RizVN Login



   

АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

12 Июль 2017

Церковная жизнь в Американской епархии ИПЦ Греции. Праздник свт. Иоанна Шанхайского в Каблскилле. ФОТО

28 июня 2017 г., в среду, епископы Епархиального Синода в Америке собрались для участия в ежегодной конференции священнослужителей в центре Митрополии - Каблскилле (шт. Нью-Йорк). Духовенство встретилось, чтобы обсудить различные пастырские вопросы. Все иерархи выступили с епархиальными отчетами. Также прошли разные беседы: Его Высокопреосвященство, Митрополит Димитрий выступил с очень актуальной темой под названием «искушение справа», в которой подчеркнул важность нашего исповедания веры, лишенного самоправедности (порождающей раскол и ересь); Его Высокопреосвященство, епископ Авксентий дал отличный и подробный отчет о семинарии в Этне, а иеромонах Максим прочитал очень информативный доклад о миссиях в Латинской Америке; отец Панайотис подробно рассказал о лживом соборе Крита.

Все иерархи, под председательством Его Высокопреосвященства, Митрополита Американского Димитрия, собрались в пятницу, 30 июня 2017 г., для проведения заседания Синода.

 

Высокопреосвященнейший Митрополит Фотий Димитриадский отправился в Америку, чтобы принять участие в обсуждении Священного Синода. Его Высокопреосвященство служил литургии в монастыре Св. Иоанна Сан-Францисского, в соборе Св. Маркелла в Астории (Нью-Йорк) и соборе Св. Марка Эфесского в Бостоне. Вместе с Митрополитом Димитрием он также отправился в Джорданвилль, чтобы поклониться гробнице святителя Филарета в Нью-Йорке.

 
 
Конференция завершилась грандиозными торжествами на Праздник святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского, небесного покровителя Митрополии Америки, в монастыре, названном в честь святого.
 
 
{jcomments on}

Read more

Преп. Максимъ Грекъ († 1556 г.): Слово похвальное къ святымъ апостоломъ Петру и Павлу, въ томъ же обличенія и на латыньскыя три большія ереси

Преп. Максимъ Грекъ († 1556 г.) 

 
Слово похвальное къ святымъ апостоломъ Петру и Павлу, въ томъ же обличенія 
и на латыньскыя три большія ереси


