RizVN Login



   

АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

06 Октябрь 2016

Житие схимитрополита Геннадия (Секача) — архиерея Катакомбной Церкви Тихоновской ветви

Составлено Николаем Тверским

Схимитрополит Геннадий, в миру Григорий Яковлевич Секач, родился в 1897 в селе Акулино в Белоруссии, в купеческой семье. Отец умер, когда мальчику было всего три года. Дядя его иером. Анфим подвизался в одном из российских монастырей. Мать же Анастасия была большой почитательницей св. прав. Иоанна Кронштадтского, часто бывала у него в Петербурге и распространяла его книги. В самый первый ее приезд ей было сказано батюшкой: «Через тебя будет явлен большой Святитель, который очень много потрудится для приумножения и укрепления Церкви в последнее время». Это слово во всей полноте исполнилось на будущем схимитр. Геннадии. После смерти матери, в семье осталось восемь человек детей, которых разобрали многочисленные родственники. Мальчика Григория взяла на воспитание тетя — игуменья Павла, при которой он воспитывался в Монастыре в благонравии и книжном обучении до двадцати лет. С костным туберкулезом правой ноги, тяжко страдая, девять лет провел лежа в постели, подобно Илье Муромцу, готовясь к своему служению. Не зная детских забав, с самого отрочества пришел в совершенный разум, изучив Божественные Писания. Исцелился чудодейственно, дав обет полного посвящения себя Богу, предания всего себя в Его волю.

В двадцать лет перед ним стал выбор: какой избрать образ жизни. По исцелении, в 1917г. вместе со своим другом, Григорий решил пойти за советом к одному из известных почаевских Старцев. При встрече Старец спросил: «Молодые люди, для чего вы сюда пришли?» Они ответили, что хотят узнать, какое поприще благословит пройти их Господь. Старец промолчал, и пригласил их потрапезничать. Когда они сели за стол, он налил им борща. Но борщ был недельной давности, подтухший, и не пригодный к еде. Друг не притронулся, а Григорий съел все, не показав вида. Старец подошел и спросил: «Гриша, может еще добавки?» Услыхав это предложение друг его содрогнулся. А Григорий ответил просто: «Как благословите». Тогда старец налил ему хорошего борща. Когда они встали и возблагодарили Бога, старец сказал: «Гриша, если ты женишься, жизнь твоя будет монашеская. И умрешь не ниже архиерея, а может даже более того…». А второму, не проявившему должного смирения: «Иди и женись». Затем, благословив, отпустил их. Слова старца запали Григорию в душу. Позднее, их в Полесье, подтвердит прозорливый афон. схимник Святополк из «Кипяченского монастыря» села Чоповичи, открыв ему после долгой молитвы: «Будешь архиереем». А затем прибавил: «Будешь и выше, а дальше не знаю».

В 1924г. во время гонений на тихоновцев, его тетка игуменья Павла была сослана, и там же скончалась в изгнании. Она никогда не забывала пророческого слова Кронштадского батюшки и считала, что оно относится именно к Григорию. (Быть может потому будущий схимитрополит никогда никого не боялся?) С риском для жизни Григорий в подвале своего дома скрывал гонимого Архиеп. Симеона (Мозырского), который бежал от обновленцев. Позже присоединилось еще несколько монашествующих. Как водится «за укрывательство» вызывают хозяина дома к начальнику окр. Отдела ГПУ и велят «вышвырнуть попа на улицу»… Григорий не побоялся дать крупную взятку, в десять раз больше, чем требовалось, продажному чекисту, чтобы не просто отстали, а вообще легализовать владыку. Чекист потом пару лет «покрывал» контру, предупреждая о серьезных облавах… В подвале по ночам служили: по несколько часов — вечерню, нач. с 3 ночи — полунощницу, часы, Литургию. Однако это «покровительство» однажды закончилось: главчекист предупредил: едет комиссия, чтоб убирались по добру по здорову, куда угодно, не то всем не поздоровится. Обитель рассеялась.

В 1929г. Григорий похоронил расстрелянного архим. А. За это на сороковой день (по доносу) был арестован, заточен сначала в Соловках, а потом сослан на 10 лет в Кировскую область, где строилась заполярная электростанция. В тюрьме он много помогал больным и страждущим. Папиросы и сахар, присылаемые «с воли» раздавал нуждающимся. Сам себя ограничивал во всем. Когда он был на Соловках, начальство, чтобы освободить места для новой партии эаключенных, решило потопить людей вместе с баржами. Что они и незамедлили исполнить. Промыслом Божиим Григорию удалось избегнуть подобной участи. Он попал на последнюю баржу, на которой плыло начальство, а потому ее не утопили. Когда они прибыли на землю, всем плывшим с надзором заключенным на ужин дали отравленную рыбу. Причем каждый, проходя через контрольный пункт, должен был дохнуть на солдата, съел ли он рыбу. Один конвоир расположенный к Григорию, предупредил его, что рыба отравлена. Тот не вкушал рыбы, но, чтобы от него тоже был запах, намазал ей лицо. После этого, всех их выпустили, в надежде, что те умрут в течение ближайших часов.

Домик, в котром был устроен тайный храм батюшкой Лаврентием Черниговским

Домик, в котром был устроен тайный храм батюшкой Лаврентием Черниговским

В октябре 1938г. бежал из заключения. Без документов вернулся в свою Белоруссию, где нелегально некоторое время скрывался. Перед тем ему удалось посетить в Киеве катакомбного Схиархиеп. Антония (Абашидзе), и тот посоветовал ему жениться на одной девушке, р. Б. Анне, чтобы как-то легализоваться. Это помогло ему получить документы. Господь послал Григорию пять человек детей, двое мальчиков, двое девочек, и один мальчик умер до родов. Спустя некоторое время, жена стала просить его, чтобы они жили как брат с сестрой. Он пошел за советом к прозорливому «непоминающему» Ст. Лаврентию (Проскуре), изгнанному «сергианами» из Свято-Ильинского храма, и уже как пару лет, перешедшего на подпольное служение. И тот велел ему оставить дом и детей жене, а самому постричься в монахи. Там же под Троицкой горой, в Холодном Яру, в крохотном подземном храме (в Лесковице), ночью постриг его в монахи с именем Геннадий.

