RizVN Login



   

АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

Июнь 2017

30 Июнь 2017

ИПЦ Греции: Именины Митрополита Геронтия Пирейского и Саламинского. ФОТО

12/25 июня 2017 г. в Свято-Успенском соборе в Пирее (ИПЦ Греции) была отслужена воскресная Божественная литургия, которую возглавили Митрополиты Геронтий Пирейский и Саламинский, Хризостом Аттикийский и Беотийский; епископы Амвросий Мефонский и Климент Гардикийский. Также в этот день праздновался день Ангела Митрополита Геронтия. 

1UFIUGSUI

2IUNSGRIUNFG

3IUSGUIG

4IUYDFIUG

5IUSFGSIU

6IUNSFIUNG

7SHUGSB

9DFUNBBNU

8SRGSUGNU

10SFBBISB

11IUSFNIUS

13NUISGSIUN

12IUSFBBIU

14IUNSFFGSINUG

15IUGIUN

16DUHBBINU

Источник

{jcomments on}

Read more

Празднованіе въ честь Боголюбской иконы Божіей Матери

(Всегда ли мы можемъ надѣяться получить, чего просимъ, у Божіей Матери?) 

I. Вѣчными памятниками чудесной помощи Царицы небесной страждущимъ христіанамъ служатъ многочисленныя чудотворныя Ея иконы, украшающія землю русскую. Между ними издревле благоговѣйно чтится на святой Руси образъ Боголюбской Божіей Матери, празднество въ честь коего нынѣ совершается. Эта чудотворная икона написана была въ двѣнадцатомъ вѣкѣ, по повелѣнію св. благовѣрнаго великаго князя Андрея Георгіевича Боголюбскаго. Отправляясь въ 1157 году изъ Вышгорода на свою родину, въ землю Суздальскую, благочестивый князь, по совѣту своихъ бояръ, взялъ съ собою бывшую тамъ въ Дѣвичьемъ монастырѣ Владимірскую икону Богоматери. Во время своего путешествія изъ Вышгорода въ Ростовъ онъ не переставалъ совершать молебныя пѣнія предъ иконою Богоматери. Когда подъѣзжали къ городу Владиміру, то въ одномъ мѣстѣ вблизи рѣки Клязьмы лошади, запряженныя въ сани, въ которыхъ везли св. икону, остановились. Нѣсколько разъ перемѣняли лошадей, но ни одна изъ нихъ не могла сдвинуть съ мѣста тѣхъ саней. Великій князь велѣлъ тогда раскинуть палатки и затѣмъ вмѣстѣ съ сопровождавшими его лицами долго молился предъ иконою Богоматери. Ему явилась тогда Божія Матерь съ хартіею въ рукѣ и повелѣла остаться навсегда во Владимірѣ, а на томъ мѣстѣ (въ десяти верстахъ отъ города) построить монастырь и храмъ во имя Рождества Богородицы. Блогочестивыйи богобоязненный князь не замедлилъ исполнить повелѣніе Царицы небесной и воздвигъ на мѣстѣ явленія Ея монастырь, назвавъ его Боголюбовымъ. Въ то же время для прославленія этого чудеснаго событія онъ повелѣлъ иконописцамъ изобразить пресвѣтлый ликъ Богоматери въ томъ видѣ, въ какомъ Она явилась ему. Ново-написанную икону назвали Боголюбивою и положили праздновать ей ежегодно 18 іюня. Окрестные жители вскорѣ стали почитать ее, какъ чудотворную. Въ 1771—72 году во многихъ мѣстахъ Россіи, особенно въ Москвѣ и Владимірѣ, свирѣпствовала страшная и губительная моровая язва. Народъ цѣлыми сотнями умиралъ отъ страшной заразы, и никакія врачебныя средства не могли спасать заболѣвавшихъ отъ мучительной смерти. Тогда нѣкоторые благочестивые жители г. Владиміра испросили себѣ позволеніе принести въ городъ изъ Боголюбова монастыря чудотворную икону Боголюбской Божіей Матери для совершенія ей всенародныхъ молебствій.

Послѣ крестнаго хода съ чудотворною иконою почти всѣ, даже самые безнадежные, больные выздоровѣли, и изъ сотни больныхъ умерло лишь двое-трое, а затѣмъ вскорѣ моровая язва и окончательно прекратилась во Владимірѣ. Между тѣмъ, моровая язва продолжала свирѣпствовать въ Москвѣ, унося въ могилу каждый день по нѣскольку человѣкъ. Жители первопрестольнаго града въ страхѣ прибѣгали къ московскимъ чудотворнымъ иконамъ и угодникамъ Божіимъ, моля ихъ объ избавленіи отъ праведнаго гнѣва Божія. Когда слухъ о чудотвореніяхъ Боголюбской иконы Божіей Матери во Владимірѣ дошелъ до Москвы, то и здѣсь стали притекать съ мольбою къ этой иконѣ, слезно прося Заступннцу усердную, Матерь Господа вышняго, объ избавленіи рода христіанскаго отъ губительной болѣзни. По вѣрѣ и усердію молящихся, болѣзнь и здѣсь начала ослабѣвать. Съ того времени и въ Москвѣ прославилась Боголюбская икона Божіей Матери и доселѣ съ благоговѣніемъ чтится всѣми набожными горожанами.

II. Какъ часто нынѣ истощаются иные въ домогательствѣ помощи человѣческой, а не вспомнятъ о Богѣ «Помощникѣ въ скорбѣхъ» (Псал, 45, 2)! Сколь многіе изъ насъ стараются найти себѣ облегченіе въ нуждѣ и болѣзняхъ у людей, а не помыслятъ, что есть усердная за всѣхъ Заступница, Матерь Бога нашего. Правда, Она помогаетъ въ бѣдахъ и скорбяхъ не всегда, а только тогда, когда мы заслуживаемъ Ея помощи и ходатайства предъ Богомъ.

а) Итакъ спросимъ себя: когда и въ какихъ случаяхъ можемъ надѣяться получить, чего просимъ, у небесной Матери нашей? Всегда, когда просимъ Ее съ живою, непоколебимою вѣрою, съ дѣтскою любовію и покорностію, съ твердымъ и несомнѣннымъ упованіемъ, съ искреннимъ желаніемъ употребить все, подаваемое Ею по волѣ Божіей, во благо и спасеніе души своей; особенно же, когда сами съ искреннимъ усердіемъ и любовію къ Ней стараемся быть истинными дѣтъми Ея, истинными послѣдователями Божественнаго Сына Ея, Господа І. Христа; когда, подражая Ей, стараемся благоугождать Господу исполненіемъ святыхъ и животворныхъ Его заповѣдей, служа Ему съ благоговѣніемъ и страхомъ — вѣрою и чистотою, воздержаніемъ и терпѣніемъ, любовію и милосердіемъ къ ближнему.

Но можетъ ли ожидать себѣ знаковъ любви и благоволенія отца и матери своей недостойный сынъ, забывающій о своихъ родителяхъ, пренебрегающій любовь ихъ, непокорный власти ихъ, не исполняющій воли ихъ? Такъ и грѣшникъ, забывающій о небесномъ Отцѣ своемъ, презирающій Его величіе и святость, безстрашно преступающій святую волю Его, не исполняющій спасительныхъ Его заповѣдей, можетъ ли быть угоденъ и предъ лицемъ небесной Матери своей? Достоинъ ли онъ того, чтобы обращаться къ Ней съ молитвою, надѣяться на Ея ходатайство, ожидать отъ Нея даровъ любви и благости? «Ты приближаешься ко Мнѣ устами своими, — скажетъ Она въ отвѣтъ на молитву его: но гдѣ твое сердце? Не удалилось ли оно отъ Сына и Бога Моего на страну далече? Не блуждаетъ ли оно по распутіямъ своеволія и необузданныхъ похотей? Ты хочешь, чтобы Я исполняла твои прошенія; но исполняешь ли самъ святѣйшую волю твоего Господа и Бога? Поступаешь ли такъ, какъ заповѣдалъ тебѣ Господь и Владыка живота твоего для твоего же счастія и блаженства? Ты просишь, чтобы Я ниспосылала тебѣ дары благости Божіей, благословляла тебя изобиліемъ и довольствомъ; но подавалъ ли ты самъ своему Господу, когда Онъ просилъ у тебя лепты въ лицѣ нищаго, толкалъ въ двери твоего дома въ лицѣ странника неимущаго? Ты желаешь, чтобы Я избавляла тебя отъ всякой скорби и обстоянія, утѣшала тебя въ день печали; но ты самъ утѣшилъ ли плачущаго, облегчилъ ли сердечнымъ участіемъ тяготу страждущаго, избавилъ ли гонимаго и обидимаго, призрѣлъ ли съ любовію безпріютнаго сироту и вдовицу? Ты молишься о прощеніи грѣховъ твоихъ; но гдѣ плоды твоего покаянія? Отвратился ли ты отъ грѣха и нечестія всѣмъ сердцемъ своимъ? Загладилъ ли всѣ неправды и беззаконія свои? Простилъ ли самъ оскорбившему тебя брату? примирился ли искренно съ соперникомъ своимъ? помолился ли отъ всего сердца о ненавидящихъ тебя и творящихъ тебѣ напасть? Обратись прежде къ Сыну и Богу Моему всѣмъ сердцемъ своимъ, и Я обращусь къ тебѣ Моею любовію и милосердіемъ!»

б) Но совершенно недостоинъ ни именоваться сыномъ небесной Матери нашей, ни обращаться къ Ней съ молитвою, кто дѣлается вовсе безпечнымъ о своемъ спасеніи и нерадитъ о покаяніи, кто, закоснѣвая во грѣхахъ все болѣе и болѣе, приходитъ, наконецъ, во глубину золъ. Достоинъ ли такой человѣкъ, хотя бы и назывался христіаниномъ, благодатнаго покрова Матери Божіей? Можетъ ли честнѣйшая херувимовъ покрывать Своимъ ходатайствомъ закоснѣлаго грѣшника, который своею нераскаянностію второе распинаетъ Сына Ея, отчего вновь оружіе скорбное проходитъ Ея святѣйшую душу? Въ такомъ состояніи самая молитва грѣшника, если бы онъ и захотѣлъ молиться, какъ исходящая отъ нечистаго и нераскаяннаго сердца, бываетъ ему въ грѣхъ.

III. Итакъ, кто же достоинъ пребывать въ любви и благоволеніи Божіей Матери? Тотъ, кто христіанинъ не по одному имени, а по жизни и дѣламъ своимъ, кто, вѣруя въ Господа І. Христа, соблюдаетъ Его святыя заповѣди и повелѣнія. Тотъ, кто, и послѣ паденія грѣховнаго, не остается въ закоснѣніи и нераскаянности, но ищетъ оправданія во Христѣ покаяніемъ и исповѣданіемъ грѣховъ своихъ, старается очищать свою совѣсть и омывать скверны души своей слезами умиленія и сокрушенія сердечнаго. Посему-то св. церковь и научаетъ насъ, братія, прежде и паче всего умолять небесную Матерь нашу о томъ, чтобы Она воздвигла насъ изъ глубины грѣховныя и просвѣтила сердечныя очи наши ко зрѣнію спасенія. Взыщемъ отъ Нея сего первѣйшаго и необходимѣйшаго блага; прочее все, само собою, приложится намъ. Аминь. (Сост. по проп. Димит., архіеп. херс, т. II). 

Источникъ: Полный годичный кругъ краткихъ поученій, составленныхъ на каждый день года примѣнительно къ житіямъ святыхъ, праздникамъ и др. священ. событіямъ, воспоминаемымъ Церковію, и приспособленныхъ къ живому проповѣдническому слову (импровизаціи). Составилъ по лучшимъ проповѣдническимъ образцамъ Священникъ Григорій Дьяченко. Въ двухъ томахъ: Томъ первый. Первое полугодіе. (330 поученій). — Второе пересмотрѣнное и значительно дополненное изданіе. — М.: Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1896. — С. 447-459.

{jcomments on}

Read more

29 Июнь 2017

Торжественное прославленіе Святителя ІОАННА Шанхайскаго чудотворца въ Санъ-Францисско 19 іюня / 2 іюля 1994 г.

     Къ каѳедральному собору Пресвятой Богородицы «Всѣхъ Скорбящихъ Радости» въ Санъ-Францисско, за нѣсколько дней до прославленія святого, стали стекаться вѣрующіе со всего міра. Совершались ежедневныя заупокойныя литургіи, панихиды служили ежечасно, исповѣдь шла непрерывная.

За два дня до торжества, въ четвергъ за Литургіей, причастіе преподавалось изъ 5 чашъ, соборъ вмѣстительностью въ 1.000 человѣкъ не могъ вмѣстить всѣхъ вѣрующихъ, снаружи, куда передавались всѣ службы на большой экранъ, стояло около 3.000 человѣкъ.
На торжествахъ присутствовали три чудотворныя иконы Божіей Матери: Курско-Коренная, Иверская-Мѵроточивая, и мѣстная святыня — обновленная Владимірская икона. Прославленіе возглавилъ старѣйшій іерархъ Русской Церкви зарубежомъ, Высокопреосвященнѣйшій Митрополитъ Виталій, въ сослуженіи 10 архіереевъ и 160 священнослужителей.
Въ пятницу 1-го іюля, въ 1.30 дня, въ нижнемъ храмѣ, святыя мощи были переложены Владыкой Митрополитомъ изъ усыпальницы въ раку, выстроенную изъ дорогого дерева. Святой былъ облаченъ въ бѣлоснѣжныя ризы, обшитыя серебряными галунами и крестами; тапочки его были сшиты въ Сибири, и подризникъ его также происходитъ изъ Россіи. Рака была торжественнымъ шествіемъ перенесена въ верхній храмъ. Въ 4.30 была совершена послѣдняя панихида.
За Всенощной, передъ поліелеомъ Владыка Митрополитъ открылъ раку — кромѣ покрытаго лица, святыя мощи были открыты, руки видны — а икону святителя подняли высоко два высокихъ священника, и всенародно было спѣто величаніе святому. Прикладываніе закончилось въ 11 ч. ночи.
Въ субботу, службы чередовались въ придѣлахъ храма. Первую Литургію совершилъ преосвященный епископъ Вевейскій Амвросій въ 2 ч. ночи, при болѣе 20 священникахъ. Рака была внесена священнослужителями въ алтарь и поставлена на горнемъ мѣстѣ. Вторая Литургія началась въ 5 ч. утра, за ней причащалось около 300 человѣкъ. А въ 7 ч. утра, на Божественной Литургіи объединились вокругъ Митрополита Виталія 11 архіереевъ и около 160 священнослужителей. Пѣли три хора, было около 700 причастниковъ. Крестнымъ ходомъ шли вокругъ всего квартала, на остановкахъ осѣняли чудотворными иконами. Послѣ чего святыя мощи были положены въ спеціально сооруженныя сѣни въ храмѣ. Закончилась служба въ 1.30 дня. Трапеза объединила около 2.000 человѣкъ. Читалось похвальное слово Святителю Іоанну; Преосвященный Маркъ, Архіепископъ Берлинскій и Германскій произнесъ рѣчь.
Торжества продолжались съ той же силою и на второй день, въ воскресенье Всѣхъ Святыхъ въ Землѣ Россійской Просіявшихъ.
Потокъ богомольцевъ къ ракѣ святителя не прекращается.
/с. 3/
 
СВЯТИТЕЛЬ ІОАННЪ ШАНХАЙСКІЙ
Передъ нами стоитъ великое духовное торжество: причисленіе къ лику святыхъ Святителя Іоанна Шанхайскаго чудотворца, въ городѣ Санъ-Францисско 2 іюля 1994 г. Это событіе не только наполняетъ радостью сердца русскихъ людей проживающихъ въ зарубежьи, но веселитъ сердца множества людей, ознакомившись съ необыкновенной жизнью Владыки Іоанна, въ Россіи. Оно духовной радостью охватываетъ и новыхъ обращенныхъ къ православію, разсѣянныхъ по всему міру, православныхъ французовъ, голландцевъ, американцевъ.
Кто же этотъ человѣкъ, который прозорливо направляется къ больному, возвращаетъ къ жизни умирающаго, изгоняетъ бѣсы у одержимаго?
Сознавая трудность написанія житія святого, мы постараемся, при помощи нѣсколькихъ событій изъ его жизни, представить если не образъ, то эскизъ этой невѣроятно богатой духовной личности 20-го вѣка.
 
