RizVN Login



   

АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

Июль 2017

31 Июль 2017

РПЦЗ(В-А): Материалы к прославлению Святителей Антония, Анастасия, Филарета и Виталия - Часть1

В РПЦЗ(В-А) прославили первых четырех иерархов РПЦЗ

Первоиерархов Русской Православной Церкви Заграницей.

  Сто лет тому назад, когда Господь Бог попустил крушение могучего православного государства, оплота всего христианского мира того времени, и произошел разгром страны и страшнейшее гонение на верующих, объявленных врагами народа захватившими власть безбожниками, миллионы русских людей, спасаясь от смерти, покинули свою родину, бывшую Святую Русь, и столкнулись в чужих странах с условиями своего выживания.

Read more

РПЦЗ(В-А): Материалы к прославлению Святителей Антония, Анастасия, Филарета и Виталия - Часть2

РПЦЗ(В-А): Материалы к прославлению Святителей Антония, Анастасия, Филарета и Виталия - Часть1

Первоиерархов Русской Православной Церкви Заграницей
Часть I : http://pisma08.livejournal.com/410663.html

3. Митрополит Филаретъ (Вознесенскій)

   Митрополит Филаретъ стал в 1964 г. третьим духовным возглавителем Святой Руси в изгнании. Он родился въ г. Курскѣ 22 марта/4 апрѣля 1903 г. въ семьѣ протоіерея. В связи с революціонными событіями семья в 1920 г. выѣхала за границу, в г. Харбин. 
   В Харбинѣ в 1927 г. митр. Филарет окончил Русско-китайскій политехническій институт, а в 1931 г. — пастырско-богословскіе курсы, которые впослѣдствіи были переименованы в богословскій факультет при институтѣ Св. князя Владиміра. На этом факультетѣ митр. Фила­ретъ сталъ преподавателемъ Новаго Завѣта, пастырскаго богословія и гомилетики. В 1930 г. он был рукоположен в сан діакона, в 1931 г. пострижен в монашество с именем Филарета, в 1931 г. рукоположен во іеромонаха, в 1933 г. поставлен игуменом, в 1937 г. - архимандритом.
    В 1962 г. митр. Филарет переѣхалъ из коммунистическаго Китая в Гонконг, а затѣм в Австралію. В 1963 г. он стал епископом Брисбенским, викаріем Австралійской епархіи. 
На Архіерейском Соборѣ Русской Зарубежной Церкви в 1964 г. еп. Филарет был избран новым первоіерархом и поставлен в митрополиты.
    Время первосвятительства митр. Филарета отмѣчено пятью прославленіями Русской Зару­бежной Церкви: св. прав. Іоанна Кронштадтскаго (1964 г.), преп. Германа Аляскинскаго (1970 г.), св. блаженной Ксеніи Петер­бургской (1978 г.), Царя-Мученика Николая и всех Новомучеников и Исповѣдников Россійских (1981 г.) и преп. Паисія Величковскаго (1982 г.). Также в первосвятительство митр. Филарета произошли слѣдующія важныя событія: состо­ялся Третій Всезарубежный Собор 1974 года, на котором, кромѣ прочаго, были сняты запреты на «старые обряды»; в 1982 г. совершилось чудо обрѣтенія Монреальской Мироточи­вой Иверской иконы Іосифом Муньосом (убит в 1997 г.); в 1983 г.  Архіерейскій Собор анаѳематствовал экуменизм.
    В 1974 г. по поводу Послания Московского патриарха Пимена (29.08.1974 г.) Митрополит Филарет всенародно заявил: 
    «Московская Патріархія за подписью Патріарха Пи­мена и членовъ его Синода разсылаетъ духовенству Рус­ской Православной Церкви Заграницей посланіе съ при­зывомъ отказаться отъ своего нынѣшняго каноническа­го положенія и присоединиться къ этой Патріархіи.
    Обращеніе пестритъ укоризнами въ томъ, что мы якобы исполнены чувствъ «вражды, озлобленія и нена­висти въ отношеніи своихъ братьевъ по вѣрѣ» въ СССР. Это озлобленіе якобы «достигаетъ, по временамъ, та­кихъ размѣровъ, что выражается въ запрещеніи любо­го общенія съ сынами Церкви отечественной».
    Нынѣшнее обращеніе отличается отъ прежнихъ только тѣмъ, что на этотъ разъ не содержитъ нелѣпаго требованія отъ насъ заявленій о лояльности совѣтско­му правительству.
    Приписываніе намъ враждебныхъ чувствъ къ сы­намъ Отечественной Церкви есть клевета и ни съ чѣмъ не сообразно. Мы уже много лѣтъ обличали и будемъ обличать совѣтскую власть за мучительство русскаго народа, столь ярко изображенное теперь въ книгахъ А. И. Солженицына. Наше сердце разрывается отъ скор­би каждый разъ, какъ доходятъ до насъ свѣдѣнія о страданіяхъ русскаго народа подъ игомъ атеистиче­скаго коммунизма. Объ избавленіи его отъ этихъ стра­даній мы неизмѣнно молимся во всѣхъ нашихъ храмахъ. Мы съ горечью наблюдаемъ видимое равнодушіе Московской Патріархіи къ этимъ бѣдствіямъ, которое такъ ярко проявилось 17 сентября 1973 г. въ заявленіи Патріарха Пимена въ Женевѣ, когда онъ, вопреки обще­извѣстной истинѣ, утверждалъ, что въ СССР «нѣтъ привилегированныхъ и угнетаемыхъ», и когда онъ и его сотрудники категорически отрицаютъ всякое при­тѣсненіе религіи со стороны коммунистовъ.
     Пусть Москва не старается пугать насъ изоляціей въ православномъ мірѣ, увы, часто не разбирающимся въ томъ, что происходитъ въ Россіи. Если нѣкоторые Восточные Патріархи могли быть обмануты даже об­новленцами въ 20-хъ годахъ, то тѣмъ легче имъ оши­баться теперь, когда тяжелое положеніе вѣрующихъ скрывается отъ нихъ за ширмой внѣшняго благополу­чія Московской Патріархіи. Не слыша отъ нея о стра­даніяхъ русскаго народа и особенно вѣрующихъ, они видятъ толпы въ немногихъ открытыхъ храмахъ и уди­вляются ихъ необычному молитвенному усердію. Въ этихъ условіяхъ іерархіи контролируемой врагами Цер­кви легко представлять себя имъ какъ законную рус­скую церковную власть. Мы ее таковою никогда не признавали и не признаемъ, ибо знаемъ ея истинную природу. Наша Церковь какъ свободная часть Рус­ской Церкви твердо стоитъ на канонической основѣ постановленія Святѣйшаго Патріарха Тихона отъ 7/20 ноября 1920 г. и не намѣрена отказываться отъ своей свободы. Пользуясь ею, мы обязаны громко возвѣщать міру о преслѣдованіяхъ религіи въ СССР.
     Никакое давленіе, съ чьей бы стороны оно ни про­являлось, не измѣнитъ нашего отношенія къ безбож­ному коммунизму, ибо мы помнимъ наставленіе Ап. Павла, забытое нынѣшними возглавителями Московской Патріархіи: «Не преклоняйтесь подъ чужое ярмо съ невѣрными. Ибо какое общеніе праведности съ безза­коніемъ? Что общаго у свѣта съ тьмою? Какое согла­сіе у Христа съ Веліаромъ? Или какое соучастіе вѣрна­го съ невѣрными?» (2 Кор. 6, 14-15).
    Напрасно Московская Патріархія старается разос­лать свое обращеніе по адресамъ нашего духовенства или вѣрующихъ: они этого призыва не послушаютъ, ибо слишкомъ хорошо знаютъ, что это голосъ не под­линной Русской Церкви, а чужой, и потому по слову Спасителя, они за нимъ «не идутъ, но бѣгутъ отъ него, потому что не знаютъ чужого голоса» (Іоан. 10, 5)».
     Важными для судеб Вселенскаго Православія являются «Скорбныя посланія» митр. Фи­ларета 1969, 1972 и 1976 гг., обращенныя к главам Помѣстных Православных Церквей. Посланія посвящены защитѣ Православія от ереси экуме­низма и религіознаго модернизма. 
     В своем экклезіологическом ученіи митр. Филарет выступает ревнителем чисто­ты Православія. Он указывает на единство Православной Церкви и на безотвѣтственность православных экуменистов, размывающих традиціонное ученіе о Церкви. 
     По опредѣленію митр. Филарета, модернизм - это выравниваніе человѣческой жизни по началам человѣческих слабостей, модернизм ставит угожденіе человѣческим слабостям вы­ше нравственных и даже догматических требованій.
     Митр. Филаретъ скончался 8/21 ноября 1985 г. Отпѣваніе состоялось в синодальном храмѣ сонмом архіереев, погребеніе - в криптѣ кладбищенскаго Успенскаго храма Свято-Троицкого монас­тыря в Джорданвиллѣ. В 1998 г. останки митр. Филарета были перенесены в новоустроенную крипту под алтарем Свято-Троицкаго собора в Джорданвиллѣ. 
     Архіеп. Лавръ съ братіей засвидѣтельствовали нетлѣніе честных останков Митрополита Филарета.


4. Митрополит Виталий (Устинов)
          Четвертым и последним духовным вождем Русского народа в изгнании был Митрополит Виталий.
Незадолго до своей блаженной кончины Владыка Митрополит Филарет оставил Церкви своё завещание словами Апокалипсиса Св. Иоанна Богослова:
          «Се, гряду скоро; держи, что имеешь, дабы кто не восхитил венца твоего» (Откр. 3, 11).
Всей своей земной жизнью Блаженнейший Митрополит Виталий явился исполнителем этой пророческой заповеди.
           И Господь украсил Владыку многочисленными добродетелями и наградил его даром слова, для того чтобы он успешно вёл свое стадо ко спасению.
           Когда после восьмидесятилетнего верного стояния Русской Православной Церкви Заграницей наступили дни испытания, когда поколебалась уверенность в долге служения Истине многих её архипастырей и смутились сердца верующих, тогда пророчески прозвучал голос Первоиерарха Митрополита Виталия:
          «Через нашу Святую Русскую Православную Зарубежную Церковь звучит голос Святой Руси, суть и природа которой - внутренняя, сокровенная, духовная, всегда ненасытная жажда русской души жить жизнью Святых, жить по Св. Евангелию, сколько есть сил и всегда только с помощью БожиейГолос Её всегда звучал через тысячи лет исторического бытия православной России».
         Этими словами Митрополит Виталий свидетельствовал о непрерывности служения Русской Зарубежной Церкви Истине, о своей духовной связи с Первоиерархами, своими предшественниками, в частности с особо почитаемым им Блаженнейшим Митрополитом Антонием, выразившим свою горячую любовь к православной России словами:
«Так и Россию мы любим потому, что она хранит в себе русскую идею, русскую духовную природу, русский быт. Эта идея есть Царствие Божие, эта природа есть стремление к святости, этот быт выражает собой усилие семисотлетней жизни страны и девятисотлетней жизни народа водворять на земле праведность евангельскую, отвернуться всего, чтобы найти Христа, ставить Его волю, каноны Его Церкви законом общественной жизни».
           Напомним, что в «Скорбных посланиях» Митрополита Филарета указаны грядущие беспорядки в связи с всеобщим отступлением от Истины:
          «История Церкви говорит нам, что христианство распространялось не путём компромиссов и диалогов между христианами и неверующими, а путем проповеди Истины, отвержением всякой лжи и всякого заблуждения. Вообще ни одна религия никогда не получала распространения через тех, кто сомневался в её полной истинности».
           В вышеупомянутом обращении Митрополит Виталий грозно предупреждал паству о грядущем отступлении :
«Как архипастырь Русской Православной Зарубежной Церкви я считаю своим священным долгом обратиться с этим посланием ко всем чадам нашей Церкви. Меня к этому даже принуждает замеченное нами некое духовное безразличие к Истине и уже глубокое непонимание исключительного значения нашей Церкви в мире Вселенского Православия и всего инославного Западного Христианства».
          «Считаю своим долгом ответить на это грубое заблуждение, граничащее с ересью. Если Церковь - Сам Христос, то как можно себе представить Христа Господа нашего и рядом изменника Митрополита Сергия... Это высшее правление Московской патриархии есть просто безблагодатное государственное учреждение, а её члены - просто государственные чиновники в рясах».
          «У нас есть такие “умники”, которые скажут Вам, что всё это моё послание - только личное мнение самого Митрополита. На это я отвечу, что меня заставили писать это послание бесконечные протесты со всего великого нашего русского Рассеяния. Значит, это моё послание есть глас нашей заграничной Святой Руси, а я только его выразил во всеуслышание».
           Его видение надвигающейся быстрым темпом эпохи Антихриста являет его нам как современного пророка Божия:
          «Наши пастыри и их паства живут в современных условиях особого духа, который можно назвать без малейшего преувеличения или какого-либо мистического увлечения можно назвать пред-апокалиптическим. Уже больше нет во всей вселенной ни одного правителя или правительства, которые управляли бы своим народом по милости Божией благодатью Святого Духа. Отнят от земли Удерживающий помазанник Божий. Закончи­лась константиновская эпоха благодатного правления. Раскры­лась в жизни последняя книга Священного Писания — Откровение св. ап. Иоанна Богослова.

