RizVN Login



   

АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

Октябрь 2015

31 Октябрь 2015

Архив РПЦЗ: Об Интернете

{jcomments on}

фото (1)

Определение Архиерейского Синода Русской Православной Церкви Заграницей

17/30 октября 2001г.

О выступлении на интернете клириков и мирян

С л у ш а л и : Постановление Архиерейского Собора касательно выступлений клириков РПЦЗ в интернете.

П о с т а н о в и л и : Издать указ следующего содержания:

Read more

РПЦЗ: Новые издания - Богослужебные Календарь и Типикон на 2016 год

Вышел из печати Православный календарь на 2016 год. Формат А5, мягкая обложка 64 стр. Цена $1 + почтовые расходы. Заказывать по адресу Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.,

Read more

Митрополит Филарет: Неделя 22-я по Пятидесятнице. Притча о богатом и Лазаре

 Кто читает Евангелие, знает, что Господь Иисус Христос сказал тем, кто Его слушал: «трудно богатому войти в Царствие Божие» (Мф.19:23Лк.18:24). Ни о ком другом Он этого не сказал, а именно о богатом. В Евангелии мы с вами находим и примеры того, как это трудно. Мы знаем притчу о Богатом и Лазаре. Там говорится, что богатый человек жил в свое удовольствие: обладая богатством, он им пользовался в самых широких размерах, для себя жил, как ему хотелось. Не сказано там, что он творил какие-то страшные, тяжкие грехи: никого не убил, не ограбил. Однако же, притча эта говорит, что конец был страшный, потому что после своей смерти он оказался в адских мучениях. 

   Быть может, еще в более заостренной форме, это же самое Церковь сегодня нам предложила в литургийном евангельском чтении, когда Господь сказал, что у одного человека богатого был урожай хороший, и вот он стал размышлять: «Что мне делать? Мне некуда собрать мой урожай» (Лк.12:16, 17)! Такой он был большой, так много хлеба у него уродилось, что его амбары, кладовые «житницы», не вмещали этого урожая. Пока здесь нет ничего плохого, когда он так думает: это чисто хозяйственные заботы, в которых его не за что упрекнуть. Он дальше говорит: «Вот, что я сделаю. Я мои житницы (т.е. амбары, кладовые) разломаю совсем, а вместо них построю более большие и в них соберу все богатство мое, весь этот урожай» (Лк.12:18). И пока все еще ничего плохого нет. Это благоразумно; хозяин говорит о том, что нужно сделать, чтобы не погибло такое богатство, чтобы не погиб такой урожай, а чтобы хранить его там, где нужно — ничего плохого здесь еще нет. Но вот дальше мы в Евангелии читаем и слышим, как он сказал, что построю себе эти большие амбары и кладовые, соберу туда мой урожай: «И я скажу себе: душа моя, много ты имеешь богатства, на много лет тебе хватит — почивай, ешь, пей, веселись» (Лк.12:19)! Вот тут мы с вами и видим, что когда Господь ему дал такое богатство, такой урожай, он и не подумал о том, что есть люди, у которых не только нет такого урожая, но которые голодают. Ему и в голову такая мысль не пришла, он своей душе говорит: «Вот мы теперь с тобой будем в свое удовольствие жить!» Т.е. перед нами — совершенно законченный эгоист! И вот страшный конец — со всем своим урожаем он тоже рухнул в адскую бездну, потому что Бог ему сказал: «Безумец, в эту ночь твою душу у тебя (как сказано по-славянски)«истяжут» , — т.е. немилостиво вырвут — конец тебе пришел, а то, что ты заготовляешь, кому достанется» (Лк.12:20)? Так ясен и так страшен этот конец, что Господь никаких объяснений больше и не прибавил, а только добавил: «Так бывает со всяким, кто собирает для себя, а не в Бога богатеет» (Лк.12:21)! 

   Это урок евангельский каждому из нас. Вряд ли много найдется на свете людей, которые не рады были бы, если бы к ним пришло богатство! Но вот тут-то сразу, как только богатство в руки человеку приходит, вместе с ним и приходят те соблазны, из-за которых Господь и сказал, что именно «трудно богатому войти в Царствие Божие» . 

   Бывает другое богатство, богатство духовное, и вот его-то приобрела та великая Божия угодница, память которой Церковь празднует сегодня — святая великомученица Варвара. Как блестящий метеор пронеслась она в своей короткой жизни по церковному небосклону, ибо жизни ее не было и шестнадцати лет. Пятнадцать лет ей было с лишним, когда она совершила свой изумительный подвиг. Уверовала во Христа, старалась отца своего, закоренелого и злобного язычника, вразумить. Но когда он узнал, что она христианка, хотя он ее любил крепко по-своему, по-язычески, вся его любовь обратилась в бешеную злобу! Он хотел тут же дочь разрубить мечом. Но она от него спаслась — Господь помог ей чудесно спастись за гору. Отец потом ее нашел, приволок за волосы домой и начались страшные терзания и пытки: он сам ее избивал и пытал, а потом отдал царю-язычнику мучителю. Что только с несчастной девушкой не делали!.. Бичевали ее, истязали, терзали так, что на ее прекрасном девственном теле живого места не осталось... Она вытерпела, как адамант, как непоколебимый столп. Ради любви к Небесному Жениху Своему — все это она вынесла! И вот, потом дивный конец! На одной иконе св. великомученицы Варвары изображается, как ангелы несут эту невесту Христову к ее Возлюбленному Жениху. Все страшное осталось позади, кончился ее жизненный путь. Злобный отец сам своими руками отсек ей голову, а за это его поразила молния, небесный огонь. А у нее все кончилось: истерзали, измучили ее, но это все уже позади, а она стремится туда, откуда сияет Свет Неприступный, к Своему Возлюбленному Жениху, вся стремится вперед: глаза горят, руки протянуты вперед, стремится туда неудержимо, ибо там ждет ее Тот, Кого она так возлюбила. 

   Вот что значит запастись духовным богатством, которого у человека никто не может отнять. Как много назиданий, братие, дает нам Церковь: в своих богослужениях, в своих наставлениях! Вот и пример этого несчастного богача, который так обогатился, не поблагодарив Бога за богатый дар урожая, не подумав о ближних своих, которые нуждаются, и из-за этого так страшно погиб. А вот пример св. великомученицы Варвары, которая отказалась и от своей великолепной красоты и от богатства земного и от знатности — от всего! Все это она принесла в жертву Возлюбленному Жениху Христу. Вот эти примеры должны быть для нас назиданием о том, как нужно собирать духовное богатство и как нужно быть христианином, готовым всегда, если нужно, быть верным, даже до смерти, ибо св. великомученица Варвара так совершила свой подвиг, что на ней в точности исполнилось обещание, которое Господь дает нам в Апокалипсисе. Там говорится: «Будь верен даже до смерти, и дам тебе венец жизни» (Откр. 2:10)! Аминь.
{jcomments on}

Read more

30 Октябрь 2015

Практика совершения таинства Крещения в Московской Патриархии

По информации из Живого Журнала fshorde Епископ Благовещенский и Тындинский Лукиан (Куценко) (Московская Патриархия) 20 сентября совершил "таинство Крещения" над губернатором Приамурья Александром Козловым методом смачивания его затылка.

Глядя на такое "крещение", в очередной раз вспоминается о том, что давно назрел вопрос о непризнании таинства Крещения, совершаемого в Московской Патриархии.

Read more

В РФ появилось "святое семейство"

Чтобы недруги не упрекали в том, что в РФ плохо с юмором, Комитет по увековечиванию В.В. Путина "+60 ВВП" сделал заявление для прессы:

Святые монументы!

Read more

29 Октябрь 2015

РПЦЗ: Деяния Архиерейского Синода, октябрь 2015 года

С 17 по 29 октября 2015 года в Синодальном представительстве в Одессе прошло заседание Архиерейского Синода.

Read more

История Ильинского Скита на Афоне (РПЦЗ)

Скит св. пророка Илии на Святой Горе Афон основан был в 1757 г. Его основателем является один из известнейших отцов нашей Церкви преп. Паисий (Величковский), известный во всем православном мире как выдающийся делатель «Умной молитвы» и переводчик святоотеческих творений, возродивший традиции православного старчества не только на Святой Горе, но и в Румынии, России, Украине и других странах. Посему на биографии этого великого подвижника и старца необходимо остановиться немного подробнее.

Преп. Паисий (Величковский) родился в Украине, в г. Полтаве, в 1722 г. в семье казачьего соборного протоиерея о. Иоанна Величковского и был наречен в св. крещении Петром. Оставшись четырех лет от роду без отца, он был воспитан матерью и братом, также священником гор. Полтавы. С малого возраста Петр очень полюбил чтение книг, особенно творения св. отцов Православной Церкви. Книги читал он «ненасытно», как повествует его жизнеописание, и с тринадцати лет уже почувствовал стремление к монашеству. Поразив киевского Архиепископа Рафаила необычайными своими способностями, Петр был принят в Духовную Академию, в коей и пробыл 4 года. Отсюда уходит он сначала в монастырь г. Любеча над Днепром, что на Черниговщине, а затем переходит в Медведовский Николаевский монастырь, где принимает постриг в рясофор с именем Платона. Через некоторое время Платон переходит в Киево-Печерскую Лавру, а оттуда в Валахию в пустынный скит Трейстины.

Однако и там он продолжает искать уединения и, наслышавшись много о святой Афонской горе, будучи 24 лет от роду, Платон прибывает на святую Афонскую гору и поселяется в кельи Кипарис на земле, принадлежащей греческому монастырю Пантократор.

На 28 году жизни Платон Величковский постригается в мантию с именем Паисия и продолжает жить в пустынной кельи на св. горе. Постепенно вокруг него собираются послушники, прослышав о его богоугодном образе жизни, и в скором времени в кельи собралось 8 человек, помещение для коих оказалось крайне малым. О. Паисий переходит в другую келью - св. Равноапостольного царя Константина, где по принуждению братии принимает священнический сан и становится настоятелем небольшой монашеской общины.

Однако со временем и эта келья оказалась недостаточной для все увеличивающегося числа братии. И о. Паисий выпрашивает другую ветхую келью от того же монастыря во имя св. пророка Божия Илии, где с разрешения монастыря и благословения Святейшего Патриарха Серафима основывает скит во имя св. пророка Илии. Немедленно по переселении на новое место о. Паисий начинает постройку церкви, трапезы, братских келий и других построек, причем сам усердно трудится с братией.

Одновременно о. Паисий вводит в скиту полный порядок по чину святой горы, приучая братию скита к труду и молитве. Примером монашеской жизни всегда был сам блаженный о. Паисий. Днем он делал ложки, а ночью переводил религиозные книги с греческого на церковнославянский язык. Вся жизнь его проходила в трудах и бдении. Смирением, кротостью и любовью ко всем о. Паисий вскоре снискал у всех уважение, и многие избрали его своим духовником, в том числе и Святейший Патриарх Серафим, живший тогда на покое на Святой Горе.

Службу, особенно Божественную литургию, о. Паисий совершал не только в скиту, но по приглашению во многих афонских обителях, неспешно и благоговейно со страхом Божиим. Благодаря всему этому, слава о святой жизни о. Паисия прошла далеко за пределы святой горы и к нему со всех сторон продолжала стекаться братия с просьбой принять их в новоустроенный Ильинский скит. Вскоре в скиту собралось более 60 чел. и возникли трудности не только с помещением, но и с питанием такого количества братии, т. к. средств скит не имел, а пожертвования из России в те времена почти не поступали по причине частых турецких войн.

Посему о. Паисий решил оставить Святую Гору и переехать в Валахию, где он надеялся получить просторный монастырь, в котором бы могла поместиться вся братия, к нему собравшаяся.

И в 1763 году старец Паисий, забрав с собою 64 человека, переселяется в Валахию. В скиту остается только 17 человек, могущих прожить своими трудами. Покидая Святую Гору, о. Паисий предсказал, что со временем в скиту будет другой Паисий, при котором скит возвеличится, устроится и прославится. Это и сбылось.