Дѣтство и отрочество
Владыка Іоаннъ родился въ селѣ Адамовка, Харьковской губерніи въ Южной Россіи 4 іюня 1896 г. Въ святомъ крещеніи онъ былъ названъ Михаиломъ, въ честь святого архангела Божія. Родъ его, Максимовичей, отличался издавно большимъ благочестіемъ. Въ 18-мъ вѣкѣ изъ этого рода прославился св. Іоаннъ Митрополитъ Тобольскій, просвѣтитель Сибири, пославшій первую Православную Миссію въ Китай; послѣ его смерти на его могилѣ происходило множество чудесъ. Онъ былъ прославленъ въ 1916 г. и его нетлѣнныя мощи по сей день почиваютъ въ Тобольскѣ.
Миша Максимовичъ былъ болѣзненнымъ ребенкомъ. У него были хорошія отношенія со всѣми, но особо близкихъ друзей не было. Любилъ онъ животныхъ, особенно собакъ. Шумныхъ дѣтскихъ игръ не любилъ и былъ часто погруженъ въ свои мысли.
Съ дѣтства Миша отличался глубокой религіозностью. На своей хиротоніи въ 1934 г. онъ раскрылъ настроенность своихъ дѣтскихъ лѣтъ: «Съ самыхъ первыхъ дней, какъ я началъ осознавать себя, я захотѣлъ служить праведности и истинѣ. Мои родители возжгли во мнѣ усердіе неколебимо стоять за правду, и душа моя была плѣнена примѣромъ тѣхъ, кто предалъ за нее жизнь».
Онъ любилъ играть въ монастырь, наряжая игрушечныхъ солдатъ въ монахи и дѣлая изъ игрушечныхъ фортовъ монастыри.
Онъ собиралъ иконы и религіозныя и историческія книги, и такъ образовалась у него большая библіотека. Но болѣе всего онъ любилъ читать житія святыхъ. Этимъ онъ оказалъ большое вліяніе на своихъ братьевъ и сестру, которые благодаря ему знали житія святыхъ и факты русской исторіи.
Святая и праведная жизнь ребенка произвела сильное впечатлѣніе на его французскую гувернантку — католичку, и она приняла православное крещеніе (Мишѣ было тогда 15 лѣтъ). Онъ помогъ ей приготовиться къ крещенію и училъ ее молитвамъ.
/с. 4/ Загородное имѣніе Максимовичей, гдѣ вся семья проводила лѣто, было расположено въ 12 км. отъ знаменитаго Святогорскаго монастыря. Родители часто посѣщали монастырь и подолгу жили тамъ. Переступая ворота монастыря Миша вступалъ съ увлеченіемъ въ монашескую стихію: Здѣсь былъ Аѳонскій типиконъ, величественные храмы, высокая «Гора Ѳаворъ», много пещеръ, схимонахи, скиты и большое братство въ 600 монаховъ. Все это привлекало Мишу, жизнь котораго съ дѣтства выстраивалась по житіямъ святыхъ, и побуждало его часто приходить въ монастырь.
Когда ему исполнилось 11 лѣтъ онъ поступилъ въ Полтавскій кадетскій корпусъ. Здѣсь онъ продолжалъ быть тихимъ и религіознымъ и мало походилъ на солдата. Въ этомъ училищѣ, когда ему исполнилось 13 лѣтъ, онъ отличился однимъ поступкомъ, навлекшимъ на него обвиненіе въ «нарушеніи порядка». Кадеты часто шли церемоніальнымъ маршомъ въ городъ Полтаву. Въ 1909 г. по случаю двухсотлѣтія Полтавской битвы, этотъ маршъ былъ особенно торжественнымъ. Когда они проходили передъ Полтавскимъ соборомъ, Михаилъ повернулся къ нему и — перекрестился. За это мальчики его долго осмѣивали, а начальство наказало. Но по заступничествѣ Вел. Кн. Константина Константиновича это наказаніе было замѣнено похвальнымъ отзывомъ съ указаніемъ на здравыя религіозныя чувства мальчика. Такимъ образомъ и насмѣшки товарищей смѣнились уваженіемъ.
По окончанію кадетскаго корпуса Миша захотѣлъ поступить въ Кіевскую Духовную Академію. Но родители его настаивали, чтобы онъ поступилъ въ Харьковскую юридическую школу, и послушанія ради онъ сталъ готовиться къ юридической карьерѣ.
Въ Харьковѣ покоился Архіепископъ Мелетій († 1841 г.): Это былъ аскетъ, онъ не спалъ, предсказалъ свою кончину, и на его гробѣ, подъ церковью, постоянно служили панихиды. То же самое повторилось въ судьбѣ Вл. Іоанна.
Въ годы своего обученія въ Харьковѣ, въ годы когда созрѣваетъ человѣкъ, онъ понялъ весь смыслъ своего духовнаго воспитанія. Тогда какъ другіе мальчики говорили про религію, что это «бабушкины сказки», онъ сталъ сознавать какая мудрость въ истинномъ знаніи житій святыхъ по сравненію съ университетскимъ курсомъ. И онъ предавался ихъ чтенію, хотя и преуспѣвалъ въ юридическихъ наукахъ. Усваивая міровоззрѣніе и постигая разнообразіе дѣятельности святыхъ — аскетическіе труды и молитву, онъ полюбилъ ихъ всѣмъ сердцемъ, до конца пропитался ихъ духомъ и сталъ жить по ихъ примѣру.
Вся семья Максимовичей была предана православному Царю, и молодой Михаилъ естественно не принялъ февральской революціи. На одномъ изъ приходскихъ собраній предложили переплавить колоколъ, онъ одинъ этому воспрепятствовалъ. Съ приходомъ большевиковъ онъ былъ посаженъ въ тюрьму. Освобожденъ и опять посаженъ. Его освободили когда убѣдились, что ему безразлично гдѣ находиться — въ тюрьмѣ или въ другомъ мѣстѣ. Онъ въ буквальномъ смыслѣ жилъ въ другомъ мірѣ и просто отказывался приспосабливаться къ той дѣйствительности, которая управляетъ жизнью большинства людей, — онъ рѣшилъ неколебимо слѣдовать пути Божественнаго закона.
/с. 5/
 
Эмиграція. Въ Югославіи
Во время гражданской войны вмѣстѣ съ родителями, братьями и сестрой, Михаилъ былъ эвакуированъ въ Югославію, гдѣ поступилъ въ Бѣлградскій Университетъ и окончилъ Богословскій факультетъ въ 1925 году, зарабатывая на существованіе продажей газетъ. Въ 1926 году въ Мильковскомъ монастырѣ онъ былъ постриженъ въ монахи Митрополитомъ Антоніемъ (Храповицкимъ), при чемъ съ именемъ въ честь его дальняго родственника Святителя Іоанна Тобольскаго. На Введеніе во Храмъ Пресвятой Богородицы юнный инокъ сталъ іеромонахомъ.
Въ 1928 г. о. Іоаннъ былъ назначенъ законоучителемъ въ Битольскую семинарію. Тамъ училось 400-500 студентовъ. Онъ со своей любовью, молитвой и трудами сталъ творить новыхъ людей. Онъ зналъ каждаго ученика, его нужды, и каждому онъ могъ помочь разрѣшить любое недоумѣніе и дать добрый совѣтъ.
Такъ о немъ отзывался одинъ студентъ: «Отецъ Іоаннъ любилъ насъ всѣхъ, и мы — его. Въ нашихъ глазахъ онъ былъ воплощеніемъ всѣхъ христіанскихъ добродѣтелей: мирный, спокойный, кроткій. Онъ сталъ намъ настолько близокъ, что мы относились къ нему какъ къ старшему брату, любимому и уважаемому. Не было конфликта, личнаго или общественнаго, котораго онъ не могъ бы разрѣшить. Не было вопроса, на который у него не нашлось бы отвѣта. Достаточно было кому-нибудь на улицѣ что-то у него спросить, какъ онъ немедленно давалъ отвѣтъ».
«Если вопросъ былъ болѣе важнымъ, онъ обычно отвѣчалъ на него послѣ службы въ храмѣ, въ классѣ или въ кафетеріи. Отвѣтъ его былъ всегда информативно насыщеннымъ, яснымъ, полнымъ и компетентнымъ, потому что исходилъ отъ человѣка высокообразованнаго, имѣющаго два университетскихъ диплома — по богословію и по праву. Ежедневно и еженощно онъ молился за насъ. Каждую ночь онъ, какъ ангелъ-хранитель, оберегалъ насъ: одному поправлялъ подушку, другому одѣяло. Всегда, входя въ комнату или выходя изъ нея, онъ благословлялъ насъ крестнымъ знаменіемъ».
Когда онъ молился, студенты ощущали, что онъ бесѣдовалъ съ жителями небеснаго міра.
Еп. Николай Охридскій (Велимировичъ), великій сербскій богословъ и проповѣдникъ, обратился однажды къ группѣ студентовъ: «Дѣти внимайте о. Іоанну, онъ — ангелъ Божій въ человѣческомъ обличьѣ».
Совсѣмъ сказочный эпизодъ произошелъ съ нимъ, когда его вызвали на хиротонію въ Бѣлградъ въ 1934 г. Пріѣхавъ въ Бѣлградъ, встрѣчаетъ онъ на улицѣ знакомую даму и объясняетъ ей, что произошло недоразумѣніе, должны хиротонисать какого-то о. Іоанна, а вызвали по ошибкѣ его. Вскорѣ онъ ее опять встрѣчаетъ и, озадаченный, объясняетъ ей, что оказывается хиротонія касается его самого.
Посылая его епископомъ въ Китай, Митрополитъ Антоній писалъ: «Вмѣсто меня, какъ мою собственную душу, какъ мое сердце, посылаю Вамъ епископа Іоанна. Этотъ маленькій, тщедушный человѣкъ, съ виду почти ребенокъ, на дѣлѣ зерцало аскетической твердости въ наше время всеобщаго духовнаго разслабленія».
/с. 6/
 
На Дальнемъ Востокѣ. Шанхай
По прибытію въ Шанхай владыка Іоаннъ встрѣтился съ разгорѣвшимися въ церковной жизни конфликтами. Его первая дѣятельность была направлена на умиротвореніе враждующихъ партій.
Особое вниманіе Владыка удѣлилъ религіозному образованію и взялъ себѣ за правило присутствовать на устныхъ экзаменахъ по закону Божію во всѣхъ православныхъ школахъ Шанхая. Онъ сталъ одновременно попечителемъ различныхъ благотворительныхъ обществъ, активно участвуя въ ихъ работѣ.
Для сиротъ и дѣтей нуждающихся родителей онъ устроилъ домъ, поручая ихъ небесному покровительству св. Тихона Задонскаго, особенно любившаго дѣтей. Владыка самъ подбиралъ больныхъ и голодающихъ дѣтей на улицахъ и въ темныхъ переулкахъ шанхайскихъ трущобъ.
Владыка старался замѣнить имъ отца, особенно оказывая имъ вниманіе во время великихъ праздниковъ Рождества и Пасхи, когда родители такъ стараются порадовать своихъ дѣтей. Онъ въ тѣ дни любилъ устраивать дѣтямъ вечера съ рождественской елкой, представленіями, доставалъ имъ духовные инструменты.
Его радостью было видѣть молодыхъ людей собиравшихся въ братствѣ св. Іоасафа Бѣлгородскаго, гдѣ проводились бесѣды по религіознымъ и философскимъ темамъ, по изученію Библіи.
Владыка былъ крайне строгъ къ себѣ. Его подвигъ основывался на молитвѣ и постѣ. Пищу онъ принималъ одинъ разъ въ день — въ 11 вечера. Въ первую и послѣднюю седмицу Великаго Поста не вкушалъ вовсе, а въ остальные дни Великаго поста и Рождественскаго — только алтарный хлѣбъ. Ночи проводилъ обычно въ молитвѣ и, когда силы его истощались, клалъ голову на полъ, или находилъ краткій покой сидя въ креслѣ.
 
