RizVN Login



   

АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

16 Март 2017

Миф об аскете и бессребренике Сталине

Сталинисты любят выставлять Сталина неким аскетом и бессребреником, который после смерти вместе с "ядерной палицей" оставил китель, шинель и пару сапог из посмертной описи личного имущества. Однако скромно умалчивают, что жил Отец-народов полностью на государственном обеспечении, что позволяло ему даже не тратить свою и без того нескромную зарплату в 10 000 руб (после грабительской денежной реформы 1947 г). Разумеется, госбюджет на личные нужды вождя никем не контролировался, как это водится в авторитарных государствах. И само окружение Сталина сформировало особое сословие с привилегиями в "Раю для рабочих и крестьян". Все это с успехом практикуется в странах бывшего СССР и по сей день.


Кстати, и среди других диктаторов, и даже западных миллионеров были подобные примеры личной "скромности", когда они ходили в дырявых носках, питались едва ли не корочкой хлеба с водой, и т.п.


Сама опись имущества Сталина происходила на Ближней даче и в неё вошло только то имущество, которое на этой даче находилось. Также следует обратить внимание на фразу: "другое имущество, принадлежащее товарищу Сталину, в опись не включалось."Тут надо сказать что дача у Сталина была не одна и квартира имелась, и служебный кабинет в Кремле. Если мы уж взялись говорить об аскетизме, то можно было бы измерить его в количестве дач которые Сталин построил лично для себя. Для этого можно взять мемуары дочери Сталина Светланы Аллилуевой, которая довольно подробно описывает быт вождя:


"...

1. Дальняя дача в Зубалово.

2. Ближняя дача в Кунцево.

3. Липки, — старинная усадьба по Дмитровскому шоссе, с прудом, чудесным домом и огромным парком с вековыми липами;

4. Семеновское — новый дом, построенный перед самой войной возле старой усадьбы с большими прудами, выкопанными еще крепостными, с обширным лесом.

5.Соколовка, — мрачный, темный дом, куда мы все стали ездить этой осенью вместо нашего милого Зубалова..."


Это все под Москвой, дальше:


"...

6. Для отца архитектор Мирон Иванович Мержанов построил чудесные три дома: один в Сочи, недалеко от Мацесты на месте, выбранном отцом еще вместе с мамой;

7... другой — не доезжая Гагры, около Холодной Речки;

8...третий за Адлером, возле речки Мюсс'eра.

9. Осенью 1941 года в Куйбышеве было подготовлено жилье и для отца. Ждали,что он сюда приедет. Отремонтировали несколько дач на берегу Волги,выстроили под землей колоссальные бомбоубежища...."

 

Интерьер сталинской дачи в Сочи.


Затем следует совершенно замечательный отрывок:


"...Летом 1946 года он уехал на юг — впервые после 1937-го года. Поехал он на машине. Огромная процессия потянулась по плохим тогда еще дорогам, —после этого и начали строить автомагистраль на Симферополь. Останавливались в городах, ночевали у секретарей обкомов, райкомов. Отцу хотелось посмотреть своими глазами, как живут люди, — а кругом была послевоенная разруха.После этой поездки на юг там начали строить еще несколько дач, —теперь они назывались "госдачи". Формально считалось, что там могут отдыхать все члены Политбюро, но обычно, кроме отца, Жданова, Молотова, ими никто непользовался..."


Бывает, расстроился Иосиф Виссарионович послевоенной разрухой, и решил подсластить пилюлю....


"...

10...Построили дачу под Сухуми,

11...около Нового Афона,

12...целый дачный комплекс на Рице,

13 ...а также дачу на Валдае.

14. Дача в Боржоми..."


Итого 14. Ничего не скажешь, скромно. Аскет. И ведь не только сам так жил и родственников не забывал. Возьмем к примеру сына Василия:


"...Жил он в своей огромной казенной даче, где развел колоссальное хозяйство, псарню, конюшню... Ему все давали, все разрешали — Власик стремился ему угодить, чтобы Василий смог в должную минуту выгородить его перед отцом...."


