RizVN Login



   

АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ
Печать

Американская дочь. Как Православная Церковь в США получила автокефалию от Москвы

Автор: ROCA вкл. . Опубликовано в Юрисдикции Официального Православия (Просмотров: 1747)

Вадим Юрьевич Венедиктов - кандидат исторических наук.

церковь, православие, сша / Местоблюститель патриаршего Престола митрополит Пимен (Извеков) вручает Томос об автокефалии ПЦА епископу Аляски Феодосию (Лазору). Москва, 1970.Фото с сайта www.orthodoxhistory.org Местоблюститель патриаршего Престола митрополит Пимен (Извеков) вручает Томос об автокефалии ПЦА епископу Аляски Феодосию (Лазору). Москва, 1970.
Фото с сайта www.orthodoxhistory.org

Недавняя отставка Предстоятеля Православной Церкви в Америке (ПЦА) митрополита Ионы (Паффхаузена) дает повод задуматься об исторической судьбе самой молодой на сегодняшней день автокефальной поместной Церкви. С самого начала Православная Церковь американского образца стала управляться отнюдь не демократическими методами вразрез с американскими общественными традициями. В основу развития ПЦА была положена модель РПЦ времен брежневского застоя. Будто бы дух «нездоровой таинственности», окутавший густым туманом отношения Московской Патриархии и Совета по делам религий СССР, перекочевал в ПЦА с первых дней ее существования.

 

Заокеанская Русь

Русское присутствие на Алеутских островах и в западной части Аляски относится ко второй половине XVIII века. Официальная же история православия в США начинается лишь в 40-х годах XIX столетия, когда, по предложению епископа Иннокентия (Вениаминова), будущего митрополита Московского, была основана первая миссионерская епархия Камчатская, Курильских и Алеутских островов, захватывающая и Американский континент. Епархия с первых же дней своего существования была ориентирована на иммигрантов как русских, так и православных других национальностей.

Несмотря на продажу Аляски США в 1867 году, Российская Церковь сохранила за собой принадлежавшие ей в Америке храмы и земельные участки. В конце XIX века самая отдаленная епархия русской Церкви заметно увеличивается с новым притоком иммигрантов: греков, русских, арабов, албанцев, румын и сербов. Ко времени, когда правящим архиереем Алеутской и Аляскинской епархии (1898–1907) стал епископ Тихон (Белавин), будущий Патриарх Московский, в среде русских церковных деятелей сложилась концепция «американской Руси», полностью ориентированная на Россию, прежде всего в культурном отношении. При Тихоне архиерейская кафедра переносится в Нью-Йорк (1905 год), а в самом городе воздвигается величественный Свято-Николаевский кафедральный собор.

В это же время православные греки начинают создавать свои церковные организации, независимые от русской епархии. В 1906 году архиепископ Тихон в докладе Предсоборному Совещанию Российской Церкви рекомендует предоставить автокефалию Американской миссии, объясняя свое предложение многонациональным характером епархии. Таким образом, до революции 1917 года русская Церковь осуществляла каноническую власть над православными верующими различных национальностей в Северной Америке.

В 1918 году в США развертывается активная деятельность православных греков. Связано это с личностью греческого Патриарха Мелетия IV (Метаксакиса). В феврале 1921 года, будучи митрополитом Афинским, он формирует Американскую архиепископию Константинопольского Патриархата, а в ноябре 1921 года Мелетий возводится на Константинопольскую кафедру. Окончательное учреждение новой греческой епархии происходит в мае 1922 года (на сегодняшний день Американская архиепископия Константинопольского Патриархата – крупнейшая православная юрисдикция Северной Америки). Непризнание параллельной церковной структуры Константинопольского Патриарха российской иерархией на долгое время осложнило отношения между двумя поместными Церквами.

В то же время Синод Болгарской Православной Церкви без согласия Московского Патриархата взял на себя руководство Болгарской духовной миссией в США. Ситуация с болгарами была еще более запутанной, чем с греками, так как Болгарская Церковь на тот момент находилась под схизмой, объявленной на Константинопольском Соборе 1872 года. Примеру греков последовали также сербы и православные арабы.

С середины 20-х годов XX века начинается серия фактически непрерывных прещений, конфликтов и нестроений между иерархией советской России и духовенством Североамериканской епархии, вылившихся в обострение личных взаимоотношений между Патриархом Московским Тихоном и митрополитом Платоном (Рождественским). В результате последовало запрещение митрополита Платона со стороны Московского Патриархата и реакция в виде образования Митрополичьего округа Северной Америки, возглавляемого митрополитом Платоном, не признававшим связь с Московским Патриархатом, хотя и остававшимся канонически частью территории русской Церкви.