Чудеса по молитвамъ Владыки Іоанна
Многочисленны чудеса по молитвамъ Вл. Іоанна. Описаніе нѣкоторыхъ изъ нихъ позволитъ себѣ представить всестороннюю духовную силу святителя Іоанна.
Въ пріютѣ заболѣла 7-лѣтняя дѣвочка. Къ ночи у нея поднялась температура и она стала кричать отъ боли. Въ полночь отправили ее въ больницу, гдѣ опредѣлили заворотъ кишекъ. Вызвали консиліумъ врачей, которые объявили матери, что состояніе дѣвочки безнадежно и что она не вынесетъ операціи. Мать просила спасти дочь и дѣлать операцію, а сама пошла ночью же къ Владыкѣ Іоанну.Владыка позвалъ мать въ соборъ, открылъ Царскія врата и началъ молиться передъ Престоломъ, и мать, стоя на колѣняхъ передъ иконостасомъ, тоже горячо молилась о дочери. Это длилось долго, и уже наступило утро, когда Вл. Іоаннъ подошелъ къ матери, благословилъ ее и сказалъ, что она можетъ идти домой — ея дочь будетъ жива и здорова. Она поспѣшила въ больницу. Хирургъ ей сказалъ, что операція прошла успѣшно, что никогда еще не наблюдалъ такого случая въ своей практикѣ. Только Богъ могъ ее спасти по ея молитвамъ.
Тяжело больная женщина въ больницѣ звала Владыку. Докторъ сказалъ, что она умираетъ, и не надо безпокоить Владыку. На другой /с. 7/ день пріѣхалъ Владыка въ госпиталь и говоритъ женщинѣ: «Что ты мнѣ мѣшаешь молиться, вѣдь сейчасъ я долженъ совершать Литургію». Причастилъ умирающую, благословилъ и уѣхалъ. Больная уснула и стала послѣ этого быстро поправляться.
Заболѣлъ бывшій преподаватель коммерческаго училища. Въ больницѣ, врачи опредѣлили сильно воспаленный аппендицитъ и сказали, что онъ можетъ умереть на операціонномъ столѣ. Жена пошла къ Вл. Іоанну, разсказала ему все и просила помолиться. Владыка пошелъ въ больницу, возложилъ руки на голову больного, долго молился, благословилъ его и ушелъ. На слѣдующій день, медсестра разсказала женѣ, что когда она подошла къ больному увидѣла его сидящимъ на кровати, простыня на которой онъ спалъ была вся въ гноѣ и крови: аппендицитъ ночью прорвался.
Послѣ эвакуаціи изъ Китая, Владыка съ паствою очутился на Филиппинахъ. Однажды Владыка посѣтилъ больницу. Откуда-то изъ далека доносились страшные крики. На вопросъ Владыки медсестра сказала, что это безнадежная больная, которую удалили ввиду того, что она всѣхъ безпокоитъ своимъ крикомъ. Владыка хотѣлъ немедленно идти туда, но медсестра ему не совѣтовала, такъ какъ отъ больной исходило зловоніе. «Это не имѣетъ значенія», сказалъ Владыка и направился въ другое зданіе. Владыка положилъ женщинѣ на голову крестъ и началъ молиться, затѣмъ исповѣдалъ ее и причастилъ. Когда онъ уходилъ она уже не кричала, но тихо стонала. Нѣкоторое время спустя, Владыка опять посѣтилъ госпиталь, и эта женщина сама выбѣжала ему на встрѣчу.
А вотъ случай изгнанія бѣсовъ. Разсказываетъ отецъ объ исцѣленіи своего сына.
«Сынъ мой былъ одержимый, онъ ненавидѣлъ все святое, всѣ святыя иконы и кресты, расщеплялъ ихъ на тончайшія палочки и очень радовался этому. Я возилъ его къ Владыкѣ Іоанну, и онъ его ставилъ на колѣни, клалъ ему на голову то крестъ, то Евангеліе. Мой сынъ бывалъ очень печальнымъ послѣ этого, а иногда и убѣгалъ изъ собора. Но Владыка сказалъ мнѣ не отчаиваться. Онъ будетъ продолжать за него молиться, и со временемъ онъ поправится, а пока что пусть продолжаетъ лѣчиться у докторовъ: «А вы не переживайте, Господь не безъ милости».
Такъ тянулось нѣсколько лѣтъ. Однажды онъ дома читалъ Евангеліе. Лицо его было свѣтлое и радостное. И онъ заявилъ отцу, что надо ему поѣхать въ Минхонъ (30-40 км. отъ Шанхая), въ домѣ для умалишенныхъ, куда онъ ѣздилъ иногда: «Мнѣ надо туда ѣхать, тамъ Духъ Божій очиститъ меня отъ духа зла и тьмы, и я тогда отойду ко Господу», сказалъ онъ. Привезли его въ Минхонъ. Черезъ два дня отецъ пріѣхалъ его навѣстить и увидѣлъ, что сынъ его безпокойный, безпрерывно двигается на кровати и вдругъ началъ кричать: «Не надо, не подходи ко мнѣ, я тебя не хочу!»
Отецъ вышелъ въ коридоръ, чтобы узнать, кто идетъ. Коридоръ былъ длинный и выходилъ на аллею. Тамъ онъ увидѣлъ автомобиль, и изъ него вышелъ Владыка Іоаннъ и направился къ госпиталю. Отецъ вошелъ въ палату и видитъ, что его сынъ мечется на кровати и кричитъ: «Не /с. 8/ подходи, я тебя не хочу, уйди, уйди!» Потомъ успокоился и сталъ тихо молиться.
Въ это время раздались шаги по коридору. Больной соскакиваетъ съ постели и бѣжитъ по коридору въ одной пижамѣ. Встрѣтивъ Владыку, падаетъ передъ нимъ на колѣни и плачетъ, проситъ отогнать отъ него духа зла. Владыка кладетъ свои руки на его голову и читаетъ молитвы, потомъ беретъ его за плечи и ведетъ въ палату, гдѣ и кладетъ его на кровать и молится надъ нимъ. Потомъ причащаетъ.
Когда Владыка уѣхалъ, больной говоритъ: «Ну вотъ, наконецъ совершилось исцѣленіе, и теперь Господь приметъ меня къ Себѣ. Папа, вези меня скорѣе, я долженъ умереть дома». Когда отецъ привезъ его домой, то онъ былъ счастливъ видѣть все въ своей комнатѣ, а особенно иконы; началъ молиться и взялъ Евангеліе. На слѣдующій день сталъ торопить отца, чтобы скорѣе звалъ священника, чтобы еще разъ причаститься. Отецъ говоритъ, что онъ только вчера причащался, а сынъ возражаетъ и говоритъ. «Папа, скорѣе, скорѣе, а то не успѣешь». Отецъ позвонилъ. Пріѣхалъ батюшка и сына еще разъ причастили. Когда отецъ проводилъ священника до лѣстницы и вернулся, сынъ его уже измѣнился въ лицѣ, еще разъ ему улыбнулся и тихо отошелъ ко Господу.
Вотъ какъ былъ прославляемъ Богъ въ дѣйствіяхъ святителя Іоанна.
Но, при всемъ этомъ, нашлись люди которые его возненавидѣли, на него клеветали, старались его оттѣснить, и даже нашлись такіе, которые попытались отравить, и почти преуспѣли въ этомъ, ибо онъ былъ при смерти.
Во время эвакуаціи изъ краснаго Китая, Владыка Іоаннъ проявилъ себя какъ пастырь добрый, ведущій паству свою къ тихому пристанищу, готовый душу свою положить за овцы своя.
Всѣмъ извѣстенъ случай когда онъ сидѣлъ сутками на ступеняхъ Бѣлаго Дома въ Вашингтонѣ и такимъ образомъ добился разрѣшенія на въѣздъ въ Соединенные Штаты для болѣе 5.000 бѣженцевъ.
 
Въ Западной Европѣ
Въ началѣ пятидесятыхъ годовъ, Владыка Іоаннъ былъ назначенъ на каѳедру Зап.-Европейской Епархіи, съ титуломъ Архіепископа Брюссельскаго и Западно-Европейскаго. Поселился Владыка въ кадетскомъ корпусѣ въ Версалѣ. Опять при любимыхъ имъ дѣтяхъ.
Владыка оказался незамѣнимымъ попечителемъ и отцомъ для сестеръ Лѣснинской обители, только что эвакуировавшихся изъ Югославіи. Онъ съ особой ревностью служилъ въ Храмѣ-Памятникѣ въ Брюсселѣ, воздвигнутомъ въ память Царской семьи и всѣхъ жертвъ революціи. Онъ въ Парижѣ нашелъ хорошій особнякъ и создалъ въ немъ свой каѳедральный храмъ посвященный Всѣмъ Русскимъ Святымъ. Владыка неутомимо объѣзжалъ храмы своей широко раскинутой епархіи. Онъ непрестанно посѣщалъ госпиталя и тюрмы.
Въ Западной Европѣ его дѣятельность пріобрѣла апостольское значеніе. Онъ ввелъ почитаніе западныхъ святыхъ первыхъ вѣковъ, представивъ Сѵноду на утвержденіе списокъ съ подробными указаніями свѣдѣній о жизненномъ пути каждаго святого въ отдѣльности. Онъ способствовалъ развитію французской и голландской Церквей. Пусть /с. 9/ результаты въ этой области многими ставятся подъ вопросъ, но ищущимъ православной вѣры и жизни онъ не могъ отказать въ своей поддержкѣ, возлагая очевидно надежду на духовную настроенность отдѣльныхъ лицъ. Эта его дѣятельность нашла свое оправданіе во многихъ случаяхъ. Укажемъ только на тотъ фактъ, что рукоположенный имъ священникъ испанецъ прослужилъ около 20 лѣтъ настоятелемъ въ созданномъ имъ парижскомъ храмѣ.
По молитвамъ Вл. Іоанна происходило множество чудесъ и въ Западной Европѣ. Для свидѣтельства о нихъ потребуется особый сборникъ.
Въ дополненіе къ тѣмъ разностороннимъ чудеснымъ явленіямъ приведеннымъ выше, какъ прозорливость, исцѣленіе душевныхъ и тѣлесныхъ больныхъ, имѣются два свидѣтельства о томъ, что Владыка пребывалъ какой-то моментъ въ сіяніи и стоящимъ на воздухѣ. Объ этомъ свидѣтельствовала одна монахиня Лѣснинской обители, и также чтецъ Григорій въ церкви Всѣхъ Русскихъ Святыхъ въ Парижѣ. Послѣдній закончивъ однажды чтеніе часовъ, подошелъ за дополнительными указаніями къ алтарю и увидѣлъ чрезъ приотверстую боковую дверь Владыку Іоанна въ лучезарномъ свѣтѣ и стоящимъ не на землѣ, но на разстояніи примѣрно 30 см. отъ нея.
 
Въ Соединенныхъ Штатахъ. Санъ-Францисско
На побережье дальняго Запада Америки прибылъ Владыка на свою послѣднюю каѳедру осенью 1962 года. Архіепископъ Тихонъ ушелъ по болѣзни на покой, и въ его отсутствіи строительство новаго каѳедральнаго собора остановилось, такъ какъ рѣзкія разногласія парализовали русскую общину. Подъ его руководствомъ миръ былъ въ какой-то мѣрѣ возстановленъ и величественный соборъ законченъ.
Но не легко было Владыкѣ. Много пришлось ему кротко и молчаливо терпѣть. Его вынудили даже явиться въ общественный судъ, что было вопіющимъ нарушеніемъ церковныхъ каноновъ, требуя отвѣта на абсурдное обвиненіе въ сокрытіи имъ нечестныхъ финансовыхъ операцій приходскаго совѣта. Правда, всѣ привлеченные были въ концѣ концовъ оправданы, но послѣдніе годы жизни Владыки были омрачены горечью отъ поношеній и преслѣдованій, на которыя онъ отвѣчалъ всегда безъ жалобъ и осужденія кого-либо.
Сопровождая чудотворную икону Богоматери Курско-Коренную въ Сеаттель, Владыка Іоаннъ, 19 іюня / 2 Іюля 1966 года, остановился въ тамошнемъ Свято-Николаевскомъ соборѣ — Храмѣ-Памятникѣ Новомученикамъ. Отслуживъ Божественную Литургію, онъ оставался еще три часа наединѣ въ алтарѣ. Затѣмъ навѣстивъ съ Чудотворной Иконой духовныхъ дѣтей около собора, онъ послѣдовалъ въ комнату церковнаго дома, гдѣ останавливался, когда вдругъ послышался грохотъ и, прибѣжавшіе его бывшіе прислужники увидѣли, что Владыка уже отходитъ. Его посадили на кресло и онъ, предъ Чудотворной Иконой Богоматери предалъ душу свою Богу, уснулъ для этого міра, о чемъ такъ ясно предсказывалъ многимъ.
Шесть дней лежалъ Владыка Іоаннъ въ открытомъ гробу и, несмотря на жаркую лѣтнюю погоду, не ощущалось отъ него ни малѣйшаго запаха тлѣнія, и рука его была мягкой, неокоченѣвшей.
/с. 10/
 
Открытіе святыхъ мощей
2/15 мая 1993 г. Архіерейскимъ Соборомъ Русской Православной Церкви Заграницей было принято рѣшеніе причислить къ лику святыхъ Архіепископа Іоанна Шанхайскаго и Санъ-Францисскаго.
Предварительное освидѣтельствованіе честныхъ его останковъ состоялось 28 сен. / 11 окт. 1993 г. Вторичное освидѣтельствованіе и переоблаченіе останковъ святителя имѣло мѣсто 1/14 дек. 1993 г., въ день памяти прав. Филарета Милостиваго.
При пѣніи ирмосовъ великаго канона «Помощникъ и Покровитель» снята была крышка съ гроба, и предстали передъ охваченными трепетомъ и благоговѣніемъ священнослужителями нетлѣнныя останки Владыки: сохранились брови, рѣсницы, волосы, усы, борода; ротъ пріоткрытъ, руки слегка приподняты, пальцы частично согнуты, создавая впечатлѣніе, что Владыка проповѣдуетъ съ движеніемъ руки; всѣ мышцы, сухожилія, ногти сохранились; тѣло легкое, высохшее, застывшее.
При пѣніи канона свят. Андрея Критскаго приступили къ помазанію всего тѣла елеемъ. Затѣмъ совершено было помазаніе святыхъ мощей мѵромъ отъ иконы Божіей Матери Иверской-Мѵроточивой при пѣніи тропаря: «Отъ святыя иконы Твоея, о Владычица Богородице». Послѣ этого началось облаченіе въ новыя одежды, вплоть до архіерейскаго облаченія бѣлоснѣжнаго цвѣта съ серебряными галунами и крестами.
Отслужена была заключительная заупокойная литія. «Вѣчная память» разносится по всей вселенной. Потомъ съ воодушевленіемъ поютъ служители тропарь:
Православія наставниче, благочестія учителю и чистоты, вселенныя свѣтильниче, архіереевъ богодухновенное удобреніе, Іоанне премудре, ученьми твоими вся просвѣтилъ еси, цѣвнице (свирѣль) духовная, моли Христа Бога спастися душамъ нашимъ».
 
*     *     *
 
Тропарь Святителю Іоанну (гл. 5-й):
Попеченіе твое о паствѣ въ странствіи ея,* се прообразъ и молитвъ твоихъ,* за міръ весь присно возносимыхъ:* тако вѣруемъ, познавъ любовь твою, святителю и чудотворче Іоанне!* Весь отъ Бога освященъ священнодѣйствіемъ пречистыхъ Таинъ,* ими же самъ присно укрѣпляемъ,* поспѣшалъ еси ко страждущимъ, цѣлителю отраднѣйшій.* Поспѣши и нынѣ въ помощь намъ, всѣмъ сердцемъ чтущихъ тя.
 
Источникъ: «Пасха среди лѣта». Торжественное прославленіе Святителя Іоанна Шанхайскаго чудотворца въ Санъ-Францисско 19 іюня / 2 іюля 1994 г. — Villemoisson (France): Изд. Миссіонерскаго Фонда Зап.-Европ. Епархіи Русской Православной Церкви заграницей, 1996. — С. 2-10. 
{jcomments on}

Read more

Слово въ день Всѣхъ Святыхъ въ Землѣ Россійской просіявшихъ и прославленія Владыки Іоанна, произнесенное въ Парижѣ

ПАСХА СРЕДИ ЛѢТА

Слово въ день Всѣхъ Святыхъ въ Землѣ Россійской просіявшихъ и прославленія Владыки Іоанна, произнесенное въ Парижѣ (20 іюня / 3 іюля 1994 г.)
 