Прибыв в Валахию, о. Паисий получает в управление монастырь, сначала Драгомирна, а потом Нямецкий. Тут он вводит афонский устав и порядки, отлично расширяет обитель, в коротком времени снискал любовь и уважение всего окрестного населения и в 1790 году возводится в сан Архимандрита.

Отдав всю жизнь на служение Церкви, блаженный Паисий после краткой болезни мирно отошел ко Господу 15 ноября 1794 г. на 72 году жизни и был похоронен в соборном храме Нямецкого монастыря.

В историю Православной Церкви о. Паисий Величковский вошел, как известнейший переводчик святоотеческих писаний с греческого языка на церковнославянский. Над переводами он трудился буквально всю жизнь до самой кончины. Им переведены почти все значительные книги Православной Церкви, в том числе Добротолюбие, сочинения святых Исаака Сирина, Варсанофия Великого, Максима Исповедника, Феодора Студита, Григория Паламы и др. Кроме того, о. Паисий исправил множество предыдущих переводов, таких как св. Макария Великого, Иоанна Лествичника, Симеона Нового Богослова и др. Также о. Паисий оставил множество и собственных творений, весьма душеполезных и поучительных.

Расширение Скита. Казаки. Паисий II

Не смотря на отшествие блаженного Паисия из Ильинского скита на Афоне, последний и далее продолжал пополняться монашествующими. Это были преимущественно бывшие запорожцы, черноморские и задунайские казаки, которые разновременно приходили на Святую Гору и поселялись в скиту. Посему в коротком времени почти все население скита состояло из казаков, пришедших на Афон в поисках Небесного Отечества. О жительстве их тут можно удостовериться из хранящейся до сего времени в ризнице книги, в которую записывались пожертвования на скит, а также из надписей, имеющихся на отдельных вкладах от них. Например, на большом Евангелии в серебряной позолоченной оправе; на чаше серебряной, тоже позолоченной; на втором малом Евангелии и других предметах.

 

Старцы Ильинского скита на Афоне

 Нет также сомнения, что вся ризница скита старой превосходной парчи, а также плащаница, вся шитая золотом с драгоценными камнями и жемчугом, есть также вклад тех же казаков. Более того, соборная церковь св. пророка Илии принадлежит к тому же времени и была построена иждивением тех же черноморских казаков. Ее постройка была закончена в 1806 г., о чем свидетельствует надпись на мраморной плите, вложенной в стене южной стороны алтаря собора. 

Настоятелем в скиту после о. Паисия Величковского был сначала Архимандрит Варлаам, затем Хаджи Афанасий, Архимандрит Товия. При них скит продолжал увеличиваться и расстраиваться. Благодаря наплыву братии, построенные ранее помещения оказались недостаточными. Братия выходят и за пределы скита, селятся в небольших домиках-кельях по два-три человека вместе. Тут они занимаются трудом и молитвой, и только по воскресеньям и в праздники сходятся в скит на соборное правило и общую трапезу.

В этот период скит не испытывал недостатка в средствах. Таковые поступали стараниями задунайских казаков от рыбной ловли в реке Дунай и от Черноморского войска. Казаки не оставляли своих попечений о ските и далее. Они заботились не только о пропитании братии, но и об украшении обители. Так иждивением казаков была построена церковь во имя Пророка Илии. Над дверями собора есть мраморная доска, на которой хорошо читается надпись о том, что «мраморный помост и порта были устроены старанием Схимонаха Иоанна Чернышева подаяниями же российских ктиторов и благодетелей Войска Черноморского, разных господ честных казаков 1819 г. мая 21 дня». 

К сожалению, с начала 1820 г. скит опять приходит в запустение. По случаю греческого восстания 1820 г. турки мстили грекам за поднятое восстание и, конечно, досталось и русским, т. к. для турок все христиане были одинаковы. Часть братии вынуждена была бежать в Валахию. В скиту осталось только 8 чел. и то преимущественно скрывавшихся в лесах и неприступных ущельях от турецкого гнева. Только в 1830 году возвращаются иноки в Ильинский скит. Тут они застали разрушение и обветшание. Понемногу все приходит опять в порядок, ремонтируется и отстраивается. Активное участие в восстановлении обители принимали участие бывшие запорожские казаки, переселившиеся после запустения Запорожской Сечи на берега Дуная. Из них преимущественно и пополнялась братия. 

В этот период в скиту происходит печальное противостояние между великороссийскими и малороссийскими иноками. Наиболее подробно оно описано в воспоминаниях насельника обители о. Игнатия под названием «Историческое описание русского св. славного пророка Илии скита, что на Афоне» (М., 1860 г.). В результате случившегося печального инцидента монахи-великороссы в 1837 г. попытались изгнать из Ильинского скита монахов-малороссов, хотя последних и было большинство. 

Изгнанная братия вынуждена была переселиться в монастырь Пантократор и подать жалобу на великороссийских собратий в Протат Святой Горы. Последний пытался примирить обе враждующие партии, но безрезультатно. Дело дошло даже до того, что по обвинению в растрате скитских денег игумен о.Павел был судим Протатом и одно время находился под надзором в монастыре Пантократор. Споры длились до 1839 г., когда решением Протата великороссийские братия перешли в Пантелеимонов монастырь, после чего Ильинский скит вновь перешел к малороссиянам. 

На то время на Афоне великороссийских иноков было около 50, тогда как малороссийских более 100. 

Как писал в своих записках инок Порфирий (Агеев), посетивший скит вскоре после тех событий, богослужение в нем совершалось чинно, неотменно с киевским напевом…

В 1845 г. скит посетил Великий Князь Константин Николаевич Романов, где и остановился на ночлег. По его признанию, Ильинский скит поразил его “своей малороссийской опрятностью”. После посещения великим князем малоизвестный скит получил большую известность во всей Российской Империи.

 
Ильинский скит на Афоне

Новое возрождение обители началось после избрания в 1841 г. игуменом скита о. Паисия II - уединенного отшельника, подвизавшегося в Кавсокаливии на Афоне. Родился он в Бессарабии, с малых лет удалился в монастырь, где был пострижен в монашество в возрасте 17 лет и переведен в архиерейский дом, сначала на должность иподиакона, а затем иеродиакона и иеромонаха.

Однако он тяготился жизнью в городе и в 1838 г., уволившись из епархии, поселился на Афоне в вышеназванной пустынной местности.

Сюда в 1841 г. к нему явились посланцы Ильинского скита с просьбой принять место настоятеля и управлять скитом. Трижды отказывался о. Паисий от предложенной ему чести, опасаясь трудностей. Но в конце концов согласился и был поставлен настоятелем Ильинского скита. Переехав в скит и видя в этом промысел Божий, о. Паисий Второй принялся деятельно за устройство обители. При нем в первый же год была вполне закончена и освящена церковь во имя св. Митрофана Воронежского чудотворца, заложенная еще о. Аникитою (Ширинским-Шихматовым). Приведены в порядок монастырские постройки. Был построен новый корпус с 15 кельями.

Немало забот было им положено на восстановление внутреннего порядка и отправления церковной службы. После посещения в 1845 г. обители Великим Князем Константином Николаевичем он получает большую известность не только на Афоне, но и в России. Начинается приток новой братии, средств и о. Паисий Второй смог продолжать расширение и восстановление скита.

Уже в 1846 г. был построен большой двухэтажный корпус, где были устроены пекарня, кухня, приемные покои для гостей и 18 келий.

В 1847 г. выстроен еще один корпус для канцелярии и 10 монашеских келий. Была выстроена каменная ограда, еще один двухэтажный корпус с колокольней вышиною в 23 метра. В течении семи лет все почти постройки скита были перестроены. Заложены две новые церкви во имя св. Николая Чудотворца и Архистратига Михаила. Выстроена была больничная палата и кельи для дряхлых монахов.

Одновременно проделана огромная работа по расчистке земли под огороды и виноградники, засадку садов и других деревьев. Скит превратился в цветущую обитель, не отстававшую от прочих старых афонских монастырей.

За свои заслуги о. Паисий был возведен 3-го августа 1868 г. в сан Архимандрита.

Долголетние труды и заботы подорвали здоровье о. Паисия. С начала 1871 г. он начал болеть и в воскресение 5 сентября преставился на вечный покой. Редко можно было встретить в одном человеке столько добродетелей, как в лице о. Паисия II, настоятеля Ильинского скита и, по сути, его основного строителя. Горячая вера, любовь к Богу, доверие и простота в отношении к людям, высокие хозяйственные качества сделали его одной из известнейших личностей на Афоне. А за его тридцатилетнее управление скит превратился в известнейшую обитель далеко за пределами Афона. Еще при жизни он был порадован многими знамениями и даром предвидения.

Дальнейшая история Скита

После кончины о. Паисия II Скит представлял из себя уже благоустроенную и благоукрашенную обитель. Новым настоятелем был избран вначале иеромонах Киево-Печерской Лавры Гервасий, позднее иеромонах о. Андрей и по кончине последнего иеромонах Ахтырского монастыря Харьковской губернии о. Товия. При этих настоятелях скит продолжал обустраиваться. Построен был новый корпус за пределами скита для новых иноков и рабочих, а также начались работы по перестройке главного собора, который обветшал в силу бывшего на Афоне землетрясения и нуждался в расширении, благодаря увеличению монастырской братии.

Однако главным строителем этого нового собора был уже Архимандрит Гавриил, сменивший ушедшего на покой в свой Ахтырский монастырь о. Товию. О. Гавриил был уроженцем Киевской губернии и происходил из бедной крестьянской семьи. Во время посещения Киева он почувствовал влечение к монашеству и поступает в число братии Феофановой пустыни около г. Киева.

Во время путешествия по святым местам о. Гавриил останавливается на Афоне. Наиболее понравился ему здесь малороссийский Ильинский скит, где он и остается до конца своей жизни. В 1887 г. братия скита избирает о. Гавриила настоятелем, а в 1891 г. он был возведен константинопольским патриархом в сан Архимандрита. Преодолев немало препятствий, о. Гавриил заканчивает постройку еще одного большого корпуса для братии. В 1899 г., предварительно собрав средства для того необходимые во время поездки в Россию, он начинает перестройку собора.

Архимандрит Гавриил, игумен Ильинского скита на Афоне

 Сооружение собора было делом не легким, т. к. надо было сначала расчистить место, положить новые прочные фундаменты, докопавшись до твердого грунта. Однако все трудности были преодолены и в 1900 году в июне состоялась торжественная закладка нового собора в присутствии многочисленного духовенства и гостей. Началось строительство нового, огромного по тем временам, храма. Для него требовалось не мало средств и стараний, если особо принять во внимание, что большинство работ делалось вручную. Доставлять камни и мрамор для строительства приходилось с помощью ручных тележек через глубокий овраг.

О. Гавриил однако не ограничивается постройкой собора. В г. Одессе им было выстроено огромное подворье Ильинского скита и трехпрестольный храм при нем. Отстроены также помещения со всеми удобствами для паломников, едущих из Одессы к святым местам - в Палестину и на Афон. В самом скиту отстроен еще один новый корпус для братии, сооружены две цистерны для запаса воды, выстроены новые стены на виноградниках и огородах. Созданы и расширены подворья скита в г. Таганроге и станице Новониколаевке в области Войска Донского.

К сожалению, все эти заботы подорвали слабое здоровье о. Гавриила, и в 1901 г. в октябре месяце Архимандрит Гавриил скончался во время пребывания в ст. Новониколаевской, и был похоронен в Храме Ильинского подворья в Одессе.

По смерти о. Гавриила настоятелем скита был избран о. Максим, состоявший до того иеромонахом скита и помогавший до этого предыдущему настоятелю в делах по управлению обителью. При о. Максиме, возведенном в сан Архимандрита скита весной 1902 г., число монашествующих увеличилось до 400 чел. Была выстроена больница и закончен постройкой новый собор, являющийся одним из значительных афонских храмов.

