RizVN Login



   

АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

06 Апрель 2017

Воспоминания бывшего члена МП: "Пахомий"

Пахомий

 
В дом скорби мы приехали без благословения наместника монастыря – архимандрита Гавриила. Он и слышать не хотел о таком путешествии. Его можно понять: кому хочется, чтобы видели плоды его «работы».

«Психушка», в народе именуемая «Бушмановкой», не производила плохого впечатления. Напротив: чистенькие газончики, травка, спокойный персонал, присматривающий за группками больных, невинно развлекавшихся в специально отведенных для этого местах.

Пахомий был в больничной одежде. Вопреки нашему ожиданию, он выглядел неплохо, всех узнавал, улыбался, охотно разговаривал.

Нес он, правда, всякую околесицу, и с первого произнесенного слова видно было, что он «не в себе». Мы поговорили недолго и с тяжелым чувством поехали обратно в монастырь. Тогда еще это был мой дом. 

***

Когда-то я видел Пахомия другим. Высокий и подтянутый, он был переведен в Калугу из монастыря Спаса Нерукотворного в Клыково, что возле Оптиной пустыни. Одно время он даже был там за старшего.

Шел 1995-й год. В Калуге Пахомий сразу подружился с Амвросием – они и внешне были похожи: оба высокие, стройные, сильные, молодые. Они вместе читали монашеское правило, трудились, проводили свободное время. В отличие от Амвросия, Пахомий в то время производил впечатление человека совершенно здорового на голову, довольно трезво мыслил и рассуждал. Переводом в Калугу он был сильно огорчен: его влекла монастырская жизнь. Знал бы он, чем для него эта Калуга закончится, убежал бы в Клыково, нарушив все благословения.

В 1996-м году в Калуге с Пахомием произошло что-то нехорошее. Позже я узнал, что именно: он оказался в постели с одной дамой, через которую, как я узнал еще позже, прошла половина епархиальных монахов. Дама была женой священника…

Так или иначе, Пахомий был спешно переведен в Боровский монастырь с временным запретом в служении. Там уже был его друг Амвросий. Они снова оказались вместе.

Я тогда часто посещал Боровский монастырь, писал прошения о переводе туда, приезжал служить. С Пахомием и Амвросием я виделся регулярно. Наместник гнобил их обоих как мог, но Пахомию доставалось больше. Наместник не допускал его до службы почти год, хотя официальный запрет на служение был назначен на 40 дней.

Они с Амвросием постоянно вкалывали на самых тяжелых работах: песок, щебень, бетон. На службе они были всегда неукоснительно утром и вечером – они любили службу. В таком режиме было сложно жить, я удивлялся их выносливости. Тогда я еще думал, что мудрый наместник умелой рукой воспитывает молодых новоначальных монахов. О, детская наивность!

***

В братии Боровской обители я оказался в ноябре 1996-го. Пахомий и Амвросий были неразлучны. Они были вместе всегда. Весь монастырь посмеивался над ними, тем более что они никогда не отвечали ни на какие насмешки. Монахов в обители было мало, и все были на виду.

Зимой наместник привез в гости схиигумена Илия из Оптиной. Он там был духовником, и над ним сиял ореол старческой харизмы. Главная цель наместника была в дискредитации схиархимандрита Власия, духовника Боровского монастыря, которого наместник терпеть не мог. С первого дня своего наместничества Гавриила терзала эта маниакальная страсть. Сам он был пострижен из попов-целибатов за месяц перед назначением, практически не знал службы, с монашеством был знаком по книжкам. На своем приходе в Калуге он слыл за очень духовного пастыря, занимался «отчиткой», а среди духовенства имел кличку «шаман».

Проживавший в обители с момента открытия Власий, с его огромным опытом приходской и монастырской жизни, доскональным знанием служб, феноменальной памятью и своеобразным обаянием, сразу был воспринят Гавриилом как враг и конкурент. А поскольку христианину врагов как бы положено любить, то, после недолгих усилий, Власий был превращен нездоровым сознанием наместника во врага Божьего, которого вроде и любить теперь было уже не обязательно.

Не проходило и дня, чтобы наместник не выловил в монастыре паломника или паломницу в трапезной, лавке, храме или на лестнице «розового» корпуса, и не разразился бы длительной речью, часа на три. Он мог с упоением рассказывать, какой ужасный человек этот Власий. Выливались ушаты всяких мерзких сплетен, вперемежку с повествованиями из собственной личной духовной, и просто личной жизни. Попавшаяся на разговор жертва не могла убежать – не позволял статус собеседника – и была вынуждена впитывать поток фекалий сановитого витии.