Нынѣ сердца наши горятъ радостью и во свѣтѣ этой радости, возводя наши очи ввысь, мы видимъ на небесахъ сіяніе сонма Русскихъ святыхъ.
Небеса сіяютъ безчисленнымъ количествомъ русскихъ князей, святителей, преподобныхъ и безсребренниковъ, юродивыхъ Христа ради и мучениковъ. Прославленные Новые Мученики и Новые Исповѣдники умножили это сіяніе на небесахъ; въ него влились сіянія преподобныхъ Оптинскихъ старцевъ, праведнаго Іоанна Кронштадскаго, блаженной Ксеніи, проповѣдниковъ иноплеменниковъ, Святителя Николая Японскаго, Иннокентія Московскаго и Алеутскаго, и сегодня присоединившагося къ этому небесному свѣту Архіепископа Іоанна.
Сколько эти свѣтила на небесахъ понесли здѣсь на землѣ трудовъ и претерпѣли скорбей, одному Богу извѣстно. Часто узнаемъ мы о подвигахъ святыхъ только по внѣшнимъ признакамъ или событіямъ ставшимъ общеизвѣстнымъ, какъ въ случаяхъ гоненій, или юродства Христа ради или особой аскетической ихъ жизни.Но чаще всего сокрытъ отъ обычнаго взгляда подвигъ святыхъ, ношеніе ими креста не всегда замѣтно постороннему глазу, такъ какъ проходятъ они свое ношеніе креста въ кротости и смиреніи, отвѣчая на призывъ Христа и уподобляясь Ему, сказавшему: «Пріидите ко Мнѣ... Я успокою васъ, ибо Я кротокъ и смиренъ сердцемъ». Часто подвижники бывали и предметомъ пренебреженія и насмѣшекъ за ихъ образъ жизни не входящій въ современныя общепринятыя нормы соціальной жизни.
Но передъ Владыкой міра они отбираются не по общепринятымъ нормамъ нашей земной жизни. Царь отдѣлитъ однихъ отъ другихъ, поставитъ овецъ по правую Свою сторону, а козловъ по лѣвую и скажетъ первымъ: «Пріидите, благословенные Отца Моего, унаслѣдуйте Царство, уготованное вамъ отъ созданія міра. Ибо алкалъ Я, и вы дали Мнѣ ѣсть; жаждалъ, и вы напоили Меня; былъ странникомъ, и вы приняли Меня; былъ нагъ, и вы одѣли Меня; былъ боленъ, и вы посѣтили Меня; въ темницѣ былъ, и вы пришли ко мнѣ». Тогда праведники скажутъ Ему въ отвѣтъ: Господи! когда это все было?... А Царь отвѣтитъ: это вы для Меня дѣлали, когда дѣлали для малыхъ сихъ. — А другимъ Царь скажетъ: «Идите отъ Меня...», и тѣ станутъ недоумѣвать, гдѣ же они видѣли Христа алчущимъ, жаждущимъ, нагимъ, больнымъ...
Передъ нами образъ святителя нашихъ дней. Онъ изъ тѣхъ, которые исполнили все то, что заповѣдалъ Господь о «малыхъ сихъ», и которые /с. 12/ слышатъ голосъ Его: «Пріидите благословенные Отца Моего, унаслѣдуйте Царство, уготованное вамъ отъ созданія міра...». Святитель Іоаннъ живя на землѣ ничего для себя не искалъ, ничего земного не стяжалъ, не ожидалъ для себя ничего, ибо когда получалъ что-либо для себя у него появлялось удивленіе и дѣтская радость. И мы можемъ вообразить какъ онъ теперь стоитъ передъ Владыкой міра и смиренно спрашиваетъ Его: Господи неужели это я Тебя видѣлъ, когда видѣлъ человѣка нагимъ и больнымъ и шелъ къ нему?...
Жилъ онъ совсѣмъ не тѣлесной жизнью, въ тѣлѣ жилъ, но не тѣломъ. Воспитанный житіями святыхъ, онъ жилъ всецѣло, что касается себя самого, небесной жизнью. Когда онъ принялъ по послушанію пастырскій и архипастырскій подвигъ, онъ не на іоту не отказался отъ своей небесно-подобной жизни; только ему пришлось примѣнять постоянно правила общественной жизни, для обезпеченія необходимыхъ условій и благоустройства земной жизни своихъ пасомыхъ. Все остальное, не входящее въ эти рамки, было имъ игнорировано, какъ излишнее и ненужное для спасенія, какъ отводящее отъ небесной жизни. Этого онъ не только не могъ допустить для самого себя, но и для своихъ пасомыхъ, какія бы ни были въ отвѣтъ ему недоумѣнія, огорченія и обиды.
Да, Владыка Іоаннъ былъ строгъ во всемъ, что касается Церкви и Божественнаго закона. Отъ священниковъ и прислужниковъ онъ требовалъ абсолютнаго порядка въ алтарѣ, не позволялъ какой-либо вольности или даже разговоровъ. Такъ какъ для него молитва равнялась бесѣдой съ Богомъ, а Богослуженіе общеніемъ съ Небесной Церковью, онъ немедленно исправлялъ ошибки и упущенія въ порядкѣ службы. Строгъ онъ былъ и къ прихожанамъ, не разрѣшая женщинамъ цѣловать кресты или иконы съ помадой на губахъ и настаивалъ на томъ, чтобы антидоръ, раздаваемый въ концѣ Литургіи, принимался натощакъ. Онъ считалъ недопустимымъ устроеніе баловъ и прочихъ увеселеній въ какунъ воскресныхъ и праздничныхъ дней. Онъ былъ строгъ ко всему, что относилось къ Православному ученію.
Въ основѣ такого поведенія — страхъ Божій, обладавшій имъ съ ранняго возраста, служившій основой и всему подвигу святыхъ. А постояннымъ двигателемъ служила возженное въ немъ съ дѣтства родителями усердіе неколебимо стоять за правду и истину, «и душа моя», сказалъ онъ на своей хиротоніи, «была плѣнена примѣромъ тѣхъ, кто предалъ за нее жизнь».
Назначенный епископомъ въ Шанхай, святитель Іоаннъ явилъ себя тамъ великимъ подвижникомъ и молитвенникомъ, милостивымъ пастыремъ и чудотворцемъ. Но добрыя дѣла его распространились по всей вселенной, ибо надлежало быть ему епархіальнымъ архіереемъ и въ Западной Европѣ и въ Америкѣ. Теперь его нетлѣнныя мощи /с. 13/ почиваютъ въ Санъ-Францисско. Просвѣтилъ онъ, при своемъ странствованіи, жителей многихъ народовъ: китайцевъ, французовъ, голландцевъ, американцевъ.
Архіепископъ Іоаннъ былъ воистину вселенскимъ святителемъ и чудотворцемъ.
Дѣлателемъ Божіимъ онъ былъ посвсюду, куда его приводилъ Господь. Повсюду онъ молился, утѣшалъ, мирилъ, исцѣлялъ, наставлялъ, созидалъ и укрѣплялъ. Укрѣплялъ вѣру и приготовлялъ земныхъ жителей къ небесному селенію.
Святителю отче Іоаннѣ и нынѣ просвѣти нашъ умъ свѣтомъ твоего разума, напои нашу душу любовью твоею, исполни сердце наше чистотою твоею, и воздвигни насъ на служеніе Господу нашему и ближнему своему, дабы намъ сподобиться узрѣть тя во славѣ твоей въ селеніихъ праведныхъ.
Молитвами Пречистыя Богородицы и Приснодѣвы Маріи, всѣхъ Новомучениковъ и Исповѣдниковъ, всѣхъ подвижниковъ Русской земли и святителя Іоанна да спасетъ Господь землю Русскую и возродитъ на ней Святую Русь. Аминь.
 
Источникъ: «Пасха среди лѣта». Торжественное прославленіе Святителя Іоанна Шанхайскаго чудотворца въ Санъ-Францисско 19 іюня / 2 іюля 1994 г. — Villemoisson (France): Изд. Миссіонерскаго Фонда Зап.-Европ. Епархіи Русской Православной Церкви заграницей, 1996. — С. 11-13. 
{jcomments on}

Read more

Бесѣда Святителя Іоанна Шанхайскаго: СТРАШНЫЙ СУДЪ

СТРАШНЫЙ СУДЪ 
Бесѣда Святителя Іоанна Шанхайскаго
 
Того дня никто не знаетъ — знаетъ только Богъ Отецъ, но признаки его даны въ Евангеліи и въ Откровеніи св. апостола Іоанна Богослова. Откровеніе говоритъ о событіяхъ конца свѣта и о Страшномъ Судѣ по преимуществу въ образахъ и прикровенно, но св. Отцы объясняли тѣ образы, и есть подлинное церковное Преданіе, говорящее намъ ясно о признакахъ приближенія конца и о Страшномъ Судѣ.
Передъ концомъ земной жизни въ ней будетъ смятеніе, войны, междоусобицы, голодъ и землетрясенія.
Люди будутъ страдать отъ страха, изнывать отъ ожиданія бѣдствій. Будетъ не жизнь, не радость жизни, а мучительное состояніе отпаденія отъ жизни. Но будетъ отпаденіе не только отъ жизни, но и отъ вѣры, «и Сынъ Человѣческій придя найдетъ ли вѣру на землѣ?»
Люди станутъ горды, неблагодарны, отрицающіе Законъ Божественный. Вмѣстѣ съ отпаденіемъ отъ жизни будетъ и оскудѣніе нравственной жизни.
Будетъ истощеніе добра и нарастаніе зла.
Объ этомъ времени и говоритъ св. апостолъ Іоаннъ Богословъ въ своемъ богодухновенномъ твореніи, называемомъ «откровеніе». Онъ самъ говоритъ, что «былъ въ Духѣ», когда создавалъ его: это значитъ, что Самъ Духъ Святой былъ въ немъ, когда въ различныхъ образахъ ему открылись судьбы Церкви и міра, и потому это есть Божественное Откровеніе.
Судьбу Церкви Откровеніе представляетъ въ образѣ женщины, которая скрывается въ тѣ времена въ пустынѣ: она не проявляется въ общественной жизни. Какъ теперь въ Россіи.
Въ общественной жизни будутъ имѣть руководящее значеніе силы, готовящія возможность появленія антихриста.
Антихристъ будетъ человѣкъ, а не воплотившійся діаволъ.
«Анти» — значитъ старый, и вмѣстѣ съ тѣмъ оно означаетъ «вмѣсто» или «противъ».
Антихристъ — человѣкъ, который хочетъ быть вмѣсто Христа, занять Его мѣсто и имѣть то, что долженъ былъ имѣть Христосъ онъ хочетъ имѣть обаяніе Христа и власть надъ всѣмъ міромъ.
/с. 17/ И антихристъ получитъ эту власть передъ своею гибелью и гибелью всего міра. У него будетъ помощникъ — магъ, который силой ложныхъ чудесъ будетъ исполнять волю антихриста и убивать не признающихъ его власть. Передъ гибелью антихриста явятся два праведника, которые будутъ обличать его. Магъ ихъ убьетъ и три дня ихъ тѣла будутъ лежать не погребенными, и въ тѣ дни будетъ предѣльное ликованіе антихриста и всѣхъ его слугъ.
И вдругъ, тѣ праведники воскреснутъ, и антихристъ и его все воинство будетъ въ смятеніи, ужасѣ, и антихристъ внезапно падетъ мертвымъ, убитый силою Духа.
Что извѣстно о человѣкѣ — антихристѣ?
Точное происхожденіе его неизвѣстно: отецъ совершенно неизвѣстенъ, а мать скверная мнимая дѣвица. Онъ будетъ еврей изъ колѣна Дана. Святые Отцы на это видятъ указаніе въ томъ, что Іаковъ, умирая и пророчествуя о будущемъ своего потомства, относительно Дана сказалъ, что онъ въ своемъ потомствѣ будетъ «Змій при пути, который поразитъ коня, и тогда всадникъ падетъ навзничь»: то значитъ, что онъ будетъ дѣйствовать хитростью и зломъ. Апостолъ Павелъ предсказываетъ, что передъ концомъ свѣта множество евреевъ обратится и увѣруетъ во Христа. Св. апостолъ Іоаннъ Богословъ въ Откровеніи говоритъ о спасшихся сынахъ Израилевыхъ, но въ перечисленіи спасающихся колѣнъ — нѣтъ колѣна Дана.
Антихристъ будетъ очень уменъ и одаренъ умѣніемъ обращаться съ людьми. Онъ будетъ обворожителенъ и ласковъ.
Философъ Владиміръ Соловьевъ много работалъ надъ тѣмъ, чтобы представить пришествіе и личность антихриста. Онъ тщательно использовалъ всѣ матеріалы по этому вопросу и не только святоотеческіе, но и мусульманскіе, и разработалъ яркую картину.
До пришествія антихриста въ мірѣ уже готовится возможность его появленія: «тайна уже въ дѣйствіи». Силы готовящія его появленіе прежде всего борятся противъ законной царской власти. Святой апостолъ Павелъ говоритъ, что не можетъ явится антихристъ пока не будетъ устраненъ «удерживающій».
Св. Іоаннъ Златоустъ объясняетъ, что удерживающій — есть законная благочестивая власть: такая власть борется со зломъ силою власти. «Тайна» дѣйствующая въ мірѣ, поэтому борется съ такой властью. Она хочетъ такую власть, которая не боролась бы со зломъ силою власти: хочетъ власти беззаконія. Когда «тайна» того добьется окончательно, ничто уже не помѣшаетъ появленію антихриста.
/с. 18/ Обворожительный, умный, ласковый, онъ будетъ милостивый, — онъ будетъ творить милость и добро. Но не ради милости и добра, а ради укрѣпленія своей власти. И когда онъ укрѣпитъ ее настолько, что весь міръ его признаетъ, тогда онъ откроетъ свое лицо.
Столицей своей онъ изберетъ Іерусалимъ, потому что здѣсь раскрылъ Свое Божественное ученіе и Свою личность Спаситель, и здѣсь весь міръ былъ призванъ къ блаженству добра и спасенія.
Но міръ не принялъ Христа и распялъ его въ Іерусалимѣ, а при антихристѣ весь міръ признаетъ власть его, и Іерусалимъ станетъ столицей всего міра.
Достигнувъ вершины власти, антихристъ потребуетъ отъ людей признанія, что онъ достигъ того, чего никогда ни одна земная власть и никто не могъ достигнуть, и потребуетъ поклоненіе себѣ, какъ высшему существу, какъ богу.
В. Соловьевъ хорошо описываетъ характеръ его дѣятельности, какъ «верховнаго правителя». Онъ будетъ дѣлать всѣмъ пріятное — при условіи признанія его верховной власти. Онъ предоставитъ возможность жизни Церкви. Будетъ разрѣшать ей богослуженія, обѣщаетъ постройку великолѣпныхъ храмовъ, при условіи признанія его «верховнымъ существомъ» и поклоненія ему.
У антихриста будетъ личная ненависть ко Христу, онъ будетъ видѣть въ Немъ соперника и смотрѣть на Него какъ на личнаго врага. Онъ Будетъ жить этой ненавистью и радоваться отступленію людей отъ Христа и отъ Церкви.
При антихристѣ будетъ массовое отпаденіе отъ вѣры. Измѣнятъ вѣрѣ многіе епископы и въ оправданіе будутъ указывать на блестящее положеніе Церкви. Исканіе компромисса будетъ характернымъ настроеніемъ людей. Прямота исповѣданія исчезнетъ. Люди будутъ изощренно оправдывать свое паденіе и ласковое зло будетъ поддерживать такое общее настроеніе. Въ людяхъ будетъ навыкъ отступленія отъ правды и сладость компромисса и грѣха.
Антихристъ будетъ все дозволять людямъ, только бы они «падши поклонились ему».
Того хотѣлъ не только діаволъ и въ людяхъ это не новое стремленіе: римскіе императоры также готовы были дать свободу христіанамъ, только бы они признали ихъ божественность и божественную верховную власть, и они мучили христіанъ только потому, что они твердо стояли въ исповѣданіи: «Богу одному поклоняйся и Ему Одному служи».
/с. 19/ Весь міръ покорится антихристу. Св. Іоаннъ Богословъ говоритъ, что у всѣхъ поклонившихся ему будетъ знакъ на челѣ и на десницѣ. Неизвѣстно, будетъ ли это дѣйствительно отмѣтка на тѣлѣ, или это есть образное выраженіе того, что люди будутъ признавать необходимость поклоненія антихристу, и что воля ихъ будетъ полностью ему подчинена. Мы видѣли уже отчасти въ нашемъ страждущемъ Отечествѣ, какъ лишь преданные власти и носившіе знакъ принадлежности къ ней могли всѣмъ пользоваться въ то время, какъ всѣ остальные находились въ безправномъ положеніи.
Во время такого полнаго, волей и сознаніемъ, подчиненія всего міра антихристу, и явятся упомянутые два праведника и будутъ безбоязненно проповѣдывать вѣру и обличать антихриста.
Кто эти «два праведника», «двѣ горящія маслины», «два свѣтильника» — какъ ихъ называетъ Священное Писаніе?
По церковному Преданію это праведники невкусившіе смерти: св. пророкъ Илія и св. пророкъ Енохъ. По откровенію праведники, невкусившіе смерти, вкусятъ ее на три дня и чрезъ три дня должны возстать.
Ихъ смерть вызоветъ великое ликованіе антихриста и слугъ его. Ихъ возстаніе повергнетъ ихъ въ великое смятеніе и ужасъ.
Вотъ тогда настанетъ кончина міра.
Св. апостолъ Петръ говоритъ, что первый міръ былъ созданъ изъ воды и погибъ водою. «Изъ воды» — это образъ хаоса физической массы — а погибъ «водою» потопа.
«А нынѣ міръ сохраняется для огня». «Земля и всѣ дѣла на ней сгорятъ». Всѣ стихіи возгорятся. Этотъ теперешній міръ погибнетъ въ одинъ мигъ. Въ мигъ все измѣнится!
И появится «знаменіе Сына Божія» — знаменіе креста.
Весь міръ, вольно подчинившійся антихристу, «восплачетъ». Все будетъ кончено навсегда. Антихристъ убитъ. Конецъ его царства борьбы со Христомъ. Конецъ и отвѣтственность. Отвѣтъ истинному Богу.
Тогда изъ Палестинскихъ горъ явится ковчегъ завѣта. Св. пророкъ Іеремія сокрылъ его и св. огонь въ глубокомъ колодцѣ. Когда изъ того колодца взяли воды — она запылала. Но самаго ковчега не нашли.
«Конецъ міра» означаетъ не уничтоженіе міра, но его измѣненіе.
Все измѣнится вдругъ во мгновеніе ока. Мертвые воскреснутъ въ новыхъ тѣлахъ: своихъ, но обновленныхъ, какъ Спаситель воскресъ въ Своемъ тѣлѣ и на немъ были слѣды ранъ отъ гвоздей и копья, но оно обладало новыми свойствами, и въ такомъ смыслѣ оно было новымъ тѣломъ. Неясно, будетъ ли это новое тѣло такимъ, какъ созданъ былъ Адамъ, или это будетъ совсѣмъ новое тѣло.
/с. 20/ И явится Господь со славою на облакѣ. Какъ увидимъ? Зрѣніемъ духовнымъ. Даже и теперь при смерти праведные люди видятъ то, чего не видятъ стоящіе кругомъ умирающаго.
Вострубятъ трубы властно и громко! Онѣ вострубятъ въ душахъ и совѣсти! Все станетъ ясно человѣческой совѣсти. Св. пророкъ Даніилъ, говоря о Страшномъ Судѣ, повѣствуетъ, что будетъ Старецъ Судія на престолѣ, а передъ Нимъ огненная рѣка. Огонь — это очищающій элементъ. Онъ сжигаетъ грѣхъ. Горе человѣку, если грѣхъ природнился ему: тогда огонь сжигаетъ и самого человѣка!
Тотъ огонь загорится внутри человѣка: увидя крестъ одни возрадуются, а другіе придутъ въ смятеніе, ужасъ и отчаяніе.
Такъ люди сразу раздѣлятся, такъ и въ Евангельскомъ повѣствованіи передъ Судьей, еще до его Суда, одни становятся направо, а другіе налѣво: ихъ раздѣлило внутренне сознаніе. Само состояніе души человѣка бросаетъ его въ ту или другую сторону, направо или налѣво.
Чѣмъ сознательнѣе и настойчивѣе стремится человѣкъ къ Богу въ своей жизни, тѣмъ большая будетъ его радость, когда онъ услышитъ — «пріидите ко Мнѣ, благословенные». И наоборотъ: тѣ же слова вызовутъ огонь ужаса и мученія у тѣхъ, кто не хотѣлъ Его, избѣгалъ или боролся и хулилъ при жизни!
Страшный Судъ не знаетъ свидѣтелей или протокольной записи!
Все записано въ душахъ человѣческихъ и эти записи, эти «книги» раскрываются на Судѣ. Все становится яснымъ всѣмъ и самому себѣ.
И идутъ одни въ радость, а другіе — въ ужасъ.
Когда «раскрываются книги» — станетъ ясно, что корни всѣхъ пороковъ въ душѣ человѣка. Вотъ пьяница или блудникъ: когда умерло тѣло, кто-то подумаетъ, что умеръ и грѣхъ. Нѣтъ! Въ душѣ была склонность ко грѣху, и душѣ былъ сладокъ тотъ грѣхъ, и если душа не покаялась въ грѣхѣ и не освободилась отъ него, она на Страшный Судъ придетъ съ тѣмъ же желаніемъ грѣха. Того желанія она никогда не удовлетворитъ и въ ней будетъ страданіе ненависти. Она будетъ всѣхъ и все обвинять въ своемъ мучительномъ состояніи, всѣхъ и все ненавидѣть. «Будетъ скрежетъ зубовный» безсильной злобы и неугасимый огонь ненависти.
«Геена огненная» — это внутренній огонь. «Тутъ будетъ пламень и скрежетъ зубовъ». Это адское состояніе.
 