Сам собор имеет в длину 54 метра, в ширину - 48 м., а высота от пола до главного купола равняется 36 м. Весь собор сложен из дикого камня, очень прочного, снаружи чеканной работы, а своды выведены из бетона. Собор украшен семью главами, позолоченными, с шариками разных цветов. Над каждой главой возвышается медный крест. Все строение укреплено железными балками и сводами, чтобы предохранить его от возможных землетрясений и разрушения временем. Портик и колонки устроены из местного серого мрамора, а иконостас состоит из 4 ярусов.

В 1906 году в Ильинском скиту проживало уже около 500 монахов, по большей части из Украины, в связи с чем его по-прежнему называли «Ильинский малороссийский скит», хотя такое наименование и было условным. Официально скит считался русским, что отмечено во многих документах. Скиту принадлежали обширные сельскохозяйственные угодия и рыбная ловля на Дунае. Скитские подворья находились в Одессе, Таганроге и Константинополе.

Освящение соборного Храма состоялось в июне 1914 года перед началом Первой мировой войны.

Начавшаяся война, а особенно последовавшая за ней богоборческая революция в России в 1917 г., к сожалению, очень отразились на положении скита. Прекратился почти совершенно приток паломников. Средства с Родины не поступали. Большие и благоустроенные подворья в Таганроге, Одессе и Новониколаевке были конфискованы и разрушены.

Хотя юридически иноки скита были автоматически приняты в греческое подданство и получили охрану и опеку православного государства, этот послевоенный период можно отнести к одной из печальных страниц всей истории скита.

Дело в том, что греческие власти, опасаясь проникновения на Афон коммунистов, перекрыли всякий доступ иноков славянского происхождения на Афон. В результате этого скит почти 40 лет не получал ниоткуда пополнения, и братия от общего количества около 500 чел. в 1906 г. уменьшилась до 10 чел. в 1961 г.

Хотя скит лишился своих угодий на Родине, подворий и притока паломников, но его прекрасно разработанные огороды, виноградники, рощи и сады вполне были достаточны для содержания и прокормления многочисленной монашествующей братии. Однако таковой не было из-за отсутствия притока новых насельников, чему способствовал запрет греческих властей. Плачевное положение скита к 1992 году проявилось в том, что в нем оставалось всего 4 насельника во главе с архимандритом Серафимом (Бобич), родом из Закарпатья.

В мае 1992 г. Вселенский патриархат вместе с Афонскими духовными властями постановили заселить обитель греческими монахами из монастыря Пантократор.

***

О том, как это происходило, описано в отчете Священному Синоду Русской Православной Церкви, составленном иеромонахом Николаем - представителем в Киноте Святой Горы русского Пантелеимонова монастыря. Перепечатывается дословно с сайта “Хорос”:

Священному Синоду Русской Православном Церкви. Москва

Ваше Святейшество. Преосвященные архиереи. Христос Воскресе!

Довожу до вашего сведения, что 7 мая ст.ст. 1992 г. экзархия Вселенского патриархата, состоящая из митрополитов Илиупольского Афанасия и Халкидонского Мелитона, с помощью комиссии от Св. Кинота Св. Горы, состоящей из антипросопов монастырей Иверского, Пантократорского, Павловского, Ставроникитского и Ксенофонтского, при содействии заместителя губернатора господина Николая Панадимтриу и полиции, но без ведома остальных членов Св. Кинота, т.е. без суда и следствия, изгнали из скита и Афона четырех насельников русского Ильинского скита (двое из которых были записаны в монохологии монастыря и являлись греческими подданными), дав им час времени на сборы, а затем передали русский скит братству из Ватопедского монастыря во главе с протом - Иеромонахом Афанасием.

Вашего Святейшества нижайший послушник

Иеромонах Николай,

антипросоп Русского Пантелеимонова монастыря.

Прежде чем описать изгнание насельников русского Ильинского скита на Св. Горе и передачу этого скита греческому братству, два слова скажем о его насельниках и о причине их изгнания:

1. Архимандрит о. Серафим (Бобич) родился в Америке, куда его родители эмигрировали с Карпат. Священство принял от Американской Митрополии в монастыре св. Тихона, где долго подвизался, там же окончил семинарию и был преподавателем. В Ильинский скит прибыл в 1970 г.

2. Иеромонах Иоанникий - американец, воспитанник Св.-Троицкого монастыря в Джорданвилле. На Афон прибыл и поселился в Ильинском скиту в 1982 г.

Оба они были официально прописаны Пантократорским монастырем и являлись поэтому греческими гражданами. Были в скиту и другие насельники с американскими паспортами, но из бывшего Союза, жили там и с советскими паспортами, но не были прописаны.

О причинах изгнания насельников скита можно сказать следующее:

Когда в 1922 г. Вселенская патриархия приняла новый стиль, то многие православные соблазнились этим ее поступком, и Элладская Церковь - ибо и в Греции Церковь приняла новый стиль - разделилась на два лагеря: новостильную Церковь, официальную, которую признает и государство Греции, и старостильную, неофициальную Церковь.

О. Серафим со своим братством не признавали новостильную Вселенскую Церковь, и поэтому не поминали имя святейшего вселенского патриарха, что явно противоречит официальному афонскому уставу. Вторая причина непоминовения та, что Вселенская патриархия участвовала в экуменизме, чем и соблазнялись наши братья-зилоты, т.е. ревнители... Об официальном документе или письме от Московской патриархии, в котором бы говорилось, что она не признает Зарубежную Русскую Церковь и придает ее анафеме, как еретическую Церковь, я не знаю.

Надо отметить, что о. Серафима с братией предупреждали, что выгонят с Афона, если они не будут поминать вселенского патриарха.

А теперь, как представитель (антипросоп) Пантелеимоновского монастыря при Киноте Афона, а посему и свидетель всех событий, с Божией помощью, решаюсь описать ход самих событий. За месяц до этого поползли по Афону слухи, что вскоре, мол, придет экзархия от Вселенского патриарха и будет решаться вопрос Пантократорского монастыря о переходе его на общежительный устав, а также решится и вопрос Ильинского скита - принадлежащего сему монастырю - о передаче его греческому братству.

Так и случилось. Началось с телеграммы от вселенского патриарха Варфоломея в Кинот, в которой сообщалось о приезде на Афон такой экзархии 1 мая 1992 г.

Но 4 мая проту Афона - иеромонаху Афанасию ватопедскому поздно вечером (по его словам, в 9.45) позвонили из Фанара (патриархии) и сообщили, что завтра, т.е. 5 мая, прибывает экзархия, состоящая из двух митрополитов: Афанасия Илиупольского и Мелитона Халкидонского.

Собравшимся антипросопам всех монастырей, на заседании, ибо был понедельник, протом было сказано, что экзархия внезапно прибывает, и в 4 часа дня будет уже в Уранополисе (село, которое граничит с Афоном).

Антипросоп Иверского монастыря, а он старейший между антипросопами, между прочим заметил, что на основании телефонного звонка старые антипросопы не приняли бы этих экзархов, и привел в пример факт, как некогда также, без предварительного письма изволили экзархи Вселенского патриарха прибыть на Афон, но их в Киноте не приняли до тех пор, пока не пришло письмо от вселенского патриарха. С ним многие согласились, а некоторые промолчали, пошушукались, пороптали и … начали готовиться к приему экзархов.

Экзархи прибыли где-то около 7 часов вечера. Их на высшем уровне встретили, угостили, а о письме от патриарха никто даже не дерзнул заикнуться. Затем был ужин, где велись разговоры о Русской Церкви, о трудностях ее и об униатах, которые нагло лезут в Русскую Церковь, а на утро был назначен собор под председательством экзархии вместе с Кинотом.

Прежде чем начать собор в Киноте, экзархи переговорили наедине с о. Калинником (антипросоп Иверского монастыря) и другими некоторыми антипросопами, вызывая их по одному из зала заседаний, так что уже даже начался ропот среди антипросопов в зале: что это, мол, за тайные беседы, и как они, экзархи, смеют так вести себя с Кинотом.

Но вот началось заседание, были прочитаны молитвы. А вместо патриаршего письма была прочитана телеграмма, что, мол, направляются экзархи на Афон решать афонские проблемы, а какие это проблемы - не указано.

После прочтения телеграммы экзарх, председатель собора митрополит Афанасий, начал объяснять причину своей срочной поездки на Афон, мотивируя это тем, что у них мало времени и много дел, и они, экзархи, вынуждены были приехать на неделю раньше. Вопросы для повестки дня они объявили следующие:

1. Пантократорский монастырь должен избрать себе из афонских монастырей братство в количестве 10-12 человек вместе с игуменом.

2. Пантократорский монастырь перевести из своекоштного в общежительный монастырь.

3. Братство во главе с архимандритом Дионисием (бывшим святогорцем), проживавших в Пантократорском монастыре, куда они поселились совсем недавно, удалить из этого монастыря, т.к. они нежелательны и патриархии Вселенской и Киноту.

Были выдвинуты и другие две темы, которые не связаны с событиями, поэтому опускаю их.

На основании вышеизложенных вопросов, после небольшого обсуждения их, определили комиссию от Кинота, которая должна была вместе с экзархией поехать в монастырь Пантократорский и на месте решить эти проблемы. В комиссию Кинота вошли антипросопы (которых предложил сам митрополит Мелитон, а Кинот не возражал) следующих монастырей: Иверский - проигумен Калинник, Пантократорский - прот Серафим, Павловский - монах Иосаф, Ставроникитский - монах Феодосий, Ксенофонтский - монах Силуан и старший секретарь - иеромонах Дамаскин. Вскоре они отбыли в Пантократорский монастырь, а мы, остальные антипросопы, ушли в представительский дом монастыря в надежде, что вечером, возможно, будет снова заседание, если в Пантократоре быстро закончат решение вопросов. Но вечером во вторник мая собора не было, т.к. экзархи и комиссия от Кинота задержались в монастыре допоздна, а поэтому условились, что на завтра, на среду, т.е. на Преполовение Пятидесятницы, будет снова собор вместе с экзархией.

В среду председатель собора довел до сведения всех членов собора о своих действиях в Пантократорском монастыре и о том, что там избран игумен из Ксенофонтского монастыря - архимандрит Виссарион, монастырь Пантократорский переводится на общежительный устав, а братство, проживавшее там во главе с архимандритом Дионисием, в течение 24-х часов должно покинуть монастырь. Выслушав это и пожелав духовного преуспеяния новому игумену и братству его, экзархия с комиссией от Кинота должны будут ехать снова в Пантократорский монастырь, чтобы формально все уладить, передать монастырь и духовно утвердить новое и старое братства, и ни слова не было сказано экзархами об Ильинском ските и его насельниках. Экзархи и Кинотская комиссия отбыли в Пантократорский монастырь, а мы, все остальные антипросопы, снова разошлись.

В 4 часа дня мне позвонили из Карей знакомые и сообщили, что экзархия и комиссия Кинота находятся в Ильинском ските, туда же прежде отбыл секретарь губернатора Афона и много полиции. Сообщили также, что митрополит Мелитон срочно прибыл на Карею и вел беседу в здании Кинота с иеромонахом Паисием (коллиот из Карей) и предлагал ему стать игуменом Ильинского скита, сегодня же иеромонах Паисий не смог на это сразу же решиться и просил отсрочки, чтобы все взвесить и обдумать.

После этого разговора я тут же позвонил в свой монастырь игумену, но его не нашли, и я пошел на великую вечерню в Протатский храм, т.к. на завтра был праздник - память евангелиста Иоанна Богослова. Отслужив вечерню, я стал звонить в свой монастырь, а в это время ко мне кто-то сильно постучал в дверь. Выйдя открывать, увидел знакомого греческого иеромонаха, который и сообщил мне, что четырех насельников Ильинского скита во главе с игуменом Серафимом на двух полицейских машинах видели на Карейской площади, их везут на главную пристань Дафни, а оттуда за пределы Афона.

Наконец, я дозвонился до игумена Иеремии и сообщил ему обо всем этом, просил его как игумена принять меры. Из монастыря дозвонились до Афонского подворья в Москве и сообщили представителям монастыря в Москве об этом событии. После этого я позвонил некоторым антипросопам и спросил их, знают ли они что-нибудь об изгнании отцов из скита. Мне все заявили, что они ничего не знают и впервые все от меня слышат и скорбят обо всем этом.

