тянувшаяся более 7 лет, заставила потратить тысячи долларов на судебные издержки. Синод за это время затратил гораздо больше, поскольку он начал дело и выступал истцом. Сколько средств могло пойти на доброе дело, в том числе на помощь в Россию, которую на протяжении нескольких лет оказывает нуждающимся россиянам Вустерский приход и благотворительное российское миссионерское общество, организованное Отцом Виктором!».

Так в чем же состояла «вина» Первоиерарха?

По мнению бывш. о. Мелехова в том, что он не послушался указаний этой группы и, в частности, его «наставлений», и, более того, хотел отстоять храм, принадлежащий РПЦЗ, от раскольников, а так же отвратить от этого безблагодатного пути и совращенную ими паству.

Этим я не хочу утверждать, что всё на пути РПЦЗ было всегда безоблачным и правильным, ведь земная Церковь состоит не из ангелов, а из грешных людей. Были и нарушения, и грехи, и излишняя доверчивость одних, была и злонамеренность других, толкающих, например, в объятья МП, была и сентиментальная любовь к Сербской Церкви, с закрыванием глаз на отступления её иерархии. Но было и противоположное, в частности, несослужение с сербами, обличение отступления иерархии МП, стремление противостоять церковной апостасии.

Было так, как это и должно быть в Церкви Христовой: в РПЦЗ уживались, в рамках допустимого, различные тенденции, подходы, различные богословские мнения. Разномыслие покрывалось любовью. Никто, на манер старостильных греков, не хлопал дверью, и в случае несогласия, не создавал свой Синод, хотя причин для этого можно было при желании найти куда более принципиальных, чем у иных греков.

И при Митрополите Филарете также происходили иногда сослужения с Сербской Церковью (и он это не возбранял, о чем есть его распоряжение), и сам Митрополит Филарет, не считая переход на новый стиль достаточным условием для отпадения от Православия, участвовал в богослужениях с новостильными румынами, оставляя решение этого вопроса особому Собору. Вспомним также историю с катакомбным о. Таврионом, перешедшим в МП ради окормления паствы, которого почитал и Первоиерарх.

Нет, чтобы не говорили некоторые «ревнители не по разуму», в Зарубежной Церкви никогда не главенствовал дух фарисейской «сверхправильности», а наоборот дух любви и сострадания к угнетенным (находящимся, например, под игом советской власти), а также и к падшим (вспомним как на Архиерейском Соборе 1934 г. с раскольников-евлогиан было снято «по чувству братской любви и снисхождения» заслуженное запрещение и восстановлено «не только молитвенное, но и литургическое общение», после чего они были оставлены на волю Божию [20]).

И, более того, никто иной, как известный своим милосердием Владыка Антоний Женевский, которого эта «сверхправильная» группа теперь публично порицает, писал своим собратьям-иерархам:

«Посылаю ... Вам... единственно, как мне кажется, возможную резолюцию по делу ухода от нас греков.Долго я думал над этим и пришел к убеждению, что прилагаемая резолюция единственно возможная. Очень прошу отнес­тись к моему предложению серьезно и вдумчиво. Тут и указание на преступление, тут и снисхождение.

Запретить всех ушедших от нас в священнослужении, совершенно не возможно, ещё и по тому, что вмешательство в дела греческой Церкви, конечно, не законное, есть наш грех. Поэтому часть ответственности за случившееся, мы обязаны взять на себя.

С самаго начала у нас с греками не было, если можно так выразиться, церковнаго брака, но было незаконное сожитель­ство. Теперь оно слава Богу развалилось.

Священнослужители, ушедшие самовольно из нашей Церкви, совершили каноническое преступление и достойны запрещения в священнослужении, до раскаяния.

Но в виду того, что они увели с собою многочисленную паству, Архиерейский Синод не желая паству лишить; благодати Божией, снисходя к немощам человеческим и давая; место церковной икономии, не налагает запрещения на недостой­ных священнослужителей, оставляя каноническое преступление на их совести и предоставляя его суду Божию.

Однако Архиер. Синод должен со скорбью преду­предить паству и священнослужителей, мнящих себя единственно истинными православными христианами, что путь самочиния, которым они пошли, ведет их из Церкви в секту.

Понявших это, мы готовы с любовью принять обратно в Церковь» (21).

Но Архиерейский Синод поступил более радикально и наказал раскольников.

И вместо того, чтобы понять и покаяться, эта группа отцеживая по фарисейски комара, проглотила верблюда т. е. попала из Церкви в секту.

О. Пантелеймон «отправился в Грецию и там сговорился с двумя «независимыми» /другими словами неканоническими/ иерархами Гавриилом и Акакием, не являющимися членами какого либо из существующих Синодов старостильников в Греции. Будучи принят ими, архимандрит Пантелеймон бежит из нашей Церкви, боясь очевидно дальнейшаго разследования его дела, чем и подтвердил возложенное на него обвинение.

Невольно вспоминается разсказ самого о. Пантелеймона о том, как ведут в Греции арестованнаго монаха, укравшаго козу, который на всю улицу кричит: страдаю за старый календарь! Теперь сам архимандрит, подоб­но этому монаху, закричал на всю Америку: страдаю за истинное правосла­вие! Страдаю, так как Синод Русской Зарубежной Церкви после смерти мит­рополита Филарета, изменил свое исповедание веры, ориентируясь в сторону Экуменизма, потеряв таким образом каноническое основание для своего существования, увеличивает свои контакты с представителями Московской патриархии и других Церквей за железным занавесом.

К этому обвинению Архиерейскаго Синода во всевозможных гре­хах, последовавшему только сейчас, когда понадобилось архимандриту Пантелеймону, присоединились к сожалению около 20-ти греческих священников и диаконов с их приходами и паствою. Причиною этого явилась очевидно греческая солидарность и неведение или нежелание знать того в чем обви­нен их собрат.

Ушли с ними, по недо­разумению, два русских священника (Мелехов и Шнайдер – ВК) и несколько прихожан, живших не дале­ко от греческих церквей и ходивших туда молиться...»

«Гордость помрачила разум греков, держащихся стараго кален­даря. Они возомнили себя, не больше не меньше, как единственно истиными православными христианами, а все Церкви Христовы и все Православие лишенными благодати Божией. Не бесовская ли это гордость, лишившая оче­видно благодати эти самочинныя, старостильныя группы? Какую жалкую картину являют они миру, враждующия между собой, обвиняющая друг друга в неправославии, делящияся на все более мелкия группы, из коих каждая пре­тендует на «вселенскость», ставя епископов и вне Греции, не разбираясь в качествах и достоинствах кандидатов и не будучи в состоянии контроли­ровать их деятельность заграницей. О. Пантелеймон с братией создают еще одну старостильную секту, ведя за собой других и забывая слова Спа­сителя о том, что "если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму" /Ме.15,14/

Увы, и в нашей епархии появились критики. Так, например 20-го февраля прошлаго года, они потребовали от нас ответа на вопрос: сослу­жит ли духовенство «Синодальной» Церкви /другими словами ‒ Русской Православной Церкви заграницей, к которой принадлежат и требующие ответа/ с новостильниками и экуменистами? Цель вопроса ‒ обвинить НАС в «грехе» сослужения. Но почему этот вопрос не волновал их тогда, когда принима­ли от НАС благодать священства? Тогда, очевидно, возлагавший на них ру­ки архиерей был православным, теперь же они ищут причину для обвинения его в отступлении от истиннаго православия.

Ответ им был дан ясный и определенный о том, как наша Цер­ковь всегда относилась и относится к каноническим Церквам, принявшим в богослужебной практике новый календарь.

Еще в 1925-ом году, вскоре после принятия новаго календаря в церковную практику, пятью Православными Церквами на конгрессе 1923 го­да, Румынская Церковь /одна из пяти/ пригласила Митрополита Антония, основатели нашей Церкви заграницей участвовать в торжествах настолования румынскаго патриарха Мирона. Митрополит Антоний, известный всему миру ревнитель Православия, едет в Бухарест и совершает богослужения с новостильниками. Тогда же в Бухаресте в русской церкви он служит с митропо­литом Польской Церкви Дионисием, перешедшим то же на новый календарь.

27-го сентября 1961 года наш Архиерейский Синод обратился с письмом к греческим старостильникам, копии котораго были посланы грече­скому Архиепископу. Америки и Вселенскому Патриарху. В письме было сказано: “Наша Церковь придерживается стараго календаря и считает введение новаго календаря большой ошибкой. Тем не менее, ея тактикой было всегда хранить духовное общение с православными Церквами, которыя приняли новый календарь, по столько по сколько они празднуют Пасху согласно решению Перваго Вселенскаго Собора... Мы никогда не прерывали духовнаго общения с каноническими Церквами, в которых был введен новый календарь”. Подписал митрополит Анастасий. Этого яснаго определения придерживается наша Церковь до сего дня.

Наши Архиерейские Соборы и отдельные иерархи многократно по­вторяли: новый календарь не есть ересь,а большая и грубая ошибка. На основании чего, митроп. Филарет, приезжая часто во Францию, служил воскресныя литургии в румынской церкви в Париже, молясь со своей новостильной паствой.

Митроп. Виталий, верный своим предшественникам, пишет в рож­дественском послании сего года: «В данное время большинство поместных Церквей потрясены ... двойным ударом: новаго календаря и экуменизмом. Од­нако и в таком их бедственном положении, мы не дерзаем и, упаси нас Гос­подь от этого, сказать, что оне утратили Божию благодать.» Признания че­го уже десятилетиями добиваются от нас греческия старостильныя группы.

Мы должны знать и не забывать, что еще в 1953-ем году архи­епископ Иоанн /Максимович/, тогда архиепископ Брюссельский и Западно-Ев­ропейский, РУКОПОЛОЖИЛ, с разрешения митрополита Анастасия, совместно с румынским митроп. Виссарионом, беженцем, проживавшим тогда во Франции, новостильнаго епископа Феофила, для румын беженцев. Епископ Феофил воз­главил тогда автономную румынскую епархию Русской Православной Церкви за-границей. С этих пор мы имеем первых новостильников в ограде кашей Церкви, под непосредственным окормлением Главы ея Митрополита. И если мы с ними сослужили исослужим, то значит ли это, что уже с 1953 года мы изменили Православию? Да не будет! По письменному поручению митропо­лита Филарета, МЫ рукоположили для румынской автономной епархии священ­ника румына Михаила Костандаке, управляющаго ныне вдовой епархией. Все это должны были бы знать Пантелеймон с братией, утверждающие что наш Си­нод изменил Православию только со смерти митроп. Филарета.

Тот же архиепископ Иоанн принимает в свою Брюссельскую и За­падно-Европейскую епархию вторую новостильную группу православных гол­ландцев, ушедших из Московской патриархии. Эти голландцы, пользуясь но­вым календарем, просуществовали в нашей Церкви 22 года и глава их архи­мандрит Иаков, был возведен Архиерейским Собором во епископа Гаагскаго и Голландскаго. Очевидно, что он остался бы нашим епископом до сего дня, если бы сам не ушел от нас с паствою. Что на это скажут критики?

Наконец, архиепископ Иоанн принимает в нашу епархию третью группу новостильников, возглавляемую протоиереем Евграфом Ковалевским. С этой группой был принят и теперешний Глава Французскаго Благочиния архимандрит Амвросий /тогда иеромонах/. Митроп. Анастасий сочувствовал возведению протоиерея Е. Ковалевскаго в сан епископа, не ставя вопроса о календаре. И вот он был рукоположен, архиеп. Иоанном, во епископа Сан-Денисскаго, с наречением ему имени в монашестве Иоанн.