 

 
Изд. Миссіонерскаго Фонда Зап.-Европ. Епархіи Русской Православной Церкви заграницей — Villemoisson (France), 1996.
Распространяется безплатно — Diffusion gratuite — Free of charge diffusion.
Источникъ: «Пасха среди лѣта». Торжественное прославленіе Святителя Іоанна Шанхайскаго чудотворца въ Санъ-Францисско 19 іюня / 2 іюля 1994 г. — Villemoisson (France): Изд. Миссіонерскаго Фонда Зап.-Европ. Епархіи Русской Православной Церкви заграницей, 1996. — С. 16-20. 
{jcomments on}

Read more

Торжество в честь Святителя Гликерия в Румынии (ВИДЕО, ФОТО)

Божественную Литургию в день праздника Святителя Гликерия 28 июня 2017 года в монастыре в Слатиоара в Румынии отслужили иерархи Румынской, Греческой и Русской Церквей. От РПЦЗ в торжествах приняли участие архиереи Молдавской епархии Архиепископ Георгий и Епископ Анфим. От Греческой Церкви служили Митрополиты Геронтий и Хризостом.

Read more

28 Июнь 2017

В РФ Сталин стал лидером в опросе россиян о самых выдающихся личностях в истории

Сталин стал лидером в опросе россиян о самых выдающихся личностях в истории

Участники акции "Бессмертный полк" в Севастополе несут портрет Сталина во время шествия 9 мая 2017 года

Фото: ТАСС, Виктор Драчев

Москва. 26 июня. INTERFAX.RU - Социологи "Левада-Центра" попросили россиян назвать самых выдающихся людей всех времен и народов, в первой пятерке оказались: Иосиф Сталин (38%), Владимир Путин и Александр Пушкин (по 34%), Владимир Ленин (32%), Петр I (29%).

Read more

27 Июнь 2017

СЛАВНЫЙ ЮБИЛЕЙ

БУДИТЕЛЬ ИСКОННОГО РУССКОГО ПРАВОСЛАВНОГО ДУХА 
К 70-летию протодиакона Германа Иванова-Тринадцатого
С 
Достиг «библейского возраста» чрезвычайно молодой духом, исключительно выдающийся клирик Русской Православной Церкви Заграницей, замечательный церковно-общественный деятель, высоко талантливый церковный публицист и мужественной души человек.
 Мужество о. Германа никого не может удивить, так как он сложился и вырос в атмосфере благороднейшей семьи одного из самых ярких героев Русского Императорского Флота, командира крейсера «Рюрик». Нелишне напомнить, что свершил предок отца Германа… 
Двадцать восьмого июля 1904 года Владивостокский отряд крейсеров (“Россия”, «Рюрик» и “Громобой”) вышел в море для поддержки прорыва во Владивосток кораблей Порт-Артурской эскадры. В ночь на 1 августа, следуя Корейским проливом, в 40 милях от порта Фузан, отряд был встречен японскими кораблями, которые сразу отрезали пути отхода. В завязавшемся бою японцы сосредоточили свой огонь на «Рюрике», как на замыкающем корабле. Во время боя погиб капитан крейсера, также были убиты или получали ранения сменявшие его на посту командира крейсера офицеры. В один момент Константин Петрович Иванов, за убылью офицеров, принял командование крейсером на себя, и стал руководить боем. «Россия» и «Громобой» пытались прикрыть собой, хотя сами получили значительные разрушения, но японцы сосредоточили основной огонь именно на крейсере «Рюрик». Когда крейсер почти лишился возможности маневрировать, осел кормой, а все орудия вышли из строя и возможности отходить на север больше не было, японцы пошли на сближение для захвата. Константин Иванов, будучи к этому моменту уже трижды раненным, контуженным и с осколком снаряда в голове, отдал приказ таранить японские корабли. Поняв, что капитуляции со стороны русских не будет, адмирал Камимура пришёл в ярость и приказал вновь открыть огонь по крейсеру. Находясь в безвыходной ситуации, Константин Петрович приказал морякам открыть кингстоны и покинуть «Рюрик», а сам лично уничтожил все секретные документы, после чего последним покинул корабль. В 10 часов 42 минуты 1 августа 1904 года броненосный крейсер 1-го ранга Русского Императорского флота «Рюрик» начал погружаться с поднятым Андреевским флагом и развернутым гюйсом, что означало «погибаю, но не сдаюсь». Всего на «Рюрике» погибло 204 человека и 305 моряков было ранено. Выжившие были подняты на японские корабли.
Потомку легендарного командира «Рюрика», Русская Зарубежная Церковь обязана очень многим. 
В частности после собора 2001 года он фактически возглавил сопротивление унии с Московской Патриархией, оставаясь верным канонической правде. Все писания о. Германа – безо всякого «растекания мыслию по древу», имеют историческое значение и будут нерукотворным памятником благородной деятельности этого по- истине столпа нашей Зарубежной Церкви. Имя его несомненно останется в истории Русской Церкви. 
Родился о. Герман 28 июня 1947 года в городе Лион (Франция). Сын Никиты Константиновича Иванова-Тринадцатого окончил Лионский университет. В 1982 году защитил докторскую диссертацию на тему «Русская Церковь лицом к Западу». Преподавал рус- ский язык и культуру в Университете имени Жака Мулэна. Присяжный переводчик. Секретарь епархиального совета Западно- Европейской епархии Русской Православной Церкви Заграницей и диакон храма святого Николая Чудотворца в Лионе. Был также председателем общества «Православное Дело» в этом же городе. Апологет Царя-Мученика, он в молодости был очень похож на Государя Николая Александровича.
Среди его трудов числятся: “Ватикан и Россия” (Монреаль, 1989). “Русская Церковь лицом к Западу”. (Французский перевод: “L’Eglise Russe face a l’Occident”. – P.: F.-X. de Guibert, 1991). “Русская Церковь на перепутье” (Лион, Acorly, 1995; французский перевод - Монреаль, 1995). “Третий Рим”. (Лион, Acorly, 1997). “Regards sur l’orthodoxie: Melanges offerts a Jacques Goudet”. (Lausanne, L’Age d’homme, 1997). 
Перед нами - богатая и глубокая личность. Мы свидетели её постоянного духовного горения, её неуклонной и напряженной целеустремлённости, связанной с непрестанным самоотвержением и отсутствием честолюбия. Всё это резко выделяет его среди других современных деятелей. 
Во время подготовки и проведения унии с Московской Патриархией о. Герман подметил у многих сторонников этого шага душевную раздвоенность – и разоблачал её. У этих духовных лиц, как например у отца Валерия Лукьянова, умственных и теоретических упражнений было достаточно, но жизнь теперь экзаменовала сердце, нравственные устои и оказалось, что многие из этих людей имели золотые головы, но глиняные ноги, ходить путем правды им стало не под силу. Сам же о. Герман имеет не только золотую голову, но и стальные «ноги», с твёрдой поступью по всегда прямому пути. Чувство горького отталкивания от человеческой бесчестности охватывают его, когда он видит оправдание лжи. 
Вот уже свыше полтора десятка лет о. Герман разоблачает предательский лавровский епископат, в связи с его позорным падением. Хочется этим архиереям как-то оправдаться, и ложь, трусость, слабость или сознательную подлость, заблуждение и ошибку представить в виде некой жертвы ради блага Церкви. Но не удаётся, потому что о. Герман каждый раз их выводит на чистую воду. 
Он разделяет со святителями Зарубежной Церкви их общее качество твёрдости и верности своему долгу. Непоколебимость, стойкость, прямолинейность. Отец протодиакон осуществляет во всей полноте завет Блаженнейшего Митрополита Антония (Храповицкого). «Наши современники, - говорил Владыка Антоний, - с завистью и смущением останавливаются перед всяким убеждённым человеком, перед всяким деятелем, раз и навсегда предавшим себя в подчинение Высшей Воле… Знай, что в этом наша сила, сила Церкви Христовой – в верности, в убеждённости, в непоколебимости!» 
О. Герман необоримый исполин духа истинного православия, который в своих публицистических трудах и в частных письмах неустанно призывает нас к его сохранению. Он - рыцарь нашего безвременья, с сердечной болью взывающий опомниться от падения. Сей клирик - вернейший сын Исторической России. С этой позиции он выступает в печати как яркий публицист и критик, смело и успешно полемизирующий со всякого рода отщепенцами. 
Как и покойный редактор "Православной Руси" архимандрит Константин (Зайцев), будучи глубоким и тонким мыслителем, наделённым истинной культурностью и недюжинным умом, о. Герман обладает способностью проникать вглубь вещей и событий, выводить логическое и жизненное заключение в духе отцов Церкви. 
Мы так привыкли к его пламенным и бесстрашным словам, направленным против отступничества патриархийных и шкурловских иерархов, что быть может не осознаём, что он едва ли не единственный изо всех русских публицистов, кто с таким дерзновением и правдивостью защищает истинное православие. 
В ранние века христианства было много церковных писателей, выступавших в защиту веры против многочисленных ересей, но в наши дни почти все поместные церкви полностью отступили или отступают от исконного православия. И посему голос отца Германа почти единственный, ибо он говорит правду с силой и смелостью, но и с рассудительностью и не с той узостью, коей порою грешат иные «правые» ревнители. Целостность его мировоззрения укоренена на традиции отцов Зарубежной Церкви, что регулирует его равновесие. Именно отсутствие этого равновесия губит в текущие дни последний крупный «осколок» истинной РПЦЗ – агафангеловский. 
Отец Герман стоит между двумя противоположными крайностями. С одной стороны, отступничество лавровских иерархов, а с другой – фанатизм тех кто решил, что только их позиция выражает истинную РПЦЗ, а все остальные мол еретики и раскольники.. 
Воистину «оскуде преподобный» в наш жалкий век. Но у нас ещё есть такой стоятель за правду как о. Герман. Он останется нашим путеводителем даже в более тёмные грядущие дни, которые – увы - можно легко предсказть. 
Для тех, кто искренно жаждет остаться верным истинному православию, нет более надежного голоса, чем его голос. В его деятельности поражает глубокая вера в необходимость своего дела, упорство в этом делании, скромность и способность жертвовать всем ради Идеи. Он настойчивый будитель русского православного духа. 
Пытаясь всеми силами сохранить единство РПЦЗ под омофором митрополита Агафангела, о. Герман всё же не может отказаться от своих заветных убеждений и безбоязненно пытается увещевать первоиерарха. И делает это потому, что всеми своими последними посланиями и прещениями митрополит Агафангел твердит: «Что бы я ни сделал, а всё-таки я законный, не можете меня ослушаться». В этом он, увы, похож на митрополита Сергия Страгородского. «Законный» утверждающий за собой право на беззаконие… 
А о. Герман является вдохновителем и строителем прямолинейного и твёрдого направления остатков настоящей РПЦЗ. Он мужественно обличает лиц, которыми внесено и дальше вносится церковное разделение в Зарубежье, но писания его совершенно лишены духа вражды и ненависти. Во всех его трудах горячая любовь к Зарубежной Церкви и глубокая скорбь о происходящем в её ограде. Всего себя посвятил о. Герман – говоря словами профессора И. А. Ильина - жертвенному «предметному служению» - служению святому делу русского православия. 
О. Герман может о себе сказать словами Достоевского в «Дневнике писателя»: «Я не уныл и не упал духом. Жизнь везде жизнь, жизнь в нас самих, а не во внешнем. Подле меня будут люди и быть Человеком между людьми и остаться Человеком навсегда, в каких-бы то ни было несчастьях, не уныть и не пасть, вот в чём жизнь, вот в чём задача её». О. Герман эту задачу выполнил и дальше успешно выполняет. 
Его статьи не только украшают и обогащают страницы "Нашей Страны", но и вообще придают смысл существованию газеты. 
Низкий поклон, огромнейшее спасибо и многая, многая, многая лета, дорогой о. Герман! 
Николай Казанцев.
Наша Страна. #3063.