Воспой, душе! божественыхъ апостолъ Петра и Павла, въ прочихъ верховныя и первопрестолныя, добростоящія звѣзды церкви Христовѣ, иже отъ мерзостныя прелести идольскыя и служенія бѣсовомъ, къ благочестія и истины свѣту языкы наставишя животочьными свѣтосіяніи божественыхъ ученій. Воспой же по сущей ти силѣ! достойныхъ же пѣній самѣмъ уступи горнѣйшимъ умомъ, пѣснь же приношя имъ черьплющи отъ спасительныхъ источникъ божественнаго Израиля; оного бо божественнаго корени отрасли сіи, житія же и слова божественными свѣтлостьми преизящнѣ востекьше къ славѣ онаго, на нихже, аки на конехъ, вочеловѣчивыйся Богъ Слово яздя мысленнѣ, возмути премногія мерзскыя воды, сирѣчь таинстна мерзскыхъ бѣсовъ, яже преже покрыша всю землю глубокымь мракомь богомерскыхь идолъ, и землю, преже доброплодную убо, таже въ слатину преложшуся, злобою своихъ жителей, дѣланіи божествеными премудрыхъ сихъ, явилъ есть пакы плоды благоуханнѣйшими сладцѣ веселящу Владыку своего, и преже пустую и не причястну влагы, струями божественными приснотекущыхъ сихь источникъ, показа преизобилующу и обливаему струями животочныхъ водъ. Сіи суть, иже отъ Божественаю огня Параклитова облиставшія молнія и аки стрѣлы испущены, иже сладчяйшимъ свѣтомъ ученія и чюдесъ жигательнымъ огнемъ отгнашя всякій мракъ отъ земли басней лжеглаголаныхъ бѣсы изобрѣтенныхъ, трисіянную же единого Богоначалія честную проповѣдь въ мыслехъ вѣрныхъ облисташя и соблюдаютъ присно, ихже мотыками слова мысленными и обильными напаяніи Духа Святаго, таиньственіи источницы исполнени водъ животочныхъ явишяся, и земли основанія открышяся, сирѣчь божественіи чиноначальницы вѣрныхъ, иже всенощными молитвами и духовными напаяніи, основанія явишяся земли и къ божественыхъ разумѣній прозябенію показаша ю благоискусну. Сіи суть глаголанная мысленно мудрымъ псалмопѣвцѣмь Божію повѣдающе небеса славу, иже блистаніи божественыхъ учительствъ и молніями выше ума чюдесъ преизящнѣе украсившеся, явишяся всей твари звѣзда та небесная, ихъ же богогромное вѣщаніе всю возгремѣ подсолнечную, аки божественныя трубы, высокою проповѣдію богословія, превосходящаго ума и слова всякого, и преже солнечныя мысли, по подобію скотъ къ земли пригвожденныя не похвально, воздвижуще, увѣщавше нерадѣти убо вседушьно всѣхъ вкупѣ тлѣющихъ красныхъ земленыхъ, всею же и мыслію желати единыхъ вѣчныхъ, на небесехъ имѣющимъ всегда мысли своя, и тщатися внутръ быти Божественныя славы, богоугодными житія же и слова нравы, прилѣжаніе равно и обоихъ творящимъ, зане другое кромѣ другаго не пользуетъ, смѣхъ же паче и руганіе есть предъ мыслящими добрѣ, якоже и ступаніе некрасно и нетвердо есть, единою ногою бываемо, такожде и лице нѣсть красновидно, единымъ окомъ скуднѣ просвѣщаемо. А еже отъ обою растворено боголюбное житіе и добрѣ достигшее къ концу общихъ предѣлъ, еже есть смерть, совершенна показало есть Христова стаинника, неложно вожделѣвша отъ всея душа не сію тлѣющу, но присно пребывающую жизнь; къ благородію бо древа и плода истязуетъ благопотребна, якоже пакы отрѣваетъ сія, худѣ растуща, ниже всякому Господа просто глаголющу Его, но совершающу, рече, теплымъ раченіемъ души, волю Отца, иже на небесехъ, внити въ Царство Небесное [1]. Такожде и влѣзшя въ бракы съ худою одеждею, сирѣчь непотщавшася къ свѣтовидней бани пристяжати истканную благолѣпнѣ отъ благовѣрныхъ дѣлъ одежду, повелѣ отъ среды блаженныхъ пирянъ [2] взята воврещи въ негасимый огнь, не да очистився, яко блядива ересь вѣщаетъ, пакы причястится божественаго пированіа, но да въ немъ сожжется въ бесконечныя вѣкы. Такожде же и украшеннымъ убо добротою дѣвьственою, масла же не пріемшимъ въ сосудехъ своихъ, сирѣчь милосердіемъ, еже къ нищымъ, не просвѣтившимъ доброты дѣвьства своего, затворися, увы! дверь женихова, и како къ нему приступишя, не предочистившеся чистительнымь огнемъ, не укаряетъ ихь Божественый отвѣтъ, нижè пакы повелѣваетъ имъ: идите, прежде очиститеся пламенемъ огненымъ, таже сице внидите въ чертогъ Мой, но тѣмъ, еже: не вѣмъ васъ, далече отсылаетъ ихъ. Увы и увы! Аще убо божественна и преестественная похвала дѣвьства далече таинственнаго невѣстника отсылается, за еже не украсися сообщителнымъ масломъ,—сообщително масло и елей милостыня, еже есть къ нищимъ, — а иже къ грабленіемъ и беззаконнымъ лихвамъ, чяродѣяніемъ же и убійствомъ и различнымъ студодѣяніемъ гнуснымъ разстлѣвшеся по всему житію своему , како въ божественный чертогъ внидутъ, не попекшеся, преже исхода, сотворити плоды покаянія достойны прегрѣшеній своихъ? Дѣлъ бо нынѣшній вѣкъ, якоже глаголеть божественый проповѣдникъ, вѣнцомъ же будущій. Разликующее [3] скончяніе убогаго и насладившагося богатаго явѣ сіе показа, ихже душя умершыхъ каяждо абіе постигла есть мѣста своего, ова убо геенну, ова же нѣдра Авраама; а еже посреди има утвержена велія пропасть, возбраняющая имъ, еже другъ къ другу, стремленіе, тойжѳ патріархъ, смышленно поношая насладившуся, а не маловремянными надежами чистительнаго огня прохлажая онаго, явленнѣйши сказуетъ, яко въ семъ житіи, аки въ нѣкоей стадіи, уставлено есть подвизающимся оцыщати душевныя грѣхы, всяческыми благоугодными Богу дѣяніи, и конечнымъ терпѣніемъ скорбныхъ душевныхъ, вольныхъ же и невольныхъ. Судія сія извѣщалъ таинствеными словесы. Послушаимъ Его: отступимъ же блядивыхъ еретическыхъ, божественымъ гласомъ, въ той же день вселяющымъ въ раи злодѣя, кромѣ очищенія огня чистительнаго, научяеми, далече себе самѣхъ отверземъ чюжія бляди [4]; воздыханіи же трудовъ и каплями слезными, преже даже не разыдется торжество житійское, грѣхы омыимъ, якоже учитъ измываяй ложе и постелю свою на всяку нощь; на томъ бо страшномъ часѣ исхода, рече, нѣсть иже Божіе поминаніе имать, ниже есть, иже исповѣстся ему въ адѣ. Еда, рече мертвымъ сотвориши чюдеса; еда повѣсть кто въ гробѣ милость твою и истину твою въ погибели, еда познана будутъ во тмѣ чюдеса твоя и правда твоя въ земли забвеннѣй [5]. Явственнѣ же сими всѣми являетъ псалмопѣніе: щедротамъ и правдѣ, и чюдесемъ, и истинѣ Божіей онѣмъ являтися, елицы, о нихже согрѣшишя, достохвально показашя покаяніе, прежде отселе исхода своего. Царство бо небесное нужно есть и нужьницы восхыщають è [6], якоже слышимъ, а не насытившеися всякыя сладчайшія пища и гнусныхъ и студныхъ плотьскыхъ похотей, таже своея злобы прикрывающе чистительнымь пламенемь, преже суда, себе по еже отселе исхода очищающеи. Сице бо вотьще явится, скончяваяся весь вкупѣ подвигъ спасительнаго слова, сирѣчь евангельскыхъ догматъ и учительствъ, Судію являющь огнемъ нестерпимымъ дышуща на нежившихъ по заповѣдемъ Его, и въ огни негасимѣмъ осуждающа непомиловавьшыхъ убогая, а не сподобляюща ихъ славы Божественныя, огнемъ привременнымъ очищенныхъ прежде суда, и еже паче всѣхъ удивленія и страха достойно, самѣхъ чюдеса сотворшихъ, и духы лукавыя отъ человѣкъ отгнавшихъ, и Его Божественнымъ призываніемъ пророчествовавшыхъ, съ прѣщеніемь отрѣвающа Божественнаго судища своего, ниже познавша когда ихъ, свидѣтельствующа, зане въ неподобныя похоти душъ своихъ истощишя благодать духовную, ниже потщашяся никогдаже прославити Господа на земли своими удесы, якоже подобаше, еще же и вотще явится. Но милосердъ буди ми, всѣхъ Царю и Боже и Владыко, оболькся въ человѣчьское существо, и поставивъ законы грознѣйшими прещеніи, и смерть пострадавъ неблагообразну на крестѣ! Аще убо праведно и довольно опослѣ хотяше вмѣнити земнороднымъ, грѣховъ, огнемъ привременнымъ, преже суда, очищатися, что бо и подобаше единому безгрѣшному толикы досады претерпѣти, спасенію человѣческому сице удобну сущу? Аще же преподобному и негрѣшному едину, многыми и лютыми страстьми, якоже самъ о себѣ явѣ глаголетъ, потребно бысть въ свою славу внити, да устрашимся иже не точію богоданныхъ заповѣдей сопротивнымъ шествуемъ путемъ, емуже не огненно чищеніе, но, яко слышимъ, погыбель вѣчна кончина есть, но еще отъ многаго безумія, и чюжемудренно и супротивушественно, чяемъ достизати въ нетлѣнную славу пострадавшаго Христа. Играющихъ дѣтей игранія сія, а не крѣпка мудрованія твердаго камени, на немъже Христосъ своея церкви водрузи, измывъ ея своею Божественою кровію. Еще же бляди убо и смѣхъ великъ будетъ запрѣщенная беззаконно живущымъ, аще убо нѣкто по всему житію своему, надѣяся о еже по смерти огненномъ очищеніи, живетъ беззаконно, всяческымъ студодѣяніемъ вдавъ себе, ниже истрезвився коли, и о нихже беззаконновалъ, не поболѣвъ волею, ниже ястъ попелъ [7], аки хлѣбъ, ниже съ плачемъ разствори питіе свое, ниже въ вретище оболькся, ниже весь день сѣтуя ходивъ, о немъже его лядвія наполнишася поруганія, ниже на пречистый верхъ изліявъ многоцѣнное мѵро божественныхъ раченій, ниже пречистыя ногы теплыми слезами измочивъ, древнюю блудницу подражая, такожде и иже грабленіи и беззаконными рѣзоиманіи, и иными всяческыми богомерскыми прибыткы скопивъ себѣ бесчислено злато и сребро, не подражавъ же мытаря, отдавшаго четверицею, ниже раздавъ полъимѣній нищымь, якоже и онъ, паче же имиже писанными [8] остави беззаконнымъ истязаніе сродникомъ и чюжимъ, безъ милости, по своемъ исходѣ, моря бѣдныя и убогы, ихже подобаше ему ущедрити и разрѣшити лютыхъ истязаній, да и самъ услышитъ ублажающь гласъ: дому сему днесь спасеніе, о единомъ же издыхающе глаголѣ семъ: кульпа мея, кульпа мея [9], сирѣчь грѣхъ мой, и триперстнемъ и двоеперьстнемъ удареніи своихъ устенъ и персей, внутрь абіе будутъ Божественныя славы, неволею очистившеся огнемъ, по исходѣ своемъ. Добро убо и нужно и спасительно есть, еже, отъ нихже кто съгрѣшилъ, зазирати себе, но аще лишится изочтенныхъ выше псаломникомъ лѣкованій [10], аще и вся та геенна страшная въ безконечныя вѣкы очищаетъ, ниже сице избѣжитъ вѣчныхъ мукъ. Отступи бо, рече, зла, сотвори благое [11], и здравіе, рече, получивъ, ктому не согрѣшай, да не горѣе что будетъ ти [12], а не чистительнымъ, рече, огнемъ чистъ будеши; и древо, не творящее плоды доброхвальны, отсѣчено въ огнь вметаемо бываетъ [13], а не очистится; и сотворшеи добрая, въ въскресеніе нестарѣющія жизни, рече, изыдутъ изъ гроба, а не сотворьшеи злая; они бо не въ въскресеніе жизни, но въ въскресеніе суда из гроба изыдутъ, а не отъ, иже по васъ, чистительнаго огня. Слово таинственно отъ сего разумѣимъ, о друзи! и разумѣвше да отверземъ всяко прѣніе суетно. Иже добрая сотворшеи, сирѣчь дѣла, животъ получятъ нетлѣнный, а не иже злая, таже по своемъ исходѣ, огнемъ маловременнымъ исчищьшеся преже суда. Что убо ино можетъ быти явленіе гласа сего Божественаго, посреди [14] животомъ вѣчнымъ и преисподними муками? ничтоже ино явѣ свѣдѣтелствующаго, но праведныхъ убо абіе в наслѣдіе призываетъ вѣчныя державы, дѣлателей же безаконнымъ дѣломъ въ огни негасимомъ осужаетъ, а не славѣ Божественнѣй сподобляетъ огнемь временнымъ преже суда исчищенныхъ. Еже бо добрая творити въ нынѣшнемъ житіи лѣть есть, дондеже душя совокуплени суть телесемъ своимъ и добрая или злая вкупѣ съ ними дѣютъ своимъ изволеніемъ; тѣмже убо, не огненнымъ очищеніемъ, еже по смерти, но твореніемъ добрыхъ дѣлъ въ здѣшнемъ житіи, нестарѣющія жизни почести воспріимутъ произшедшеи из гробъ тогда благовѣрніи. Къ симъ же Спасъ рече своимъ ученикомъ: узкыми и прискорьбными потщитеся враты внити, изволеную сице сказуя нужу и подвигы, ихже терпѣти намъ подобаетъ, за обычныя душь нашихъ злыя похоти и злобы, ихже здѣ отмыватися явѣ повелѣ, шествіемъ узкаго и прискорбнаго пути, а не чистительнымъ, преже суда, огнемъ. Понеже мнози, рече, взыскавше не возмогутъ внутрь быти божественнаго чертога, ударяюще же изъвнѣюду въ божественую дверь: еже, невѣмъ васъ, откуду есте [15], услышятъ, а не огнемъ очищьшеся внутрь пріяти будутъ. Увы, увы! аще взыскующеи прискорбный и узкый путь не вси внити возмогутъ и всяко, зане незаконно подвизашяся, якоже божественый проповѣдникъ Христовъ учитъ, а иже непрестанными устремленіи и вседушьно по пространному пути текущеи гдѣ явятся? Явѣ бо проповѣдникъ вопіетъ [16]: нельститеся, ни студодѣе, ни хищницы ниже досадители, ниже, иже по ряду тѣхъ исчитаеши, не будутъ внутрь славы нетлѣнныя. А иже огнемъ сихъ, да еще преже суда, супротивнѣ Божественѣй заповѣди, очищающеи и внутрь славы Божія введуще ихъ, како не заблудишяся отъ истины? Рекъ бо: нельститеся; явѣ обличилъ есть лживое мудрованіе коринѳянъ еже имѣяху о тѣхъ, иже въ послѣднемъ издыханіи ждутъ словомъ студенымъ сотворити покаяніе о бесчисленныхъ своихъ согрѣшеніихъ, ихже творенія никакоже потщавшеся, преже исхода, всею душею гнушатися. Къ симъ же, ошую Спаса которіи станутъ, аще чистительнымь огнемь очищьшеся, вси злая сотворшеи, жизни безсмертныя сподобляются. Но негли о невѣрныхъ единехъ сему речену бывшю мните? но о премудріи! божественый и всепремудрый проповѣдникъ Христовъ явьственнѣ учитъ, безстудно тѣмъ погыбнути, аки кромѣ закона лютѣ согрѣшьшымъ. А иже въ законѣ согрѣшишя, закономь, глаголетъ, и истязани будутъ [17], а не огнемъ очистятся. Явлено же есть отъ сего, яко весь подвигъ Судіинъ къ согрѣшившымъ въ законѣ есть; емуже бо, рече, много приложиша, много истяжутъ тогда отъ него [18]. Аще же овы убо, якоже проповѣдникъ глаголетъ, безстудно погыбаютъ, овы же пакы, по васъ, предочистившеся огнемъ, безсмертныя жизни сподобляются: то убо никтоже ошую Спаса стоя тогда явится, ниже аки суровъ и немилостивъ отслется въ огнь негасимый, и ложно сице, по васъ, будетъ слово судное. Къ симъ же, и оно Божественное реченіе къ сему всяко приводитъ, глаголюще: ходѝте, дондеже свѣтъ имате, да не тма васъ постигнетъ [19]. Се явѣ сказуетъ, тмою покрыватися недостойно свѣта благочестія ходящымъ, а не огнемъ очищатися, по исходѣ своемъ. Аще убо свѣтъ нарицаетъ еже в онь благовѣріе божественое, хоженіе же, еже съ всякымъ прилѣжаніемъ спасительныя его заповѣди дѣлати, тму же, покрывающую насъ, послѣднее разлученіе души и тѣлу сему, егда нелзѣ уже душеполѣзная и освящающая насъ дѣла совершати, — якоже бо тѣло се недвижимо пребываетъ, оставившу è движущу духу, сице и та, разлучившися того, не причястна пребываетъ спасительныхъ дѣяній, лишится бо споспѣшьствующихъ ей орудій къ умоленію Судіи. Къ симъ же Спасъ устнама своима вѣщаетъ: въ день послѣдняго суда дати человѣкомъ отвѣтъ о праздвелъ глаголѣ [20], а множество неисцѣльныхъ прегрѣшеній како преже суда онаго очищается, аще же и наименшее прегрѣшеніе въ послѣднемъ судѣ соблюдается? Яко же Судія повелѣваетъ, то не угодно есть предъ нимъ мудръствовати преже оного суда чистительный огнь неисцѣльныхъ прегрѣшеній. Хощетъ бо, рече, Сынъ человѣческый пріити въ славѣ Отца своего, и тогда воздастъ комуждо по дѣломъ его [21]. Ты же преже оного страшнаго пришествія всескверныхъ въ животъ вводя огненымъ чищеніемъ, не явленѣ ли блядеши, уставъ Божественый сице безума возвращая [22], къ симъ же, нарицаяй юрода искреняго своего, повиненъ есть гееннѣ, якоже слышимъ, а не причястенъ Божественѣй славѣ, огнемъ мало временнымъ, преже суда страшнаго, очистився. Судія малымь согрѣшьша безконечно мучитъ не покаявшяся, а не оправдаетъ того, огнемъ очистивъ; а ты, аки бы сый милостивѣйши Содѣтеля, огнемъ преже суда чистя всесквернаго въ животъ вводиши. Блюдися, о добрый! да не обрящешися пострадавъ глаголемая притчею: аще слѣпець слѣпца водитъ, оба въ яму падоста [23], явѣ, яко огня негасимаго.