Перед войной в 1939г. он попал еще раз в тюрьму, в камеру смертников в Гомеле, где впервые познакомился с тихоновским Еп. Серафимом (Поздеевым), который впоследствии рукоположил его во Епископа. На этот раз, казалось: все кончено, никаких шансов уцелеть. Допросы при ослепляющем освещении, конвейером, день и ночь, психологическое давление за гранью человеческих сил… Следователи ехидно спрашивают: «чего пощады не просишь? А может помилуем?». «Что проку ягненку, просить о пощаде стаю голодных волков?», — отвечал уже приготовившийся к смерти Геннадий. «Понима-а-ет положение!»,- рассмеялись мучители … и прекратили допрос. Позже неожиданно выпустили без объяснений. Кто их поймет?

Свои первые рукоположения он получил в г. Мозыре, от еп. Леонтия (Филипповича) Житомирского (Украинской Автономной Правосл. Церкви), впоследствии Чилийского (РПЦЗ).

У о. Геннадия была очень яркая жизнь полная необычайных событий еще во время советс. — германс. войны. Объясняется это очень сложной ситуацией, в которой он оказался, приняв сан в страшное, смутное для Украины время. С одной стороны его «по доносу» могли схватить и казнить немцы, а с другой — озверелые красные партизаны. За истинным духовенством гонялись и сторонники «автокефалии» оуномельниковцы. Убийство духовенства с их стороны было делом обычным. Иером.Геннадию, как священнику приходилось туго. Кругом враги. Рассказывают, пришлось ему встретиться и с главарем партизанских отрядов Ковпаком, когда его схватили партизаны. В этой ситуации можно было ожидать только расстрела. Но неожиданно всплыло их дальнее родство… (Ковпак даже вспомнил, как они вместе сидели на какой-то свадьбе). Это неожиданно спасло Геннадию жизнь.

Однажды, дело было во время войны, о. Геннадий на деревенском кладбище в лесу, совершал отпевание одного своего прихожанина. Неожиданно рядом раздались выстрелы. Из чащи выскочил какой-то запыхавшийся, растрепанный человек в замызганной одежде. Было ясно …за ним погоня. Небольшая немецкая команда преследовала его. О. Геннадий раздвинул толпу, быстро подозвал ошалелого, перепуганного беглеца и велел тому прыгать в вырытую под гроб яму… Сверху на него тут же был спущен гроб. Немцам так и не удалось обнаружить спрятавшегося столь необычным способом «партизана». Как выяснилось значительно позже, спасшимся оказался 1-й секр. местного райкома. Тот в свою очередь, после окончания войны, через пару лет спасет о. Геннадия от «расстрела». Неисповедимы судьбы Божии…Подобных историй у него было несколько, когда подобранные, выхоженные и вытащенные им буквально «с того света», вдруг оказывались в последствии его «спасителями».

В конце войны по совету все того же схиарх. Лаврентия Черниг. (ум. в 1950г.) о. Ген., о. Феодосием Г., и посл. Григорием организовался монастырь в г. Порее Черниговской губернии. Община насчитывала немногим более тридцати человек. Там же была сооружена маленькая домашняя церковь. Властям не нравилась деятельность о. Геннадия. Он широко занимался благотворительностью (это не приветствовалось), много проповедывал, опекал сирот… На контакты с властью не идет. Верующие видели в нем заботливого, душепопечительного пастыря. Часто к нему не протолкнуться. Потоки людей. Из зависти попами писались доносы. Его неоднократно вызывали к уполномоченному и делали «внушения». Не раз о. Геннадия таскали в милицию и требовали отречься от Христа. Но тот был тверд и никогда не подписывал никаких бумаг. Поразительно, но сила духа неизменно одерживала верх над всесильными органами. Его во время очередного допроса (у самого высокого начальника) раз спрашивают: Ты сам то верующий во Христа, или так себе? « Ккхе-е…не понимаю, как это так себе?!» — «Да ваших, кого не возьми, сразу…в отказ, мол не очень верующий – так себе…». Геннадий в упор, прямо в глаза ему: верую во Христа Господа! И перекрестился. Безжалостный начальник, в страхе держащий огромный округ, в кабинете которого не раз мочились под себя от страха…был удивлен: «Подобных на моей памяти только трое, а остальные уже все наши». И оформив ему липовую справку о душевном заболевании, отпустил его. В 20-30-х г.г. таких отпущенных из под ареста, вполне обосновано, подозревали в тайном сотрудничестве с агентами власти, и если свои доверяли о. Геннадию, то некоторые ИПХ по привычке шарахались от Секача, как от чумы… Печальный опыт десятилетий гонений, предательств… и коварства спецслужб. А справочка та не раз выручала при милицейских налетах. Впрочем отсюда пришлось вскоре уйти.

Храм в Новоропске

Храм в Новоропске

В дальнейшем о. Геннадий, о. Феодосий (Гуменников) и послушник Григорий (все три впоследствии стали епископами Катакомбной Церкви) открыто служили в действующем храме в селе Новоропск Брянской области, территориально входившей в Локотский автономный округ. Жители этих мест относились с неприязнью к советской власти. В тех лесах долго еще партизанили непойманные «каминцы», служившие во время войны в РОНА. Об этой странице их жизни мало, что известно. Новоропский сельсовет вынуждено закрывал глаза на почти независимое существование «гнезда мракобесия». Потом, в 50-х г.г., после лишения регистрации, они уехали на Новый Афон. В Грузии на то время отношение к христианству было самым мягким в Союзе. Милиция неохотно вылавливала молящихся вне храмов. Там, в Абхазии, ими троими было организовано несколько тайных мужских и женских монастырей в горах.