Read more

26 Июнь 2017

Вторая Русская Духовная Миссия в Китае

Вторая Русская Духовная Миссия в Китае

На фото - Северное подворье Российской Духовной Миссии в Пекине. 1850 г.

Императрица Екатерина, заняв престол, вплотную занялась вопросом русско-китайских отношений. Вскоре она отправила в Китай в качестве чрезвычайного посла графа Савву Владиславовича Рагузинского, через которого передала китайцам свои намерения разрешить спорные пункты Нерчинского трактата 1689 года. Также она повелела графу взять с собой в Пекин святителя Иннокентия, в случае же отказа китайских властей принять архиерея, привезти вместо него архимандрита Антония (Платковского). Так и вышло: китайцы испугались высокого титула епископа Иннокентия и не захотели, чтобы в их стране находились еще какие-либо слишком знатные особы, помимо их императора, поэтому начальником второй Православной Миссии в Китае должен был стать архимандрит Антоний (Платковский). Владыка же, по высочайшему повелению, возглавил Иркутскую кафедру, которая с того времени приобрела свою самостоятельность. Впоследствии святитель Иннокентий при Иркутском Вознесенском монастыре открыл миссионерское училище, где особое внимание уделялось изучению монгольского и китайского языков. В честь святителя в Китае были основаны Православное Братство, крестовый архиерейский храм в Пекине и миссионерский храм в Тяньцзине. Китайская Духовная Миссия на протяжении всего времени всегда чтила владыку Иннокентия как своего небесного покровителя, а одной из святынь, хранившихся в Миссии, была митра святителя. Первый епископ Китая, митрополит Иннокентий (Фигуровский), также был наречен в его память.

Скажем несколько слов и о начальнике второй Миссии – архимандрите Антонии (Платковском). Сын казака, он стал священником в Киеве. В 1701—1710 годы учился в киевских школах. После переезда в 1710 году в Москву к родной тетке Екатерине Борзаковской (монахине, жившей в доме царевны Екатерины Алексеевны), в связи с болезнью в 1712 году, он был пострижен в монашество с именем Антоний. В 1719 году о. Антоний становится архидиаконом у Тобольского митрополита, и вскоре его возводят в сан архимандрита Иркутского Вознесенского монастыря. В 1721 году им была открыта при монастыре школа, в которой он сам учил детей монгольскому языку. Главной заслугой архимандрита Антония явилось то, что он первый ознакомил Восточную Сибирь с методическим образованием юношества, открыв в Иркутском монастыре монгольскую школу; составил устав школы, собрал учеников, нашел учителя и устроил помещение. Также он убрал с монастырских земель питейные заведения. О последующем периоде его жизненного пути будет сказано далее в процессе повествования о второй Духовной Миссии в Пекине.

Прежде чем перейти к дальнейшему изложению событий, надо заметить, что после кончины архимандрита Илариона (Лежайского), первого начальника Пекинской Миссии, вплоть до приезда нового состава второй Православной Миссии в 1729 году, оставшимся четырем членам Миссии пришлось испытать на себе все тяготы и невзгоды жизни на чужбине. Именно их нелегкий и подвижнический труд лег в основу всей последующей более чем 200-летней деятельности Китайской Духовной Миссии. 

Итак, после всевозможных трудностей, 14 июня 1728 года, властями России и Китая был составлен Кяхтинский трактат, который оговаривал многие пункты коммерческих и дипломатических отношений между двумя державами на многие годы вперед. Трактат дозволял при посольском дворе жить и получать жалование одному русскому священнику, а затем и еще трем священным лицам, которые должны были прибыть. Также было разрешено приехать из России в Пекин шести ученикам для обучения китайскому наречию. Позже при посольстве была устроена церковь во имя Сретения Господня, и с этого времени определено было впредь посылать в Духовную Миссию через каждые десять лет архимандрита, двух иеромонахов, иеродиакона, двух причетников и четырех учеников из средних духовно-учебных заведений.

По Указу Священного Синода от 18 января 1727 года, распоряжением Тобольского митрополита Антония (Стаховского)[1] и епископа Иркутского Иннокентия (Кульчицкого), в состав второй Пекинской Миссии вошли: ее начальник – архимандрит Антоний (Платковский), священник Иоанн Филимонов (настоятель Забайкальской Тресковской Архангельской церкви), иеродиакон Иоасаф (Ивановский) и трое учеников – Герасим Шульгин, Михаил Пономарев, Иларион Россохин. Кроме того, при Миссии остались закрепленными священник Лаврентий и три псаломщика, служащие в албазинской Софийской (Свято-Никольской) церкви: Осип Дьяконов, Никанор Клюсов и Петр (Максимов) Якутов. Они получали в год по 10 рублей российского жалования и дожили до начала третьей Миссии.

Всем служащим второй Миссии, согласно постановлениям Кяхтинского соглашения, было повышено жалование: архимандрит получал 550 руб. в год и на церковные расходы 50 руб., священнослужители – по 130 руб., ученики – также по 130 руб. в год. Эта сумма потом увеличилась до 200 руб. и должна была им высылаться при наступлении каждого года, по указу Сената, от Иркутской провинциальной канцелярии из сибирских доходов. Такой оклад жалованья оставался неизменным до 1735 года.

Не сразу члены второй Миссии смогли собраться в полном составе, в частности, по вине самого ее начальника архимандрита Антония, на долю которого выпало перед отъездом немалое испытание. 13 сентября 1727 года в Пекин отправился русский караван вместе с агентом Лангом и комиссаром Молоковым, но без отца Антония. Для отправления церковных богослужений и треб к каравану был прикомандирован иеромонах Иларион (Трус или Трусов), а также для обучения в Пекине были посланы трое учеников, назначенных еще в 1725 г. из московской славено-греко-латинской академии. Это были: Лука Воейков, сын тобольского воеводы, Феодор Третьяков и Иван Шестопалов (он же Яблонцев).

На другой день после отправления каравана, получив известие о вступлении на Престол Императора Петра II, граф Рагузинский в своих реляциях от 23 сентября и 6 октября 1727 года писал следующее: «Как (Антоний Платковский) приехал в Селенгинск по отпуске уже каравана и с собою привез только одного попа, и того пьяницу, к тому ж иркутский епископ Иннокентий жаловался на него в забрании им из монастырской казны больше 300 руб. и в разорении им до конца монастыря, – архимандрит же слезно меня просил не посылать его ныне в Пекин, дабы в небытность его неприятели честь его не нарушили, поелику он монастырю ничем не виновен, а желает сам в монастырь возвратиться и противу присланных пунктов от епископа Иннокентия ответствовать, а когда оправдается, на весну с охотою в Пекин к порядком поедет, – в уважение сих причин оный архимандрит от поездки в Китай был уволен»[2].

С июля 1728 года граф Савва Владиславович занялся непосредственно отправкой архимандрита Антония на китайскую границу, завершившего к тому времени свою тяжбу с монастырем. И только 9 августа 1728 года вторая Русская Миссия прибыла в полном составе в Селенгинск, где после представления пограничному управителю полковнику Бухольцу должна была ожидать китайского чиновника для препровождения ее в Пекин. Надо отметить, что, по распоряжению графа Рагузинского, вторая Миссия, хоть и не сразу, была заботливо снабжена необходимой суммой денег из Императорской казны для проживания в Пекине. 25 декабря того же года в Ургу прибыл нарочный курьер из Пекина для сопровождения членов Русской Миссии в Китай, которые были переданы на собственное содержание. После некоторой проволочки агент Ланг выдал архимандриту Антонию на два года жалование в количестве 2660 руб., так что Миссия имела возможность 20 февраля 1729 г. выехать из Селенгинска в Кяхту, а 17 марта тронулась в дальнейший путь. 16 июня того же года она прибыла, наконец, в Пекин. На основании V пункта Кяхтинского трактата, начальник второй Миссии благополучно поселился со свитой в специально отведенном для русских миссионеров посольском дворе, поскольку в то время при Свято-Никольской церкви еще не имелось своего помещения.

Российский посольский двор (Вэй-тун-гуань) с пока еще недостроенной церковью (будущей Сретенской) был расположен на крайней поперечной улице Дун-цзяо-ми-сян в самой оживленной части внутреннего города. Ранее здесь находилось русское торговое подворье, где останавливались прежние русские посланники, агенты и гонцы. Посланники Измаилов и Владиславич выбрали это место для посольского двора и монастыря, так как оно было очень выгодным ввиду близости к императорскому дворцу, присутственным местам и китайскому торговому центру. Вдоль набережной императорского канала (Чжун-юй-хэ) тянулись ряды зданий простых обывателей Китая, эти строения заслоняли собой Русский двор с восточной стороны. А с запада, и отчасти севера, русская территория граничила с площадью, являющейся тогда сборным пунктом монголов, приезжающих в Пекин. С другой же части северной стороны русское место было окружено обывательскими домами и большим садом маньчжурского князя третьей степени (Бэй-лэ). Впоследствии, отстроенный вполне к 1735 году, Российский посольский двор уже мог свободно вместить в себя более 50 человек. 

11 февраля 1733 года, испытывая стеснение, архимандрит Антоний в своем письме к Лангу запросил выкупить для Миссии три стоявшие близ церкви дома, которые продавались за 600 лан. Эти дома должны были служить келиями архимандриту, церковникам и причетникам. Позже, в 1735 г., отец Антоний приобрел еще один дом на западной стороне от посольского двора у маньчжура Хоу-мин-бия и заплатил за него 120 лан серебра (200 руб.). Надо заметить, что в период с 1728 по 1741 годы Пекинская Миссия приобрела четыре больших участка земли, три из которых затем отошли к китайским крепостям присутственных мест. И только последний участок земли, Най-цзы-фан, неизвестным владельцем был пожертвован и закреплен за Никольской церковью. Вероятно, этот владелец являлся потомком албазинцев или членом Миссии.

К приезду в Пекин второй Миссии была почти отстроена церковь при посольском дворе, которую впоследствии освятили в честь Сретения Господня. По словам агента Ланга, 28 декабря 1727 года на русское подворье были привезены материалы для постройки храма: дерево, камень и кирпич, «и уже января с 12 числа (1728 г.) начали люди приходить, которые дикие каменья на фундамент тесать стали, и плотники, и столяры, для изготовления, что к оному строению из дерева принадлежит, и можно надеяться, что помянутая церковь в два месяца, кроме того, что до нутренних уборов касается, в свое совершенство придет. Модель взята будет с французской (северной) церкви[3]: наша о половину величиной против той будет»[4]. Сама стройка производилась по китайскому способу: на кирпичном основании, обложенном сверху и по углам тесаным камнем, был поставлен деревянный остов из 12 столбов (по пяти возле северной и южной стенах и два – у западной). Столбы эти были утверждены на каменных кубических подстолбиях (подножиях), а сверху были связаны брусьями, на которые легли поперечные матицы, со стропилами на них. В пространстве между столбами были возведены стены из большого тесаного кирпича с одним рядом каменных плит между кирпичей. Швы между кирпичами были очень плотными и едва заметными, а известь, скрепляющая кладку, смешивалась с рисовым раствором. «Снаружи столбы были заложены, а внутри до половины выдавались из стены. К стропилам был прибит решетник, устланный деревянными досками. Поверх этой настилки положен был толстый слой глины, смешанной с известью, и на нем из круглой черепицы ‒ кровля, имеющая на все четыре стороны несколько вогнутые скаты. Ребра их выложены были из тесаного кирпича с украшениями в виде цветов. Карниз под крышею – также из тесаного кирпича. Западная фронтонная стена была украшена четырьмя до половины выдавшимися от стены круглыми колоннами из кирпича, на иссеченных кубических каменных пьедесталах. Над этими колоннами, имевшими высоту несколько менее половины всей западной стены храма, был сделан узорчатый карниз из тесаных кирпичей, а над ним устроен был еще ряд уже плоских небольших колонн, выдающихся из стены на 11/2 вершка и подпирающих общий карниз храма. Поверх его (карниза) обложена из тесаного кирпича фронтонная стенка, закрывающая на 1 арш. 10 верш. кровлю с западной стороны, а также отчасти с С. и Ю. Свет в храм проникал посредством 9 окон (по 4 с Ю. и С.), сделанных на подобие полукруглых итальянских (в виде разогнутого веера), и одного круглого с западной стороны над среднею дверью. Окна отстоят от пола на 2 саж. 1 верш. Пред входом в храм находилась возвышенная площадка (рундук), выстланная плитняком»[5].