Но ты, душе! отступивши душегубительныя мысли сея, истинѣ покаряйся и предложенныхъ держися, плетущи благосочетанно верховнымъ похвалу. Сіи суть владѣющаго силою самому вѣку, якоже пѣснопѣвець вѣщаетъ, очи на языкы взирающе, ихже зрѣніе лъжи мглу отгна, а свѣтлость истины возсія. Сіи суть устна краснаго добротою паче всѣхъ сыновъ человѣческыхъ, на няже Божественная благодать изліявшися, и та, аки сладкую цевницю движущи, новую и благолѣпну пѣснъ въ концы земли въскорѣ слышану сотвори. Сіи суть точащая нелестное млеко сосца непорочныя невѣсты Христовы, яже въ мужа совершена, якоже есть писано, духовными наказаніи воспитаютъ, и въ мѣру возраста исполненія Христова сподобляютъ вѣрныхъ достигнути добрѣ. Сіи суть воистину руцѣ и персты, на ополченіе и брани научаеми отъ Единого крѣпкаго и непобѣдимаго, ихже храбростьми всяка вражебная и душегубительная буря удобь отражается, сладкая же весна тишины возсіяла душямъ. Сіи суть утвердившаяся мышца, аки лукъ мѣдянъ, и ногы, аки елени, скоры совершившася, преблаженными и божественными дуновеніи Параклитовыми [24], скорѣйши отъ всея земля отгнашя всяку бѣсовъ губителъную прелесть. Сіи суть неложна божественнаго дождя исполнени облакы, иже винограда возлюбленнаго всегда покропленіи своими боготочными, краснаплодна являютъ Владыцѣ своему. Сіи суть сильнаго стрѣлы изъощрены, отъ лука Божія испущены на идолослужебныя и злочестивыя скыпетры сирѣчь царствія, имъже водрузившимся животворнѣ въ сердця преже вражебныхъ языкъ всѣхъ Царю, и любве божественныя наполнившымся, пречистымъ Его ногамъ людіе подпадошя, и иго живодательныхъ Его заповѣдей съ радостію пріяшя на своихъ выяхъ. Предрече ти ся, душе! пѣнія же по достоинству самѣмъ уступи невещественнымъ силамъ, да не, тщащися славити вышьши славныя, обрящешися досадивши за грубость, еже бо тщатися хвалити ихъ достойно, равно есть звѣздному изочтенію. Но, о двоице Спасова доброхвальная, столпи же, утвержающе всегда непоколеблему подсолнечную божествеными молитвами! О Петре, Христовы Церкви основаніе, иже превыспреннихъ скровищь ключарю, иже огнеумныхъ богословцовъ крайнѣйши верхъ, иже по первомъ первый въ судіяхъ! И ты, Павле! всея вселенныя богодохновенна и велегласна труба, яже богоглаголаннымь вѣщаніемъ проповѣди, и истины свѣтомъ и силою внѣшнихъ мудрець хытрословія, аки худовидны отроды Пиѳиковы устрашивши распудила еси индѣ и индѣ, въ пропастехъ забвенія повергши я, лучя же трисолнечнаго свѣта, аки Богомъ озаряемо и всесвѣтло и веліе солнце по всей распустилъ еси вселеннѣй. Иже или въ плоти, ли, якоже глаголеши, кромѣ ея, предивнѣ восхищенъ бывъ до третіяго небеси, и тамо изучився разумь неизреченныхъ, чаша явился еси всезлатая, исполнъ нектара божественнаго, сирѣчь Святаго Духа, исполняя всю вселенную божественнаго піянства. Радуйтеся исполняеми Христовы красоты, пресвѣтла отъ Него и преобильна воспріемлюще трудомъ вашымъ вѣчнующая воздаянія. Хвалу же сію радостію пріемше, и насъ, молимъ, вы, посѣщайте милостивно, любовію божественною почитающихъ вашу всехвальную и всечестную память. Отъ нихъ, овъ убо отпущеніе грѣховъ, и твердость вѣры да дастъ всегда намъ, преставльшимжеся отъ сея окаянныя жизни, внутрь пречистыхъ превыспреннихъ быти молитвами своими да сподобитъ насъ; овъ же въ мыслехъ нашыхъ да вліяетъ обильно богатство божественныхъ писаній и просвѣщеній, и мудрованіе право и благоговѣйно да дасть, да трисіянную и единосущную державу почитаемъ прямо, якоже вы въ книгахъ вчинисте, Божественымъ Параклитомъ озарившеся, и якоже иже по васъ седмижды стекшеся отвсюду, Божіимъ мановевіемъ, соборы всечествыхъ и всемудрыхь пастырей, самѣмъ Параклитомъ дышущихъ, и въ Него оболкшихся Всесвятаго Духа, испытающаго глубины Божія, уставы крѣпчайшими утвердишя божественное исповѣданіе православныя вѣры, еже есть: Вѣрую въ единого Бога,... къ изложеннымъ богодохновенно отъ васъ же и онѣхъ ничтоже смѣющи или приложити или уложити дерзостнымъ умомъ, равно бо злочестьство есть и обое дерзнути. И подъ клятвами страшьнѣйшими подлагаетъ, древле изложенными и утвержеными отцы, Божіею горящими ревностію, и далече мещетъ божественыхъ дворовъ, сихъ преступати смѣющихъ безумно. Аще убо неложенъ есть, разбойника и татя именовавъ не божественвою дверію входяща во дворъ овчій, излазяща отъинуду, и глаголяй: гласа Моего услышятъ овця Моя, чюжаго же гласа убѣжатъ [25], и не сущаго съ Нимъ, сирѣчь не пребывающа въ Его божественныхъ учительствѣхъ, явѣ показа врага Себѣ непримирительна. Такоже и писано есть въ Евангеліи: иже нѣсть съ Мною, на Мя есть, и не собираяй съ мною, разсточаетъ [26], не собирающа съ нимь учительства, всяко согласна, имъже явѣ самъ изложи, показа божественымъ судомъ разсточающа, и наименьшу заповѣдь разорившаго, и родъ человѣчь, не якоже Онъ, научивша, глагола мукамъ послѣднимъ предану быти, увы страшнаго же и вышше слова учительства сущаго, еже о Дусѣ Святѣ, Егоже самъ своима устнама изъглагола, преступающу, что люто не случится отъ Бога Слова? И твой, Павле, нестерпимый [27] уставъ глаголяй: аще и съ небесе будетъ ангелъ возвѣщаяй вамъ наипаче ихъже научистеся, да отлучится Христова сообщенія, и да соосудится сатанѣ въ негасимый огнь геонскый, сице бо толкуется еже: анафема да будетъ. Слышите мысленно и ужасайтеся отъ всея душа и, разумѣвше, кайтеся, елицы дерзостію ума вашего чрезъ уставъ богоносныхъ носитеся вельми блазненно: отлучаяй бо ангелы внѣ сообщенія Христова преступающыхъ его Божественыя уставы, Рима ли, или Афинъ, или Византіи пощадитъ честныя уставы преступающыхъ? не подобаетъ таковымъ прельщатися суетными надежами. Ни, честнѣшіи мужіе! ни, молю вы. Ни лиць бо ни градовъ саномъ прощено есть своею мыслію претворити неизреченная отнюдь, разумна же точію тому Единому всеблаженному и трисолнечному естеству, сирѣчь Святѣй Троицы, но паче крѣпко заповѣдано не двизати ихъ отъ своихъ уставъ, но непреложна блюсти ихъ; соблюди бо Мнѣ, рече, сію, еже нынѣ тебѣ завѣщеваю, рѣчь невредну, ничтоже къ ней прилагаяй, ниже пакы отъемля, глаголеть таиннику древле, сирѣчь Моисею. Аще убо всего ветхаго закона, глаголетъ, сѣни и образовъ толь сильно соблюденіе истязуетъ отъ толь изящна мужа, никакоже повелитъ тебѣ предвизати хоть и наименше въ совершеныхь мужъ изложеную православную всю вѣру, сирѣчь священый символъ, святыми соборы, и уставы крѣпкыми и грознѣйшими клятвами утверженныхъ уже и заключенныхь отъ божественныхъ мужей съшедшихся седмижды въ различныхъ градехъ и временахъ. Дерзость убо и нестерпимо души безуміе, еже не множае большему стыдѣнію судити достойна совершенная паче сѣни и образовъ, аще убо по словеси истины, множае здѣ и больше Соломона и Іоны китомъ поглощенаго. Но ниже неомовеннами ризами да приступитъ кто божественнѣй горѣ; аще ли же ни, да каменіемъ побіенъ бываетъ. Страхомъ же многымъ, воздержаніемъ же зѣльнымъ предистнившу плотное сіе обложеніе, и всему внѣ бывшу пяточисленыхъ дверей [28], сице внити въ таинственый мракъ. Вшедшу же в онь не испытовати дерзостнѣ, ниже, елико мысль лакомуетъ [29], невоздержно взысковати всякого ума превосходящая, но покровенна бывша рукою Божественною, сирѣчь Божіимъ свѣтомъ озарена, скважнею отъ камени сматряти Божія задняя, сирѣчь, твердостію заповѣдей предъочищенну, словеса тварей видимыхъ и невидимыхъ сущихъ щаднѣ разсматряти, — сія бо таинственнѣ разумѣтися могутъ Божія задняя, аки послѣ бывшая, — на лице же Божіе не возрѣти безстудно, сирѣчь, какоже есть Богъ, не испытовати, радоватижеся, удовляему открытыми отъ божественныхъ мужей, а вышьше ихъ не испытовати, но соглашати ихъ священнословіемъ, ниже гордѣтися уповающу на свою мудрость; жестоко бо, жестоко, нѣгдѣ рече божественое писаніе, противу острій остенъ прати [30] безумными ногами; никтоже бо, рече, видѣвъ лице Мое, Моисею таиннику древле отвѣщая, и живъ будетъ [31], сими отвращая мыслей смѣющыхъ дерзостію изслѣдовати неизслѣдованная отнюдъ, сирѣчь тайны божественыя сего ради, и яже безъ посредства черплющія божественыхъ просвѣщеній, покрываютъ видѣнія своя двѣма крылома, ово убо не терпяще Божественную свѣтлость, нестерпиму сущую, ово же и боговидѣнію уставы подписующе нижнѣйшіимъ чиномъ.

