RizVN Login



   

АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ
Печать

Заметки мирянина по вопросу бывшего священника Виктора Мелехова

Автор: Владимир Кириллов вкл. . Опубликовано в Авторская колонка (Просмотров: 2046)


Предлагаемая ниже статья на ту же тему была написана в 2003 г. «по горячим следам» через месяц после написания статьи «А судьи кто?», когда бывш. свящ. Виктор Мелехов со своей группой «с треском и шумом» покинули РПЦЗ.

Иподиакон В. Кириллов

 

О. Конст. и ВК.97

 

Леснинский м-рь, май 1997 г. Прот. Константин Федоров и В. Ю. Кириллов

 

******

Наблюдая за яростной полемикой в связи с Заявлением епископата РПЦЗ(В) по делу о. Виктора Мелехова, можно удивляться насколько некоторые потеряли способность здраво рассуждать и предпочитают отцеживать комара, пропуская в это время верблюда, т. е.останавливаются на второстепенном, упуская главное.

Страсти так накаляются, что даже о. Андрей Кензис, публично обещавший прекратить борьбу внутри РПЦЗ(В) и заняться спасением своей души и душ своих духовных чад, не выдержал и начал активно рассылать всему миру свои эл. письма. Иные же «ревнители» из «Романитаса» буквально каждый день, как будто по заказу, стараются подлить масло в огонь, сея вражду, непокорность и недоверие к священноначалию.

Явно, что братолюбие уступает у некоторых братоненавидению. Недаром же свт. Кирилл Иерусалимский указывал, что признаком скончания мiра, будет, когда у епископов, причетников и мирян откроется братоненавидение и они начнут воевать между собой (Огласительное поучение пятнадцатое, 7).

И вот теперь поводом для столкновений в нашей церковной среде, своего родакамнем преткновения стал вопрос, связанный с делом бывшего священника Виктора Мелехова.

Даже появляются декларации: опубликованное Заявление ‒ это сведение счетов с о. Виктором, «французское» духовенство гонит исповедника о. Мелехова и так далее в таком же духе.

Паства, получая противоречивую информацию, недоумевает, не зная как на все это реагировать.

А ведь его дело не настолько премудрое, чтобы в нем было бы сложно разобраться, ‒ скорее всего, достаточно грустное. И вот почему:

Бывший священник Виктор Мелехов все годы, начиная с конца 1986 года, когда он последовал расколоучителю Пантелеймону Бостонскому, вел свою паству в никуда.

Ведь, будучи запрещенным в священнослужении, а затем лишенным в сентябре 1987 года сана, он не мог ни крестить, ни причащать, ни венчать, ни отпевать, поскольку его действия были недействительны ‒ то есть та церковная власть, которая рукоположила его в священный сан, его же и сняла.

Подумайте, что стало с людьми, последовавшими за бывшим свящ. Мелеховым из Церкви в секту, незаконно и формально прикрытую некоторыми старостильными греческими епископами?

Как же быть с загубленными и соблазненными по вине бывшего свящ. Виктора душами?

Слепой вождь ведет слепых и все падают в яму.

Как мы можем доверять таким слепым вождям, преисполненным гордости и самомнения, упоенным собственной «праведностью», забывшими о послушании своим епископам и вместо этого ставшими учителями всей вселенной.

Известно (15-е правило Двукратного Собора), что клирик может покинуть своего епископа только в одном случае ‒ если последний публично проповедует уже осужденную ересь. Причем, самовольное оставление своего епископа грозит этому беглому клирику извержение из сана, а так же и тому епископу, который его принимает под свой омофор.

Но только лукавый человек скажет, что в 1986 году какой-либо епископ РПЦЗ (тем более правящий архиерей бывшего свящ. Мелехова ‒ Митрополит Виталий) публично проповедовал ранее осужденную ересь, к примеру, экуменизм.