Ну и наконец секрет поразительной скромности вождя:


"...Вся его зарплата ежемесячно складывалась в пакетах у него на столе. Я не знаю, была ли у него сберегательная книжка, — наверное нет. Денег он сам не тратил, их некуда и не на что было ему тратить. Весь его быт, дачи, дома,прислуга, питание, одежда, — все это оплачивалось государством, для чего существовало специальное управление где-то в системе МГБ, а там — своя бухгалтерия, и неизвестно сколько они тратили... Он и сам этого не знал. Иногда он набрасывался на своих комендантов и генералов из охраны, на Власика, с бранью: "Дармоеды! Наживаетесь здесь, знаю я, сколько денег у вас сквозь сито протекает!" Но он ничего не знал, он только интуитивно чувствовал, что улетают огромные средства... Он пытался как-то провести ревизию своему хозяйству, но из этого ничего не вышло — ему подсунули какие-то выдуманные цифры. Он пришел в ярость, но так ничего и не мог узнать. При своей всевластности он был бессилен, беспомощен против ужасающей системы, выросшей вокруг него как гигантские соты, — он не мог ни сломать ее, ни хотя бы проконтролировать... Генерал Власик распоряжался миллионами от его имени, на строительство, на поездки огромных специальных поездов, — но отец не мог даже толком выяснить где, сколько, кому..."



Однако сберкнижка все же нашлась... "Где-то в 1960-х годах С. Аллилуева сказала, что ей поручено разделить деньги в сумме 30 000 рублей в старом исчислении со сберкнижки И.В. Сталина, видимо, какой-то гонорар. Она предложила эту сумму разделить на три доли (по числу детей у И.В. Сталина), затем каждая часть делится среди внуков. Часть Василия была разделена между его четырьмя детьми, часть Якова — между двумя. Я получил 5 000 рублей, свою долю — 10 000 рублей — Светлана Аллилуева забрала себе". Передал ли ЦК КПСС родственникам Сталина всю сумму, которая была на его сберкнижке и сколько их было неизвестно.

Первоначально, пока в партии еще сильны были ленинские традиции, а старые большевики не были истреблены, Сталину приходилось довольствоваться малым. Как свидетельствуют документы, генеральный секретарь партии Иосиф Сталин с начала НЭПа и до 1935 года зарабатывал лишь 225 рублей в месяц и платил с них партвзносы в размере 6 рублей 75 копеек.


После утверждения своей единоличной власти Сталин начал увеличивать свое содержание. Первый раз оклад нового хозяина Кремля был повышен в 1935 году - до 500 рублей. В феврале 1936 года месячный оклад Сталина составил 1200 рублей (партвзнос - 36 рублей). В принципе прожить на такие деньги было можно: средняя зарплата на производстве в СССР тогда была примерно в пять раз меньше. К концу войны Сталин получал две тысячи рублей в месяц, и лишь только в конце 1947 года зарплата «вождя всех народов» была пятикратно увеличена. Теперь Сталин только, как Председатель Совнаркома получал оклад размером в 10 000 руб в месяц, что было в десять раз больше средней по стране. Столько стоил тогда автомобиль "Победа". Кроме того, занимая пост первого секретаря ЦК ВКПб), он получал еще столько же. К ежегодным доходам Иосифа Виссарионовича можно приплюсовать и гонорары за изданные многочисленные труды вождя, как в СССР, так и за рубежом. Удивительно, но нет ни одного документа и/или свидетельства, которые бы однозначно  указывали на то, как же Сталин распоряжался своими личными доходами.


1. Нет ни одного документа, который свидетельствовал бы, что Сталин потратил хотя бы рубль из своих личных средств на оборону во время войны, на восстановление народного хозяйства после войны, на помощь детским домам, или инвалидам войны, или на другие благородные цели.