          Наследница Византийской Империи, — православная Российская держава — больше не существу­ет. Весь мир разделили между собой две силы: с одной сто­роны, воинствующий безбожный коммунизм, а с другой, — так называемый демократический западный мир, в котором еще теплится свобода. Для поверхностного наблюдателя последний внешне раздроблен на бесчисленные христианские и не христианские религии и секты, а внутри, как цементом, скреплен антихристовым духом.
        В Промысле Божием благодатная эпоха правления пра­вославных государей нам была дана для того, чтобы мы могли тихо, свободно и последовательно спасать свои души. Помазанник Божий нас ограждал от непосильного огненного искушения, которое сейчас обрушилось на весь мир в виде коммунизма и масонства. А мы, по греховности нашей, осуетились. Каждый занялся своим ремеслом, своей про­фессией. Доктора, юристы, инженеры, да и просто мастера всякого дела на земле превратили свои земные занятия в свои религии, отдавая им все свое время, свои силы и свое сердце <…>.

    Всем беспечным делателям, осуетившимся земными делами, рано или поздно и каждому в отдельности будет поставлен роковой вопрос: с кем он? Со Христом или с демоном? И вопрос этот будет поставлен не архиереем, ни священником, от которых привычно все это слышат и которых больше не слушают, а от демона и через его служителей, от которых будет зависеть весь успех земной жизни, все богатство, вся земная слава этих осуетившихся масс людских. Какое же будет у них потрясение, какой шок! «Вся премудростью со­творил еси, Господи» и творишь. Демонов заставил Господь привести к духовной сущности осуетившийся мир, а сущность сия это то, что есть Всемогущий Господь, есть демоны, есть Цар­ство Небесное, есть ад, и что мир сей проходит, как ту­ман. И когда будет поставлен такой роковой вопрос, то всякая человеческая душа вострепещет, вся изменится, вся потрясется, но должна будет сделать неминуемый выбор, и больше не будет места духовному нейтралитету, больше нельзя будет оставаться как бы в стороне, больше нельзя бу­дет духовно ловчить, обходить, прятаться. Никто больше не сможет куда-либо укрыться: всякого найдут, всякого выведут из потемок, из закоулков, и конец будет всякой духовной дипломатии, временному нейтралитету. Выбор про­стой и ясный. Свет или тьма, Христос или велиар. 
      Преосвященнейшие Владыки! Мы уже вступили в начало эпохи этого великого выбора. Из под самых наших кафедр у нас крадут души человеческие, выедают их изнутри, оставляя нам одну пустую бесплодную скорлупу. Мы дол­жны это знать. Это актуальность мировой проблемы наших дней. Искушение жгучее, огненное. Оно налицо перед нами, а значит в этом и воля Божия, и Божие попущение. Мы будем свидетелями потрясающих перемен в людях. До сего дня нам известные, казалось бы благочестивые люди вдруг станут предателями, изменят полностью свой духовный лик, и наоборот, до сего как бы спящие станут ревнителями благочестия даже до смерти. Выберут Христа, станут на сторону Господа только те, кто любит лично Христа, для кого Хри­стос Спаситель, Промыслитель, вся во всем денно и нощно <…>.
      Мы одиноки. Пре­жде чем Архангельская труба возгремит всем земнородным великое «Вонмем» в Страшное Пришествие Христово, нам бы еще нужно сказать нашей пастве наше архипастырское «Вонмем». Раскрыть картину не грядущего испытания, а уже действующего искушения, неминуемого выбо­ра. Не будем себя обманывать, ни делать никаких иллюзий: великое множество православных не выдержат такого жгучего испытания, и падут падением великим. Прежде чем сгорит земля и вся дела, яже на ней, сгорит все легковесное, все, что уповает на богатство, успех и славу земную, и останутся только нелицемерно любящие Христа, преданные Ему даже до смерти, любящие только Его, Спасителя своего, и больше никого и ничего <…>».
          Блаженнейший Митрополит Виталий был истинным пастырем, душу свою полагающим за своих овец. Широко известно его жертвенное служение в послевоенные годы в Германии. Он спас сотни людей от выдачи Советскому Союзу, он организовал общественную и церковную жизнь в лагерях, возвратив радость жизни и веру отцов обездоленным русским беженцам.
           Владыка принимал всякого приходящего к нему со вниманием и любовью. Каждый мог получить от него тёплое слово, духовное наставление и испытать на себе его усердную молитву. Владыка издавал и лично отправлял несчётное количество духовного пособия в Россию.
         Блаженнейший Митрополит Виталий шёл определённо по стопам Пастыреначальника Господа нашего Иисуса Христа, сказавшего:
          «Аз есмь Пастырь добрый: пастырь добрый душу свою полагает за овцы: А наемник, иже несть пастырь, емуже не суть овцы своя, видит волка грядуща и оставляет овцы и бегает: и волк расхитит их и распудит овцы.... Аз есмь пастырь добрый и знаю моя, и знают мя моя..» (Иоанн. 10, 11-14).
         В завершение своей верности к Божественному Учителю не доставало ещё доброму пастырю претерпеть гонения и хуления от утративших правомыслие архиереев. Он подвергся жесточайшему преследованию, всякого рода унижению и насилию во Святая Святых, кротко перенося все допущенные Богом испытания. Первое из тягчайших попыток его уничтожить как Главу Церкви была его насильственная отправка в психиатрическую больницу в надежде установить его якобы недееспособность. Во время песнопений на Всенощной один из вероломных епископов привёл женщину-полицейскую в святой алтарь храма, чтобы арестовать Митрополита. Старший полицейский (не православный), который раньше пытался отложить арест Митрополита до следующего утра, воскликнул, обращаясь к людям, стоявшим вокруг, что арест в святом алтаре был равносилен предательству Иисуса Христа в Гефсиманском саду. Другой раз попытались его похитить из его скита в Мансонвилле. Налет частной милиции во главе с архиереем. Стали его одевать и тащить к стоявшему во дворе лимузину.
          Придавили лицо подушкой, чтобы не звал на помощь. На дворе он упал, подняли и поволокли к машине, пригнули голову. В этот момент приехала канадская полиция… Не напоминает ли это Иисуса Христа, падающего под тяжестью Креста?
          Врагам Церкви хотелось удалить любым способом Митрополита Виталия, благодаря которому продолжала жить бескомпромиссная Русская Зарубежная Церковь. Они прилагали все усилия, чтобы покончить с Зарубежной Церковью. Но не учли, что Церковь нерукотворена: Она не создаётся и не разрушается человеческими руками.
Митрополит Виталий скончался 28 сентября 2006 г. Как завещание выступают вышеприведенные его слова:
         «Через нашу Святую Русскую Православную Зарубежную Церковь звучит голос Святой Руси, суть и природа которой - внутренняя, сокровенная, духовная, всегда ненасытная жажда русской души жить жизнью Святых, жить по Св. Евангелию, сколько есть сил и всегда только с помощью Божией».
         Господь сказал: претерпевый до конца, тот спасется. И мы верим, что Блаженнейший Митрополит Виталий, как добрый пастырь, исповедник и мученик, завершил свой земной путь во исполнение заповеди, о которой он нам сегодня напоминает: «Держи, что имеешь, дабы кто не восхитил венца твоего». 

Источник

Read more

РПЦЗ(В-А): Материалы к прославлению Святителей Антония, Анастасия, Филарета и Виталия - Часть3

В РПЦЗ(В-А) прославили первых четырех иерархов РПЦЗ

В ХОДЕ ИСТОРИИ

17 мая 2007 года значительная часть Русской Православной Церкви Заграницей соединилась с Московской Патриархией. При этом, во время торжественной церемонии, состоящей в Храме Христа Спасителя в Москве, возглавлявший делегацию митрополит Лавр отказался от всех прежде предъявленных Русской Православной Церковью Заграницей обвинений и требований в адрес Московской Патриархии. Этим он заявил, что Русская Православная Церковь Заграницей неправильно стояла на пути истинного исповедания Православия, в те времена, когда Московская Патриархия от него отошла. Единодушно с Патриархией он свидетельствовал, что не было гонений на Церковь в России, что не было преследований, надругательства, мучений и уничтожения православных иерархов, священников и верующих; что не было порабощения церковной иерархии богоборческой властью и исполнения первой указаний последней; что теперь это не столь важно, поскольку упомянутый период истории обозначается п. Кириллом как «искание справедливости»; что участие МП в экуменизме не столь опасно, как казалось; что канонизацияю Русской Зарубежной Церковью многочисленных Русских подвижников и мучеников можно забыть, так как она полностью игнорируется Патриархией, и что Зарубежная Церковь прославила не Царя-Мученика, а лишь страстотерпца, так как его якобы не мучили…

Read more

2017 год. Истинная цель принесения мощей св.Николая Угодника в Россию — «народный экуменизм»

«Экуменизм святых – это замечательная возможность для диалога в Церкви»: так кардинал Курт Кох прокомментировал то «благочестие», с каким были приняты в Российской Федерации мощи святого Николая. Их почтили более двух миллионов верных. Кардинал назвал это «великим экуменическим событием», поскольку, по его словам, почитание священных реликвий «может помочь верующим приобщиться к диалогу».

«Хорошо, когда встречаются предстоятели Церквей, но очень важно, чтобы это делали и верующие». — передает слова главного Римского экумениста Радио Ватикана

Президент Папского совета по содействию христианскому единству возглавил делегацию, прибывшую в Санкт-Петербург накануне 26 июля.

28 июля делегация должна перевезти обратно в Бари мощи святого Николая Мирликийского. Вместе с кардиналом в Россию отправились архиепископ Бари и Битонто монс. Франческо Какуччи, настоятель базилики Святого Николая священник Чиро Капотосто, сотрудник Папского совета по содействию христианскому единству священник Иакинф Дестивель,  представительство Московского Патриархата. В России делегацию встречал епископ Кронштадский Назарий, наместник Александро-Невской лавры.

Священник-доминиканец Иакинф Дестивель в своем комментарии подчеркнул, что почитание святого Николая – это «мост между Востоком и Западом», и показательно, что временное перенесение мощей было совершено после встречи на Кубе Папы Франциска и Патриарха Кирилла, в знак дружбы и с тем, чтобы вверить сближение между нашими Церквами заступничеству святого Николая. Наплыв верующих, желающих почтить священные останки Николая Чудотворца, «не удивляет», добавил отец Дестивель, поясняя, что «святой Николай тесно связан с русской историей». Треть храмов освящены во имя святого Николая, «и во всех домах есть его икона, перед которой возносят молитвы о защите для семьи».Святой Николай почитается не только как покровитель моряков, но и как тот, кто «приходит на помощь во всех конкретных решениях повседневной жизни, это святой, указывающий правильный путь».

Со своей стороны, архиепископ Какуччи подчеркнул «народный экуменизм», свидетелем которого он стал при виде многочисленной толпы людей, ожидающих своей очереди, чтобы почтить мощи святого. Это значит, что «Народ Божий живет единством». Прелат цитировал слова Патриарха Кирилла, произнесенные во время принятия мощей святого Николая: эта речь, отметил монс. Какуччи, «была открыта христианскому единству».