Наместник мечтал, что отец Илий каким-то образом выскажется против Власия. Как и следовало ожидать, ничего подобного не произошло. Оптинская «звезда духа», наоборот, публично высказалась в поддержку местного духовника. А еще отец Илий был с давних времен духовником Пахомия. Этот приезд стал поворотным пунктом отношений наместника к последнему. После разговора с о. Илием наместник стал допускать Пахомия до службы. Правда, тут началась другая крайность – Пахомий служил почти год подряд ежедневно и без перерыва. Собственно, это его и сорвало окончательно.

В марте 1997-го я был назначен казначеем монастыря. Началась жизнь суетная и шумная, с монастырем связанная только воскресными богослужениями. Бытие двух братьев, Пахомия и Амвросия, на какое-то время выпало из сферы моего внимания. Менее чем через год я отказался от казначейства и попытался вернуться к жизни простого монастырского обитателя. К тому времени наша парочка уже прошла «точку невозврата».

От ежедневного служения в холодном соборе Пахомия бил жестокий гнойный кашель. Он ходил по алтарю с баночкой и харкал в нее мокротой. Мысль попросить наместника не ставить его ежедневно служить просто не приходила в его голову.

Однажды, на день преп. Сергия Радонежского 8 октября 1997 года, я, оказавшись на службе, прямо предложил ему «послать» наместника подальше и поберечь здоровье. «Пахомий, ты просто себя погубишь», – говорил я. Он ответил: «Надо умереть на послушании». Я только развел руками. Наместник «не замечал» ничего. 

***

Наступило лето 1998-го года. У Пахомия начались первые признаки нервно-психического срыва. Он начал «юродствовать» – стал иногда ходить по монастырю босиком. Служил он по-прежнему почти каждый день – на износ.

Это происходило на глазах у всех. В свое оправдание я могу сказать, что сделал все от меня зависящее, хотя, скорее всего, болезнь Пахомия была уже неизбежной.

В то время к управляющему нашей епархией еще можно было попасть по обычному звонку, и я попросился к нему на аудиенцию и прибыл в Данилов монастырь, прямо в ОВЦС. Выложил все, что видел, предупредил, что Пахомий, в частности, на грани срыва. Климент выслушал внимательно и сказал, что разберется. Он знал, что у меня с наместником нелады и, видимо, полагал, что я был необъективен.

Как я позже узнал от отца Авксентия (об этой жертве я напишу отдельно), архиерей звонил наместнику. Тот, разумеется, заверил его, что «в Багдаде все спокойно», Игнатий зря мутит воду, все хорошо.

А через две недели Пахомия «сорвало» — начался бред. Сумасшествие его стало очевидно для всех. Наместник тут же позвонил архиерею и предложил, с присущей ему отеческой любовью, сдать Пахомия в психушку.

Климент приехал лично. Помню, как они с Пахомием беседовали на скамейке напротив «погребного» корпуса монастыря. В тот же день Климент сам увез Пахомия. Говорили, что он вернул его в Клыково. Позже мы узнали, что у Пахомия было обострение и из Клыково его госпитализировали на «Бушмановку». Там-то мы его и навестили. 

***

Шла осень 2006 года. Уже семь лет я снова служил на приходе, из которого десять лет назад так просился в монастырь… Наша воскресная школа отправилась в очередное паломничество. Маршрут: Оптина – Шамордино. По дороге выяснилось, что можно заехать в Клыково. Я согласился с радостью: никогда там не был раньше.

Мы с детьми осмотрели монастырский храм и домик покойной схимницы Сепфоры. Я спросил у девушки в лавке (кругом в мужских монастырях девушки), не известно ли что-нибудь об иеромонахе Пахомии. Закутанная в черное девица смутилась, внимательно посмотрела на меня, и поинтересовалась, откуда я про него знаю. После объяснений про Боровск, она успокоилась, и согласилась «дать показания». К своему удивлению, я узнал, что Пахомий в обители (хоть и возят его периодически в «психушку») и даже иногда служит. Мне разрешили посетить его. С волнением я открыл дверь небольшой келии. Пахомия я не видел лет восемь…

Он лежал на кровати в каких-то белых тряпках, в комнате было душно и пахло нестиранным бельем. Он сразу узнал меня и заулыбался. Сказал, что живет только службой. Пропел какую-то частушку про галоперидол. В постели он проводил целые дни. Это был не тот Пахомий, которого я знал раньше, это была тень.

На обратном пути я мысленно поблагодарил Бога за то, что армейская молодость научила меня «посылать» иногда подальше начальство с их «благословениями», и что в Боровской обители я так «послушанию» и не навык.

Говорят, что сумасшествие – легкий путь спасения. Возможно. Будет ли легким спасение у тех, кто доводит до сумасшествия других? Сомневаюсь. 

Игумен Игнатий (Душеин)

Великий Пост 2008 г. Мятлево

 
{jcomments on}

Read more

Свт. Андрей, архіеп. Критскій († ок. 713 г.) Слово на Благовѣщеніе Пресвятыя Богородицы

Свт. Андрей, архіеп. Критскій († ок. 713 г.)
Слово на Благовѣщеніе Пресвятыя Богородицы
[1]. 