В 8.15 мне позвонил игумен Ильинского скита о. Серафим и рассказал, как их изгнали и что они уже в Уранополисе, а затем позвонил и другой брат из скита - монах о. Николай, который был в это время в другом селе Неа Рода. Между прочим, они сообщили, что еще днем к ним в скит приехал секретарь от губернатора - Омерос и сказал, что экзархия теперь находится в Пантократорском монастыре и, возможно, навестит и их скит, но заверил их, что им нечего бояться.

Спустя 2 часа приехало в скит много полицейских на машинах, за ними экзархия, комиссия Кинота и новый игумен пантократорский Виссарион с братией. После встречи и беседы о. Серафим остался при своих убеждениях и наотрез отказался поминать за службами имя вселенского патриарха, как это повелевает афонский устав, а вдобавок ко всему, о. Серафим, видя полицию и их злые намерения, обозвал экзархию ругательными словами: Иуды, антихристы, коммунисты. Насельникам скита (а их было 4 человека) дали один час на сборы, так что о. Серафим забыл второпях взять с собою документы и деньги, посадили их в машины и вывезли вне Афона. После разговора с ними узнал, что в Ильинском скиту уже новое братство из Ватопедского монастыря во главе с нынешним протом - иеромонахом Афанасием.

На утро, 8 мая, в день памяти свв. апостолов любви и мира, снова у нас заседание с экзархией. Митрополит Мелитон, прежде чем председатель собора - митрополит Афанасий начал говорить о своих вчерашних деяниях, вежливо извинился перед Кинотом за то, что они, дескать, забыли второпях при первом же заседании прочитать письмо от вселенского патриарха Варфоломея и поэтому просил Кинотского секретаря прочитать сие письмо, как оказалось, были пункты и об Ильинском ските (письма этого пока не имею, а когда выйдет «практикой» - решение собора - то помещу и это письмо).

Затем начал говорить владыка Афанасий. Рассказал Киноту, сколько им с Божией помощью и при содействии Кинотской комиссии, игумена Виссариона с братией, губернаторского секретаря Омероса и множества полицейских удалось совершить великих дел, и ни словом не обмолвился о том, что изгнали из Афона насельников скита. После его рассказа воцарилась в зале заседаний мертвая тишина.

Тогда попросил слово я, антипросоп русского Пантелеимоновского монастыря, и сказал им, что вчера в 8.15. вечера мне звонил о. игумен Серафим из Уранополиса и сообщил, что их изгнали из Афона, дали на сборы один час времени. На каком основании вы, - спросил я, - без ведома Кинота, без суда и следствия изгнали их с Афона?

После этого вопроса начались у меня с экзархами прения. Они спросили меня, признает ли Московская патриархия Зарубежную Русскую Церковь, и я ответил, что мы спрашивали об этом митрополита Филарета Киевского, посетившего Афон в 1978 г., который ответствовал, что догматического расхождения с ними у нас нет, и поэтому, если кто из Зарубежной Церкви пожелает у нас в монастыре причащаться, то ему не надо возбранять. После этого мне сказали, что я защищаю раскольников. Я же ответствовал, что их действия не одобряю, но нельзя же изгонять людей без суда и следствия. Затем я напомнил собору, что Ильинский скит - это русский скит, там жил и подвизался преп. Паисий Величковский, построен он на русские деньги, русским потом и русскими людьми. И в истории скит пророка Илии останется русским скитом, и привел в пример факт, что Ватопедский монастырь прибрал к рукам богатейший русский скит - св. апостола Андрея, но прошло уже много лет с того дня, а все его называют русским скитом, а не Ватопедским. Тогда владыка Мелитон заметил мне, что «филатисмос» был осужден в 1898 г. на Всемирном конгрессе православных, и нет у православных, а, тем более, на Афоне, ни иудея, ни еллина, но все едины во Христе.

Антипросоп Пантократорского монастыря проигумен Серафим заметил мне, что Ильинский скит находится на территории их монастыря и принадлежит им, а поэтому просил меня, чтобы я не вмешивался в их внутренние дела, сказал также, что они изгнали из скита не русских насельников, но американцев, а игумен скита о. Архимандрит Серафим для их монастыря не монах, а американский гангстер.

Некоторые антипросопы: григорианский, ксиропотамский, филофеевский и симоно-петрский очень деликатно и дипломатично старались заметить экзархам, что они неправы, изгоняя без ведома Кинота насельников скита, на что получили резкие ответы от экзархов и вчинились в группу противодействующих. Затем экзархи объяснили причину намеренного сокрытия патриаршего письма от Кинота, а также и коварные свои действия по изгнанию монахов. Они это мотивировали тем, что, якобы, боялись большого шума, т.к. о. Серафим с братством своим (4 насельника) могли бы закрыть ворота скита и тогда пришлось бы штурмовать скит силою. А поэтому они, экзархи, поступили так скрытно и умно, а последствий они никаких не боятся, ни прессы, ни угроз, боятся они лишь одного Бога. Выслушав все это, Кинот решил узаконить их беззаконные действия, а потому решили пойти антипросопы на явную ложь, угодничая перед экзархией. В решении заседания написали, что патриаршее письмо было прочитано в Киноте и знал о нем и о намерении патриарха и Священного синода, и все свершилось поэтому по воле Бога, предстательством Богоматери и св. пророка Илии и решением (единогласным) Кинота. На это я возразил, что такую ложь я подписывать не буду. Мне намекнули, что если я не подпишу, то будут большие неприятности для монастыря. Подумав хорошенько, я попросил экзархов, чтобы мне разрешили позвонить отцу игумену в монастырь и спросить мнение его о братии, т.к. антипросоп выражает всегда не свое личное мнение, но своей обители. Позвонив отцу игумену, я объяснил ситуацию. Игумен посоветовался с духовником - иеромонахом Макарием, и они дали мне две заповеди: «Если сможешь, то не подписывай такое решение собора, а если нет, то воздержись по всей теме Ильинского скита».

Придя снова на собор, я объявил там мнение обители. Мне сказали экзархи, что я обязан подписать практикой, т.е. решение собора, и без всякого воздержания, и опять начались у нас прения, что, мол, скит стоит не на русской земле, а на греческой, и является собственностью Пантократорского монастыря, и, вроде бы, никакого русского Ильинского скита нет и не было. Тогда я спросил владыку Мелитона, имеют ли они греческую землю в Иерусалиме (Израиль), а если нет - то почему же они кричали на весь мир, когда евреи в прошлом году заняли часть здания Иерусалимской патриархии, а здесь целый скит переходит греческому братству. Я просил, чтобы в практиконе собора ясно стояло воздержание нашего монастыря по теме скита, что и записано. Остальные антипросопы, ничтоже сумняся за совесть, подписали практикой. Практикой же был составлен так, что в нем была сплошная благодарность от начала и до конца его экзархам, комиссии от Кинота, заместителю (если не ошибаюсь) губернатора г-ну Николаю Пападимитрию, ибо все совершалось в его присутствии, и он, как адвокат, давал нужные советы как экзархам, так и Киноту, он проводил экзархов даже до Салоник, - за очень четкие, обдуманные, внезапные действия, ибо о. Серафим был ими застигнут врасплох, и еще благодарили всех их за то, что они избавили Святую Гору от раскольников.

Во время прения я также [заметил], что на Афоне почти половина насельников [греков] не поминает имя патриарха, т.к. являются [зилотами]. Проживают на Афоне и ексагониты («шестиугольники»), которые даже не признают Воскресение Христово, тогда почему же не изгнали всех их из Афона? Ответ экзархов был прост, что, мол, сразу всех не изгонишь, так как их много, а постепенно дойдет очередь и до них. Вот кратко о заседаниях и решении Кинота и экзархов, но совсем по-другому восприняли это простые насельники Афона.

Уже в четверг 8 мая на соборе старший секретарь жаловался Киноту, что ему нельзя спокойно пройти по Карее, т.к. все его ругают, обзывая разбойником, предателем и другими хульными словами, и готовы на него плевать за действия по захвату Ильинского скита, ибо он, иеромонах Дамаскин, был во главе всех решений, был главным советником экзархов, так что и по ночам приходил к архиереям в их покои и там до зари совещались, что и как делать.

Другой иеромонах, грек, сказал мне, что наши экзархи сделали то же на Афоне, что и униаты на Украине - ни больше ни меньше. Другой монах по телефону в пятницу 9 мая сказал мне, что он узнал о разбое в ските только сегодня и очень скорбит об этом, ибо такого не было на Афоне и при крестоносцах. Этот монах вот уже 60 лет на Афоне подвизается.

Вот мнение простых насельников Афона. Когда у нас шло заседание (8 мая) в Киноте и решалась судьба скита, то стало известно, что новый игумен Виссарион с братией и с проигуменом Евфимием (старый насельник Пантократорского монастыря, который давно уже желает прибрать к рукам скит русский) уже приехали в скит и стали вывозить оттуда вещи в свой монастырь. Ходят по Афону слухи, что привезли даже автогенную установку и вскрыли большой сейф, где нашли 18 митр, много вывезли и облачений золотошвейных. Не знаю, насколько это правда, но слухи ходят, т.к. сами же полицейские, «охранники» скита свидетельствуют якобы об этом.

Узнав о разбое в Ските, иеромонах Афанасий сразу же отказался быть насельником скита, и скит в течение нескольких дней был пуст, там пребывала только полиция, которая, якобы, охраняла его. Полицией был перекрыт для посторонних вход как в скит, так и в монастырь на многие дни. Спустя несколько дней в Ильинском скиту поселились насельники Ксенофонтского скита во главе с архимандритом Иоакимом, которые недавно живут на Афоне, приехав сюда из г. Кавала.

Встает вопрос: неужели экзархия сотворила изгнание насельников скита, а затем и передачу сего скита на поругание, лишь по ревности Божией, подобной ревности св. пророка Илии и ради славы Божией? Но если они так ревновали по Богу, то должны были бы в первую очередь изгнать из Афона ексагонитов, затем тех зилотов, которые не признают свят. Нектария, эгинского чудотворца, святым, клевещут на него письменно, издавая книги и называя его еретиком и прочими хульными и хамскими словами. Выходит, на святого можно клеветать и жить на Афоне, а экзархам Матери Церкви сказать нельзя и грубого слова - сразу же изгнание за пределы Афона. Могут жить спокойно и ексагониты на Афоне, но только не представители Русской Зарубежной Церкви. Я лично спрашивал о. Серафима, обзывал ли он экзархов «Иудой», «антихристом» и прочее, и он мне ответил, что обзывал, т.к. они творили явное беззаконие, ибо ворвались как униаты в скит со множеством полицейских, которые и окружили всех их без суда и следствия.

Справедливости ради надо заметить и то, что часто к нам на Афон приезжали архиереи и священнослужители Русской Зарубежной Церкви с письменным разрешением от Вселенского патриарха и служили у нас на Афоне. Как свидетельствует типикарь Протатского храма, несколько лет тому назад епистасия встречала церковным чином, т.е. с мантией и св. Евангелием, с песнопениями и молитвами, Епископа Марка Берлинского. А затем тот же владыка Марк официально служил на Афоне как в скиту, так и в монастыре Хиландарском. К празднику памяти св. пророка Илии всегда в скит приезжало много священнослужителей Русской Зарубежной Церкви с письменным разрешением служить от Вселенского патриарха. В чем же тут дело? А дело в том, так многие святогорцы считают, что все сие сотворили экзархи лишь потому, что бывший филофеевский игумен - архимандрит Ефрем, который, находясь в Америке с духовной миссией, встречал от Вселенского патриарха на своем пастырском духовном поприще много препятствий и потому перешел в юрисдикцию Русской Зарубежной Церкви, чем очень огорчил Церковь Вселенскую и уронил ее честь. Но вот представился хороший случай отомстить Русской Зарубежной Церкви, и как раскольников их изгнать, продемонстрировать тем самым на весь мир свою силу, мощь и власть.

