RizVN Login



   

АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

04 Август 2017

ИПЦ Греции: Праздник святой великомученицы Маркеллы на о. Хиос. ФОТО

Пятница. 4 августа 2017 г.

 
С большой торжественностью и с участием священнослужителей и верующих отмечался в этом году Праздник святой великомученицы Маркеллы на месте ее мученичества за Христа - в прибрежной зоне Волиссу (о. Хиос, ИПЦ Греции), где было совершено вечернее богослужение. 
 
 
В сам день Праздника в женском монастыре Taxiarchi Neniton Митрополит Хризостом Аттикийский и Беотийский постриг одну из сестер в Великую схиму.
 
Владыка Хризостом призвал монахинь к стяжанию благодати Святого Духа, а также с терпением, смирением и рассуждением следовать своему иноческому пути.
 
В богослужениях принял участие Преосвященный Фотий Димитриадский.
 
 
{jcomments on}

Read more

Прот. Александръ Глаголевъ († 1937 г.): О христіанскомъ призваніи и служеніи женщины

Прот. Александръ Глаголевъ († 1937 г.) 

 
Слово въ день памяти св. Равноапостольныя Маріи Магдалины и тезоименитства Государыни Императрицы Маріи Ѳеодоровны 22 іюля 1907 года. 
О христіанскомъ призваніи и служеніи женщины [1].
 
 
О Христѣ Іисусѣ нѣстъ мужескій полъ, ни женскій, вси бо едино... (Гал. 3, 28).
 

Въ этихъ словахъ святаго Апостола выражена та, невѣдомая древнему до-христіанскому міру, истина, что всѣ люди безъ различія пола, — какъ и другихъ внѣшнихъ неодинаковыхъ человѣческихъ состояній и положеній, — равны предъ Богомъ по нравственной своей природѣ, всѣ одинаково призваны къ вѣрѣ и спасенію во Христѣ, всѣ равно пріемлютъ благодатныя средства Его и одинаково могутъ достигать совершенства христіанскаго, святости и наслѣдія Царства небеснаго. И эта истина оправдана, братіе, безчисленными примѣрами изъ исторіи христіанскаго благочестія: въ числѣ истинныхъ послѣдователей Христовыхъ, достигшихъ высокихъ степеней святости, во всѣ времена были и жены, просіявшія во всѣхъ тѣхъ же добродѣтеляхъ, какими заявили себя въ разныя времена мужи-подвижники христіанскаго благочестія. Такова въ особенности была нынѣ ублажаемая св. Церковію святая жена мѵроносица Равноапостольная Марія Магдалина. Кто въ Церкви Христовой выше апостоловъ? А сія жена признана, какъ послѣ и иныя св. жены, равноапостольною. Подлинно, Апостольское слово: нѣсть мужескій полъ, ни женскій о Христѣ Іисусѣ сбылось на святой Маріи Магдалинѣ еще прежде, чѣмъ было произнесено св. Апостоломъ.