После смерти архиепископа Иоанна, епископ Иоанн Сан Денисский /Ковалевский/ самовольно покидает нашу Церковь, за что лишается са­на он и все ушедшие с ним. Небольшая группа его священнослужителей оста­лась в нашей Церкви и просила НАС принять их под НАШ омофор, что МЫ и сделали. Принятые таким образом продолжали еще некоторое время служить по новому календарю. Теперь, как говорится, ставши более роялистами, чем сам король, они обличают НАС, никогда не служившаго по новому календарю, в сослужении с новостильниками.

Из трех новостильных групп, остались в нашей епархии до се­го дня только румыны. Конечно, с ними, принадлежащими нашей Церкви, но не нашей епархии, МЫ сослужили и сослужим вот уже 34-ый год, как с бра­тьями во Христе, хотя и практикующими нежелательный для нас новый кален­дарь. С духовенством православных Церквей, принявших новый календарь, МЫ фактически не служим, хотя и делаем иногда исключения, в зависимости от обстоятельств. Делать исключения есть право архиерея, “правоправящаго слово Христовой истины.”

Такова история и практика нашей Церкви в отношении приняв­ших новый календарь. Из сказаннаго видно, что МЫ в этом вопросе следуем примеру митрополитов: Антония, Анастасия, Филарета, Виталия и архиепис­копа Иоанна, считая их достойными примерами для подражания. Они умели избегать опасных крайностей, могущих ввести в заблуждение даже лучших чад Церкви. А грекам в Америке и любым критикам надо, для собственнаго оправдания лжесвидетельствовать о том, что якобы Архиерейский Синод на­шей Церкви изменил последнее время заветам митроп. Анастасия и идет но­вым /?/ путем. Они твердят о том, что, после смерти митроп. Филарета, мы изменили “свое исповедание веры”, ориентируясь в сторону экуменизма. Новое ни на чем не основанное обвинение» (22).

Из слов Владыки Антония видно, что Зарубежная Церковь до последнего времени старалась идти «царским» путем, не уклоняясь ни вправо, ни влево и не торопилась отсекать, надеясь на исправление отступающих, хотя и отдельные иерархи держались более строгих взглядов. Но, к сожалению, со временем и в РПЦЗ начали назревать процессы, приведшие к печальному Собору 2000 года, после которого уже сохранять допустимые разномыслия было не возможно.

Давайте повнимательнее рассмотрим, под каким же омофором оказалась эта бостонская «сверхправильная» группа (23)?

И кто это такие «независимые» Митрополиты Акакий и Гавриил, в нарушении канонов, принявшие отколовшуюся от РПЦЗ группу.

«В этом же 1974 году от административного подчинения Синоду (Архиепископа Авксентия ‒ ВК) отошел митрополит Хризостом Солунский (Киюсис), а вслед за ним митрополиты Акакий Диавлейский и Гавриил Кикладский, не выставив никаких вероучительных причин, а лишь по недовольству некоторыми административными погрешностями Архиепископа, главным образом хиротониями, которые он зачастую совершал без согласия всех членов Синода при помощи одного-двух архиереев» (24).

Но, по-видимому, у «независимых» они долго не задержались и в 1987 г. оказались в новом Синоде Архиепископа Авксентия, образованного им в 1985 г. из нескольких епископов, после того, как его низложил старый Синод из-за так называемого «дела Тсакоса».

«Синод этот большим влиянием в Греции не пользовался (тем более, что два его архиерея – Афанасий и Герман – как-то обособились и не принимали практически никакого участия в его деятельности) и получил широкую известность – главным образом оттого, что в 1987 году в него перешло из РПЦЗ более 30 приходов в Америке (т.н. “бостонцы”) и во Франции. В 1989 году Синод Авксентия рукоположил для них епископов Ефрема Бостонского (который проходил как соучастник по делу о. Пантелеймона — ВК) и Фотия Лионского (для группы французов, отколовшихся также от РПЦЗ, который позже впав в нравственные прегрешения, удалился от дел ‒ ВК), а в 1991 – Макария Торонтского (также монаха Бостонского монастыря). <...> Американские епископы теперь считают свою церковь автокефальной, по крайней мере de facto (ее официальное название – “The HolyOrthodox Church in North America), но вместе с тем считают себя Синодом Церкви ИПХ Греции. В 1997 году они усвоили двум правящим епископам – Ефрему и Макарию – титул митрополитов, причем первый из них является первоиерархом, а второго они наименовали “местоблюстителем Афинского архиепископского престола, первоиерархом всей Греции”, поставив таким образом Греческую церковь-матерь в положение низшее по сравнению с Американской. Они также написали епископу Лионскому Фотию, что он тоже может именовать себя “митрополитом”, но тот этого не принял, а вскоре и вовсе сложил с себя пастырские обязанности, оставив епархию на управление викарного епископа Филарета, который, хотя и остается формально членом Синода (непонятно какого – американского или греческого), но на заседания в Америку не ездит, признает за ними лишь местное (для Америки) значение и проводит самостоятельную церковную политику. Свою церковь он именует иногда “Французской епархией Церкви ИПХ Греции”, а иногда – “Православной Церковью Франции”» (25).

Так вот, в этом новом Синоде низложенного собратьями Архиепископа Авксентия (сомнительным в каноническом отношении) бывш. свящ. Мелехов и становится со временем «Протопресвитером и Российским Экзархом» (26).

В 2001 году «Американские авксентьевские архиереи проводят в Афинах заседание “Священного Синода Церкви Истинно-Православных Христиан Греции” на котором даруют автокефалию Святой Православной Церкви в Северной Америке, т.е. себе самим. Экзарх Синода в России, протопресвитер Виктор Мелехов заявляет о (полном ‒ ВК) распаде Синода присоединяется к новообразованному русскому Синоду Митрополита Виталия за ним следует приход в Москве» (27).

Но каким образом много лет находясь в расколе, мирянин (поскольку с него был снят сан) Виктор Мелехов оказался под омофором Митрополита Виталия в сане протопресвитера?

Оказывается очень просто: «Протопресвитер Виктор Мелехов был принят в лоно РПЦЗ(В) главой Церкви Митрополитом Виталием без покаяния и в сущем сане» (28).

Но как это могло случиться?

Наверное, потому, что, наконец, Митрополит Виталий «исправился» и стал верить также, как бывш. о. Мелехов? Или дела в Бостонском Синоде сложились для бывш. свящ. Виктора не совсем благополучно? И греческих «старцев» перестал интересовать Российский Экзархат (громкое название для кучки духовных чад о. Виктора, хотя конечно дело не в количестве), только требующий денег и ничего не дающий взамен?

Но, независимо от причин, как мог быть принят в сущем сане тот, с которого этот сан был законно снят около 15 лет тому назад соборно епископами РПЦЗ?

Остается констатировать досадную оплошность церковной власти.

Иначе получается, что РПЦЗ и, в частности, Митрополит Виталий, были неправы, совершая акт снятия в свое время сана с Виктора Мелехова. И, следовательно, раскола со стороны этого бывш. священника и бостонцев вообще никогда не было. Но это как раз он и хочет, несмотря на обратные факты, доказать всем: бостонского раскола не было ‒ я «никогда не уходил в раскол, так как “бостонский раскол” расколом не был, а был “стоянием в истине”» (29).

Таким образом, связь с уличенными в нравственных грехах «бостонцами», разорвана не была.

Вот вам и «бостонский» дух, о котором мы уже писали: ради их «истины» можно идти на все. А отсюда и «открытые письма», экклезиологические трактаты, якобы от лица всей Церкви, присвоение себе не занимаемых должностей, интриги, травля по интернету и желание руководить и насаждать дух своей партии, не скупясь при этом и на подарки влиятельным лицам: «Пришло время  как заявил о. Виктор ‒ для истинных сынов РПЦЗ собраться и восстановить ее прежний душеспасительный курс. <...> В духовном смысле должна быть проведена большая работа».

Другими словами, должна быть создана партия, призванная реорганизовать РПЦЗ ‒ превратить Её во что-то другое, качественно более «чистое». Ведь та, «старая» РПЦЗ осудила бывш. о. Виктора!

Вот вам буквальные слова одного нового, но сродного по духу, адепта В. Мелехова: «Кстати, в случае четкого принятия экклесиологии Новомучеников, РПЦЗ как исторически-вероисповедный церковный феномен перестанет существовать и Ее традиция прервется (потому что у РПЦЗ даже Митр. Филарета “такой” экклесиологии никогда не было). Возникнет РПЦИ, в которую нужно будет фактически по новой «принимать» многих, например, французов (т. е. клириков Западно-Европейской епархии – ВК). И Митр. Виталия, кстати. И именно через покаяние. Французы это поняли сразу. Отсюда и конфликт. Конфликт между РПЦИ и РПЦЗ. Возможно, Вам это покажется “не смиренным”, но я строго за смерть РПЦЗ и торжество РПЦИ. И буду добиваться смерти РПЦЗ всеми доступными мне средствами. Только РПЦИ сможет воссоединиться в единой вере со Святыми Новомучениками и Катакомбной Российской Церковью. РПЦЗ для этого катастрофически вероисповедно не подходит».

Что это такое? Шутка? Нет, но как сказал тот же «церковный» революционер: «... в каждой шутке всего лишь доля не правды» (30).

И вот неумеренный Виктор Мелехов, не успев, образно выражаясь, отряхнуть грязь с сапог после многолетнего путешествия по сектантскому бездорожью, решил, что его час пробил и начал свою долгожданную«большую работу» по созданию партии и очищению РПЦЗ от «еретиков» («киприанитов», «французов» ‒последователей Вл. Антония и прочих уеренных). Одним словам ‒ реванш! Так была создана группа «американских священников» воюющих против «французов», к которым теперь примкнули еще и бывшие суздальские раскольники – РПАЦ. Остались только на очереди, не научившиеся ничему «умники» из РИПЦы.

Кстати, «исповедническая» мелеховская борьба с учением греческого Митрополита Киприана, выразившаяся в его непосредственном участии в «Резолюции Пастырского Совещании» 2001 г., которое он предвзято и демагогически толкует (не понимая или искажая его суть), не гнушаясь подтасовками и инсинуациями, является главным средством сторонников бывш. свящ. Виктора прикрыть свои истинные цели. Сюда также примешивается ими и позиция женевского Владыки, забывая, что никто иной, как Владыка Антоний (которого сейчас некоторые называют «либералом» и даже кощунственно «еретиком»), был противником установления литургического общения с группой Митрополита Киприана (который этого давно добивался), что стало возможно лишь только после кончины Архиепископа.

Набравшись как следует «пантелеймоновского» духа (вспомните о. Серафима Роуз, писавшего о методах этой партии), от неё пошли декларации типа: «экклезиологии американской и французской групп нашей Церкви различаются».

Доселе единая Церковь стала стараниями партии Мелехова разбиваться на две части.

А есть ли разница в «экклезиологии» у этих «частей»?

Откройте «Исповедование исконной позиции РПЦЗ» Протоиреев Константина Федорова и Вениамина Жукова, прочие многочисленные заявления клириков Архиепископа Варнавы и сравните... Увидите, что последние излагали учение о Церкви, находясь внутри Церкви, выступая против сергианства, экуменизма (с признанием анафемы на него) и прочего модернизма.

Так в чем же собственно разница?

А разница в том, что протопресвитер все последние годы был в «старостильной секте», из которой он сбежал, но от духа её не избавился, так как попытался войти в нашу Церковь с заднего хода, т. е. без покаяния в учиненном в 1986 году расколе вместе с осужденном за «демонский» культ «старцем» Пантелеймоном! И мало того что не избавился, но намеревался заразить им и других. А «французы» всегда были в Церкви, изнутри борясь изо всех сил с церковной апостасией.