Такой способ постройки оказался настолько прочным, что при страшном землетрясении в Пекине 19 августа 1730 года, при котором было разрушено множество домов, в том числе и католические храмы, русская церковь уцелела и получила лишь трещину на юго-восточной стороне, не повредившую зданию. По свидетельству архимандрита Антония, в то время в Пекине погибло 74.800 человек[6].

При землетрясении разрушилась также и старая албазинская Свято-Никольская церковь, однако стараниями старосты Димитрия Нестерова с прихожанами она была вновь отстроена и освящена 5 августа 1732 г. во имя Успения Божией Матери, но по-прежнему именовалась Никольской. По описанию, в 1736 году, "церковь Никольская была каменная, одноглавая, глава малая позолочена, колокольня при церкви на 4-х деревянных столбах с 1 колоколом, 2-мя китайскими чашами и 4-мя чугунными колоколечками". Царские двери были резные, ветхие (вероятно, из прежней церкви), находились и иконы с образом Николая чудотворца можайского типа[7].

Что же касается Сретенского храма, то в ноябре 1730 года в донесении графа Владиславича коллегии иностранных дел была отмечена забота богдыхана относительно постройки самого здания церкви и поставлено на вид отсутствие ее внутреннего убранства. Не было в храме иконостаса, и главное – освященного антиминса для отправления служб. 

16 января 1731 года архимандрит Антоний писал коллегии, что ждет Указа Св. Синода о наименовании новопостроенной пекинской церкви и вопрошал, по какому образцу построить иконостас: по образцу ли синодального дома, или по церкви Спасского монастыря славяно-латинских школ. Также требовалась сумма, по расчету о. Антония, в 2000 лан ханского серебра (около 3500 руб. серебром) для устройства царских врат, престола с принадлежностями, лампад, риз архимандриту и прочим церковникам, на отстройку колокольни и покупку ладана с воском, о чем он и просил Ланга донести куда следует. 

Ведением Сената от 31 мая 1731 года было сообщено Св. Синоду: "В новопостроенную в Пекине ханским коштом церковь антиминс послать из св. Синода, а для письма в той новопостроенной церкви иконостаса нанять иностр. коллегии в Москве иконописца доброго. И для посылки при караване в Пекин, отправить его в Тобольск немедленно. А на украшение помянутой церкви дать в Пекине из караванной суммы 1000 руб."[8] В 1732 году агенту Лангу было приказано эти деньги, посланные из Сибирского приказа, выдать архимандриту Антонию, который, в свою очередь, написал Св. Синоду 31 июля 1732 г. следующее: "Церковь начал украшати г. Ланг с казны караванной; главу деревянную сделал и крест железный Ланг купил очень дорогою ценою.., (но) главы на церкви не поставил. А церковный плотник Иван, его же караванный, на верху черепицу разломал, и от дошгов (дождей) сильных глава снята, и в церковь разломанною дирою от дощов вода течет. И казны по пустому Ланг издержал больше 100 лан серебра, а ничего не совершил, а денег сказывает нету, а на меня оное дело валит, чтоб я за свои деньги строил, а в мене казны церковной и келейных денег не имеется, и строить нечим"[9].

Несколько раз архимандрит Антоний писал прошения в Синод по поводу устроения нового храма, просил прислать для нее необходимые облачения, утварь, церковные книги, требник, колокола, антиминс для освящения и денежную сумму на содержание оной церкви. По свидетельству архимандрита Илариона (Труса), Ланг уступил для церкви отрез европейской золотой материи, из которой начальник Миссии сделал ризы. В одном из следующих своих донесений Св. Синоду отец Антоний сообщал, что в 1733 году он имел разговор с китайскими господами и новокрещенными китайцами о новопостроенной церкви при посольском дворе, которые выразили свое мнение, что праздник в ней желательно устроить в 6-м белом китайском месяце, т. е. в феврале. Вследствие этого, он просил освятить церковь во имя Сретения Господня. Но все эти вопросы были решены уже при третьей Миссии.

Что касается православной проповеди в Пекине, то в 30-е годы XVIII столетия, при наличии 50 албазинских дворов, было крещено уже 25 китайцев, и еще восемь готовились к крещению. В православие обращались как бедные жители, так и богатые. Состоятельные китайцы для крещения приносили сами и рубахи, и чулки с обувью, тогда как неимущим одежду раздаривал архимандрит Антоний, покупая их за свои келейные деньги. Также он раздавал всем новокрещенным серебряные кресты, которые привез еще из России, поскольку в Китае их изготавливать в то время не умели. О. Антоний писал в Синод с просьбой выслать для его духовных чад 500 крестов, немного денег на покупку рубах, чулков и башмаков вместо милостыни, а также 500 икон Спасителя и Божией Матери, мерою в три вершка, для новокрещенных. 

Как упоминалось выше, во время второй Миссии в Пекине при старой албазинской церкви остались проживать священник Лаврентий и трое причетников, прибывших еще в 1715 году с архимандритом Иларионом Лежайским, вместе с ними был еще новокрещенный китаец, прислуживающий в этом храме. Имея свой дом и собственное хозяйство, даже рабов, которые получил отец Лаврентий от богдыхана как мандарин седьмой степени, ему трудно было оставлять нажитое место и переходить к посольской церкви за шесть верст. Кстати, надо заметить, что все свое имущество он впоследствии отдал во владение албазинской церкви. Однако нежелание о. Лаврентия переселяться в посольский двор вызывало большое неудовольствие со стороны архимандрита Антония, у которого в то время не было помощника в новом храме вследствие ссоры со священником Иваном Филимоновым. Последний в пылу гнева даже поранил руку о. Антонию, за что и был выслан обратно в Россию. Произошел этот казус в июне 1731 года. Таким образом, архимандрит Антоний остался без помощи в церкви, к тому же с больной рукой. Поэтому в своих донесениях в коллегию иностранных дел от 16 января 1731 года и в 1732 году он жаловался на непослушание священника Лаврентия и на то, что не может один служить в Сретенском храме. 

Ранее, 20 сентября 1730 года, о. Антоний подвергся также большому искушению. Виной тому явилось безобразное поведение одного из его подчиненных – иеродиакона Иоасафа, который в этот день забрался в пьяном состоянии в богдыханский дворец, нашумел в палатах и был обвинен даже в том, что якобы перебил министров, за что отделался лишь суточным арестом. Позднее архиепископ Феофан (Прокопович)[10] расспрашивал агента Ланга в Петербурге об этом инциденте, на что Ланг отвечал, что о. Иоасаф в нетрезвом виде проник лишь во дворец, но в палатах не был и министров не избивал: «Иоасаф – обхождения хорошаго и у китайцев пришел в нарочитую знаемость; токмо временно (а не всегда) придерживается хмельного напитку, но и от того воздержать его не безнадежно»[11]. Однако архимандриту Антонию, как начальнику Миссии, конечно же пришлось нести ответственность за этот поступок. 

Необходимо заметить, что в целом поведение членов второй Миссии желало быть лучшим, если верить записям о. Антония в его журнале и свидетельствам многих современников. Сам же начальник Миссии был «человеком трезвым и не без ума», как его охарактеризовал граф Владиславович, но обладал характером крутым, и впоследствии его отношения с местными властями и представителями Российского посольства стали ухудшаться. По доносу его обвинили в лишних растратах тех денег, которые выделили ему для постройки храма в Пекине, и 6 ноября 1734 года Св. Синод определил: "Архимандрита и его товарищей (кроме Иоасафа), взяв из Китая, заменить более благонадежными"[12]. Агенту Лангу было поручено вывезти из Китая о. Антония, произведши вначале следственное дознание по поводу его денежных растрат. В то время такие дознания производились очень жестко, с применением телесных наказаний. Затем в цепях под стражей его препроводили из Пекина в Петербург. Это было в 1737 году. Архимандрит Антоний был судим, лишен своего сана и послан под надзор в братство Троице-Сергиевой лавры. В таком печальном положении он находился до 1744 года, пока императрица Елизавета Петровна не обратила на него особенного внимания и не велела вернуть ему прежний сан. Повинуясь таковой Высочайшей воле, священноначалие назначило о. Антония настоятелем Переяславль-Залесского Данилова монастыря, где он вскоре и почил 15 июня 1746 года.

Касательно учеников второй Миссии можно сказать следующее. Все ученики: Владыкин, Быков, Воейков, Рассохин, Шульгин и Пономарев, числом шесть, размещались в устроявшемся тогда русском подворье. От русского правительства они получали в то время по 130 рублей в год, а от китайского – по три ланы в месяц (около 6 руб.), а также одинаковое с прочими членами Миссии содержание. Этого жалования, при всей дороговизне в Пекине, было недостаточно, и ученикам однажды пришлось просить взаймы по 50 лан серебра у местных властей, за что они получили выговор за дерзость, денег же им не выдали. Впрочем, китайское жалование и содержание выдавалось регулярно, а из России приходило не всегда вовремя.

3 августа 1729 года богдыхан для обучения китайскому и маньчжурскому языкам определил к ним соответственных учителей. Из этих учеников, по отзыву курьера Соловьева, годны были к учению четверо. Они же явились преемниками членов первой Миссии в драгоманской службе при сношениях России с Китаем. Ученик Рассохин оказался наиболее способным к китайскому языку, поэтому он был определен в Пекинскую коллегию иностранных дел в качестве переводчика между представителями России и Китая и для обучения молодых китайских учеников русской грамоте. Когда же Рассохин покинул в 1741 году Китай и уехал в Россию, его место занял, по указу богдыхана, учащийся Владыкин. Последнему было определено ежегодное жалование в 40 лан (около 80 рублей). 

Именно во время пребывания в Пекине первых учеников было положено начало составления лексикона на четырех языках – русском, латинском, китайском и маньчжурском. Вскоре по приезде в Пекин, архимандрит Антоний представил в Св. Синод китайский букварь Дзе-луй, содержащий около 30 тысяч букв, и просил ходатайствовать перед богдыханом, чтобы он разрешил толмачу Якову Савину перевести его на русский язык. Св. Синод определил книгу отослать в иностранную коллегию с просьбой, если не найдется переводчика в коллегии, то писать в Пекин. 10 февраля 1731 г. вышел указ Синода насчет перевода в Пекине этого китайского букваря на русский язык, однако в своем донесении от 31 июля 1732 года о. Антоний писал, что китайские учителя не смеют начинать подобную работу без разрешения богдыхана. Перевод, по всей видимости, стали выполнять сами ученики под руководством членов первой Миссии.

Говоря о первых учениках Пекинской Миссии, необходимо отметить, что двое из них, Лука Воейков и Герасим Шульгин, скончались в Пекине от невоздержной жизни: первый – 7 января 1734 года, а второй – 28 февраля 1735 года. По свидетельствам начальников четвертой и десятой Миссий, Лука Воейков приобрел у китайцев небольшой кусок земли на севере от города, в двух верстах от албазинской церкви, за воротами Ан-дин-мынь, где и построил себе дачу. Это место Воейков завещал Духовной Миссии. Там он был погребен, и там же потом было устроено кладбище Российской Миссии, так как до этого она не имела собственного и хоронила своих почивших членов на албазинском. 

Подводя итог деятельности второй Пекинской Миссии, надо сказать, что, по ряду причин, она не выполнила в полной мере возложенных на нее российскими властями задач и во многом усложнила несение православной проповеди в Китае. В первую очередь, своей безнравственной жизнью члены Миссии подорвали ее добрую репутацию в глазах китайцев, которые и так не очень благоволили в то время к европейцам, а также дали желаемый повод католическим миссионерам радоваться безобразиям русских и извлекать из этого для себя пользу, переманивая к себе в католичество местных жителей. Непривычно тяжелый климат страны, оторванность от родного отечества, жизнь среди чужого народа со своими азиатскими особенностями и обычаями, бесконечные тяжбы друг с другом и многочисленные жалобы начальника Миссии в Св. Синод, неустроенность материальная, ‒ все это способствовало одичанию русских миссионеров и их нравственному разложению, что немало соблазняло не только местных пасомых и простых горожан, но и представителей пекинской власти.

ПРИМЕЧАНИЯ:

[1] Святитель Антоний (в миру — Андрей Георгиевич Стаховский; 1671 (1672), Репки — 27 марта 1740, Тобольск) — архиепископ Черниговский, префект Черниговского коллегиума, митрополит Тобольский и всея Сибири. Местночтимый святой в соборе Тобольских святых. Память 10 июня по юлианскому календарю. 

[2] Бантыш-Каменский. «Дипломатическое собрание дел между российским и китайским государствами (с 1619 по 1792 гг.), стр. 144-145. 

[3] Ныне католический кафедральный собор Сишику или «Северный собор». Изначально собор был построен иезуитами в 1703 году возле озера Чжуннаньхай на земле, пожалованной императором в 1694 году в благодарность за исцеление от болезни. В 1887 году церковь пришлось перенести на другое место, недалеко от Запретного города, где она в настоящее время и находится, так как её прежнее местоположение понадобилось для создания парка. В 1900 году, во время восстания ихэтуаней, собор, обороняемый четырьмя десятками французских и итальянских морских пехотинцев, выдержал двухмесячную осаду, происходившую параллельно с осадой Посольского квартала, и был сильно повреждён. Церковь построена в готическом стиле и имеет сложный фасад из серого мрамора. 

[4] Бантыш-Каменский. «Дипломатическое собрание дел между российским и китайским государствами (с 1619 по 1792 гг.), стр. 502. 

[5] Опись 1830 г. В архиве Пекинской Миссии. Тимковск. III, прилож. рисунки. 

[6] Донесение графу Владиславичу от 16 янв. 1731 г. Бантыш-Каменский. «Дипломатическое собрание дел между российским и китайским государствами (с 1619 по 1792 гг.), стр. 173. 

[7] Синодальный архив. Дело №516. 

[8] Там же. Дело №298. 

[9] Там же. 

[10] Архиепископ Феофан (в миру Елисей, по другим сведениям Елеазар Прокопо́вич; 8 (18) июня 1681, Киев, Русское царство — 8 (19) сентября 1736, Санкт-Петербург, Российская империя) — епископ Русской Православной Церкви; с 25 июня 1725 года архиепископ Новгородский. С 25 января 1721 года — первый вице-президент Святейшего Правительствующего Синода (и по смерти Стефана Яворского — его фактический руководитель), с 15 июля 1726 года — первенствующий член Синода Русской Православной Церкви; проповедник, государственный деятель, писатель и публицист, поэт, философ, сподвижник Петра I. 