Иер. Геннадию приходилось много перемещаться по стране, этого требовали дела Церкви. В один из таких переездов о. Геннадия взяли прямо в аэропорту. Приволокли в радиорубку, другого помещения не оказалось. Обыскали…ничего не нашли. Говорят: давай, поп, отрекись от Христа в микрофон, чтоб в зале ожидания послушали — отпустим без антимоний, вернешься домой целым и невредимым… Геннадий чекистам: давайте микрофон! Набрал воздуха поболее, да как крикнет в него: люди, веруйте во Христа Господа, в Нем же есть спасение! Чекисты взбеленились не на шутку и принялись избивать исповедника Имени Христова…Тем микрофоном главный изверг выбил ему несколько передних зубов…на память…

В 1965г. о. Геннадий был изгнан властями с Нового Афона. Его служение привлекало слишком многих. Число насельников росло. Оставаться незаметным больше не удавалось. Монастырь пришлось перевести в иное место. Имея в Ткуарчели несколько домовых церквей в частных домах о. Геннадий и его люди потом все же купили дом на Иверской горе. Это излюбленное место паломников, которых не мог упустить пастырь Христов, «ловец душ человеческих».

На Иверской горе жить было трудно. Сильные холода чередовались с сильной жарой. У одной монахини был ишак и она на нем время от времени подвозила прямо к монашескому жилью хлеб и все необходимое. Однажды, батюшка поднялся на Новый Афон, где отслужил Страсти Христовы, а на следующий день попросил монахиню купить что-нибудь к Пасхе. Та достала продуктов, погрузила их на спину животного, и при подъеме от тряски постепенно ослабло седло. Необходимо было подтянуть его. И когда подтягивала, как-то случайно причинила боль, рванув за шерсть. «От этого, — говорила она, — ишак меня здорово лягнул копытом, и я полетела в глубокую пропасть. Пролетела не знаю сколько метров, думая: “Господи, как я глупо умираю! Меня даже похоронить не смогут, костей не соберут”. Вдруг какая-то сила меня подхватывает и сажает на дерево верхом, так что и очки мои не разбились, только тапки упали в пропасть. Мимо проезжали люди, и вытащили меня веревками. В это время спускается дорогой батюшка, и спрашивает:— Ну что, космонавт? Все на месте?

— Простите, батюшка, все на месте вашими святыми молитвами.

Я собиралась ему все рассказать, а он все уже знает».

Когда надо было подниматься в горы, совершать службы, о. Геннадий шел сам. Его часто отговаривали от этих походов, жалея возраст и тучное телосложение. Уходя на молитву в горы, Геннадий брал себе в помощь о. Григория. Если о. Геннадий падал, тот с трудом поднимал его.

В 1967г. его вновь лишили свободы. Арестовали по требованию митр. Илии Сухумского, нынешнего Патриарха Грузинской официальной Церкви. Однажды митр. Илия пригласил отца Геннадия, проживавшего в Сухуми, через его соседа, для разговора. Митрополит предлагал ему приход: «Служи, как тебе надо, дам храм, только подчинись мне», — сказал он. О. Геннадий возразил: «Как же так? Ты хочешь, чтобы я предал всех своих и подклонил тебе голову? Это значит, мне придется всех продать! Разозленный Илия возбудил против него целое дело, обвиняя Геннадия в том, что тот, якобы самозванец, не хочет принять регистрацию, а многолюдную общину имеет. Так и приходилось жить — все время, как овчатя среди волков, во враждебном окружении, среди доносов, арестов, сплетен, подозрений и клеветы…

Впрочем и в этот раз обошлось; о. Геннадий, быв под «следствием» попал под «юбилейную» амнистию (50 лет Соввласти) и вскоре освободился. Вернувшись на Н.Афон, продолжил свою церковную деятельность по насаждению истинного православия, т.е. постригать монахов, собирать всех желающих, множество молодежи, кто чаял спасения; не взирая ни на возраст, ни на состояние, ни на положение. Очень многие из Красной патриархии переходили к нему. Властям это очень не нравилось, и они в 1969г. силою выдворили его с Н. Афона. Тогда он купил еще два дома в г. Ткуарчели, и там продолжил «собирать» свой монастырь. Были даже созданы «богословские курсы», которые вел сам о. Геннадий.

Выйдя из тюрьмы, по Промыслу Божию, о. Геннадий от вл. Меладия (Мих. Гаврилович. ум. в 1973г.) узнает, что в Бузулуке нелегально проживает глава ИПЦ Еп. Серафим (Поздеев). И тогда же предпринимает туда первое путешествие. Вл. Серафим возводит его в сан архимандрита. Еще с 1968г. батюшка туманно намекал, что скоро благословлять будет своих чад двумя руками. Когда инокиня Е. возразила, говоря, что покойный батюшка о. Александр двадцать лет безуспешно искал катакомбного епископа, на это загадочно отвечал: «Сама увидишь».

Если кто-то болел, он очень заботливо, по-отечески ухаживал за ним. Для него не было мелочей. Иногда подойдет к болящему, скажет ему что-нибудь ласково или погладит по плечу, а его молитва уже делала свое дело. Через полчаса уж человек не чувствует никакой боли, получил исцеление. Однажды, когда инокиня Елена слегла, Владыка при освящении воды на Крещение Господне вылил на грудь болящей кружку святой воды. И до сегодняшнего дня Бог миловал ее за его молиты, и все обошлось без операции. А болезнь была серьезная: мастит, угрожающий перейти в злокачественную опухоль.

У о. Геннадия была удивительная особенность говорить с людьми совершенно различного возраста, пола, интересов и профессий, с верующими и неверующими. И всем им, как вспоминают очевидцы, было с ним просто и интересно общаться. С легкостью он прямо на улице мог завести знакомство, которое позднее нередко перерастало в нечто большее. Эта способность быстро «обращать» людей в веру отличает, к сожалению, уже ушедшее от нас старчество.

Как-то какие-то безбожники, по укоренившейся советской «традиции» стали за глаза клеветнически зло перемывать кости о. Геннадию. Инокиня Е. пыталась защищать его. И вот в день Ангела будущего Владыки, по окончания службы, тут же в храме, все стали поздравлять его. Когда инокиня Е. подошла к нему под благословение, он ей шепотом на ухо: «Если ты будешь заступаться за меня, я тебе рот зашью». И тогда инокиня Е. вспомнила, что она вчера заступалась за него. И он знал об этом. Ну и ну!