М.Фил

Святитель Филарет Исповедник (Вознесенский)

«Одним из самых отрицательных явлений жизни Православной Церкви сейчас является полное игнорирование и попрание важнейших церковных священных канонов и правил. Имейте ввиду, что церковныя правила апостольския и Вселенских Соборов являются фундаментом, на котором стоит Православная Церковь, в дисциплинарной стороне своей жизни. Они в многих отношениях бывают снисходительны, но в одном плане они неумолимо строги, это в смысле точнаго разграничения того, что законно и что незаконно... Например, если священнослужитель произвольно уходит от своего епархиальнаго архиерея, не имея от него положенной по церковному закону отпускной грамоты, то этот уход ‒ недействителен. И куда бы он ни ушел, в какия-либо юрисдикции, пусть его и примут, с точки зрения церковных канонов, он является просто беглым клириком того архиерея, т.е. той Церкви, от которой он убежал... Это все относится не только к отдельным клирикам, а и к приходам, к целым ветвям, ответвлениям Церкви... И как попирается это! Просто плюют люди на священные церковные каноны: и те, кто уходят и те, кто принимают» (Митрополит Филарет (Вознесенский). Проповеди. Ч. II. С.263-264. Выделено ВК).

И если священникам (а вернее «беглым клирикам») можно просто так, не обращая внимания на св. каноны, уходить от своих епископов, то почему же нам мирянам нельзя, так же попирая закон, бросать своих жен и мужей, искать себе других, и делать прочие непотребные вещи?

         Ведь извинительные причины для этого при желании всегда можно найти, так сказать, подвести идеологическую базу, а, в крайнем случае, прибегнуть к натяжке и клевете.

         Ведь все расколоучители, начиная от старообрядческих до Валентина Суздальского, были не менее как «борцами за истину»!

И как нам на это реагировать, когда такой закоснелый раскольник ‒ бывший свящ. Виктор Мелехов, ставший со временем и расколоучителем (см. его открытые письма и публикации в журнале «Воздвижение») не имея ни капли раскаяния за свои поступки, не получив никакой епитимьи, и, в мгновении ока, оказывается в нашей Церкви не только всущем протопресвитерском (высшем для священника) сане, но и претендует на командное в Ней положение ‒ быть Секретарем Её Синода (см. его эл. адрес Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.)?

В лучшем случае это можно рассматривать как досадную, но вполне исправимую ошибку принявших его в лоно нашей Церкви!

nbsp;        Значит ли это, что пришло время, когда можно безбоязненно попирать каноны и каждый клирик, не поладив со своим начальством, может делать всё, что ему вздумается?

Иные русские поклонники греческих старостильников даже пишут, что сейчас «антиканонический период церковной истории» и главное это ‒ блюсти «чистоту вероисповедания», а там, «хоть на голове стой» (Иером. Нектарий (Яшунский). «Краткая история священной борьбы старостильников Греции». Предисловие).

Несомненно, это блюдение чистоты вероисповедания в ущерб каноничности ведет к разрушению структуры церковной организации, что мы и видим у старостильников Греции, где иерархия, прикрываясь борьбой за чистоту вероисповедания, попирает своим властолюбием и любовь, и братолюбие, плодя бесконечные враждующие между собой Синоды, незаконно вторгается даже на чужую для них российскую территорию. «Зарубежная Церковь безсильна, она не имеет в своих руках каких-то возможностей, чтобы всех этих поставить на место и притянуть к ответу, но когда придет ТОТ, о Котором мы сегодня, как раз, слышали, придет подводить последний отчет, тогда всех поставит на свое место. И тогда люди увидят, что законно, и что незаконно, что действительно и что недействительно» (Митрополит Филарет (Вознесенский) Проповеди. Ч. II. С. 264).

М. Вит. и еп.Варн

Леснинский м-рь, ноябрь 1994 г. Митрополит Виталий и Епископ Варнава

Ведь если сан у бывшего свящ. Мелехова был снят в 1987 г. соборно всеми епископами и этому последовала целая процедура, длившаяся более года, то почему же его «принятие» в лоно нашей Церкви было совершено в 2001 г. несоборно и скороспело ‒ в обход правилам? Так, что даже Владыку Варнаву, заместителя Первоиерарха, не сочли нужным поставить в известность об этом акте, не говоря уже о том, чтобы получить на это его согласие. Просто воспользовавшись ситуацией, бывший свящ. Мелехов проявил максимум стараний, нажав для ускорения этого процесса на все возможные рычаги, пообещав при этом «золотые горы», а также уверил, что приведет с собой в нашу Церковь еще около восьми священников (прием вполне в духе американских гешефтов), правда, выставил при этом непременное условие: разорвать отношения с Синодом Митрополита Киприана и осудить его учение (что и было скороспело исполнено в два этапа, несмотря на то, что этот грубый и нетактичный, даже по мирским меркам, акт без вызова обвиняемых вызвал ряд протестов, особенно в Западно-Европейской епархии).

