RizVN Login



   

АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

05 Декабрь 2016

«Взрыв Храма Спасителя явился высшей степенью унижения русского народа»

85 лет назад, 5 декабря 1931 года, в Москве была взорвана православная святыня и выдающийся национально-исторический храм-памятник Отечественной войны 1812 года Храм Христа Спасителя.

 

Уже в 1918 году, в ходе реализации «Декрета о памятниках республики» (1918), гласившим, что «памятники, воздвигнутые в честь царей и их слуг и не представляющие интереса ни с исторической, ни с художественной стороны, подлежат снятию с площадей и улиц», был уничтожен памятник Императору Александру III, установленный в сквере возле Храма Христа Спасителя. А сам храм, в результате начавшихся вскоре гонений на Русскую Православную Церковь, оказался в руках обновленцев и вплоть до закрытия храма в 1931 году его настоятелем был один из вождей обновленчества «митрополит» Александр Введенский.
Памятник Императору Александру III у Храма Христа СпасителяКогда же в головах большевистского руководства вызрела идея возведения на месте Храма Христа Спасителя грандиозного Дворца Советов, началась кампания по подготовке общественного мнения к разрушению святыни и величественного памятника архитектуры. Как вспоминал А.Ф.Иванов, работавший в то время в Управлении строительства Дворца Советов, «Храм Христа Спасителя стал систематически подвергаться невиданным нападкам со стороны центральных партийных и советских органов прессы. Некто Б.Кандидов, один из организаторов Антирелигиозного музея, опубликовал брошюру "За Дворец Советов", названия глав которой говорили сами за себя: "Ложно-историческая ценность Храма Христа Спасителя", "Сказка о художественной ценности Храма Христа Спасителя", "Храм Христа Спасителя на службе контрреволюции"».
«Шел 1928 год, - писал архитектор Дворца Совета Б.Иофан. - Храм Христа Спасителя еще стоял посередине огромной площади у Москвы-реки. Большой и грузный, сверкающий своей позолоченной главой, похожий одновременно на кулич и на самовар, он давил на окружающие его дома и на сознание людей своей казенной, сухой, бездушной архитектурой, отражая собой бездарный строй российского самодержавия "высокопоставленных" строителей, создавших это помещичье-купеческое капище. Пролетарская революция смело заносит руку над этим грузным архитектурным сооружением, как бы символизирующим силу и вкусы господ старой Москвы».
Несмотря на протесты ряда отдельных деятелей культуры, в том числе академика живописи А.М.Васнецова, окончательное решение о разрушении Храма Христа Спасителя было принято 13 июля 1931 года на заседании ЦИК СССР под председательством М.И.Калинина в ходе утверждения места для строительства Дворца Советов - здания для проведения сессий Верховного Совета СССР, призванного стать главной московской высоткой и самым высоким зданием мира (420 м). Согласно проекту, Дворец Советов должен был представлять собой огромное многоярусное здание с обилием колонн и увенчанное грандиозной 75-метровой статуей Ленина, утопающей в облаках (также призванной стать самым гигантским памятником вождю революции).
Проект Дворца СоветовРешение это было заготовлено уже заранее на заседании Политбюро ВКП(б) 5 июня 1931 года, посвященном проекту реконструкции Москвы, а 16 июня появилась резолюция «Комитета по делам культов» при Президиуме ВЦИК, которая гласила: «Ввиду отвода участка, на котором расположен храм Христа Спасителя, под постройку Дворца Советов, указанный храм ликвидировать и снести. Поручить Президиуму Мособлисполкома ликвидацию (закрытие) храма произвести в декадный срок... Ходатайство хозяйственного отдела ОГПУ о смывке золота и ходатайство строительства Дворца Советов о передаче строительного материала внести на рассмотрение секретариата ВЦИК».
Главную роль в сносе Храма Христа Спасителя сыграл Лазарь Каганович, непосредственно руководивший работой по составлению генерального плана реконструкции Москвы и архитектурного оформления «пролетарской столицы», в ходе которых было уничтожено множество памятников архитектуры, по мнению влиятельного большевика «засорявших» Москву.
Практически сразу же после принятия этого рокового решения, начались спешные работы по разборке храмового здания, в ходе которых был разграблен алтарь и смыта золотая позолота. О том, как шла разборка храма, вспоминал оператор Владислав Микоша: «Через широко распахнутые бронзовые двери - не выносили, выволакивали с петлями на шее чудесные мраморные скульптуры. Их просто сбрасывали с высоких ступеней на землю, в грязь. Отламывались руки, головы, крылья ангелов. Раскалывались мраморные горельефы, дробились порфирные колонны. Стальными тросами стаскивали при помощи мощных тракторов золотые кресты с малых куполов. Рушилась отбойными молотками привезенная из Бельгии и Италии бесценная мраморная облицовка стен. Погибали уникальные живописные росписи на стенах собора. Изо дня в день, как муравьи, копошились, облепив несчастный собор, военизированные отряды. (...) Красивейший