Его ревностное служение истине Христовой можно сравнить с трудами Ап. Павла. (Того, тоже, избегали другие церкви долгое время, искушаясь его фарисейским прошлым). Как тот, более всех апостолов потрудился на ниве Христовой, быв призван позднее первоверховных 12-ти – и не входя в их число, так и Геннадий вступил на апостольское служение, когда катакомбный епископат Русской гонимой Церкви иссяк, больше думал, как бы избежать репрессий… и активного, безстрашного духовенства оставалось до крайности мало…(тщательно скрывались). Апостол обращал язычников, свят. Геннадий преимущественно полуязычников из МП РПЦ. Един Бог ведает, скольких людей он привел ко спасению, какие труды подъял — сколько обителей, общин, священства породил среди атеистического безумия…50-80г.г., в промежутках между отсидками и арестами. В этой апост. ревности и плодовитости, с ним, пожалуй может сравниться только один архиерей — Зарубежной Церкви – свят. Иоанн Шанхайский (Максимович). Как и Ап. Павел, вл. Геннадий со своими сотрудниками о. Ф и о. Гр. мог бы сказать о себе: мы ежечасно подвергаемся бедствиям… Я каждый день умираю (1 Кор.15.30). Узы и скорби он принимал, как милость Божию, ибо за них увенчивает Господь Своих рабов.

О. Геннадий и влд. Алфей (слева) перед хиротонией

О. Геннадий и влд. Алфей (слева) перед хиротонией

Итак в мае 1971г. он получил хиротонию по благословению еп. Серафима в г. Бузулуке через еп. Алфея (с письм. согласия ряда архиереев). Причем сам еп. Серафим, уже прикованный к постели, полуслепой, предсказывал своей хозяйке, у которой он стоял на квартире, что скоро к нему приедет особенный человек, от Бога, которого он ждал всю жизнь. Ибо, хотя и было немало других епископов лагерного поставления (главою которых он являлся), но он часто повторял: «Господи, я умираю в большой туге, потому что все эти люди мало что делают для Церкви Христовой». В то время подле еп. Серафима подвизалось из духовенства только двое — еп. Алфей и свящ. Александр (Шабельник). Само посвящение Геннадия во епископы, по сложившейся с Соловков практике, происходило в строжайшей тайне, даже от самых близких. Никто ни о чем не догадывался. Знали лишь давшие согласие епископы. На следующий же день «погостив» он уехал от них, обратно к себе на Н. Афон. В прочем для своих сделали фото.

Сразу после хиротонии вл. Алфей и вл. Геннадий

Сразу после хиротонии вл. Алфей и вл. Геннадий

Время было такое, необходимо было скрываться… Во всяком случае, когда спустя несколько дней, 74-х летний Геннадий вторично вернулся в Бузулук на похороны еп. Серафима; и вл. Алфей и о. А. Ш. встретились и приняли Геннадия, уже открыто, как своего, а до этого якобы «прятались». Вл. Геннадию пришлось немало похлопотать для устройства похорон, так как власти не разрешали хоронить, ведь у «бродяги» не было документов. Лишь за большие деньги ему удалось купить место для погребения.

После похорон Владыка Геннадий пригласил еп. Алфея (ум. в 1985г.) к себе в Абхазию в гости на праздник Покрова Богородицы. Там, в 1971г. еп. Алфей и вл. Геннадий рукоположили иером. о. Феодосия во епископы. Позднее Геннадий и Феодосий рукоположили во епископы о. Григория.

Осенью 1971г. один большой женский Монастырь, находящийся в горах, присоединился к тихоновцам. Многие люди, воспитанные в тупоумном безбожии, плохо понимали старческое руководство. Чтобы избежать славы, батюшка Г. принимал на себя юродство, нередко используя грубоватые слова, но всегда на пользу душе, с духовным, а подчас даже с пророческим, смыслом. Это делалось по благословению одного Старца, который в свое время научил его: «Гриша, надо пред людьми быть дураком, а пред Богом быть чистым». Так однажды игуменью Серафиму он прилюдно назвал «блудницей». Та недоумевала, почему? Духовный смысл открылся позже. Та приглашала со стороны священнослужителей, совершать пострижения без ведома и благословения своего законного архиерея. За это свят. Геннадий снял с нее игуменство, и монашество с тех, которые были пострижены без его благословения. Впоследствии Серафима отреклась от Христа, сбросив с себя мантию вернулась в мир…

Жизнь множества людей протекала пред его глазами, многие души, когда на это была воля Божия, он «прочитывал» духовными очами. За едой, например, мог определить что такое этот человек. Порой ему достаточно было один раз покормить, чтобы определить, что будет с этим человеком. Кого-то он благословлял в монахи, а кому благословлял жениться.

Однажды узнав об одной повенчавшейся церковным браком женщине, сказал ей: «Если бы я знал об этом, я бы из-под венца тебя вывел. Не нужно было тебе выходить. Твой крест монашеский, не семейный». Что и подтвердилось спустя семь лет. Брак оказался несчастливым и развалился. Эта женщина стала инокиней.

На исповеди Святитель указывал людям на их грехи, о которых они забывали или в которых им было трудно признаться. Так одной женщине он рассказал про некого человека, который совершает грех. И только когда Владыка ушел, эту женщину осенило, что это ее грех. Тогда она побежала за ним, и плача стала просить прощения.
Той же женщине, у которой был обычай жарить кровь и приготовлять колбасы, он как-то «признался»: «Знаешь, вот я тоже раньше ел кровь, и не каялся. А потом мой архиерей мне сказал:— Знаешь, Гриша, надо тебя на семь лет отлучить от Церкви.

— А за что?

— За то, что ты кровь животных потребляешь.

И тогда эта женщина поняла, что это не Гриша вкушал, а она ела, и не покаялась».

Таким образом, на исповеди он рассказывал грехи человеку, но никогда не накладывал на человека епитимию, ни больших, ни маленьких. «Зачем бедного человека бить, если он и так уже жизнью разбитый? Теперь бы человеку сохранить веру, и то с него достаточно. Жизнь такая, что единственный нужен подвиг, сохранить чистоту веры среди всех этих соблазнов».

