RizVN Login



   

АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

24 Декабрь 2016

ИПЦ Греции: Престольный Праздник Свт. Николая Чудотворца в Австралии

В воскресенье, 5/18 декабря 2016 г., приход Свт. Николая (Свободная Сербская Церковь под омофором ИПЦ Греции) в Брисбене (Австралия) праздновал свой престольный праздник.


Новый алтарь был освящен епископами Амвросием (ИПЦ Греции) и Иоанном (РПЦЗ), в сослужении с архимандритом Христифором и иеромонахом Симеоном.



Приходской праздник святителя Николая был перенесен с понедельника на воскресенье, когда также отмечалась Сербская Слава. 
 
Сестричество приготовило пышный постный стол.
{jcomments on}

Read more

"Новые мученики Российские". Том III. Глава XII. Протоиерей о. Тимофей Буткевич

НОВЫЕ МУЧЕНИКИ РОССИЙСКИЕ
(Третий том собрания материалов)
 
Составил
протопресвитер М. Польский
 
Глава XII.
Протоиерей о. Тимофей Буткевич
 

Протоиерей Тимофей Буткевич родился в 1854 году в семье священника Харьковской епархии.

Окончив в числе первых Харьковскую Духовную семинарию, он поступил в Московскую Духовную академию, окончил последнюю в 1879 году со степенью кандидата богословия.

Рукоположенный во иереи в 1878 году еще на академической скамье, он, по выходе из Академии, наряду с пастырской деятельностью, посвятил значительную часть своих сил научной деятельности, главным образом, в области богословия и философии, печатая свои труды в журнале "Вера и разум", в котором он бы постоянным сотрудником. Уже в 1884 году он удостаивается ученой степени магистра богословия за труд "Жизнь Господа нашего Иисуса Христа", изданной дважды. Эти научные труды проложили протоиерею Буткевичу дорогу к высшему ученому посту, и в 1894 году он был назначен профессором богословия в Харьковский университет.

Из многочисленных его трудов заслуживают быть отмеченными "Зло, его сущность и происхождение" ("Вера и разум", 1896-97. Отд. изд. 1898 г.) и его докторская диссертация "Религия, ее сущность и происхождение" ("Вера и разум", 1900. Отд. изд. 1901 г.).

В 1906 году он был вызван в Санкт-Петербург для участия в Высочайше утвержденном Предсоборном Присутствии по разработке вопросов, подлежащих рассмотрению на предстоящем Поместном Церковном Соборе, а затем избирается в члены Государственного Совета сперва на три, а затем (в 1909 году) вторично на девять лет, в каковом звании и пребывает вплоть до революции 1917 года.

Проявляя в Петербурге самое деятельное участие в различных церковных и общественных организациях и учреждениях, отец Тимофей в то же время продолжает вести свои научные работы и читает лекции в Александровской Военно-юридической академии.

С наступлением февральской революции, постановлением Временного правительства, он высылается из Петрограда. В Харькове, куда он переселился, начался для него новый период тяжелых нравственных испытаний и мук и непосильной борьбе с безбожной советской властью и ее приспешниками из духовных лиц, которые, безусловно, приложили свою руку к насильственной смерти этого поборника духовного просвещения и стойкого борца за Церковь Христову.

В 1918 году, когда над Харьковом повисла угроза со стороны наступавшей на него Красной армии, то близкие к отцу Тимофею лица стали настойчиво его уговаривать покинуть Харьков. Но он, приютившийся в то время в келии Покровского монастыря, решительно отклонил эту просьбу, мотивируя тем, что пастырю не подобает покидать свою паству. Он в то время был настоятелем Николаевского храма.

Оставшись в Харькове, он не мог, конечно, не стать жертвой жестокого гонения, которому подверглась Православная Церковь со стороны безбожной советской власти.