Чѣмъ же стяжала св. Марія Магдалина высокое наименованіе равноапостольной? Отвѣтъ даетъ житіе равноапостольной жены, рисующее намъ высокія добродѣтели и великіе подвиги и труды ея въ благовѣстіи Христовомъ. Дочь родителей — сиріянъ «отъ горъ Магдальскихъ» (Чет. Мин. 22 іюля) или изъ города Магдалы, Марія была исцѣлена Господомъ отъ ужасной болѣзни бѣснованія (Мврк. 16, 9; Лук. 8, 2) [2]. Это великое благодѣяніе навсегда вселило въ сердцѣ ея пламенную любовь и непоколебимую преданность Господу, — любовь и преданность, уступавшія въ силѣ, пламенности и постоянствѣ только любви Пресвятой Богоматери къ Божественному Ея Сыну. По примѣру Пресвятой Дѣвы, Марія Магдалина съ сонмомъ другихъ благочестивыхъ женъ и во главѣ ихъ посвятила себя Господу. Чистая, беззавѣтная любовь къ Божественному Учителю влекла благочестивыхъ женъ за Нимъ всюду въ Его путешествіи съ проповѣдью Евангелія (Марк. 15, 40-41; Лук. 8, 2-3). Не выступая сами на поприще какой-либо общественной дѣятельности, онѣ свидѣтельствовали свою преданность и любовь Господу, насъ ради обнищавшему (2 Кор. 8, 9) и не имѣвшему, гдѣ главы подклонити (Лук. 9, 58), — трудами рукъ своихъ и имѣніями своими (Лук. 8, 3). Здѣсь, въ этомъ непосредственномъ движеніи чувства любви къ Господу, коренилась вмѣстѣ и глубочайшая сила убѣжденія въ божественной истинности и спасительности ученія Господа Спасителя. Это сказалось въ нравственномъ участіи св. Маріи Магдалины въ страданіяхъ Его. Когда Господь шелъ положить душу Свою за спасеніе міра, она съ другими неутѣшными женами (Лук. 23, 27) слѣдовала за Нимъ на Голгоѳу, и тамъ сначала издалека съ трепетомъ взирала на распятіе Господа (Марк. 15, 40), а затѣмъ, по неудержимому влеченію любви, забывъ всякій страхъ, приблизилась къ самому кресту Христову вмѣстѣ съ Богоматерью и другими женами (Іоан. 19, 25), и здѣсь своею нѣжною сострадательностью облегчала скорбь Богоматери, а силою горячей вѣры и пламенной любви удостоилась сострадать Самому Господу и принять въ свое сердце Его послѣдній вздохъ. Поистинѣ любовь Маріи Магдалины къ Господу была крѣпка, какъ смерть (Пѣсн. 8, 6) или даже крѣпче самой смерти, поскольку смерть Господа нимало не ослабила, не охладила ея пламенной любви къ Господу. Въ тѣ страшные часы, когда всѣ оставили Господа (Матѳ. 26, 56; Лук. 23, 48), когда и Сама Матерь Божія, изнемогшая отъ невыразимыхъ душевныхъ страданій, удалилась отъ креста Божественнаго Сына Своего съ Его возлюбленнымъ ученикомъ (Іоан. 19, 27), Марія съ немногими другими женами оставалась при возлюбленномъ Учителѣ. Онѣ сидѣли противъ гроба (Матѳ. 27, 61), наблюдая, какъ Іосифъ съ Никодимомъ погребали тѣло Господа (Марк. 15, 47). Пламень любви къ Божественному Мертвецу пылалъ въ сердцахъ ихъ, и, замѣтивъ, что Іосифъ и Никодимъ въ поспѣшности лишь покрыли тѣло пеленами и обсыпали благовоніями, но не помазали его ароматами (Іоан. 19, 39-40), какъ то дѣлалось при іудейскихъ погребеніяхъ, онѣ твердо рѣшили восполнить это опущеніе и воздать послѣдній долгъ возлюбленному Учителю. И дѣйствительно, проведя субботу въ покоѣ по іудейскому обычаю (Лук. 23, 56), Марія Магдалина въ глубокое утро слѣдующаго дня съ немногими подругами спѣшитъ съ ароматами ко гробу Спасителя (Матѳ. 28, 1; Іоан. 20, 1; Марк. 16, 1-2). Ни мракъ ночи, ни уединенное положеніе гроба Господня близъ страшной Голгоѳы, ни страхъ іудейскій — ничто не могло удержать благочестивыхъ женъ отъ выполненія долга любви: онѣ спѣшатъ ко гробу съ одною мыслію скорѣе помазать ароматами тѣло Господа. Когда затѣмъ онѣ нашли камень гроба отваленнымъ, и Марія Магдалина возвѣстила объ этомъ апостоламъ Петру и Іоанну, а они побывали у гроба и въ недоумѣніи отошли отъ него и возвратились (Лук. 24, 11), Марія Магдалина одна стояла у гроба и горько плакала (Іоан. 20, 11). За эту-то пламенную любовь, какой, повидимому, не имѣли и самые близкіе ученики Господа, Марія Магдалина удостоилась первою изъ всѣхъ послѣдователей Господа, раньше самихъ апостоловъ (Марк. 16, 9), видѣть Воскресшаго и благовѣстить о Немъ ученикамъ Его; лишь Богоматери, по преданію, Воскресшій Господь явился еще прежде. Вмѣстѣ съ другими благочестивыми подругами своими и во главѣ всѣхъ ихъ Марія Магдалина перешла въ исторію христіанской Церкви съ именемъ Мѵроносицы — именемъ, свидѣтельствующимъ о великомъ подвигѣ любви и усердія ихъ къ Господу. Явившись первою благовѣстницею воскресенія Христова въ тѣсномъ кругу апостоловъ, Марія Магдалина, затѣмъ, какъ свидѣтельствуетъ преданіе (см. Чет. Мин. 22 іюля), оставила домъ, друзей и отечество и посвятила жизнь свою трудамъ благовѣстія. Съ проповѣдью о воскресеніи Христовомъ, съ благоговѣстіемъ евангельскимъ, она обтекла многія страны, между прочимъ посѣтила Римъ. Здѣсь она получила доступъ въ императорскій дворецъ Тиверія, которому поднесла красное яйцо — символъ возрожденія человѣчества кровію и воскресеніемъ Христа, — съ проповѣдью о воскресеніи Христовомъ и вообще искупительномъ дѣлѣ Его. Изъ Рима прибыла въ Ефесъ къ Апостолу и Евангелисту Іоанну Богослову и здѣсь съ Апостоломъ апостольски трудилась до самаго честнаго своего преставленія и была погребена при входѣ въ ту пещеру, въ которой послѣ семь ефесскихъ отроковъ почти три вѣка почивали чудеснымъ сномъ. Впослѣдствіи, при греч. императорѣ Львѣ Мудромъ, мощи ея были перенесены въ Константинополь и положены въ обители праведнаго Лазаря, котораго Господь воскресилъ изъ мертвыхъ. Такъ Марія Магдалина при жизни столь ревностно проповѣдовавшая о воскресеніи Господнемъ, и по смерти какъ-бы желала вѣщать о воскресеніи же, когда почивала въ мѣстахъ, особенно напоминающихъ и утверждающихъ истину воскресенія.