Однажды две монахини совершили нечто, в чем не хотели признаваться вл. Геннадию. Как раз в обители случился какой-то новый священник, и они думали поисповедываться у него. С этого момента Геннадий перестал с ними разговаривать. На настойчивые вопросы монахинь он бросил: «Ну и кайтесь перед своим священником, а мне ваши откровения не нужны». Знавшие суть дела, обе монахини были поражены, ибо о случившемся и их намерениях никто не знал.

Вл. Геннадий за всю свою жизнь почти не снимал подрясника. В нем он ходил по улицам городов, поездам, всюду. А надо вспомнить, какое это было время, хоть и не 30-е, но все же… Одна схимонахиня вспоминала, что они как-то вместе со старцем Геннадием шли по улице и их остановил милиционер: «Снимите это!» — сказал он, указывая на облачение владыки, который в свою очередь сказал: «А вы снимите это!» — указывая на милицейский мундир. Милиционер возмутился: «Вы что, это моя форма!» «А это моя форма», — ответил владыка, и невозмутимо пошел дальше. И такая у него была сила духа, что милиционер не решился продолжать диалог.

Господь говорил, что не Мне должны служить, а Я пришел послужить людям. И этот образ Христа он всегда старался воплотить в себе. Всегда сам готовил пищу для братии, пек просфоры. Не раз он не мог от долгого стояния даже одеть сапоги. У престарелого Г. было заболевание сердца, ноги отекали. Одна женщина попросила благословение помочь одеть сапоги, а он ей: «Еще чего не хватало, чтобы женская рука до меня коснулась». А ему было уже 77 лет. Тут же присутствовала другая женщина. Выглядела она несчастной, была сильно накрашена, и при прощании он ее отечески поцеловал. А первая женщина и подумала: «Вот, сапоги мне не дал одеть, а другую бабу целует». И только она успела подумать, как вл. Геннадий отвечает на ее мысли: «Да-да, видишь, какой я. Сапоги не дал одеть, а бабу целую!». Женщина в ответ: «Простите, владыка, это я такое подумала». «Да, да, матушка, подумала, подумала. Ой, а чего это я тебя матушкой назвал. Видно и правда матушкой будешь». И действительно эти слова впоследствии исполнились.

Господь провел Своего ученика и через искушение клеветой «от своих». В Сухуми, в частном доме, скрывался некий игумен Тихон (который до этого жил в горах). Возбуждаемый врагом рода человеческого, тот все время распускал какие-то слухи и где только можно посевал раздоры, этим причиняя немало зла всей общине. Пришлось даже созывать собор для разбирательств. Ни одно из обвинений не подтвердилось. Но все равно многие от него отпали тогда, лукавому на радость, а церкви во очищение. Предвидя это, пастырь Христов по окончании службы в храме пропел: «Шумел камыш, деревья гнулись, а ночка темная была…» Под «камышом» подразумевая простых прихожан, а под «деревьями» — священнослужителей, включая кое-кого и из иерархов. Впрочем, имея сильное упование на Господа и все вручая в Его пресвятую волю, Владыка никогда не отчаивался, так как людей немало возвращалось, не выдерживая крестного безправия, обратно в госцерковь, но много и приходило. Люди родившиеся в богоотреченной стране, сильно повредились, стали слабыми и шаткими в вере. Вот и поныне утверждают, будто «секачевцы» подвизаются одновременно и в «патриархии» и в катакомбах, а и не ведают, что это отпавшие…А административного единства у тихоновцев не было никогда. И не могло быть. Еще Чирчикский Собор (1948) отмечал большое количество самовольников, сетуя на анархистские тенденции паствы… Любил повторять: «Лучше пять верных, чем пятьдесят неверных, потому что не в количестве Церковь, а в качестве. Тот по-настоящему любит Христа, кто все переносит ради Него: и гонения и оклеветания…это переплавка человека. Это то самое золото, которое сокрыто от глаз человеческих». Лично сам вл. Геннадий, не смотря на редкую сердечную мягкость, руководствовался правилами Кочующего Собора 1928г. и к «сергианству» был непримирим. Созидал Церковь не в кирпичах и бревнах, а в сердцах и ребрах. Церковью полагал не организац. – хозяйственный организм, а правильное исповедание веры Христовой. Многим это представлялось ересью…

Верным людям он помогал и молился за всех, но тех, кто уходил от него без благословения Бог наказывал. Был такой диакон Палладий, родной брат вл. Алфея. Тот отпал от вл. Геннадия, и был прикован болезнью к постели три года. Потом написал письмо вл. Геннадию, прося прощения. Через неделю больного оставила боль и он перестал мучиться.

Благодать почивавшая на этом живом носителе святоотеческого благочестия проявляла себя по разному. Одна монахиня как-то попросилась идти на телеграф, чтобы позвонить своей родственнице. Выйдя за калитку монастыря, она приподняла свое длинное платье, так как ей было стыдно идти в таком одеянии. По возвращении ее оттуда, Владыка Геннадий говорит всем: «Сейчас я покажу, как ходит схимонахиня на телеграф». Подняв свою рясу, и пройдясь по двору, говорит: «Так ходит схимонахиня Михаила на телеграф». И после этого дословно рассказал всем о чем она говорила с родственницей по телефону, не упустив ни одного нюанса. Та была поражена, как может человек на расстоянии знать каждое ее слово. А эта монахиня, быв под искушением прежде хотела отойти от своего епископа. И после этого он нехотя признался, что знает не только все их слова, но и каждую мысль видит.

За пять лет до своего последнего заточения, Владыка сам шил себе пальто. Инокиня Елена спросила его: «Для чего такая тепленькая ряса?» Он ответил: «Я должен пойти в тюрьму». Никто ничего не понимал, спрашивали: «Зачем идти в тюрьму?» Он говорил: «Я должен выстрадать Церковь. Чтобы Она продолжала Свое существование, я должен Ее выстрадать и пойти в тюрьму». Он считал, что как Христос страдал за Свою Церковь, так и каждый священник, и особенно епископ, должен выстрадать Церковь. Он учил, что путь в Царство Небесное лежит только через крест, страдания, скорби и лишения. И действительно, лет через пять его слова исполнились, и он вновь попал в тюрьму.