Проявлена дерзость и уму вредъ, еже Божественныя отвѣты и древними уставы уставленны безъ ума преступати, ихже извѣстное испытаніе нѣсть емлемо человѣческыми помыслы, еже пакы рѣшити ихъ многымъ безстудіемъ, въ огнь обаче обыче метати раззорителя ихъ. Прокляти бо, рече Псаломникъ, уклоняющеися отъ заповѣдей Твоихъ. Кыи же паче прокляти быти могутъ? но точію въ геену отсылаеми; добро есть еже побѣжати, но въ нихже нѣсть убытокъ, а еже побѣжаему бывати, въ нихже живетъ спасеніе, далече лучше, а еже пребывати твердымъ въ Божественныхъ уставѣхъ и тѣхъ любити твердыхъ вѣщаній, богомудренныя души воистину есть показаніе и сродныя по всему хвалящейся и глаголющей: скотенъ азъ у тебѣ и азъ выну съ тобою, за еже по подобію скота послушати Владыку, выну не отлучену пребывати у него. Единого убо Отца по винѣ начало сущихъ, отъ него Сына и Духа да поемъ, согласно древнимъ отцамъ, да якоже особнѣ единъ есть Сыну родитель, такожде и единъ явится испущая Духъ, да коемуждо ипостасу соблюдется извѣстно свойство свое и недвижимо пребудетъ. Мысль бо глаголющая и Сына съ Отцомъ по винѣ испущати присносущна Духа раззорила есть грубно свойственный уставъ. Свойство бо, якоже рекошя богословцы, аще предвижется, нѣсть къ тому свойство. Отцу же единому обоя присносущна и еже ражати и еже испущати единосущная себѣ, мысль богословная свидѣтельствуетъ; единого бо источника Божественнаго естества явѣ ареопагитьскый богословець и весь соборъ преславныхъ Богоглаголивыхъ Отца глаголютъ; къ симъ же и Сына особнѣ и истинною нарицатися, отрицаетъ тѣмъ, еже мудрствовати Его испущателя; двоя наречени, а межи себе противящася отнюдь, единому лицу присвидѣтельствующе; къ симъ же два начала въ трисвѣтломъ существѣ полагаетъ хульно и зѣло грубно. Аще бо, по числу, два испущателя, како и не два источника Духа? Якоже бо существомъ единъ Богъ есть трое, такожде пакы тричисленъ ипостасьми есть. Или бо по лицямъ или по существу, нужно есть мудръствовати, соединитися испущателемъ, внегда испущаютъ присносущна Духа. И аще убо лицы соединитися имъ мудръствуетъ, внегда испущаета присносущно Духа, явлено показася смѣшеніе Савеліево, въ едино лице сліявшимся имъ обоимъ. Аще пакы соединеніемъ существеннымь речетъ испущати имъ присносущьна Духа, ей оставляю, еже отсюду безсмѣстное разсмотряти. Едино бо существо и соединеніе тріемъ есть; равни бо къ другу другъ ипостаси суть по всему, кромѣ еже быти имъ образа. И сице убо будетъ и Духъ вкупѣ съ Отцемъ ражая Сына. Сего же что можетъ быти нечестивѣйшее? Аще бо, да яко по всему явится равенъ Сынъ ражающему Его, сего ради глаголеши Его испущателя, то бо слышалъ есмь отъ твоея премудрости, время ти уже тоже и Духу дарити, равенъ бо и той Отцу и Сыну, и да ражаетъ вкупѣ съ Отцемъ Сына, да и Духъ равенъ Отцу и Сыну явится. Твое бо мудрованіе таково что повелѣваетъ. Аще же, понеже вдунувъ рече своимъ ученикомъ: пріимите Духъ Святый [32], сего же ради и по винѣ мудрьствуеши сего испущати, время ти уже и еже въ лице первосозданнаго вдуновенное древле дыханіе исходно отъ Отца и Сына глаголати. Аще же хульно сіе тамо помышляти, то и здѣ хульно же есть; дуновеніе бо и тамо и здѣ писаніе равно положи. Къ симъ же, аще тогда дуновеніемъ всею равна существенна сирѣчь Святаго Духа вдуну имъ, чесо ради не отлучятися Іеросалима повелѣваше имъ, но въ немъ пребывати, дондеже свыше облекутся въ силу. Проявлено убо, яко отъ исполненія своего дасть имъ дарованіе грѣхомъ рѣшительно, а не ту всю ипостась соестественна ему Пресвятаго Духа. Како бо неописуемь описуется описуемыми усты, акы трубою нѣкоею тогда вдуновену бывшу ученикомъ? Но ниже, елма Духъ его нарицается, похвально есть мудръствовати, яко испущаетъ ѝ, понеже ниже ражатися отъ сего речемъ когда, донелѣже здравый имамы умъ и чювства, рождьшаго его, понеже Отецъ его нарицается. Къ симъ же, рождьшійся рождьшаго болша себе глаголя, и всяко по винѣ, а не по слову Божественаго существа; равно бо той въ тріехъ познавается. И еже паче, и менше, отнюдь не пріимаетъ. Аще ли же, по васъ, равно Отцу речемъ Его испущати Духа присносущна, вотще явится глаголя рождьшаго болша себе. Но, милостивъ ми буди всѣхъ Царю и Владыко! равеньство бо вины отмещетъ отъ среды ихъ большее. Кто же, благовѣріемъ украшенъ, стерпитъ, слыша самую истину, сице безстудно и грубно хулиму. Аще бо, якоже по существу, такожде и по винѣ, равенъ рождьшійся рождьшему, како истиньствуетъ всеистинный, больше Отца рекъ? Тѣмже убо, мысли человѣческыя да лжутъ, яже вельми безстудно суетными своими словесы смѣютъ пищати противу Божественныхъ велѣній. Богъ же единъ всегда истиненъ да воспѣвается, и его Божественная повелѣнія да соблюдутся съ страхомъ и благоговѣйньствомъ, и покланяема да бываютъ честно. Разумѣете ли, каковыя хульныя пропасти пореваетъ чюжихъ словесъ суетно поученіе? Премудрѣ убо воистину моляшеся божественый пѣснописецъ къ Божіимъ заповѣдемъ, а не на лихоимьство, сирѣчь чюжихъ словесъ суетно поученіе, сердцу своему приклонитися; сильно бо прельщати человѣческыя мысли и отлучити истины не собреженіемъ прилежащаго ему. Аще уздою божественныхъ коней членовныя его востягнеши твердо, и подъ яремъ подведеши è божественыя четверицы, сирѣчь Евангелія, стяжалъ еси конь крылома златыма возносяща тя неблазненно на самое небо, и крилѣ посребренѣ пріялъ еси голубици, златомъ междорамія украшаеми. Аще же невоздержанно вдаси себе неправеднымъ его неистовьствомъ, жукъ мотылороденъ совершеннѣ показался еси свѣрискы [33] всегда выспрь движа, и съ нимиже пакы на низъ валяяся, оселъ же плевій утробу наполняя и долу понича выну, и слѣпець стѣну осязая, и свинія въ тинѣ сквернавѣ погружаяся.

Но аще послушаете тѣхъ моихъ худыхъ словесъ, аще есть вамъ отнюдъ печаль о нужнѣмъ вашемъ доброхваленіи и общемъ спасеніи, пріидѣте, распрю древную отринувше, возлюбимъ пакы богодарованный миръ, о немъже радуется Христосъ, и единомышленно, якоже божественными уставы изложися, воспѣваемъ Духа Святаго, отъ Отца единого исходяща, въ простотѣ ума послушающе учителя, да отъ него пріимемъ добрую хвалу явльшагося вѣрнаго въ малыхь раба. Довольно же себѣ, о друзи! да вмѣнимь тѣмъ, яко обрѣстися равнымъ учителю въ таинствѣхъ, яже паче ума и слова, Его же бо и то есть неложное поученіе, яко ниже ученикъ есть вышше учителя, ниже рабъ владыки. Да пріимемъ, аки младенцы, дондеже отчасти, о любезніи! разумѣемъ и пророчествуемъ, царство вышше умныхь и божественыхъ учительствъ, да внутрь Божія славы будемъ; инако бо получити невозможно, якоже отъ неложнаго гласа слышимъ. Ниже преже времяни, во еже отъ чясти разумѣти взыскуимъ дерзостнѣ совершеньство: немудръствуйте, рече, паче, неже подобаетъ мудрствовати, но мудрствуйте во еже цѣломудръствовати. Божественый Павелъ, предувидѣвъ Духомъ издалече ваше отпаденіе, пишетъ се къ вамъ римляномъ: да держимъ же крѣпко божественная учительства вся непреложна, да мужу мудру водрузившу храмину свою верху камени уподобимся, а не создавшему ея безъ ума на песцѣ, яже, не стерпѣвши нужи снесшихся внезапу на ню тучь вѣтровъ, паденіе пострада веліе. Такожде и прочій уставъ, показующій на земли церковь Христову второе небо, жертвъ честностію и священниковъ житіи непорочными и нравы честными попечемся исправити, якоже древними уставися правилы отъ боговдохновенныхъ мужъ, мановеніемъ Божіимъ стекшихся седмижды въ различныхъ градѣхъ и лѣтехъ, да, еяже слава вся внутрь есть, царева дщи, рясны златыми и ризами изъвнѣюду свѣтло украшенна, одесную царствующаго всѣми, станетъ. Немало бо прегрѣшеніе есть, еже приносити безквасна совершенному живота хлѣбу, аще убо совершенно человѣче естество совокупилъ есть себѣ, а не исполу воспріятъ è отъ Пречистыя Отроковицы, но все то себѣ соединилъ непреложно, сирѣчь вкупѣ самѣй души и уму, ихже образъ держатъ соль и квасъ, якоже божественый кесарійскый святитель, Василій великій учитъ, лаодикійскаго Аполлинарія зломышленную ересь отрѣвая искорени, и не влагающыхъ въ просфирѣ соль и квасъ отгонитъ божественыхъ оградъ, яко злочестивыхъ и хульникъ и отметающихся, имиже беззаконно дерзаютъ въ просфирѣ всесовершенаго воплощенія Бога Слова. Отселѣ проявлено есть, яко не отъ богодохновенныхъ Петра и Павла и прочихъ стаинникъ имъ опрѣсночное жреніе начало пріятъ, но отъ Аполлинарія безумнаго, иже безумный бездушна тѣла блядяше преже всея твари созданнаго воспріимша Бога Слова и произшедша отъ Чистыя Отроковица, аки сквозѣ нѣкую трубу, сего ради и образовающая ума и душу, соли и кваса, возбраняше отъ божественнаго хлѣба, аки соли убо ума, квасу же душу образующу, еже убо ему сицевая божественнѣй просфирѣ новообычнѣ дерзнути въ тѣхъ лѣтехъ и великому касарійскому пастырю, апостольскою ревностію горящу, злочестивую догму его обличити писмены, явьственѣйши показуютъ, яко въ лѣтехъ онѣхъ квасненный хлѣбъ вездѣ приношаху по древнему ученію и просвѣщенію всечестныхъ проповѣдникъ Бога Слова. Аще убо еретическія мысли отродъ, а не апостольскаго просвѣщенія суще ученіе древнее и обычей многолѣтенъ, таковую догму верзите отъ среды вѣрныхъ, да будите непорочни и непреткновени всѣмъ. Часть бо немала израильтьскаго праздника есть безквасное жреніе. Елико же люто и зазорно есть, еже сопричащатися чюжемудреннымъ, явлено есть всѣмъ правѣмудръствующымъ, имъже чясть есть велика и изрядна чинъ Божіихъ священникъ, егда красится апостольскими дарованіи, а не егда смердитъ нечистыми вонями, якоже нынѣ зрится отъ небреженія предстоящыхъ Христовы церкве. Вѣдомо бо есть вамъ, аще неточію волею слѣпотуете, въ каковыя нелѣпоты и безчинія взыдошя священническая, за неже не исправляти ихъ прегрѣшенія по древнихъ законъ и правилѣхъ, ихже честное и богочинное житіе тщанія и бреженія велія достойно быти подобаетъ, у нихже Христовъ законъ благоговѣйнѣ соблюдается. Божественное бо повелѣніе явѣ завѣщаваетъ, глаголюще: сыны израилевы, сотворите благоговѣйвы. И пакы: соль аще обуяетъ, земля чимъ осолится [34], Божій гласъ вопіетъ. И паки: бисеры вашы предъ свиньями не мещете [35], тойже Божій гласъ завѣщаваетъ, имъже себѣ уподобляютъ, елицы недостойно служатъ Божіимъ тайнамъ. Но око самое, егда слѣпотуетъ, къ солнечнымъ лучямъ никакоже взирати могуще, како возложетъ посѣтити прочихъ удовъ сокрушенія цѣльбы требующа: здрави будѣте, и поздѣ нѣкогда будете цѣломудренны мысли, прѣніе всякое, происходящее отъ духа лукаваго, оставльше, и въ простотѣ ума въ слѣдъ ходите божественому неводу, акы рыбы словесны, въ разумномъ мори воспитаны, да съ нарочитыми сберетеся, а не съ гнилыми отвержени будете таиньственыхъ сосудъ. И воспоминаніе то пріимѣте тихо мирно, всякыя неподобныя ярости оставльше, яко да явитеся по Христѣ ревнующе равнохвальнѣ древнимъ божественнымъ мужемъ, яко да и получите отъ него равныхъ имъ почестей. Аминь, буди сія, якоже угодно есть Христу, молитвами святыми Петра же и Павла, премудрыхь учителей и общихъ заступниковъ. Римъ превооруженъ, иже державу свою по всей земли распространилъ есть, хытростьми бранными и силою мужественною своихъ веледушныхъ гражданъ, иже бесчисленными побѣдами и одолѣніи свѣтлѣйшими на высоту аерьскую зѣло превознесеный, и своими цари прегордыми и пренеправедными огнь губителенъ воздунувый всѣми губительными челюстьми на небеснаго и присноживущаго Царя Iсуса, два мужа неискусна, худости и нищетѣ и немощи соживша, въ божественную же силу свыше сошедшую вооружишася зѣльною ревностію, о ужасайтеся, концы вселенныя, подъ стопами пречистыми Христа Царя своего таковыи убо добрѣйше подстиласта, вмѣсто всякаго иного оружія вземше непобѣдимо оружіе преславнаго креста, имъже остѣняеми изгнаста отъ него всяку злокозненную прелесть бѣсовскыхъ ловленій, Христа же Вышняго Царя Велика Бога и присносущна быти возвѣщающа ему и Судію всѣмь нелицемѣрна, акы овны благородни отъ нечестиваго царя убіени бывше, жертва чиста принесена быста Христу, иже благовѣріе о преславныхъ и священныхъ подвигъ ихъ воздаря, вѣнчалъ есть ихъ вѣнцы неувядаемыя славы, тѣлесы убо Римъ, духи же самое небо, почесть своихъ трудовъ взяшя прехвальніи отъ Христа великаго Царя, Егоже Божество водрузишя на всей земли кровію Своею.