Нынѣ настала радость для всѣхъ, вознаграждающая прежнюю скорбь: предсталъ Вездѣсущій, дабы все исполнить радости, — предсталъ (не съ пышностію и шумомъ, но) тихо и безмятежно, дабы, укрывъ Свое шествіе отъ князя тьмы, похитить у него добычу. Неизреченное милосердіе Господа не хотѣло видѣть погибели такого созданія, какъ человѣкъ, для котораго Онъ распростеръ сводъ небесный, утвердилъ землю, образовалъ море, устроилъ все видимое; поэтому является на землѣ Богъ, является во чревѣ Дѣвы Тотъ, Котораго не вмѣщаетъ вся вселенная. Днесь таинство, запечатлѣнное прежде всѣхъ вѣковъ, открывается; днесь всемогущая сила Зиждителя вселенной приводитъ въ окончательное исполненіе совѣтъ, держанный Имъ о сотвореніи міра, дабы разрушить совѣтъ, издревле составленный противъ насъ начальникомъ злобы. Посему-то ликуютъ ангелы, и мы, земнородные, справедливо совершаемъ настоящее торжество съ веселіемъ и радостію, празднуя совершеннѣйшее воспринятіе Господомъ смѣшенія нашего и возстановленіе рода нашего.

Нынѣ — радостная проповѣдь о спасеніи всего міра. Откуда, отъ кого и кому? — съ небесъ, отъ Бога, къ обрученной мужу Дѣвѣ. Кто эта Дѣва? Кто этотъ мужъ? Какія имена имъ? Дѣвѣ — Марія, а мужу — Іосифъ, оба они — отъ рода Давидова. Кто исполнитель Божественныхъ велѣній, и откуда онъ? Архангелъ Гавріилъ, свыше ниспосланный для служенія чуду: возвѣстить таинство по преимуществу достойное удивленія (въ сравненіи со всѣмъ достойнымъ удивленія) долженъ былъ служитель Всевышняго, слетѣвъ съ горнихъ странъ на землю. Что же именно? — Несказанное явленіе Господня смотрѣнія о насъ, подтвержденіе божественнаго совѣта, отъ вѣка сокровеннаго. Но гдѣ, когда и для чего? — въ Назаретѣ, Галилейскомъ городѣ, въ мѣсяцъ шестый послѣ того, какъ зачатъ Іоаннъ, дабы онъ возвѣстилъ о воплощеніи грядущаго Господа. Слетѣвъ съ горнихъ обителей, Гавріилъ предсталъ въ Назаретѣ и, пришедъ къ Дѣвѣ, кротко объявилъ Ей о неизреченномъ смотрѣніи Божіемъ. Въ этомъ и состоитъ таинство примиренія Бога съ человѣками. Вотъ и предметъ настоящаго торжества — соединеніе Бога съ земнородными, обоженіе воспринятой Имъ природы, возвышеніе и восхожденіе наше на небеса. Посему нынѣ и небесныя Силы вступаютъ съ нами въ союзъ при нашемъ примиреніи съ Богомъ: имъ пріятны возвращеніе наше къ Богу и восхождеше наше къ лучшему состоянію (поелику они весьма сострадательны и любвеобильны, почему и посылаются на служеніе для тѣхъ, которые должны наслѣдовать спасеніе. Евр. 1, 4). Итакъ, все днесь да веселится: нынѣ отверзается небо, и земля невидимо пріемлетъ Царя всяческихъ.

Тому, изъ Котораго, чрезъ Котораго и въ Которомъ все существуетъ, надлежало преложить на милость древній приговоръ проклятія противъ насъ, — славою Своею прославить обезславленное въ Адамѣ естество наше и истиною разрушить тотъ лукавый совѣтъ отца лжи, послѣдствіемъ котораго было паденіе Адамова рода. Объ этомъ-то Богоотецъ Давидъ пророчески воспѣлъ: милость и истина срѣтостѣся, правда и миръ облобызастася (Псал. 84, 11). Говоря такъ, пророкъ не разумѣетъ-ли ту милость, которую, по благоволенію Отца, явилъ къ намъ Сынъ — Податель милости, изъ сожалѣнія къ намъ содѣлавшійся подобнымъ намъ во всемъ, кромѣ грѣха, чтобы возставить насъ отъ паденія и снова исправить разрушенное? Что такое истина, какъ не то, что явленіе Сына Божія людямъ не было призракомъ, — что движимый человѣколюбіемъ, Непостижимый по самой истинѣ, усвоилъ Себѣ существо человѣческое и обожилъ въ Себѣ воспринятую Имъ общую нашу природу? Поелику же милость и истина срѣтостѣся, то правда и миръ, какъ и надлежало, облобызастася. Правда, — это опредѣленіе, произнесенное нынѣ Отцемъ Воевышнимъ противъ обольстителя праотцевъ: по этой правдѣ, человѣколюбивый по естеству Богъ положилъ, чтобы Единородный Сынъ Его, явившись во образѣ человѣка, осудилъ врага. Миръ, — это тотъ миръ, который, при плотскомъ рожденіи Начальника мира — Сына Божія, единогласно былъ воспѣтъ ликомъ ангельскимъ, взывавшимъ: слава въ вышнихъ Богу, и на земли миръ, во человѣцѣхъ благоволеніе (Лук. 2, 14) — та слава, которою чрезъ Христа прославился родъ человѣческій, бывъ превознесенъ превыше круга небеснаго, — тотъ миръ, который Самъ Богочеловѣкъ исходатайствовалъ намъ, соедививъ небесное съ земнымъ, — то благоволеніе, по которому Отцу угодно было послать къ намъ, осужденнымъ, возлюбленнаго Сына Своего. Вотъ — предметъ нынѣшняго нашего торжества! Вотъ — то важное порученіе, которое нынѣ исполняетъ Гавріилъ, и, какъ посредникъ между Божествомъ и человѣчествомъ, первый благовѣствуетъ Дѣвѣ залогъ совершеннаго примиренія!