В его монастыре была некая бесноватая инокиня Ангелина. Родители ее были сотрудниками ОГПУ, в свое время они много расстреляли христиан, монашествующих и священников. И когда во время Второй Мировой Войны немцы расстреливали группу людей, в которой была мать Ангелины и сама Ангелина, мать прикрыла дочь собой, и в этот момент бес из умирающей матери вышел и вошел в девочку, не давая ей покоя до конца жизни. Владыка взял девочку к себе в монастырь, оказывал ей особое внимание, помогал всячески. Но бес, который не терпит ни смирения, ни любви; заставлял эту «родовую мученицу» нарушать монастырский порядок. За это она была наказана игум. Серафимой: в отместку, подстрекаемая бесом и соседями безбожниками; написала донос в КГБ, что послужило причиной последующих гонений против Владыки. Итак, в праздник Благовещения, когда иер. Досифей служил Литургию, дом был оцеплен в половине седьмого утра. Но о. Досифей не растерялся, и запретил открывать дверь, пока не кончится Литургия, и пока все верные не причастятся. И только после того, как все было прибрано, все стали пред иконой Матери Божией, и под слова молитвы «Под твою милость прибегаем», были открыты двери для «органов». Но так как они ничего не нашли, и Владыки не было, они забрали только двух монахинь для допроса.

Впоследствии, «антихристовы власти» все же объявили всесоюзный розыск всего «тихоновского Синода» Вл. Геннадий, скрылся в г. Элисте. И спустя год (в 1975г.) в возрасте 78-ми лет, его все-таки взяли, и арестовали по обвинению в антисоветской религиозной деятельности, и доставили в Грузию. Но его сердце, как ни странно радовалось. По делу проходил, как «архимандрит». Следствие продлилось полгода. Далее приговор: четыре года (устно обещали: не выйдешь никогда), и этап в дореволюционную тюремную больницу в Тбилиси, по причине тяжкой болезни. Эта тюрьма славилась своими пыточными уколами. Во сне от вл.Серафима получил две с половиной рыбки. Вместо 4-х отсидел два с половиной года. Спустя год переведен в тюрьму г. Кутаиси – место пожизненного заключения российского духовенства.

Во время Пасхи в 1977г., поскольку начальник тюрьмы имел очень верующую мать (да и вообще в Грузии к религии было отношение традиционно уважительным), то разрешил на Великий праздник заключенному духовенству провести Литургию, в отведенном для этого помещении. Тоже позволили и влад. Геннадию, которому, как духовной особе, разрешили даже оставить бороду и длинные волосы. Только не разрешалось носить рясу. Здесь он встретился с митр. Малхазом Кутаисским, племянником еп. Симеона Мозырского (которого некогда скрывал у себя с риском для жизни), арх. Гурамием и другими архиереями и духовенством, которые долгие годы сидели в тюрьме без следствия и суда. Владыку, почувствовав в нем своего, приняли по родственному тепло. Геннадий рассказал им, что Тихоновская Церковь в миру все еще существует, чем несказанно их обрадовал. И они сказали ему: «Мы уже не выйдем отсюда никогда, а ты выйдешь отсюда. Тебе много чего надлежит еще сделать». На что тот возразил: «Мне уже очень трудно… много лет. Мне обещали, что я здесь останусь. Кто знает собственное будущее, как и где я умру?» На это вл. Малхаз ему пророчески ответил: «Умрешь на воле, среди своих, в маленькой хатке, два окна на улицу, возле речки». Затем грузинские епископы, во укрепление его (как главу епископов), решили возвести в сан митрополита, тут же после службы; тем самым исполнив предсказанное духоносными старцами. (Начиная со св. Ионы, возводили в митрополиты повторением епископской хиротонии). На Западе, через диссиденские круги, стало известно о злоключениях престарелого «священника». Вражьи «голоса» подняли шумиху и власти были вынуждены досрочно выпустить его.

Когда вл. Геннадий в окт. 1978г. вышел из тюрьмы, вернулся на Кавказ уже 80-ти летним старцем. О, лживое лукавое время… Немало было подковерных разговоров, будто бы он все это выдумал и сам себе присвоил сан митрополита. Даже некоторые из близких не верили ему. Конечно от его прозорливого ума эти дьявольские наветы не ускользнули. Однажды, сразу после причастия, он вышел из-за Престола и сказал: «Вот, я только сейчас вкусил Тело и Кровь Христа, и с крестом стою у Престола, неужели вы и на этот раз мне не поверите? Я уже в шаге от смерти. Как можно лгать в моих летах и в таком состоянии?» И он терпеливо еще раз объяснил, чтобы устранить соблазн, что не было никакой возможности в тюрьме пригласить свидетелей, и составить какие-либо подтверждающие бумаги.

С большим трудом получив паспорт, преследуемый властями, не дающими ему передыха, был вынужден уехать в Элисту в кон. 1978г., где был вновь задержан уполномоченным по делам религии. Там, уже в который раз, пытались его завербовать. На что он отвечал: «Простите, люди «добрые», как же мы можем с вами дружно вместе работать, если вы гоните Христа, и строите безбожное общество, а я за Христа? Мы никак не можем друг другу помогать. У нас разные цели. Мое дело то, что я должен выстрадать Церковь. А ваше гнать нас». Подобных юродивых «уполномоченные» считали «фанатиками» и замолившимися, у которых не все дома… Вскоре был отпущен.

Владыка иногда заходил в храмы Московской Патриархии, на поклонение цельбоносным мощам, либо, чтобы привлечь людей в Катакомбную Церковь, но никогда для участия в службах и молитвах сергиан. Говорил часто: «Не все, кто в патриархии погибнут. И не все, кто в катакомбной церкви – спасутся».

Схимитрополит Феодосий  Г.

Схимитрополит Феодосий Г.