Но чтобы понять, что это за процедура ‒ принятие в Церковь, посмотрим как принимали о. Спиридона Шнайдера, находившегося в том же бостонском расколе, что и бывший свящ. Мелехов: «Того-же числа слушали: Прошение бывшаго священника Спиридона Шнайдера и его прихожан храма Св. Иоанна Русскаго в г. Ипсвиче, шт. Массачусетс, о принятии их в лоно Русской Православной Церкви Заграницей. С 1986 года они находились в расколе, вместе с приверженцами бывшаго архим. Пантелеимона Бостонскаго. Архиерейский Синод лишил сана иерея Спиридона Шнайдера, вместе с другими клириками, ушедшими в раскол.

Постановили.

1. Принять приход св. Иоанна Русскаго в г. Ипсвиче, шт. Масс, в лоно Русской Зарубежной Церкви, назначив им священника для духовнаго окормления прихода.

2. Вопрос по делу бывшаго священника Спиридона Шнайдера отложить до следующаго Архиерейскаго Собора.

3. Прекратить судебный процесс по поводу храма в г. Ипсвиче с условием, что приход оффициально примет Нормальный Приходской Устав»

(Из Определения Архиерейскаго Синода Русской Православной Церкви Заграницей 4/17 – 6/19 марта 1992 г. Церковная жизнь № 1-2 1992. С. 12).

Итак, прошение о принятии прихода в лоно РПЦЗ было удовлетворено, а решение о судьбе бывшего свящ. Шнайдера было отложено на более позднее время. И как свидетельствует сам о. Спиридон (см. Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.), он был принят только тогда, когда «было проведено тщательное исследование комиссией, возглавляемой архиепископом Марком Берлинским и епископом Григорием Граббе. Эта комиссия пришла к выводу, что я могу быть восстановлен в священном сане, и весь Синод проголосовал за это. Комиссия признала, что даже во время арианских споров арианские епископы, которые были рукоположены арианскими епископами, после покаяния принимались в Святую Церковьв сущем сане» (интернет-альманах «Романитас». Выделено ВК).

Таким образом, спешки в принятии бывшего раскольника о. С. Шнайдера не было, и более того было проведено тщательное расследование этого прошения особой комиссией, указавшей, что и еретики принимались в Церковь через покаяние. И восстановление сана у о. Спиридона произошло соборно с согласия всего Синода и через покаяние.

Правда, истинное ли было у него покаяние, если теперь он пишет письма в поддержку бывшего свящ. Мелехова и рассуждает о неканоничных действиях своего священноначалия в отношении последнего?

А разве уходить в раскол и губить души своих подопечных канонично и оправданно любовью? А канонично ли передавать храмы, принадлежащие РЗЦ в иные (греческие) руки и судится с законной церковной властью ради этого в мирских судах? Канонично ли перескакивать от одних греческих синодов к другим и создавать свои собственные, сомнительные в каноническом смысле, церковные структуры? Канонично ли епископу оправдывать и поддерживать расколы, идя наперекор соборному мнению всего епископата? Канонично ли делать всё это ради сухого и неумолимого «исповедывания», сея раздоры и разделения в ущерб любви и братолюбия?

Ведь и на душе о. Шнайдера есть также соблазненные и загубленные души: семь лет в безблагодатном расколе ‒ срок не малый. До критики ли тут и оправданий, когда надо самому усугубить плачь о содеянном? Наконец, возбуждать в себе страх Божий! Ведь и ему придется за всё это когда-нибудь отвечать неумолимому Судье. Или, может быть, для него также раскола не было, а было блюдение чистоты вероисповедания.

