RizVN Login



   

АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

16 Декабрь 2016

Константинопольский Патриарх Варфоломей назвал критиков Критского собора "нечестивцами" и пригрозил им разрывом евхаристического общения

Патриарх Константинопольский Варфоломей грозит разрывом общения с иерархами, критикующими Всеправославный собор, который проходил в июне этого года на Крите.

В своем письме архиепископу Афинскому Иерониму он указал на то, что ряд греческих священников и мирян своими высказываниями подталкивают православный народ к "мятежу и оспариванию итогов прошедшего с успехом Святого и Великого Собора", цитирует Варфоломея "Интерфакс", ссылаясь на "Agionoros.ru".

Патриарх Варфоломей назвал деятельность критиков Собора "пагубной", "вызывающей смущение" и "нечестивой".

Он причислил к таковым иерархов официальной Элладской Церкви, в частности митрополита Пирейского Серафима и Калавритского Амвросия, и призвал Афинского архиепископа принять надлежащие меры по увещеванию "действующих антицерковно и антиканонично" клириков, поставив их перед лицом угрозы "наложения предусмотренных священными канонами санкций".

По словам Варфоломея, если эти иерархи "не придут в себя", Константинопольский патриархат "вынужден будет прекратить с ними церковное и евхаристическое общение".

Как сообщалось, Болгарский, Антиохийский, Грузинский и Сербский патриархаты, а также РПЦ МП как основной инициатор, официально выступили за перенос Собора до урегулирования разногласий и доработки проектов его документов. Константинопольский патриархат, ответственный за организацию Собора, посчитал претензии надуманными и настоял на его проведении в намеченные сроки. В результате в работе Критского собора не участвовали представители вышеперечисленных патриархатов "официального православия".

Всеправославный Собор не созывался свыше тысячи лет и готовился более полувека.

Источник

{jcomments on}

Read more

Сестра патриарха Кирилла (Гундяева) оказалась акционером банка «Пересвет», из которого мошенническим способом вывели от 12 до 35 млрд рублей

РПЦ [МП] продолжают сотрясать мошеннические скандалы. На этот раз выяснилось, что предполагаемая сестра главы церкви Елена Холодова владеет 0,3 % акций «Пересвета». Ранее стало известно, что у многих компаний, которые кредитовались в «Пересвете», «имеются некоторые признаки аффилированности друг с другом либо с акционерами или менеджментом банка». Возможно, одна из таких контор принадлежит Холодовой.

Напомним, что сестра Холодовой – Лидия Леонова - также засветилась в «грязной» истории. В 2012 году выяснилось, что она проживает в «патриаршей квартире». Но главное, что во время ремонта соседей снизу к ней попала пыль. Она подала иск на 19,7 млн рублей. Соседи проиграли дело. Им пришлось продать квартиру, но они еще остались должны. Кстати, сам патриарх признал, что Леонова его сестра.

Банковское дело патриарха

Отметим, РПЦ владеет 49,7 % акций банка «Пересвет», 24,4 % принадлежат АО «Экспоцентр», главе правления банка и миноритарному акционеру Александру Швецу — 12,8 % банка, еще 1,7 % контролирует Павел Панасенко через ООО «Внуково-Инвест».

В октябре этого года авторитетное рейтинговое агентство Fitch установило рейтинг «Пересвету» на уровне B+ (спекулятивный класс).

Тогда же оказалось, что деньги выдавались фирмам, аффилированным с менеджментом и миноритарными акционерами!

Согласно анализу Fitch, кредиты на 12 млрд рублей являются «особенно высокорисковыми, поскольку выданы в основном структурам, не имеющим реальных активов, в то время как банк является единственным кредитором».

19 октября православный банк решил ограничил выдачу вкладов. 24 октября банк возобновил работу офисов, однако приостановил выполнение любых финансовых операций. Отметим, что в банке лежат 22 млрд рублей, принадлежащих россиянам. Вскоре «Пересвет» допустил технический дефолт по выплате биржевых облигаций!

Акционер и предправления «Пересвета» Швец решил пройти курс лечения и внезапно оказался в реанимации, куда не могут заходить следователи.

Более того, открылось, что государсвенный «Россельхозбанк» (предправления Николай Патрушев, сын секретаря Совбеза РФ) в интересах «Пересвета» привлек у пенсионных фондов и управляющих компаний 10 млрд рублей! Это означает, что пенсионные накопления могли пропасть в полном объеме.

В этом месяце стало ясно, что «дыра» в активах «Пересвета» - 35 млрд рублей. Где деньги, не ясно.