парк перед храмом моментально превратился в хаотическую строительную площадку - с поваленными и вырванными с корнем тысячелетними липами, изрубленной гусеницами тракторов редчайшей породы Персидской сиренью и втоптанными в грязь розами. Шло время, оголились от золота купола, потеряли живописную роспись стены, в пустые провалы огромных окон врывался холодный со снегом ветер. Работающие батальоны в будёновках начали вгрызаться в трёхметровые стены. Но стены оказали упорное сопротивление. Ломались отбойные молотки. Ни ломы, ни тяжелые кувалды, ни огромные стальные зубила не могли преодолеть сопротивление камня. Храм был сложен из огромных плит песчаника, которые при кладке заливались вместо цемента расплавленным свинцом. Почти весь ноябрь ожесточенно работали военные батальоны и ничего не могли сделать со стенами. Они не поддавались».
Храм Христа Спасителя, 1931 год«...Мне удалось увидеть сцену, оставившую неизгладимый след в моей памяти, -воспоминал в свою очередь А.Ф.Иванов. - Во Всехсвятском проезде стояла грузовая машина. Толстый канат одним концом был прикреплен к кресту главного купола, а другим - к автомобилю. Шофер дал задний ход. приближаясь к храму, а затем на полной скорости ринулся вперед. Машина натянула канат, как тетиву, задрожала, подняв заднюю часть кузова вверх; задние колеса, оторвавшись от земли, с огромной скоростью вращались. Опешивший водитель сперва растерялся, потом выключил мотор и стал проверять автомашину и крепление троса. Прохожие, наблюдавшие это варварство, крестились, плакали, шептали проклятия, а крест спокойно возвышался на своем месте, невредимый, несмотря на то, что его несколько дней подпиливали рабочие-верхолазы. Через четверть часа разрушители повторили свою операцию. Но и на этот раз их постигла неудача. Через некоторое время подогнали еще одну машину, поставили автомобили один за другим на одной оси, связав между собой. Вновь повторили рывок. На этот раз крест согнулся, но не сломался. Ошеломленные шоферы после матерной перебранки и долгого перекура решили загрузить машины камнями и кирпичом и вновь повторить все сначала. На этот раз крест сломался. Со скрежетом и лязгом, высекая снопы искр, он свалился наземь. Золотое чудо, украшавшее небо Москвы, теперь валялось в куче мусора, как никому не нужный хлам».
Взрыв Храма Христа Спасителя, 1931 годПоскольку разобрать Храм Христа Спасителя до основания так и не удалось, было принято решение о его взрыве. И 5 декабря 1931 года вместе с барельефами и фресками Храм Христа Спасителя был уничтожен. После первого взрыва стены храма устояли, хотя, по воспоминаниям очевидцев, взрыв был такой силы, что чувствовался на расстоянии многих километров. И лишь вторым (по другим данным - третьим), еще более мощным взрывом храм был уничтожен. Для разборки руин здания понадобилось почти полтора года. Мраморные обломки храма пошли на оформление станций метро «Кропоткинская», «Охотный ряд», скамьи были установлены на станции «Новокузнецкая», а часть плит с именами героев Отечественной войны 1812 года была раскрошена и пошла на посыпку дорожек в московских парках и отделку городских зданий...
Однако строительству Дворца Советов, этой «вавилонской башни коммунизма», возведение которой началось в 1937 году, не суждено было завершиться. Начавшаяся Великая Отечественная война остановила осуществление этого масштабного коммунистического проекта. В условиях тяжелейшей войны стало не до Дворца Советов, и подготовленные для его монтажа металлические конструкции пошли на изготовления противотанковых ежей для обороны Москвы. А вскоре едва поднявшееся от уровня фундамента здание пришлось разобрать совсем.                     
Бассейн *Москва*После окончания войны, в условиях сосредоточения всех сил на восстановлении страны,  проект масштабного Дворца Советов был заморожен. А затем от этой идеи и вовсе отказались, возведя Дворец съездов на территории Кремля. На месте же Храма Христа Спасителя, на котором стоял брошенный фундамент несостоявшегося Дворца Советов, в 1960 году был создан открытый бассейн «Москва».
Храм Христа Спасителя (современный вид)«Кто же меня убедит в том, что взрывали его будто бы мудрые и культурные люди, заботящиеся о благе народа, страны, а не хулиганы, глумливцы, не бандиты, не варвары, не случайные захватчики власти, ненавидящие захваченную страну и подмявшие под себя одурманенный пустыми лозунгами народ? - писал о взрыве Храма Христа Спасителя замечательный русский писатель Владимир Солоухин. - Короток, ограничен человеческий век. Не дожить, не увидеть. Но легче было бы умирать, провидя, как на месте омерзительного, пахнущего хлоркой лягушатника, источающего в центре Москвы свои зеленые сернистые пары, рано или поздно опять поднимется сверкающая белизной и золотом громада храма. Что точно так же, как взрыв Храма Спасителя явился апогеем и символом разрушения и насилия, высшей степенью унижения русского народа, точно так же его возрождение на старом месте явится возрождением, воскресением России».
 