В 1933 году архиепископом Алеутским и Североамериканским с титулом Экзарха Московского Патриархата в Америке был назначен Вениамин (Федченков). Примерно в это же время преемником Платона (Рождественского) по непризнанному Москвой Митрополичьему округу Америки стал митрополит Феофил (Пашковский), который в 1935 году также был запрещен в священнослужении указом митрополита Сергия (Страгородского). Несмотря на послевоенные попытки примирения РПЦ со своей Североамериканской епархией, митрополит Феофил так и скончался в запрещении в 1950 году.

Лишь с избранием в 1965 году главой Православной Церкви Америки митрополита Иринея (Бекиша) переговоры о воссоединении Митрополичьего округа с Русской Православной Церковью были возобновлены. Еще в 1961 году, во время заседания генеральной ассамблеи Всемирного Совета Церквей в Дели обиженные друг на друга иерархи вошли в контакт. В 1967 году в Америку был направлен Патриаршим Экзархом архиепископ Ионафан (Кополович). Официальные же переговоры между двумя частями, казалось бы, единой Церкви начались с первых дней 1969 года. Со стороны Московского Патриархата их вел тогда митрополит Ленинградский и Новгородский Никодим (Ротов), получивший впоследствии в церковном мире репутацию «архитектора американской автокефалии». В течение 1969 года состоялись две официальные встречи, проходившие в Женеве и Токио.

Хроника автокефалии

Активные ознакомительные поездки представителей РПЦ в США начались во второй половине 1960-х годов, но эти визиты были лишь в общины Экзархата РПЦ или вообще иных христианских конфессий. Так, в декабре 1968 года делегация Украинского Экзархата во главе с митрополитом Киевским и Галицким Филаретом (Денисенко) посетила православные епархии Канады и США.

Знаковым событием 1969 года стала зимняя поездка в США митрополита Никодима (Ротова). Многим тогда запомнилась воскресная проповедь ленинградского архиерея, произнесенная им 26 января в храме Церкви Учеников Христа в городе Талсе. В насыщенной экуменическими пассажами проповеди митрополит Никодим сказал следующее: «В наши дни мы являемся свидетелями замечательного явления в жизни христианских Церквей – стремления преодолеть церковные разделения. Многие христианские Церкви в братском сотрудничестве стараются воссоздать такие подлинно христианские взаимоотношения друг с другом, которые помогли бы проложить путь к постепенному восстановлению единства всех христиан в вере и любви, единства, столь необходимого для совместного свидетельства Христа и для служения человечеству». 24 января митрополит Никодим участвовал в траурном марше и заупокойной молитве в память Мартина Лютера Кинга.

С 7 по 16 июля 1969 года СССР посетила группа паломников из США в составе 72 человек. Паломническая группа была принята Патриархом Алексием I (Симанским). Примерно в это же время по приглашению митрополита Киевского и Галицкого Филарета в Советском Союзе находилась группа православных паломников из Канады. В Москве паломники из Канады были приняты епископом Тульским и Белевским Ювеналием (Поярковым). Также в июле 1969 года митрополит Сурожский Антоний (Блум), Патриарший Экзарх в Западной Европе, посетил США.

Все эти взаимные визиты, как видим, не касались раскольнического Митрополичьего округа во главе с митрополитом Иринеем (Бекишем). О реальной подготовке американской автокефалии публично не разглашали. Едва замеченными прошли две подготовительные официальные встречи между представителями РПЦ и Митрополичьим округом Америки в Женеве и Токио (в 1969 году).

Наконец, в марте 1970 года митрополит Ириней принял митрополита Никодима (Ротова). По итогам встречи было поспешно подписано соглашение между Московским Патриархатом и Русской Православной Греко-Кафолической Церковью Америки (официальное название Митрополичьего округа). Одновременно митрополит Ириней от имени и по поручению Большого Собора епископов Американской митрополии вручил митрополиту Никодиму прошение на имя Патриарха Московского Алексия I о желательности установления Матерью – Русской Православной Церковью автокефалии Православной Церкви в Америке. Так было заложено основание под новую – самую молодую на сегодняшний день – независимую церковную структуру в православном мире. Спешка с подписанием договора поздним вечером 31 марта объяснялась весьма банальной причиной. На этой дате настаивал с «американской стороны» протоиерей Александр Шмеман: ему пришлось объяснять митрополитам Иринею и Никодиму, что подписание договора 1 апреля (в день, когда ничто не воспринимается всерьез) было бы неправильно воспринято американцами.