После захвата Харькова, большевики произвели у отца Протоиерея обыск и, кстати сказать, конфисковали весьма интересную и очень ценную рукопись, его автобиографию, а самого автора ее отправили в Москву и заключили в Бутырку.

Правда, по ходатайству делегации рабочих харьковского паровозостроительного завода, отправившейся в Москву во главе с еще совсем юной его дочерью, он был освобожден и получил право возвратиться в Харьков, но при условии не совершать богослужений и, конечно, не участвовать ни в каких организациях.

Однако, возвратясь в Харьков, отец Тимофей уже не мог обрести себе ни внутреннего, ни внешнего покоя. Из писем его самого и его близких родных, полученных заграницей, а также и по словам бежавших из Советского Союза частных лиц, хорошо знавших его, легко себе представить, в каких глубоких нравственных страданиях и пытках протекали последние годы жизни этого твердого и мужественного пастыря.

Мучаясь за нашу Православную Церковь, раздираемую смутою, расколами и раздорами среди возникших в то время всякого рода церковных партий и притом жестко гонимую большевиками, он, конечно, не мог не сознавать той опасности, которая угрожала его жизни со стороны живоцерковников и самосвятов-украинцев, мечтавших иметь в своих рядах такого авторитета, каковым был он.

Решительный его отказ на формальное предложение живоцерковников вступить в их ряды, как и следовало было ожидать, повлек за собою весьма печальные для него последствия. Теперь они ясно поняли, какого опасного для себя имеют в лице его противника, который своею верностью Церкви Христовой, своею популярностью и своим авторитетом мог оказать огромное влияние на окружающих его, а также мог во многом и препятствовать скорейшему достижению темных задач тогдашних захватчиков церковной власти. Уничтожить протоиерея Буткевича была их цель.

После богослужения в Сумах (уездный город Харьковской губернии), куда он был приглашен из Харькова, и после обеда там, у него появились рвоты и головные боли, которых ничем нельзя было унять. От этого последовало истощение организма, которое и свело его в могилу.

Ко всему этому, с большим сожалением, должно отметить и еще один печальный факт, связанный с именем протоиерея Буткевича, но проявленный теперь уже со стороны западной, римо-католической церкви.

Пользуясь внутренней смутой в Русской Православной Церкви и трудностью проверить в то время газетные сообщения, представители католической церкви, главным образом западные униаты, постарались использовать в своих видах имя протоиерея Буткевича. Так, в католической печати направления "pro Russia" можно было читать сообщение (журнал "Китеж", № 4 за окт.-дек. 1922 г., издававшийся под редакцией прелата Около-Кулака) о переходе в католичество доктора богословия, члена Государственного Совета протоиерея профессора Буткевича. Это ложное известие повторили и другие органы католической прессы, как, например, "Dziennik Pozna;ski" (№№ 41, 49 за 1923 г.) в статьях ксендза Цешинского.

Вполне понятно, что известие об отступничестве столь видного православного богослова и известного русского пастыря, всегда твердо и неизменно отстаивавшего интересы Русской Православной Церкви, не могло не смутить многих верных ее сынов.

Правда, протопресвитер Т. Теодорович в своем докладе "Стремление христианского мира к единению", упоминая об этом известии католической прессы, с недоверием относится к нему (см. его книгу "К сорокалетию пастырства", стр. 39-40), но вот только в 1939 году на страницах варшавской газеты "Слово" (№№ 23-24 от 5-12 июня) появилась статья под названием "Реабилитация профессора отца протоиерея Буткевича", где документально было опровергнуто это совершенно ложное, вымышленное сообщение чрезмерных ревнителей католицизма в его насаждении среди православного населения.

Оставшийся до самой смерти верным и преданным сыном своей Матери-Церкви, протоиерей Т. Буткевич скончался 31 января (по ст. ст.) 1926 года в доме своей старшей дочери, окруженный своею женою и детьми. Погребен в Харькове на городском кладбище.

 
{jcomments on}

Read more

Joomla SEF URLs by Artio