RizVN Login



   

АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

29 Август 2016

Святые отцы о самоукорении

О том, какое сокровище - самоукорение

Из Патерика 

Блаженный старец Зосима рассказывал: 
— Как-то недолгое время я прожил в Лавре аввы Герасима, и был у меня там друг. Однажды мы сидели и беседовали о пользе души. Вспомнили о тех словах, которые сказал авва Пимен: «Тот, кто во всем укоряет себя, найдет успокоение». Затем о том, что сказал авва Нитрийской горы, когда его спросили: «Отче, что главное ты обрел на этом пути?» — и он ответил: «Всегда винить и укорять самого себя». Причем сам спросивший подтвердил это, сказав: «Другого пути, кроме этого, нет».

И вот припомнили мы все это и с удивлением говорим друг другу: 
— Сколь сильны суждения святых! Вот уж действительно: если они что и говорили, то, как сказал святой Антоний, говорили «из своего опыта и так, как оно есть». Потому-то и сильны их слова: они говорили то, что знали опытно. Не случайно один мудрец призывает: «Пусть твои слова будут заверены твоей жизнью». 

И тут, когда мы с другом обсуждали все это, он сказал: 
— Мне тоже довелось испытать на деле эти слова и то успокоение, которое они сулят. В этой Лавре был у меня когда-то подлинный друг, один диакон. И он — не знаю, отчего — начал меня подозревать в одном деле, которое было ему обидно. Стал он относиться ко мне холодно. А я, поскольку вижу, что он со мной холоден, спросил его о причине такой суровости. Тут он мне говорит, что ты, мол, сделал то-то и я на тебя обижен. Но из того, что, по его словам, я сделал, ничего подобного за собой я не знал. Стал я его уверять, что впервые об этом слышу. Его это не убедило. «Прости, — сказал он, — я не верю». Отправился я в свою келию и стал тщательно исследовать себя: может, действительно сделал что-то такое, — и не находил. После этого я увидел его, когда он держал святую Чашу и причащал братьев. Стал я его заверять Святой Чашей: мол, не знаю я за собой того, в чем ты меня обвиняешь. Но и это его не убедило. 

Тогда я вновь углубился в себя. Вспомнил я все эти слова святых отцов и искренне поверил им. Стал я думать несколько иначе и говорю себе: «Отец диакон искренне меня любит. И то, что у него было на душе, он дерзнул сказать мне из любви, чтобы я покаялся и впредь этого не делал. И потом, жалкая душа, коли говоришь ты, что этого не делал, так припомни все то плохое, что ты сделал и не помнишь. И будь уверен: это дело ты тоже сделал и забыл, как не помнишь того, что сделал вчера и сегодня утром». Думая так, я убедил свое сердце, что действительно сделал это и забыл, как и прежние мои грехи. Тогда я почувствовал благодарность Богу и отцу диакону за то, что чрез него мне было дано познать свой грех и раскаяться в нем. 
С этими мыслями я пошел к келии диакона, чтобы положить ему поклон и попросить прощения, а также чтобы поблагодарить его. Я подошел к дверям и постучал. Он открыл и видит меня. И тотчас он первый падает мне в ноги и говорит: «Прости меня, что заподозрил за тобой это дело: бес меня попутал. Но Бог истинно открыл мне, что ты тут ни при чем и даже ничего об этом не знал». Я было в ответ тоже начал уверять его в обратном, но он прервал меня, сказав: «В этом нет нужды». 

— Вот это, — добавил блаженный Зосима, — и есть истинное смирение. Брат искал его, и оно уберегло его сердце от обиды на диакона. А ведь диакон, во-первых, подозревал его в том, чего не знал точно. А во-вторых, не принял его уверений, хотя они были такими, что впору убедить даже врага — не то что искреннего друга. Однако брат, как я уже сказал, не только не оскорбился этим, но и сам себе приписал грех, которого не делал. Это потому, что он счел слово диакона более достоверным, чем собственное сердце. И не только это: он даже решил покаяться и поблагодарить за то, что через диакона был избавлен от греха, которого у него даже в мыслях не было. 

Видишь, на что способны смирение и самоукорение — к какому преуспеянию они возводят, если обретешь их? И если бы мы усвоили себе это и приучили бы свое сердце к помыслам смиренномудрия, врагу негде было бы сеять в нас дурные семена. Но он видит, что мы совсем оскудели благими помыслами и, более того, сами себя подстрекаем на зло. Посему он берет наши склонности, прибавляет к ним что-то от себя — и превращает нас из людей в бесов. 

Постоянно смущаться самим и смущать людей — дело бесов, а с добродетелью все бывает иначе. Если увидит Господь, что душа жаждет спастись, что она возделывает или стремится возделывать благие помыслы, что она выказывает благое произволение, — Он дает ей Свою благодать. И через благодать она понемногу достигает величайшего преуспеяния, как написано: «Любящим благо Бог содействует во благо» (Ср. Рим.8. 28).
 