Некоторые насельники Афона не исключают и тот факт, что оба русских скита апостола Андрея на Карее и Ильинский скит имеют в Константинополе огромные 6-этажные подворья, с церквами на последних этажах, которыми со временем и думает воспользоваться Вселенская патриархия.

Как известно, Андреевский скит - этот богатейший скит на Афоне, - перешел в руки Ватопедского монастыря в 1972 г. и был немилостиво разграблен, а вот сейчас, по случаю приезда в Грецию патриарха Алексия II не смог просить у Ватопедского монастыря снова вернуть его русским монахам. В Салониках, в местечке Панорама, уже готово и братство для вселения в Андреевский скит. Неужели все-таки здания как самих скитов, так и их духовные сокровища и богатства, а также и огромные подворья сих скитов в Константинополе навели на экзархов Вселенской патриархии такой великий грех и соблазн?

Как антипросоп и свидетель всех почти событий, должен заметить, что меня заседание Кинота по поводу Ильинского скита огорчило. Страх антипросопов был очень велик, так что, со мною многие из антипросопов боялись в присутствии экзархов даже по-христиански поздороваться и сказать «Христос Воскресе!» Боязнь царила и в зале заседаний и смогли ее перебороть лишь немногие, сказав, как уже мною говорилось, экзархам о их несправедливых действиях по поводу изгнания, и никто из них даже не намекнул экзархам о том, что все-таки Ильинский скит - это русский скит и должны бы в нем жить русские монахи, как о сем и предание говорит, и история Афона. Но об этом, повторяю, не было даже и намека. Совсем по-другому заговорили со мною антипросопы, когда вечером, 8 мая, экзархи, довольные своими успехами на Афоне, при сопровождении заместителя губернатора, его секретаря и полиции, покинули Афон.

Лишь только отъехала экзархия, тут же подозвал меня один из антипросопов (даже и без страха) и поздравил, мол, молодец, что не смолчал на соборе - и прочие лестные глаголы. Другие некоторые из антипросопов затем извинились передо мною и заявили, что они совершенно согласны со мною, но страха ради иудейского не нашли смелости сказать это экзархам на соборе. Следующий антипросоп сказал, что его сердце и душа скорбят вместе со мною, и что Господь послал испытание, но Он и поможет его перенести.

Спаси Господи всех тайных и явных моих доброжелателей! Еще раз хочу подчеркнуть, что действия о. Серафима - игумена Ильинского скита - я не одобряю, и не согласен с ним, на нем лежит большая вина по закрытию скита. Никак не могу согласиться и с бесчеловечным и позорным для экзархии изгнанием 4-х насельников скита, без ведома Кинота, им, как великим злодеям и преступникам или убийцам, дали час времени на сборы. Если даже и изгнали, то почему не осталась Кинотская комиссия в скиту и не сделала всей описи скита в присутствии экзархии, а отдали скит на поругание и разграбление?

В то время, когда по всему Афону совершалось бдение в честь евангелиста Иоанна Богослова - апостола мира, любви и сострадания - и который своими святыми посланиями всех призывал как во время бдения, так и литургии к миру и любви к ближним, в Ильинском ските шло другое бдение - бдение Великой пятницы, где распинали и Христа, и скит, и св. пророка. Он, святой апостол, был свидетелем при распятии скита и истинно свидетельствует, что поступили с насельниками его власть имущие очень жестоко и бесчеловечно.

Вот уже более 70-ти лет вся Русская Церковь на кресте, распятая коммунистами, безбожниками и всеми темными силами ада, которые не щадили никого и ничего, так что от многих сотен монастырей и тысяч храмов на Руси не осталось и следов, миллионы русского народа и духовенство жестоко истреблены и замучены слугами ада. На св. горе Афонской в мирное время и под покровительством православного греческого государства, и под омофором Вселенского патриарха, почему-то все русские скиты, келии и калибы также висят на кресте, все разграблены и развалены. Вместо того, чтобы помочь Русской Церкви омыть ее язвы и раны кровоточащие, возлить на них вино и елей, на них льют уксус, сыпят соль и глубже пригвождают к кресту!

За что же ее напояют уксусом в жажде? Может за то, что Русская Церковь всегда помогала Афону, и Греции, и Вселенской патриархии, о чем свидетельствует история? А может быть за то, что на Афоне все служат с русскими золотыми и серебряными сосудами, которые богатая Россия всем дарила, а на праздниках службы свои украшают русскими золотошвейными облачениями и дорогими пеленами, и утварью церковною? Может, за то, что русский народ всегда помогал Греции в борьбе с турками, и за свободу Балкан и Греции сложили свои головы сотни тысяч русских православных солдат? За что Русскую Церковь напояют и паки уксусом, за что же разделяют ее ризы и бросают о них жребий: «кто что возьмет?!»

Пусть на это ответит совесть каждого, а я, как представитель Русской Церкви и как верный сын ее, ибо в ней выросли мои родные мать и отец, мои деды и прадеды, в ней я родился, крестился в ней, по милости Божией, стал и священником и монахом с ее благословения и прибыл как раз 8 мая (день разбоя в Ильинском ските) на Афон в 1978 г., прошу Господа и св. пророка Илию, и апостола Иоанна Богослова, чтобы они простили бы всех зло сотворивших, и не вменили распинателям скита греха сего.

Сотворивши все сие бывшее на Афоне, экзархия не приобрела симпатии афонцев, напротив, многие стали задумываться, ибо сказано ведь в святом Евангелии - «по делам их познаете их».

Прошу простить меня, если опечалил своим посланием и прошу святых молитв.

Иеромонах Николай, май 1992 года, Афон.



Новые подробности о закрытии русского Ильинского скита

Два иеромонаха свидетельствуют, что еще Великим постом (1992 года) в Константинополе, в Фанаре, были вызваны в синод из Пантократорского монастыря проигумен Евфимий и антипросоп монастыря проигумен Серафим, которых перед отъездом в патриархию я также случайно видел на Карейской площади.

По приезде своем о. Серафим показывал решение синода по поводу их монастыря. Среди прочих пунктов стояли два пункта по поводу скита, а именно:

а) изгнать русских насельников из него;
б) заселить туда греческое братство.

Этот практикой Евфимий и Серафим подписали, а поэтому их оставили в монастыре, а ходили слухи, что их хотели выгнать. Я узнал также, что когда был на Афоне министр иностранных дел Греции г-н Антониос Самарас, то он просил нынешнего прота Св. Горы Иеромонаха Афанасия, чтобы они, ватопедские отцы, как можно скорее заселили Андреевский скит.

На заседании меня спрашивал митрополит Мелитон о том, получал ли наш монастырь письмо от Московской патриархии о непризнании Русской Зарубежной Церкви и о повелении нам не признавать ее. На это я ответил, что такого письма мы не получили.

Заметить должен и то, что об истории вторжения в скит греков ни одна газета не написала, т.к. есть приказ, считают святогорцы, правительства Греции это событие не освещать.

Евфимий ликующе заявил, что он этого дня дожидался давно. Некоторые, защищая экзархов, смеют говорить, что они это сделали по просьбе и благословению патриарха Московского. Узнал также, что митрополит Мелитон предлагал занять скит не только иеромонаху Паисию, но и многим другим на Афоне, а также и из мира просил братство из монастыря Игуменисса, но они все отказались, не желая участвовать в разбое.

Узнал от святогорцев, что еще вечером 7 мая при митрополитах была вскрыта большая ризница и было изъято 40 русских золотошвейных священнических облачений, а также 5 диаконских стихарей. Митрополит Мелитон отобрал 5 облачений, сказав, что он их забирает себе.

Из компетентных источников стало известно, что на Афоне продолжается антиславянская, антирусская кампания. Так, во время праздника Преображения Господня 6/19 августа 1992 г. в монастыре Пантократор было проведено тайное совещание, в котором приняли участие: митрополит Мелитон (Константинопольский патриархат), архимандрит Василий (игумен Иверского монастыря), архимандрит Алексий (игумен Ксенофонтского монастыря), архимандрит Виссарион (игумен Пантократорского монастыря).

В результате этого совещания намечена следующая программа:

1. Ко времени визита Вселенского патриарха Варфоломея (октябрь 1992 г.) разработать программу заселения болгарского монастыря Зограф греческим братством и поставления игуменом грека.

2. Аналогичная программа по сербскому монастырю Хиландар.

3. Завершающий удар - по русскому монастырю св. Пантелеймона.

Необходимо отметить, что эта программа - осуществление масонской римо-католической программы «Иоанна Векка» (отступивший от Православия патриарх-униат, живший в ХIII веке в Византии - ред.), которая несколько лет тому назад была раскрыта и опубликована.

Иеромонах Николай

 
{jcomments on}

Read more

Архиепископ Аверкий: Почему нельзя женщинам носить мужскую одежду

Вопросы и ответы.
В изъяснение церковного благочестия и душепопечения

Архиепископ Аверкий (Таушев)


ВОПРОС: Почему нельзя женщинам носить мужскую одежду? Достаточно ли для этого запрещения авторитета пророка Моисея, сказавшего: «На женщине не должно быть мужской одежды, ибо мерзок пред Господом Богом твоим всякий делающий сие» (Втор. 22, 5-6)? Не следует ли считать такое запрещение устаревшим?

ОТВЕТ: Такое запрещение имеет нравственное значение, а потому оно никогда не может потерять своей силы. Исходит оно не от Моисея, а от Самого Господа Бога, дававшего чрез Моисея Своему избранному народу Свои Божественные законы. Только то из Ветхозаветного Закона Божия потеряло своё значение в христианстве, что касалось чисто-обрядовой стороны и что было отменено на Апостольском Соборе в Иерусалиме в 51 году; весь же нравственный ветхозаветный закон продолжает сохранять свою силу и значение и в христианстве.

Принимать на себя, по легкомыслию, образ мужчины запрещено женщине и в Новом Завете. Так св. Апостол Павел в своём первом послании к Коринфянам указывает на неприличие для скромной и целомудренной женщины-христианки молиться с непокрытой головой и стричь свои волосы (11, 4-15). Каждому полу свойственно своё — у каждого пола свои внешние отличия, свой внешний облик и своя одежда. В христианстве подчёркивается, что лучшим украшением женщины является её женственность, чистота и целомудрие. Св. Апостол Павел прямо говорит, что женщины должны ходить «в приличном одеянии, со стыдливостью и целомудрием» (1 Тим. 2, 9-10), а св. Апостол Петр, обращаясь к женщинам, говорит: «Да будет украшением вашим... сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом» (1 Петр. 3, 3-4).

Согласно ли со всеми этими наставлениями стремление многих современных женщин принимать внешний облик мужчины, извращая таким образом естественные черты своего пола и подражая мужчине в манерах и поведении, как это обычно делают современные женщины, любящие одеваться в мужскую одежду?

Сверх всех этих соображений, мы имеем и в Новом Завете прямое и категорическое запрещение женщинам надевать мужскую одежду. 62-ое правило Шестого Вселенского Собора гласит:
«... Определяем: никакому мужу не одеватися в женскую одежду, ни жене в одежду мужу свойственную... тех, которые отныне, зная сие, дерзнут делати что-либо из вышесказанного, аще суть клирики, повелеваем извергати из священного чина, аще же мiряне, отлучати от общения церковного».

Нужно быть совсем лишённым естественного нравственного чувства, чтобы не понимать и не ощущать, какое отвратительное, нравственно-отталкивающее зрелище представляет собою женщина, по-мужски остриженная, в мужской костюм наряженная, пускающая дым из папиросы, и грубостью и развязностью своих манер стремящаяся подражать современному светскому мужчине. Неужели кому-нибудь может быть не ясно, что такое действительно «мерзкое» не только в очах Божиих, но и в очах человеческих, явление есть болезненное порождение нашего нравственно-нездорового века, результат попрания здорового нравственного чувства и отвержения всех естественных законов, Самим Богом в природу человека заложенных?

Извлечение из журнала «Православная Русь»

Типография преп. Иова Почаевского,
1958 год.