В банке держали свои средства такие значительные госкорпорации как «Транснефть», РОСНАНО, аэропорт «Пулково», Федеральная пассажирская компания, «Мослифт» и ряд других федеральных и московских госкомпаний. Вывод денег из банка - это удар не только по гражданам, но и по государственным структурам!

Отметим, что ранее православный банк попал в поле зрения правоохранительных органов в связи с крупным хищением бюджетных денег при строительстве станции метро «Стрелка» в Нижнем Новгороде. Дело в том, что возводится станция к ЧМ по футболу 2018 года, который пройдет в России. Тогда следователи говорили, что «речь идет по меньшей мере о 10 миллиардах рублей, которые могли похитить сотрудники банка со счетов».

Еще один близкий человек патриарха Кирилла, который может быть причастен к хищениям, - это акционер «Пересвета», митрополит Рязанский и Михайловский Марк. Марк (Сергей Головков) считается самым близким патриарху человеком. Именно Кирилл дал ему сан митрополита. Кстати, он входил в состав совета директоров «Пересвета» с 1992 года.

Один раз не…

Подобная ситуация была с другим банком, аффилированным с РПЦ, – «Софрино». Православный банк выдавал деньги конторам-«пустышкам» - даже зарегистрированным на покойников!

В 2015 году московская полиция возбудила уголовное дело по фактам хищения активов обанкротившегося банка «Софрино». Дело в том, что в середине 2013 года КБ «Софрино» на основе кредитного договора перечислил 50,6 млн руб. на счета компании «Трейдмаркет». Контора сразу перевела деньги на выкуп у «Софрино» принадлежавших ему векселей банка «Интеркапитал»!

Такие же операции произошли в 2014 году, когда «Софрино» по четырем кредитным договорам выделило сразу 500 млн руб. фирмам «Морской бриз», «Диском», «Кайрос», и «Юника»! 375 млн рублей из этой суммы моментальным переводом ушли на выкуп у «Софрино» земельного участка в городе Сергиев Посад. А компании были оформлены на жителя Москвы Виктора Кузнецова, скончавшегося при невыясненных обстоятельствах еще в 2010 году. В то, что патриарх Кирилл воскресил Кузнецова, верится мало.

Всего ревизорами было обнаружено нарушений в «Софрино» на 4,9 млрд рублей. После того, как Арбитраж признал «Софрино» банкротом, АСВ начало выплачивать вкладчикам деньги (страховая сумма не более 1,4 млн рублей, деньги свыше не выплачиваются) 5,4 млрд рублей!

РПЦ наизнанку

Могут ли служащие церкви воровать деньги? Вообще «делать деньги» на прихожанах?

Ежегодный доход от «даров» РПЦ и православного бизнеса оценивается в 100-150 млн долларов. Значительная часть инвестируется бизнес-проекты. Одним из таких проектов числится кафедральный храм Христа Спасителя. Богохульство? Нет, правда. Оказывается, на территории храма работают химчистка (!), трапезная палата (ресторан), автомойка, шиномонтаж, автосервис, платная парковка, множество торговых ларьков!

Бизнес-проекты храма приносят до 40 млн рублей в год.

Есть, кстати и шиномонтаж в Новоспасском монастыре!

Также РПЦ вкладывается в продажи автомобилей. Например, с 2003 по 2010 годы подконтрольное РПЦ ЗАО «АО Витал» владело 25 % «БМВ Русланд».

Отметим, что в 2004 году научный сотрудник Центра исследований теневой экономики при РГГУ Николай Митрохин сделал монографию о теневой экономической деятельности РПЦ. Согласно анализу, личное состояние тогда еще митрополита Кирилла оценивалось в этой работе в 1,5 млрд долларов!

Сложилась такая ситуация достаточно давно. Еще в конце 90-х еще, тогда митрополита Кирилла заподозрили в использовании предоставленных Правительством Российской Федерации налоговых льгот на импорт алкогольной и табачной продукции.

«Как много сегодня тех, кто использует свой талант, ум, знание и влияние для того, чтобы растлевать человеческую природу!» — заявил в этом году патриарх. Действительно. И, похоже, такие люди во множестве состоят не только в РПЦ, но и в личном родстве с Кириллом. И должен им быть не только Бог судья, но и обыкновенный российский судья, т.к. РПЦ существует в рамках законов светского государства.

Николай Поликарпов,
"THE MOSCOW POST", 15 декабря 2016 г.

