RizVN Login



   

АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ
Печать

Митрополит Агафангел: Предложение о внесении изменений в Положение о Русской Православной Церкви Заграницей (+ eng)

Автор: Митрополит Агафангел вкл. . Опубликовано в Авторская колонка (Просмотров: 585)

Митрополит Агафангел: Мы не часть, мы остаток Русской Церкви (+eng)

Архиерейскому Собору РПЦЗ 2017 года

В Православии принцип неизменности установленных Богом Законов диктует также неизменность законов, которые устанавливает для себя Церковь. Но, неизменным, прежде всего, должен сохраняться дух этих законов, а форма может претерпевать некоторые изменения – как раз, имея целью сохранение незыблемости духа. В Положении о Русской Православной Церкви Заграницей, в Параграфе 1 сказано: "Русская Православная Церковь заграницей есть неразрывная часть поместной Российской Православной Церкви, временно самоуправляющаяся на соборных началах до упразднения в России безбожной власти, в соответствии с Постановлением Св. Патриарха, Св. Синода и Высшего Церковного Совета Российской Церкви от 7/20 ноября 1920 г. за № 362". То есть, само бытие РПЦЗ определено Положением как временное, "до упразднения в России безбожной власти". СССР распался, и эта диавольская по существу и богоборческая по форме коммунистическая империя много лет уже не существует. Единственным Указом всей Полноты Русской Церкви, изданным при Патриаршестве Святейшего Тихона и не потерявшим по сей день актуальности в вопросе отношений между Церковью и гражданской властью, является Указ №362, а именно его пункты 2, 3, 9 и 10. Эти пункты Указа предписывают после прекращения гонений всем православным архиереям объединиться и воссоздать высшую инстанцию церковной власти (пункт 2). Что наша РПЦЗ неоднократно пыталась осуществить.

Смысл и дух Постановления о РПЦЗ, выраженный в Параграфе 1 словами о том, что РПЦЗ как часть Русской Церкви существует только "до упразднения в России безбожной власти", прямо требует внесения изменений в текст Постановления в связи с совершившейся переменой указанной в Постановлении ситуации, и наш долг исполнить это указание Высшей Церковной власти.

Слова "до упразднения в России безбожной власти", я считаю, следует понимать, как "до прекращения физических гонений на Церковь с целью её полного уничтожения", которые (гонения), путём сильнейшего давления со стороны власти, принудили Церковь к вынужденному, насильственному разделению и полной изоляции образовавшихся групп и, соответственно, невозможностью общения частей Церкви между собой на территории СССР, а также с частью Церкви, оказавшейся за границей. Теперь такого давления со стороны государства нет, возможность общения восстановлена, соответственно, не должно быть и былой изоляции, поскольку отсутствуют препятствия для полного единения друг с другом тех, кто исповедует православное вероучение.

По упразднении в России богоборческой власти и образовавшейся возможности установления полноценной связи и общения, наш Архиерейский Собор и Синод, начиная с 2007 года, в соответствии с пунктом 2 Указа №362, предпринимал попытки войти в сношение с архиереями других епархий Русской Церкви, придерживающихся на словах основных православных догматов и традиций, хранимых Русской Церковью, на предмет организации высшей инстанции церковной власти разрозненных частей. Мы в разное время обратились официально ко всем исшедшим по различным причинам из состава некогда единой Русской Зарубежной Церкви (конечно, в случае, если эти причины можно принять как достаточно уважительные – в основном из-за подготовки преступной унии с Московской Патриархией). Сначала призвали собраться на общий Всезарубежный Собор, а после прошедшего Собора приглашали приступить к переговорам. Не встретив ни от какой из сторон стремления восстановить единство и не увидев желания образовать общую для всех высшую инстанцию Церковной власти, наша часть Церкви выполнила по факту (даже не по собственной воле), требование пункта 9 Указа №362 о разрыве церковного общения "с непослушными". После этого случившегося события, в условиях, когда имеется полноценная и беспрепятственная связь между архиереями, утверждать, что мы "есть неразрывная часть поместной Российской Православной Церкви", и в тоже время не иметь молитвенного и евхаристического общения и общего Церковного управления с теми, кто на словах придерживается православных догматов и основных канонов, означает исповедовать экуменическую ересь, утверждающую, что Единая Церковь Христова видимо не существует и разделилась на ветви или осколки.