2. Сталин ни разу не покупал на свою зарплату облигации гос.займов в войну и после войны, хотя ВСЕ работающие граждане СССР были обязаны покупать эти облигации для помощи Родине (тратя на них до трех четвертей свой зарплаты в войну и до трети после войны).


3. Еще в 1939 году Сталин обязал всех наркомов и высших руководителей, которые публиковали какие либо статьи и книги, перечислять все гонорары в Наркомфин (из этих денег, в частности, финансировались Сталинские премии). Однако, нет никаких документов о том, что огромные гонорары самого Сталина перечислялись в Наркомфин.


4. Более того, согласно историку А.Колеснику (который сослался на свидетельство офицеров МГБ, вскрывавших сейф), после смерти Сталина в его личном сейфе были обнаружены огромные суммы денег с квитанциями, которые свидетельствовали, что это - гонорары за его книги. В сейфе было обнаружено более 3 миллионов 600 тысяч рублей (3 600 000р) и пачки денег в иностранных валютах разных государств. Все это рассказывается в документальном фильме «Смерть Сталина. Последний свидетель», совсем не антисталинском.


Сталинисты иногда  утверждают, что вождь тратил деньги из сейфа на личную разведку. Правда, как понимать наличие в советском государстве личной разведки они не объясняют.


Возможно, в последние годы жизни тов.Сталин был как бы не вполне адекватен. Но ведь деньги-то копились на протяжении многих лет, с еще довоенных лет!

 

Сталинский ЗИС-115


Подводим итоги:

Сталин был самым богатым человеком в СССР, и при этом имел служебные автомобили, резиденции в лучших местах страны для отдыха и поправки здоровья, и вообще жил на всем готовом. Он не имел нужды тратить свои деньги ни на какие жизненные потребности. Вся страна и так была его собственностью.

 

Источник

{jcomments on}

Read more

Митрополит Анастасий (Грибановский) в 1945 году

29 июня 1956 года Первосвятитель РПЦЗ Митрополит Анастасий (Грибановский) праздновал 50-летие пребывания в архиерейском сане. По этому случаю, епископ Серафим (Иванов) вспомнил о том, какую роль сыграл митрополит в одном из самых ответственных и критических периодов истории Русской Зарубежной Церкви в 1945 году.

Сразу после второй мировой войны Запад был в страхе перед Сталиным: стоило тому захотеть, и Европа была бы захвачена Красной Армией в несколько недель. По всей Европе СМЕРШ и НКВД ликвидировали видных антикоммунистов (или похищали с последующей ликвидацией). Страшные события при выдаче армии Власова и казаков Лиенца запугали и держали в трепете всех русских эмигрантов и беженцев. 

Русская Зарубежная Церковь тоже переживала в это время кризис. О Синоде много месяцев не было никаких известий, кроме тех, что распространяла большевицкая пропаганда: что Председатель Синода Митрополит Анастасий не то убит во время бомбардировок, не то увезён в Москву, где был вынужден признать советского патриарха.

Кроме того, Сталин стал искусно создавать иллюзию частичного возвращения страны к дореволюционным обычаям: в армии вернули погоны; воинские звания маршала, генерала, полковника; ордена Александра Невского, Суворова и Кутузова; в церкви восстановили патриаршество и назначили "святейшего патриарха всея Руси". Эмиссары Сталина ездили по всем странам русского рассеяния с торжественным обещанием полной амнистии и призывами брать советские паспорта и ехать в СССР: «Родина простила, Родина зовёт». Многие поверили.

Всё это создало смятение в русских зарубежных кругах, в том числе и в церковных. В сентябре 1945 г. парижский митрополит Константинопольской патриархии Евлогий (Георгиевский) признал сталинского патриарха, перешёл в Московскую патриархию, взял советский паспорт и публично заявил о своем намерении ехать в СССР. За месяц до него так же поступил парижский митрополит Зарубежной Церкви Серафим (Лукьянов), прежде резко выступавший против коммунистов. Позже выяснилась причина такого резкого изменения его взглядов: советские агенты недвусмысленно намекнули ему, что если он не признает московского патриарха, то будет предан суду, как военный преступник.