{jcomments on}

Read more

Воспоминания архимандрита Нектария (Чернобыля) и свидетельства его кончины

Из воспоминаний архимандрита Нектария (Чернобыля)


1. Значение Архиепископа Виталия (Максименко) для русского монашества 

"...Владыка Виталий (1873-1960 гг.) был одним из самых выдающихся иерархов Русской Зарубежной Церкви. До революции его деятельность протекала в Почаевской лавре на Волыни. Архимандрит Виталий создал на Волыни отделение Союза Русскаго Народа, который стоял на защите Православия и самодержавия.

В то время лаврская типография, первоначально устроенная преподобным Иовом Почаевским еще в ХVII веке, уже совершенно обветшала. Архимандрит Виталий оборудовал ее новыми печатными станками, собрал вокруг себя братчиков-книгопечатников, и в короткий срок почаевская типография стала одним из центров духовнаго просвещения всего русскаго народа. Особенно же много сделано было этим братством для борьбы с унией.

В 1919 г. архимандрит Виталий был схвачен поляками и приговорен к расстрелу. Он был избавлен от казни и освобожден благодаря ходатайству сербскаго патриарха Варнавы.

Поселившись в Чехословакии в селе Ладомирово, архимандрит Виталий собрал вокруг себя иноков и возстановил Иово-Почаевское книгопечатное братство. Братство выпускало журнал "Православная Карпатская Русь", позднее переименованный в "Православную Русь", печатало церковные календари, богослужебныя и духовныя книги, которыми снабжали храмы и приходы всего русского зарубежья.

В 1934 году архимандрит Виталий был рукоположен во епископа и направлен в Нью-Йорк для окормления русских эмигрантов в Америке. Вместо себя настоятелем братства он оставил архимандрита Серафима (Иванова). Примерно в это же самое время архимандрит Русской Зарубежной Церкви о. Пантелеимон (Нижник) купил в штате Нью-Йорк (США) большой участок земли около поселка Джорданвилль. На участке был жилой дом, пахотная земля и кормовой луг.

Кругом участка были леса, и на несколько километров не было никаких заводов, только попадались одиночныя фермы. Ближайший большой город Ютика находился в 20 милях от Джорданвилля, а ближайший малый город Ричфилд Спрингс в семи милях. Несмотря на то, что рядом проходили две автомобильныя дороги, место это оставалось довольно уединенным и было удобным для устройства монастыря.

Надо добавить, что довольно суровый климат местности: летом чрезмерная влажность и проливные дожди, а зимой жестокие морозы до минус тридцати градусов по Цельсию и снежные заносы, - способствовали тому, что это место мало заселялось. В прошлом там проходила узкоколейка, но позднее ее закрыли. По всем этим причинам участок был продан довольно дешево. Деньги для покупки участка о. Пантелеимон (Нижник) и его помощник монах Иаков (Машарук) добыли, работая на вертолетном заводе Сикорскаго, в шт. Коннектикут.

Долгое время о. Пантелеимон и о. Иаков обитали в Джорданвилле только вдвоем, позднее присоединился и о. Иосиф. Однако, работая усердно, сумели устроить там ферму, построили часовню и заложили фундамент Свято-Троицкаго храма.
Вскоре после окончания войны владыка Виталий (Максименко) выписал из Швейцарии наше Иово-Почаевское братство, и 15 декабря 1946 года 13 монахов прибыли в Джорданвилль. Владыка Виталий вновь стал настоятелем нашего братства, а владыке Серафиму (Иванову) было поручено редактировать журнал "Православная Русь".
 
 
Мы привезли с собой в Джорданвилль икону нашего покровителя, преп. Иова Почаевскаго, с частицей его мощей. Эта икона была получена из типографии Почаевской лавры, и стояла в типографии в Ладомирово. Ныне эта икона находится в типографии Свято-Троицкаго монастыря. Владыка Виталий был не только настоятелем нашего братства, но и настоятелем Свято-Троицкаго монастыря. Можно сказать, что почти все, что мы имеем сейчас в Джорданвилле, мы обязаны этим владыке Виталию (Максименко). Он основал духовную семинарию, и был ея первым ректором. Он руководил строительством Троицкаго храма. Он организовал в Джорданвилле типографию. Он укрепил монастырь, выписав иноков из русской обители преп. Иова близ Мюнхена и других мест, благодаря чему за короткий срок число насельников монастыря возросло до 50 человек. Здесь следует сказать, что владыка Виталий был человеком характера твердаго и решительнаго. Разсказывают, что в Ладомировой в обители появился некий брат, который вел себя дерзко и раздражал прочих иноков. Однажды Владыка Виталий застал его во время подобнаго безчинства. Не говоря ни слова, Владыка крепко взял его за руку, вывел на крыльцо и молча указал ему дорогу.

Владыка Виталий твердо стоял на путях Православия. После войны в Америке от Русской Зарубежной Церкви откололась, так называемая, Леонтьевская церковь (по имени ея главы, митрополита Леонтия), которая вступила в молитвенное общение с Московской Патриархией. Некоторые настаивали, чтобы и владыка Виталий присоединился к ним. Но он категорически отверг эти предложения, и благодаря его твердой позиции Русская Зарубежная Церковь сумела сохранить за собой часть своих американских приходов. Владыка Виталий скончался 8/21 марта 1960 г. и был погребен в храме-памятнике св. Равноапостольнаго князя Владимира в Касвиле (т. н. Джексоне), шт. Нью-Джерси.
 
2. В Джорданвилле 

Когда мы, тринадцать иноков Иово-Почаевскаго братства, прибыли в Джорданвилль, строительство Свято-Троицкаго храма было начато. Мы застали законченным только фундамент храма. О. Пантелеимон с несколькими братиями и трудниками работали на постройке и буквально выбивались из сил. Но мы со свежими силами, с весны 1947 г., с помощью наемных рабочих, дружно взялись за работу и быстро построили нижний храм, а затем и верхний храм (последний был освящен митрополитом Анастасием в ноябре 1950 г.).

Спустя почти 10 лет мы также построили (правда, тоже с помощью наемных рабочих) братский корпус и семинарское здание. Мы же своими руками устроили и типографию.

Владыка Виталий часто приезжал в Джорданвилль из Нью-Йорка, совершал церковныя службы, давал указания и наставлял иноков. И так наше братство под руководством владыки Виталия преуспевало во всем: в строительстве храма, в печатании книг и в делах духовных.

Все 13 новоприбывших иноков были тогда люди молодые и энергичные. Среди этих тринадцати были:

1. Епископ Серафим (Иванов), будущий архиепископ Чикагский и Детройтский (почил в 1987 г.).

2. Игумен Филимон (Никитин), духовник братства во Владимировой, а также монастыря в Джорданвилле, кроме того он был также брошюровщик типографии. Бывший валаамский инок. Ныне покойный.

3. Иеромонах Киприан (Пыжов), ныне архимандрит, талантливый иконописец, помимо многих других, написавший две замечательныя иконы: Новомучеников и Исповедников Российских и Всех Русских Святых. Он же расписал Свято-Троицкий храм в Джорданвилле, Кафедральный собор "Всех Скорбящих Радости" в Сан-Франциско, где находятся мощи свят. Иоанна, архиепископа Шанхайскаго и Сан-Францисскаго, и другие храмы Русскаго Зарубежья.

4. Игумен Никон (Рклицкий), будущий архиепископ Вашингтонский, автор многотомнаго жизнеописания Митрополита Антония (Храповицкаго). Ныне покойный.

5. Иеромонах Антоний (Медведев), ныне Архиепископ Западно-Американский и Сан-Францисский (почил в 2000 г. - ред.).

6. Игумен Антоний (Ямщиков), позднее архимандрит, духовник монастыря и печатник в Джорданвилле. Почил в 1993 г.

7. Архидиакон Сергий (Ромберг), позднее архимандрит, книгопечатник и эконом монастыря в Джорданвилле. Почил в 1992 г.

8. Послушник Николай (Гаманович), ныне Архиепископ Алипий Чикагский и Детройтский. Иконописец, ученик архимандрита Киприана (Пыжова).

9. Послушник Василий (Шкурла), ныне Архиепископ Лавр Сиракузский и Троицкий, настоятель Св. Троицкаго монастыря и ректор Св. Троицкой Духовной Семинарии.

10. Послушник Василий (Ванько), ныне архимандрит Флор, и иеромонах Серафим (Попов), архидиакон Пимен (Качан) (два последних отошли ко Господу - ред.), и наконец и аз, Нектарий (Чернобыль), тогда еще иеродиакон. Вскоре после переезда в Джорданвилль владыка архиепископ Виталий (Максименко) посвятил меня в иеромонаха, а позднее владыка архиепископ Аверкий (Таушев) возвел меня в сан игумена.
Слева на право: архиепископ Серафим, Митрополит Филарет, архиепископ Аверкий, епископ Леонтий, архимандрит Нектарий
 
Я был тогда в расцвете сил и не знал усталости. В Джорданвилльском монастыре я выполнял тогда одновременно несколько послушаний: был и регент, и уставщик, и механик, и огородник, и переплетчик, и типографский наборщик.

Я уже говорил о том, что владыка Виталий возобновил книгопечатную работу нашего братства, прерванную войной. По его указанию архимандрит Пантелеимон (Нижник) купил два печатных станка, и я, как мастер точной механики, легко и быстро пустил их в ход и, обучившись набору, стал работать в типографии.

Мы набирали "Православную Русь" (раз в две недели) с приложениями: "Православный путь" (ежегодник) и "Православная жизнь" (ежемесячник). Издавались также "Троицкий православный русский календарь", "Владимирский календарь", богослужебныя и духовныя книги.

Я работал на линотипе. Набор тогда еще производился частично и в ручную. Линотипныя строчки изготовлялись из свинца, который выделял ядовитыя пары. У меня развилось тяжелое свинцовое отравление с поражением почек (уремия). Когда я поправился, владыка Виталий освободил меня от послушания в типографии и поставил на монастырский огород (огородное дело я изучил еще в юности, помогая отцу).

Летом я работал на огороде, а зимой в переплетной мастерской, которую я сам же и организовал, купил в Нью-Йорке две переплетныя машины и наладил их. Под моим началом в мастерской работали три человека. Мы переплетали книги, которыя печатала наша типография.

Огород у нас в Джорданвилле был огромный, достаточный для того, чтобы накормить всех насельников монастыря. На огороде у меня было два-три помощника из числа послушников. Но большую часть работы я делал собственными руками. Мы сажали помидоры, капусту, морковь, дыни. Урожай бывал иногда настолько обильный, что мы посылали выращенные нами овощи и в Синод, и в Ново-Дивеевский монастырь, и в Новую-Коренную пустынь в Магопаке.

На храмовой праздник Св. Троицы в монастырь ежегодно съезжалось множество паломников из соседних городов (Ютика, Сиракузы, Албани) и дальних (Нью-Йорк, Бостон). Тогда для трапезы богомольцев мы использовали овощи с нашего огорода. Помню, я варил борщ на несколько сот человек. 

3. Архиепископ Аверкий (Таушев) 

В 1951 г. в Джорданвилль приехал из Мюнхена архимандрит Аверкий, будущий архиепископ Сиракузский и Троицкий. Он привез с собой святыню Русскаго Зарубежья - чудотворную икону Курско-Коренной Божией Матери. 

 
Владыка Аверкий (в миру Александр Таушев) родился в 1906 г. в Казани, в семье военнаго прокурора. После революции семья бежала в Болгарию. Там Александр поступил в Софии на богословский факультет, который и закончил.

В это время он стал учеником известнаго подвижника, епископа Феофана Полтавскаго, бывшаго духовника Царской Семьи. Впоследствии владыка Аверкий составил жизнеописание епископа Феофана, которое было издано отдельной книгой.

По окончании богословскаго факультета в Софии он служил некоторое время приходским священником на Карпатской Руси. Затем жил в Белграде, будучи помощником и духовником Митрополита Анастасия. В 1945 г. переехал в Мюнхен, а оттуда в Джорданвилль, где стал преподавателем духовной семинарии (он читал курс Священнаго Писания Новаго Завета). В 1953 г. он был хиротонисан во епископа Сиракузско-Троицкаго.