Таковы были, братіе, труды и подвиги св. Маріи Магдалины. Подлинно они явдяютъ не женскую немощность, а великую силу духа христіанскаго, свойственную лишь такимъ избраннымъ натурамъ, каковы, напримѣръ, были апостолы. И, конечно, не жены только, но и мужи въ Церкви должны всегда подражать высокимъ добродѣтелямъ и подвигамъ Равноапостольной жены. Если св. Марія Магдалина въ одержавшемъ ея недугѣ взыскала и обрѣла благодатной помощи у Врача душъ и тѣлесъ, то не должны-ли и всѣ мы въ постигающихъ насъ болѣзняхъ и скорбяхъ искать первѣе всего исцѣленія и утѣшенія у Господа? Если затѣмъ св. Марія въ благодареніе Господу за исцѣленіе посвятила всю жизнь свою на служеніе Господу, въ особенномъ смыслѣ «хранила оправданія и законы» Христовы (тропарь св. Маріи Магдалины), то не есть-ли это долгъ и каждаго изъ насъ, получающихъ отъ Бога и «животъ и дыханіе и вся» (Дѣян. 13, 25)? Не обязываетъ-ли и насъ примѣръ св. Маріи сдѣлать правиломъ жизни нашей — оправданія и законы Христовы — быть творцами дѣла, а не слышателями только (Іак. 1, 25)? Марія Магдалина служила Господу отъ трудовъ и имѣній своихъ; и общій всѣхъ нашъ долгъ служить Господу въ лицѣ Его меньшихъ братій дѣлами милости, которыя Онъ благоволитъ вмѣнять Себѣ (Матѳ. 25, 35-45). Марія Магдалина въ годину страданій и смерти Господа какъ-бы сострадала и сраспиналась Ему силою вѣры и любви — и для всякаго, носящаго имя христіанина, мысль благоговѣйная о Христѣ распятомъ, перенесеніе духомъ къ страждущему за міръ Господу, есть и непремѣнный долгъ и спасительная потребность (ср. 1 Кор. 2, 2). То великое усердіе, съ какимъ Марія уготовила Господу и несла ко гробу Его ароматы, та настойчивость въ исканіи тѣла Господа Іисуса, какую проявила она при гробѣ пока не узрѣла Воскресшаго изъ гроба, напоминаютъ всѣмъ христіанамъ о долгѣ всегдашняго исканія Господа съ ароматами благоговѣйной молитвы, умиленія и добрыхъ дѣлъ. А апостольская проповѣдь Равноапостольной жены о воскресшемъ Христѣ въ теченіе всей ея жизни, по истинѣ говоритъ намъ объ обязанности нашей жить не себѣ, но Умершему за насъ и Воскресшему (2 Кор. 5, 15), исповѣдуя Его всю жизнь свою словомъ и дѣломъ.

Но всѣ эти подвиги и добродѣтели ублажаемой нынѣ св. Маріи Магдалины потому особенно удивительны и вмѣстѣ поучительны, что совершены они женою, которая по своей природѣ есть «сосудъ немощнѣйшій» (1 Петр. 3, 7) въ сравненіи съ мужемъ. Извѣстный отечественный проповѣдникъ и Учитель Церкви говоритъ: «Когда видите высокую и сильную доблесть въ лицѣ мужа, вы не столько удивлены, сколько удовлетворены, найдя вполнѣ то, чего можно было ожидать и требовать отъ сей природы. Но когда такую-же доблесть встрѣчаете въ немощномъ естествѣ жены, ваше ожиданіе превышено, и вы не только довольны, но и удивлены. Напримѣръ, смотря на Іакова, который, чтобы утишить несправедливую вражду брата, добровольно осуждаетъ себя на изгнаніе изъ родительскаго дома, и, не взявъ съ собою ничего изъ наслѣдства богатаго отца, съ однимъ странническимъ посохомъ идетъ въ отдаленную страну, безъ сомнѣнія, съ чувствомъ удовольствія скажете вы: это великодушно, это достойно сына Исаакова, внука Авраамова. Но когда посмотрите на Руѳь, которая, по любви къ свекрови, безпомощной иноплеменницѣ, и по уваженію къ ея добродѣтели и благочестію рѣшается оставить свое родство и отечество и, будучи самою Ноемминью удерживаема отъ сего труднаго и, повидимому, безнадежнаго подвига, не колеблется и говоритъ Ноеммини: идѣже идеши ты, и азъ поиду, и идѣже водворимися ты, водворюся и азъ, людіе твои — людіе мои, и Богъ твой — Богъ мой (Руѳ. 1, 16-17), при видѣ сей мужеской въ женѣ крѣпости духа, сего восторга добродѣтели, вы не только довольны, но и удивлены и тронуты» [3]. Удивленіе это, впрочемъ, препобѣждается и разрѣшается тѣмъ апостольскимъ изреченіемъ (Гал. 3, 28), съ котораго мы начали свое слово. Во Христѣ, говоритъ Апостолъ, нѣсть мужескій полъ ни женскій: вседѣйствующая благодать Божія во Христѣ равно изливается и на женскую душу, какъ и на мужскую, а потому и всѣ блага царства Христова доступны столь-же и женѣ, какъ мужу: жена — Марія Магдалина св. Церковью почтена и почитается наравнѣ съ мужами — апостолами. Однако званіе христіанское и благодать Божія не подавляютъ и не уничтожаютъ и природныхъ свойствъ женской души и природы въ ея отличіи отъ мужеской половины человѣческаго рода. Напротивъ, эти природныя свойства женщины въ христіанствѣ лишь получаютъ высшее благодатное освященіе и, въ свою очередь, служатъ къ болѣе полному воплощенію христіанства въ жизни человѣчества.