Другими словами разница не в вероучительных истинах, как хотел бы представить бывш. свящ. Виктор, а в видении, что такое Церковь.

Для мелиховцев Церковь, это не более того, как их «старостильная секта» (организация, партия), на манер которой они хотели бы перестроить РПЦЗ, да вот беда, «французы» мешают.

Церковь любит хранить традицию, почитает своих усопших наставников за их вклад в домостроительство, иногда, со временем, любовно отвергая некоторые их богословские мнения и ошибки. Заслуга Архиепископа Антония Женевского состоит как раз в том, что он воспитал в своих клириках понятие ‒ что такое Церковь. Это понятие и помогло им не сбиться с пути в момент «огневых» испытаний. Вот вам и загадка: от «либерала» Архиепископа Антония пошли ревнители, не побоявшиеся встать за попранную отступниками Истину. И ничего нет страшного, если Церковь Владыка Антоний понимал шире (сразу не отвергая заблудших, предпочитая дать им время на исправление), чем хотелось бы некоторым. Ей это не повредит. Она не боится разномыслия (не путайте с ересью) и у Неё есть все средства, чтобы оставаться чистой Невестой Христовой. И она не спешит с выводами, потому что Её Пастыреначальник ‒ Хозяин времени. Для РПЦЗ, как для истинной Церкви Христовой, было не смертельно, если Святитель Иоанн Шанхайский, строгий ревнитель канонов, считал, что благодать в МП есть и с ним соглашался Архиепископ Антоний Женевский и другие, и в то же время другой Святитель ‒ Филарет и Архиепископ Антоний Лос Анжелосский считали, что её там нет, иные же епископы сомневались, кто в одном случае, а кто в другом. Но они все сходились на одном ‒ иерархи Московской патриархии не настоящие возглавители Церкви Российской. До соборного решения каждый может иметь свое мнение, это допустимо и не разрушительно для истинной Церкви. Но и после принятия соборного решения нужно еще определенное время, чтобы его применить (например, чтобы принять Никейский символ после Первого Вселенского Собора потребовалось еще 80 лет). Из истории Церкви (к примеру, 4-5 веков) известно, что не все анафематствования сразу начинали работать, но со временем всё вставало на свои места.

Секта же всегда приглажена под одну гребенку, для неё разномыслие это ‒ гибель, ведь она без корней и питается отрицанием, борьбой с чем-то. Отними эту борьбу, и она потеряет смысл своего существования. Сектанты, это ‒ не только иваны не помнящие родства, но и вечно спешащие хамы, в прямом смысле никого не почитающие, никого кроме себя не любящие ‒ «перекати-поле». Это прельстившиеся актеры, взявшие на себя самопроизвольно роли судей, но судей без милости и без жалости, ‒ защитники истины, но без любви.

М. Виталий и Еп. Вар 

Но вернемся к чудесам: мирянин сразу стал протопресвитером и даже без покаяния в учиненном расколе. Теперь даже епископы, сомневаясь в каноничности этого акта, недоумевают, как могло это произойти?

Объяснение ‒ очень простое: Виктор Мелехов воспользовавшись временной дезорганизацией в нашей Церкви (попущенной, как представляется, Господом, чтобы были явлены «дела» некоторых) и сердобольностью Митрополита, проявил, как свидетельствуют очевидцы, особую настойчивость, обещав при этом привести с собой под омофор Митрополита Виталия до восьми священников (что, конечно, не получилось), а также и ту или иную помощь. Одним словом, умело воспользовался благоприятной ситуацией.

Войдя с заднего входа, «Экзарх» начал распоряжаться в нашей Церкви, как у себя дома. А привык он с высоты своей праведности еще с «бостонских» времен выискивать везде еретиков и отступников от «чистоты» Православия (характерная особенность сектантов). Объектом полицейского сыска являются все ‒ от мирянина до Первоиерарха. Все просто обязаны отчитаться о своем вероисповедании перед заслуженным «Протопресвитером» (ведь для секты важно, чтобы все члены имели одинаковую «экклизиологию», она по другому не функционирует, и разномыслия даже в нюансах не переносит). И кто истинный православный, а кто отступник, есть ли там или здесь благодать, будет решать, кстати, единственный в нашей Церкви «Протопресвитер» ‒ о. Виктор Мелехов («исповедник», как некоторые сродные ему по духу, его уже публично величают), а не компетентный Собор.

Но как же можно любить врагов, когда и к своим нет любви?

«В настоящее время особенно усилилась тенденция охотить­ся за еретиками, легко давать кличку — еретик, разсуждать с высо­ты своего величия и “безгрешности” с кем можно иметь мо­литвенное общение и с кем нельзя. Страшный вирус ересиомании поражает все новыя души христианский. Зараженные им теряют спокойст­вие, вооружаются лупой подозрительности недоверия и самое страшное осуждения, будучи уверенными, что не только имеют на то право, но даже обязанность, возносясь все выше и выше в «величественной» позе «судии вселенной». Результат: страшная бесовская гордость, вряд ли полезная тому, кто ей одержим...

Что же в таком случае осталось от Христовой Церкви, небольшая группа самонадеянных безумцев, отделяющих себя от церковной соборности, уходя­щих из жизни Церкви.

Принадлежать Церкви, значит жить ея жизнью, быть в еди­нении с ней. “Иначе быть не может”, пишет архиепископ Иларион /Хри­стианства нет без Церкви, стр.80/, “уже потому, что Церковь не есть философская школа. Она новое человечество, новый благодатный организм любви. Она тело Христово”» (31).

Вместо этого сейчас появилось множество любителей «стоять в истине» на подобии бывш. свящ. Мелехова, и мало поклонников церковной дисциплины и канонов. Иные даже пишут, что сейчас «антиканонический период церковной истории» и главное это ‒ блюсти «чистоту вероисповедания» (32).

А решать, кто отпал от Православия, а кто еще нет, если ли еще благодать или уже нет в отступающих Церквах или в МП, предоставим все-таки специально созванному Собору Епископов, а не самосуду отдельных лиц или партий, как и писал протоиерей о. Лев Лебедев незадолго от своей кончины: «Ясно, что только особый Собор РПЦЗ полномочен, по формуле «изволися Духу Святому и нам», решить этот сложный для обыденного рассудка вопрос» (33).

В. Ю. Кириллов,

прихожанин РПЦЗ(В) в Париже.

Сочельник Рождества Христова, 6.01.2003 г.

Примечания

От Составителя: все выделения в этой работе выделены автором.

1)        Из письма Архиепископа Антония Женевского Митрополиту Виталию от 2.01.1987.

2)        Заявление из Канцелярии Архиерейского Синода от 1/14/дек. 1986 № II/35/2IЗА.

3)        Копия Определения Архирейскаго Синода РПЦЗ по делу архимандрита Пантелеимона /Метропулос/ и его последователей от 4/17 Февраля 1987 года.

4)        Заявление из Канцелярии Архиерейского Синода от 1/14/дек. 1986 № II/35/2IЗА.