Но парадоксально, что он вернулся в лоно Церкви тогда, когда все духовные лица ‒ будущие реформаторы РПЦЗ, которых он ранее обличал, не только оставались у власти, но и начали действительно постепенно сходить с истинного пути, что и привело к роковым событиям 2000 года, когда стало невозможно далее оставаться с ними в одной церковной ограде.

Во всяком случае ясно, что только послушливым и смиренным дает Господь благодать быть настоящими исповедниками и в тоже время нелицемерно любить своих врагов. В противном случае, все это их «стояние» вырождается в лицемерие и законничество. И дается эта благодать только кающемуся грешнику, а не ослепленному своим гордым «стоянием»современному фарисею.

В таком случае, можно ли войти в Церковь из закоснелого раскола без покаяния, как это пытался сделать бывший свящ. Мелехов, заявлявший в Дмитрове: я «никогда не уходил в раскол, так как “бостонский раскол” расколом не был, а был “стоянием в истине”»?Очевидно, что нет! Ведь без покаяния грех этот на нем так до сих пор и остался! И никакими актами о приеме в Церковь и сослужениями с ним он не уничтожается.

Думать по другому равносильно иметь неправославный образ мыслей, или же считать, что противная сторона, т. е. РПЦЗ, сама отступила от Православия уже к 1986 году, и бывший свящ. Виктор Мелехов имел все законные основания от Неё отделиться.

Но так как раз и думает ревностный не по разуму бывший свящ. Мелехов и еже с ним.

В выпускаемом им информационном бюллетене «Воздвижение» (№ 10 1995) было написано, что «после того, как Митрополит Виталий стал ее Первоиерархом в 1986 г., отец Виктор был в числе духовенства Бостонского благочиния, которое неоднократно обращалось в 1986 году к Митрополиту Виталию с указанием нарушений Правильного исповедания Веры (после того как бывшего архим. Пантелеймона вместе с некоторыми монахами, на основании показаний ряда свидетелей, уличили в нравственных грехах ‒ ВК). В конце 1986 г. о. Виктор вместе со своим приходом церкви Святого Воскресения в Вустере вышел из юрисдикции РПЦЗ» (заметим, что священнику со своим приходом так же разрешается покинуть свою Церковь, как мужу бросить свою венчанную жену, ему не изменившую).

Легко проследить хронологически, что это обличение духовенством Бостонского благочиния нового Первоиерарха в нарушении РПЦЗ Правильного исповедания Веры,последовало именно тогда, когда начала работу синодальная комиссия по делу о безнравственном поведении бывшего архимандрита Пантелеймона (т. е. в марте-апреле 1986 года). До этого момента, как можно прочитать в вышеуказанном бюллетене «Воздвижение», «Митрополит Виталий, который прежде, будучи архиепископом, был известен как ревнитель Православия, автор трудов, разоблачающих экуменическую ересь». Но как стал Первоиерархом в начале 1986 г., «не принимал мер к исправлению положения, вразумлению заблуждающихся и возвращения Церковного корабля в прежнее русло, но напротив он покрывал нарушения, отказывался прислушиваться к голосу клириков и мирян, стремившихся сохранить “филаретовские” традиции».

Здесь можно проследить явную несуразицу: с ноября 1985 года, т. е. после кончины Митрополита Филарета и до выбора нового Предстоятеля всё в РПЦЗ было хорошо, и покидать Её не было оснований, но уже к началу 1986 года, когда выбрали Первоиерархом Митрополита Виталия, РПЦЗ «начала отступать от Истины», т. е. всего за три месяца после кончины почившего Первоиерарха. Налицо не только явная натяжка, но и просто неправда (клевета). Все те явления, против которых выступили бостонские «ревнители», убегая от архиерейского суда, были и при Митрополите Филарете: и истории с о. Виктором Потаповым (вспомним известное письмо 1980 г. Митрополита к нему), и скандал с публикацией материалов о старце Таврионе по благословению Первоиерпрха, и контакты с новостильниками и с сербами и т. д. и т. п. То есть, РПЦЗ всегда была Церковью, допускающей разные мнения в допустимых рамках, а не сектой.

Так в чем же дело?