В ходе визита в Российскую Федерацию кардинал Кох посетил основные храмы Санкт-Петербурга и совершил Мессу в католической базилике Святой Екатерины.

курт-1

 27 июля он встретился с митрополитом Иларионом, возглавляющим отдел внешних церковных связей Московского Патриархата в Воскресенском Новодевичьем монастыре Санкт-Петербурга. Собеседники отметили экстраординарный характер события принесения мощей святителя Николая, архиепископа Мирликийского, из Бари в Россию. Митрополит Иларион сообщил, что на данный момент в Москве и Санкт-Петербурге более двух миллионов верующих смогли поклониться святыне. Как подчеркнул председатель ОВЦС, принесение мощей самого почитаемого в России святого стало возможным благодаря договоренностям, достигнутым на исторической встрече между Патриархом Московским и всея Руси Кириллом и Папой Римским Франциском 12 февраля 2016 года в Гаване. Митрополит поблагодарил кардинала К. Коха и его сотрудников за содействие в организации события, имевшего огромное значение для всей Русской Церкви.

Кардинал подчеркнул, что пример почитания святителя в России показывает, насколько большую роль играет почитание святых древней Церкви для преодоления имеющихся между христианами разногласий и предубеждений. Собеседники согласились, что необходимо продолжать межцерковное сотрудничество в данном направлении.

Вечером того же дня в Воскресенском Новодевичьем монастыре состоялся праздничный ужин, в котором приняли участие митрополит Волоколамский Иларион, члены делегации Римско-Католической Церкви: кардинал К. Кох, архиепископ Бари-Битонто монсеньор Франческо Какуччи, настоятель базилики святителя Николая в Бари священник Чиро Капотосто, сотрудник Папского совета по содействию христианскому единству священник Иакинф Дестивель и руководитель Службы коммуникации архиепархии Бари священник Карло Чинквепальми; настоятельница Воскресенского Новодевичьего монастыря игумения София, сотрудник Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата священник Алексий Дикарев, а также православные благотворители: генеральный директор ПАО «ФосАгро» А. А. Гурьев, заместитель Председателя совета директоров ПАО «ФосАгро» А. Г. Гурьев, Е. В. Гурьева, помощник генерального директора ПАО «ФосАгро» А. Н. Кузьмук, К. В. Голощапов и председатель Балтийской коллегии адвокатов В. Н. Жимиров.

В программе католического визита также намечена встреча с Патриархом Кириллом, которой также уже прибыл в Санкт-Петербург и возглавит 28 июля богослужение в Свято-Троицком соборе Александро-Невской лавры, посвященное проводам в Бари мощей святителя Николая Чудотворца.

Католики и православные вместе проведут молебен над мощами святого Николая перед их возвращением в Италию.

Сразу по прибытии в Бари состоится торжественная процессия и экуменическое богослужение Вечерни и будет совершено положение мощей святого в гробницу, в присутствии нотариуса, который официально засвидетельствует «возвращение святого Николая» в город Бари.

Источник

{jcomments on}

Read more

Проект Катехизиса РПЦ в защиту экуменизма

По благословению п. Кирилла был опубликован для широкого общецерковного обсуждения проект Катехизиса Русской Православной Церкви (МП), подготовленный Синодальной библейско-богословской комиссией. В последнем разделе проекта, посвящённом «Внутренним задачам в связи с диалогом с инославием», подчёркивается, что оскорбления в адрес инославных недопустимы, и утверждается:

«Церковь осуждает тех, кто, используя недостоверную информацию, преднамеренно искажает задачи свидетельства Православной Церкви инославному миру и сознательно клевещет на Священноначалие Церкви, обвиняя его в ‘измене Православию’. К таким людям, сеющим семена соблазна среди простых верующих, следует применять канонические прещения».

Идея создания нового Катехизиса впервые была высказана на Архиерейском соборе в 2008 году и работа над первой версией этого документа была завершена в январе 2016 года, сообщается на официальном сайте Московского Патриархата. В разработке проекта Катехизиса принимали участие постоянные члены Священного синода, предстоятели Самоуправляемых Церквей, первоиерарх Русской Зарубежной Церкви, руководители синодальных учреждений, ведущие духовные школы, а также епархиальные архиереи, которые выразили желание принять участие в рецензировании текста современного Катехизиса.

В комментарии к новой версии текста, который теперь выносится на широкое обсуждение, отмечается: будут приниматься отзывы только на некоторые части проекта - об основах православного вероучения, канонического устройства, литургической жизни Церкви и  православного нравственного учения. Другие же разделы не подлежат обсуждению, и среди них - основные принципы отношения Русской Православной Церкви к инославию. В этом контексте приводится фрагмент заявления, сделанного в ходе Всеправославной встречи в Салониках в 1998 году: «Делегаты единогласно осудили те группы раскольников, а также определенные экстремистские группы внутри Поместных Православных Церквей, которые используют тему экуменизма для критики церковного руководства и подрыва его авторитета, тем самым пытаясь вызвать разногласия и расколы в Церкви. <…> Участники единодушны в своем понимании необходимости продолжения участия в разных формах межхристианской деятельности. <…> Мы не должны прерывать отношений с христианами других конфессий, готовыми сотрудничать с нами».

Источник

{jcomments on}

Read more

Протопр. Георгій Граббе: ІЕРАРХИЧНОСТЬ ИЛИ ДЕМОКРАТІЯ ВЪ ЦЕРКВИ

Протопр. Георгій Граббе (буд. еп. Григорій) († 1995 г.) 
ЦЕРКОВЬ И ЕЯ УЧЕНІЕ ВЪ ЖИЗНИ. 
(Собраніе сочиненій, томъ 1-й. Монреаль, 1964).
XII. 
ІЕРАРХИЧНОСТЬ ИЛИ ДЕМОКРАТІЯ ВЪ ЦЕРКВИ.

 

Отвѣчая на мою статью въ «Русской Жизни», г. Думбадзе, развивая далѣе мысли Н. М. Неклюдова, уже прямо высказывается за революціонную реформу въ нашей Церкви путемъ устраненія іерархической власти.

Не думаю, чтобы было необходимо повторять мои главные доводы, но не лишне будетъ напомнить, что въ Церкви есть опредѣленный строй управленія, установленный Вселенскими Соборами въ соотвѣтствіи съ ученіемъ Слова Божія и апостольскимъ преданіемъ. Можно, конечно, придумывать любыя новыя формы, какъ это сдѣлали протестанты, но тогда не надо называть это православіемъ.

Имущество въ Церкви не является главной цѣлью. Это нѣчто нужное въ жизни, но второстепенное, ибо главное есть спасеніе душъ, а для него отнюдь не полезно смотрѣть на архипастырей, какъ на нѣкіихъ внутреннихъ враговъ, отъ которыхъ надо защищать приходы, какъ это слѣдуетъ изъ статьи г. Думбадзе.

Но и съ практической стороны доводы г. Думбадзе не выдерживаютъ критики.

Почему демократизація приходовъ можетъ являться лучшей защитой ихъ отъ возможности захвата совѣтской властью за рубежомъ?

/с. 158/ Мы знаемъ, что народъ, коллективъ, легко переходитъ отъ криковъ «осанна» къ крикамъ «распни, распни Его». Толпа поддается настроеніямъ подъ минутнымъ демагогическимъ воздѣйствіемъ. Поэтому демократія въ приходахъ никогда не можетъ быть незыблемой опорой.

Такой опорой можетъ служить только вѣрность церковному преданію и точная формула въ актахъ инкорпораціи и другихъ документахъ, опредѣляющихъ юрисдикцію, къ которой принадлежитъ данный приходъ. Такъ называемые акты инкорпораціи большинства нашихъ приходовъ дѣлаютъ невозможнымъ для нихъ переходъ въ вѣдѣніе Московской Патріархіи въ ее данномъ видѣ, какъ орудія въ рукахъ безбожной власти.

Тѣ примѣры, которые приводитъ г. Думбадзе, не имѣютъ ничего общаго съ нашими приходами, основанными уже послѣ революціи, равно какъ и съ тѣми заграничными церквами, которыя никогда не были записаны на имя русскаго правительства. Впрочемъ, ни въ одной странѣ, за исключеніемъ Израиля, Совѣты не смогли отобрать ни одного храма изъ вѣдѣнія Архіерейскаго Сѵнода. Къ нашимъ церквамъ совѣтская власть не въ состояніи предъявить никакихъ исковъ. Такимъ образомъ, безполезно пугать людей этимъ призракомъ для того, чтобы ниспровергать каноническій порядокъ.

Послѣ всего пережитаго Церковью, грустно читать такіе революціонные призывы, представляющіе іерарховъ въ видѣ «враговъ народа».

Еще одно замѣчаніе: г. Думбадзе совершенно искажаетъ смыслъ написаннаго мною, когда приписываетъ мнѣ защиту «системы религіознаго террора» и «диктаторства кардиналовъ». У меня объ этомъ не было рѣчи. Я упомянулъ о католикахъ только для того, чтобы показать, что іерархическое начало въ управлети Церковью и надзорѣ за ея имуществомъ вполнѣ допустимо съ точки зрѣнія американскихъ законовъ, которые не связываютъ свободу той или иной Церкви въ установленіи принятаго въ ней строя... Изъ моихъ словъ отнюдь не вытекаетъ желанія перенести къ намъ католическій строй. Едва ли можно признать добросовѣстнымъ приписываніе мнѣ такой мысли, хотя признаніе іерархическаго начала вообще свойственно какъ католикамъ, такъ и православнымъ.

Въ заключеніе приведу слова св. Григорія Богослова, приведенныя въ 64 правилѣ Шестого Вселенскаго Собора и разъясняющія іерархическій строй Церкви: «Сей, братія, чинъ почтимъ, сей сохранимъ: сей да будетъ ухомъ, а тотъ язы/с. 159/комъ; сей рукою, а другій инымъ чѣмъ либо; сей да учитъ, тотъ да учится. И послѣ немногихъ словъ далѣе глаголетъ: учащійся да будетъ въ повиновеніи, раздающій да раздаетъ съ веселіемъ, служащій да служитъ съ усердіемъ. Да не будемъ всѣ языкомъ, аще и всего ближе сіе (т. е. легче всего. Г. Г.), ни всѣ апостолами, ни всѣ пророками, ни всѣ истолкователями. И послѣ нѣкіихъ словъ еще глаголетъ: почто твориши себе пастыремъ, будучи овцею, почто дѣлаешися главою, будучи ногою, почто покушаешися военачальствовать, бывъ поставленъ въ ряду воиновъ?

Неправославно народу «творити себя пастыремъ, будучи овцею».

(1962).

Протопресвитеръ Георгій Граббе.       

Источникъ: Протопресвитеръ Георгій ГраббеЦерковь и ея ученіе въ жизни. (Собраніе сочиненій). Томъ первый. — Монреаль: Издательство Братства Преп. Іова Почаевскаго, 1964. — С. 157-159. 

{jcomments on}

Read more

Протопр. Георгій Граббе: Г. СВИТИЧЪ ССЫЛАЕТСЯ НА КАНОНЫ

Протопр. Георгій Граббе (буд. еп. Григорій) († 1995 г.) 
ЦЕРКОВЬ И ЕЯ УЧЕНІЕ ВЪ ЖИЗНИ. 
(Собраніе сочиненій, томъ 1-й. Монреаль, 1964).
IX. 
Г. СВИТИЧЪ ССЫЛАЕТСЯ НА КАНОНЫ
 [1].

 

Какъ и слѣдовало ожидать, проектъ, составленный Архіепископомъ Алексіемъ относительно будущаго внутренняго каноническаго устройства Польской Православной Церкви, вызвалъ ожесточенные нападки г. Свитича-Туберозова.

Архіепископъ Алексій, разумѣется, обосновалъ каждый пунктъ проекта на соотвѣтствующихъ канонахъ, опредѣляющихъ основы церковнаго строя. Проектъ во всѣхъ отношеніяхъ глубоко канониченъ. Г. Свитичъ и не сталъ его сразу критиковать съ этой стороны, ограничиваясь нѣсколькими общими замѣчаніями, не опровергающими ссылки проекта, а свидѣтельствующими главнымъ образомъ о малой освѣдомленности г. Свитича въ церковномъ правѣ. Впрочемъ, стóитъ ли удивляться этому, если наименованіе Митрополита всея Польши Главою Церкви вызываетъ недоумѣніе? Бѣдный редакторъ церковнаго отдѣла газеты «За Свободу!». Онъ до сихъ поръ не знаетъ, что Патріархи и Митрополиты Автокефальныхъ Церквей называются ихъ Главами!