Читая Евангельскую Исторію, мы не можемъ не замѣтить, что жены самыхъ неодинаковыхъ общественныхъ положеній оказывались, какъ-бы преимущественно предъ мужами, воспріимчивыми къ благодатному воздѣйствію на нихъ личности Божественнаго Учителя и Его ученія. Нигдѣ въ Евангеліи не говорится о какомъ-либо проявленіи злобы и вражды къ Господу со стороны жены. Напротивъ, жена всюду пытается, гдѣ только можетъ, умягчить тернистый путь Господа, особенно въ послѣдніе дни Его земной жизни. Не только тѣ избранницы, во главѣ которыхъ стояла св. Марія Магдалина, являли нѣжную, трогательную любовь къ Господу, но подобное творили и жены, не принадлежавшія къ ихъ кругу: жена Пилата дѣлаетъ трогательное, хотя и не достигшее цѣли, усиліе спасти жизнь Величайшаго Праведника (Матѳ. 27, 19); цѣлый сонмъ іерусалимскихъ женъ плачутъ и рыдаютъ о Спасителѣ, ведомомъ на распятіе (Лук. 23, 27). И нужно-ли говорить, что здѣсь вмѣстѣ съ природною сострадательностью сказывалась и глубокая воспріимчивость къ спасительному ученію Господа? О женѣ Пилата преданіе свидѣтельствуетъ, что она вскорѣ сдѣлалась христіанскою (съ именемъ Прокула). Вспомнимъ еще о женѣ Хананеянкѣ, вѣру которой назвалъ великою Самъ Господь (Матѳ. 15, 28), и о женѣ грѣшницѣ, многіе грѣхи которой простилъ Онъ за то, что она возлюбила много (Лук. 7, 47). Своимъ послушаніемъ гласу Господа, своею любовію и преданностью Ему жены, упомянутыя въ Евангеліи, какъ-бы стремятся загладить грѣхъ непослушанія и нелюбви къ Богу со стороны Праматери Евы и предваряютъ мужей въ усвоеніи ученія евангельскаго и жизни во Христѣ. Воодушевленныя силою вѣры и самоотверженной любви, они чувствомъ предваряютъ и углубляютъ то, что затѣмъ разрабатывается просвѣщенною мыслію и ученіемъ апостоловъ. Будучи по природѣ существомъ болѣе страдательнымъ, чѣмъ дѣятельнымъ, женщина обладаетъ душею особенно нѣжною, чувствующею, впечатлительною ко всякому новому вліянію, особенно-же къ божественному вѣянію благодати. А такъ какъ дѣло вѣры и благочестія коренится въ сердцѣ и питается сердечною теплотою благоговѣнія и молитвы, то въ совершеніи святыхъ подвиговъ вѣры и благочестія жена нерѣдко идетъ и должна идти впереди мужа. Если въ Евангеліи первыми провозвѣстницами и проповѣдницами воскресенія Господа явились жены мѵроносицы, то въ исторіи просвѣщенія народовъ свѣтомъ Евангелія особенное значеніе имѣли женщины, бывшія нерѣдко первыми свѣточами и насадительницами св. вѣры въ своемъ народѣ, напримѣръ, у насъ св. равноапостольная Ольга. Женское сердце способно дать жизнь и теплоту въ той священной области вѣры, гдѣ мужской разсудокъ можетъ порождать холодъ и мертвенность [4].

Для святого подвига вѣры и благочестія у женщины есть особая, ей по преимуществу принадлежащая, область — область семьи. Семья христіанская есть малая Церковь и первоначальная община, въ которой полагаются начатки тѣхъ явленій, изъ которыхъ затѣмъ слагается общественная жизнь во всемъ ея разнообразіи. Выступая на общественную дѣятельность, каждый изъ насъ приноситъ съ собою черты и особенности духа, выработавшіяся въ тишинѣ родного крова. Душею-же тѣснаго домашняго крова, хранительницею святости семейнаго очага является и всегда должна оставаться женщина, въ качествѣ-ли матери, супруги, сестры или дочери. Женщина должна — силою присущей ей теплоты вѣры и чувства — созидать въ своемъ домѣ такую атмосферу, при которой все-бы здѣсь дышало благочестіемъ, молитвою, теплою вѣрою и любовію.