А дело на самом деле совершенно в другом: «Соответствующий доклад (синодальной комиссии, с жуткими подробностями многолетнего разврата происходившего в Бостонском монастыре ‒ ВК) был подготовлен к Собору в Мансонвилле в мае месяце. В этом промежутке времени была приведена в действие бостонская пропагандная машина. Они всем верным помощникам и друзьям рассказали про невероятные де обвинения на о. Пантелеймона, и добавили к ним, что о. Пантелеймон был обвинен в ереси! Всех призывали писать протесты епископам. Частное исследование Синода приняло характер общенародных разговоров. Стратегия заключалась в произведении на епископов достаточного давления, чтобы они оставили о. Пантелеймона в покое, ибо письма приходили со всех сторон, утверждая, что о. Пантелеймон не виновен и что он исповедует истинное Православие... Предательство Монастыря разыгралось в промежутке времени между Собором в мае месяце и Синодом, намеченным в Монреале в ноябре 1986 года. О. Пантелеймон опасаясь, что тщательное расследования в Монастыре приведет монахов к свидетельству о том, что действительно происходит в Монастыре, принял решение учинить раскол. Разработанная стратегия заключалась в том, что, прекратив нападки на обвинителей, поведется атака на епископов Русской Церкви, обвиняемых в предательстве православной веры, дав, таким образом, себе повод покинуть Русскую Церковь. В этот период были наведены контакты с греческими епископами. В это же время, марионетка Монастыря ‒ Бостонское благочиниеприведено было в действие так, чтобы все до того протестующие против обвинений на о. Пантелеймона, превратили свои письма в обвинения против иерархии Церкви, ставя на вид отдельные инциденты наших клириков. Была возбуждена волна обвинений на Синод в компромиссе. Письмо об этом были широко распространяемы среди народа так, что во имя «святой ревности» оставался един выход для спасения – покидать Русскую Церковь. Пантелеймоновская пропагандная машина была в полном действии. Все знали, что если бы о. Пантелеймон не нажал на кнопку, ничего бы не случилось. Он оказался мастером обмана» (Из открытого письма о бостонском расколе бывшего насельника Бостонского монастыря иеромонаха Григория. Выделено ВК).

Теперь понятно, что это было за «СТОЯНИЕ В ИСТИНЕ», которым содомиты хотели прикрыть свой многолетний грех, а их марионетки, среди которых были и оо. Мелехов и Шнайдер, духовно разделили с ними их грехи! Проглотив этот крючок, они покорно следовали за ними в бездорожье, пусть и, не участвуя в их нравственных падениях и, может быть, по своей духовной слепоте даже и не подозревая о них.

Но «Для нас, очевидно, (что) это к лучшему. Может быть этим и разрешится вопрос нашего пленения греками старостильниками. Довольно, оборачиваясь на них, думать нам о том, что можно сделать и чего нельзя. Мы часть Русской Церкви, и нам с греками не по пути...

И когда мы во главу угла ставим кален­дарь и грыземся из-за него, то мы поглощаем верблюда и от­цеживаем комара. Пора честно и открыто сказать, что дело не в календаре, а в нашем поведении. Очевидно, сохраняющим старый календарь, разрешено быть педерастами, ненавидеть ближнего, разрывать Церковь на части...

Пора открыто и твердо сказать грекам: прекратите ваши безобразия, взаимныя осуждения, вражду и ненависть меж­ду братьями. Своим поведением вы позорите Церковь и кощун­ственно называете себя истинно православными христианами» (Из письма Архиепископа Антония Женевского Митрополиту Виталию, 12-го декабря 1986 года).

И более того, эти сверхправильные (по терминологии о. Серафима Роуз, который прямо называл группу о. Пантелеймона сектой) последователи, среди которых был и бывший свящ. Мелехов, называли этих отколовшихся греков «исповедниками». «Было очевидно, что игнорирование писем и протестов духовенства, духовно близкого монастырю, и распространение о нем порочащих слухов было своего рода общей политикой Синода М. Виталия, которому мешали эти исповедники и которых таким образом Синод решил заставить замолчать» («Воздвижение» № 10 1995. Подчеркнуто ВК).