Итакъ, вполнѣ понятно, что г. Свитичъ вообще избѣгаетъ возражать на основаніи каноновъ, а старается переводить всякій споръ на другую почву. Его возраженія обыкновенно состоятъ изъ патетическихъ фразъ или личныхъ нападокъ. Въ первой критической статьѣ, посвященной проекту, онъ, напримѣръ, позволилъ себѣ оскорбительно отозваться обо /с. 137/ всей Іерархіи Православной Польской Церкви и профессурѣ Богословскаго Факультета Варшавскаго Университета. Не буду останавливаться на его подозрѣніяхъ и обвиненіяхъ. Если затронутыя лица считаются съ ними, они сами сумѣютъ реагировать. Я хочу немного остановиться на другой статьѣ г. Свитича на ту же тему: («Еще о положеніи о внутреннемъ устроеніи нашей Церкви»), гдѣ онъ для разнообразія все-таки попробовалъ ссылаться и на каноны. Тутъ получилась характерная картина: ни одна ссылка никуда не годится.

«По духу каноновъ Православной Церкви, пишетъ г. Свитичъ, вся полнота власти въ вопросахъ, касающихся внутренняго строя и порядка церковной жизни, принадлежитъ Помѣстному Собору, который одинъ только и является стражемъ внутренней церковной свободы». Не возражаемъ противъ этой фразы, какъ не возражаемъ и противъ дальнѣйшаго опредѣленія полномочій Соборовъ.

Но во всемъ этомъ есть маленькая подробность, о которой забылъ упомянуть г. Свитичъ. Какому Собору каноны приписываютъ такую власть? Самъ же авторъ приводитъ слова Кормчей: «Не отъ единаго Епископа, но обще Епископомъ всѣмъ собравшимся изводятся правила». И 74 Апост. правило, на которое ссылается г. Свитичъ, говоритъ о Соборѣ Епископовъ какъ высшей церковно-судебной власти. Совѣтуемъ ему дополнить свою ссылку 5 пр. 1 Всел. Собора, гдѣ еще опредѣленнѣе говорится о томъ, что высшей судебной властью является именно Епископскій Соборъ. Я не привожу еще другихъ правилъ, коихъ на эту тему очень много.

Г. Свитичъ еще пишетъ, что Собору принадлежитъ высшее постановленіе распорядительной власти — право рукоположенія во Епископа и ссылается на правила 1419 и 23 Антіохійскаго Собора. 1 и 4 правила говорятъ не о рукоположеніи, а о сверженіи. Вторые два говорятъ о поставленіи Архіереевъ Соборомъ Епископовъ. Такъ въ 19 правилѣ читаемъ: «Епископъ да не поставляется безъ Собора и присутствія Митрополита области; и когда сей присутствуетъ, то лучше есть быти купно съ нимъ и всѣмъ тоя области сослужителемъ: и прилично митрополиту созвати ихъ чрезъ посланіе». 23 прав. запрещаетъ поставленіе Епископами себѣ преемниковъ и говоритъ, что должно соблюдаться церковное правило, по коему Епископъ поставляется не иначе какъ Соборомъ, «послѣ рѣшенія Епископовъ, имѣющихъ власть поставить достойнаго по смерти покойнаго».

/с. 138/ Говоря, что Соборамъ принадлежитъ «право ревизіи епископскихъ дѣйствій по епархіальному управленію, распорядительная и устроительная власть по управленію всѣми имуществами епархіальныхъ каѳедръ», г. Свитичъ ссылается на правила, которыя опять таки говорятъ вполнѣ ясно о Соборахъ Епископскихъ. Кстати, 35 прав. Карѳ. Собора говоритъ еще и томъ, что Епископъ есть полновластный распорядитель имуществомъ епархіи, подвергаясь при этомъ контролю не паствы, а Митрополита и Собора Епископовъ. Во всѣхъ указанныхъ г. Свитичемъ правилахъ говорится только о Епископахъ, а объ участіи въ Соборахъ выборныхъ клириковъ и мірянъ въ нихъ, какъ и вообще въ канонахъ, не говорится ни полслова. И несмотря на то, г. Свитичъ смѣшиваетъ понятія о Соборѣ Епископскомъ и Соборѣ подобномъ Московскому 1917-18 г. Благодаря такому смѣшенію, г. Свитичъ, можетъ быть самъ того не замѣчая, присваиваетъ клиру и мірянамъ совсѣмъ неожиданныя права. Онъ пишетъ, что Собору принадлежитъ «высшая церковно-судебная власть... и высшая административная, ревизіонная и распорядительная власть. Сюда прежде всего относится важнѣйшее постановленіе этого рода — право рукоположенія во Епископа».

Итакъ, г. Свитичъ простираетъ притязанія клира и мірянъ уже на хиротоніи!

Оговорюсь. Я не думаю, чтобы онъ серьезно хотѣлъ сказать, такую нелѣпость. Я остановился на приведенныхъ словахъ его только для того, чтобы показать, къ какому глубокому противорѣчію всему строю Церкви приводитъ подмѣна Собора изъ Книги Правилъ (т. е. чисто Архіерейскаго) Соборомъ демократическимъ. Если къ послѣднему относить правила говорящія о первомъ, то Іерархія въ сущности упраздняется вовсе. На основаніи каноновъ клиру и мірянамъ на Соборѣ нельзя отыскать иное мѣсто какъ совѣщательное, ибо имъ никакой власти не вручено. Но значеніе совѣщательное можетъ быть иногда очень большимъ. Вѣроятно, таково и мнѣніе Высшей Церковной Власти въ Польшѣ, которая иначе не созывала бы Собора.

Г. Свитичъ все нападаетъ на проектъ Архіепископа Алексія за то, что имъ устанавливается «Сѵнодальный строй». Дѣйствительно, нѣкоторыя каноническія функціи Собора передаются въ немъ Сѵноду.

Но что такое Архіерейскій Сѵнодъ? Да это тотъ же Соборъ! Вѣдь по-гречески всякій Соборъ называется Сѵнодомъ.

/с. 139/ Правда, въ русскомъ словоупотребленіи Сѵнодъ нѣсколько отличается отъ Собора. По-русски такъ называютъ постоянно дѣйствующій (а не разъ или два въ году собирающійся) сокращенный Соборъ. Такой Сѵнодъ долженъ быть подотчетенъ Собору Епископовъ. Примѣръ такого устройства мы видимъ въ Сербской Церкви, Русской Заграничной и др. Полномочія Сѵнода бываютъ въ такихъ случаяхъ иногда больше, иногда меньше. Во всякомъ случаѣ они бываютъ обычно настолько широки, чтобъ незамедлительно могли рѣшаться всѣ текущіе вопросы церковной жизни, какъ административные, такъ и судебные. Въ Польшѣ, къ сожалѣнію, такъ мало Епископовъ, что они, кажется, всѣ входятъ въ составъ Сѵнода, который, такимъ образомъ, всегда можетъ рѣшать всѣ вопросы. Я, поэтому, думаю даже, что въ проектѣ можно было бы совсѣмъ не говорить отдѣльно о Соборѣ Епископовъ, если не предусматривается увеличеніе количества каѳедръ.

Теперь разберемъ разницу между такимъ сѵнодальнымъ правленіемъ и тѣмъ, которое было учреждено Петромъ Первымъ. Г. Свитичъ пишетъ о послѣднемъ: «Православные канонисты, говоря о введеніи Петромъ Великимъ сѵнодальнаго управленія въ Русской Церкви, отмѣчали, что Императоръ дѣйствовалъ тогда не по образцу обязательныхъ для Православной Церкви каноновъ, а «подъ сильнымъ вліяніемъ протестантскихъ каноническихъ системъ, съ которыми онъ познакомился въ Голландіи и Швеціи». Совершенно вѣрно. Важно, однако, выяснить, какія именно черты новаго строя подвергались критикѣ, какъ неправославныя?

Конечно, главный недостатокъ нашего стараго сѵнодальнаго строя — это полное подчиненіе, при его посредствѣ, Церкви государству. Обезглавленіе Церкви — вотъ неприкрытое средство реформы для достиженія этой цѣли. Разумѣется, это неканонично, и тутъ мы съ г. Свитичемъ спорить навѣрное не будемъ.

Но очень существенъ еще одинъ пунктъ, вызывающій не меньшія возраженія канонистовъ. Это допущеніе въ органъ Высшей Церковной Власти, кромѣ Епископовъ, еще и клириковъ. Первоначально составъ Сѵнода (измѣненный затѣмъ къ лучшему) устанавливался Духовнымъ Регламентомъ такъ: «Число особъ правительствующихъ довольно есть 12. Быть же лицамъ разнаго чина: Архіереемъ, Архимандритомъ, Игуменомъ, Протопопомъ. Изъ котораго числа тремъ Архіере/с. 140/ямъ, а прочихъ чиновъ сколько котораго достойныхъ сыщется».

Вотъ это участіе клириковъ въ органѣ Высшей Церковной Власти, фактически возглавленной міряниномъ (оберъ-прокуроромъ), и подчиненіе имъ Архіереевъ было тоже однимъ изъ существеннѣйшихъ нарушеній каноновъ. . Оно не менѣе заимствовано отъ протестантовъ, чѣмъ обезглавленіе Церкви, т. е. упраздненіе Патріаршества. Но такая точка зрѣнія канонистовъ нисколько не идетъ на пользу взглядамъ, проводимымъ г. Свитичемъ, который тоже хлопочетъ объ участіи въ Высшей Церковной Власти не однихъ только Архіереевъ.

Строй Церкви, предлагаемый Архіепископомъ Алексіемъ, не имѣетъ ничего (кромѣ названія) общаго съ русскимъ Сѵнодальнымъ строемъ. Вотъ разница:

Тамъ не было Главы Церкви (таковымъ неправильно назывался Императоръ, что впослѣдствіи, при кодификаціи, было истолковано къ лучшему въ 42 § Основныхъ Законовъ). Здѣсь есть каноническій Глава Церкви — Митрополитъ всея Польши.

Тамъ Сѵнодъ состоялъ не изъ однихъ Архіереевъ и послѣдніе не могли собираться на каноническіе Соборы. — Здѣсь этого нѣтъ.

Тамъ Церковная Власть, въ сущности, была подчинена Правительственному чиновнику — оберъ-прокурору. — Здѣсь этого нѣтъ.

Итакъ, сходство съ русскимъ Сѵнодальнымъ строемъ только въ названіи. И когда г. Свитичъ ратуетъ противъ него, уподобляя ему строй Польской Церкви, то совершаетъ подмѣну понятій.

Мнѣ остается еще сказать нѣсколько словъ относительно ссылки г. Свитича на строй установленный Пинской Конгрегаціей. Этотъ строй не болѣе можно считать авторитетнымъ источникомъ принциповъ для церковнаго строительства, чѣмъ русскій Сѵнодальный строй. Рѣшенія Пинской Конгрегаціи могутъ быть цѣнны лишь постолько, посколько они согласны съ незыблемыми церковными законоположеніями, содержащимися въ Книгѣ Правилъ. Ибо всѣ канонисты признаютъ, что власть Епископовъ въ Церкви основывается на Божественномъ правѣ (Jus Divinum), и, слѣдовательно никакая Помѣстная Церковь, никакая Государственная власть не вправѣ ее ограничивать демократическими Соборами. 

Примѣчаніе: 
[1] Напечатано въ Варшавскомъ журналѣ «Воскресное Чтеніе», № 9, 1931 г. 

Источникъ: Протопресвитеръ Георгій ГраббеЦерковь и ея ученіе въ жизни. (Собраніе сочиненій). Томъ первый. — Монреаль: Издательство Братства Преп. Іова Почаевскаго, 1964. — С. 136-140. 