По приказу НКВД митрополит Серафим рассылал подчинённым и неподчинённым ему приходам Зарубежья указы с извещением о своем подчинении Москве и с требованием следовать за ним и возносить на богослужениях имя советского патриарха.

В Северной Америке митрополит РПЦЗ Феофил (Пашковский) также издал указ о поминовении патриарха. Подобное произошло в Южной Америке и на Дальнем Востоке, где большевицкие агенты сумели убедить архиереев, что митрополит Анастасий в Москве и признал патриарха.

Казалось, Русской Зарубежной Церкви приходит конец.

В это время Владимировскому монашескому братству имени преп. Иова Почаевского удалось вырваться из Германии и направиться в Женеву. Узнав, что митрополит Анастасий жив и находится с Курской Чудотворной Иконой в немецком городе Фюссене, братия отправили к нему посланника на велосипеде с письмом и с пакетом продуктов. Пакет у гонца украли вместе с велосипедом, но письмо мирополит Анастасий получил и узнал, что почаевская братия пробирается в Швейцарию и намерена помочь и ему туда пробраться.

Вместе с епископом Леонтием (Бартошевичем, в то время архимандритом), настоятелем Женевской церкви, почаевцы выхлопотали для митрополита Анастасия швейцарскую визу, и он прибыл с Курской Чудотворной Иконой в Женеву за два дня до Крестовоздвижения 1945 года, к престольному празднику женевского храма. 

Владыка Анастасий немедленно разослал из Женевы телеграммы и письма всем архиереям Зарубежной Церкви с извещением, что Архиерейский Синод существует и находится в Германии, что к нему примкнули иерархи Украинской Автономной Церкви и Белорусской Церкви, что Синод не признал законным советского патриарха, а потому не может быть речи о подчинении ему и о возношении его имени на богослужениях. 

Около полугода прожил митрополит Анастасий в Женеве, откуда было легко и удобно сноситься со всем свободным миром, чего нельзя было тогда сделать из Германии. Все это время было им употреблено на консолидацию позиций Русской Зарубежной Церкви..

Так, слабый и беспомощный (по человеческому рассуждению) старец, находившийся под угрозой выселения из Швейцарии и под угрозой физического уничтожения чекистами, силой своего великого духовного авторитета разрушил козни московской патриархии, пользовавшейся поддержкой могущественного заграничного аппарата советской власти, и за шесть месяцев воссоздал Русскую Зарубежную Церковь.

По воспоминаниям епископа Серафима (Иванова), опубликованным в 1956 году в двухтомнике "Русская Православная Церковь Заграницей 1918-1968" под ред. Гр. А.А. Соллогуб. Том 1. С. 201-205.

 
{jcomments on}

Read more

Духовная деятельность Архиепископа Виталия (Максименко)

7/21 марта – день кончины архиепископа РПЦЗ Виталия (Василий Иванович Максименко, 1873-1960). Помимо многолетней просветительской деятельности в типографии Иова Почаевского, которую он восстановил в начале прошлого века в Почаеве и привёл к процветанию, а потом вывез из большевицкой России в русское рассеяние, архиепископ Виталий много и плодотворно потрудился для Зарубежной Церкви - в 1947 он вывел из-под промосковского влияния американскую епархию РПЦЗ и за несколько лет значительно расширил её, в 1948 возглавил Свято-Троицкий монастырь в в Джорданвилле и основал при нём духовную семинарию.