Примѣчанiя: 
[1] Матѳ. 7, 21. 
[2] прасутствующихъ на пирѣ. 
[3] различное. 
[4] заблужденія. 
[5] Псал. 87, 11-13. 
[6] Матѳ. 11, 12. 
[7] пепелъ. 
[8] записями? 
[9] латинскія слова: cupla mea. 
[10] врачеваній. 
[11] Псал. 33, 15. 
[12] Іоан. 5, 14. 
[13] Матѳ. 3, 10. 
[14] между. 
[15] Матѳ. 25, 12. 
[16] 1 Кор. 6, 9-10. 
[17] Рим. 2, 12. 
[18] Лук. 12, 48. 
[19] Іоан. 12, 35. 
[20] Матѳ. 12, 36. 
[21] Матѳ. 16, 27. 
[22] извращая. 
[23] Матѳ. 15, 14. 
[24] Параклитъ — Утѣшитель, Святый Духъ. 
[25] Іоан. 10, 27. 
[26] Матѳ. 12, 30. 
[27] непреложный, или невыразимо страшный. 
[28] т. е. пяти чувствъ. 
[29] желаетъ. 
[30] Дѣян. 26, 14. 
[31] Исх. 33, 20. 
[32] Іоан. 20, 22. 
[33] Такъ во всѣхъ спискахъ. 
[34] Матѳ. 5, 13. 
[35] Матѳ. 7, 6.

Печатается по изданiю: Сочиненiя преподобнаго Максима Грека, изданныя при Казанской Духовной Академiи. Часть первая: Догматико-полемическiя сочиненiя. – Изданiе второе. Казань: Типо-литографiя Императорскаго Университета, 1894. – с. 145-170.

 
{jcomments on}

Read more

Архіеп. Аверкій (Таушевъ) († 1976 г.): О ТАИНСТВѢ ПОКАЯНІЯ

Архіеп. Аверкій (Таушевъ) († 1976 г.)


О ТАИНСТВѢ ПОКАЯНІЯ

(Вступительный докладъ на Пастырскомъ Совѣщаніи 1958 г.)
Согласно опредѣленію нашего Катихизиса, «Покаяніе есть Таинство, въ которомъ исповѣдующій грѣхи свои, при видимомъ изъявленіи прощенія отъ священника, невидимо разрѣшается отъ грѣховъ Самимъ Іисусомъ Христомъ».
Это Таинство ведетъ свое начало отъ временъ, еще предшествовавшихъ выходу Господа Іисуса Христа на общественное служеніе человѣческому роду. Приходившіе къ Іоанну Крестителю, который «проповѣдывалъ крещеніе покаянія въ отпущеніе грѣховъ, исповѣдывали грѣхи своя» (Марк. 1, 4-5). Окончательно же это христіанское Таинство установлено было Господомъ Іисусомъ Христомъ. Еще во время Своей земной жизни, до Своихъ крестныхъ страданій, Онъ обѣщалъ Своимъ Апостоламъ даровать власть отпущенія грѣховъ: «Елика аще свяжете на земли, будутъ связана на небеси; и елика аще разрѣшите на земли, будутъ разрѣшена на небесѣхъ» (Матѳ. 18, 18). По Своемъ же воскресеніи Господь Іисусъ Христосъ дѣйствительно даровалъ Апостоламъ эту власть, когда, явившись имъ, Онъ дунулъ и сказалъ: «Пріимите Духъ Святъ: имже отпустите грѣхи, отпустятся имъ: и имже держите, держатся» (Іоан. 20, 22-23).
Для чего нужно это Таинство, если увѣровавшій во Христа и крещеный «во Имя Отца, и Сына, и Святаго Духа», какъ мы знаемъ изъ того же Катихизиса, «умираетъ для жизни плотской, грѣховной, и возраждается отъ Духа Святаго въ жизнь духовную, святую»?
Таинство покаянія нужно потому, что, несмотря на благодатное духовное возрожденіе грѣшника въ Таинствѣ крещенія, возрожденный все же не перестаетъ бытъ сыномъ согрѣшившаго Адама, наслѣдникомъ поврежденной грѣхомъ природы послѣдняго. Грѣхъ не перестаетъ воздѣйствовать и на возрожденную силою благодати Божіей природу, но только не имѣетъ прежней власти свободно и самовольно порабощать себѣ крещенаго. Хорошо говоритъ объ этомъ святитель Ѳеофанъ Затворникъ въ своей замѣчательной книгѣ: «Путъ ко спасенію», останавливая наше вниманіе на знаменательныхъ словахъ Апостола, говорящаго въ посланіи къ Римлянамъ о значеніи Таинства крещенія: «яко ктому не работати намъ грѣху... грѣхъ вами да не одладаетъ» (Римл. 6, 14). Это даетъ намъ разумѣть, что то, что въ разстроенной падшей природѣ составляетъ /с. 30/ силу, влекущую ко грѣху, не истребляется въ конецъ въ крещеніи, а только поставляется въ такое состояніе, въ коемъ не имѣетъ надъ нами власти, не обладаетъ нами, и мы не работаемъ ему. Оно въ насъ же находится, живетъ и дѣйствуетъ, только не какъ господинъ. Главенство съ сихъ поръ принадлежитъ уже благодати Божіей и духу, сознателыю себя ей предающему. Св. Діадохъ, объясняя силу крещенія, говоритъ, что до крещенія грѣхъ живетъ въ сердцѣ, а благодать извнѣ дѣйствуетъ; послѣ же сего, благодать вселяется въ сердце, а грѣхъ влечетъ извнѣ. Онъ изгоняется изъ сердца, какъ врагъ изъ укрѣпленія, и поселяется внѣ, въ частяхъ тѣла, откуда и дѣйствуетъ раздробленно набѣгами. Почему и есть непрестанный искуситель, соблазнитель, но уже не властелинъ: безпокоитъ и тревожитъ, но не повелѣваетъ (Добротолюбіе часть 4, 79 и далѣе).
Для исцѣленія тѣхъ, крторые, поддавшись искушеніямъ и соблазнамъ грѣха, не устояли, несмотря на вспомоществующую имъ благодать Божію, и вновь пали, послѣ крещенія, и установлено Таинство покаянія. Поэтому оно и называется въ Требникѣ «вторымъ крещеніемъ».
Отъ кающагося, дабы онъ могъ получить разрѣшеніе во грѣхахъ своихъ, содѣянныхъ послѣ крещенія, требуется: 1) Сокрушеніе о грѣхахъ, 2) Намѣреніе исправить свою жизнь, 3) Вѣра во Христа и 4) Надежда на Его милосердіе.
О необходимости сердечнаго сокрушенія такъ говоритъ Слово Божіе: «Печаль бо, яже по Бозѣ, покаяніе нераскаянно во спасеніе содѣловаетъ» (2 Коринѳ. 7, 10).
О намѣреніи исправить свою жизнь: «И егда грѣшникъ возвратится отъ беззаконія своего, и сотворитъ судъ и правду, той живъ будетъ въ нихъ» (Іезек. 33, 19).
О вѣрѣ во Христа и надеждѣ на Его милосердіе: «О Семъ, — то-есть о Христѣ Іисусѣ, вси пророцы свидѣтельствуютъ, оставленіе грѣховъ пріяти именемъ Его всякому вѣрующему въ Онь» (Дѣян. 10, 43).
Искреннее покаяніе, безъ всякаго лукавства и самооправданія, имѣетъ столь великую силу, что грѣшнику прощаются всѣ грѣхи его, сколь бы велики и тяжки они ни были. По ученію слова Божія, только «хула на Духа Святаго» (Матѳ. 12, 31) не прощается, но это потому, что сущность этого грѣха состоитъ въ такомъ сердечномъ ожесточеніи, когда грѣшникъ становится совсѣмъ неспособнымъ къ покаянію. Вотъ этого-то сердечнаго ожесточенія и слѣдуетъ болѣе всего бояться, а къ нему часто приводитъ постоянное паденіе въ одни и тѣ же грѣхи послѣ каждой исповѣди и коснѣніе въ нихъ, доводящее до полнаго нерадѣнія о спасеніи своей души — такъ наз. «окамененнаго нечувствія», когда человѣкъ и слышать не хочетъ объ оставленіи своего грѣха и исправленіи жизни.
Къ видимой сторонѣ Таинства покаянія относится:
1) Устное исповѣданіе своихъ грѣховъ, которое произноситъ кающійся передъ своимъ духовникомъ — Епископомъ или пресвитеромъ, и /с. 31/
2) Словесное разрѣшеніе отъ грѣховъ, произносимое духовникомъ по окончаніи исповѣди.
Устное исповѣданіе грѣховъ всегда признавалось Церковью, какъ необходимѣйшая составная часть Таинства покаянія, какъ условіе ихъ прощенія. Служитель Церкви получилъ власть отпускать грѣхи не безусловно, а подъ условіемъ раскаянія въ нихъ со стороны грѣшника, и слѣдовательно онъ долженъ слышать отъ самого кающагося, въ чемъ онъ признаетъ себя грѣшнымъ, и убѣдиться, дѣйствительно ли онъ раскаивается въ своихъ грѣхахъ, съ намѣреніемъ исправить свою жизнь, съ вѣрою во Христа и съ надеждою на Его милосердіе.
Съ другой стороны, Таинство покаянія есть не только духовный судъ, въ которомъ духовникъ выступаетъ въ качествѣ судіи, поставленнаго Богомъ, но прежде всего и главнымъ образомъ духовное врачеваніе. «Здѣсь врачебница, а не судилище», говоритъ св. Іоаннъ Златоустъ. Но какъ служитель Церкви можетъ быть духовнымъ врачомъ кающагося, если онъ не знаетъ его болѣзни? если онъ не знаетъ, отъ чего его врачевать, чѣмъ ему помочь?
Больной тѣломъ самъ разсказываетъ врачу о симптомахъ своей болѣзни, и лишь при этомъ условіи врачъ можетъ поставить правильный діагнозъ и назначить курсъ лѣченія. Точно такъ же и грѣшникъ, искренне желающій исцѣленія отъ своихъ грѣховъ, долженъ раскрыть ихъ передъ своимъ духовнымъ врачомъ, открыть передъ нимъ свою душу.
Вмѣстѣ съ тѣмъ, устное исповѣданіе грѣховъ является естественной потребностью души и для самихъ кающихся, которые всегда чувствуютъ облегченіе послѣ искренней исповѣди. Искренно исповѣдующій свои грѣхи тѣмъ самымъ производитъ судъ надъ собой и показываетъ, что эти грѣхи стали ему чѣмъ-то чуждымъ настолько, что онъ охотно извергаетъ ихъ изъ себя и не стыдится говорить о нихъ, какъ о чемъ-то, ему уже не принадлежащемъ, ибо онъ преодолѣлъ уже, поборолъ въ себѣ сочувствіе къ нимъ и не желаетъ болѣе возвращаться къ нимъ. Наоборотъ: трудно признаться бываетъ въ такихъ грѣхахъ, сочувствіе къ которымъ еще живетъ въ нашемъ сердцѣ и которые полностью еще не оставлены, не извергнуты изъ души, еще сохраняютъ свою власть надъ нами. Поэтому первое и главное условіе искренней исповѣди — это твердая рѣшимость не возвращаться болѣе къ своимъ прежнимъ грѣхамъ. Второе условіе указывается намъ евангельскимъ повѣствованіемъ о покаяніи начальника мытарей Закхея (см. Евангеліе отъ Луки гл. 19, ст. 1-10). Это — рѣшимость загладить свои прежніе грѣхи противоположными имъ добрыми дѣлами. Въ этомъ на помощь кающемуся приходитъ духовникъ, налагающій на него епитимію. Епитимія это не столько наказаніе, сколько духовное упражненіе, помогающее грѣшнику окончательно разсчитаться со своими прежними грѣхами и укрѣпиться въ добродѣтели. Поэтому духовникъ не долженъ подходить къ наложенію епитиміи чисто формально, а долженъ быть разсудительнымъ: епитимія назначается на созиданіе, а не на разореніе — /с. 32/ цѣль епитиміи исцѣлить больную душу и укрѣпить ее въ добродѣтели, а не ввергнуть ее въ отчаяніе, лишивъ тѣмъ самымъ надежды спасенія.
По окончаніи исповѣди и наложеніи епитиміи духовникомъ произносится словесное разрѣшеніе отъ грѣховъ по установленной Церковью и находящейся въ Требникѣ формулѣ: «Господь и Богъ нашъ Іисусъ Христосъ благодатію и щедротами Своего человѣколюбія, да проститъ ти чадо, имярекъ, вся согрѣшенія твоя: и азъ недостойный іерей, властію Его мнѣ данною, прощаю и разрѣшаю тя отъ всѣхъ грѣховъ твоихъ, во Имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь».
Нѣкоторые признаютъ болѣе древней разрѣшительной формулой помѣщенную передъ этимъ молитву: «Господи Боже спасенія рабовъ Твоихъ, милостиве и щедре и долготерпѣливе...».
Но во всякомъ случаѣ разрѣшающей грѣшника признается въ нынѣшнее время вышеупомянутая формула. Однако, и находящуюся передъ ней опускать не слѣдуетъ, какъ это нынѣ нѣкоторые дѣлаютъ «для сокращенія».
Это разрѣшеніе отъ грѣховъ не есть какой-то чисто-механическій и автоматически-дѣйствующій актъ. Разрѣшеніе во грѣхахъ подается лишь тогда, когда исповѣдь бываетъ искренней и полной, безъ лукавства и злонамѣренной утайки грѣховъ. Иначе можетъ быть такъ, какъ говоритъ святитель Ѳеофанъ: «Священникъ говоритъ: «прощаю и разрѣшаю», а Господь въ это время говоритъ: «А Я не прощаю и не разрѣшаю».
Вотъ почему передъ исповѣдью въ нашемъ Требникѣ положено особое «увѣщаніе» грѣшнику, располагающее его къ искренней и полной исповѣди.
Въ настоящемъ своемъ видѣ Таинство исповѣди сохранилось нынѣ изъ всѣхъ православныхъ помѣстныхъ церквей почти только въ одной нашей Русской Церкви, гдѣ къ Таинству Причащенія не допускается никто изъ мірянъ, кто прежде не исповѣдывался и не получилъ разрѣшенія своихъ грѣховъ. Но и у насъ оно часто принимаетъ характеръ формальнаго акта, черезъ который надо пройти, чтобы быть допущеннымъ къ св. Причастію. Сравнительно рѣдко въ наше время кто по-настоящему исповѣдуется. Рѣдки и духовники, умѣющіе по-настоящему исповѣдывать. По большей части, исповѣдующійся, придя на исповѣдь, молчитъ и ждетъ вопросовъ отъ духовника, на которые машинально отвѣчаетъ: «Грѣшенъ, батюшка», и тѣмъ дѣло ограничивается. Читается разрѣшительная молитва, и исповѣдь окончена. Ни искренняго сердечнаго сокрушенія о грѣхахъ, ни намѣренія исправить свою жизнь, ни вѣры во Христа и надежды на Его милосердіе — этихъ главныхъ требованій настоящей исповѣди, нельзя даже усмотрѣть въ такой механической исповѣди. А бываютъ и такіе исповѣдники, которые даже не желаютъ признать себя грѣшными въ тѣхъ отдѣльныхъ грѣхахъ, которые называетъ священникъ, а просто говорятъ: «грѣшенъ, какъ всѣ» или «грѣшенъ обыкновенными человѣческими грѣхами», причемъ подъ этими «обыкновенными человѣческими грѣхами» они часто разумѣютъ грѣхи, признаваемые Церковью весьма тяжкими, требующими сердечнаго сокрушенія и непремѣннаго оставленія ихъ, къ чему, видимо, не имѣетъ /с. 33/ никакого расположенія исповѣдникъ, считающій, что послѣ исповѣди онъ можетъ со спокойной совѣстью продолжать свою прежнюю грѣховную жизнь до слѣдующей исповѣди.
Вотъ одно изъ главнѣйшихъ золъ современной жизни, которое никакъ не долженъ оставлять безъ вниманія духовникъ, желающій быть не механическимъ отправителемъ Таинствъ — «требоисправителемъ», — но истиннымъ пастыремъ.
Нелегка задача духовника, который рѣшается исповѣдывать не механически, а по-настоящему. Для этого ему необходимо сокрушить тотъ духъ «окамененнаго нечувствія», который сталъ обычнымъ явленіемъ въ современныхъ христіанахъ. Прекраснымъ пособіемъ ему для этого можетъ послужить книга: «Исповѣдь» Митрополита Антонія — изъ воспоминаній по его лекціямъ, изданная заграницей, въ Варшавѣ въ 1928 году. Основная идея этой замѣчательной книги это — дать пастырю-духовнику руководственныя указанія, какъ пробудить въ приходящемъ на исповѣдь духъ истиннаго покаянія, сердечнаго сокрушенія о своихъ грѣхахъ и намѣреніе исправить впредь свою жизнь. А это вѣдь и есть главная задача каждаго духовника, желающаго совершать Таинство исповѣди не механически, а по-настоящему, не исполняя только традиціонный обычай, какъ многіе привыкли смотрѣть на исповѣдь, а дѣйствительно возраждая кающагося къ новой жизни «вторымъ крещеніемъ», «примиряя и соединяя» его вновь Святѣй Христовой Церкви. Для этого необходимо такъ подойти къ кающемуся, такъ расположить и настроить его, чтобы душа его сама раскрылась передъ духовникомъ и чтобы онъ чистосердечно исповѣдалъ всѣ свои грѣхи, ничего не утаивая, ибо грѣхъ, сознательно скрытый, неисповѣданный, настолько тяготитъ и омрачаетъ душу, что, по словамъ Вл. Антонія, нерѣдко приводитъ къ самоубійству и, слѣдовательно, къ окончательной погибели души, хотя бы такой человѣкъ исправно приходилъ на исповѣдь, слѣдуя привычкѣ и обычаю исповѣдываться передъ праздникомъ Пасхи, какъ это многіе дѣлаютъ, не думая серьезно о необходимости кореннымъ образомъ исправить свою жизнь.
Дабы исповѣдь была полной и откровенной, а, слѣдовательно, настоящей и спасительной, пастырь-духовникъ прежде всего долженъ и въ повседневной своей жизни, общаясь со своими пасомыми, держать себя съ ними такъ же, какъ онъ держитъ себя на исповѣди. Это и подчеркиваетъ въ своей книгѣ Митроп. Антоній, говоря: «Исповѣдь, совершаемая служителемъ Христа, есть такое дѣло, которое въ нѣкоторомъ смыслѣ должно сопровождать всѣ его отношенія къ вѣрующимъ. Называя священниковъ духовными отцами, христіане сознаютъ, что такіе избранники Божіи имѣютъ право и обязанность постоянно взывать къ голосу ихъ совѣсти и требовать открытія имъ своей души».
Это и есть самое важное условіе успѣшнаго духовничества.
 