{jcomments on}

Read more

Протопр. Георгій Граббе: ПО ПОВОДУ ТРЕХЪ СТАТЕЙ

Протопр. Георгій Граббе (буд. еп. Григорій) († 1995 г.) 
ЦЕРКОВЬ И ЕЯ УЧЕНІЕ ВЪ ЖИЗНИ. 
(Собраніе сочиненій, томъ 1-й. Монреаль, 1964).
VIII. 
ПО ПОВОДУ ТРЕХЪ СТАТЕЙ
 [1].

 

Моя статья относительно Положенія о выборахъ на Соборъ («Воскресное Чтеніе» № 40) вызвала очень рѣзкіе, чтобы не сказать грубые, отвѣты со стороны г.г. Свитича и Философова. Впрочемъ, первый изъ нихъ, хотя и не отвѣтилъ мнѣ по существу, обошелся со мною сравнительно для него мягко. Самымъ рѣзкимъ выраженіемъ было, кажется, «отрыжка реакціи». Зато г. Философовъ не поскупился. Онъ тоже «не вошелъ въ содержаніе» моей статьи, а ограничился бурнымь возмущеніемъ по поводу того, что «Воскресное Чтеніе» смѣетъ помѣщать статьи «антоніевца, а слѣдовательно, кирилловца», да еще и автора «Корней церковной смуты». Но я не буду останавливаться на всѣхъ этихъ мелочныхъ и некрасивыхъ выпадахъ. Они меня вовсе не задѣваютъ. Я упомянулъ о нихъ только для того, чтобы отмѣтить, чѣмъ отвѣчаютъ сотрудники «За Свободу» на серьезныя каноническія возраженія. Ихъ тактика еще ярче проявилась въ отношеніи г. Бенефактова. Г. Свитичъ сослался на опредѣленный источникъ. Г. Бенефактовъ былъ настолько неделикатенъ, что заглянулъ туда и убѣдился въ неправильности ссылокъ г. Свитича, назвавъ его образъ дѣйствій недобросовѣстнымъ. Ну развѣ же не возмутительно? Какъ онъ смѣлъ провѣрять? Какъ онъ /с. 132/ смѣлъ обличать? Мы слышимъ только такое возмущеніе и ни одного слова оправданія по существу! Г. Свитичъ почему-то счелъ, что статья Владыки Алексія освобождаетъ его отъ обязанности отвѣчать своему обличителю...

Вообще статья Архіепископа Алексія почему-то привела въ большой вострогъ г. Свитича, хотя онъ и не соглашается съ принципіальной точкой зрѣнія Владыки. Повидимому, его очень обрадовали приведенные Владыкой историческіе факты, которые, какъ ему кажется, поддерживаютъ его точку зрѣнія. Ниже мы разберемъ, такъ ли это на самомъ дѣлѣ, а покуда отмѣтимъ, что, при всемъ желаніи Владыки вызвать единомысліе, онъ встрѣтился съ возраженіями со стороны г. Свитича, котораго могъ бы вполнѣ удовлетворить, лишь отказавшись отъ всѣхъ епископскихъ прерогативъ. Между тѣмъ, Владыка, конечно, не могъ пойти такъ далеко, не отказавшись отъ самыхъ основъ Православія.

Онъ хотѣлъ найти средній путь, чтобы примирить спорящихъ. Болѣе чѣмъ естественно стремленіе Архипастыря внести миръ. Но мира онъ не внесъ и внести въ данномъ случаѣ не могъ.

Можно примирить людей спорящихъ по личнымъ вопросамъ. Но примирить противоположные принципы невозможно. Тутъ можно только рѣшить, кто правъ, и постараться привлечь неправаго къ единенію съ нимъ.

Но, можетъ быть, Владыка считаетъ, что неправы обѣ стороны? Мы можемъ допустить это относительно формы выраженія нашей идеи. Быть можетъ, я пишу слишкомъ рѣзко, быть можетъ, я облекаю свои мысли въ неудачную форму. Но вѣдь это вопросъ, по правдѣ сказать, второстепенный. Вѣдь, споръ нашъ идетъ не о личныхъ дѣлахъ, а о принципахъ. Приближается Соборъ, который установитъ строй церковной жизни. Соборъ долженъ при этомъ исходить изъ подлинно православныхъ принциповъ, на вѣки установленныхъ Христомъ Спасителемъ и Апостолами. Надо рѣшить, кто правъ съ церковной точки зрѣнія, кто плохо или хорошо, но высказываетъ ученіе подлинно православное: сторонники демократіи въ Церкви или мы — сторонники епископской власти. И тутъ средней принципіальной линіи нѣтъ. Надо признать, что кто-то изъ насъ ошибается и при томъ въ вопросѣ догматическомъ.

Владыка Алексій косвенно даетъ отвѣтъ на этотъ вопросъ. Онъ приводитъ свидѣтельство Св. Писанія и Каноновъ, подтверждающихъ, что вся власть въ Церкви принадлежитъ /с. 133/ Епископамъ, какъ Преемникамъ Апостоловъ. Безъ Епископовъ никакое рѣшеніе въ Церкви силы не имѣетъ и значеніе архіерейскаго постановленія не обусловливается присутствіемъ представителей клира и мірянъ. Владыка признаетъ возможнымъ и даже необходимымъ участіе ихъ въ ближайшемъ Соборѣ. Но разъ онъ устанавливаетъ, что окончательное рѣшеніе принадлежитъ Іерархіи, то, конечно, участіе клира и мірянъ обрисовывается, какъ совѣщательное. Т. о., вопросъ идетъ не о правѣ клира и мірянъ, не о канонической нормѣ, которая опредѣляла бы необходимость ихъ участія въ Соборѣ, а только о допустимости такового. Только за допустимость его при извѣстныхъ условіяхъ говорятъ и приведенные Владыкой примѣры, при чемъ позволю себѣ дополнить ихъ замѣчаніемъ, что нѣтъ абсолютно никакихъ историческихъ данныхъ, свидѣтельствующихъ объ участіи въ древнихъ Соборахъ выборныхъ представителей приходовъ. Новшествомъ является не присутствіе клириковъ и мірянъ на Соборѣ, не участіе ихъ въ преніяхъ, а признаніе рѣшающаго голоса за выборными представителями, тѣмъ болѣе, когда говорятъ еще о защитѣ ими какихъ-то групповыхъ «интересовъ». Въ тѣхъ случаяхъ, о которыхъ говоритъ Архіепископъ Алексій, было слѣдующее: или открытое засѣданіе Собора Епископовъ, на которомъ остальные присутствующіе, даже язычники (1 Вселенскій Соборъ), могли выступать съ рѣчами, но отнюдь не выносить рѣшенія;

или отдѣльные клирики и міряне участвовали въ Соборныхъ трудахъ, когда ихъ для этого приглашали Епископы во вниманіе къ ихъ благочестію и освѣдомленности въ церковныхъ вопросахъ. Епископы привозили ихъ изъ своихъ епархій, какъ совѣтниковъ и экспертовъ. Что касается представителей свѣтскаго правительства, то они присутствовали для поддержанія порядка и сообщенія Епископамъ государственной точки зрѣнія.

Не забудемъ, что въ Византіи утвержденныя императоромъ постановленія Соборовъ дѣлались государственнымъ закономъ. Присутствіе представителей правительства, кромѣ того, было необходимо тогда (и, конечно, нужно теперь) ради соблюденія мира между Церковью и государствомъ. Но естественно, что представители Православнаго Базилевса — охранителя Церкви имѣли больше вѣса на Соборахъ, чѣмъ могутъ имѣть представители неправославнаго правительства.

Т. о., г. Свитичъ, напрасно обрадовался фактамъ, приведеннымъ Владыкой Алексіемъ.

/с. 134/ Итакъ, логически разобравъ сущность принципіальныхъ положеній, высказанныхъ Архіепископомъ Алексіемъ, мы видимъ, что онъ далекъ отъ подтвержденія правильности демократическихъ тенденцій г. Свитича, хотя и старается не ставить вопросъ ребромъ.

Но при всемъ этомъ г. Свитичъ не соглашается съ нимъ. Вѣдь, если быть послѣдовательнымъ, то изъ статьи Владыки нельзя не сдѣлать вывода, что міряне не имѣютъ никакого права требовать участія въ Соборѣ. Они должны съ благодарностью принимать тѣ права, точнѣе тѣ обязанности, которыя возлагаютъ на нихъ преемники Апостоловъ. Впрочемъ, г. Свитичъ проситъ еще Владыку разъяснить ему поподробнѣе, въ чемъ заключается это преемство. Очень грустно, что редакторъ церковнаго отдѣла газеты не знаетъ такихъ простыхь вещей. Быть можетъ, благодаря только этой неосвѣдомленности, г. Свитичу не понятно и то, что, высказывая свои демократическія мысли, онъ споритъ не съ Владыкой, не съ Бенефактовымъ, не со мною, а... съ Церковью. Онъ погрѣшаетъ противъ догмата.

Извѣстный канонистъ Епископъ Никодимъ Милашъ пишетъ: «Субъектъ церковной власти составляетъ Соборъ Епископовъ... Епископы, т. о., суть единственные носители церковной власти, и они только имѣютъ право на то, чтобы, какъ законные преемники Апостоловъ и по божественнымъ заповѣдямъ, учить народъ, чтобы для народа совершать святыя таинства, чтобы духовно управлять народомъ, и чтобы, по ихъ полномочію, то же самое въ опредѣленныхъ границахъ дѣлали пресвитеры. Народъ же, по той же заповѣди Божіей, долженъ внимать поученію пастырей, пользоваться ихъ священнодѣйствіемъ и покоряться ихъ духовному управленію. Это догматическое ученіе Православной Церкви (курсивъ мой. Ю. Г.), которое получило выраженіе во всѣхъ канонахъ, изданныхъ Церковью для своего устроенія и управленія» (Православно Црквено Право, Београд, 1926, стр. 235).

«Народу, пишетъ далѣе Епископъ Никодимъ, дозволялось еще съ апостольскихъ временъ присутствіе на Церковныхъ Соборахъ... Но рѣшающій голосъ на всѣхъ этихъ Соборахъ принадлежалъ только Епископамъ. Каноны упоминаютъ только Епископовъ, которымъ предписываютъ созывать Соборы и на нихъ рѣшать и разсуждать о церковныхъ нуждахъ [2], а о мірянахъ говорится, что допустимо, чтобы /с. 135/ они на этихъ Соборахъ присутствовали и слушали, что тамъ говорится и рѣшается, и что по предложенію Собора отдѣльный ученый и благочестивый мірянинъ можетъ высказать и свое объясненіе или мнѣніе» (Тамъ же, стр. 236) [3]. Ту же точку зрѣнія находимъ у всѣхъ извѣстныхъ канонистовъ. Я не говорю о томъ, что принципы, изъ которыхъ исходитъ это ученіе, заключаются въ Св. Писаніи, твореніяхъ Св. Отцовъ и многочисленныхъ постановленіяхъ церковныхъ.

Могутъ ли доказать противное г.г. Свитичъ и Философовъ? — Конечно, нѣтъ. А между тѣмъ, если они возмущаются, когда я называю ихъ взгляды революціонными, то должны бы опровергнуть мои доводы. И опровергнуть не произвольными разсужденіями, а научными доказательствами. Пусть они докажутъ, что Священное Писаніе, каноны и Св. Отцы содержатъ приводимые ими принципы. Но если они содержатъ совсѣмъ другое, если они въ основу церковнаго строя ставятъ полноправную епископскую власть, то скажите, пожалуйста, какъ же назвать человѣка, старающагося измѣнить эти основы? — Только революціонеромъ или реформаторомъ. Тутъ нечего обижаться или раздражаться. Г.г. Свитичу и Философову надо или перемѣнить свое направленіе или принять это наименованіе, разъ они не могутъ доказать, что ихъ взгляды отвѣчаютъ основному требованію, предъявляемому ко всякому ученію для того, чтобы опредѣлить православно ли оно, т. е., что оно всегда, всюду и всѣми принималось въ Церкви. Разумѣется, ни въ Св. Писаніи, ни въ Св. Преданіи такихъ доказательствъ найти нельзя. Они это знаютъ и потому на наши доводы отвѣчаютъ личными нападками. 