5)        Копия Определения Архирейскаго Синода РПЦЗ по делу архимандрита Пантелеимона /Метропулос/ и его последователей от 4/17 Февраля 1987 года. // Выдержки из открытого письма о Бостонском расколе иеромонаха Григория: «В 1975 г., т.е. за 11 лет до раскрытия ненормальной жизни в греческом Бостонском Преображенском монастыре, о. Афанасий бежал из этого монастыря и поехал в Синод на покаяние о грехах, содеянных им с игуменом о. Пантелеймоном. О. Георгий Граббе, ныне еп. Григорий, выслушав исповедь, попросил изложить её письменно и сказал о. Афанасию не говорить об этом никому, во избежание большого скандала. О. Афанасий является первым из шести свидетелей против о. Пантелеймона. Бостонские раскольники опорочили этого свидетеля, утверждая, что он психически нездоровый. В 1977 г., о. Феодор также покидает Бостонский монастырь. Он также рассказал еп. Григорию, что о. Пантелеймон пытался его изнасиловать. Еп. Григорий ответил, что не следует об этом говорить, потому что, если о. Пантелеймон будет привлечен к суду, то из этого выйдет скандал, который заставит Греков покинуть Синод. Монастырь опорочил о. Феодора как «беглеца». В октябре 1983 г., я посетил св. Гору Афон и встретил о. Феодора. Он мне пересказал все то, что говорил еп. Григорию. Сразу после моего возвращения я поехал в Чикаго и исповедовал то, что со мной случилось в Монастыре в 1967 году. Я стал третьим свидетелем против о. Пантелеймона. Мое свидетельство перед Вл. Алипием, изложенное письменно в адрес епископов, было следующим. В возрасте 22 лет я поступил в Монастырь, будучи девственником и ничего не знавши о содомском грехе. Однажды вечером, будучи послушником, я пошел к о. Пантелеймону исповедовать свои помыслы. Он принимал исповедь лёжа на своей кровати в темном помещении, без горящей лампады, а исповедующийся сидел на полу у его изголовья. Такой образ исповеди проводится только в Преображенском монастыре. Пока я говорил, он начал играть с моим ухом и почесывать мою шею и потом спину. Я ему заметил, что в этом нет необходимости, потому что мне не чешется; несмотря на это, он продолжал проводить рукой по моей груди и рука его стала спускаться ниже. Я вспомнил моего родного отца, который никогда подобного не делал и меня охватил ужас. Видя мое смущение о. Пантелеймон попытался оправдать свое поведение ссылкой на два случая в Ветхом Завете. Я не согласился с его оправданиями, встал и покинул комнату в большом волнении. На следующий день, я попросил объяснить мне его поведение. Он мне ответил с раздражением, чтобы я забыл о том, что произошло накануне, чтобы я пришел в себя и занимался своим делом – иконописью. Когда этот рапорт был доведен до сведения Митрополита Филарета в 1984 году, по просьбе еп. Григория, он (еп. Григорий) был послан для расследования. Ничего из этого не вышло! О. Пантелеймон был лишь информирован о деле. Нечего было опасаться, потому что отношения между о. Пантелеймоном и еп. Григорием предотвратили бы любую акцию. Катализатором этих отношений служил о. Антоний Граббе, и в результате ничего, кроме их личных интересов, для Церкви нельзя было ожидать. О. Пантелеймон и еп. Григорий были заняты «благополучием» о. Антония. Никакого рапорта об этом «исследовании» не последовало в Синод. Будучи третьим свидетелем против о. Пантелеймона, я был также оклеветан, как «беглец». Странный я был «беглец». Я просил благословения покинуть монастырь и ждал его год. Мои причины были : 1) я искал более спокойный образ жизни чем в Преображенском монастыре, 2) я желал начать скитский образ жизни и 3) я желал посвятить все возможное время иконописи. Я получил отпускную, лишь в устном виде, в 1978 г. Я прощался со многими в Монастыре до последнего момента. Еп. Константин дал мне необходимые документы для перевода меня в Джорданвилль. Я со всеми попрощался, все знали куда я отправляюсь, некоторые мне помогали упаковывать вещи, многие пожелали мне всего доброго, и я даже возвращался в Монастырь четыре раза после моего ухода из него. Покинул Монастырь в 1984 г. о. Менас. Пробывший в Монастыре пятнадцать лет, он был членом «внутренней группы», из тех которые путешествовали с игуменом, он прекрасно знал, что происходило с о. Пантелеймоном. Бывший о. Менас, ныне Дана Миллер, не только мог подтвердить показания предыдущих обвинителей, но и добавить подробную информацию о предосудительном поведении о. Пантелеймона. Он был жертвой о. Пантелеймона в течении многих лет и много от него претерпел. Благодаря знакомству с здравыми людьми вне Монастыря, он смог понять, весь обман происходящий в Монастыре. Он был также назван «беглецом». Когда показания Дана Миллер было доведено до сведения Синода, последний назначил комиссию для исследования дела. В неё входил архиеп. Антоний Лос-Анжелосский и еп. Алипий Чикагский. В апреле 1986 г. эти епископы отправились в Бостон и в одном месте вне Монастыря пригласили о. Пантелеймона, Дана Миллер и меня. Дознание происходило перед Евангелием, Крестом, иконами Спасителя и Божией Матери Сначала, о. Пантелеймон разговаривал отдельно с епископами в течение двух часов. Ему были представлены обвинительные письма. Он отверг все обвинения, добавив, что свидетели неканоничны, так как являются «беглецами». Я был приведен первым к показанию перед о. Пантелеймоном. Он стал нервничать и прерывать меня постоянно в возбужденном состоянии. Дважды его увещали епископы успокоиться, и наконец архиеп. Антоний попросил его положить конец своему возбужденному состоянию. Но это было бесполезно. Епископы смотрели на него ошеломленные, пока я продолжал свое показание среди бесконтрольных выкриков. Под конец моего показания, я попросил о. Пантелеймона сказать, что я лгу, положив руку свою на св. Евангелие. Моя просьба осталась без ответа. Я вторично попросил об этом о. Пантелеймона, он тогда переменил разговор. Когда я в третий раз попросил об этом, о. Пантелеймон схватил Евангелие, поцеловал его, ничего не сказав. Епископы вызвали Дана Миллер. Когда вошел Дана Миллер, о. Пантелеймон пришел в судорожное состояние. Архиереи не могли поверить своим глазам. Дана Миллер говорил о той агрессии, которую он претерпел от о. Пантелеймона, что невозможно описывать в этом письме. Он говорил около тридцати минут, в течение которых о. Пантелеймон сильными выкриками старался его прервать. Архиереи были в ужасе видя, как «вздулось» (по словам о. Архиеп. Антония) лицо о. Пантелеймона. Соответствующий доклад был подготовлен к Собору в Мансонвилле в мае месяце. В этом промежутке времени была приведена в действие бостонская пропагандная машина. Они всем верным помощникам и друзьям рассказали про невероятные де обвинения на о. Пантелеймона, и добавили к ним, что о. Пантелеймон был обвинен в ереси! Всех призывали писать протесты епископам. Частное исследование Синода приняло характер общенародных разговоров. Стратегия заключалась в произведении на епископов достаточного давления, чтобы они оставили о. Пантелеймона в покое, ибо письма приходили со всех сторон, утверждая что о. Пантелеймон не виновен и что он исповедует истинное Православие. Незадолго до Мансонвильского Собора произошло еще два ухода из бостонского Монастыря – они были самые сокрушающие для о. Пантелеймона. В Монастыре ожидали расследование дела и о. Исаак попытался уговорить тех, кто претерпел от о. Пантелеймона, не говорить об этом, ибо «епископы не поймут и это будет иметь плохой результат для о. Пантелеймона и для Церкви!» Осознав проводимое лукавство, два монаха – отцы Евгений и Менас, которым всегда говорилось, что все это допустимо для игумена, поделились между собой и решили покинуть Монастырь и поехали исповедовать все епископам. Показания о. Менас были страшны. Когда он однажды открылся о. Исааку, последний ему сказал, что такой практикой о. Пантелеймон старается повысить у своих послушников способность противостояния плоти, и что если его это смущает, то ему это больше не будет применяться. О. Евгения свидетельство было едва переносимое. Он рассказывал о половом извращении о. Пантелеймона в течение одиннадцати лет, в среднем шесть раз в неделю, до и после Божественной Литургии. Показание шести выше указанных свидетелей увеличилось пятью другими, которые еще пребывают в Монастыре и о которых мы не можем говорить. На Архиерейском Соборе в Мансонвилле были выслушаны четыре обвинителя на о. Пантелеймона, каждый в отдельности: Отцы Менас, Евгений, Дана Миллер и я. Также было прочитано письмо о. Исаака к о. Феодору, в котором было дано указание « не давать показания на Монастырь и на старца относительно некоторой болезненной практики бывшей в Монастыре», так как такое обвинение отразиться и на нем, участвовавшем в этом деле. Также были прочитаны письменные показания отцов Афанасия и Феодора. О. Пантелеймон был расспрошен тщательно. В результате, он попросился на покой. Он это сделал, чтобы избежать дальнейшего исследования и расследования в Монастыре. Епископы, видя в этом возможность покончить со скандалом, приняли его прошение, думая, что он пойдет дальше до покаяния и что возможно будет послать в Монастырь для расследования архиеп. Антония. Предательство Монастыря разыгралось в промежутке времени между Собором в мае месяце и Синодом намеченным в Монреале в ноябре 1986 года. О. Пантелеймон опасаясь, что тщательное расследования в Монастыре приведет монахов к свидетельству о том, что действительно происходит в Монастыре, принял решение учинить раскол. Разработанная стратегия заключалась в том, что, прекратив нападки на обвинителей, поведется атака на епископов Русской Церкви, обвиняемых в предательстве православной веры, дав таким образом себе повод покинуть Русскую Церковь. В этот период были наведены контакты с греческими епископами. В это же время, марионетка Монастыря – Бостонское благочиние приведено было в действие так, чтобы все до того протестующие против обвинений на о. Пантелеймона, превратили свои письма в обвинения против иерархии Церкви, ставя на вид отдельные инциденты наших клириков. Была возбуждена волна обвинений на Синод в компромиссе. Письмо об этом были широко распространяемы среди народа так, что во имя «святой ревности» оставался един выход для спасения – покидать Русскую Церковь. Пантелеймоновская пропагандная машина была в полном действии. Все знали, что если бы о. Пантелеймон не нажал на кнопку, ничего бы не случилось. Он оказался мастером обмана.Обманывал он всех с самого начала. В возрасте 21 года он поступил в русский Пантелеймоновский монастырь на Афоне. Он пробыл там всего 5 ½ месяцев, притом разъезжая постоянно по другим монастырям святой Горы. Не говоря по-русски, какое он мог получить обучение монашеской жизни? По канонам Церкви нужно пройти 3 года в послушании прежде чем иметь малый постриг. После своего короткого пребывания на Афоне, о. Пантелеймон возвращается в Соединенные Штаты в постриге и со званием «старца». Итак, в ноябре, когда стало ясным, что наши епископы примут решительные меры по делу о. Пантелеймона, о. Ефрем объявил письменно об уходе Монастыря от Русской Церкви, которую они еще несколько месяцев до того восхваляли, как Столп Истины и Гавань в современном море ересей. На заседании Синода в ноябре епископы приняли решение о запрещении отцов Пантелеймона и Исаака. Теперь, будучи вне Церкви, кого же они могли обмануть для определения своего канонического положения. Они не могли надеяться быть принятыми Синодом Истинно Православной Церкви Греции, под председательством Архиепископа Хризостома II. Обратиться к другим ветвям, матфеевцам или киприановцам дисквалифицировало бы о. Пантелеймона в лице своих последователей. О. Пантелеймон нашел двух отдельных епископов, не принадлежащих никакому синоду, и создал вокруг них приемлемую атмосферу для своих последователей. Первый – еп. Акакий не присоединился к Синоду, возглавляемому архиеп. Хризостомом, считая что он (еп. Акакий) по старшинству должен был возглавлять этот Синод. Второй – еп. Гавриил, известный как богатейший епископ всей Греции, имел в своем ведении миллионы долларов от монастыря св. Ирины и находится в подчинении любого синода, ограничило бы его безграничную власть. Эти два епископа приняли отступников, ссылаясь на Правило XIV Сардийского Собора, относительно несправедливо осужденных. Они осудили Митрополита Виталия и епископат Русской Церкви, не дав им возможность высказаться. Таким образом, возникла новая церковная формация в Северной Америке (HOCNA). Добавим к описанию личности о. Пантелеймона следующие характерные события. В результате его безобразного поведения, 15 монахов схимников сбежали из Бостонского монастыря, что вызвало у Архиеп. Андрея (Рымаренко) следующее замечание: помимо всех его прегрешений, за которые он должен будет дать ответ, о. Пантелеймон еще ответит за то, что 15 схимников гуляют по улице. В 1958 г. истинный прозорливец старец Синайской Горы о. Илия не захотел разговаривать о. Пантелеймоном и отвернулся от него. Когда о. Пантелеймон был задержан в Греции при попытке перевезти незаконно св. мощи (о чем он сам рассказал в Монастыре) истинный старец о. Иероним острова Эгина, отозвался о нем как о лисе наподобие Ирода». 23 апреля / 6 мая 1987 г. Иеромонах Григорий.

6)        Письмо Архиепископа Антония Женевского Митрополиту Виталию от 12-го декабря 1986 г.

7)        Список тех, которые «Ушли из Зарубежной Церкви вследствие дела архимандрита Пантелеймона».

8)        Определения Архиерейскаго Синода Русской Православной Церкви Заграницей с 4/17 по 6/19 марта 1992 г. Церковная жизнь № 1-2 1992. С. 12.

9)        Иеромонах Дамаскин. Жизнь и учение иеромонаха Серафима (Роуза) Платинского. М. 1995. С. 497-499.

10)     Иеромонах Дамаскин. Жизнь и учение иеромонаха Серафима (Роуза) Платинского. М. 1995. С. 499.

11)     Иеромонах Дамаскин. Жизнь и учение иеромонаха Серафима (Роуза) Платинского. М. 1995. С. 501.

12)     Иеромонах Дамаскин. Жизнь и учение иеромонаха Серафима (Роуза) Платинского. М. 1995. С. 504.

13)     Иеромонах Дамаскин. Жизнь и учение иеромонаха Серафима (Роуза) Платинского. М. 1995. С. 703.

14)     Письма иеромонаха Серафима (Роуза). Православная Русь № 19, 2002. С. 2.

15)     Иеромонах Дамаскин. Жизнь и учение иеромонаха Серафима (Роуза) Платинского. М. 1995. С. 507-508.

16)     Иеромонах Дамаскин. Жизнь и учение иеромонаха Серафима (Роуза) Платинского. М. 1995. С. 707-708.