† Еп. Аверкій
       
Источникъ: Еп. АверкійО Таинствѣ Покаянія. (Вступительный докладъ на Пастырскомъ Совѣщаніи 1958 г.).// «Православная Жизнь» (Orthodox Life).Ежемѣсячное приложеніе къ журналу «Православная Русь». №7. Іюль 1958 года. — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Свято-Троицкій монастырь, 1965. — С. 29-33. 

Read more

Письма Блаженнѣйшаго Антонія къ Іеросхимонаху Ѳеодосію Аѳонскому

Письма Блаженнѣйшаго Антонія, Митрополита Кіевскаго и Галицкаго къ разнымъ лицамъ
 
Письма къ Іеросхимонаху Ѳеодосію Аѳонскому [1].
* * *
Достолюбезный батюшка Отецъ Ѳеофанъ! [2]
Повидимому и Вы вкупѣ съ Вашимъ тезкой [3], впавшимъ въ прелесть, готовы меня подозрѣвать въ націонализмѣ. Я читалъ Вашъ голосъ съ Аѳона и конечно я вполнѣ согласенъ со всѣмъ, что Вы написали объ обязательности каноновъ и о нежелательности теперь, (а м. б. никогда) VIII Вселенскаго Собора. Впрочемъ его и не будетъ. Но я консервативнѣе Васъ касательно различенія вселенскаго и всеправославнаго. Какая разница между первымъ и вторымъ терминомъ? Развѣ I-VII Соборы не были всеправославные? развѣ Церковь раздѣлилась въ 8-мъ или 11-мъ вѣкѣ? Въ нашихъ дурацкихъ учебникахъ такъ дѣйствительно пишутъ, но Церковь не полагаетъ дѣлать никакой разницы между ересями древними и ересью латинскою, принимая послѣднихъ въ общеніе тѣмъ же чиномъ, какъ и несторіанъ (VI Собора, 95 правило). Я думаю, что латиняне значительно дальше отъ Церкви и они хуже чѣмъ монофизиты и моноѳелиты, ибо создали второго Христа, т. е. Антихриста въ видѣ папы, якобы непогрѣшимо разъясняющаго всѣ вопросы благочестія ех sеsе, еtіsаm sinе соusеn su ессlеsіе (пост. Ват. Соб. 1870 года). Впрочемъ, Вы готовы, повидимому, и за Синодальными постановленіями признать непогрѣшимость общеобязательную. Или я напрасно такъ заключилъ по Вашей статьѣ? Въ такомъ случаѣ очень радъ. Вѣдь Синодъ же оправдывалъ богопротивное упраздненіе патріаршества (вопреки 34 пр. Апост. и 9 пр. Антіох. соб. и мн. др.), дозволили по нуждѣ причащаться у пасторовъ (чего? — пищи демоновъ, какъ выразился преп. Ѳеодоръ Студитъ).
Впрочемъ Ваше смиренномудріе все побѣждаетъ: въ этомъ Ваше радикальное отличіе отъ Вашего тезки и его адьютанта Еп. Серафима [4].
Прошу батюшка, Вашихъ св. молитвъ за меня грѣшнаго и за тяжко болящаго юношу студента Николая Якимыча 22 лѣтъ, обрусѣвшаго серба, сына профессора.
Пока Василій III сидитъ въ Фанарѣ [5], мнѣ нѣтъ надежды возвратиться на св. Аѳонъ, а какъ бы желалъ! Сердечный привѣтъ.
 