Василий Максименко родился 8/20 августа 1873 в Глафировке Таганрогского округа в многодетной и очень бедной семье диакона, который скончался, когда Василию было шесть лет, а через год скончалась и мать. «Мы остались круглыми сиротами на руках старшей сестры лет 18, Маши. Нечем было кормиться. Нас посадили на "чугунку" и свезли к маминому брату. Отсюда начались наши сиротские мыканья, пока не попал я в духовное училище» (Архиепископ Виталий. "Мотивы моей жизни"). Окончив Мариупольское духовное училище и Екатеринославскую духовную семинарию, Василий Максименко в 1895 поступил в Киевскую духовную академию, но за участие в студенческих беспорядках был отчислен в 1896 без права восстановления и назначен сельским учителем. Отдавшись всей душой делу народного образования, Максименко писал об этом своим друзьям, учившимся в Казанской духовной академии, а они показывали его письма ректору академии епископу Антонию (Храповицкому, 1863-1936), и тот, добившись отмены Святейшим Синодом постановления Совета Киевской духовной академии, принял Максименко на 2-й курс в Казанскую.


В 1899 г. Василий был пострижен епископом Антонием (Храповицким) в монашество, рукоположен в иеродиакона и иеромонаха и приписан к Донскому монастырю в Москве. В том же году он окончил академию со степенью кандидата богословия и назначен преподавателем Александровской миссионерской семинарии. Его нарекли Виталием в монашестве потому, что считали, что он очень болен, при смерти, и долго не проживёт. Есть монашеский обычай называть "Виталием" или "Зоей" (оба имени означают "жизнь") при постриге в таких случаях, когда постригаемый тяжко болен.

В 1903 г., по настоянию переведённого в Волынскую епархию архиепископа Антония (Храповицкого), о. Виталий был возведён в сан архимандрита, направлен в Почаевскую лавру и назначен редактором «Почаевского листка» и официальной части «Волынских епархиальных ведомостей». Две старых машины, немного шрифта, журнал при сотне подписчиков, большей частью бесплатных, - вот что получил новый типограф. Через десять лет в типографии было уже восемь машин, все отделы типографского дела, две книжных лавки. "Почаевский листок" выходил два раза в месяц с ежемесячным приложением, при 5000 платных подписчиках, и к нему прибавились ежемесячный журнал "Русский инок", выходивший два раза в месяц "Школьник» и ежедневная газета "Волынская Земля" .

Монархист по своим убеждениям, о. Виталий старался оградить народ от революционных тенденций и возродить на Волыни православный самодержавный дух. Дважды он был принят на высочайшем уровне (в 1907 и в 1909) и докладывал ситуацию на Волыни, где его заботами существенно возросло число церковно-приходских школ, были созданы двухклассные народные школы и был открыт для крестьян «Народный банк». Архиепископ Антоний писал в 1910 г. Николаю Бердяеву: «...Архимандрит Виталий. Кто он? Он кандидат богословия 37 лет, бывший преподаватель духовной семинарии, принявший монашество ещё студентом, а теперь уже седьмой год трудящийся в Почаевской лавре в скромном звании заведующего типографией при 600 руб. доходу в год, в маленькой комнате без мебели <...> худой, почти чахоточный, никогда не смеющийся, но часто плачущий. Еще в 1905 г. году я настойчиво приглашал его в ректоры нашей семинарии, на генеральское положение, но он отказался, а теперь он был бы архиереем, если б изъявил согласие оставить свой Почаев... Что делал о. Виталий? В 1906 году обличал революционеров и удерживал народ от поджогов; в 1907 году закупил в Сибири хлеб для голодавших Волыни <...>; в 1908 году он взялся за переселенческое дело, нахлопотал союзникам земель в Забайкалье и Приамурье; еще ранее устроил в Почаеве юридическую консультацию по делам судебным, общество трезвости и пр.» (Колокол. 1909. № 1045. 3/16 сентября. С. 2-3; № 1046. 4/17 сентября. С. 2-3).