В связи с этим, после многократных и неуспешных попыток воссоединения с отдельными группами православных, учитывая также то, что Московская Патриархия не отказалась от исповедания ересей экуменизма и сергианства (как надеялись отцы РПЦЗ), прибавив к этому приобщение МП к латинской ереси, и не видя более никого, кто мог бы быть последователями исторической Русской Церкви, РПЦЗ впредь не имеет канонических оснований считать себя неразрывной частью Поместной Российской Церкви, как это указано в пункте 1 Положения о РПЦЗ. Мы не можем, в соответствии с канонами и правилами, а также Преданием святых отцов, считать себя неразрывной частью с окончательно определившимися в своём статусе еретиками, раскольниками и самозванцами. По факту, мы сегодня являемся остатком Поместной Российской Церкви, сохранившим через Русскую Православную Церковь за границей каноническое преемство и неискаженное православное вероисповедание.

Таким образом, я предлагаю утвердить в названии нашей Церкви написание слова "Заграницей" слитно и с заглавной буквы, в отличие от того, как это пишется в Положении, а Параграф 1 Положения о Русской Православной Церкви Заграницей предлагается принять в следующей редакции: "Русская Православная Церковь Заграницей есть сохраненный Русской Православной Церковью за границей СССР и Катакомбной Церковью в СССР, остаток Поместной Российской Православной Церкви, исповедующий неискаженное православное вероучение".

Также предлагается внести соответствующие изменения в Параграфы 2 и 3:

Пр. 2. Русская Православная Церковь Заграницей состоит из находящихся за пределами России и руководимых законным священноначалием епархий с их приходами, церковными общинами, духовными миссиями и монастырями с принадлежащими им святынями.

Пр. 3. Основной задачей Русской Православной Церкви Заграницей является: сохранение в Зарубежье полной независимости Русской Православной Церкви от безбожных и антихристианских сил и всестороннее духовное окормление православной Российской паствы, в рассеянии сущей, независимо от народности, и, в частности, - заботы о сохранении и укреплении в душах верующей паствы в чистоте и неповрежденности Св. Православной веры и заботы о воспитании всей рассеянной по всему миру паствы в преданности своей страждущей Матери - Поместной Российской Православной Церкви.

+ Митрополит Агафангел

Одесса, 11/24 октября, Собор преподобных Оптинских старцев

* * *

Metropolitan Agafangel: Proposal for Amendments to the Statute of the Russian Orthodox Church Outside of Russia

The ROCOR Bishops’ Council of 2017

In Orthodoxy, the principle of the immutability of the laws established by God also dictates the immutability of the laws that the Church establishes for itself. However, primarily, it is the spirit of these laws which must be preserved unchanged, but the form of the laws can undergo some changes - precisely, with the aim of preserving the immutability of the spirit. In the Statute of the Russian Orthodox Church Outside of Russia, Paragraph 1 says: "The Russian Orthodox Church Outside of Russia is an inseparable part of the local Russian Orthodox Church, temporarily self-governing on conciliar terms until the abolition of the godless authorities in Russia, in accordance with the Decree of the Holy Patriarch, the Holy Synod and The Supreme Church Council of the Russian Church starting from 7/20 November 1920, for No. 362 ". That is, the very existence of the ROCA is defined by the Statute as temporary, "until the abolition of godless power in Russia." The Soviet Union has dissolved, and this devilish in essence and atheistic form of communist empire has not existed already for many years. The only Decree of the Entirety of the Whole Russian Church, issued under the Patriarchate of his Holiness Tikhon regarding the matter of the relationship between the Church and the civil authority which to this day is not yet lost, is Decree No. 362, namely, paragraphs 2, 3, 9 and 10. These paragraphs of the Decree stipulate that for the period after the termination of the persecution, for all Orthodox bishops to unite and reconstruct a higher instance of ecclesiastical authority (paragraph 2). Our ROCOR has repeatedly tried to implement this.

The meaning and the spirit of the ROCOR Ordinance as expressed in Paragraph 1, saying that the ROCOR, as a part of the Russian Church, exists only "up until the abolition of the godless authorities in Russia", is that which directly requires the introduction of changes within the text of the Resolution. This is in connection with the changes in the situation which is specified in the Resolution, and it is our duty is to fulfill this admonition of the Supreme Church Authority.