17)     Иеромонах Дамаскин. Жизнь и учение иеромонаха Серафима (Роуза) Платинского. М. 1995. С. 705. // Сейчас в некоторых «сверхправильных» кругах, некогда близких к мон. Валентину Суздальскому, а теперь объединившихся с мелиховской группой (по принципу: свой свояка видит издалека), происходит по интернету огульное обвинение РПЦЗ в различных отступлениях. Идет Её противопоставление Катакомбной Церкви, даже выдвигаются тезисы о разной в этих Церквах экклизиологии, слышны требования покаяния от РПЦЗ, за то, что она не анафематствовала сергианскую церковь и не признала ее безблагодатной и т. д. Всех этих церковных анархистов, находящихся в фактическом, или потенциальном с Ней расколе, считающих себя более роялистами, чем сам король, объединяет одно и тоже свойство ‒ они не только не хотят смиренно следовать Церкви, а наоборот желают вести Её за собой, выставляя себя Её судьями. Но, что они могут предложить нам кроме церковного хулиганства и шатания по бездорожью, прикрывая раскол стоянием за истину, по примеру бостонских «праведников» ‒ ведь «царский» путь РПЦЗ им неведом. Вся их интеллектуальная аргументация напоминает бочку меда, на дне которой лежит мертвая крыса, по известному выражению Митрополита Филарета. // Познакомимся лучше с мыслями о. Льва Лебедева («Очами веры чистыми». Мера... Париж. 2001. Статьи и письма. Ч. 2. С. 86-89): «Сами того не замечая, мы во всех наших “спорах о благодати” пошли гностическим путем. Себя я прежде всего готов обвинить в этом. Ибо мы попытались именно своим внешним умом (хотя и со ссылками на святых отцов) определить границы Церкви, действия благодати и т.п. И вот итог: ни к чему не пришли! По-прежнему, обе противоположные точки зрения в среде православных имеют право на существование, ни одна не поколеблена и не утверждена в достаточной силе (имею в виду суждения: «экуменические церкви (и МП) безблагодатны», и — “они благодатны, но с оговоркой, что множеству благодать идет в осуждение”)<...> Поэтому нашим «ревнителям» я всегда говорил: процесс отделения еретического сообщества от Церкви есть именно процесс, т. е. явление, длящееся во времени и характерное тем, что, с одной стороны, уже наступает «смерть», а, с другой стороны, еще продолжается «жизнь» (т. е. благодать в Таинствах). Отсюда ‒ не нужно спешить с категорическими суждениями... Кто должен и имеет право определять степень покаяния, сроки и меру отсечения? В глубинном смысле и в конечном счете Сам Христос определяет. Но в реальности это происходит только соборным решением (определением) Церкви. Ибо так Господь благоволил устроить Церковь Свою, что не Он непосредственно, а Церковь, получившая от Него власть «вязать и решить», должна решать вопрос ‒ отсекать или еще не отсекать от себя то или иное заблудившее сообщество. «И аще что связано будет (Церковью) на земли, связано будет и на Небеси». //Отмечу также, что РПЦЗ с настоящей Катакомбной Церковью никогда не была в разделении, всегда сходилась в главном, и были по сути одной Российской Церковью. А про псевдокатакомбные секты, прикрывающиеся этим названием, про прельщенных фанатиков извергающих хулы на всех и вся, про любителей анархии и шума, про современных фарисеев (среди которых занимает своё место Виктор Мелехов) и говорить нечего ‒ остается их только пожалеть.

18)     Письма иеромонаха Серафима (Роуза). Православная Русь № 19, 2002. С. 2: «L.M. переслала нам несколько писем из бостонскаго монастыря (отца Пантелеимона). Они составлены в совершенно фальшивом духовном тоне и, кроме того, под прикрытием благочестия там кроются осуждение и сплетни. Епископы, с которыми мы были близки, никогда не учили нас этой странной папистской теории, что только они и “узкий круг посвященных” являются какой-то элитой и могут свободно обсуждать церковныя проблемы, а массам это недоступно».

19)     Письма иеромонаха Серафима (Роуза). Православная Русь № 18, 2002. С. 3.

20)     Архиепископ Никон (Рклицкий). Жизнеописание блаженнейшего Антония, митрополита Киевского и Галицкого. 1961. Т. 7. С. 357-359.

21)     Приложение к Письму Архиепископа Антония Женевского Митрополиту Виталию от 26.01.1987.

22)      Послание 10-го апреля 1987 г. Архиепископа Антония Женевского: К ПАСТЫРЯМ И ПАСТВЕ.

23)     «Вообще Бостонская группировка требует особого описания. Собственно сама группировка не будет понята без характеристики ее фактического возглавителя архим. Пантелеймона. Начнем с того, что его жизненный путь темен и смутен. Известно, что он грек из Америки, хотя его дед был иудей из Греции. В конце 1950-х гг. Иоанн (его мирское имя) проживал в Иерусалиме при представителе МП архим. Никодиме (Ротове) (†1978); после он приехал на Афон, где, по-видимому, принял постриг. Вновь с Никодимом (Ротовым) он встретился гораздо позже и помог ему вывезти с Афона горы сокровищ из закрытых русских монастырей. Причастность к сему Пантелеймона была общеизвестна и с тех пор он на Афоне, по определению Кинота, – персона нон-грата и подлежит суду. Заработанную часть сокровищ Пантелеймоном Никодим ему отдал и тот, возвратившись в США, на часть денег организовал свое дело. В Бостоне Пантелеймон довольно скоро с четырьмя товарищами купили шикарное поместье со старой лютеранской кирхой, которую они переделали под православный храм, и организовали Преображенский монастырь. Стоит отметить, что Пантелеймон долгое время посещал ранее и старо- и новостильные приходы (он и его монастырь первоначально входили до 70-х гг. в юрисдикцию новостильной Греческой Архиепископии), посему его, строго говоря, нельзя назвать идейным старостильником. Только обосновавшись в РПЦЗ, его деятельность приобрела более “старостильный” характер. В еще большей степени сие относится ко всем нерусским приходам бостонской группировки – они почти все  бывшие новостильники (покинувшие Греческую Архиепископию не по причине нового стиля, а из-за участившихся экуменических контактов ее с папистами), т. е. с полной уверенностью можно утверждать, что бостонская группировка ‒ сфальсифицированные старостильники. Особую тему составляет мотив ухода бостонской группировки из РПЦЗ. Часто они сами любят объяснять сие чисто идеологическими причинами: сближение РПЦЗ с МП, новостильниками и экуменическими тенденциями. Однако, исследования показывают, что идеологию бостонцев составил опальный еп. Григорий (Граббе) (†1996), коий пытался также уйти из РПЦЗ. Истинная же причина ухода (как и ухода из Греческой Архиепископии) была иной: обвинение части насельников Бостонского мон-ря в мужеложестве. Такое обвинение выдвигалось еще в 1970-х гг., но еп. Григорий хода ему не дал и расследование фактически не проводилось. (Действительно, в Архиве Европейской епархии хранится прошение Еп. Григория к членам Архиерейского Собора РПЦЗ, в котором он пытается оправдать бостонцев ‒ ВК) Но в нач. 1980-х гг. (еще при м. Филарете) сии обвинения стали неоднократными, появились свидетели и потерпевшие, и тогда еще в 1985 г. началось серьезное разследование, кое возглавил архиеп. Антоний (Синкевич) Лос-Анжелосский (†1996). Дело оказалось настолько серьезным и однозначным, что бостонцы спешно покинули РПЦЗ, выдвинув якобы идеологическое обоснование своего ухода. Они ждали, сколько могли, еп. Григория (Граббе), затем стали проситься к анархическому еп. Акакию Диавлейскому, потом к еп. Гавриилу Цикладскому, которые отнюдь не желали закрывать дело о мужеложестве, и в конце концов в 1988 г. – за крупную сумму денег – укрепились в Синоде Авксентия, коий и поставил им двух архиереев: Ефрема в Бостон и Макария в Торонто. По смерти в 1995 г. Авксентия, новый первоиерарх Максим снова поднял бостонское дело, что тут же послужило поводом к быстрому его низложению остальными его иерархами, причем, обвинение было выдвинуто то же самое, в чем постоянно обвинялся покойный архиеп. Авксентий – рукоположение недостойных лиц из б. новостильников. В отношении же вообще присоединения бостонцев к Синоду Авксентия следует заметить тот важный факт, что ранее Пантелеймон никогда не признавал этот Синод каноническим и часто заявлял, что никогда не вступит в общение с ним. Поэтому неожиданное присоединение к Авксентию вызвало даже недоумение в самом мон-ре. Официально бостонская группировка называется “Св. Православная Церковь в Северной Америке”... Обвинения “бостонцев” и архим. Пантелеймона в гомосексуализме имеет серьезное основание. Так архиеп. Антоний Лос-Анжелосский, стоявший во главе расследования этого дела, свидетельствовал: “О. Пантелеймон упоминает об обвинении их монастыря в демонском культе и о том, что расследование Синодом не было закончено. В действительности, было произведено тщательное расследование двумя архиереями и допрошены как сам о. Пантелеймон, так и десять свидетелей. При показании пострадавших бывших монахов о. Пантелеймон был совершенно растерян и, потеряв самообладание, кричал свидетелям: “Остановитесь, не говорите!” В монастыре было 35 монашествующих, и внешний вид был привлекательным: ежедневные ночные богослужения, греческое пение, все в монашеском одеянии и все каждую ночь причащаются. Однако, раскрылось нечто ужасное. Из всего состава монастыря только восемь были греки, а остальные – преимущественно американцы, обращенные из протестантства, с неизвестным или сомнительным прошлым; среди них были юные и совершенно не знающие не только духовной жизни, но и православной веры. Их о. Пантелеймон соблазнял и некоторые искренне верили его словам, что грех мужеложества одобряется в православии. После извращенных оргий все причащались. Поступающих в обитель о. Пантелеймон очень скоро постригал в мантию и поэтому внешний вид монастыря был обманчивым. Когда производилось расследование, о. Пантелеймон дал понять, что его приглашают греческие архиереи-старостильники перейти к ним и что поэтому мы можем “потерять” весь монастырь. В нарушение правил ЗЦ, о. Пантелеймон не зарегистрировал монастырь, как находящийся в ведении нашего Синода и поэтому, поняв, что наш Синод не одобрит происходящего, он покинул ЗЦ вместе со всем недвижимым имуществом”. – Письмо арх. Антония к В. Р. от 25 марта/7 апр. 1995 г. ... «Одновременно с Бостоном из РПЦЗ ушла старостильная “Французская Миссия”, возглавлявшаяся архим. Амвросием (Фонтрье, † 1991). Из-за различных интриг его в архиереи не поставили, а хиротонисали бывшего послушника бостонского мон-ря Фотия (Терещенко) в еп. Лугдунского и Галльского. Также ему был дан пышный титул Экзарха Зап. Европы. Фотий (Терещенко) даже в РПЦЗ вызывал большую неприязнь своей полной беспринципностью и либерализмом. При усилении позиций Бостона в 1991 г., он в 1992 г. приехал в б. СССР, где еще в дек. 1991 г. принял под свой омофор беглого клирика архиеп. Лазаря (Журбенко) о. Сергия Онуфриева. В б. СССР Фотий повел себя в высшей мере странно и вызывающе: он посещал сергианские храмы, где молился, а в Оптиной пустыне даже сослужил с сергианским клиром. По отдельным сведениям можно предположить, что он еще до смерти Авксентия в 1995 г. отошел от него». В. К. КРАТКИЙ ОЧЕРК ЭККЛЕЗИОЛОГИЧЕСКИХ И ЮРИСДИКЦИОННЫХ СПОРОВ ГРЕЧЕСКОЙ СТАРОСТИЛЬНОЙ ЦЕРКВИ и их историческая связь с судьбами Русской Православной Церкви. Интернет-публикация. Примечание № 60-61.