Премилосердый Отецъ, не желая видѣть растлѣнный грѣхопаденіемъ родъ нашъ погибшимъ на вѣки, сначала вручилъ Моѵсею законъ, начертанный на каменныхъ доскахъ. А такъ какъ писанный законъ не производилъ спасительныхъ дѣйствій, то Онъ посылалъ Духоносныхъ мужей (т. е. прозорливыхъ пророковъ), которые показывали всѣ правые пути къ Богу. И послѣ, хотя тѣ, къ которымъ они были посылаемы, ни мало не исправлялись, Творецъ, однакоже, не презрѣлъ нашего естества, но изъ преблагихъ и пренепорочныхъ нѣдръ Своихъ послалъ къ намъ недостойнымъ въ концѣ вѣковъ Сына Своего, равнаго Себѣ и по власти, и по силѣ, и по благости. Онъ восхотѣлъ лучше содѣлать спасеніе преступниковъ воли Его, чѣмъ оставить въ презрѣніи столь высокое созданіе, какъ человѣкъ. Поэтому, опредѣливъ служить при таинствѣ одному изъ первѣйшихъ ангеловъ, Богъ маніемъ Своего величія далъ архангелу такое повелѣніе: «гряди, Гавріилъ, въ Назаретъ (во исполненіе пророчества: "Назореемъ назовется" Тотъ, Котораго Наѳанаилъ впослѣдствіи именуетъ Сыномъ Божіимъ и Царемъ Израилевымъ. Іоан. 1, 49), — городъ Галилейскій, въ которомъ живетъ Отроковица Дѣва, обрученная Іосифу, имя Дѣвѣ — Марія. Тамъ немедленно и первѣе всего скажи Дѣвѣ благовѣстіе радости, котораго нѣкогда лишилась Ева, и не смущай души Ея: это — благовѣстіе радости, а не печали, — это привѣтствіе веселія, а не унынія».