Одной из проблем, возникших в связи с автокефалией, был статус Православной Церкви в Японии. После Второй мировой войны отколовшаяся от РПЦ Американская митрополия временно взяла японскую Церковь под свое покровительство. Архиепископ Вашингтонский, митрополит всей Америки и Канады Феодосий (Лазор) впоследствии вспоминал: «В ходе переговоров об автокефалии стало ясно, что мы не могли претендовать на другую часть Русской Церкви: мы не хотели выглядеть «империалистами». Священный Синод РПЦ на расширенном заседании 10 апреля 1970 года принял решение о даровании автокефалии Русской Православной Греко-Кафолической Церкви Америки. Одновременно был подписан Томос об автономии Японской Православной Церкви. Кончина Патриарха Алексия I (17 апреля 1970 года) отложила вручение американского Томоса до 18 мая.

Опубликованный в 6-м номере «Журнала Московской Патриархии» за 1970 год патриарший Томос об автокефалии Русской Православной Церкви в Америке содержал, в частности, и характеристику американского раскола, длившегося фактически полстолетия. Члены Синода РПЦ, как гласит первый абзац Томоса, «со скорбью» взирали «на печальное возникновение там, – в Америке, – в последние десятилетия юрисдикционного церковного плюрализма, явления временного и никоим образом не являющегося нормой постоянного канонического устройства Православной Церкви в Америке».

Первый глава автокефальной ПЦА митрополит Ириней (Бекиш).
Фото с сайта www.oca.org

В новоучрежденную американскую автокефалию не вошли: в качестве представительства РПЦ Свято-Николаевский собор, а также все приходы и клир США, входящие в Патриарший Экзархат, пожелавшие остаться в юрисдикционном ведении Патриарха Московского. Таким образом, из автокефальной Православной Церкви в Америке были исключены 44 храмовых объекта на территории США и канадские приходы, входившие в Эдмонтонскую епархию РПЦ.

Полемика Церквей

Несмотря на призыв Синода РПЦ признать новую Церковь своей «юнейшей Сестрой в семье Православных Поместных Автокефальных Церквей», Константинопольский Патриархат до сих пор решительно не признает автокефалии ПЦА, считая ее лишь автономной. Отрицательно отнеслись к автокефалии Патриархи Александрийский, Антиохийский, Иерусалимский и глава Элладской Церкви. В то же время Болгарская, Польская и Чехословацкая Православные Церкви признали Американскую Церковь в качестве независимой и включили ее в свои диптихи.

Кроме того, предоставление автокефалии ПЦА всколыхнуло всю православную Америку. Церкви, входившие в основанную в 1960 году Постоянную конференцию православных епископов Америки (ПКПЕА), не знали, как теперь относиться к новоявленной церковной структуре. Это тяжело отразилось на взаимоотношениях между православными клириками по всей стране. Митрополит Феодосий (Лазор) вспоминал: «Нам пришлось также противостоять обвинениям со стороны Русской Зарубежной Церкви, которая заявила, что мы приняли автокефалию из рук большевиков и взамен согласились не критиковать советское правительство». Апологетами американской автокефалии тогда выступили священники Александр Шмеман и Иоанн Мейендорф, а также архиепископ Иоанн (Шаховской) и другие.

Также началась бурная заочная полемика между Константинопольским Патриархом Афинагором (Спиру) и Предстоятелем Русской Церкви. Дискуссии об американской автокефалии зафиксированы на страницах «Журнала Московской Патриархии» тех лет. Еще в январе 1970 года, до объявления автокефалии, Константинопольский Патриарх обратился с посланием к Предстоятелю РПЦ, предупреждая о возможных «пагубных последствиях» в связи с возведением в автокефалию Американской Церкви. «Ваше Блаженство хорошо понимаете, какое ниспровержение существующего у нас церковного порядка и вообще путаницу могут внести эти, согласно превышению юрисдикции, самовольные и односторонние провозглашения автокефалии со стороны каждой поместной братской Православной Церкви», – писал Афинагор. Константинопольский Патриарх назвал проект автокефалии «заговором против православного единства». По его мнению, провозглашение американской автокефалии выглядит частичным, так как не учитывает интересов всех православных диаспор в Америке, зависящих от различных юрисдикций, что противоречит не только существующей многовековой практике поместных Церквей, но и «вообще действие в высшей степени опасное».