24)     Иеромонах Нектарий (Яшунский). Краткая история священной борьбы старостильников Греции против всеереси экуменизма. Интернет-узла Портал-Credo.Ru 2002. // Добавлю от себя, что вообще история греческого старостильного движения последнего времени представляет собой сплошные канонические нарушения. Даже с самого начала поставление греческих епископов епископами РЗЦ было не каноничным, совершенным самочинно в обход Первоиерарха и Синода (признание Синодом было сделано лишь спустя несколько лет). А вылилось это движение в множество Синодов, находящихся в постоянном дроблении, враждующих между собой, анафематствующих друг друга. О дереве судят по плодам ‒ начали с нарушения канонов, нарушением канонов продолжают (и даже пытаются эти нарушения ввести в ранг необходимых и законных). Пословица гласит: где соберутся три грека, там будет четыре раскола. // Из письма Архиепископа Антония Женевского к Митрополиту Виталию от 2.01.1987: «Дорогой наш Владыко, поздравляю Тебя с велики­ми праздниками и новым годом. Даст Бог новый год будет годом нашего освобождения от ига старостильных сект. Теперь мы пожинаем плоды, нашего незаконнаго и антиканоническаго вмешательства в дела автокефальной грече­ской Церкви. Отвечаем за грехи самочиния архиепископов Се­рафима Чикагскаго и Леонтия Чилийскаго. Какое право имели мы восполнять какия-то ни были хиротонии в пределах чужой Церкви? Тут виноваты главным образом архиепископ Аверкий и протопресвитер /тогда/ Г. Граббе, возомнившие себя судьями вселенной. Ведь принимали мы священников официальной Греческой Церкви без канонических грамат. Архиепископ Иоанн Максимович, категорически отказался восполнять хиротонии в Элладской Церкви. А высшая наша Церковная Власть все это покрыла и терпела до настоящаго времени. Это грех нашей Церкви и вот теперь его последствия. Надо признать грех, покаяться и очиститься, перед Лицом всей Христовой Церкви. И Сам Гос­подь теперь нам помогает это сделать. Будем благодарить за это Родившагося ради нашего спасения. Не мы облагодетельствовали пришедших к нам гре­ков, не мы в них нашли готовых слушаться пасомых. Они вос­хотели руководить нашей Церковью и вести нас за собою. И мы, сами, не замечая этого, стали их рабами, боящимися их критики: а что скажут греки!!??? А греки всегда были горды­ми и самоуверенными и с призрением относились к славянским Церквам. Вот теперь и сказали они нам спасибо. Помоги Тебе Господь, дорогой Владыко, очистить Церковь от греческих фарисеев. Трудный момент, ибо велик грех, но верю, что благодетельный для нашей Церкви. Молим­ся мы все за Тебя с любовью. На Тебя выпала честь вести сво­бодную часть Русской Церкви путем свято-русским в преддверии тысячелетняго юбилея крещения Руси». // Изписьма Архиепископа Антония Женевского Митрополиту Виталию от 13-го мая 1987 года: «Мне кажется, что позиции и принципы нашей Церкви должны быть твердыми и определенными. Нельзя нам быть тростью, ветром колебле­мую. Мы решили твердо и определенно не вмешиваться в греческия дела и не решать вопросов о том, кто из них прав и кто виноват. Господь на примере Пантелеймона по­казал нам насколько это нас же компрометирует и ослож­няет нашу жизнь».

 Вл. Ант в Лезан

25)    Иеромонах Нектарий (Яшунский). Краткая история священной борьбы старостильников Греции против всеереси экуменизма. Интернет-узла Портал-Credo.Ru 2002:

«В конце 1994 года архиепископ Авксентий умер и ему унаследовал митрополит Максим, восприняв титул Архиепископа Афинского. Вскоре после этого Синод распался по нижеследующим причинам: ввиду очевидной нехватки архиереев на заседании Синода был поставлен вопрос о новых хиротониях, но западные епископы, хотя и получили от Максима утверждение своих кандидатов в третьего епископа для Америки и второго для Франции, сами отказались участвовать в хиротониях предложенных им кандидатов для Греции. Тогда архиепископ Максим единолично принял в общение некоего Димитрия, называвшего себя епископом Александрийского Патриархата, и совместно с ним рукоположил 10 новых епископов (Димитрий спустя всего лишь несколько дней после хиротоний, идя по улице, вдруг упал и умер). Тогда западные епископы не признали эти хиротонии, отложились от Максима (или же низложили его) и обратились к митрополиту Афанасию Ларисскому с предложением возглавить Синод. Однако, несколько месяцев спустя, осенью 1996 года, они без ведома и благословения своего нового первоиерарха совершили хиротонию епископов Моисея Розлиндальского и Филарета Парижского. Первоиерарх отказался признать рукоположения и разорвал с ними общение... Максим же довел число своих епископов до 16 и составил самый большой на сегодняшний день в Греции по численности архиереев Синод. Но, кроме архиереев, в нем нет ни одного клирика (т.к. за исключением тех, кто пожелал принять такую хиротонию, все ушли от него к митрополиту Афанасию Ларисскому) и очень мало верных». // Дмитрий Капустин. Краткие сведения по истории Греческой Церкви XX столетия (Интернет-узел «Рубеж»: «В 1985 году объединяются синоды архиеп. Авксентия, митр. Геронтия и митрополитов Каллиста-Антония. Митрополиты Киприан и Джованни отказываются подчиниться объединенному синоду... В 1985 году объединенный синод низлагает архиеп. Авксентия и четырех других епископов за незаконные хиротонии (дело Тсакоса) и другие канонические нарушения. Пять епископов во главе с архиеп. Авксентием не подчиняются и образуют свой синод. 17 епископов избирают митрополита Хризостома (Киусиса) главой объединенного синода с титулом архиепископа Афинского Хризостома II. В 1986 году Преображенский монастырь в Бостоне покидает РПЦЗ, не принимая контакты некоторых клириков РПЦЗ с экуменистами, и присоединяется к синоду архиеп. Авксентия. Параллельно против руководства Преображенского монастыря выдвигаются тяжкие обвинения в безнравственности».</p>