{jcomments on}

Read more

Святитель Василий Великий О Святом Духе Глава 30. Изображение настоящего состояния Церквей.

   Поэтому с чем сравним настоящее состояние? Без сомнения, оно подобно морской битве, в которую мужи браннолюбивые и привыкшие к морским сражениям вступили с раздражением друг против друга за давние обиды. Смотри же на это изображение! Как страшно с обеих сторон устремляются ряды кораблей, и, когда гнев достигает высшей степени, схватившись, начинают борьбу! Предположи, если угодно, что корабли порываются сильною бурей, что мгновенная мгла, разлившись из облаков, очерняет все видимое, что невозможно различить ни друзей, ни врагов, и от смятения не распознаются подаваемые друг другу знаки. Для большей ясности подобия предположим еще, что море надувается, из самых глубин бьет клубом вверх, что из облаков льет стремительный дождь, что началось страшное треволнение гонимых бурею валов, и потом, что ветры отовсюду стремятся к одной точке, и оттого корабли с треском взаимно сталкиваются, и стоявшие в боевом порядке, частью передаются неприятелям и вследствие самой борьбы переходят в их власть, а частью поставлены в необходимость вместе отталкивать наносимые на них ветрами ладьи и сопротивляться нападающим на них кораблям, и убивать. друг друга во время мятежа, произведенного и завистью к превосходству других, и желанием каждого самому одержать верх. Вообрази еще сверх этого, что все море оглашено там какими-то смешанными и неразличимыми звуками, от свистящих ветров, от взаимного ударения кораблей, от шума кипящих волн, от крика сражающихся, которые выражают страсти свои всякими голосами, отчего не слышно голоса ни кораблеправителя, ни кормчего, а видны какой-то ужасный беспорядок и смятение, и чрезмерность бедствия при отчаянии в жизни производит в них то, что грешат с совершенным бесстрашием. Присовокупи какое-то неисцельное беснование честолюбия в тех, которые на кораблях, так что они не оставляют между собою спора о первенстве, когда корабль погружается уже в глубину.
   Перейди же теперь от сего изображения к самому первообразу зла. Не казалось ли некоторым образом прежде, что иномыслие арианское, отделившись от Церкви Божией для противоборства с нею, одно, своими только силами, противостоит нам в рядах неприятельских? Но когда после продолжительных и жестоких споров вступили они с нами в явную борьбу: тогда брань приняла много видов и разделилась на много частей, потому и по общей вражде, и по частной подозрительности, во всех поселилась непримиримая ненависть. И это обуревание Церквей, не свирепее ли всякого морского волнения? Им сдвинуты с места все пределы Отцов, приведены в колебание все основания и все твердыни догматов. Зыблется и потрясается все поставленное на гнилой опоре. Друг, на друга нападая, друг другом низлагаемся. Кого не низринул противник, того уязвляет защитник. Если враг низложен и пал, то наступает на тебя прежний твой заступник. До тех только пор взаимное у нас общение, пока сообща ненавидим противников. А как скоро враги прошли мимо, друг в друге видим уже врагов. Сверх того кто исчислит множество кораблекрушений? Одни утопают от нападения врагов, другие от тайного злоумышления споборников, иные от неискусства управляющих. В ином месте Церкви со всеми своими членами потерпели повреждение, как о подводные камни сокрушившись об еретические ухищрения, другие, быв недавно врагами спасительных страданий, взялись за кормило и подверглись крушению. А смятения, производимые князьями мира сего, не сильнее ли всякой бури и всякого вихря совращают с прямого пути народы? Подлинно какое-то плачевное и горестное омрачение объемлет Церкви, после того, как изгнаны в заточение Светила мира, поставленные Богом просвещать души людей. А непомерное соревнование друг против друга делает людей бесчувственными, когда близок уже страх всеобщего разрушения. Ибо частная неприязненность сильнее общей и народной войны, когда общей пользе предпочитается слава одолеть врагов, и настоящее упоение честолюбия дороже наград, ожидающих впоследствии. Поэтому все равно, кто только как может, заносят убийственные руки друг на друга. А какой-то грубый клич людей, взаимно сталкивающихся по своей охоте к спорам, и неясный крик, и неразличимые звуки неумолкающей молвы наполнили собою всю уже почти