Обратим внимание, что почти теми же словами современные защитники бывшего свящ. Мелехова из альманаха «Романитас» называют и его (до этого вселенские судьи из этого альманаха громили и обличали Валентина Суздальского, к группе которого они имели несчастье принадлежать, пока тот их не выгнал). Так что на вопли спекулянствующих провокаторов просто не будем обращать внимание ‒ по пословице: собака лает, а ветер носит.

Но, если за 16 лет, прошедших с момента раскола, бывший свящ. Мелехов не понял, что его одурачили хитрые греки, и его скрутил дух ревности не по разуму, то за всем этим стоят серьезные причины духовного характера, и тогда что от него можно ожидать далее? Ждать пока он заразит своим сверхправильным ядом и прочих?

Ведь не успев войти в нашу Церковь, он начал по-бостонски (иначе, по-сектански) сбивать группу единомышленников, внося раздоры и братоненавидение ‒ т. е. по своему обыкновению в Ней командовать, как у себя дома, хотя все эти годы перед своим «возвращением» он Её хулил и обличал в «ереси» и «отступлении».

Доставалось тогда также и Митрополиту Виталию: «... годы пребывания первоиерархом Митрополита Виталия до сих пор приносили только духовный безпорядок, судебные тяжбы успешные и безуспешные, незаконные вторжения и физические изгнания, также захват зданий, продажу и попытки продажи церковной собственности для финансирования вышеупомянутых невероятных действий. Правление Митрополита Виталия произвело эту смуту в мировом масштабе, от Северной Америки до Европы и Святой Земли» (Из Открытого письма протоиерея Виктора Мелехова ‒ РПЦЗ, “Где Ты”? «Воздвижение» № 10 1995).

Непонятно почему тогда захотел бывший свящ. Мелехов вернуться под омофор Митрополита Виталия в 2001 году, если от него по его же словам исходил только «духовный безпорядок»? Наверное ситуация в «святом» Бостонском синоде «старца» Пантелеймона стала для него ещё более неблагоприятной. Характерно, что даже и там, среди этих «праведников», «исповедников» и «святых ревнителей» он оставил после себя недобрую славу.

В наше прискорбное время досаждать своему епископу уже не считается предосудительным, требование отчета от него без каких-либо причин становится «нормальным». Дело дошло до того, что некоторыми клириками, не доверяющему своему священноначалию, составляются вопросники, посылаемые в ультимативной форме Митрополиту и епископам, или сочиненные ими «исповедания веры», в котором они предлагают не только пересмотреть некоторые страницы нашей церковной истории, но и анафематствуют от своего имени целые Поместные Церкви, с угрозами, если их позиция не найдет сочувствия священноначалия, то они будут искать удовлетворения своей «ревности» у других епископов (надо понимать, в других юрисдикциях). Иные священники превратились в каких-то путешественников, блуждающих по мiру и юрисдикциям в поисках абсолютной чистоты вероисповедания. И гонит их в эти джунгли собственное маловерие, гордость и страсть к осуждению.

И можно ли слушать и идти вслед таких пастырей, прикрывающих свои личные страсти высокопарными словами о «святой ревности», если у них нет главного ‒ смирения и послушания своим епископам? Разве не духом гордости и неповиновения веет от писем некоторых таких судей? Могут ли они дать своей пастве то, чего сами не имеют? Но если соль обуяла, зачем она такая нужна?

Наше время ‒ время проверки на истинность: «До сего дня нам известные, казалось бы благочестивые люди вдруг станут предателями, изменят полностью свой духовный лик, и наоборот, до сего как бы спящие, станут ревнителями благочестия даже до смерти. Выберут Христа, станут на сторону Господа только те, кто любит лично Христа, для кого Христос ‒ Спаситель, Промыслитель, вся во всем денно и нощно». Митрополит Виталий (Из доклада Архиепископа Виталия (Устинова) Архиерейскому Собору РПЦЗ 1983 г.).

Блаженны те, которые найдут истинных пастырей, берущих пример с Пастыреначальника, бывшего послушливым, даже до смерти и наоборот горе тем, которые пойдут вслед развратителей, ибо и хорошие нравы развращаются плохими обществами.

А от истины можно отпасть не только справа, но и слева. «Применительно к нашему положению, “царский” путь истинного Православия сегодня ‒ избегать экуменизма и реформации с одной стороны, и “ревности не по рас­суждению” (Рим.10:2) с другой» ‒ иеромонах Серафим (Роуз).