The words "up until the abolition of the godless authorities in Russia", I believe, should be understood as "until the physical persecution of the Church for the purpose of its complete annihilation is ceased," which (the persecution), through strong pressure from the authorities, forced the Church into an urgent, violent separation, and as a result, each of its formed groups fell into complete isolation. The consequence of this became the inability for the parts of the Church to communicate with one another on the territory of the USSR, as well as with the parts of the Church which ended up abroad. Currently, there is no such pressure on the part of the government, and the possibility of communication has been restored. Accordingly, there should not be any isolation from one another as was formerly, since there are currently no obstacles to the full unity of those who profess the Orthodox doctrine.

As a result of the abolishment of the godless authorities in Russia and of the development of the opportunity to establish full-fledged connections and communications, our Council of Bishops and the Synod, since 2007, in accordance with paragraph 2 of Decree No. 362, have attempted to enter into relations with the bishops of other dioceses of the Russian Church who in word adhere to the basic Orthodox dogmas and traditions kept by the Russian Church, for the organization of a higher instance of ecclesiastical authority of the separated parts. At various times, we officially turned to all those who for varied reasons, left the once united Russian Church Abroad (of course, if these reasons can be accepted as sufficiently respectful –yet mainly because of the preparation of a criminal union with the Moscow Patriarchate). First, they appealed to gather for a common All-Diaspora Council, and, after the last Council, they offered to embark upon negotiations. Not encountering from any of the parties the desire to restore unity, nor seeing a wish to form a higher Church authority for everyone, our Church carried out, in fact (even not of its own free will), the requirement of Point 9 of Decree No. 362, on the severance of ecclesiastical communion "with the disobedient ". After this event, in conditions where the possibility of full and unhindered contact between the bishops exists, to affirm that we are "an inseparable part of the local Russian Orthodox Church," and at the same time, to not have any prayerful and eucharistic communion, nor a common church administration with those who in word adhere to Orthodox dogmas and its basic canons- means to profess an ecumenistic heresy- an ecumenistic heresy which affirms that the One Church of Christ apparently does not exist, but is divided into branches or fragments.

In this regard, after repeated and unsuccessful attempts to reunite with several different Orthodox groups, considering also that the Moscow Patriarchate has not refused to confess the heresies of ecumenism and Sergianism (as the ROCA fathers had hoped), adding to this the introduction into the MP the Latin heresy, and thereby not seeing anyone else who could be a follower of the historical Russian Church- the ROCA henceforth has no canonical grounds to consider itself an inseparable part of the Local Russian Church, as indicated in paragraph 1 of the Statute of the ROCOR. We cannot, in accordance with the canons and rules, and according to the Tradition of the Holy Fathers as well, consider ourselves to be an inseparable part with heretics, dissenters and imposters who took a final position in their status. In fact, today we are the remnant of the Local Russian Church, which has preserved, through the Russian Orthodox Church Abroad, the canonical succession and undistorted Orthodox faith.

Thus, I propose to affirm in the title of our Church the writing of the word "Abroad" together and with an upper case letter, in contrast to how it is written in the Statute; and Paragraph 1 of the Regulations on the Russian Orthodox Church Outside of Russia is proposed to read as follows: "The Russian Orthodox The Church Abroad is the preserved Russian Orthodox Church outside of the USSR and the Catacomb Church in the USSR, the remainder of the Local Russian Orthodox Church, professing an undistorted Orthodox dogma. "

It is also proposed to make the appropriate changes to Paragraphs 2 and 3:

Par. 2. The Russian Orthodox Church Outside of Russia consists of dioceses with their parishes, ecclesiastical communities, spiritual missions and monasteries, and of the holy shrines owned by them, which exist outside of the Russian Federation, and which are governed by lawful hierarchy.

Par. 3. The main task of the Russian Orthodox Church Outside of Russia is: to preserve abroad the complete independence of the Russian Orthodox Church from godless and anti-Christian forces, the all-round spiritual nourishment of the Orthodox Russian flock who are scattered around the world, regardless of nationality, and, in particular- the concern for the strengthening and preserving in the souls of the believing flock the purity and integrity of the Holy Orthodox faith, and the concern for the upbringing of the entire flock scattered all over the world, in devotion to their suffering Mother - the Local Russian Orthodox Church.

+ Metropolitan Agafangel

Odessa, 11/24 October, the Sobor of the Venerable Optina Elders

Для публикации комментариев необходимо стать зарегистрированным пользователем на сайте и войти в систему, используя закладку "Вход", находящуюся в правом верхнем углу страницы.

Joomla SEF URLs by Artio