Гавріилъ, узнавъ это повелѣніе, изреченное ему гласомъ Божіимъ, но превышающее силы его, находился между страхомъ и радостію: не дерзалъ тотчасъ исполнить его, но остерегался и отрицаться отъ него; впрочемъ, повинуясь велѣнію Божію, архангелъ полетѣлъ къ Дѣвѣ и, по прибытіи въ Назаретъ, предсталъ въ Ея домѣ. Приступивъ къ чертогу, въ которомъ она находилась, Гавріилъ тихо приблизился къ двери и, вошедъ въ нее, кроткимъ голосомъ воззвалъ къ Дѣвѣ: радуйся, Благодатная: Господь съ Тобою (Лук. 1, 28)! Господь, Который былъ прежде Тебя, Который нынѣ съ Тобою, Который, спустя немного, родится отъ Тебя. Радуйся, орудіе радости, которымъ упраздненъ приговоръ клятвы и возвращено право на радость; радуйся, пространное селеніе Бога нигдѣ невмѣстимаго, въ Тебѣ одной вмѣстившагося; радуйся, украшеніе всѣхъ пророковъ и патріарховъ и истиннѣйшее проповѣданіе непостижимыхъ предопредѣленій Божіихъ. Благословенна Ты въ женахъ, и благословенъ плодъ чрева Твоего (Лук. 1, 42). И поистинѣ благословенна: потому что Ты непостижимо носила во утробѣ Своей исполненнаго славы Отчей Іисуса Христа — человѣка и вмѣстѣ Бога, имѣющаго свойства вмѣстѣ той и другой природы. Ты истинно благословенна: поелику одна изъ всѣхъ матерей, будучи предуготовлена содѣлаться Матерію Создателя Своего, не испытала свойственнаго матерямъ. Ты истинно благословенна одна, наименовавшаяся Матерію благословеннаго Сына, Спасителя нашего, чрезъ Которую народы взываютъ: благословенъ грядый во имя Господне (Матѳ. 21, 9). Благословена Ты въ женахъ, — Которую Исаія, увидѣвъ прозорливыми очами, наименовалъ пророчицею, плинѳою, видѣніемъ, главою, книгою и притомъ запечатанною. Ты истинно благословенна, — Которую Іезекіиль преднарекъ востокомъ, вратами заключенными, отверзтыми только Богомъ и опять заключенными (44, 1-2). Ты одна истинно благословенна, — Которая мужу желаній, Даніилу, казалась горою великою и чудному Аввакуму — горою пріосѣненною (3, 3), — Которую Царь Твой Праотецъ пророчески воспѣлъ горою Божіею, горою тучною, горою усыренною (Псал. 67, 16). Благословена Ты въ женахъ, — Которую Богопрозорливѣйшій Захарія провидѣлъ въ золотомъ свѣтильникѣ, украшенномъ семью лампадами (4, 2), т. е. сіяющемъ семью дарами Божественнаго Духа. Благословена Ты въ женахъ, и благословенъ плодъ чрева Твоего, — плодъ, вкусивъ котораго, Адамъ первозданный извергъ изъ себя древній ядъ, принятый имъ по обольщенію. Благословенъ плодъ, который услаждаетъ горькій вкусъ древа, очищая естество человѣческое; благословенъ плодъ, изъ котораго истекаютъ источники воды, текущей въ жизнь вѣчную, — изъ которыхъ происходятъ хлѣбъ животный — Тѣло Христово и спасительное питіе — Чаша безсмертія. Благословенъ плодъ, который славятъ всякій языкъ небесныхъ, земныхъ и преисподнихъ, въ Троицѣ Святаго Божества, исповѣдуя Его тождественнымъ въ существѣ, но различая въ немъ личныя начальныя свойства. Благословена Ты въ женахъ и благословенъ плодъ чрева Твоего.

Она же, какъ говоритъ Священное Писаніе, смутилась отъ словъ архангела и размышляла Сама съ Собою, говоря: «что это было за привѣтствіе» (Лук. 1, 29)? Не невѣріе какое-либо поколебало душу Дѣвы, но скорѣе удивленіе къ необычайному вѣщанію. Она не была подобна Захаріи, обнаружившему свое невѣріе во святилищѣ, который въ наказаніе лишился орудій слова и, переставъ быть безчаднымъ, сдѣлался нѣмымъ. Она почувствовала въ душѣ смущеніе отъ сдѣланнаго Ей привѣтствія, какъ Дѣва совершенно непорочная и привыкшая непрестанно устремлять мысли Свои къ созерцанію вещей небесныхъ. Бывъ, какъ и естественно, стыдливою, Она доджна была сначала придти въ недоумѣніе, потомъ, предавшись размышленію о сказанномъ Ей, слушать говорящаго, такъ сказать, не безъ вниманія и разсужденія. (Она могла обратить умъ свой къ паденію праматери, представляя Себѣ прельщеніе ея и другія такія событія, преданныя древними). Стараясь успокоить смущенный духъ Свой, Она не произносила словъ, но только однимъ взоромъ показывая нѣкоторое недоумѣніе, вмѣсто голоса обнаруживала состояніе Своей души выраженіемъ внѣшняго Своего вида. «Что это за привѣтствіе? говоритъ Она. Неужели Я одна изъ женщинъ дамъ природѣ новые законы? Кто принесъ вѣсть и откуда онъ пришелъ? Почитать ли вѣщающаго человѣкомъ? Но онъ представляется безтѣлеснымъ. Назвать ли его ангеломъ? Но онъ говоритъ какъ человѣкъ. Я непонимаю того, что вижу, — недоумѣваю о томъ, что слышу».