Примѣчанія: 
[1] Напечатано въ Варшавскомъ курналѣ «Воскресное Чтеніе», № 44 за 1930 годъ. 
[2] Апост. пр. 37I Всел. 5IV Всел. 19Трул. 8 и т. д. 
[3] Для уточненія мысли Еп. Никодима надо сказать, что и о совѣщательномъ участіи клира и мірянъ нѣтъ прямыхъ указаній каноновъ, но каноническая наука его допускаетъ на основніи примѣра Апостольскаго Собора и пр. 

Источникъ: Протопресвитеръ Георгій ГраббеЦерковь и ея ученіе въ жизни. (Собраніе сочиненій). Томъ первый. — Монреаль: Издательство Братства Преп. Іова Почаевскаго, 1964. — С. 131-135. 

{jcomments on}

Read more

29 Июль 2017

Архіепископъ Никаноръ: По поводу празднованія 900-лѣтія со времени крещенія русскаго народа

ИЗЪ ПОСЛАНІЯ ПРЕОСВЯЩЕННАГО НИКАНОРА, АРХІЕПИСКОПА ХЕРСОНСКАГО И ОДЕССКАГО, 
къ Херсонской паствѣ, по поводу празднованія 900-лѣтія со времени крещенія русскаго народа при святомъ равноапостольномъ великомъ князѣ Владимірѣ.
Возлюбленнымъ о Христѣ чадамъ святыя Херсоно-Одесскія церкви о Господѣ радоватися.

Въ текущемъ 1888 году, именно нынѣ, исполняется 900-лѣтіе со времени крещенія русскаго народа при святомъ и благовѣрномъ князѣ Владимірѣ. Въ память особой милости Божіей, озарившей русскую землю свѣтомъ истинной вѣры, какъ и подвиговъ святаго равноапостольнаго князя Владиміра, заботами котораго было впервые положено твердое основаніе христіанскому просвѣщенію русскаго народа поученію православной восточной церкви, Святѣйшій Синодъ призываетъ всѣхъ вѣрныхъ чадъ россійской церкви къ торжественному принесенію Господу Богу благодарственной молитвы и къ прославленію святаго равноапостольнаго князя Владиміра, нареченнаго во святомъ крещеніи Василіемъ. Се нынѣ время благопріятно всему россійскому народу воспомянуть и благодарнѣ предъ Господомъ Богомъ исповѣдать тѣ великія блага, каковыя святая православная вѣра принесла нашему христолюбивому отечеству.

/с. 152/ «Азъ есмь лоза» (виноградная), вѣщаетъ Господь нашъ Іисусъ Христосъ (Іоан. 15, 5), «вы же рождіе» (вѣтви). «Иже будетъ во Мнѣ и Азъ въ немъ; той сотворитъ плодъ многъ: яко безъ Мене не можете творити ничесоже». А святый апостолъ Павелъ изображаетъ присоединеніе язычниковъ къ церкви Христовой подъ видомъ привитія дикихъ вѣтвей къ живоносному корню маслины, причемъ привившіяся вѣтви становятся общниками корня и сока маслины (Рим. 11, 17).

Припомнимъ чтó было до крещенія Руси при святомъ князѣ Владимірѣ въ нынѣшней русской землѣ? По великому ея пространству, на узкой полосѣ отъ устья Дуная по Днѣпру и Волхову до истоковъ Волги жили въ язычествѣ разрозненныя племена славянскія, а во всѣхъ прочихъ странахъ обитали племена литовскія, финскія, тюркскія, монголо-татарскія, китайско-манчжурскія и другія, то совершенно несродныя, то враждебныя славянству и христіанству. Крещеніемъ же Руси при святомъ Владимірѣ не только самъ русско-славянскій родъ привился къ животворному древу Христовой церкви, но послужилъ посредникомъ привитія къ тому же древу и многихъ другихъ народовъ. Причемъ чрезъ крещеніе не только самъ русскій народъ, но и другіе чрезъ него стали причастниками корня и сока сей животворной маслины. Чрезъ крещеніе русскій народъ сталъ вѣтвью Божественной виноградной лозы, Христа Господа нашего, а пребывая во Христѣ и имѣя Христа въ себѣ, сталъ приносить много и плодовъ духовныхъ. Разростаясь самъ въ великое древо, онъ проникъ своими вѣтвями до береговъ Дуная, до сердцевины Польши, до граней Финляндіи, оттуда до Камчатки, до глубинъ Китая, до подножія Гималая, до сердцевины древней Арменіи, пуская свои поросли до западнаго брега и новаго свѣта. При этомъ проникающая и воодушевляющая его святая православная вѣра созидала, укрѣпляла и хранила не только духовно-церковную, но и народно-государственную жизнь нашего отечества.

Купель святаго крещенія при равноапостольномъ князѣ Владимірѣ была дѣйствительно «банею пакибытія» для нашего народа, была для него иного житія началомъ, преобразуя не только внутренній, но и внѣшній бытъ его въ духѣ Христовомъ. Начиная съ болѣе внѣшнихъ способовъ вліянія на русскій народъ, Святая Христова вѣра содѣлала его наслѣдникомъ великихъ ду/с. 153/ховныхъ богатствъ, завѣщанныхъ Христомъ и апостолами, усвоенныхъ и сохраненныхъ православными христолюбивыми греками, приспособленныхъ къ нашему усвоенію и употребленію трудами первоучителей словенскихъ, святыхъ равноапостольныхъ Меѳодія и Кирилла. Съ вѣрою Христовою приняли мы отъ грековъ книги Священнаго Писанія и богослужебныя, церковные и монастырскіе уставы, номоканонъ и кормчую, азбуку и церковныя пѣвческія знамена, какъ и самые напѣвы, иконопись и архитектуру, древнія лѣтописи и исторію, какъ и всю литературу древняго образованнаго міра, какъ и весь складъ міросозерцанія, выработанный мудростію древняго міра, очищенный Христовою вѣрою. Съ вѣрою Христовою мы получили въ лицѣ іерарховъ образованнѣйшаго въ то время еллинскаго народа не только крестителей, всенародныхъ нашихъ крестныхъ отцовъ, воспріемниковъ отъ купели крещенія, но и нашихъ огласителей, наставниковъ и руководителей въ Христовой вѣрѣ, духовныхъ пѣстуновъ нашей всенародной юности. Со дня крещенія Руси св. церковь стала и въ продолженіе многихъ вѣковъ была единственнымъ учителемъ и училищемъ нашего народа, единственнымъ для него источникомъ просвѣщенія, руководителемъ нравовъ, образователемъ сердца и высшихъ вкусовъ.

Подъ руководствомъ пастырей и учителей церковныхъ, русскій народъ росъ и мужалъ, воспитываясь почти исключительно въ наказаніи и ученіи Господнемъ, такъ какъ свѣтскаго обученія, до императора Петра великаго, у насъ и не было. Церковное обученіе народа было, по слову св. апостола, не тѣлесное, было обученіемъ только благочестію, но благочестіе на все полезно. Въ самой церкви ученіе благочестію совершалось не столько проповѣдями или катихизическими бесѣдами, сколько строемъ богослуженія, чтеніемъ слова Божія, святоотеческихъ писаній и житій святыхъ. При такомъ способѣ ученія спрашивалось не столько то, многоль кто выразумѣлъ изъ неисчерпаемой глубины церковно-христіанской мудрости, сколько то, чтобы каждый въ дѣтской простотѣ сердца вѣровалъ Евангельской проповѣди и располагалъ, по вѣрѣ церкви, весь распорядокъ своей жизни. И вліяніе такого ученія было огромно, было и глубоко, и всесторонне. Церковь имѣла самое неотразимое вліяніе на весь укладъ народной русской жизни, выработавъ въ /с. 154/ русскомъ народѣ тотъ складъ основныхъ понятій и міровоззрѣнія, нравовъ и обычаевъ, общенародныхъ привязанностей и стремленій, который лежитъ въ глубочайшей основѣ православнаго отечества нашего даже донынѣ.

Какъ напр. распредѣляется среди нашего народа обыкновенный день? Не столько по часамъ, которыхъ русскій народъ и не вѣдалъ, сколько по церковному звону къ утренѣ, къ обѣднѣ, вечернѣ и всенощной, соотвѣтственно полуночному пѣнію пѣтуховъ, восходу солнца, полудню и солнечному закату. Какъ распредѣляется русскій годъ? Не столько по мѣсяцамъ, которые и до сихъ поръ народъ нашъ знаетъ не твердо, сколько по великимъ церковнымъ праздникамъ весны, лѣта, осени и зимы, по днямъ нарочитыхъ святыхъ и святымъ постамъ. Какъ опредѣляется домашній обиходъ, строй единичной, семейной и общенародной жизни? Не только всѣ важнѣйшія событія жизни каждаго человѣка запечатлѣны характеромъ и названы именами церковными, каковы: крестины, браковѣнчанія, похороны, но и всѣ подробности семейной домашней жизни носятъ на себѣ ту же церковную печать, напр. заговѣнье и розговѣнье, постъ и мясоястіе, будничные и праздничные дни, освященіе воды въ рѣкахъ и кладязяхъ, кропленіе св. водою домовъ, скота и полей, освященіе древесныхъ вѣтвей и плодовъ, пасхальныхъ яицъ и прочихъ яствъ, молитвы утреннія и вечернія, предъ трапезою и послѣ оной, украшеніе домовъ св. иконами и поклоненіе имъ при входѣ и выходѣ, русское прощайте, и съ Богомъ; да и трудно все перечислить. Святая вѣра воспитала крѣпкую любовь русскаго народа къ святымъ храмамъ и богослуженію, къ церковной уставности. Для истинно-русскаго человѣка церковь драгоцѣннѣйшее сокровище; церковь — лучшее училище; церковь — лучшее, часто единственно хорошее зданіе въ селеніи. Здѣсь для русскаго человѣка сокровищница живописи, архитектуры, музыки, къ воспріятію, къ созданію которыхъ онъ больше способенъ, утѣха его очей, услада его слуха, восторгъ его сердца. Отсюда русское усердіе къ благолѣпію храмовъ Божіихъ. Самый звонъ колокольный заставляетъ необычно биться русское: сердце, и блестящій крестъ на высокой колокольнѣ, въ какомъ-либо особо чтимомъ мѣстѣ виднѣющійся издали, сколько русскихъ людей повергалъ и повергаетъ на землю — лобызать въ /с. 155/ благоговѣніи, въ умиленіи, въ восторгѣ прахъ священный для ихъ вѣры, указывая путнику міра сего пристанище на землѣ и прибѣжище на небѣ? Куда русскій людъ устремлялся и устремляется во дни особыхъ радостей, напр. побѣдъ надъ врагами, избытіи отъ супостатовъ, отъ глада, мора и другихъ невзгодъ? Во храмъ Божій прежде всего. Куда, не оглядывась по сторонамъ, несли русскіе люди свои поникшія головы во время всенародныхъ бѣдъ: нашествія иноплеменныхъ, губительныхъ язвъ, угрожающихъ голодомъ ненастья или засухи и другихъ золъ? Во храмы Господни возносить ко Господу стоны угнетеннаго духа, вопли истерзанныхъ сердецъ. Что дѣлаютъ русскіе люди въ смертныхъ бояхъ, предъ лицомъ всякой грозной опасности? Ограждаютъ себя крестнымъ знаменіемъ, вѣшаютъ кресты на шею, кладутъ на грудь святую икону или другую святыню, и вздыхая: къ Богу правды и милосердія, избываютъ отъ напасти, или умираютъ, глядя на небо, чая креста на своей могилѣ, надѣясь на заупокойную молитву церкви, на поминовеніе родными и ближними. Оттого-то и несокрушимъ русскій человѣкъ во дни напасти, предъ лицомъ бранной невзгоды, и выносливъ подъ гнетомъ общенародныхъ бѣдъ. Въ церкви, въ ея пѣсняхъ, въ ея духѣ, во всей цѣльности Христовой вѣры, какъ и въ частностяхъ, отражающихъ духъ Христовъ, подобно чистымъ каплямъ, отражающимъ въ себѣ цѣлое солнце, въ христіанскихъ сказаніяхъ, молитвахъ, преданіяхъ, былинахъ, искони царила завѣтнѣйшая поэзія русскаго духа, поэзія, одѣвавшая умилительно радостнымъ согрѣвающимъ свѣтомъ и хладъ молитвы и тлѣнъ смерти, превращавшая въ гармонію ангельскихъ голосовъ и вой бури надъ засыпаннымъ мятелью кладбищемъ, съ его полуразрушенными, вросшими въ землю надмогильными крестами. И съ глубокою отрадою или грустнымъ умиленіемъ прислушивался искони русскій челокѣка къ этой поэзіи христіанства отъ колыбели до могилы.