{jcomments on}

Read more

"Новые мученики Российские". Том III. Глава VII. Сергий, митрополит Литовский и Виленский

НОВЫЕ МУЧЕНИКИ РОССИЙСКИЕ
(Третий том собрания материалов)
 
Составил
протопресвитер М. Польский
 
Глава VII.
Сергий, митрополит Литовский и Виленский
 

В миру Димитрий Воскресенский был сыном старого московского протоиерея, учился в Духовной семинарии и не успел ее закончить "благодаря" революции; в это время ему было лет 18-19. Он был послушником у последнего ректора Московской Духовной академии епископа Феодора, который жил в Москве в Даниловом монастыре, где и принял монашество с именем Сергия в 1923 году. В 1926 году он перешел в канцелярию Патриархии. Это был первый год управления Церковью митрополита Сергия. Одаренный, умевший разговаривать с представителями советской власти, он быстро стал делать карьеру, занял место секретаря патриаршей канцелярии и в 1929 году был хиротонисан во епископа (кажется, Волоколамского), викария Московского. Время было трудное, большинство епископов было сослано, часть Церкви ушла в катакомбы, часть старалась приспособиться и жить. В число приспосабливающихся попал и епископ Сергий. Манера угодничества не могла внушать доверия окружающим. В Москве молодого Епископа считали простым агентом НКВД. Он обвинялся в интригах и доносах.

С захватом Прибалтики большевиками в 1939-1940 годах в эту область были направлены ими особо проверенные люди. В это же время скончался там престарелый митрополит Литовский Елевферий. На место умершего был назначен с саном митрополита Сергий. Приехал он не как представитель гонимой большевиками Церкви, а как полномочный представитель Москвы, облеченный большою властью. Он свободно в любое время соединялся по телефону с Москвой, что другим было почти недоступно. Митрополит имел много светских манер и привычек и не принадлежал к разряду епископов-исповедников, а тем более мучеников, но уставное богослужение любил и сам исключительно благолепно служил. Разрешив митрополиту Сергию переезд в Прибалтику, НКВД окружило его доверенными людьми, помимо того что он сам им был хорошо известен.

Когда наступило 22 июня 1941 года — приход немцев — власти, по-видимому, получили приказ эвакуировать его во что бы то ни стало. Экзарх спрятался в подвале Рижского собора и не был найден там секретарем, искавшим всюду своего епископа. Есть сведения, что секретарь позднее был расстрелян большевиками за эту неудачу.

Легко изменив советской власти, Митрополит остался верен Патриархии с прямым для себя риском. В особом "Меморандуме по поводу положения Православной Церкви в Остланде", от 12 ноября 1941 года, митрополит Сергий изложил немцам тяжкое положение гонимой Церкви под властью безбожников, оправдывая позицию Московской Патриархии, в которой сам был действующим лицом.

В этом докладе митрополит Сергий стремился доказать немцам, что современное ему московское церковное управление стоит в позиции "абсолютной аполитичности". "Верующие должны стойко исповедовать Божественную правду и в данном случае умирать мученическою смертью," — пишет он. Он категорически отрицает, что "руководство Патриархата дало себя свести до положения безвольного инструмента советского правительства". Говоря правду, что Патриархия, как и все христиане, внутренне не примирилась с большевизмом и испытывают к нему отвращение, что советское правительство относилось к Патриархии с недоверием и враждебностью, постоянно следило за ним, производило среди членов его аресты, митрополит Сергий категорически отрицает, что управление Патриархии "настолько унизилось, чтобы служить инструментом советского правительства", умалчивая о всех случаях политических выступлений Патриархии заведомо неискренних и сеющих заблуждение в иностранные массы и о политических обвинениях, которые сама Патриархия предъявила членам Церкви для оправдания власти в гонениях и преследованиях их.

Сам митрополит Сергий, в прошлом известный жестокими выступлениями в защиту Патриархии против "тихоновцев", против епископата, духовенства и мирян, не подчинившихся митрополиту Сергию (Страгородскому), порвавших с ним и уходивших в катакомбы, теперь свидетельствует: "Вообще же существовала в России очень живая тайная религиозная жизнь (тайные священники и монахи, тайные молитвенные места, тайные богослужения, крестины, исповеди, причастия, свадьбы, тайные теологические занятия, тайное хранение Священного Писания, литургической утвари, икон, священных книг, тайные сношения между общинами, епископствами и руководством Патриархата и т.д.)". Поскольку сама официальная, допущенная большевиками к существованию, Церковь прибегала к тайным действиям, пришлось Митрополиту упомянуть об этом вообще.