{jcomments on}

Read more

Святые отцы о властолюбии

О том, что не следует искать почестей или первенства, ибо то, что почетно в глазах людей, мерзко пред Богом

Евергетин 
Том 1
 
Из святого Ефрема 

Брат! К чему ты обманываешь сам себя? Диавол толкает тебя искать чинов — а тебе в них не будет пользы, даже если окружишь себя почестями. Послушай, что говорит апостол: «Не тот достоин, кто себя хвалит, но кого хвалит Господь» (2Кор 10. 18). А Господь говорит: «Как вы можете веровать, когда друг от друга принимаете славу, а славы, которая от единого Бога, не ищете» (Ин 5. 44)? Приди в себя, дорогой брат! Вспомни, ради чего ты отрекся от суеты жизни, от диавола и его гордости, и перестань думать о мирском. Разве не знаешь ты, что, унижая своего ближнего, ты совершаешь грех самолюбия и тщеславия? Подумай, что, если у тебя больше почестей, чем у брата, и ты первенствуешь над ним, это только по твоему честолюбию и тщеславию и потому, что ты не хочешь перед своим братом смириться. Неужели это тщеславие будет твоим ходатаем пред Богом и там тебе тоже окажут предпочтение? Никогда! Ибо Он Сам сказал: «Кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою; и кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом» (Мф 20. 26—27). 

Так что смотри, брат: от жажды быть первым над братом не оказаться бы тебе последним в будущем веке. Не услышал бы ты того, что услышал тщеславный богач, когда горел в неугасимом пламени: «Вспомни, что ты получил уже доброе твое в жизни твоей» (Лк 16. 25). Ибо сказано в Писании: «Что высоко у людей, то мерзость пред Богом» (Ак 16. 15). Подумай, брат, что ты умер для мира и твоя жизнь погребена со Христом в Боге. «Когда же явится Христос, жизнь наша, тогда и вы явитесь с Ним во славе» (Кол 3. 4). А в этом веке не люби человеческую славу, она не останется с тобою навечно. Как сказано: «Всякая плоть — трава, и вся красота ее — цвет полевой», — и прочее (Ис 40. 6). Свергни, дорогой брат, иго врага и его гордость, подклони свою выю под сладчайшее иго нашего Владыки. Потому что Он Сам сказал: «Всякий возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится» (Лк 14. 11). А еще в другом месте Он говорит: «Господь гордым противится, а смиренным дает благодать» (1 Пет 5. 5). 

Будем, дорогой брат, бояться, чтобы не сказал Он и о нас: «Возлюбили больше славу человеческую, нежели славу Божию» (Ин 12. 43). Смирим себя пред всеми ради Господа, чтобы был нам покой и здесь, и там. Потому что Он Сам сказал: «Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим» (Мф 11. 29). 

А еще, дорогой брат, знай, что в мирской жизни хвалят того, у кого подвешен язык, а в монашеской велик пред Богом тот, кто любит уединение и молчание. Опять же в миру, кто ухаживает за своим телом и все время сменяет одежду, — тому и почести от людей. А в нашем деле, кто всем этим пренебрегает и лишь вынужденно заботится о том, что нужно для тела, тот заботится о своей небесной славе. Как сказано апостолом: «Имея пропитание и одежду, будем довольны тем» (1 Тим 6. 8). 

Далее, в этой жизни, кто кичится телесной крепостью и богатством, того люди считают великим. А в нашем житии, кто любит смирение и избирает скромность, тот поистине высок и избран, по написанному: «Бог избрал немудрое мира... чтобы посрамить сильное; и незнатное мира и уничиженное и ничего не значащее избрал Бог, чтобы упразднить значащее, — для того, чтобы никакая плоть не хвалилась пред Богом» (1 Кор 1. 27—29). Возлюбим и мы то, что угодно нашему Господу, как добрые и благодарные рабы. Не будем стараться угодить людям. Потому что, как говорит апостол, «если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым» (1 Гал 1. 10). Ибо, как сказано в другом месте, «весь мир лежит во зле» (1 Ин 5. 19).
 
{jcomments on}

Read more

Автокефалия при авторитаризме в Беларуси

свято-духовГорячее обсуждение вопросов автокефалии Православной Церкви в соседней Украине подталкивает посмотреть на возможность создания самоуправляемой Церкви и в Беларуси. При этом авторитарный режим в стране с жесткой вертикалью власти может быть даже более удобен для создания Автокефальной Церкви, чем демократический.

В случае Украины одной из проблем в деле автокефалии является именно демократический режим с более-менее развитым разделением властей, самоуправлением в регионах и наличием интриги в ходе выборов, а также не декларируемая, а реальная свобода совести. В связи с этим центральные власти не в силах принудить различные православные Церкви к объединению для создания единой поместной Церкви, признанной мировым православием. Именно поэтому здесь существуют сразу три крупных, независимых друг от друга Православных Церкви – Украинская Православная Церковь Киевского Патриархата, Украинская Православная Церковь Московского Патриархата и Украинская Автокефальная Православная Церковь. Две из них не находятся в единении с мировым православием, одна находится в подчинении Москвы, с которой у Киева напряженные, мягко говоря, отношения.