Но понималъ ли русскій народъ, понимали-ль стародавніе, понимаютъ ли и нынѣшніе простые русскіе люди что-либо въ этой поэзіи христіанства, что-либо въ своей церковности, въ своей вѣрѣ, при своемъ огульномъ невѣжествѣ? Понимали и понимаютъ. Разумѣютъ вѣру Христову не столько умомъ, сколько вообще духомъ. Молились и молятся, — по различенію, какое дѣлаетъ св. /с. 156/ апостолъ, — не столько умомъ, сколько духомъ, по примѣру благоразумнаго разбойника, который на крестѣ, конечно, не сознавалъ ясно, какъ вылилась изъ его устъ, какъ исторглась изъ глубины его измученной души его глубокомысленная молитва покаянія и сокрушенія о грѣхахъ, вѣры и надежды на прощеніе и спасеніе: «помяни мя, Господи, егда пріидеши во царствіи Твоемъ». Какое русское сердце не дрожало отъ радости, — дрожало невсегда ясно понимая, — когда пѣлось: «Христосъ рождается славите; Дѣва днесь пресущественнаго рождаетъ»; или: «Христосъ воскресе изъ мертвыхъ; Воскресенія день, просвѣтимся людіе, Пасха Господня Пасха»! Какая русская душа не проливала слезъ, слыша въ велико-страстные дни «Егда славніи ученицы на умовеніи вечери просвѣщахуся; Благообразный Іосифъ съ древа снемъ пречистое тѣло Твое»? Да, горѣли и горятъ хрислолюбивыя русскія сердца, далеко не всегда ясно понимая содержаніе своей вѣры, своихъ молитвъ, своихъ священныхъ пѣсней, богословски, экзегетически, исторически. Многіе ли изъ народа знаютъ преданіе, почему въ св. Пасху даются красныя яйца? Но не понимающіе-то больше и радуются имъ, какъ символу красной Пасхи Господней, перехода отъ смерти къ жизни. Спаситель сказалъ: «иже аще не пріиметъ царствія Божія, яко отроча, не имать вните въ не». Во время оно радовался духомъ Іисусъ и взывалъ ко отцу Своему небесному: «исповѣдаютися, Отче, Господи небесе и земли, яко утаилъ еси сія отъ премудрыхъ и разумныхъ, и открылъ еси та младенцамъ». Да, нашъ народъ и пріемлетъ царствіе Божіе, яко младенецъ, какъ заповѣдалъ всѣмъ намъ Христосъ. «Сердцемъ вѣруется въ правду. Любовь созидаетъ; разумъ же кичитъ» и разрушаетъ. Но что въ вѣрѣ понимаетъ нашъ народъ? То единое на потребу понимаетъ, чѣмъ созидалъ онъ свое вѣчное спасеніе на пространствѣ всѣхъ вѣковъ, со дня крещенія всей Руси. Всегда народъ нашъ вѣровалъ и зналъ, что есть Богъ на небѣ, что Христосъ Спасъ нашъ приходилъ на землю спасти насъ, что есть на небѣ Пречистая Богородица, наша всесильная предъ Богомъ Заступница; тамъ же пребываютъ Іоаннъ Креститель, святые апостолы Петръ и Павелъ, Святитель Николай, угодникъ Божій, и прочіе святые, наши предъ Богомъ ходатаи; что страхъ Божій — начало премудрости и исходище живота, временнаго и вѣч/с. 157/наго. То несчастіе, то хула на Духа Святаго, то явное возстаніе на очевидную истину въ современныхъ вольнодумцахъ, что они дерзаютъ изображать власть тьмы совершенно подавившую нашъ народъ, такъ что въ немъ будто бы не оказывается никакого проблеска, ни истинной вѣры, ни нравственныхъ плодовъ ея. Конечно, всѣ предъ Богомъ грѣшны. Но гдѣ и искать патріархальной простоты и твердости нравовъ, гдѣ и почиваетъ крѣпкій несокрушимый народный духъ русскаго благочестія, какъ не въ простомъ христолюбивомъ нашемъ народѣ? Давно ли, не далѣе какъ въ недавно прошедшую восточную войну наши образованные люди призывали всѣхъ становиться на колѣни предъ простымъ христолюбивымъ русскимъ воиномъ, предъ его христіанскимъ смиреніемъ, терпѣніемъ, выносливостью, незлопамятвостію, жалолостію даже къ врагамъ, предъ его самоотверженіемъ даже до смерти, его беззавѣтнымъ и простымъ до самозабвенія безстрашіемъ, этого мало — предъ его святымъ умиленіемъ въ скорбную минуту безвременной смерти, его даже грустно-радостнымъ чувствомъ предъ лицомъ безвременной смерти, что онъ приноситъ себя въ жертву на алтарь отечества, что онъ проливаетъ кровь свою за свою братію и православные христіаны, за Христа, за вѣру и царя. «Готово сердце мое, Боже, готово. Пріими духъ мой въ руцѣ Твои, Господи». Вотъ послѣдній вопль всякой подобной русской души, отходящей изъ сего міра. А мало-ль у насъ было и есть такихъ величайшихъ, такихъ истинныхъ героевъ! Между тѣмъ всѣ они чада своего народа, плоть отъ плоти его и кость отъ костей. Въ нихъ дышетъ вѣянье народнаго духа, христолюбиваго, Христова духа. Они живое свидѣтельство живоносности этого духа въ нашемъ народѣ. Какъ злато ярче свѣтится въ горнилѣ, такъ чистота народнаго духа ярко горитъ во дни всенародныхъ бѣдъ и напастей, особенно же военныхъ погромовъ. И намъ русскимъ не приходится стыдиться предъ какими бы то ни было героями міра, хотя бы то предъ древними спартанцами, или же римлянами.

Высокъ же русскій духъ и во внутреннѣйшемъ духовномъ подвижничествѣ. Истинная внутреннѣйшая христіанская добродѣтель — та содѣвается въ тайнѣ, не предъ человѣческими очами, а предъ очами только Божіими. На самомъ основаніи зданія: Божія церкви самимъ Богомъ положена печать таковая: только /с. 158/ Господь знаетъ сущихъ Своихъ. Тѣмъ не менѣе о всякомъ, именующемъ имя Господне съ вѣрою и отступающимъ отъ неправды, должно сказать, что онъ рабъ Божій. И таковыхъ въ средѣ нашего христолюбиваго народа, безъ сомнѣнія, весьма не мало. Но преимущественно, но особенно явно открывается плодотворность сокровенно дѣйствующаго духа Христова въ христолюбивомъ духѣ нашего народа тѣмъ, что на всемъ пространствѣ вѣковъ, отъ крещенія Руси даже до нашихъ дней, благодать Святаго Духа воздвигала въ нашей крещеной землѣ великихъ угодниковъ Божіихъ, отъ основателей святыя Кіевопечерскія лавры, преподобныхъ Антонія и Ѳеодосія Печерскихъ, чрезъ преподобнаго Сергія Радонежскаго, Савватія и Зосиму Соловцекихъ, и до святыхъ святителей Димитрія Ростовскаго, Иннокентія Иркутскаго, Митрофана Воронежскаго и Тихона Задонскаго, которые прославлены отъ Бога и проявленіемъ высоты подвижническаго ихъ духа, и нетлѣніемъ мощей ихъ, и премножествомъ засвидѣтельствованныхъ чудесъ отъ нихъ и отъ гробовъ ихъ. Если домостроительство спасенія человѣческаго ведется спасительнымъ Промысломъ до уреченнаго предѣла, дондеже предопредѣленная полнота язычниковъ внидетъ въ царствіе Божіе, дондеже входящими въ царствіе Божіе спасенными душами восполнится въ небѣ третія часть звѣздъ небесныхъ, отторгнутыхъ первымъ возставшимъ на Бога падшимъ духомъ, то благодатію Божіею святая русская церковь ввела и вводитъ въ царствіе Божіе тьмы темъ спасаемыхъ душъ, входящихъ въ церковь Божію до сего дне даже прямо отъ язычества, на великомъ пространствѣ одной седьмой части всего земнаго шара; ввела впервые въ то время, когда западно-латинская церковь наклонилась къ отпаденію и наконецъ отпала отъ единства истинно-каѳолической церкви; ввела и вводитъ, вѣруемъ и надѣемся и дерзаемъ исповѣдать, восполняя предувѣдѣнную и предуставленную полноту церкви не только земной, но и небесной.