Резко теперь повернув от большевиков, он хотел остаться верным митрополиту Сергию, но Московская Патриархия должна была обратиться против него, и под конец его деятельности, незадолго до смерти, ему пришлось отказаться от поминовения за богослужениями своего главы. Свой разрыв с Москвой Митрополит переживал очень болезненно. Первые несколько служб после прихода немцев он служил со слезами, плача в алтаре. Митрополит прежде всего горевал о своей ни в чем неповинной матери-старушке, над которой будет учинена расправа.

Резиденцией митрополита Сергия был город Рига. В состав экзархата входили Литва, Латвия и Эстония. Кроме того, ему было вверено духовное окормление освобождаемых от большевиков местностей Новгородской, Псковской, Петроградской и Тверской губернии, где Митрополитом была учреждена Духовная Миссия и открыто более 300 церквей. По делам службы владыка Митрополит очень часто посещал столицы прибалтийских государств: Ревель, Ковно и Вильно. В Вильне Митрополитом была учреждена Духовная семинария.

За три недели до убийства митрополит Сергий выпустил замечательное по силе убедительности и по стилю воззвание к православному населению Прибалтики, направленное против большевиков. В этом воззвании по поводу избрания в Москве патриарха Сергия была сказана крылатая фраза: "Сталин не Савл и Павлом никогда не будет". Воззвание Митрополита с его портретом не сходило со столбцов прибалтийских газет. Во всех кинематографах Прибалтики демонстрировался фильм "Митрополит Сергий читает воззвание и произносит фразу: "Сталин не Савл и Павлом никогда не будет". Предполагают, что эта фраза и решила судьбу Митрополита.

После этого обращения Митрополит ждал покушения. О насильственной смерти он все время думал. На одном из обедов, за которым он пил вино, как бы в свое оправдание, в присутствии эмигрантского духовенства, он запальчиво воскликнул: "Если бы и Вы, отцы, пережили со мною мою московскую жизнь, если бы и Вас поджаривали на сковородке, как нас поджаривали, то и Вы бы запрыгали!"

В конце апреля 1944 года Митрополит находился в Вильне, куда он прибыл для присутствования при выпускных экзаменах семинаристов. 27 апреля в день святых мучеников литовских Антония, Иоанна и Евстафия, Митрополит совершил последнюю Божественную литургию в исторически знаменитом по борьбе с унией Свято-Духовском монастыре.

29-го апреля (это была суббота) владыка Митрополит в 9 часов утра на собственном автомобиле выехал из Вильно в Ригу (через Ковно), куда его спешно вызвали для погребения умершего артиста, известного певца Смирнова. В 11 часов утра Владыка должен был прибыть в Ковно.

Неприбытие Митрополита в Ковно к назначенному времени встревожило ковенские церковные круги, которым было известно, что за Митрополитом гоняются большевицкие и немецкие агенты и что по дороге между Ковно и Вильно появились советские и польские партизаны, которые пускали почти ежедневно под откосы немецкие поезда и нападали на проезжающих.

В 5.30 часов вечера администрация Ковенского Кафедрального собора получила извещение, что в 40 верстах севернее Ковно на дороге стоит заведенный автомобиль и в нем находятся четыре расстрелянных лица, одно из них духовное. Вблизи автомобиля лежит труп убитой литовской девушки, проходившей в то время по дороге.

Представителями немецкой полиции четыре трупа были доставлены в Ковно, в отделение Медицинского факультета местного университета. Около 9 часов вечера туда было вызвано соборное духовенство, которому властями были выданы четыре трупа.

Духовенство приступило к осмотру трупов. В Митрополита было выпущено 18 пуль. Шея была точно разрезана пулями. Правая рука была прострелена, грудь представляла собою решето. У шофера был снесен череп, и мозг вытек из головы. Вместе с Митрополитом ехали: артист Большой Московской оперы И. Редикульцев и его жена. Правая щека у него была красного цвета, по-видимому обожжена от близкого выстрела из огнестрельного оружия. На лице госпожи Редикульцевой запечатлелся ужас внезапной смерти.

Трупы были привезены в кладбищенскую церковь. Ввиду ночного времени, с большим трудом были найдены четыре гроба, и духовенство приступило к облачению Митрополита по архиерейскому чину. К утру четыре гроба были поставлены в главном храме Кафедрального собора.