Катакомбные бабульки любили «басни» о дружбе вл. Геннадия с Самим Патриархом Всея Руси, мол «наш» постригал в монахини матушку «самого» Пимена…и много чего подобного… Недоброжелатели разных мастей и расцветок по разному любят их интерпретировать, по-советской привычке овеществляя и смакуя полную глупость. Стоит только изучить те времена, чтобы понять всю нелепость подобных придумок. Даже на Западе хорошо знали о рассылаемых тихоновцами «воззваниях» на избрание патр. Пимена (Извекова), в которых обличалась отступническая МП РПЦ. Эти «послания» подп. Вл. Феодосием Г., ходили по крупным городам Союза. (прп.Серафим Роуз, Краснов-Левитин, Вл. Мосс). А жизнь себе можно было в Союзе испортить в те времена одним словом.

В 70-х г.г.в катакомбном российском движении кризис поколений. Послереволюционные первые поколения ушли, пришли новые верующие.Последний «иосифлянский» епископ Авдий ум. в 1978г. «Даниловцев», «ярославцев», «буевцев» давно уже не было. Разгром катакомбных общин 1943-53г.г. – бериевские репрессии, обезкровили ряды подпольного исповеднического (скорбящего) православия. После них нарушился территор. принцип Епархий. Епархией, собственно стали души верных, рассеянные по всему пространству бывшей Империи. Прежние еп. титулования потеряли свое значение. Если бурно умножающиеся «тихоно-геннадьевцы» с конца 60-х установили контакты с РПЦЗ, переписываясь, получая из-за границы антиминсы, Св. Миро, группа из 14-ти священников оффиц. была присоединена к РПЦЗ, лишившись в 1975г. «мобильного Синода»… имя митр. Филарета (Вознесенского), как Главы, возносилось «секачами» за всеми богослужениями, во всех обителях …то на Соборе ИПХ 1974г. (прав. архиерей Владимир Штромб.) этой группой было решено не поминать главу РПЦЗ вовсе. А с 1996г. вымирающие «андреевцы» и вовсе не признают никого кроме себя. И хотя Усть-Кутский Собор (5-й канон) запрещает в священнослужении всех, мнящих себя не ветвью, а самостоятельным древом церковным — они сим нимало не смущаются. Закономерный финал для них – «агент»-сочинитель фон Сиверс Готфский. Это же относится и к Журбенко… последнему «настоящему катакомбнику» — МП поставления… Оба – креатура еп. Марка (Арндта) Берлинского (агента Штази), ловко создавшего параллельную иерархию катакомбной Церкви в РФ.

Впрочем в катакомбах архиереев хватало, но те не очень-то спешили проявлять себя. Многие тайные общины оказываются на акефальном положении, тихо вымирая. Конечно, подобная скрытность оправдана в богоборном государстве, слов нет: предательство, отступничество, шатания, внедрение агентов…Но и здесь доходит порой до крайностей. Чекисты не редкость, использовали приемы вроде: дают пять лет…выпускают через три – выпущенному, что делать? Выходит…и тут же подпадает под подозрение своих. Подобная мнительность довела «молодого андреевца» еп. Евагрия Др. до того, что тот, сличив две гэбэшные фальшивки, «ничтоже сумняшеся» пускает дым о «поддельном» еп. Серафиме Позд., якобы на самом деле умершем в лагере – выдавая свои домыслы за реальность. Другой «консультант», Федя Журбенко, после всех отказов ему в рукоположении (еп. Серафимом Позд., еп. Варнавою Бел., еп. Феодосием Бех., еп. Антонием Гол. и пр., изгнавшими прочь «разорителя» и «могильщика катакомб») распускает слух за границей («рекомендованый» Синоду РПЦЗ патриархийным диссид. о. Дмитрием (Дудко), о том, что мол, вообще в России истинствующего епископата не осталось – одни самосвяты и лже-катакомбы… он, де последний остался …стоящий в истине (засвидетельствовал сам себя).

Архиеп. Григорий

Архиеп. Григорий

Когда Геннадий тяжело заболел, то пребывал в больших немощах. Думая что умирает, попросил постричь его в схиму. Это было прибл. в 1980г. Но Богу было угодно, чтобы он выздоровел. И после этого он еще решался иногда служить Литургию. Но на его место по его благословению был избран митрополитом вл. Феодосий (Гуменников), а вл. Григорий стал архиепископом. Все вместе они и составляли т. наз. «мобильный Синод». Др. «секачевского» поставления епископы были фактически самостоятельны. Известно, что св. Серафим Роуз поминал за Литургией вл. Феодосия (Гуменникова), которого глубоко чтил.

В жизни «схимитрополита Геннадия» было много чудесного. Так Господь однажды (в1983г.) в откровении повелел ему ехать в Св. Пантелеймонов мон., чтобы присоединить несколько закарпатских общин. А был он очень болен, но собрался с силами и поехал. И это не дало Общине духовно умереть, так как 80-ти летний архим. Мелетий (Русчак) Афонский был уже при смерти и скорбел, что без него стадо может рассеяться. Этот афонит около 30 лет катакомбно священнодействовал без епископа. И вл. Геннадий как раз тогда же рукоположил будущего архиеп. Василия Хустского.

Иером. Милетий (Русчак)

Иером. Милетий (Русчак)

За пять лет до смерти, Владыка Геннадий служил Литургию на праздник Покрова Пресвятой Богородицы. Вместе с ним служили Владыки Григорий и Владимир (Абрамов). Вл. Геннадий попросил, чтобы ему надели золотой крест. Он подозвал к себе инокиню Елену, которая в то время была чтецом, и спросил: «Что это такое?». «Крест, Владыка святый». «Так вот знай: я умираю с великой скорбью, что некому повесить этот крест золотой». «Как же так?» удивилась Инокиня Е. «Вот ведь служащие: одному тридцать лет, другому пятьдесят восемь, люди же не больные, не старые. Могут продолжать дело». «Ничего ты не понимаешь», — вздохнул Владыка. Ему было открыто Богом, что эти люди вскоре отойдут ко Господу. И действительно, в 1987г. Владыки Григорий и Владимир умерли один за другим.