[11] Синодальный архив. Дело №217. 

[12] Бантыш-Каменский. «Дипломатическое собрание дел между российским и китайским государствами (с 1619 по 1792 гг.), стр. 217.

 
 
Монахиня Вера
 
 
(Отрывок из работы "Православие и Русская Духовная Миссия в Китае")
 
Албазинская икона
 
Символ Веры. Китайская каллиграфия. Автор Сунь Юэ. Москва, 2006
{jcomments on}

Read more

Преподобная Анна Кашинская († 1338 г.): Дважды канонизированная святая

День памяти - 12/25 июня

Святая благовѣрная княгиня Анна Кашинская была потомкомъ святыхъ князей-мучениковъ Михаила Черниговскаго (20 сентября) и Василька Ростовскаго, (4 марта). Дѣдъ ея, князь Борисъ Васильковичъ Ростовскій, всю жизнь свою, почти съ 14-ти лѣтъ, провелъ въ Ордѣ, отстаивая родной народъ передъ татарами, и называется «Печальникомъ Земли Русской».

Княгиня Анна Димитріевна родилась въ 1278 г., а въ 1299 г. вышла замужъ за князя Михаила Ярославовича Тверского (22 ноября). У нихъ было четверо сыновей — Димитрій, прозванный «Грозныя очи», Александръ, Константинъ и Василій, и дочь Ѳеодора, умершая въ младенчествѣ. Скорбно было княженіе князя Михаила: моръ, засуха, лѣсные пожары тяжко отразились на благосостояніи княжества. Но бѣдственнѣе всего оказалась несчастная война съ Москвой. Началась она не по винѣ князя Михаила, а окончилась тѣмъ, что Московскій князь Георгій оклеветалъ его передъ ханомъ и его вызвали въ Орду. Всѣ боялись за его жизнь. Княгиня Анна проводила его до устья рѣки Нерли, у деревни Малинникъ, и, простившись съ нимъ, съ великой скорбью вернулась въ Тверь съ младшимъ сыномъ Василіемъ. 22 ноября 1318 г. св. князь Михаилъ былъ въ Ордѣ убитъ, но въ Твери узнали объ этомъ только черезъ два года, когда вернулся въ Москву князь Георгій и привезъ его святыя останки.

Получивъ страшную вѣсть, княгиня Анна плакала горько и неутѣшно много дней. 6-го сентября 1320 г. привезли святое тѣло князя-мученика въ Тверь. Св. благ. княгиня Анна выѣхала навстрѣчу ему съ дѣтьми и боярами на ладьяхъ. Духовенство и народъ стояли на берегу. Гробъ съ пѣніемъ понесли въ Спасо-Преображенскій соборъ. Рыданія заглушали пѣніе. Тѣснота была такая, что гробъ не сразу смогли внести въ соборъ. Несмотря на то, что тѣло везли въ жару и оно два года оставалось непогребеннымъ, тлѣніе совершенно не коснулось его. Погребли его въ соборѣ, гдѣ уже лежали родители его, рядомъ съ первымъ епископомъ Тверскимъ Симеономъ (3 февраля).

Много тяжкаго пришлось перенести княгинѣ Аннѣ послѣ кончины ея супруга. Въ 1325 г. ея старшій сынъ, князь Димитрій Грозныя Очи, встрѣтилъ въ Ордѣ, въ присутствіи хана, князя Георгія Московскаго и убилъ его, за что и былъ казненъ ханомъ. А черезъ два года въ Твери вспыхнуло самое большое возстаніе противъ татаръ, какое только было на Руси, и Тверь была страшно разгромлена татарами. Тогда княгинѣ Аннѣ пришлось скрыться, неизвѣстно гдѣ, и она вернулась въ Тверь только послѣ разгрома города. Сынъ ея, князь Тверской Александръ, бѣжалъ сначала въ Псковъ, потомъ, когда татарская рать подступила къ Пскову, то, чтобы спасти хотя бы этотъ, полюбившій его, городъ отъ разгрома, — «въ Литву и нѣмцы». Но затѣмъ, чтобы дѣти его не лишились, по тогдашнему закону, права на престолъ, онъ вернулся на родину и немедленно поѣхалъ въ Орду съ повинной. Провожали его мать его Анна съ семьей и весь городъ. И всѣ просили его не ѣхать. Александръ отвѣчалъ, что ему ѣхать надо, даже и на смерть, потому что, по Писанію, надо душу свою полагать за други своя, и многими скорбями надлежитъ намъ войти въ Царство Небесное. Тогда окружавшіе сказали: «Воля Господня да будетъ». Сохранилось въ Царственной Лѣтописи изображеніе св. Анны, провожающей сына. Она плачетъ.

Въ Ордѣ, князя Александра и старшаго его сына Ѳеодора, по приказанію хана, убили. Тѣла ихъ привезли въ Тверь и погребли въ соборѣ. Княгиня Анна съ дѣтьми и весь городъ плакали о нихъ горько и долго.

Итакъ, говоритъ Лѣтопись, Тверское княженіе до конца опустѣло. Постригъ св. благовѣрная Анна приняла, по преданію, въ Тверскомъ Софійскомъ монастырѣ, съ именемъ Софіи, но въ схимѣ ей было возвращено ея мірское имя Анна.

Скончалась она въ Кашинскомъ Успенскомъ монастырѣ, судя по Лѣтописи, въ 1368 году.

Кашинскимъ княземъ былъ младшій сынъ ея Василій. Возможно, что онъ взялъ мать къ себѣ послѣ чумнаго повѣтрія въ 1364 г., когда Тверь совершенно обезлюдила.

Двѣсти лѣтъ пребывала гробница святой благовѣрной княгини Анны въ древнемъ деревянномъ Успенскомъ соборѣ и пришла въ совершенное забвеніе. Наконецъ, въ 1611 г., она явилась во снѣ въ схимническомъ одѣяніи болящему пономарю Георгію, назвала себя Анной и обѣщала ему исцѣленіе, но сказала ему: «Вы гробъ мой ни во что вмѣняете, считаете его обыкновеннымъ и меня презираете. Люди шапки свои пометаютъ на гробъ мой, садятся на него, и никто имъ этого не возбраняетъ. Я вами небрегома и пріобидима. Неужели нѣтъ среди васъ разумнаго человѣка, и никто изъ васъ доселѣ этого не понимаетъ. И докуда будете вы меня попирать ногами? Развѣ вы не знаете, что я молю всемилостиваго Бога и Богородицу, да не преданъ былъ бы городъ вашъ въ руки враговъ вашихъ, и что я сохраняю васъ отъ многихъ золъ и напастей?!» Затѣмъ она велѣла сказать духовенству, чтобы гробъ ея держали «честне» (т. е. достойно) и чтобы зажгли передъ гробомъ свѣчу, «предъ образомъ Спаса Нерукотвореннаго».

Это явленіе и исцѣленіе повели къ обрѣтенію нетлѣнныхъ мощей святой благовѣрной княгини Анны.

Послѣдовали другія чудеса, всего 26 исцѣленій. Съ тѣхъ поръ и до нашихъ дней городъ Кашинъ чтитъ св. благовѣрную княгиню Анну, какъ свою небесную покровительницу.

За XVIII вѣкъ записано было 40 чудесъ. Но только въ 1909 году святая благовѣрная княгиня Анна была окончательно прославлена, и причислена къ лику святыхъ. Передъ ея прославленіемъ (1899-1909) было записано 30 чудесъ. Особенность ихъ та, что преп. Анна являлась часто въ тонкомъ снѣ (20 случаевъ) въ образѣ монахини лѣтъ 50-ти высокой и благообразной, и именуетъ себя «Анной благовѣрной». 


Источникъ: Житія русскихъ святыхъ. — 1000 лѣтъ русской святости. Собрала монахиня Таисія. — Томъ второй: Іюль – Декабрь. — Изданіе 2-е, исправленное и дополненное. — Jordanville: Тѵпографія преп. Іова Почаевскаго, 1984. — С. 214-217. 
 

Княгиню прославили... "Исключили" из святых... И вновь прославили …
 
Однажды, оказавшись в церкви на кладбище парижского предместья Сент-Женевьев де Буа, где похоронены многие наши знаменитые соотечественники, я купил церковный календарь. Просматривая его, увидел на одной из страничек короткий рассказ об издавна почитаемой на Руси преподобной Анне Кашинской. С тех пор меня не покидало желание побывать в тех местах, где обрела вечный покой эта святая - единственная, которая была канонизирована дважды. 

Спустя годы я оказался в небольшом городке Кашине, на окраине Тверской области. При первом знакомстве Кашин может показаться невзрачным, если идти от вокзала к центру города. Но стоит оказаться в его исторической части, там, где река Кашинка делает невообразимую петлю, то будто оказываешься на сказочном полуострове с древними церквами и торговыми рядами. 

Когда-то богатые кашинские купцы не жалели денег на украшение своих домов с причудливыми портиками и мезонинами. Подчас их запросы перехлестывали через край. В городе до сих пор сохранился дом купца Капитонова, отправившего губернским властям прошение разрешить ему позолотить крышу своего дома. Ответ не заставил себя ждать и был на редкость лаконичным: "Дурак, сам царь живет под железной крышей. А ты чего надумал!" 

А купцу Капитонову просто очень хотелось, чтобы крыша его дома так же причудливо играла золотым отблеском под лучами северного солнца, как и купола тридцати соборов и церквей, насчитывавшихся в те времена в Кашине, чтобы и его особняк придавал еще больше праздничности любимому городу. 

Гордились кашинцы его историей, сравнивая дела предков с подвигами былинных героев, чьими именами даже мосты называли - Ильинский, Добрынинский. Но особым почитанием пользовалась в Кашине преподобная Анна, считавшаяся покровительницей и защитницей города. Почему она решила взять его под свое окормление? Давайте перенесемся в далекий XIII век, когда истерзанная Русь оказалась под татаро-монгольским игом. В 1294 году ростовская княжна Анна была выдана замуж за тверского князя Михаила, который был "телом велик зело и крепок, мужествен и страшен взором", как повествует Никоновская летопись. Хотел оградить он свой народ от произвола завоевателей, а потому принял мученическую смерть в Золотой Орде. Убили его, сердце вырезали. И стал Михаил единственным тверским князем, причисленным к лику святых. 

После смерти мужа вдову постигают два новых удара. Сначала там же, в Золотой Орде, был убит ее старший сын Дмитрий по прозвищу Грозные Очи, а потом другой сын - Александр. После умирает третий сын - Константин. С достоинством приняла Анна тяжкие удары судьбы. Не озлобилась она на людей, а твердо решила посвятить оставшуюся жизнь защите несчастных, обездоленных, страждущих. Свое предназначение она стала свято выполнять, когда, потеряв мужа и сыновей, ушла в монастырь. 

Монашество Анна приняла, судя по всему, между 1339-1346 годами. Став монахиней, она, как повествует составленное в XVII веке житие Анны Кашинской, "цвела добродетелями и Богу угождала", призывая своих ближних "от насилия изымать сирых и убогих". А потом обратился к Анне ее единственный оставшийся в живых сын Василий с просьбой переехать в его удел, в Кашин, где он построил для нее монастырь. 

Анне тяжело было расставаться с Тверью, которой правил ее любимый супруг и где она была так счастлива. Но в конце концов согласилась. И стал ее приезд великим праздником для кашинцев, которые всем городом вышли встречать ее. В Кашине она прожила почти двадцать лет и пользовалась всеобщим почитанием и поклонением. И великая скорбь охватила горожан, когда в 1368 году она ушла в мир иной. В тот же год умер и князь Василий. 

Шли годы, и казалось, угаснет память об Анне вместе с родом удельных кашинских князей. Но вот почти три столетия спустя об Анне вновь заговорили в связи с удивительными событиями, имевшими непосредственное отношение к Кашину. В Смутное время в период между 1606 и 1611 годами трижды подходили к городу поляки и всякий раз уходили, так и не сумев овладеть Кашиным. А тут вдруг вспыхнул пожар и также быстро прекратился. И стали задумываться кашинцы: не охраняет ли их некая чудодейственная сила? 

Слухи о праведнице вскоре дошли и до Москвы. Царь Алексей Михайлович объявил, что сам прибудет в Кашин, чтобы присутствовать при перенесении мощей Анны из деревянного собора в каменный Воскресенский. Царь сам вместе с боярами поднял на плечи мощи преподобной Анны и перенес их на новое место. 

Не только при жизни, а и после смерти немало горьких испытаний выпало на долю Анны Кашинской. Примерно через тридцать лет после состоявшейся в 1650 году ее канонизации Великий собор во главе с Патриархом Иоакимом исключил ее из сонма святых. Столь на первый взгляд странное решение объяснялось происходившими на Руси важными религиозно-политическими событиями, связанными с борьбой со старообрядчеством. Ведь все хорошо помнили, что при первом вскрытии гроба Анна Кашинская предстала с рукой, благословляющей людей. Но на руке были соединены не три, а два пальца. Так крестились раскольники. Поэтому у церковных иерархов возникли серьезные опасения, что Анна может стать символом старообрядчества. Это и предопределило ее деканонизацию. 

Но кашинцы продолжали почитать свою заступницу: войны, пожары и эпидемии на протяжении столетий обходили стороной этот тверской городок. Минуло более 220 лет, прежде чем стала возможной повторная канонизация Анны Кашинской. Она состоялась 25 июня 1909 года, вскоре после того как в России был принят закон о старообрядцах, предоставлявший им право свободного вероисповедания и гражданские права. В день повторной канонизации Анны в тихий Кашин, украшенный флагами и гирляндами, пришли свыше ста тысяч богомольцев. 

Казалось бы, своими слезами и страданиями святая Анна наконец-то вымолила себе вечный покой. Но, видно, еще не до конца испила она чашу страданий и гонений. Тяжкие испытания выпали на ее долю в послереволюционные годы. В январе 1930 года мощи Анны стали объектом атеистической пропаганды. В Кашин приехала комиссия, в присутствии которой были вскрыты мощи святой. Происходившее засняли на кинопленку. Вскоре в "Правде" появилась статья, автор которой со всем революционным пылом убеждал читателей, что преклонение перед представляющими собой обыкновенные кости мощами преподобной Анны - это "поповский обман", подлежащий решительному разоблачению. 

Ну а затем начались многолетние скитания ее мощей, которые прекратились лишь в начале 90-х годов прошлого столетия. После того как Воскресенский собор был закрыт, они одно время были экспонатом в краеведческом музее. Потом их перенесли в храм Вознесения, который при Хрущеве тоже закрыли. После этого мощи побывали еще в двух городских храмах. И лишь 25 июня 1993 года это неслыханное кочевье завершилось. В этот день мощи святой благоверной княгини Анны Кашинской были перенесены во вновь открывшийся кафедральный собор Вознесения, где и по сей день находятся...

Кашин Тверской области

 
Вид Вознесенского собора г. Кашина, 1909 г.
Парад в день празднования святой Анны Кашинской после повторной канонизации
Подлинный покров святой
{jcomments on}

Read more

Joomla SEF URLs by Artio