Весть о злодейском убиении Митрополита распространилась в городе с быстротою молнии и утром во время литургии в соборе пребывали тысячи людей, без различия вероисповеданий. Виленское духовенство настаивало, чтобы Митрополит был погребен в Вильне, в архиерейской усыпальнице, но немецкие власти потребовали перевезения тела Митрополита в Ригу.

Погребение митрополита Сергия состоялось в Риге 5-го мая. Чин отпевания совершали: архиепископ Ковенский и епископ Рижский с сонмом духовенства, прибывшего из Эстонии, Литвы и Латвии. Согласно духовному завещанию убиенного Владыки, в исполнение обязанностей заместителя Экзарха Прибалтики вступил архиепископ Ковенский.

Патриарха Московского Сергия, узнавшего об убийстве его Экзарха, говорят, любимого, постиг смертельный удар. Умер он 15 мая 1944 года.

Гроб с останками Святителя до места последнего упокоения провожала вся Рига, без различия вероисповеданий и национальностей. На гроб было возложено множество венков, в том числе и от представителей немецких властей. Митрополит Сергий погребен на Покровском кладбище, недалеко от могилы архиепископа Рижского Иоанна (Поммера), также убитого при загадочных обстоятельствах (предполагают — латвийскими большевиками).

Убийство митрополита Сергия произошло при следующих обстоятельствах. По сообщению немецких властей, за неделю до убийства Митрополита в Вильне из немецкого военного гаража неизвестными злоумышленниками был похищен только что вернувшийся с фронта автомобиль и 80 литров бензина. При этом стража, охранявшая гараж, была заперта в уборную, но очень хорошо успела рассмотреть лица злоумышленников и даже определила их точный рост, с немецкой аккуратностью, в сантиметрах. Злоумышленники говорили якобы по-польски и по-русски.

Злоумышленники знали о времени отъезда Митрополита из Вильно и гнались за ним. Не доезжая 40 верст до Ковно, бандиты обогнали автомобиль Митрополита и своим автомобилем загородили дорогу. По словам пахавшего при дороге крестьянина, из автомобиля вышли два человека в военной немецкой форме с оружием в руках, подошли к автомобилю Митрополита и начали расстреливать сидевших в автомобиле из автоматических ружей. Как потом было установлено следствием, пули были немецкого и русского образца. Бандиты также убили проходившую мимо литовскую девушку. Когда началась частая стрельба, крестьянин бросил лошадь и скрылся в ближайшие кусты.

Совершив свое дело, бандиты повернули назад. Вещи убитых остались нетронутыми. Полицейские розыски ни к чему не привели, не смотря на обещание крупной награды тому, кто поможет обнаружить убийц.

Кто убийцы, до сих пор не установлено. Как объявляли немецкие власти, убийство митрополита Сергия и его спутников — это дело рук платных агентов Сталина.

Среди некоторой части населения Прибалтики уже тогда появилось мнение, что это преступление — работа Гестапо. Немцы не могли простить Митрополиту его русского патриотизма.

По окончании войны над бывшей Рижской немецкой администрацией большевики учредили суд, в результате которого высшие представители немецкой власти в Прибалтике были повешены на рижских площадях. При этом большевики объявили, что немцы сознались в организации убийства митрополита Сергия. Правда, мы знаем цену большевицким заявлениям о признаниях на суде и поэтому в правдивость этого заявления не можем верить.

Хотя, незадолго до своей трагической смерти, митрополит Сергий, вернувшись из одного немецкого учреждения в Ковне, заявил близким людям: "Немцы меня убьют".

Версия о похищении злоумышленниками военного автомобиля из военного гаража, об аресте стражи и о том, что последняя, запертая в уборную, не только рассмотрела цвет лица похитителей, но слышала их польско-русский разговор и до точности в сантиметрах определила их рост, мало похожа на правду.

По мнению лиц, очень близких к покойному Митрополиту, в это именно время немцы не могли убить митрополита Сергия. Он только что выпустил свое сенсационное воззвание и был в апогее почета и славы у немцев. С этим воззванием Митрополит предполагал обратиться к православной иерархии Балканских стран, с призывом к борьбе с большевиками, которые не только преследуют религию, но обрекают на истребление целые маленькие нации, как, например, балтийцев, которых за неделю до начала войны в течение трех дней вывезли более 160 тысяч, причем жен отделили от мужей и родителей от детей. Воззвание это Митрополит должен был прочесть по радио на английском языке. Незадолго перед этим Митрополитом были получены два письма от советских партизан, угрожающих ему смертью.

 
{jcomments on}

Read more

Joomla SEF URLs by Artio