Велика заслуга святой православной вѣры и для устроенія общественно-государственной жизни нашего отечества. Святая православная вѣра Христова утвердила самую основу, освятила самое средоточіе и возвысила самую вершину предержащей власти въ нашемъ народѣ. Съ утвержденіемъ вѣры Христовой въ нашей славянской землѣ, православная церковь принесла /с. 159/ на Русь изъ православной Византіи понятіе великаго князя, какъ Богомъ поставленнаго владыки, устранивъ прежнее славяно-варяжское понятіе князя, какъ старѣйшаго въ родѣ вождя воинской, ничѣмъ съ народомъ не связанной дружины, покоряющаго народъ единственно только страхомъ. Вмѣстѣ съ православною вѣрою церковь же перенесла на Русь изъ Византіи твердо вѣками установившееся тамъ понятіе государства, какъ единаго цѣлаго, съ устраненіемъ варяжскаго понятія земли съ народомъ, которую княжескій родъ можетъ дробить безъ конца, какъ удѣльную свою собственность. Съ утвержденіемъ православной вѣры, церковь утвердила и единство народнаго самосознанія, связавъ разрозненныя славянскія племена въ единый славяно-русскій народъ единствомъ вѣры, какъ единокровныхъ чадъ единаго Отца небеснаго, призывающихъ Его пренебесное имя на единомъ церковно-славянскомъ языкѣ, который съ тѣхъ поръ сталъ для всѣхъ сихъ племенъ единымъ, роднымъ и священнымъ языкомъ. По насажденіи святой православной вѣры, церковь создала сперва одно, потомъ другое дорогое для народа святилище, въ Кіевѣ и Москвѣ, закрѣпивъ тамъ своимъ благословеніемъ, своими молитвами, сосредоточеніемъ тамъ высшихъ церковныхъ учрежденій, мѣстопребываніе всесвязующей государственной власти. Съ святою вѣрою, съ церковно-славянскою грамотою, съ церковными уставами и канонами, церковь перенесла на Русь и государственные законы и чины византійскаго царства. Единственно только церковь, единствомъ вѣры, богослуженія и управленія своего какъ и прямыми своими настояніями, была собирательницею разрозненныхъ русскихъ княжествъ, раздѣленныхъ еще больше, чѣмъ старинныя племена славянства, удѣльными усобицами. Единственно только церковь спервоначала была собирательницею русскихъ людей, князей, городовъ и земель, раздавленныхъ татарскимъ погромомъ, сослуживъ великую службу и западной христіанской Европѣ тѣмъ, что воодушевляемая святою своею вѣрою Русь на раменахъ своихъ вынесла всю тяготу татарскаго нашествія и своею грудью удержала напоръ на весь христіанскій міръ этой грозной зловѣщей силы; равно какъ мы же, возбуждаемые и руководимые святою вѣрою нашею, полученною нами изъ православной Греціи, сокрушили силу Ислама въ Царѣградѣ, нѣкогда страшную и не/с. 160/одолимую также для всей западной Европы. Православная церковь у насъ выпѣствовала, выростила слабаго московскаго князя сперва до велкокняжескаго, а потомъ и до царскаго величія. Посадивъ и выростивъ на русской землѣ понятіе византійскаго единовластительства, церковь возложила и святое мѵропомазаніе древнихъ православныхъ греческихъ царей на царя московскаго и всея Руси. Церковь же оберегла народъ и отъ порабощенія игу ляшскому въ годину смутъ самозванцевъ и общаго шатанія умовъ. Святая вѣра сберегла русскую народность и въ Малороссіи отъ порабощенія враждебною намъ народностію латино-польскою. Единствомъ же православной вѣры у насъ, какъ и у братьевъ нашихъ, отторгнутыхъ отъ насъ польскою государственностію, подготовлено почти даровое присоединеніе и Польши къ нашему отечеству. Тѣмъ же кореннымъ единствомъ вѣры и обряда, возгрѣвающимъ христіанскую любовь и единеніе между разными членами церкви Христовой, подготовлено мирное любовію присоединеніе къ намъ и братій нашихъ уніатовъ, насиліемъ отторгнутыхъ въ общеніе враждебной православію церкви латинской. Исключительно единствомъ вѣры привлечена въ государственное единеніе съ нами и старѣйшая сестра наша по вѣрѣ, искони православная Грузія. Тѣмъ же кореннымъ единствомъ вѣры, хотя и при нѣкоторыхъ исконныхъ народно-церковныхъ особенностяхъ, сама собою привлекается къ сближенію съ нами въ духѣ, при единеніи государственномъ, и древняя Арменія. Единеніе въ вѣрѣ дѣлаетъ намъ не только единокровныхъ, но и единодушныхъ братій нашихъ и въ зарубежныхъ славянахъ, тогда какъ наоборотъ разность въ вѣрѣ, особенно же духъ латинства дѣлаетъ намъ непримиримыхъ враговъ и изъ единокровныхъ братій нашихъ славянъ, особенно же изъ поляковъ. Самая же важная, хотя и мало сознаваемая, прикровенная заслуга святой православной вѣры и церкви предъ государствомъ заключается въ томъ, что святая вѣра, собирая своихъ исповѣдниковъ въ единую святую церковь, образуетъ изъ нихъ единую общественную семью, указуя всѣмъ въ державной Главѣ народа избранника и помазанника Божія, отца отечества, а ему самому указывая въ вѣрноподданныхъ данныхъ ему Богомъ чадъ, которыхъ рука Божія ввѣрила его любви, для устроенія временнаго и вѣчнаго ихъ счастія; что святая вѣра, ея исповѣданіе, исполня/с. 161/емая во имя вѣры присяга, съ цѣлованіемъ креста и Евангелія Христова, прикрѣпляетъ всякую вѣрноподданную душу къ предержащей власти, какъ и обратно предержащую власть Россіи ко всѣмъ вѣрноподданнымъ въ безмѣрно несравнимой степени крѣпче, чѣмъ всякія договорныя хартіи, которыми въ иныхъ странахъ силятся скрѣпить расшатанный общественно-государственный строй, нынѣ уже не опирающійся на незыблемой основѣ Христовой вѣры; что принадлежность къ православной вѣрѣ и церкви дѣлаетъ членовъ Россійскаго государства болѣе преданными ему, чѣмъ всякія иныя общественныя условія, такъ какъ всякій православный русскій видитъ въ православной Россіи свое отечество, свою собственную родную семью, а въ русскомъ царѣ естественную ея главу, своего природнаго Бѣлаго Русскаго царя, православнаго Государя; что православная вѣра не только вѣрнѣе и сильнѣе всѣхъ другихъ общественныхъ вліяній, но и исключительно только она одна дѣлаетъ изъ присоединяемыхъ къ Россіи инородцевъ истинно и естественно прирожденныхъ русскихъ людей, если эти инородцы присоединяются и къ православной церкви: такъ какъ безчисленные опыты показываютъ, что присоединяющіеся къ православію инородцы во второмъ и третьемъ поколѣніи совершенно перерождаются въ настоящихъ русскихъ людей, каковы переродившіеся финскія племена въ старыхъ коренныхъ велико-русскихъ губерніяхъ; перерождаются не только душевно, но и тѣлесно, по виду, по сложенію, по внѣшнимъ пріемамъ, тогда какъ наоборотъ даже природные русскіе, подпадая вліянію сектанства, перерождаются же не только душевно, но и тѣлесно, каковы переродившіеся русскіе, поселенные нѣкогда около Пекина или Берлина. Можно положительно утверждать, что тотъ истинно и дѣйствительно присоединяется къ Россіи, кто присоединяется къ русскому народу, кто присоединяется къ православной россійской церкви, — тотъ пропитывается русскимъ духомъ, русскими привязанностями и стремленіями. Присоединяя инородцевъ къ православной русской церкви, мы присоединяемъ ихъ къ русскому православному народу, тогда какъ присоединеніе чужеродныхъ къ инымъ вѣрамъ, напримѣръ къ латинству, присоединяетъ ихъ развѣ къ папѣ, но никакъ не къ Италіи, Испаніи, или же католической Франціи. Тѣ инородческія окраины дѣствительно присоединяются /с. 162/ къ Россіи, не по имени только, не насиліемъ, не принужденіемъ и страхомъ, при затаенной ненависти и презорствѣ ко всему русскому, а самымъ духомъ, которыя въ значительной части своего населенія, присоединяются и къ православной россійской церкви. Тотъ — родная вѣтвь русскаго древа, кто прививается къ корню Христовой церкви и становится причастникомъ ея сока; кто дѣлается вѣтвію живоносной Божественной лозы самого Христа. Напитываясь духомъ Христовымъ, всасывая соки вырощеннаго Имъ изъ Него самого древа, мы русскіе православные исполняемъ апостольскую миссію присоединенія другихъ къ себѣ и къ православію и ко Христу, хотя полу-безсознательно, почти невольно, но успѣшнѣе всѣхъ другихъ народовъ, потому что совершаемъ ее въ духѣ Христовомъ. «Аще кто хощетъ быти въ васъ болій, да будетъ вамъ слуга», завѣщалъ Христосъ Спаситель своимъ ученикамъ на тайной вечери. Замѣчательно, что во всѣхъ покоренныхъ нами окраинахъ, да часто и въ самой средѣ русскаго государства, коренные русскіе люди состоятъ нерѣдко, если только не постоянно, въ приниженіи предъ инородцами, чуть даже не въ порабощеніи; и однакоже, смиряясь предъ покоренными нашему владычеству инородцами, по завѣту и духу Христову, мы привлекаемъ ихъ къ себѣ и присоединяемъ ко Христу и къ Россіи. Такъ мы и покорили седьмую часть свѣта, самымъ нашимъ смиреніемъ, самою податливостію нашею и приспособительностію къ другимъ народностямъ. Въ концѣ концевъ русскій духъ побѣждаетъ, если только онъ православный, христолюбивый. Сія есть побѣда, побѣждающая міръ, — вѣра наша: какъ вѣрою же нашею мы повергли въ прахъ и въ недавнее время исполина земли, Наполеона I, несшаго въ нашу землю разрушительный антихристіанскій духъ, чѣмъ мы поддержали падающую вѣру Христову, со всѣмъ христіанскимъ строемъ, и во всемъ мірѣ. Такъ, неся на раменахъ и въ рукахъ нашихъ крестъ Христовъ, а въ сердцахъ Христову вѣру, такъ русскій народъ и разросся въ богатыря-исполина отъ новой земли до Гималаевъ и отъ Сахалина до Торнео, исполняя промыслительное предъизбраніе и предназначеніе ввести предопредѣленную полноту язычниковъ въ церковь Божію и предопредѣленною полнотою спасаемыхъ душъ христіанскихъ восполнить оскудѣніе въ горнемъ царствѣ Божіемъ, причиненное ниспаденіемъ горнихъ духовъ.

/с. 163/ Береги же, православная Россія, твою православную вѣру. Твоя вѣра есть то жизненное начало, которое дѣлаетъ тебя живою и плодотворною вѣтвью на живоносной виноградной лозѣ, яже есть Самъ Христосъ; вѣра — тотъ живоносный масличный сокъ, которымъ ты, дикая вѣтвь язычества, привилась къ животворному корню богонасажденной маслины, единой, святой, соборной и апостольской Церкви; посредствомъ котораго ты, разростаясь въ великое многовѣтвистое дерево, прививаешься сама къ другимъ старѣйшимъ тебя православнымъ христіанскимъ народностямъ, и прививаешь къ себѣ чуждыя тебѣ по крови и по духу племена; который животворилъ, скрѣплялъ, возращалъ, возвышалъ и освящалъ въ тебѣ всѣ твои жизненныя, какъ духовно-церковныя, такъ и народно-государственныя отправленія; которымъ питаясь и возбуждаясь, ты исполняешь предначертанныя тебѣ Промысломъ великія судьбы, достигаешь предуказаннаго тебѣ Промысломъ жребія, многаго великаго уже достигла, многаго еще достигнешь. Только буди вѣрна своей вѣрѣ до смерти, и Подвигоположникъ вѣры дастъ тебѣ вѣнецъ долгой и долгой, благоденственной и славной жизни на землѣ, а на небѣ вѣрнымъ сынамъ твоимъ вѣнецъ жизни вѣчно блаженной. Прививая къ своей вѣрѣ иныя народности и сливая ихъ съ собою, крѣпче прививай сама себя къ твоей животворной вѣрѣ. Любви, даже горячности къ нашей вѣрѣ въ большинствѣ русскихъ искони было довольно, даже постиженія духа вѣры достаточно, довольно привязанности къ нашей церковности, къ уставности богослуженія. Но мало простаго пониманія вѣры, мало знанія церкви, мало сознательной оцѣнки тѣхъ великихъ заслугъ, которыя Церковъ оказывала и оказываетъ благоустроенію благоденствія Россіи, твердостоянію всего ея народно-государственнаго порядка. Если мы до сихъ поръ, въ большинствѣ нашего народа, были пока только младенцами, которые, по слову св. апостола Павла, «питались млекомъ, а не брашномъ», едва-едва разумѣя «начатки слова Божія»; то судя по времени, послѣ 1000-лѣтія со дня основанія Россіи, какъ государства, спустя 900 лѣтъ по ея крещеніи, при св. Владимірѣ, нынѣ, среди бурныхъ вѣтровъ суемудрія, которые колеблютъ устои Церкви, а съ нею и общества, пора всѣмъ намъ, крѣпко «усвоивъ начатки слова Божія, поспѣшить и къ совершенству» (Евр. 3, 12-14; 6, 1), /с. 164/ «да всѣ» всецѣло «прійдемъ въ единство вѣры и познанія Сына, Божія, въ мужа совершеннаго, въ мѣру полнаго возраста Христова; да не будемъ болѣе младенцами, которые колеблются и увлекаются всякимъ вѣтромъ ученія, по лукавству хитрыхъ людей, по хитрому искусству обольщенія, но истинною любовію да возращаемъ въ себѣ все во Христа, Который есть Глава тѣла Церкви, изъ Котораго все тѣло, составляемое и совокупляемое посредствомъ всякихъ, взаимно скрѣпляющихъ связей; при содѣйствіи въ свою мѣру каждаго члена, получаетъ приращеніе для созиданія самаго себя въ любви». Посему вмѣстѣ съ великимъ учителемъ языковъ, святымъ апостоломъ Павломъ, «заклинаемъ всѣхъ васъ Господомъ, чтобы вы не поступали, какъ поступаютъ прочіе», чуждающіеся православной Церкви братіе наши по плоти, «по суетности ума своего, взимающагося на разумъ Божій, руководясь своимъ помраченнымъ разумомъ, отчужденные отъ жизни Божіей, по причинѣ ихъ невѣжества въ вѣрѣ и ожесточенія сердецъ ихъ. Вы познали Христа, вы научены о Немъ и» научайтесь крѣпче, чтобы крѣпче, чтобы непоколебимо познать, «что истина въ Іисусѣ, что Христосъ есть путь, истина и жизнь» (Еф. 4, 13-24). Аминь.

Архіепископъ Никаноръ.       

Источникъ: Изъ посланія Преосвященнаго Никанора, Архіепископа Херсонскаго и Одесскаго, къ Херсонской паствѣ, по поводу празднованія 900-лѣтія, со времени крещенія русскаго народа при святомъ равноапостольномъ великомъ князѣ Владимірѣ. // «Православное Обозрѣніе». 1888. Томъ III. — М.: Университетская типографія, 1888. — С. 151-164. 

{jcomments on}

Read more