Въ этой малой Церкви нѣтъ святѣе обязанности, какъ воспитаніе дѣтей по духу Христову, и эта святая обязанность съ первыхъ дней бытія дитяти ввѣряется Богомъ, Церковію и самою природою матерней любви. Церковь и общество всегда съ самыми живыми надеждами и вмѣстѣ тревожными опасеніями взираютъ на семьи, какъ духовные питомники, приготовляющіе для нихъ будущихъ членовъ. И сколько знаетъ исторія Церкви такихъ героевъ вѣры и благочестія, истинныхъ исполиновъ духа, которые были обязаны большею частію своей духовной высоты и совершенства воспитанію въ семьѣ, болѣе всего со стороны матери. Съ воспоминаніемъ о св. Григорія Богословѣ нераздѣльна мысль о воспитавшей его благочестивой матери Ноннѣ, въ житіи св. Василія Великаго вы непремѣнно читаете о святыхъ женахъ матери его Емиліи и старшей сестрѣ Макринѣ, столь много сдѣлавшихъ для воспитанія будущаго подвижника; память великаго Іоанна Златоуста неотдѣлима отъ мысли о матери его Анѳусѣ, всѣмъ пожертвовавшей для воспитанія сына. Церковь не имѣла бы въ числѣ знаменитыхъ учителей своихъ блаж. Августина, если бы Промыслъ не уготовалъ его обращеніе чрезъ увѣщанія, молитвы и слезы матери его Моники.

Св. Марія Магдалина съ др. евангельскими женами примѣромъ своимъ даютъ видѣть и современной женщинѣ также мѣру и способъ участія и въ болѣе широкой области — жизни общественной. Какъ эти жены появлялись въ обществѣ лишь въ дѣлѣ служенія любви, такъ и для женъ всѣхъ временъ широкое и разумное участіе въ общественной благотворительности есть самая естественная форма участія въ общественной жизни. Высокій примѣръ Благочестивѣйшей Государыни Маріи Ѳеодоровны, подъ покровительствомъ Которой находится столько благотворительныхъ и просвѣтительныхъ учрежденій, да ободритъ и всѣхъ дщерей отечества нашего къ посильному участію въ святомъ дѣлѣ любви и благотворительности, частной и общественной.

Нѣкогда, въ тяжкое время для ветхозавѣтнаго Израиля, предъ наступленіемъ вавилонскаго плѣна, пророкъ Божій, утѣшая народъ Божій, изрекъ: «Господь сотворитъ на землѣ нѣчто новое: жена спасетъ мужа» (Іер. 31, 22).

Будемъ, братіе, и мы молить Господа, чтобы въ трудныя времена, переживаемыя нашимъ отечествомъ и нашею Церковью, Господь сотворилъ на спасеніе новаго Израиля новое: пусть спасется наша жизнь, наше благо, наша вѣра не самонадѣянною крѣпостью и мудростью мужа, но смиреніемъ, теплотою вѣры и любви женъ благочестивыхъ. Аминь. 

Примѣчаніе: 
[1] Произнесено въ Кіево-Софійскомъ каѳедральномъ соборѣ. 
[2] Нѣкоторые въ виду этого обстоятельства считали св. Марію Магдалину дочерью Ханеянки или Сирофиникіянки, которая (дочь) тоже была исцѣлена Господомъ отъ бѣснованія въ предѣлахъ Тира и Сидона (Матѳ. 15, 21 сл., 8, 24 сл.). Но мѣстоположеніе г. Магдалы — удаленное отъ Тира и Сидона — не согласуется съ тѣмъ; да и хананейской происхожденіе послѣдней исцѣленной отличаетъ ее отъ Маріи. 
[3] Митр. Моск. Филаретъ. Слова и Рѣчи, т. V (изд. 1885), стр. 193. 
[4] Проф. В. Ѳ. Пѣвницкій. Сборникъ словъ, произнесенныхъ въ церкви Кіево-Братскаго монастыря на вечернемъ богослуженіи, извѣстномъ подъ именемъ пассіи. СПб. 1905, стр. 121-125. 

Источникъ: Священникъ А. Глаголевъ. Слово въ день памяти св. Равноапостольныя Маріи Магдалины и тезоименитства Государыни Императрицы Маріи Ѳеодоровны 22 іюля 1907 года. О христіанскомъ призваніи и служеніи женщины. // Журналъ «Труды Кіевской духовной академіи» — 1907. — Томъ II. — Кіевъ: Типографiя И. И. Горбунова, 1905. — С. I-XI. [Ос. паг.]

{jcomments on}

Read more

Протопр. Георгій Граббе: ОДНОСТОРОННЕЕ ПОНЯТІЕ О ПОЛИТИКѢ

Протопр. Георгій Граббе (буд. еп. Григорій) († 1995 г.) 
ЦЕРКОВЬ И ЕЯ УЧЕНІЕ ВЪ ЖИЗНИ. 
(Собраніе сочиненій, томъ 1-й. Монреаль, 1964).
XIV. 
ОДНОСТОРОННЕЕ ПОНЯТІЕ О ПОЛИТИКѢ.