Митрополитъ Антоній.       
— Живъ ли тотъ Антоній Младшій, что жилъ около насъ? Онъ офицеръ.
26 мая, 1926 г.
 
Примѣчанія:
[1] Іеросхимонахъ Ѳеодосій род. въ 1868 г., происходилъ изъ духовной семьи. Окончивъ Казанскую Дух. Академію въ 1894 г., остался въ ней преподавателемъ. Здѣсь же былъ постриженъ въ монашество и рукоположенъ. Нѣкоторое время пробылъ инспекторомъ Вологодской семинаріи. Былъ въ перепискѣ съ Оптинскими старцами и Еп. Ѳеофаномъ Затворникомъ. Отъ предложеннаго ректорства и сана архимандрита отказался и уѣхалъ на Аѳонъ. Здѣсь онъ избралъ тѣсный отшельническій путь, поселившись окончательно на Карули, мѣстѣ отличавшемся суровостью жизни. Келліи карулитовъ, какъ ласточкины гнѣзда прилепились къ отвѣснымъ скаламъ, соединяющія ихъ тропинки столь узкія, что двумъ человѣкамъ разойтись невозможно. Здѣсь о. Ѳеодосій прожилъ до самой своей кончины послѣдовавшей 2 октября 1937 г. Долгое время онъ былъ духовникомъ всѣхъ русскихъ карулитовъ. Извѣстенъ о. Ѳеодосій и своей литературной дѣятельностью. Имъ было найдено и опубликовано ранѣе не извѣстное сочиненіе преп. Паисія Величковскаго «Крины Сельныя»; онъ перевелъ съ греческаго нѣсколько сочиненій преп. Никодима Святогорца, въ частности «Исповѣдникъ», до того существовавшій только на греческомъ языкѣ; еще до революціи, по порученію Синода, имъ былъ составленъ прекрасный разборъ ереси имябожниковъ; составилъ онъ трудъ противъ новостильниковъ; и какъ итогъ своей молитвенной аскетической жизни — «Молитвенный дневникъ» въ руководство занимающимся Іисусовой молитвой художественнымъ способомъ.
[2] О. іеросхимонахъ Ѳеодосій до пострига въ великую схиму носилъ имя Ѳеофанъ.
[3] Имѣется въ виду Архіепископъ Ѳеофанъ (Быстровъ) Полтавскій, (1872-1940 г.г.). Бывшій ректоръ С.-Петербургской Дух. Академіи, духовникъ Царской Семьи, активный членъ Зарубежнаго Архіерейскаго Синода до 1927 г. Въ послѣднее десятилѣтіе своей жизни отошелъ отъ всякой церковно-общественной дѣятельности и посвятилъ себя молитвѣ и аскетическимъ подвигамъ, жилъ въ полу-затворѣ во Франціи, гдѣ и скончался.
[4] Опять имѣется ввиду Архіеп. Ѳеофанъ и его сподвижникъ Епископъ Серафимъ (Соболевъ) Богучарскій, проживавшій вмѣстѣ съ Архіеп. Ѳеофаномъ въ Болгаріи и управлявшій тамъ русскими православными общинами. Рукопол. въ 1919 г., умеръ 26 февр. 1950 г.
[5] Патріархъ Константинопольскій съ 1925 г.; Фанара — районъ Константинополя, гдѣ находится Патріархія.
* * *

Всечестный и достолюбезный батюшка о. Ѳеодосій!

Давненько получилъ письмо Ваше и отвѣчаю только сегодня, подавленный огромной оффиц. перепиской по поводу Евлогіанскаго раскола. — Вы спрашиваете о трехъ Вашихъ письмахъ, ко мнѣ адресованныхъ, но я отъ о. Кирика [1]получилъ только одно въ которомъ никакихъ запросовъ или прямыхъ возраженій на свой катихизисъ я не нашелъ. Теперь спрашиваю у о. Кирика не осталось ли у него 2-хъ Вашихъ писемъ или одного хотя бы. — Я отвѣчаю всегда на всѣ письма, а Васъ я глубоко уважаю и тѣмъ болѣе поспѣшилъ бы Вамъ отвѣтить. — Однако долженъ Вамъ признаться, что я не сразу сообразилъ, кому Вы написали прямо ученое письмо (сообразилъ потомъ, что студенту Ник. Якимычу). Надо и подписывать и надписывать письма точно. Немного смутился я Вашимъ совѣтомъ тому юношѣ — ожидать спеціальныхъ, т. е. чудесныхъ указаній о рѣшеніи своей судьбы отъ Бога. Правда, нѣкоторые отцы, особенно русскіе, а въ Ветх. Завѣтѣ еще Гедеонъ и др. любили такъ поступать, но они имѣли на то указанія отъ Бога, а просить о послѣднемъ, т. е. требовать чуда, это по ученію отцовъ опасный путь къ прелести и нетерпѣнію. Преп. Симеонъ Н. Богословъ пишетъ, что есть 3 пути монашества — киновіи и пустыни и третій путь проповѣдникъ и епископъ: всѣ 3 пути добрые но всѣ имѣютъ свои искушенія и опасности. Не буду повторять далѣе его словъ, ибо они Вамъ извѣстны.
Прошу Вашихъ св. молитвъ и остаюсь преданный сердечно
 
Митрополитъ Антоній.       
11 сент. 1926 г.
 
Примѣчаніе:
[1] Схиархимандритъ Кирикъ, духовникъ Пантелеимонова монастыря на Аѳонѣ. Извѣстенъ своей дѣятельной борьбой съ ересью «имябожниковъ». Какъ опытнаго старца, по совѣту Митр. Антонія, Сербскій Патріархъ Варнава вызвалъ его въ 30-хъ годахъ въ Югославію, въ качествѣ духовника для всего сербскаго духовенства. 
 
* * *
 
Всечестной и достолюбезный батюшка о. Ѳеодосій!
Ваше письмо съ любовію и похвалой Вашей ревности я сегодня прочиталъ. Дѣйствительно одно, а м. б. два Вашихъ писанія пропали на почтѣ, такъ что только изъ сегоднешняго письма я уразумѣлъ, что Вы безпокоитесь именно о стилѣ. — Отвѣчаю на прямо поставленный Вами вопросъ. — Вѣдь, въ извѣстныхъ Вамъ 13, 14, 15 правилахъ Двукратнаго Собора говорится объ отдѣленіи себя отъ Епископа или Патріарха послѣ соборнаго его осужденія, а не своимъ собственнымъ судомъ удаляющагося. И то правило (15), которое говоритъ, что достоинъ не осужденія, а похвалы прекратившій съ нимъ связь клирикъ ради нѣкія ереси, осужденныя св. соборами. или отцами (конечно каноническими, коія правила вошли въ Номоканонъ), а притомъ «когда онъ (т. е. предстоятель) проповѣдуетъ ересь всенародно и учитъ оной открыто въ Церкви». — А этого, слава Богу, ни П.(атріархъ) Василій, ни Хризостомъ [1] еще не дѣлали, а напротивъ настаиваютъ на охраненіи прежней Пасхаліи, ибо только она, а не самый Юліанскій стиль ограждена проклятіемъ соборовъ. Правда П.(атріархъ) Іеремія [2] въ 15 вѣкѣ и его преемникъ [3] въ 18 вѣкѣ наложили анаѳему на самый стиль, но это проклятіе 1) касается только его современниковъ и 2) не распространяется на тѣхъ, кто не страшится прервать съ нимъ общенія, чему подвергаются только поругатели канонической пасхаліи, причемъ (это надо замѣтить на всякій случай) главная мысль о днѣ Пасхи заключается въ томъ, чтобы она всѣми христіанами (т. е. православными) совершалась въ одинъ и тотъ же день по всей вселенной. Правда я самъ и мои собратья нисколько не сочувствуемъ новому стилю и модернизму, но просимъ отцовъ Аѳонскихъ не спѣшить сочиненіемъ посланій (Рим. 14). — О готовности нашей пойти на К.(онстантинопольскій) Соборъ [4] не скорбите. Конечно никакого собора и не будетъ, но если и будетъ, и если мы поѣдемъ, какъ попалъ св. Флавіанъ на соб.(оръ) разбойничій, то, конечно, вѣру сохранимъ, а отступниковъ предадимъ анаѳемѣ. Но, пока они не сказали послѣдняго слова, пока вся Церковь на вселенскомъ соборѣ не повторила проклятій Патріарха Іереміи, то надо держаться общенія, дабы самимъ намъ не лишиться спасенія и, оцѣживая комара, не проглотить верблюда.
Прошу, отче святый, Вашихъ молитвъ. Сами знаете у насъ скорбно.
Вашъ доброжелатель
 
М. Антоній.       
Сегодня узналъ о смерти скорой и мѣстѣ погребенія моего послѣдняго брата Александра (7 сент.). Помолитесь за его душу.
12 окт. 1926 г.
 
Примѣчанія:
[1] Патріархъ Константинопольскій Василій III вступилъ на престолъ въ 1925 г. Архіепископъ Аѳинскій Хризостомъ (см. сноску письма № 29: [Архіепископъ Хризостомъ (Пападопулосъ), ввелъ новый стиль въ Элладской Церкви въ мартѣ 1924 г.).
[2] Въ 1583 г. Римскій папа Григорій XIII, который перемѣнилъ Юліанскій календарь (старостильный) на Григоріанскій (новостильный), призывалъ Константинопольскаго патріарха Іеремію II послѣдовать его примѣру, въ отвѣтъ на это въ томъ же году въ Константинополѣ былъ созванъ Соборъ православныхъ архіереевъ на которомъ присутствовали патріархи: Константинопольскій Іеремія II, Александрійскій Сильвестръ, Іерусалимскій Софроній и много другихъ епископовъ. Они анаѳематствовали перемѣну пасхаліи и вообще новый стиль: «...кто, слѣдуетъ ново-составленной пасхаліи и новому календарю безбожныхъ папскихъ астрономовъ... анаѳема и да будутъ они отлучены отъ Церкви и отъ собранія вѣрующихъ». Въ письмѣ митр. Антонія ошибочно указанъ 15 вѣкъ.
[3] Очевидно здѣсь ошибка. Не въ 18 вѣкѣ, а въ 19, въ 1848 г. было составлено опредѣленіе 4-хъ Восточныхъ патріарховъ: Анѳима Константинопольскаго, Іероѳея Александрійскаго, Меѳодія Антіохійскаго, и Кирилла Іерусалимскаго и др. 18 епископовъ, подтверждающее постановленія о новомъ стилѣ Константинопольскаго Собора 1583 г.
[4] Въ то время шли приготовленія къ созыву VIII Вселенскаго Собора въ Константинополѣ. Несостоявшійся соборъ грозилъ быть сугубо реформаторскимъ. 
 