Церковь, то прибавлениями, то убавлениями, извращая правый догмат благочестия. Одни увлекаются в иудейство чрез слияние Лиц, а другие в язычество чрез противоположение Естеств. Недостаточно богодухновенного Писания для их сближения апостольские предания не решают взаимных между ними условий примирения. Один предел дружбы — говорить в угождение друг другу, и один предлог к вражде — не соглашаться в мнениях. А сходство в заблуждениях вернее всяких клятв на участие в раздоре. Всякий — богослов, хотя и тысячи пятен лежат у него на душе. Оттого у этих новоделов большое обилие в помощниках к произведению мятежей. Поэтому получают предстоятельство в Церквах самопоставленные и низкие искатели, отринувшие домостроительстве Святого Духа. И поскольку евангельские уставы бесчинием приведены в совершенную слитность, то неописанная толкотня около председательских мест, всякий честолюбец силою вынуждает дать ему первенство. А от такого любоначалия напало на людей какое-то страшное безначалие, отчего совершенно бездейственны и напрасны стали увещания начальствующих, всякий в невежественном кичении рассуждает, что он обязан не столько слушать кого-нибудь, сколько сам начальствовать над другими.
   Посему полагал я, что полезнее слова молчание, потому что голос человеческий не может быть и слышим среди такой молвы. Если справедливо изречение Екклесиаста, что «словеса мудрых... покои слышатся» (
Еккл. 9:17), то при настоящем положении дел весьма было бы неприлично сказать это о сих людях. А меня удерживает и сие пророческое изречение: «смысляй в то время премолчит, яко время лукаво есть» (Ам. 5:13). Теперь одни подставляют ногу, другие ругаются над падшим, а иные рукоплещут, но нет человека, который бы из сострадания подал руку поскользнувшемуся, хотя по ветхому закону не избавлен от осуждения и тот, кто пройдет мимо, увидев «осля врага падшее под бременем» (Исх. 23:5). Не то делается ныне. От чего же? От того, что во всех охладила любовь, исчезло единодушие братии, и неизвестно стало имя единомыслия, прекратились дружеские увещания, нигде нет христианского милосердия, нигде нет сострадательной слезы. Некому поддержать немощного в вере, а напротив того, такая взаимная ненависть возгоралась между единоплеменными, что каждый падению ближнего радуется больше, нежели собственным своим добрым делам. Как во время моровых поветрий и те, которые со всею тщательностью берегут свое здоровье, занемогают наравне с прочими, заражаясь от одного обращения с больными, так и ныне все мы стали подобны друг другу, овладевшая нашими душами страсть к спорам всех увлекает в соревнование худому. Оттого у нас неумолимые и жестокие ценители неудач, непризнательные и неприязненные судьи успехов, и зло, кажется, укоренилось до того, что стали мы неразумнее бессловесных животных, ибо они, если одной породы, живут одним стадом, а у нас жестокая война с нашими домашними.
   По всему этому надлежало молчать, но к иному влекла любовь, которая «не ищет своих си» (
1Кор. 13:5), и любит преодолевать все затруднения времени и обстоятельств. Нас и вавилонские отроки научили исполнять свои обязанности, хотя бы и никто не радел о благочестии. Они и среди пламени песнословили Бога, не рассуждая о множестве отметающих истину, но довольствуясь друг другом, когда их было трое. Поэтому и нас не привела в бездействие туча врагов, но, возложив упование на помощь Духа, со всяким дерзновением возвестили мы истину. Иначе, всего было бы бедственнее, когда хулители Духа с таким удобством нападают на благочестивое учение, нам, имея такого заступника и защитника, не послужить учению, которое из предания Отцов в непрерывной памяти сохранено до нас. Но нашу ревность всего более возбудили пламенность твоей нелицемерной любви непоколебимость и спокойствие твоего нрава, которые ручаются, что сказанное мною не будет разглашено многим, не потому что оно недостойно оглашения, но чтоб не бросать бисера свиньям. — И о сем довольно.
   А для тебя, если достаточно сказанного, здесь пусть будет предел слову о сем. А если покажется сего недостаточным, не позавидую, когда в люботрудном исследовании прострешься далее в приумножении ведения посредством нелюбопретельных вопросов. Ибо Господь или чрез нас, или чрез других, восполнит недостающее по мере ведения, какое достойным его сообщает Дух.