Узнав об отречении Императора, архимандрит Виталий прибыл в царскую ставку в Могилёв, с тем, чтобы умолять Государя взять своё отречение назад. Но к свиданию допущен не был. Во время Первой мировой войны, и особенно с переходом власти к большевикам и господством на юго-западе России петлюровцев и поляков, о. Виталий часто рисковал жизнью, спасая имущество типографии. Арестованный Петлюрой в марте 1919 года в Почаеве, он был заключён в базилианский униатский монастырь в городе Бучаче, где уже находились архиепископы Антоний (Храповицкий) и Евлогий (Георгиевский, 1868-1946). Из монастыря узники вышли только тогда, когда войска Петлюры отступили под натиском польской армии. И сразу же архимандрит Виталий поспешил на Волынь, где поляки, захватившие там власть, поместили его в подводный каземат Демблина (Ивангорода). Вызволенный из польского застенка митрополитами Антонием и Варнавой (Росич, 1880-1937), будущим сербским патриархом, он получил приглашение от патриарха сербского Димитрия (Павлович, 1846-1930) возглавить Синодальную типографию в Сремских Карловцах ("Православная Русь" № 2, 1953). 

В начале 1920-х в Восточной Словакии проходило массовое возвращение из униатства в православие, и, по приглашению архиепископа Пражского Савватия (Врабец, 1880-1959), архимандрит Виталий переехал в Чехословакию, где основал монастырь Преподобного Иова Почаевского в Ладомировой, при котором с 1923 г. начала действовать типография. Леснинской Игумении Магдалине (Граббе, 1903-1987) об архиепископе Виталии рассказывал её племянник, о. Антоний (Граббе, 1926-2005), который поступил в Ладомирово при нём очень молодым, в 17-18 лет. Владыка Виталий молодого послушника Алексея (Граббе) взял в помощники в канцелярию заниматься бухгалтерией. Послушнику иногда приходилось вместе с архимандритом Виталием всю ночь сидеть над расчётными книгами. Кончали на заре, шли на молитву, и потом архимандрит брал его с собой полоть огород, чтобы братия не сказали, что настоятель отлынивает от грязных работ и приучает к этому молодого послушника.


В 1934 г. архимандрит Виталий вынужден был покинуть обитель и типографию, так как, по настоянию митрополита Антония, 6 мая был хиротонисан в Белграде во епископа Детройтского, управляющего приходами Русской Зарубежной Церкви в Северной Америке, с местопребыванием в Свято-Троицком монастыре в Джорданвилле, штат Нью-Йорк, где немедленно воссоздал типографию. 

Протоиерей Михаил Помазанский писал в 1959 г.: "Плоды епархиальной деятельности Владыки Виталия, плоды его руководства обителью, плоды его общего влияния - все перед нашим взором. Зарубежная Русская Православная Церковь в США и Канаде в течение одного десятилетия увеличилась в своем составе до ста приходов; многие из них имеют уже собственные храмы и церковные дома. Свято-Троицкий Монастырь, который разросся благодаря заботам Владыки, обогатился прекрасным храмом, большим новым четырехэтажным зданием, имеет большое хозяйство и ценное оборудование, а главное - хранит те устои и то направление, какие даны ему Владыкой Виталием. Большое типографское дело, развиваемое при монастыре, имени прп. Иова Почаевского, Православная Духовная Семинария, с правами высшего учебного заведения, подготовляющая новых пастырей Церкви, - над всем этим стоит личный моральный пример Владыки, по завету Апостола: "образ буди верным словом, житием, любовью, духом, верою, чистотою"» ("Православная Русь" № 8, 1959).

В своем "Духовном Завещании" Владыка Виталий написал: "Прошу у всех прощения и молитв. Всех православных русских людей прошу и заклинаю принадлежать ни к какой иной юрисдикции, а только к Русской Заграничной Церкви, возглавляемой Митрополитом Анастасием и его законным преемником" ("Православная Русь" № 6, 1960).

 
{jcomments on}

Read more

Joomla SEF URLs by Artio