26)     Бостонское помрачение. В.А.К. Москва. ЦЛ (статья в защиту позиции В. Мелехова): «Сейчас трудно сказать, насколько были правы ушедшие в то время. Ситуация была сложная, и однозначно ее рассудить справедливо вряд ли удастся. С одной стороны, действительно либеральная тенденция все более усиливалась в Синоде, были сослужения и т.п., не было официального их опровержения и заявления твердого исповедания со стороны Синода. Но с другой стороны, не было еще и открытого исповедания ереси, и возможно было не торопиться и бороться за изменение либеральных устремлений изнутри, как и уговаривали уходивших другие ревнители. Все осложнилось в 1986 году еще и тем, что борьба за чистоту православия переплелась с «делом монастыря», т.е. с обвинениями морального характера против о. Пантелеимона и неканоничным ведением этого дела со стороны Синода. Поэтому Синоду легко было представить этот уход как попытку избежать суда по моральным вопросам. Однако оставим последнее на совести обвинителей, обвиняемых и судей и будем считать, что все уходили по вопросам исповедническим, стремясь сохранить истинное Православие, и действительно обрели православное прибежище в Истинно-Православной Церкви Греции под омофором Архиепископа Авксентия. Посмотрим, что было дальше и где на сегодняшний момент находятся вышедшие из РПЦЗ. Сразу же по выходе из РПЦЗ для обеспечения юридического статуса, ушедшие клирики образовали организацию под юридическим названием Holy Orthodox Church in North America — «Святая Православная Церковь в Северной Америке». После принятия в ИПЦ Греции эта организация продолжала существовать, а само название также продолжало сохраняться, только указывалось ‒ «под юрисдикцией ИПЦ Греции». В 1988 и 1989 гг. из монахов Бостонского монастыря были рукоположены епископы ‒ Ефрем Бостонский и Макарий Торонтский. На протяжении 15 лет HOCNA всегда подчеркивала свое уважение к памяти русских архиереев и свою преемственность их традициям. По этой причине именно через американских клириков русского происхождения обратились в ИПЦ Греции катакомбные христиане в 1991 г. и старейший катакомбный монах, исповедник ‒ о. Гурий (Павлов) был рукоположен в архиерейский сан по благословению Архиепископа Авксентия. Протоиерей (в настоящее время протопресвитер) Виктор Мелехов приехал в Россию по приглашению Владыки Гурия и в дальнейшем помогал ему и его пастве, получив официальное назначение в качестве экзарха Синода ИПЦ Греции в России. Нужно отдать должное, что и Бостонские монастыри, и американские приходы с сочувствием относились к России и содействовали деятельности протопресвитера Виктора Мелехова и его Свято-Воскресенского прихода в Вустере, организовавших Российское Миссионерское общество, которое зарабатывало и собирало средства для помощи православным и всем нуждающимся в России. На пятом году деятельности общества удалось собрать средства для приобретения земельного участка в пригороде Москвы, а еще через 3 года началось строительство подворья Экзархата, где планировалось устроить храмы и разместить сестричество Преп. Серафима Саровского. Тесные узы связывали сестер и прихожан в России с православными в Америке. Особенную заботу проявляли к своим сестрам и братьям сестры Св.-Рождественского монастыря и братия Св.-Преображенского монастыря в Бостоне, радуясь возможности построения монастыря и храма в горячо любимой ими России... Бостонцы увлечены своей юрисдикцией (HOCNA), которая за последнее время стала самостоятельной, и которую они стремятся распространить на весь американский континент ... число приходов их юрисдикции в Америке увеличивается, присоединился мужской монастырь в Калифорнии, создано еще два женских монастыря на Западном побережье и в Канаде, издаются периодические издания, создается свой сайт в интернете, строится епархиальный дом в Бостоне и т.д. О создании новой Митрополии на Западном побережье и назначении на нее Епископа Моисея, с радостью сообщает в своем официальном послании 5/18 октября 2001 г. Митрополит Ефрем Бостонский. Там же он сообщает и о другом «радостном событии» — создании епархиального американского Синода, в составе Митрополий Бостона, Торонто и Сиэттла, и в состав которого, как он предполагает, войдут и другие митрополии и епархии, которые будут созданы в будущем. Действительно, как не порадоваться такому успешному церковному строительству и дальнейшим перспективам? Но в том-то и дело, что это успешное строительство на самом деле бесперспективно, поскольку не имеет законного канонического основания. И внешне процветающая HOCNA подобна роскошному дому, построенному на плохом фундаменте, или даже вовсе без него. Но почему же HOCNA не имеет канонического основания? Как уже упоминалось, HOCNA, которая теперь стала епархиальным Синодом, была создана клириками вышедшими из РПЦЗ в 1986-1987 гг. для обеспечения легального статуса их приходов. Пребывание под омофором архиереев ИПЦ Греции обеспечивало канонически законное положение североамериканских клириков с их паствой, и до кончины приснопамятного первоиерарха ИПЦ Греции, Архиепископа Авксентия, в 1994 г., это положение было определенным, несмотря на то, что наименование HOCNA оставалось, но самостоятельности церковной она не имела, и была частью ИПЦ Греции. Однако позже тенденция к самостоятельности усилилась, положение стало более шатким, и в конце концов все закончилось полным отрывом североамериканских архиереев от Матери-Церкви ‒ ИПЦ Греции... В 1995-1996 гг. в американских епархиях клирики перестали поминать за Богослужениями имя первоиерарха ИПЦ Греции Архиепископа Максима и епископство Греческой Церкви. Митрополит Ефрем Бостонский дал специальное указание своим клирикам поминать только его имя как правящего архиерея. В то время как-то никто не придал этому значения, поскольку церковь продолжала именоваться официально ИПЦ Греции, а HOCNA как и прежде подразумевалась как бы в ее юрисдикции. Уже после того, как архиепископ Максим из-за своих неканонических деяний был отстранен и местоблюстителем избран Митрополит Афанасий Ларисский, сепаратистские тенденции стали нарастать, а рукоположение в сентябре 1996 г. третьего епископа для HOCNA, Моисея, без согласия местоблюстителя, еще более усугубило проблему. Вскоре Митрополит Афанасий отказался от общения с архиереями Синода, и фактически с 1997 г. связь с Грецией прекратилась. Создалась парадоксальная ситуация, когда в составе Синода ИПЦ Греции не осталось ни одного архиерея в Греции, а только 3 американских и 2 французских (Фотий и Филарет), и в самой Греции осталось совсем незначительное число приходов. Через 2 года не осталось и этих приходов, и на деле получилось, что называющая себя ИПЦ Греции фактически не имела никого в самой Греции. Кроме того, не было и главы Церкви, т. е. Архиепископа Афинского, а избранный местоблюстителем архиепископского престола Митрополит Макарий Торонтский был носителем этого титула чисто номинально. В Америке люди все больше забывали, к какой Церкви они принадлежат. Во всех документах и посланиях употреблялось HOCNA, и Митрополит Бостонский Ефрем как ее глава... И если на протяжении последних лет еще оставалась надежда на исправление этого положения, тем более, что Митрополит Макарий и другие архиереи уверяли, что они не имеют никакого намерения оторваться от Матери-Церкви и стараются изо всех сил восстановить свое присутствие в Греции, то после их печального октябрьского решения о создании автономного Синода в Америке, о котором, как о радостном событии, оповестил всех Митрополит Ефрем в циркуляре от 5/18 октября, разосланном по интернету, последние надежды исчезли, и разрыв HOCNA с Церковью-Матерью (ИПЦ Греции) произошел официально. Символично, что это произошло почти одновременно с драматическими событиями в РПЦЗ в октябре-ноябре 2001 г., когда Митрополит Виталий отделился от отступников и восстановил с верным духовенством истинную иерархию РПЦЗ. А сообщение Митрополита Ефрема Бостонского о создании Епархиального Синода в Америке появилось как раз в тот день, когда Первоиерарх РПЦЗ Митрополит Виталий обратился со своим заявлением, в котором полностью отверг и осудил всякое сближение с лжецерковью ‒ Московской патриархией и призвал чад Русской Церкви сплотиться против беззаконных деяний будущего собора. Когда вскоре российский Экзарх Синода ИПЦ Греции, протопресвитер Виктор Мелехов, протестовавший против этого неканоничного образования HOCNA, присоединился к Синоду РПЦЗ Митрополита Виталия и в открытом письме на имя Митрополита Макария еще раз объяснил неканоничность американского епархиального Синода и призвал присоединиться к законному Синоду РПЦЗ, это вызвало бурю негодования в HOCNA. Но вместо обоснованных ответов по каноническим вопросам последовало самое недостойное оскорбление и унижение личности. Поразительно, как священник с более чем 20-ти летним стажем, пользовавшийся огромным уважением у всех и как настоятель прихода в Вустере, и как член Синода, Экзарх в России, в один миг стал для всех подлецом и негодяем. И за что? За то, что он не согласился с неканонической самостоятельностью HOCNA и присоединился к Русской Зарубежной Церкви?... Все это было бы извинительно, если бы исходило от простых людей, экзальтированных дам или эмоциональных неофитов, обиженных за своих архиереев, которых о. Виктор подверг критике за неканоничное решение. Однако, как это ни печально, клеветнические обвинения в самой недостойной форме проистекают из самого духовного центра, из Бостонского монастыря, и не от кого иного как от духовника и признанного «старца», архимандрита Пантелеимона. И скольких людей смутили его слова! Ведь многие, кто привык воспринимать его слова как слова духоносного старца верят и на этот раз всему тому, что он высказывает, высказывает во гневе и ярости, в полнейшем помрачении... Неужели идея старостильной американской автокефалии настолько ослепила бостонцев, что они не видят, что неканоническое положение, в котором они находятся, фактически уводит их в раскол и в конце концов превратит их в секту? Да вразумит всех Господь и да не попустит погубить все многолетние труды и о. Пантелеимона, и всех остальных его духовных чад. Да увидят они истинное положение дел и обратятся к законной истинно-православной иерархии, дабы их деятельность на самом деле служила бы благосозиданию Церкви, а не наоборот, как сейчас, препятствовала объединению и без того малого стада истинно-православных»(очевидно автор этой статьи является духовным чадом о. Мелехова). // В. К. КРАТКИЙ ОЧЕРК ЭККЛЕЗИОЛОГИЧЕСКИХ И ЮРИСДИКЦИОННЫХ СПОРОВ ГРЕЧЕСКОЙ СТАРОСТИЛЬНОЙ ЦЕРКВИ и их историческая связь с судьбами Русской Православной Церкви. Интернет-публикация. Примечания № 81-83:«Особую тему представляет собой деятельность в б. СССР авксентьевского Экзарха, быв. свящ. РПЦЗ о. Виктора Мелехова из г. Вустер. В. Мелехов не смог своим авторитетом привлечь никого из ИПХ, тогда в ход пошли деньги – он попытался их купить, но из сего ничего не вышло: катакомбники деньги брали, но присоединяться не желали. Такое положение дел стало неудобным, посему В. Мелехов собрал в Москве специфическую группу, названную им “св. Серафимовской общиной – подворьем ИПЦ Греции”, кое стало издавать бюллетень “Воздвижение” и представлять интересы Бостона. Члены сего “подворья” почти все в свое время побывали в “секачевских” лже-катакомбах (иерархия, ведущая свое начало от беглого клирика МП Геннадия (Секача), глаголемого “схи-митрополита”) и МП и отличались очень странным самосознанием. Их главарей В. Мелехов крестил, хотя московские ИПХ (те, кто его пригласили в б. СССР) были против сей группы, т.к. им никто не доверял... На неоднократные вопросы ИПХ, признает ли Авксентий и Бостон благодать в МП, всегда следовал двусмысленный ответ... В беседе с автором сей работы, при встрече в Москве в дек. 1995 г., В. Мелехов на тот же вопрос ответил так: “Благодати в МП не должно быть”, пояснив при этом, что “хотя МП находится в двух великих ересях сергианства и экуменизма, но поскольку особого соборного постановления о безблагодатности МП Синод Авксентия никогда не выносил, то мы не говорим ни “да”, ни “нет”, а – “не должно быть”». «Бостонская группировка ставит себе в заслугу поставление для катакомб еп. Гурия (Павлова). Отчасти сие справедливо, – но лишь отчасти. После разрыва и так некрепких связей с РПЦЗ, Гурий продолжал искать возможности для епископской хиротонии. Именно тогда на него, через десятые руки, вышел анонимно еп. Григорий (Граббе), решивший создать серьезную оппозицию РПЦЗ в СССР, где в то время деятельность первой достигла, кажется, своего апогея. Люди Граббе и подсказали представителям Гурия о бостонской группировке, – и лишь благодаря его стараниям Гурий был хиротонисан во епископа Казанского, хотя лично сам Авксентий испугался совершать подобное рукоположение». «Гурий очень быстро вошел в конфликт с Бостоном, когда деятельность “экзарха” Мелехова активизировалась в 1992-93 гг., а в 1994 г. он окончательно прервал всякое общение с авксентьевцами, так сказать, – “ушел по-английски” – не попрощавшись, т.е. на связь с теми не выходил, приглашений не принимал, а в конце концов и вовсе скрылся, чтобы его не донимали непрошенные гости».

27)     Иеромонах Нектарий (Яшунский). Краткая история священной борьбы старостильников Греции против всеереси экуменизма. Интернет-узла Портал-Credo.Ru 2002.

28)     Елена Безсонова. Инфильтрация РПЦИ или возвращение «красного» духа. Интернет-публикация. Письмо, в целом, по-женски наивное, рассчитанное на простых и не информированных людей. Причем, прочитав его, у составителя и явилось желание написать это исследование, чтобы на основании документов, показать его несостоятельность в главном.

29)     Электронное письмо «Сообщение из Дмитрова» М. Федорова: «29 декабря 2002 г. в Дмитровском приходе прп. Серафима Саровского (Сестричество Преподобного Серафима Саровского, начальница Л. Сикорская, сподвижница о. Виктора) служил протопресвитер Виктор Мелехов. После службы он имел обсуждение сложившейся обстановки с собравшимися прихожанами. В процессе этой дискуссии о. Виктор высказывал следующие мысли: 1. что экклезиологии американской и французской групп нашей Церкви различаются. 2. что он не хочет уходить и никогда не уходил в раскол, так как "бостонский раскол" расколом не был, а был "стоянием в истине". 3. что Владыка Варнава является правящим архиереем только для Франции, но не для России. 4. он признал. что часть фактов, приведенных в письме свящ. Вениамина Жукова была в действительности, но дал им свое объяснение: а) во многом благодаря свящ. Виктору не было принято решение на Мансонвильском совещании 28-30 декабря 2001 г. об открытии благочиний в России. Его мотивация: неизвестно откуда (?) взялись отцы благочинные, кто (?) их выдвинул и какая церковная ситуация в России, ибо даже о. Виктор, по два раза в год в течение последних нескольких лет бывающий в России, не знает эту ситуацию. б) о. Виктор в апреле (?) 2002 года выдвигал планы приезда Мтр. Виталия в Россию. Оказывается, предполагалось, что Владыка Виталий с небольшой группой лиц, его сопровождающих, должен был решить насущные проблемы церковной жизни в России за две (?) недели, и вернуться в Канаду. О. Виктор выражал надежду, что этот приезд привел бы в нашу Церковь несколько тысяч новых прихожан разрушил планы Еп. Лазаря. В общении участвовали и другие лица. Можно отметить, как крайние, две точки зрения: а) один из мирян (Александр Дворянкин) говорил, что о. Виктор должен покаяться в том, что ныне творит раскол. б) другой (некто Антоний) утверждал, что недавно был в Париже. Там он видел о. Вениамина Жукова, который является скрытым киприанитом и "...филетистом, так как любит “русскость” в Церкви". Также зачитывалось второе письмо о. Виктора. После этой встречи некоторые (вроде бы и о. Вадим Пахомов) говорили, что не до конца поняли суть разногласий между “американцами” и “французами”».

30)     Из электронного письма Антония Тер-Григорян, редактора интернет-альманаха «Романитас» (2.01.2003), которого о. Мелехов принял из РПАЦ также без покаяния в участии в расколе. «Покаяние» и «Справка» от о. Виктора о присоединении Антония Тер-Григоряна находятся на этом интернет-узле. Письма и статьи Тер-Григоряна, написанные в том же сектантском духе, сродном духу В. Мелехова, пышут не только злобой вообще на РПЦЗ, но и на отдельных Её иерархов: Святителя Иоанна Максимовича и Архиепископа Антония Бартошевича. Впрочем, тут дело не в РПЦЗ, до этого Тер-Григорян шумел у Валентина Суздальского, пока тот не отлучил его от причастия. Теперь войдя с того же входа что и «Протопресвитер» Мелехов, он считает своим долгом шуметь в РПЦЗ(В), где уже имеет репутацию «церковного хулигана». Причем, свою бучу он прикрывает брошюркой «Экклесиология Новомучеников и Исповедников Российских и разбор возражений против неё», составленной окружением Амвросия Готфского (Смирнова-Сиверса), также ненавидевшего РПЦЗ. Парадоксально, но Новомучеников и Исповедников Российских прославила РПЦЗ также, благодаря стараниям Архиепископа Антония, о чем есть немало документов. А о деятельности Архиепископа для России и говорить не приходится. Судить же о экклесиологии Новомучеников и Исповедников Российских, пусть по неплохо подобранным в этой брошюре цитатам, затруднительно, так как, в силу всем известных обстоятельств, соборно собраться им так и не удалось, а без этого говорить о единой экклесиологии Новомучеников и Исповедников Российских не вполне корректно. Тем более что написано это было в горячую пору под влиянием жуткой обстановки ‒ было не до обдумывания. Священномученик Кирилл Казанский, упоминаемый в статье «Романитаса», в письме 1937 г., незадолго перед мученической кончиной (т. е. спустя 10 лет, после известных событий), писал «Спасутся ли пребывающие в Сергианстве верующие, мы не можем знать, потому что дело Спасения вечного есть дело милости и благодати Божией, но для видящих и чувствующих неправду Сергианства было бы непростительным лукавством закрывать глаза на эту неправду и там искать удовлетворения духовных своих потребностей с совестью, сомнящейся в возможности такого удовлетворения». Вот Вам вся экклесиология смиренного Митрополита Кирилла, преемника Святейшего Патриарха Тихона, которую можно выразить кратко: есть вещи, которые мы знать не можем, поскольку это дело Божиего милосердия, и поэтому об этом не судим, но от делателей неправды будем держаться как можно дальше и не иметь с ними ничего общего. А чтобы закончить эту тему и было понятно, что Владыка Антоний Женевский не хуже «Романитаса» понимал, что такое «советская матерь-церковь» приведем одно место из его сочинения «Из истории Русской Зарубежной Церкви ‒ о ее значении в наше время»: «Отношение нашей Церкви к обману советской власти: После неудачной попытки с «Живой церковью», отвергнутой русскими верующими и свобод­ным миром, благодаря разъяснениям митрополита Антония и его авто­ритета в православном мире, советская власть порабощает волю митр. Сергия, заместителя местоблюстителя патриаршего престола, и созда­ет современную "московскую патриархию", необходимую ей для борьбы с Церковью, для прикрытия, как ширмою, истинных намерений своих ‒ т.е. полную ликвидацию Церкви. Для успеха этого дела, советской власти необходимо было, что бы все признали эту “московскую патри­архию” за подлинную русскую Церковь».