У Владыки была огромная паства и множество искренних, которые любили его. Перед смертью, уже будучи совершенно больным и слабым, он объехал всех кого мог, находящихся в разных концах страны. Один епископ-тихоновец рассказывал, как они вместе с еп. Владимиром встречали старца Геннадия на вокзале и видели, что тот едва-едва может двигаться. Было просто не понятно, как в подобном состоянии им были совершены все эти тяжелейшие дальние путешествия. «Мы вместе с еп. Владимиром вели старца Геннадия под руки по вокзалу, а потом по вагону. Причем Владыка мог совершать в 5 минут всего лишь несколько шагов», — вспоминал епископ.

Прибавим ко всему этому то, что Вл. Геннадий, разъезжая по стране, когда только мог возил с собой гроб. Его он возил для себя лично, но если кто-нибудь рядом умирал, и требовалась срочно домовина, он отдавал свою, а потом доставал себе новую. Удивительно, что, несмотря на многочисленные аресты и болезни, Владыка до конца жизни имел цветущую внешность. Ее он сохранил даже в гробу, как показывают очевидцы.

Незадолго до кончины Владыка, подойдя к окну своего последнего жилища, сказал, грустно улыбнувшись: «Маленькая хатка, два окна на улицу, возле речки». За несколько дней до его смерти, он позвал к себе инокиню Е. и стал ее угощать пышечками. Когда она наелась досыта, и отказалась, он как бы выгнал ее с грубыми словами. Она попросила за это поцеловать его руку. Никто из окружающих не понял, что произошло. Этим самым он дал понять, что его духовное окормление для нее окончилось и ей следует искать другого руководителя.

В Пасху 1987г. шел снег. Это удивило многих, живущих на Кавказе, и оказалось предвестием печальнейшего события… Впрочем вл. Геннадий бодро держался до Радоницы, стараясь помочь каждой близкой душе, связавшей с ним свою жизнь. Потом, в среду после Радоницы, он занемог и вл. Феодосий стал его соборовать. После второго помазания, у него отнялась речь и началась агония. Вскоре он умер, не приходя в сознание. Это произошло 19 апреля / 2 мая в 7. 30 утра. Когда приехали врачи, то они уже ничего не могли сделать. И пророческие слова вл. Малхаза точно исполнились: хранимый Промыслом Божиим, скончался «на воле», среди своих…что для катакомбников является большой редкостью. Можно сказать исключением.

Погребение совершалось ночью, так как днем власти запрещали открыто служить. И хотя он был очень грузный человек, и температура воздуха была высокая, и горело много свечей, тело не издавало никакого запаха тления в течение всех трех дней. Это служило доказательством праведности вл. Геннадия.

После смерти вл. Геннадия многие чада чувствуют его предстательство, а порой получают наставления через сонные явления и увещевания.

Было и такое: в тонком сне вл. Григорий (плем. Вл.Геннадия) явился инокине Е., и рассказал, как он проходил мытарства. Он сам засвидетельствовал, что было крайне трудно и страшно, но сильно помогли молитвы вл. Геннадия…

В заключение не лишне вспомнить слово прп. Симеона Нового Богослова на получение Епископской власти в Церкви Христовой: «Никтоже, говорит Писание, сам себе приемлет честь, но ЗВАННЫЙ ОТ БОГА» (Евр.5.4.). Не сказал: тот, кому люди подают власть, и кто приемлет хиротонию, но кто на это п р е д о п р е д е л е н и проручествован Богом. Те, которые поставляются и бывают от людей и чрез посредство людей, такие суть разбойники, как рек Господь: «Аз есмь дверь. Вси, елико их прииде и приходят не через Меня, а перелазят инуде, татие суть и разбойницы (Ин.10.8)». В этом смысле вл. Геннадий, несомненно был «от утробы матери своей» (Гал.1.15.) предопределен Богом во архиереи, о чем и стало известно через сосуды Божии, которыми являются духоносные Старцы. И хиротонию свою принял не только от рук человеческих, но от Самого Господа Царя Славы. Что подтверждается всею его исповедническою, исполненною страданий жизнью, плодом, которой, в последние времена народилось целое поколение христиан в безбожном расхристовленном государстве. И это для нас несомненно, для всех его многочисленных чад. Об Усть-Кутском Соборе что известно? Только со слов безвестного А. З. Ничего более. Ни бумаг, ни имен, ни свидетелей. И никто не сомневается в истинности Собора. Откуда же такая вера в клевету на тайного схимитрополита? Отвечаем, от лукавого!

На всю журбенко-чекистско-патриархийную клевету, где можно, упорно льющую грязь на верного Христу Отца нашего Геннадия, мы отвечаем молчаливым презрением, помня падающее на их иудины главы «Заклятие» свят. Патр. Тихона, утвержденное Поместным Московским Собором 1917-1918г.г. и прочими Соборами ИПЦ, РПЦЗ и ИПХ.

Его же святыми молитвами, Господи Иисусе Боже всеблагий и милостивый, помилуй Русь Святую и нас, грешных. Аминь.

Источник

{jcomments on}

Read more

Протоиерей Александр Липин: Ответ иеромонаху Игнатию Круткову

РПЦЗ: Ответ катакомбного священника архиепископу Софронию (+eng)

ОБ ИЗЫСКАНИЯХ ИЕРОМОНАХА ИГНАТИЯ

Из раскольнической среды появился отзыв на мои заметки "Краткие замечания касательно Заявления архиепископа Софрония, бывшего Санкт-Петербургского и Северо-Русского о "неканонической так называемой «Секачевской» катакомбной группе", и о его непоследовательных и антицерковных действиях".

Read more

Вечная память: Погребение протоиерея Григория Вильямс (добавлены ФОТО)

В понедельник, 3 октября, чин погребения протоиерея Григория Вильямс возглавил Преосвященнейший Кирилл, Епископ Воронежский и Южно-Российский, которому сослужили иереи Димитрий Вибер и Иоанн Хинтон.

Ни погребении молились матушка о Григория Анастасия, его дети, внуки и прихожане.

Протоиерей Григорий погребен рядом с построенной им церковью в честь Рождества Пресвятой Богородицы.

Царство Небесное и вечная память новопреставленному митрофорному протоиерею Григорию!

Read more

Joomla SEF URLs by Artio