Что же тогда дѣлаетъ Гавріилъ? Примѣтивъ смущеніе Отроковицы, онъ тотчасъ взываетъ, говоря: не бойся, Маріамъ: обрѣла бо еси благодать у Бога, — благодать, которую потеряла Ева (словомъ «благодать» Архангелъ ясно опредѣлилъ свою мысль и разсѣялъ всѣ кажущіяся сомнѣнія, а присовокупивъ: «обрѣла благодать у Бога», совершенно отогналъ страхъ отъ Дѣвы). Не бойся, Марія. Это не обманчивая рѣчь: не змій лукавый опять говоритъ съ Тобою, не земный вѣстникъ предстоитъ Тебѣ; съ неба несу благовѣстіе Тебѣ и притомъ не простое, но благовѣстіе радости. Господь съ Тобою — Податель всякой радости, Спаситель всего міра, Властитель всякаго начальства. Сынъ Отца свѣтовъ, Который въ вѣчности родился отъ Него, но во времени воплотился отъ Тебя, — Который на небѣ весь въ нѣдрахъ Отца, а на землѣ весь съ Тобою во чревѣ. Онъ съ Тобою и въ Тебѣ: Невмѣстимый по естеству, вселившись въ Твою утробу, вмѣстился въ Тебѣ. Не бойся, Марія: Ты обрѣла у Бога благодать, которой не получила Сарра, которой не испытала Ревекка, которой не познала Рахиль, которой не удостоилась Анна: ибо хотя онѣ изъ безчадныхъ сдѣлались матерями, но вмѣстѣ съ безчадіемъ потеряли дѣвство: а Ты, ставъ Матерію, сохранила и дѣвство Свое невредимымъ. Итакъ, не бойся: Ты обрѣла у Бога благодать, какой никто, кромѣ Тебя, не обрѣталъ отъ вѣчности. И се зачнеши во чревѣ и родиши Сына, и наречеши имя Ему Іисусъ... Смотри, что производитъ кроткая рѣчь Архангела: изгоняетъ страхъ изъ Дѣвы, предвозвѣщаетъ благодать, объясняетъ зачатіе, предсказываетъ рожденіе и назначаетъ имя Раждаемому. А дабы показать великое могущество Младенца, Гавріилъ прибавляетъ: «Онъ (Іисусъ) будетъ великъ, и наречется Сыномъ Всевышняго; и дастъ Ему Господь Богъ престолъ Давида, отца Его, и воцарится надъ домомъ Іакова во вѣки, и царству Его не будетъ конца» (Лук. 1, 30-32).

Услышавъ сіи слова Гавріила и зная непреложность высочайшей власти воли Божіей, Дѣва сказала ангелу: «какъ будетъ это, когда Я мужа не знаю? Ты обѣщаешь Мнѣ что-то странное; ты возвѣщаешь Мнѣ то, что превосходитъ естество... Я браку не причастна: Я обручилась жениху, но бракомъ не сочеталась; Я знаю въ Іосифѣ только обручника, но не мужа. Неужели природа одну Меня содѣлаетъ Матерію безъ брака? Неужели Я одна, вопреки природѣ, покажу новый для нея образъ рожденія? Итакъ, какимъ образомъ это будетъ со Мною»?

Гавріилъ тотчасъ отвѣтилъ на вопросъ Дѣвы, говоря: «почему, Всеблаженная, Ты произносишь эти слова? Я съ неба пришелъ возвѣстить Тебѣ о новомъ образѣ зачатія, я благовѣствую Тебѣ о Томъ, Который былъ прежде моего пришествія и Который вошелъ во чрево Твое; а Ты говоришь мнѣ о мужѣ, о земномъ рожденіи, вопрошая: какъ это будетъ съ Тобою? Размысли: какъ процвѣлъ жезлъ (Числ. 17, 8), — какъ скала источила воду и откуда наполнилась ею (Исх. 17, 6), — какъ огонь купины объялъ терновый кустъ, не опаляя его (Исх. 3, 2)? Если Ты вѣришь этимъ событіямъ, то вѣрь и мнѣ. Виновникъ и тѣхъ, и этихъ чудесъ — Одинъ и Тотъ же, Котораго Ты носишь во чревѣ. Ты особеннымъ образомъ будешь питать носимаго Тобою Младенца. Ты родишь Сына, зачатаго въ Тебѣ безъ мужа и безъ сѣмени. Если ты хочешь знать самый образъ событія, то я объясню Тебѣ и его. Духъ Святый найдетъ на Тя, и сила Всевышняго осѣнитъ Тя. (Смотри, какъ здѣсь открывается таинство Троицы: говоря о «Святомъ Духѣ», Архангелъ разумѣлъ не другого кого-либо, а именно Утѣшителя; «Силою Всевышняго» онъ явно назвалъ Сына, а словомъ «Всевышній» обозначилъ лице Отца, — выраженіемъ же «осѣнитъ Тебя» Гавріилъ говоритъ то же, что сказалъ Аввакумъ, когда пророчески наименовалъ Дѣву горою пріосѣненною). Посему и раждаемое будетъ свято и наречется Сынъ Божій: Тотъ предвѣчный Младенецъ, Который отъ Святаго Духа, чрезъ Святаго Отца непостижимо образовался, поистинѣ будетъ Святымъ и назовется Сыномъ Всевышняго. А дабы яснѣе и точнѣе показать силу словъ своихъ, Архангелъ указываетъ на зачатіе Елизаветы (какъ бы такъ говоря: Кто могъ разрѣшить неплодную утробу въ старости сверхъ чаянія, Тотъ, безъ сомнѣнія, можетъ содѣлать и Дѣву чревоносящею), — потомъ присоединяетъ: яко не изнеможетъ у Бога всякъ глаголъ, — потому что нѣтъ ничего невозможнаго для Бога (Лук. 1, 35-37).