Иные спрашивают, а была ли разница между событиями 1986 года и 2000? Мол, там и там было «стояние в истине», и если вы сами отделились от Владыки Лавра, будьте снисходительны к о. Мелехову.

nbsp;       Конечно, разница между событиями была огромная!

М. Вит. и архим. Сергий

Митрополит Виталий и архимандрит Сергий (Киндяков)

Напомним, что в 2000 г. реформаторы РЗЦ на соборном уровне признали МП (иерархия которой погрязла в сергианстве и экуменизме) за истинную Русскую Церковь и создали комиссию по единению с ней, а также попытались узаконить свое общение и с другой Церковью, иерархия которой участвует в отступлении, ‒ Сербской патриархией, т. е. публично исповедовали, что с Церковью, в которой распространяется экуменистическая ересь, можно иметь евхаристическое общение. И чтобы реализовать свои планы, вынудили мешающего им Митрополита Виталия уйти на покой, т. е. совершили своего рода переворот, разорвав легитимный порядок в Церкви, при этом престарелый Митрополит был подвергнут гонениям с их стороны. Поэтому, ограждение от реформаторов, предпринятое, сначала Архиепископом Варнавой со своим духовенством, а затем размежевание с ними в 2001 г. и Митрополита Виталия с последующим образованием нового епископата, было актом существенно необходимым, поскольку в той ситуации ‒ оставаться в единстве с отступающими было для сознающих это равносильно предательству историческому пути Русской Зарубежной Церкви.

Размежевание происшедшее в 2000-2001 гг., возглавленное Первоиерархом РЗЦ Митрополитом Виталием, носило принципиальный характер (оно по сути дела и приостановилопроцесс отступления последователей Владыки Лавра) и не имело ничего общего с тем безъепископском сборищем, ушедшим в 1986 году из РЗЦ, убегая от правосудия. Официальные мотивы этого ухода были надуманы (раздуты на основании нескольких инцидентов отдельных клириков) и лишь подменяли борьбу за истину (подспудные причины этого раскола были, как уже мы знаем, иные).

События 1986 г. были по сути дела проявлением непокорности церковным властям, и вылилось для неведующих истинных причин раскола, среди которых был, по-видимому, и бывший свящ. Мелехов, в досаждение своим епископам. Эти ревнители не по разумупревратились из покорных чад Церкви в Её судей.

Вот поэтому вопрос, связанный с делом бывшего свящ. Мелехова, это ‒ вопрос принципиальный для РПЦЗ(В).

Или Она, идя на уговоры и давление ревностных не по уму сторонников бывшего свящ. Мелехова (пугающих: мол, мы тогда уйдем к грекам) скатится в сектантское бездорожье, прикрытое «стоянием в истине» или останется Русской Зарубежной Церковью, имеющей свои особые задачи, миссию и исторический путь.

Взволнованным же необходимо успокоиться, так как «В глубине сердца мы вполне мирно на всё это смотрим, ибо знаем, что Церковь сильней всех тех, кто введен в обман и возомнил себя Церковью, и они всё равно всегда отпадают, помогая тем, которые остаются, стать более трезвыми» (Из письма иеромонаха Серафима (Роуза) по поводу позиции группы архим. Пантелеймона. Православная Русь № 19, 2002. С. 2).

И здесь дело не в том, что некоторые наши епископы совершили те или иные ошибки в деле принятия бывшего священника Мелехова (вполне простительные, если учитывать в каком положении оказалась наша Церковь), а в том, что они нашли в себе силы их признать и исправить, о чем и свидетельствует Заявление епископата РПЦЗ по вопросу о. Виктора Мелехова от 5/18 января 2003 г., которое многие поддерживают.

В. Ю. Кириллов

Париж

3/02/2003

Преп. Максим Исповедник

 

http://kirillov-v-y.livejournal.com/37155.html#comments

Для публикации комментариев необходимо стать зарегистрированным пользователем на сайте и войти в систему, используя закладку "Вход", находящуюся в правом верхнем углу страницы.

Joomla SEF URLs by Artio