31)     Архиепископ Антоний Женевский. О вирусе ересиомании. Фрагмент статьи.

32)     Иеромонах Нектарий (Яшунский). Краткая история священной борьбы старостильников Греции против всеереси экуменизма. Предисловие. Интернет-узла Портал-Credo.Ru 2002.

33)     Протоиерей. Лев Лебедев. Диалог РПЦЗ с МП: для чего и как? Статьи и письма. Ч. 1. Мера... Париж. 2001. С. 10-11. «О таинствах. Если насчет церковной жизни в МП и впрямь нет вопросов, ибо это не жизнь, а неуклонное разложение церковной жизни, то благодатность, или действительность таинств МП всегда была и остается под очень большим вопросом! По этому вопросу споры в среде православных начались с 1927 года и продолжаются и по сей день. ... Ясно, что только особый Собор РПЦЗ полномочен, по формуле “изволися Духу Святому и нам”, решить этот сложный для обыденного рассудка вопрос…

Дополнения

Русская Православная Церковь Заграницей
(Под омофором Высокопреосвященнейшего Митрополита Виталия)

Заявление по вопросу о. Виктора Мелехова

4/03/Р

5/18 января 2003 г.
Навечерие Богоявления

В связи со смущением, вызванным за последнее время среди нашей Боголюбивой паствы всевозможными обвинениями на иерархов и клириков нашей Церкви, главным инициатором которых является о. Виктор Мелехов, мы считаем необходимым заявить следующее.

С момента его принятия в нашу Церковь в ноябре 2001 г., о. Виктор Мелехов, по свойственному ему обычаю руководителя, пытался влиять неоднократно на ход церковной и административной жизни нашей Церкви, присваивая себе титул Секретаря.

Неудавшаяся попытка стать во главе управления Церковью привела его к использованию метода ложных обвинений на Ее архиереев и клириков, ставших помехой на его пути. Исходя из подозрений на отдельных священнослужителей, он стал наносить осуждение всей Церкви, утверждая, что ничего, якобы, в возрожденной Русской Православной Церкви Заграницей, под омофором Высокопреосвященнейшего Митрополита Виталия, не изменилось со времени прежнего Синода, отступившего от своего исконного пути. Он пытался подорвать среди верных чад нашей Церкви доверие к своим архиереям, обвиняя их в том, что <они до сих пор не приняли соборного вероисповедания>. Он порочил всех тружеников нашей Церкви, называя нашу церковную жизнь <безобразием по грехам и заблуждениям вероисповедным>. Он возбуждал в России волнение, вину в котором приписывал архиереям Русской Православной Церкви Заграницей.

По всем этим действиям о. Виктор подпадает под осуждение 6-го Правила 2-го Вселенского Собора и других подобных правил.

Однако, помимо всего вышеизложенного, осуждение о. Виктора Мелехова уже имело место. Действительно, в 1986 и 1987 гг. архиереями Русской Православной Церкви Заграницей был принят ряд решений касательно клириков, ушедших в так назыв. Бостонский раскол, в том числе и о. Виктора Мелехова. Раскол возник на почве нарушений нравственных правил, происходивших в Бостонском Преображенском монастыре и с целью избежать тщательного разследования дела Архиерейским Синодом. Он прикрывался <проповеданием истинного Православия>, которому якобы наши архиереи изменили.

По делу нравственных преступлений игумена Пантелеймона и монахов Бостонского монастыря, как и по делу ушедших в раскол клириков имеются определения Русской Православной Церкви Заграницей: от 4/17 сентября 1986 г., 1/14 декабря 1986 г., 4/17 февраля 1987 г., 19 августа/ 1 сентября 1987 г.

В силу вышеизложенного о. Виктора Мелехова следует считать как принятого в лоно Русской Православной Церкви Заграницей в сущем сане неосмотрительно, по причине неустановившегося еще в то время нашего управления и отсутствия архива. Будучи запрещенным в священнослужении, Определением Архиерейского Синода Русской Православной Церкви Заграницей от 4/17 февраля 1987 года, как и все клирики, последовавшие в раскол за быв. Архимандритом Пантелеймоном, он вместе со всеми не принесшими покаяния и продолжавшими священнодействовать лишил сам себя сана, согласно Определению Архиерейского Синода Русской Православной Церкви Заграницей от 19 августа/ 1 сентября 1987 года. Ныне бывший священник Виктор Мелехов может спасаться в лоне Русской Православной Церкви Заграницей как мирянин.

Призываем нашу Боголюбивую паству не поддаваться волнению от всевозможных обвинений на архиереев и клириков нашей Церкви. Несмотря на личные ошибки, бываемые по человеческой немощи, все мы исповедуем истинную православную веру, которой дорожим выше всего на земле, не принимая никаких ложных современных учений и отклонений, губительных для Церкви Христовой и для спасения души. Наша Церковь, своим малым стадом, является воистину Российской Церковью, законной правопреемницей и последовательницей 1000-челетней Русской Православной Церкви, на что Московская Патриархия никак не может претендовать. Об этом знают не только наши верующие, но и все наши недруги, которые долгими стараниями смогли нанести два года назад сокрушительный удар по свободной Русской Церкви и которые, теперь разочарованные Ее возрождением, пытаются всесторонне Ее разрушить. В этом разрушении под благовидными предлогами участвует и бывший священник Виктор Мелехов. <...>

Да благословит Господь Бог верных чад Русской Православной Церкви Заграницей и подаст им обильно Свою милость.

+ Митрополит Виталий (подпись)

+ Архиепископ Варнава (подпись)

+ Епископ Сергий (подпись)

+ Епископ Владимир (подпись)

+ Епископ Варфоломей (подпись)

О запрещении в священнослужении протоиерея Виктора Мелехова и еще двух клириков из США

(Суздальские епархиальные ведомости. Интернет-рассылка № 22. 31 июля 2005 г.)

Высокопреосвященнейший Митрополит Валентин, Первоиерарх Российской Православной Церкви своим Указом № 63 от 13/26 июля 2005 г. запретил в священнослужении трех клириков в США: настоятеля храма Св. Воскресения в г. Вустер прот. Виктора Мелехова, настоятеля храма св. Иоанна Русского в г. Ипсвич прот. Спиридона Шнайдера и клирика того же храма иерея Христофора Джонсона. Согласно Указа, вышеозначенные клирики были запрещены «за нарушение церковной дисциплины, интриганство, прекращение поминовения своего правящего Архиерея за богослужением, негативную пропаганду среди духовенства, внесение смуты в Ризоположенском женском монастыре» г. Суздаля.

В середине июля прот. Виктор Мелехов тайно прибыл в Россию и в г. Дмитрове провел совещание, на которое пригласил Архиепископа Яранского и Вятского Антония с целью увлечь его в раскол, и с его помощью, и с помощью Архиепископа Сухумского и Абхазского Серафима, которого также планировалось увлечь в раскол, рукоположить для США своего епископа и стать независимыми от Церкви в России. Мелехов и Шнайдер прекратили поминовение за богослужениями своего правящего архиерея Митрополита Суздальского и Владимирского Валентина, и оказали сильное давление на прот. Дионисия Макгоуэна, настоятеля храма св. Василия Кинешемского в Колорадо Спрингс, с целью также увлечь его в раскол.

20 июля прихожане общины прот. Виктора в Москве и Дмитрове прибыли в Суздаль, где пытались увлечь в раскол настоятельницу Ризоположенской женской обители катакомбную схиигумению Евфимию.

На заседании Архиерейского Синода, состоявшемся 21 июля в Суздале, Архиепископ Антоний раскрыл планы заговорщиков.

Протоиереи оо. Виктор Мелехов и Спиридон Шнайдер известны в истинно-православном мире как многократно менявшие юрисдикции и создававшие конфликтные ситуации.

Из письма прот. Вениамина Жукова О. И. Никитиной

13.01.02

Дорогая О. И.!

Простите. Я Вас не поблагодарил за обстоятельный обзор о церковном положении в Питере.

Вл. Владимир, по неопытности, пропустил по широкой дороге Преосвященных Вениамина и Лазаря. Как только мы, по настойчивому требованию и по естественной нужде, стали ставить первые основания для организации церковной жизни в России, временно на солидных ячейках ‒ благочиниях, так сразу представились находящиеся в ожидании Российские Преосвященные. Это перекрытие наших путей прошло незамеченным для Вл. Владимира. Да куда же ему всего понять, нет исторического наблюдения, а должность понуждает иметь мировоззрение.

<...>

Вы меня спрашивали кто такой «первая скрипка» ‒ о. Протопресвитер Виктор Мелехов. Он ушел 15 лет назад в раскол вместе с Бостонцамии, организовал Русский Экзархат одной из Авксентиевской юрисдикции. Был конечно осужден нашей Церковью. Как его теперь приняли? То, что мы не строго относимся к просящимся к нам из-за страшного сумбура последнего года (в котором и мы долгое время перспективы не видели) ‒ это одно. А то, что касается расколов в нашей Церкви 15 летней давности - то другое. Как другое и раскол Валентина. А Протопресвитер Мелехов нашел пути к Митрополиту и к Вл. Владимиру. Он же инспирировал Указ о Киприане, в поспешной форме, и следовательно неуклюжей (примерно так: Я к вам перейду с 4 моими приходами в Америке и 4 в России, но при условии так и сяк...). Действие глупое или провокационное. Думаю претенциозность играть роль. Однако я в свое время подозревал Бостонский раскол и попутный ему раскол нашего французского благочиния, как действия рук органов, чтобы через нанесенные ими на нашу Церковь обвинения, послабить Её перед празднованием 1000-летия Крещения Руси, так как она не отозвалась на приглашения МП за год перед этим событием. Вы тоже говорили с о. Паисием, но кажется вообще, а не о Питере. Так ли? Храни Вас Господь.

Пр. Вениамин

http://kirillov-v-y.livejournal.com/

Для публикации комментариев необходимо стать зарегистрированным пользователем на сайте и войти в систему, используя закладку "Вход", находящуюся в правом верхнем углу страницы.

Joomla SEF URLs by Artio