Дѣва, услышавъ это и проникшись радостію о благовѣстіи, совершенно успокоилась и сказала: се раба Господня: буди Мнѣ по глаголу твоему. Видишь ли превосходство скромности, облекающей Марію?.. Узнавъ о зачатіи и рожденіи отъ Нея, также о томъ, Кто родится, и Чьимъ Сыномъ будетъ, какъ Онъ назовется и чей престолъ займетъ, надъ кѣмъ будетъ царствовать, — узнавъ и то, что имѣющій родиться отъ Нея никогда не будетъ безъ царства, — Дѣва отвѣтила радостнымъ гласомъ: се раба Господня; да будетъ Мнѣ по слову твоему. Вотъ Я — въ готовности, и не будетъ никакого препятствія; душа Моя желаетъ, чрево Мое достойно: ибо оно неприкосновенно и сберегается для одного Создателя. Се раба Господня, безпрекословная къ повиновенію, способная къ служенію и готовая къ принятію; да будетъ Мнѣ по слову твоему!

И отъиде отъ Нея Ангелъ (Лук. 1, 38), т. е. по исполненіи порученнаго ему дѣла, Ангелъ отошелъ, но Господь не отступилъ отъ Нея. Тотъ ограниченъ, хотя и безтѣлесенъ, а Этотъ неограниченъ, хотя въ тѣлѣ и во чревѣ Дѣвы. Тотъ возвѣстилъ Грядущаго, раждаемаго отъ Дѣвы для спасенія людей; а Этотъ, пріявъ существо наше, преобравилъ въ Себя, возвративъ природѣ нашей образъ Божій и первое достоинство, утраченное преслушаніемъ прародителей, и послѣ сего возсѣлъ на небесахъ превыше всякаго начальства, власти, и силы, и всякаго имени, какимъ именуются въ нынѣшнемъ вѣкѣ и въ будущемъ (Ефес. 1, 21-22). Ему слава, держава, честь и поклоненіе со Безначальнымъ Отцемъ и съ Пресвятымъ Животворящимъ Духомъ, нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ. Аминь.


Примѣчаніе: 
[1] Въ сокращеніи. См. Curs. Compl. Patrolog. Migne, tom. XCVII, col. 881-914; ср. Сборн. словъ на воскр. и праздн. дни — рукопись Московской Сѵнодальной библіотеки. 234 — CCXXI, лл. 1-14; а также: Избранн. слова свв. отц. въ честь Пресв. Богород. Москва. 1885 г. 

Источникъ: Слово на Благовѣщеніе Пресвятыя Богородицы. Иже во святыхъ отца нашего Андрея, архіепископа Критскаго. // «Прибавленія къ Церковнымъ вѣдомостямъ», издаваемымъ при Святѣйшемъ Правительствующемъ Сѵнодѣ. Еженѣдельное изданіе. № 12. — 21 Марта 1898 года. — СПб.: Сѵнодальная Типографія, 1898. — С. 479-485.

{jcomments on}

Read more

Игумен афонского монастыря Дохиар заявил, что православные не потерпят попыток оправдать принцип папизма

На фоне отказа нескольких десятков монашествующих Святой Горы Афон поминать имя Константинопольского Патриарха Варфоломея за богослужением из-за его экуменических заявлений в адрес католиков, в греческих СМИ появилась статья игумена афонского монастыря Дохиар архимандрита Григория (Зумиса), в которой он подверг жёсткой критике идею папизма.

По словам отца Григория, сегодня эта тема является одной из наиболее актуальных среди некоторых греческих богословов. Он заявил, что эти богословы претендуют на то, что «постигли отношения Лиц Святой Троицы», и утверждают, что «как первый есть в Святой Троице, так и в Церкви должен быть кто-то первый».

«Однако подобных утверждений не содержится ни в Божественном откровении, ни в Священном предании. Соответствующие идеи навязываются для того, чтобы достичь погибельного учения о примате и непогрешимости папства!», — заявил игумен Дохиара.

«Один кардинал когда-то давно нам сказал: „мы найдем способ представить вам примат таким образом, что вы его примете“. Сегодня его слова сбываются. Отменяется соборное устройство Церкви для того, чтобы установить власть одного с приматом и непогрешимостью. Уже открыто высказывается мнение, что „Вселенские соборы были не институтом, а являются следствием стечения обстоятельств“! Однако если Вселенские Соборы не были институтом, как они установили законы и каноны?», — пишет отец Григорий.

В завершение архимандрит Григорий напомнил, что «штурвал Церкви в руках Самого Христа, а не кого-то „первого“ и „непогрешимого“».