Источник.

{jcomments on}

Read more

"Новые мученики Российские". Том III. Глава IV. Епископы разных областей

НОВЫЕ МУЧЕНИКИ РОССИЙСКИЕ

(Третий том собрания материалов)
 
Составил
протопресвитер М. Польский
 
 
Глава IV.
Епископы разных областей
 
Сергий, архиепископ Новосибирский
 

Протоиерей Николай Васильков, окончивший Петербургскую Духовную академию в 1886 году, потеряв супругу, был хиротонисан во епископа Челябинского и Миясского 7 июня 1926 года. В 1927 году был арестован и заключен в местную тюрьму. После почти двухлетнего пребывания в Челябинской тюрьме был сослан в отдаленный поселок Табаринского района Тобольской губернии, где пробыл более трех лет. Пожив немного в Шадринске, он был назначен в Томск, где не прошло и года, как был снова арестован и заключен в подвал местного недостроенного собора, так как места в тюрьме не было. После нескольких лет пребывания в томских тюрьмах он был освобожден и назначен в Новосибирск, где на Пасхальной неделе, в ночь на 4 мая 1937 года был арестован и исчез бесследно в подвалах НКВД.

 
 
Филарет, епископ Бобруйский, викарий Минский


Имел университетское образование. Имел ли духовное и какое — неизвестно. Находился в числе администрации и преподавателей Минской Духовной семинарии, закрытой после польской оккупации Минска.

Священство отец Феодосий принял не женатым в 1921 году. Постриг с именем Филарета — незадолго до хиротонии.

Хиротонисан во епископа Бобруйского митрополитом Мелхиседеком и епископами Николаем Слуцким и Иоанном Мозырским в 1922 году. Проживал в городе Бобруйске.

После арестов епископов белорусских и высылки митрополита, наезжал в Минск, фактически являясь заместителем Митрополита. Пытался поддерживать бывшую прекрасно налаженной церковную жизнь.

В течение воскресенья посещал 2-3 прихода, везде говорил слово, стараясь вложить всю силу убеждения оставаться верными Церкви, не поддаваться соблазнам обновленчества, не становиться на путь церковного компромисса митрополита Сергия, быть стойким против безбожной пропаганды. Старался вдохновлять работу прежних народных хоров, широко развитых в городе Минске. Боялся потерять воспитанную Митрополитом церковную молодежь. Расписывал для нее ноты, обеспечивал духовной литературой, устраивал с нею встречи, проводил беседы, раздавал духовные задания.

В 1937 году был арестован. В тюрьму, по слухам, был доставлен с признаками легочного кровотечения. Поскольку никогда не жаловался на болезнь легких, предполагали, что во время ареста был избит. От прихожан скрывали его местопребывание в минской тюрьме, говорили о его высылке. Впоследствии оказалось, что он находился в ней до своей смерти в 1939 году. Скончался или был расстрелян — неизвестно.

 
 
Феодосий, епископ Херсонский


Был митрофорным протоиереем — миссионером Юга России и настоятелем греческой церкви в городе Херсоне. Подвергался частым арестам, но благодаря заступничеству рабочих и рыбаков из окрестных сел вблизи Херсона был освобождаем с предупреждением, что его конец будет печальным, если он не переменит своей позиции к советской власти. Его матушка не выдержала переживаний в связи с его арестами и скончалась в 1923 году. После ее смерти отец Феодосий уходил в монастырь возле Херсона, в город Олешки, затем поставлен в сан епископа. Родственники заграницей от неизвестных лиц получили его карточку в сане епископа и краткие сведения о нем, что он расстрелян.

 
{jcomments on}

Read more

Joomla SEF URLs by Artio