 

Въ № 10 «Голоса Литовской православной епархіи» помѣщена статья за подписью «Странника», подъ заглавіемъ «Предварительное замѣчаніе на обращеніе девяти Карловацкихъ Архіереевъ». Въ этой статьѣ дѣлается попытка разбора Окружного посланія Архіерейскаго Собора Зарубежной Церкви по поводу обращенія Митрополита Сергія къ Святѣйшему Патріарху Варнавѣ.

Я не буду останавливаться на второстепенныхъ выпадахъ «Странника» въ родѣ того, что, молъ, въ Карловцахъ не могло быть Собора Епископовъ, а лишь собраніе, что члены сего Собора не имѣютъ епархій (смѣхотворное возраженіе) и т. п., но остановлюсь на главномъ. Лейтъ-мотивъ статьи сводится къ тому, что, будто бы, Архіерейскій Сѵнодъ и Соборъ въ своей дѣятельности руководствуются исключительно политическими цѣлями, подчиняясь руководству Высшаго Монархическаго Совѣта [1]. При этомъ авторъ заявляетъ, что /с. 174/ «руководящая группа зарубежныхъ архіереевъ создалась, какъ группа, именно на этомъ (т. е. Карловацкомъ 1921 г.) собраніи».

Прежде всего отмѣтимъ, что если считать руководящей группой русскихъ архіереевъ тѣхъ изъ нихъ, которые составляютъ Соборъ и Сѵнодъ, то ихъ составъ вовсе не опредѣляется группами, образовавшимися на первомъ Карловацкомъ Соборѣ. Такъ, напримѣръ, изъ пяти епископовъ меньшинства, двое — Архіепископы Анастасій и Аполлинарій, съ самаго же начала смуты отстаивали Соборное управленіе Заграничной Церковью, съ категорическимъ отказомъ отъ лояльности къ коммунистамъ, Митрополитъ Евлогій и Епископъ Сергій колебались отъ антикоммунизма къ лояльности и обратно, а Епископъ Веніаминъ отъ боевыхъ противобольшевицкихь призывовъ перешелъ къ защитѣ коммунистовъ и умиленію американскими большевиками [2].

Но скажемъ нѣсколько словъ и по существу спора объ аполитичности, какъ онъ проявился на первомъ Заграничномъ Церковномъ Соборѣ. Тамъ составлялось обращеніе къ эмиграціи и въ него включался призывъ къ молитвѣ о возстановленіи монархіи съ Законнымъ Наслѣднымъ Царемъ изъ Дома Романовыхъ. Меньшинство, въ которое входилъ между прочимъ и нынѣшній Архіепископъ Веніаминъ, высказывалось противъ такого уточненія монархической мысли. Его назвали «политикой», какъ будто призывъ къ возстановленію монархіи безъ указанія легитимнаго принципа — дѣло аполитичное. «Вопросъ о монархизмѣ — вопросъ церковный и Церковь должна его поддерживать», заявилъ отъ имени меньшинства Епископъ Веніаминъ на засѣданіи 17/30 ноября 1921 года. Другой представитель этого меньшинства Митрополитъ Евлогій заявилъ: «воззваніе заключаетъ въ себѣ двѣ мысли: а) о монархіи и б) о династіи. На первой мысли мы всѣ согласились»... Далѣе, единогласно было принято обращеніе къ Русской Арміисъ призывомъ сохранять готовность къ вооруженной борьбѣ съ большевиками; единогласно же принято и обращеніе къ Генуэзской Конференціи [3]. Никто, ни Митрополитъ Евлогій, ни Епископъ Веніаминъ /с. 175/ (едва ли не авторъ обращенія къ Арміи) не возражали противъ этихъ обращеній какъ политическихъ и неумѣстныхъ [4]. Владыка Митрополитъ Антоній тогда же въ статьѣ напечатанной въ «Новомъ Времени» такъ опредѣлилъ этотъ взглядъ: «Заступаться за Армію — не политика, призывать ее на бой съ большевиками — не политика, а пояснять, что монархія является единственной властью, при которой вѣра и Церковь не будутъ гонимы — это политика».

Митрополита Сергія и его сторонниковъ, въ лицѣ Митрополита Елевѳерія и Архіепископа Веніамина, внесено измѣненіе и въ эту формулу. Все перечисленное тамъ теперь уже и съ точки зрѣнія Архіепископа Веніамина — политика, а не политика: обѣлять совѣтскую власть отъ обличеній въ гоненіи на Церковь и призывать къ лояльности безбожной коммунистической власти. Все, что противъ коммунистовъ — политика, а заступничество за нихъ — дѣло церковное.