В ответном послании Патриарха Алексия I указывалось на то, что документ Афинагора, кстати, разосланный Предстоятелям и других поместных Церквей, «как по форме, так и по содержанию вызывает у нас чувство недоумения и удивления». В «братском разъяснении» Патриарха Алексия говорится о том, что, «согласно каноническому и церковному праву, законная автокефалия может быть получена только от законной власти». Для Американской русской митрополии таковой и является РПЦ. Также в послании Алексия отмечается, что «православие на Американском континенте своим появлением, развитием и устройством обязано Русской Православной Церкви». Единство всех православных христиан Америки осуществлялось Москвой вплоть до 1921 года – «начала возникновения юрисдикционного церковного плюрализма», когда «без ведома и канонического согласия Русской Православной Церкви была учреждена Греческая архиепископия в Америке». Наличие же нескольких православных юрисдикций в Америке «противоречит природе канонического церковного единства и никоим образом не может быть основой постоянного канонического устройства Православной Церкви в Америке». Кроме того, Московский Патриархат решением об американской автокефалии отнюдь «не вмешивается в дела других Церквей – Сестер, имеющих свои ветви в Америке, не посягает на их права, хотя и неканонически, но де-факто существующие». Это ответное послание Патриарх Алексий составил ровно за месяц до кончины.

Впоследствии полемику с Константинопольским Патриархом продолжил патриарший местоблюститель, митрополит Крутицкий и Коломенский Пимен (Извеков), избранный Патриархом Московским в 1971 году. Несмотря на все старания Москвы переубедить Фанар в каноничности новообъявленной автокефалии, Константинопольский престол оставался непреклонным, считая «упомянутую автокефалию под любым видом, – либо как автокефальная православная русская митрополия в Северной Америке, либо вообще как автокефальная Православная Церковь Америки, – недействительной». Неприятие американской автокефалии греками-фанариотами выразилось в бойкотировании интронизации Патриарха Пимена 3 июня 1971 года. От православной части греческого мира прибыли лишь Патриарх Александрийский Николай VI и архиепископ Новой Юстинианы и всего Кипра (и одновременно президент островной республики) Макариос III.

Видя несгибаемую позицию Константинополя, Московский Патриархат прекратил дальнейшую дискуссию ввиду возможных «новых огорчений», чуждых «братской любви». Вместе с тем руководство РПЦ не оставляло надежды, «что в свое время Святейший Константинопольский Престол вступит в братское общение с юнейшей автокефальной Православной Церковью». Уже более сорока с лишним лет эта надежда не покидает правящий круг иерархии РПЦ.

Православная Церковь Америки была и остается пока последней Церковью, удостоившейся статуса автокефалии в православной ойкумене. Современное положение американского православия напоминает тот самый пресловутый «юрисдикционный церковный плюрализм», ставший настоящей головной болью для Предстоятелей крупных поместных Церквей. Сегодня в одном штате или городе США могут сосуществовать сразу несколько правящих епископов разных канонических юрисдикций. В то же время местные диаспоры стремятся к освобождению от власти своих кириархальных (материнских) Церквей. Так, например, Антиохийский Патриархат даровал автономию своей Североамериканской митрополии в 2003 году. Православные греки Америки требуют автономии у Константинопольского Патриарха.

Общего видения будущей Американской Церкви у православных американцев, похоже, еще нет. Но уже многие высказываются в пользу того, что в Америке должна быть единая Православная Церковь для всех. Но как в свое время заметил бывший настоятель храма Святой великомученицы Екатерины, московского подворья ПЦА, архимандрит Закхей (Вуд): «Надо понимать, что в Церкви не демократия, а иерархия». Поэтому благие намерения и пожелания, идущие снизу, попросту говоря, могут не вписаться в иерархическую систему ценностей церковных демиургов.

В России отсутствие демократического начала в церковной жизни налицо. Отсюда и многие проблемы. Но, как известно, Россия не Америка. Ведь у многочисленных национальных православных диаспор сегодня на повестке дня встал вопрос церковной самоидентификации. Способны ли православные американцы разрешить вековую проблему диаспор? Совершенно очевидно, что при помощи лишь одного «иерархического» метода управления здесь не справиться.

http://religion.ng.ru/history/2012-08-01/7_america.html

Для публикации комментариев необходимо стать зарегистрированным пользователем на сайте и войти в систему, используя закладку "Вход", находящуюся в правом верхнем углу страницы.

Joomla SEF URLs by Artio