* * *
 
Всечестный и достолюбезный батюшка, отецъ Ѳеодосій!
Сейчасъ вторично перечиталъ Ваше разумное и строгое письмо. Конечно Вы правы, совершенно правы въ оцѣнкѣ событій измѣненія календаря, а виновники его достойны всякой укоризны, а можетъ быть даже и отлученія. Однако иное дѣло — сужденіе о нихъ, а иное — дерзаніе на прекращеніе церковнаго общенія. Вы ссылаетесь на П.(атріарха) Германа [1], отвѣтственнаго хранителя св. Преданія и современнаго раскольникамъ борца за св. вѣру и Церковь. Ἀκρίβεια конечно на Вашей сторонѣ, но въ рѣшеніи вопроса о продолженіи или прекращеніи общенія должно, не человѣкоугодія ради, но ради слова св. Церкви и согласно волѣ Божіей, явленной черезъ преданія, каноны и примѣры жизни святыхъ, руководиться ὀικονομία. Вотъ почему въ правилѣ 14-15 Двукратнаго Собора упомянуто: «до суда» надъ нарушителями. Вѣроятно, не только дозволено, но и полезно ихъ обличать, проповѣдывать противъ ихъ дѣйствій, но откалываться отъ нихъ не спѣшить, дабы и намъ самимъ не впасть въ судъ діаволь. — Вотъ, напр., болгарская Церковь. Она была отлучена 4-мя патріархами послѣ продолжительнаго обсужденія дѣла [2], а Пр. Ѳеофанъ, Серафимъ [3] и др. продолжаютъ сослуженіе съ ними въ церквахъ: даже Анастасій [4]. Я однако воздерживаюсь, а здѣсь дѣло совершенно иное, хотя и есть смягчающія ихъ, т. е. болгаръ, вину. — Между тѣмъ даже въ книгѣ Правилъ имѣются каноны о томъ, что въ нѣкоторыхъ случаяхъ прерваніе отношеній съ виновникомъ обязательно только для епископовъ, а виноватый долженъ «довольствоваться общеніемъ со своимъ клиромъ», который впрочемъ можетъ оставаться въ общеніи съ прочими епископами (см. Карѳагенскій соб. прав. 87, 98, 147, а объ икономіи вообще Василія Вел. I и Карѳаг. отд.).
Я остаюсь при убѣжденіи, что Вы напрасно терзаете свою совѣсть сомнѣніями о продолженіи общеній съ Конст. Патріархіей, предоставьте это дѣло суду архіереевъ, а пока онъ не состоялся (т. е. м. б. никогда), пребывайте спокойно въ общеніи. Ваше письмо я еще отдамъ на отзывъ проф. Суботицкаго университета С. В. Троицкаго — канониста церковнаго духа. Прошу Вашихъ св. молитвъ.
 
Любящій Митр. Антоній.       
2 Дек. 1926 г.
 
Примѣчанія:
[1] Германъ II былъ патріархомъ Константинопольскимъ съ 1222 по 1240 г.г., въ то время когда латиняне владѣли Царьградомъ. Велъ неустанную борьбу съ папскимъ престоломъ. Сохранились его произведенія противъ латинянъ.
[2] Въ 1872 г. Константинопольскій соборъ объявилъ Болгарскую Церковь «схизматиками», за самовольное провозглашеніе автокефаліи. Рѣшеніе этого собора не было единодушнымъ. Сербская, Русская и Іерусалимская Церкви настаивали на мирномъ рѣшеніи вопроса въ пользу болгаръ. Тѣмъ не менѣе «схизма» была провозглашена и Русской Церкви пришлось съ ней считаться, хотя Св. Синодъ сумѣлъ дѣйствовать мудро и, пребывая въ общеніи съ Константинополемъ, предоставлялъ св. мѵро Болгарской Церкви. Въ 1945 г., по причинамъ политическимъ и религіознымъ, Константинопольская и Болгарская Церкви возобновили литургическое общеніе.
[3] Архіеп. Ѳеофанъ Полтавскій и Еп. Серафимъ Богучарскій.
[4] Архіеп. Кишиневскій Анастасій (впослѣдствіи первоіерархъ Р. Заруб. Церкви) въ 1924 г. участвовалъ въ освященіи величественнаго собора св. Александра Невскаго въ Софіи. 
 
* * *
 
Любезный Батюшка О. Ѳеодосій!
Пишу въ навечеріе дня преп. Ѳеодосія, Вашего Ангела. Завѣряю Васъ, что на всѣ Ваши письма безъ исключенія отвѣчаю обыкновенно въ тотъ же день, подробно по существу, — иногда черезъ о. А. Кирика [1], а иногда на Карулю. Но у меня есть особый отдѣлъ друзей, которые постоянно не получаютъ моихъ писемъ, ибо не умѣютъ дать правильный адресъ. По сему прошу Васъ еще разъ взять терпѣнія и поставить мнѣ опредѣленные вопросы (такъ я уже не все помню). — Сообщаю Вамъ, что Ф(инское) правительство разрѣшило валаамцамъ желающимъ возвратиться на старый стиль.
Прошу св. молитвъ Вашихъ и остаюсь
 
Вашъ доброжелатель Митр. Антоній.       
13 Авг. 1927 г.
 
Примѣчаніе:
[1] Схи-Архимандритъ Кирикъ, духовникъ Пантелеимонова монастыря на Аѳонѣ. 
 
* * *
 
Всечестный и достолюбезный Батюшка, Отецъ Ѳеодосій!
Если не 7-й, то навѣрно 6-й разъ увѣряю Васъ, что на всѣ Ваши письма я немедленно посылаю отвѣтъ, то черезъ о. Архим. Кирика, то прямо на Карулю; теперь пишу на о. Игумена заказнымъ. — Если уже и теперь не дойдетъ, то впредь ничего Вамъ писать не буду.
Итакъ увѣдомляю Васъ, что Ваше разсужденіе о Кириллѣ Владиміровичѣ я послалъ для напечатанія безъ Вашей подписи, а просто «съ Аѳона» въ редакцію Голоса Вѣрноподданнаго, что издаетъ молодой графъ Г. П. Граббе, родной правнукъ знаменитаго А. С. Хомякова, въ Бѣлградѣ. Вѣроятно редакторъ обрадуется Вашей статьѣ и скоро ее напечатаетъ. А я послалъ Вамъ свою отповѣдь Синоду по поводу его сближенія съ Обновленцами, дабы Вы не думали будто я по робости или малодушію не заявляю себя въ печати сторонникомъ Кирилла Владиміровича [1]: я долженъ это сдѣлать послѣднимъ или однимъ изъ послѣднихъ, какъ поступилъ Кіевскій Митрополитъ послѣ 1653 года относительно подчиненія Московскому Царю Алексѣю Михайловичу, дабы не углублять раскола въ своей паствѣ преждевременнымъ заявленіемъ своей покорности новому Правительству, хотя я думаю быть, конечно, на сторонѣ послѣдняго. Такъ поступилъ (Митрополитъ) Діонисій Балабанъ, открывшій мощи преп. Іова Почаевскаго; за это Діонисій даже подвергся царскому гнѣву; но паству свою объединилъ вѣрностью (Московскому) Царю.
Прошу, отче святый, Вашихъ молитвъ и въ надеждѣ на таковыя призываю Божіе благословеніе на Васъ и сопостниковъ Вашихъ и остаюсь Вашъ доброжелатель
 
Митрополитъ Антоній.       
16 сент. 1927 г.
 
Примѣчаніе:
[1] Вел. князь, провозгласившій себя въ 1924 г. Наслѣдникомъ Царскаго престола. 
 
Источникъ: Письма Блаженнѣйшаго Митрополита Антонія (Храповицкаго). — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Свято-Троицкій монастырь, 1988. — С. 169-171. 

Read more

Н. Д. Тальбергъ († 1967 г.): Объ обрѣтеніи мощей княгини Анны Кашинской

{jcomments on}

Н. Д. Тальбергъ († 1967 г.) 

ИСТОРІЯ РУССКОЙ ЦЕРКВИ
Часть шестая.
Расцвѣтъ церковной жизни.
 
Старообрядчество и единовѣріе
... 21 іюля 1649 г. состоялось обрѣтеніе мощей княгини Анны Кашинской, супруги св. вел. кн. Михаила Тверского, замученнаго въ Ордѣ въ 1319 г. 12 іюня 1650 г. мощи святой были перенесены, въ присутствіи царя Алексѣя Михайловича, въ кашинскій Вознесенскій соборъ. По почину патріарха Іоакима Соборы 1677 и 1678 гг. постановили «празднества ей не творити». Главнымъ основаніемъ такого рѣшенія было то, что правая рука ея «въ завитіи погнулася, а длань и персты прямо, а не благословляющіе». Въ 1908 г. на Миссіонерскомъ съѣздѣ въ Кіевѣ, о которомъ упоминалось выше, обсуждался поднятый отсутствовавшимъ архіеп. тверскимъ Алексіемъ (Опоцкимъ) вопросъ о возстановленіи церковнаго прославленія вел. кн. Анны. Предложеніе это горячо поддержалъ архіеп. волынскій Антоній. Съѣздъ, придавая сему прославленію большое миссіонерское значеніе, ибо оно отвратитъ отъ православныхъ укоризны со стороны старообрядцевъ въ томъ, что въ Православной Церкви не прославляются святые, имѣющіе двуперстное сложеніе для крестнаго знаменія, присоединился къ означенному ходатайству, раздѣляемому собравшимися въ Кіевѣ архипастырями. Въ 1909 г. празднованіе св. Анны Кашинской было возстановлено. Торжество происходило лѣтомъ въ г. Кашинѣ въ православномъ Успенскомъ соборѣ по единовѣрческому чину. Литургія служилась по архіерейскому чиновнику XV и XVI вѣковъ. Велико было торжество 5 сент. въ С.-Петербургѣ при встрѣчѣ въ единовѣрческомъ Никольскомъ храмѣ на Николаевской ул. иконы св. Анны съ частицей ея мощей. Богослуженіе совершалъ викарный епископъ гдовскій Кириллъ (Смирновъ), завѣдовавшій единовѣрческими храмами петербургской епархіи, позднѣе архіеп. тамбовскій. Вскорѣ послѣ этого единовѣрцы возбудили ходатайство о созывѣ въ Москвѣ ихъ всероссійскаго съѣзда. Св. Сѵнодъ /с. 852/ разрѣшилъ созывъ въ Москвѣ только мѣстнаго съѣзда. Митр. Владиміръ по просьбѣ участниковъ съѣзда, назначилъ предсѣдателемъ его епископа серпуховскаго Анастасія (Грибановскаго), особенно почитавшагося единовѣрцами. Въ 1912 г. Св. Сѵнодъ, по докладу своего члена, архіеп. волынскаго Антонія, разрѣшилъ созывъ перваго Всероссійскаго единовѣрческаго съѣзда въ С.-Петербургѣ. Съѣздъ продолжался съ 22 по 29 января, подъ предсѣдательствомъ архіеп. Антонія. 31 янв. депутація съѣзда, во главѣ съ архіеп. Антоніемъ, представлялась Императору Николаю Александровичу. Владыка поднесъ Государю икону благовѣрной кн. Анны и произнесъ слово. Единовѣрческій священникъ Сѵмеонъ Шлеевъ поднесъ Царю и Наслѣднику Цесаревичу Алексѣю Николаевичу подручники — коврики, которые единовѣрцы употребляютъ на молитвѣ при земныхъ поклонахъ [1].
 
Примѣчаніе:

[1] Использованы данныя, помѣщенныя епископомъ Никономъ (Рклицкимъ) вь его книгѣ «Жизнеописаніе Блаженнѣйшаго Антонія, митрополита Кіевскаго и Галицкаго» т. III. 1957.
 
Источникъ: Н. Тальбергъ. Исторія Русской Церкви. — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Свято-Троицкій монастырь, 1959. — С. 844-852. 
Икона преподобной Анны Кашинской. Середина XVII века. Шёлк, золотные, серебряные и шёлковые нити.
Государственный исторический музей, поступило из музея города Кашина в 1955 году. 196 × 99

Read more

Joomla SEF URLs by Artio