Итакъ, выступая и теперь противъ коммунистической власти, наши іерархи вполнѣ послѣдовательны, за исключеніемъ тѣхъ изъ нихъ, которые потомъ, подобно Митрополиту Евлогію и Архіепископу Веніамину, выразили лояльность коммунистической безбожной власти. Это они измѣнили свое мнѣніе о томъ, что есть политика, а что дѣло церковное. Впрочемъ, Митрополитъ Евлогій не долго оставался «лояльнымъ» и довольно скоро вернулся къ прежнему своему пониманію аполитичности.

Остановимся же на вопросѣ о церковности и политикѣ. «Странникъ» заявляетъ, что духовенству церковными правилами запрещено занятіе политикой Онъ приводитъ 681 и 83 прав. Св. Апостоловъ, изъ коихь первое «запрещаетъ епископу и клирику принимать на себя мірскія попеченія»; второе гласитъ: «не подобаетъ епископу или клирику вдаваться въ народныя управленія, но неупустительно быти при дѣлахъ церковныхъ», а третье — «епископъ или пресвитеръ или діаконъ въ воинскомъ дѣлѣ упражняющійся и хотящій удержать обое», т. е. римское начальство и священническую должность, «да будетъ извергнутъ изъ священнаго сана». Спрашивается, чѣмъ нарушили зарубежные епископы эти правила? Какія взяли они на себя «мірскія попеченія», гдѣ они /с. 176/ занимаются «народнымъ управленіемъ» или «упражняются въ воинскомъ дѣлѣ»? Дѣлать все это одно, а указывать какими нравственными принципами слѣдуетъ руководствоваться мірянамъ въ этихъ дѣлахъ, совсѣмъ другое. Епископъ, напримѣръ, не можетъ имѣть семью, но долженъ учить супруговъ какъ они должны вести свою супружескую жизнь въ согласіи со словомъ Божіимъ. И первый Карловацкій Соборъ не возложилъ на епископовъ ничего противнаго канонамъ, а лишь единогласно призналъ, что духовная власть всѣмъ, и политическимъ дѣятелямъ, и воинамъ, должна указывать пути согласные съ ученіемъ Христовымъ. Развѣ коммунизмъ явленіе безразличное для нравственнаго состоянія народовъ? Развѣ ученіе и дѣла его не безбожны? Почему же свободные пастыри не смѣютъ обличать эти явленія во всеуслышаніе? И развѣ лойяльность къ совѣтской власти не есть политика, только противоположная той, которую поддержалъ первый Карловацкій Соборъ и которую, въ части обличающей коммунистовъ, поддерживали всѣ наши Соборы Епископовъ вплоть до послѣдняго? Соборное посланіе указываетъ достаточно церковно-историческихъ примѣровъ, освящающихъ такой образъ дѣйствій.

И въ томъ и въ другомъ случаѣ, т. е. и Митрополитомъ Сергіемъ и Архіерейскимъ Соборомъ, признается, что Церковь не можетъ обходить молчаніемъ вопросъ о государственной власти, но они лишь различно поучаютъ въ этомъ вопросѣ. Поэтому съ ихъ стороны обвинять Архіерейскій Соборъ въ «политикѣ», есть просто лукавый пріемъ. Церковь не можетъ совсѣмъ игнорировать такую важную область жизни своихъ чадъ. Поэтому пусть сторонники Митрополита Сергія нападаютъ на Соборъ не за то, что онъ касается ея въ своихъ архипастырскихъ наставленіяхъ паствѣ, а докажутъ намъ, что его наставленія неправославны. Иначе получается позиція не только лукавая, но и не логичная. «Не желая никому навязывать какой-либо политической программы, Московская Патріархія не можетъ, однако, оставаться равнодушной при видѣ такой (враждебной коммунистамъ) дѣятельности подвѣдомственнаго ей духовенства» (указъ М. Сергія, отъ 14 іюля 1927 г.). Что можетъ быть противорѣчивѣе этой фразы? Вѣдь если Патріархія «не можетъ оставаться равнодушной» при видѣ враждебныхъ коммунистической власти выступленій и за эти выступленія налагаетъ прещеніе, то тѣмъ самымъ она «навязываетъ» вполнѣ опредѣленную «политиче/с. 177/скую программу» непротивленія этой власти. Это тоже политика, но политика не православная, а совѣтская.