Позднее, когда владыка архиепископ Виталий настолько ослабел от старости и болезней, что уже был не в силах выезжать из своей резиденции в Бронксе, Нью-Йорк, владыка Аверкий принял на себя его обязанности настоятеля монастыря и ректора семинарии в Джорданвилле. А когда престарелый о. архимандрит Константин (Зайцев) тяжело заболел, владыка Аверкий стал одновременно и редактором "Православной Руси".

Владыка Аверкий вел жизнь серьезную и сосредоточенную. Вставал в четыре часа утра, а, может быть и раньше, и исполнял свое монашеское правило. Он был очень тверд в исполнении канонов Православия. Студенты семинарии на его уроках обязаны были изучать и знать каноническия правила Церкви. Монастырь и семинарию он держал твердой рукой и никому, ни инокам, ни семинаристам не позволял никаких вольностей.

Впрочем, твердость характера сочеталась в нем с душевностью и благожелательностью. Он был очень внимателен к людям. В своих надгробных речах он всегда находил много теплых и искренних слов о покойном (некоторые из этих речей были опубликованы в сборнике его трудов). Большая часть его проповедей в храме касалась эсхатологии. Он также составил толкование на Апокалипсис. Он был весь охвачен ощущением того, что мы живем накануне прихода антихриста и должны готовиться к Страшному Суду. Некоторые слушали его с недоверием, но, тем не менее, сейчас мы видим, что его печальныя предсказания, сделанныя 30 лет назад, явно начали сбываться.

Он высоко почитал епископа Феофана Вышенскаго Затворника, считая его своим покровителем, и часто повторял его предсказания о судьбах России и всего мира, многия из которых уже сбылись.

Владыка Аверкий был членом Синода Русской Зарубежной Церкви. В журнале "Православная Русь" почти в каждом номере появлялись его передовицы и большия статьи, в которых он отстаивал Православие, боролся с духом отступления, с экуменизмом. Большая часть его статьей была опубликована еще при его жизни в четырехтомном собрании трудов под общим названием "Современность в свете Слова Божия".

Он часто обличал ложь руководства Московской Патриархии и был решительным противником какого-то ни было сближения с ней, если не произойдут изменения к лучшему.

Я глубоко почитал владыку Аверкия, и он, со своей стороны, относился ко мне с большой благожелательностью и дарил мне свои книги с собственноручными дарственными надписями.

Он стал моим духовником. К сожалению, только пять лет я был рядом с ним, так как в 1966 г. я был направлен на Афон, а затем на Святую Землю. Но мы с ним регулярно переписывались, и я получал от него духовныя наставления до самой его кончины.
Он скончался в возрасте 70 лет в Лазареву Субботу 31 марта/13 апреля 1976 г. и был погребен с большой честью в пристройке к Свято-Троицкому храму в Джорданвилле. На его похороны сехалось много народа; среди них были не только русские, но также болгары и греки. 

4. На Афоне 

Я пробыл в Джорданвилле 20 лет (с 1946 по 1966 г.), а затем был направлен в Ильинский скит на Афоне. Перед отъездом Митрополит Филарет возвел меня в сан архимандрита. К тому времени настоятель Ильинскаго скита о. Николай по старости лет уже не мог руководить скитом, и я сменил его на посту настоятеля.

 
Ранее я был уже один раз на Афоне, в качестве паломника, и Афон произвел на меня тогда очень сильное впечатление. Поэтому, хотя я и привык к Джорданвиллю, и мне не хотелось оставлять его, но мне было очень радостно снова побывать на Афоне.
Вначале я прибыл в Афины и стал хлопотать о въездной визе на Афон. Это оказалось делом трудным, но епископ Анатолий, русский эмигрант, живший тогда в Греции, помог мне получить визу.

Я прибыл на Афон весной. Все цвело и зеленело вокруг. Горы, монастыри, море - все было прекрасно.

Ильинский скит расположен высоко в горах. Дорога к нему нелегкая, все крутым подъемом. Я добирался до скита частью пешком, частью верхом на осле.

Ильинский скит подчиняется греческому монастырю Пантократору и находится в семи километрах от Кареи, столицы Афона. Он основан преп. Паисием Величковским в ХVIII веке. Долгое время скит оставался небольшим и по размерам, и по числу братии. Лишь с середины ХIХ века он стал все более разстраиваться и заселяться русскими иноками (главным образом, малороссами - ред.), и перед революцией число его насельников достигло 300 человек. Великолепный храм в честь святого пророка Ильи был закончен незадолго до революции. Его освящал архиепископ Анастасий (Грибановский).

Рассказывают, что когда храм строили, то вокруг него бегал юродивый и кричал: "Стройте! Стройте! Все равно он будет пустой!"

Так оно и случилось. Незадолго до революции русский посол в Афинах дал совет игумену Ильинскаго скита забрать все деньги монастыря, хранившияся в одесских банках, так как в России может произойти переворот. Игумен был уверен, что Россия стоит твердо и нерушимо, и махнул рукой. Однако посол оказался прав. Большевики экспроприировали деньги монастыря, и бедным монахам пришлось тяжело работать в ближайших к Афону городах и селах, чтобы оплатить долги, взятые на строительство храма. Многие иноки на этих работах истощили свои силы, надорвались и умерли преждевременно. 

Когда я приехал в Ильинский скит, там оставалось только три насельника: бывший настоятель о. Николай, преклонных лет; был еще иеромонах, тоже немощный; третий же был эконом.

В скиту было четыре или пять храмов, в том числе и трапезная церковь, в которой тогда ежедневно служили литургию. Служба (утреня, полунощница и литургия) по афонской традиции начиналась в час ночи и кончалась к утру. Затем отдыхали и выходили на послушания.

Я быстро нашел себе привычную работу: выбрал подходящую землю и насадил огород, который кормил и меня, и всех насельников. Я был занят огородом все время, свободное от богослужений. Нас было три иерея, и мы служили в храме по очереди, эконом же пел на клиросе.

Афонский устав очень труден для русскаго человека. В русских храмах ночныя службы бывают очень редко: один-два раза в год - на Пасху, иногда на Рождество. Афонския ночныя службы были непривычны для меня, и я очень уставал, выстояв на ногах всю ночь. Трудно еще было на Афоне от того, что там не было удобств. Вечерами и ночами ходили со свечой или фонарем в руках.

И все же, несмотря на все трудности, как чудесно было на Афоне! Там кругом тишина и безмолвие. Днем с вершины горы на которой стоит скит, видно море. Я вспоминаю это время на Афоне, как лучшее время моей жизни. Я и сейчас с радостью жил бы там. Несколько раз в дальнейшем я просил вернуть меня на Афон, но на это не получал согласия. Будучи на Афоне, я посещал русских отшельников: Никодима Карульскаго и иных.

Я пробыл на Афоне более года, а затем, по настоянию владыки Аверкия, был возвращен в Джорданвилль.

5. В русских монастырях Иерусалима 

В Джорданвилле я засеял свой огород, и вышел прекрасный урожай. Но осенью того же года мне неожиданно вручили указ Синода о моем переводе в Иерусалим.
Ехать туда мне не хотелось. Прежде всего потому, что там большие общежительные монастыри, и много паломников, а еще более туристов со всех концов мира, и, следовательно, много искушений. В Иерусалиме нет того безмолвия, которое я нашел на Афоне; нет также и того спокойствия, какое было в Джорданвилле, ибо если и приезжали в Джорданвилль паломники, то это были свои, из местных русских эмигрантов, туристы же появлялись там очень редко.

Поэтому я просил владыку Аверкия похлопотать за меня, чтобы меня оставили в Джорданвилле, но владыка сказал, что решение Синода отменить никак невозможно.
Я приехал в Святую Землю в 1968 году. Начальником Русской Духовной Миссии в Иерусалиме был тогда архимандрит Антоний (Граббе). Его резиденция была на Русских Раскопках. На Раскопках мне поначалу и отвели келлию, в которой я прожил около года.

В Иерусалиме я встретил двух своих старых знакомых: игуменью Елеонскаго монастыря матушку Тамару, с которой я познакомился в Женеве, и архимандрита Димитрия (Биакай), котораго я знал, еще будучи в Европе (в то время, когда я приехал в Иерусалим, он был уже на покое и проживал в Елеонском монастыре). Я часто посещал их обоих на Елеоне.

По четвергам я служил на Русских Раскопках, в храме Св. Александра Невскаго, по пятницам в храме при Вифанской школе, а в прочие дни - в Гефсимании, в женском монастыре св. Марии Магдалины. А в дни, свободные от служб, я обычно уезжал в Иерихон, где у нас было два фруктовых сада, и работал в этих садах.

В русских монастырях Иерусалима я встретил несколько замечательных людей, представителей старой Царской России. Все они покинули родину после революции. Среди них были: наместница Гефсиманскаго монастыря Варвара (Цветкова), которая в России была близка к тихоновским епископам; престарелый духовник Гефсиманскаго монастыря о. Серафим - бывший адьютант царя Николай II; игумен Стефан, духовник Гефсиманскаго монастыря - в прошлом царский солдат; архимандрит Модест, духовник Елеонскаго монастыря, в прошлом инок монастыря Новый Афон, после разгона монастыря он был в катакомбах, в конце 30-х гг. скрывался в горах Кавказа (см. слово о. Нектария при отпевании архим. Модеста в "Православной Руси" №19, 1984 г. - ред.); монахиня Александра, отец которой служил в императорском дворце в Царском Селе; генерал М. Хрипунов - Председатель Палестинскаго Общества, в прошлом бывший при царском дворе. Замечательным человеком была также игуменья Гефсиманскаго монастыря Мария Робинсон - англичанка, принявшая Православие. О. Серафим и о. Стефан служили тогда в Гефсимании. Когда же по старости и по болезни они оба уже не могли совершать богослужения, я стал служить в Гефсиманском монастыре ежедневно.

Кроме этого в Елеонском монастыре я занялся своим привычным делом: огородничеством и садоводством. Сел на трактор, перепахал всю землю масличнаго сада, окучил маслины, обрезал ветки, и это имело свои последствия: почти засыхавшия маслины расцвели и зазеленели, и дали обильные плоды. Я также развел на Елеоне огород, где выращивал овощи, которые шли на кухню для питания монастыря.

В то же время я начал работать в механической и столярной мастерской при Елеонском монастыре: резал из дерева кресты и готовил иконки для паломников, чинил подсвечники и иную церковную утварь, ремонтировал швейныя машины. Скоро ко мне стали приходить с просьбами: то склеить стул, то залудить чайник, то починить часы.

У меня практически не было ни одной свободной минуты: по утрам ежедневныя службы в храме, днем работа в мастерской или на огороде и в саду, а еще нужно было принимать исповеди от монахинь, и в келлии исполнять свое священническое правило. Я всегда был занят, и время всегда у меня было в обрыв.

И так в течение многих лет проходила моя жизнь священническая и духовника в русских монастырях Иерусалима..."
 