Но даже в условиях конфликта с Россией, киевские власти не способны пренебречь демократическими процедурами и приблизить объединение украинского православия. Из-за наличия трех Церквей возникают вопросы и у Константинополя, к которому Киев обратился с официальной просьбой помочь в объединении и мировом признании украинского православия. А именно: на базе какой из Церквей проводить объединение, как сделать так, чтобы в нем участвовали все Церкви и чтобы объединение не оказалось номинальным.

Вместе с тем опыт авторитарного режима в Беларуси показывает, что перед официальным Минском, в случае появления у него желания создать собственную автокефалию, эти проблемы стоять не будут. На примере Белорусской Автокефальной Православной Церкви видно, что белорусские власти в состоянии побороть церковную (и не только) оппозицию. Сегодня БАПЦ,  которая пыталась заложить свои структуры в стране в 1990-х годах, в Беларуси фактически имеет лишь один приход и одного священника на всю страну, а предстоятель БАПЦ сталкивается с проблемами при пересечении белорусской границы.

При этом в БАПЦ заявляют, что власти систематически мешают им зарегистрировать свой приход, не говоря уже о самой Церкви. Также оказались разгромлены и маргинализированы и прочие автокефалистские группы, причем у некоторых из них даже были свои храмы, которые сейчас переданы официальной Белорусской Православной Церкви Московского Патриархата.

Желанию же создать независимую автокефальную Церковь у властей может поспособствовать стремление ослабить российский контроль на события в Беларуси, уменьшить идеологическое влияние Москвы, а также увеличить свои собственные контроль и идеологическое влияние.

В случае появления такого желания и наличия согласия ряда иерархов руководство страны, сконцентрировавшее в своих руках всю полноту исполнительной, законодательной и судебной власти, а также создавшее вертикаль, включающую руководителей всех уровней от председателей колхозов и до президента, в состоянии провести через Синод или архиерейский Собор БПЦ решение об объявлении автокефалии и выходе из состава РПЦ.

Также «красный дом» в силах избежать возможного раскола БПЦ и создания альтернативных центров православия в стране. Во-первых, власти страны, судя по их предыдущему опыту, смогут сделать так, чтобы все имущество, включая монастыри и храмы, осталось в руках официальной, теперь уже автокефальной БПЦ. Попытки создания новых структур, альтернативных БПЦ, могут быть легко пресечены как министерством юстиции, которое по традиции может найти неисправимые  поводы для нерегистрации, так и силовыми ведомствами и судами, которые продолжат действовать в русле официальной политики. При этом белорусское законодательство, предусматривающее обязательную регистрацию религиозных общин, ответственность (вплоть до уголовной) за деятельность от имени незарегистрированной организации и фактический запрет на проведение богослужений вне официально разрешенных мест, поможет в скором времени пресечь активную деятельность противников автокефалии.

При этом у БПЦ также имеется опыт противостояния противникам «политики партии», чему яркий пример — неудачные попытки ряда священников и монахов раскритиковать встречу Патриарха Кирилла и Папы Франциска.

Создание независимой от Москвы автокефальной Церкви с большой долей вероятности встретит поддержку также многих оппозиционных организаций и СМИ. Не будут активно противостоять отрыву от РПЦ и значительная часть секуляризованного православного общества Беларуси, которое появляется в храмах лишь по особым случаям.

Также цельной и единой автокефальной БПЦ будет проще, нежели в Украине, получить признание мирового православия и в частности Константинополя.

Вместе с тем высокой будет угроза негативной реакции со стороны пророссийских организаций, «казачества» и военно-патриотических клубов, а также непосредственно Кремля и руководства Русской Православной Церкви. Все это может обострить и так растущее негативное отношение к Минску со стороны России и даже послужить поводом для появления в Беларуси «зеленых человечков» и «отпускников» из РФ.

Кроме того, очевидно, что в случае создания автокефалии по инициативе властей и при их активном участии резко возрастет влияние властей на внутрицерковную жизнь, более частыми станут случаи вмешательства по тем или иным вопросам, даже не касающимся автокефалии. Также в случае развития событий по описанному сценарию частыми станут случаи нарушения свободы совести и вероисповедания в отношении противников отделения БПЦ.

Не исключен риск и того, что в случае смены режима Белорусская Православная Церковь может вновь лишиться автокефалии или же значительной части приходов и прихожан, которые вместе со священниками, а то и епископами при ослаблении давления могут вернуться в РПЦ.

Так что сам факт наличия авторитарного режима в Беларуси в определенной степени облегчает возможность создания и признания автокефальной Белорусской Православной Церкви. Однако активное и направляющее участие властей в этом вопросе может привести к широким негативным последствиям, а при ослаблении их влияния в очередной раз нивелировать все попытки создания самостоятельной БПЦ.

Максим Гацак

Источник

{jcomments on}

Read more

Joomla SEF URLs by Artio