«Странникъ» опять возвращается къ вопросу о томъ, что Церковь въ Россіи будто бы терпитъ гоненія за антикоммунистическія выступленія Зарубежныхъ іерарховъ, точно безъ этихъ выступленій не было бы гоненій. Но не пора ли оставить этотъ жалкій аргументъ? Развѣ не достаточно отмежевался еще покойный Патріархъ Тихонъ отъ этихъ выступленій? Развѣ самъ же Митрополитъ Сергій не заявлялъ объ исключеніи «нелояльнаго» зарубежнаго клира изъ подвѣдомаго ему духовенства [5]? Если, несмотря на это, коммунисты ссылаются на выступленія зарубежнаго духовенства для оправданія своихъ репрессій, то это только лукавство съ ихъ стороны, ибо они, и независимо отъ такихъ выступленій, всегда найдутъ поводы для гоненій. Всякому ясно, что совѣтское правительство ставитъ себѣ цѣлью не оборону отъ выступленій зарубежныхъ іерарховъ, выступленій, которыя, благодаря строжайшей цензурѣ не могутъ получать въ Россіи широкой извѣстности, а уничтоженіе Церкви. Самъ общеизвѣстный коммунистическій терминъ «безбожная пятилѣтка» въ достаточной мѣрѣ выразителенъ въ этомъ отношеніи, ибо къ концу этой пятилетки должна быть, по плану, совсѣмъ задушена Церковь. И даже митрополитъ Сергій съ его іерархіей, несмотря на всю свою лояльность, не остается свободнымъ отъ извѣстнаго гоненія, ибо всякая религія непріемлема для коммунизма. Недаромъ терпятъ жестокія гоненія не только православные, но и иновѣрцы, у которыхъ за рубежомъ не было никакихъ враждебныхъ большевикамъ «Карловацкихъ Соборовъ». Вѣдь большевикамъ, ведущимъ строжайшую цензуру, очень хорошо извѣстно, что помимо нихъ ни одного акта церковной власти адресованнаго зарубежнымъ православнымъ людямъ не выходило. Они не хуже «Странника» знаютъ, что всѣ антикоммунистическія выступленія зарубежной іерархіи лежатъ только на ея отвѣтственности и если ссылаются на нихъ для оправданія своихъ церковныхъ гоненій, то только потому, что, по понятной причинѣ, стѣсняются признаться въ томъ, что совершаютъ гоненіе лишь по враждебности своей къ религіи вообще. Впрочемъ, при желаніи, безсовѣстная власть всегда можетъ найти поводы для обвиненій. Вырази Соборъ лояльность, большевики могли бы поставить въ укоръ Митрополиту Сергію, что его главный дѣятель заграницей, /с. 178/ Архіепископъ Веніаминъ, въ свое время горячѣе всѣхъ призывалъ къ вооруженной борьбѣ съ ними; могутъ обвинить Замѣстителя Мѣстоблюстителя въ томъ, что онъ далъ санъ Митрополита Владыкѣ Японскому Сергію, въ то время, какъ православные японцы работаютъ противъ Совѣтскаго Союза и т. д. Однимъ словомъ, пора понять, что какъ бы ягненокъ ни былъ покоренъ волку, послѣдній всегда будетъ желать его съѣсть и если захочетъ оправдать себя не голодомъ, а чѣмъ-либо другимъ, то всегда найдетъ за нимъ какую-нибудь вину, руководствуясь принципомъ изъ басни Крылова: «Ты виноватъ ужъ тѣмъ, что хочется мнѣ кушать».

(1934). 

Примѣчанія: 
[1] Кстати сказать, за все время моей службы при Архіерейскомъ Сѵнодѣ, Высшій Монархическій Совѣтъ ни разу не присылалъ никакихъ пожеланій относительно церковныхъ дѣлъ. Не нашелъ я и въ архивѣ никакихъ указаній на то, чтобы Архіерейскій Сѵнодъ или Соборъ въ своихъ рѣшеніяхъ сообразовался съ постановленіями политическихъ группъ. Къ тому же большинство членовъ Сѵнода и по взглядамъ своимъ во многомъ отличается отъ названнаго Совѣта. Легенду о его руководящемъ, якобы, значеніи, вѣроятно надо приписать тому, что противники Собора ослѣплены тѣмъ, что въ чисто мѣстной З.-Евр-й церковной жизни, преимущественно въ Парижѣ, члены В. М. С-та оказались первымъ ядромъ лицъ, поддерживавшихъ принципъ соборнаго управленія Зарубежной Церкви. 
[2] См. письмо Архіеп. Веніамина о его лекціи у «Друзей совѣтской Россіи»: «Слушали замѣчательно. Аплодировали. Вообще въ своей т. е. русской народной атмосферѣ былъ. — Вотъ такъ и на Руси: можно съ ними (т. е. большевиками Ю. Г.) жить. Довольны были». «Православіе» № 8, 1933 г. 
[3] «Странникъ» неправильно приписываетъ это обращеніе Высшему Церковному Управленію: оно послано по единогласному рѣшенію Собора (опредѣленіе отъ 13/26 ноября 1921 г.). 
[4] Тѣмъ не менѣе сторонники ихъ любятъ отвѣтственность за эти акты сваливать на б. Высшее Церковное Управленіе, какъ будто сами они никакого участія въ нихъ не принимали. Между тѣмъ, если эти выступленія были гонителями повернуты во вредъ Церкви, то не потому, что въ одномъ посланіи упоминалось о Династіи, а потому, что они вообще были враждебны совѣтамъ. 
[5] См. объ этомъ мою статью «Митрополитъ Сергій и Зарубежная Церковь» въ № 5 (1933) «Церковной Жизни». 

Источникъ: Протопресвитеръ Георгій ГраббеЦерковь и ея ученіе въ жизни.(Собраніе сочиненій). Томъ первый. — Монреаль: Издательство Братства Преп. Іова Почаевскаго, 1964. — С. 173-178. 

Read more

Joomla SEF URLs by Artio