Архимандрит Нектарий

 
Кончина отца Нектария. Из воспоминаний очевидцев  
 
"18/31 июля 2000 г. в понедельник под праздник преп. Серафима Саровскаго скончался в Иерусалиме, в Елеонской обители архимандрит Нектарий (Чернобыль). Последние дни перед кончиной он недомогал, было ему тяжело, временами у него был озноб, несмотря на то, что погода была довольно жаркая. Чтобы легче было за ним смотреть и помогать ему, о. Нектария поместили в Елеонскую монастырскую больничку. Там был за ним полный уход. Ему помогали о. Зосима и брат Олег. Они читали о. Нектарию Псалтирь и дежурили у него. Кроме того, и сестры обители помогали батюшке. Я приехал в Святой Град с паломниками 9/22 июля и узнал, что о. Нектарий недомогает. Заходил к нему, он сразу узнавал меня, брал благословение, немного пробовал говорить, но не все можно было понять. 12/25 июля я зашел к нему и его соборовал, о. Нектарий все понимал, крестился. Я прочитал ему разрешительную молитву. На следующий день я был у него. О. Нектарий сидел на стуле. Ему было легче. Затем мы с паломниками отправились в Галилею. И вот 18/31 июля возвращаясь в Иерусалим, мы получили телефонное сообщение, что о. архим. Нектарий скончался сегодня около 4-х часов пополудни. По возвращении я пошел в обитель и о. Нектария уже облачали в монашеския одежды, тело его перенесли в храм. Ночью священнослужители Русской Духовной Миссии читали Евангелие и Псалтирь. В день праздника преп. Серафима Саровскаго после литургии состоялось монашеское отпевание отца архим. Нектария в Елеонском храме Вознесения. Храм к началу отпевания наполнился, собрались многия духовныя чада архим. о. Нектария. Отпевание было возглавлено архиерейским чином, в сослужении 6 священников при протодиаконе о. Андрее Папкове. Сестры обеих обителей и все паломники молились за этой службой. Погребен о. Нектарий на монастырском Елеонском кладбище. Прожил он в Святой Земле 33 года - с 1967 г. Он был духовником, исповедывал сестер и в Гефсимании, и в Елеонской обители. Кроме того, он постоянно трудился в столярной мастерской и на огородах. Работал он до самаго последняго времени. Сестры очень близко переживают его кончину, так как он был для всех них духовным отцом, вместе с ними переживавшим все их радости и все их невзгоды. Вечная память усердному подвижнику и служителю Божиему!" (Митрополит Лавр)

"Похоронили праведника по его завещанию без гроба и, несмотря на жару, тело его не источало никаких запахов, в нём не было признаков трупного окоченения, руки оставались тёплыми.

После кончины он явился во сне одной из сестёр Гефсиманской обители, духовной дочери «в светлых одеждах епископа и сказал ей: “Теперь я Архиерей!”, — и благословил её архиерейским благословением»" («Православная Русь», 2000, № 19).

"18/31 июля, в канун праздника св. преп. Серафима Саровского перед самой всенощной в Бозе почил наш дорогой духовник священноархимандрит Нектарий (Чернобыль). В этом году ему исполнилось 96 лет, 33 из которых он прожил на Святой Земле. Как это знаменательно. Всю свою жизнь о. Нектарий шел по стопам Христовым, оставив всем нам достойный пример для подражания. О. Нектарий был неустрашимым исповедником, истинным монахом, ревностным служителем алтаря, усердным и неусыпным молитвенником и тружеником. 
 

В последние годы Батюшка уже не мог служить, он только исповедовал. И этот труд духовника был настоящим подвигом и крестоношением. С каким терпением о. Нектарий переносил свои немощи и недуги! Забывая о себе, он подолгу и помногу исповедовал сестер двух обителей, паломников и прихожан, всегда находя для них слова утешения и назидания. Особенно напряженными были для о. Нектария дни великих праздников, Страстной седмицы и святой Пасхи, когда Батюшка изнемогал от наплыва исповедников до того, что уже не мог говорить. 

Каждое воскресенье и по праздникам о. Нектарий, в сопровождении своего верного келейника инока Зосимы, приезжал с Елеона в Гефсиманию, где неопустительно читал за воскресной полунощницей Троичный канон, а после литургии – поучения в трапезной, памятуя слова ап. Павла: горе мне, аще не благовествую (1 Кор 9, 16). Сей привычный строй жизни был прерван в конце Петрова поста сего года, когда Батюшка занемог и его положили в монастырскую больничку. Впервые Батюшка не пришел в Гефсиманию на праздник святых апостолов Петра и Павла. С этого дня о. Нектарий начал тихо и медленно угасать, тая, как свеча. Все молились о здравии Батюшки, в надежде, что Господь еще восставит с одра нашего старца, но конец его приближался. Сестры из Гефсимании часто навещали Батюшку, и по прежнему слышали от него его любимые Евагельские слова: Ищите прежде всего Царствъя Божья и правды Его, а остальное все приложится вамъ (Мф 6, 33). Этими словами о. Нектарий всегда начинал или заканчивал исповедь, только теперь, когда слова эти исходили из уст умирающего старца, они звучали как духовное завещание и воспринимались по-новому, живо запечатлеваясь в сердце.

ЕЛЕОН. Отпевание архим. Нектария. Чин отпевания совершает архиепископ Лавр
 
О. Нектария ежедневно причащали, он был в полном сознании и памяти до последнего дня. Но с каждым днем ему становилось все труднее говорить, а потом и дышать. И вот в понедельник утром нам позвонил о. игумен Андроник и сказал, что Батюшка отходит, приидите проститься. Тут же несколько сестер прибыли на Елеон. Все обступили одр умирающего. Видно было, как Батюшка страдает. Сквозь тяжелое, хриплое дыхание мы расслышали, как о. Нектарий повторял: «Господи, помилуй, Господи, помилуй...» На наших глазах шла предсмертная борьба. Душа уже изнемогала под бременем разрушающейся телесной храмины и желала скорее разрешитися и со Христом быти (Флп 1, 23). Мы все молились, пропели Параклис Божией Матери. Отходную в этот день читали уже дважды. Пробыв больше часа с Батюшкой, мы поклонились ему до земли, испросив у него прощения, приложились к его неподвижной уже деснице и вернулись в Гефсиманию. А через несколько часов раздался звон большого колокола, возвестивший о кончине о. Нектария. Он мирно предал дух свой Богу, напутствуемый еще раз отходной молитвой, которую читал о. Андроник, в присутствии игумении Моисеи и Елеонских сестер". (Неизвестный автор)
 
ЕЛЕОН. Отпевание архим. Нектария. Священники несут тело о. Нектария на кладбище
 
"Промыслительно болезнь и кончина Батюшки совпала с пребыванием на Святой Земле группы паломников из Америки, возглавляемой Преосвященным Архиепископом Лавром, хорошо знавшим о. Нектария, т. к. Батюшка 20 лет жил и трудился в Джорданвилле, работая в монастырской типографии, регентуя на правом клиросе, неся послушание садовода. Паломники возвращались из Галилеи, когда им позвонили и сообщили о смерти о. Нектария. Тут же в автобусе была отслужена лития по усопшем.

На следующий день – 19 июля/1 августа в 11 часов владыка Лавр в сослужении 6 священников и протодиакона о. Андрея Попкова торжественно совершил чин отпевания. На похороны о. Нектария собралось множество людей. Все без исключения сестры из Гефсимании, все наши прихожане, которые, благодаря матушке Моисее, взявшей на себя труд обзвонить всех, знавших о. Нектария, приехали из разных городов. Пели на два клироса – на правом Елеонские сестры, на левом – Гефсиманские. В храме царила тишина. Предстоя у тела почившего старца, мы невольно думали и о своей смерти, и все умилительное последование отпевания заставляло душу размышлять о вечности. 


В конце отпевания владыка Лавр произнес проникновенное слово, вкратце осветив жизнь, а точнее было бы сказать – житие старца-исповедника, проведшего свои молодые годы в застенках советских тюрем и лагерей, претерпевая истязания и пытки от безбожных, твердо стоя за веру Христову. Три года о. Нектарий пробыл в лагере близ Сарова. Он глубоко чтил преп. Серафима Саровского, и в его праздник сподобился мирной христианской кончины. Молимся и верим, что Господь не лишит Своей милости нашего дорогого Батюшку, и его чистая душа водворится в Небесных обителях, предстательствуя за нас у Престола Божия.

Настал момент последнего целования. Многие плакали. Прощание было весьма трогательным, особенно когда к телу почившего стали подходить дети. Они с большим благоговением прикладывались к теплой и мягкой (!) руке Батюшки, держащей постригальный крест. В них не было ни тени страха, но что-то светлое и таинственное скользило по их удивительно серьезным в это мгновение лицам. Одна шестилетняя девочка утешала свою плачущую бабушку: «Не печалься. Через месяц о. Нектарий будет живой». И эти слова, сказанные ребенком, были полны веры". (Неизвестный автор)

ЕЛЕОН. Отпевание архим. Нектария. О. Зосима погребает своего наставника

{jcomments on}

Read more

РПЦЗ: Послание Архиерейского Синода

Послание

Архиерейского Синода Русской Православной

Церкви Заграницей

Верным чадам во отечестве и рассеянии сущим.

Всечестные архипастыри и пастыри, монашествующие и миряне!

Собравшись в эти дни в богоспасаемом граде Одессе, члены Архиерейского Синода отмечают, что в большинстве наших приходов, разбросанных по всему миру, духовная жизнь протекает стабильно и благополучно. Но, в то же время, в некоторых областях на территории Российской Федерации и, отчасти, в других местах, для нашей Церкви наступило время особых испытаний. Здесь, к большому сожалению, в нескольких приходах, шатания и взаимные упреки стали чуть ли не нормой жизни. «Страдает ли один член, страдают с ним все члены» (1Кор 12.26) – пишет Апостол. Посему, боль в одной области нашей Церкви передается всему ее телу.

Все мы знаем, что единство Церкви обусловлено единством веры и любовью между ее верными чадами. Если единство веры сейчас имеется и засвидетельствовано подписанием Омологии с нашими братскими Церквями-сестрами – Греческой, Румынской и Болгарской, что является неложным подтверждением верного пути, которым идет наша Церковь совместно с представителями других Православных Церквей-исповедниц на протяжении последних более чем двадцати лет. Это единство есть огромная ценность, которой мы должны дорожить и прилагать все усилия, чтобы его не нарушить.

Если можно уверенно утверждать, что единство исповедуемой православной веры сегодня нас всех объединяет, и не существует повода для упрека наших архиереев в исповедании какой-либо ереси, то нужно говорить о том, что сейчас мы столкнулись с серьезным испытанием прочности нашей братской любви. Конечно, следует отдавать отчет, что этому во многом способствует братоубийственная украинская война, которая, в исключительных случаях, любовь среди братьев прелагает на ненависть. Среди наших верных чад есть те, которые стали по разные стороны этого конфликта. И этот конфликт иногда прямо переносится в церковную ограду. Это, к сожалению, зачастую служит причиной несправедливого, неканоничного разделения. Но, «Разве разделился Христос?» (1Кор 1.13). Разве существуют на земле ценности, которые дороже во Христе единства? Война физическая не должна переходить в «брань духовную» между единоверными христианами, и об этом, к сожалению, забывают некоторые наши братья, чрезмерно увлеченные политическими лозунгами.

Также постоянно слышатся упреки, вызванные уязвленным самолюбием некоторых бывших наших собратьев, а также тех наших чад, которые, не разобравшись в существе вопроса, пытаются защищать тех, на которых священноначалием наложены справедливые прещения. Подпавшие под прещения, вместо того, чтобы изменить свое поведение, ожесточились – мало того, что они не предпринимают никаких усилий и попыток исправить свое положение, они еще больше продолжают оскорблять и упрекать иерархов и собратий. По  слову Апостола: «Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, а только доброе для назидания в вере, дабы оно доставляло благодать слушающим» (Еф 4.29). Поэтому, Архиерейский Синод предлагает им удалить все свои оскорбительные высказывания в адрес священноначалия и испросить за них прощение. Иначе эти высказывания останутся навсегда между нами непреодолимой стеной.

Не желая выносить внутренние споры на внешнее обозрение, нами даны поручения Правящим архиереям, при необходимости, для более детального разъяснения провести встречи со священнослужителями, которые, в свою очередь, доведут мнение Синода заинтересованным прихожанам.

Ныне мы обращаемся ко всем верным чадам Русской Православной Церкви Заграницей: Господь наш Иисус Христос неустанно повторял: «Мир вам!». Эти слова он обращает и ко всем нам. На фоне всеобщей вражды и отступления, которые ныне распространились на земле повсюду, мы должны свидетельствовать, что достойны называться христианами – учениками Божественного Учителя. Нам должно помнить, что мы чада мира, а не войны и, помня это, прилагать все усилия для сохранения нашего единства.

Председатель Синода: + Митрополит Агафангел

Члены Синода: + Архиепископ Андроник, + Архиепископ Георгий, + Епископ Афанасий, + Епископ Григорий, + Епископ Кирилл, + Епископ Никон.

Одесса, 15/28 октября 2015 года., Преп. Евфимия Нового.

Read more

Joomla SEF URLs by Artio