Источник

{jcomments on}

Read more

Патриарх Варфоломей пытается изгнать с Афона непоминающих его монахов

После того как более 50 афонских келий отказались поминать Константинопольского Патриарха Варфоломея из-за его экуменической деятельности, ситуация на Святой Горе резко обострилась, что может привести к непредсказуемым последствиям.

Как сообщает AgionOros.ru, число монахов, прекративших поминать Константинопольского Патриарха из-за его экуменизма, в настоящее время превысило сто человек. При этом все они уже получили уведомления о необходимости покинуть свои келии.

Кто стал инициатором их изгнания, не сообщается, однако поскольку Афон находится в прямом подчинении Константинопольской Патриархии, многие считают, что таким образом Патриарх Варфоломей пытается изгнать со Святой Горы своих критиков и тем самым утвердить свою власть после Критского Собора.

Однако, практически все несогласные монахи отказываются добровольно покидать свои келии, в результате чего их возможное удаление с Афона станет насильственным и вызовет большой скандал в православном мире.

Критский Собор до сего дня встречает серьёзную оппозицию на Афоне. Ещё накануне Собора ряд афонских монастырей и Священный Кинот выступили с критикой подготовленных для принятия на нём документов.

По окончании собрания на Крите более 50 монахов-келиотов (в том числе старец Гавриил Карейский) в открытом письме Священному Киноту и игуменам афонских монастырей назвали «Святой и Великий Собор» «разбойничьим» и «антиправославным», призвав прекратить поминовение Вселенского Патриарха Варфоломея.

Монашествующие призвали Кинот собрать «Священный Синаксис» с единственной темой — осудить тексты Критского Собора. В письме подчеркивалось, что они изучили «тексты так называемого Святого и Великого Собора, а также ответы выдающихся богословов и архиереев… Вывод состоит в том, что собор был антиправославным, разбойничьим и еретическим».

Авторы обращения привели 12 доводов. Среди них отмечалось, что Собор следовал «новым подходам по темам и в практике», не стал собирать всех епископов и нарушил православную соборность, использовал антиправославные методы. «Не было достаточной информации у православной общественности, вместо этого скрывались решения в рамках Предсоборного процесса», — отметили авторы письма.

Святогорцы заявили, что Собор узаконивает официально и на высшем уровне ересь экуменизма, а другие ереси, «наконец, достигли своей цели — признания сект церквами», то есть «папство, как и другие еретики, признаются церквами, а не ересью». В письме также говорилось о том, что Собор игнорировал роль монашества и особенно отношение Святой Горы Афон к папству и экуменизму.

«Поэтому мы просим и ожидаем, рассматривая это как вашу духовную обязанность и долг, созвать чрезвычайный двойной Синаксис и осудить, на основании изложенного выше, этот так называемый Собор как еретический, неканонический и разбойничий». Монашествующие предупредили, что если этого не сделает Кинот, то тогда они сами будут вынуждены это сделать и прекратить поминовение Константинопольского Патриарха на богослужениях.

Открытое письмо подписали насельники Великой Лавры, монастырей Ватопед, Хиландар, Пантократор, Кутлумуш, Ставроникита, Филофей, а также монахи и старцы из населенных пунктов Карея, Капсала и различных скитов.

Источник

{jcomments on}

Read more

Глава УПЦ КП возглавил в Киеве экуменический молебен с участием униатов, пятидесятников и католиков

Патриарх Филарет Денисенко (УПЦ КП) 2 апреля 2017 года возглавил на Софийской площади в Киеве экуменическое молебствие. Помимо членов УПЦ КП, в нем приняли участие униаты, пятидесятники и католики. 

Как сообщает официальный сайт «Киевского патриархата», вместе с Денисенко в Киеве молились глава униатов Святослав (Шевчук), президент пятидесятников Михаил Паночко, представители католической «церкви» в Украине, «Украинской автокефальной церкви», и других религиозных организаций Украины, народные депутаты, директор Департамента по делам религий и национальностей минкульта Андрей Юраш и другие представители власти. 

В конце этого экуменического мероприятия к собравшимся обратился глава УПЦ КП, который заявил, что «в этом году Украина отмечает 100-летие Украинской революции, следствием которой было получение украинского государства"... "Но через внутренние споры, несогласие, мы потеряли украинскую державу и снова оказались в неволе. В наше время мы также проходим то же самое испытание: достойны ли мы иметь украинское государство и быть свободными, или опять попадём в российское ярмо?», — сказал Денисенко. 

«Враг наш один и тот же, пытается нас покорить, и мы сегодня собрались для того, чтобы помолиться Богу, чтобы Он дал нам победу над этим врагом», — заявил глава «Киевского патриархата», объявив 3 апреля постным днём по всей Украине. «Кто может, то должен поститься целый день, а кто не может — до обеда», — заявил Денисенко, видимо, забыв, что у всех православных и без того сейчас идёт Великий пост... 

Источник

{jcomments on}

Read more

Joomla SEF URLs by Artio