RizVN Login



   

АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ
Печать

Критический разбор документа «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром», принятого в Шамбези 27.01 2016

Автор: Монахиня Вера вкл. . Опубликовано в Экуменизм (Просмотров: 1349)


УДАР ПО ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

Критический разбор документа
 «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром»,
принятого в Шамбези 27.01 2016
 
Blow to the Orthodox Church
ΠΛΗΓΜΑ ΔΙΑ ΤΗΝ ΟΡΘΟΔΟΞΗ ΕΚΚΛΗΣΙΑ
Κριτική θεώρηση του κειμένου
  «Η σχέση της Ορθόδοξης Εκκλησίας με το υπόλοιπο του χριστιανικού κόσμου"
που εγκρίθηκε στο Σαμπεζύ 27.01 2016
 
"Экуменизм - это общее имя для лжехристианств, для лжецерквей Западной Европы. В нем находится сердце всех европейских гуманизмов во главе с Папизмом. Все эти лжехристианства, все эти лжецеркви являются ни чем иным как ересью во всех отношениях в другой ереси. Ее общее евангельское имя – всеересь".
Прп. Иустин (Попович). Православная Церковь и Экуменизм
 
"В вопросах веры даже самое малое отклонение уже является смертным грехом. Знай же, что даже одно малое нарушение Предания позволяет небрежение ко всем догматам".

 Святитель Фотий Константинопольский

 

Среди документов, которыми занималась Предсоборная Комиссия и которые были одобрены и приняты на Собрании Предстоятелей Православных Церквей в Шамбези, самым главным и центральным  является «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром». Это связано с тем, что данный документ служит своего рода экклесиологическим оправданием участия в Экуменическом движении Православной Церкви. То есть этим документом делается попытка на соборном уровне закрепить  формы и методы ведения Экуменического диалога, которые были выработаны и отчасти усвоены Поместными Православными Церквами. При этом необходимо не забывать, что среди всех Автокефальных Православных Церквей  именно Вселенской Патриархии принадлежит инициатива вступления в Экуменическое движение и ведение двустороннего диалога с инославым миром, и именно эта поместная церковь идет в авангарде всех Автокефальных Православных Церквей и задает тон для участия в этом движении. Исторически Вселенская Патриархия в одностороннем порядке продавила и навязала участие всей Православной Церкви в Экуменическом движении. Но при этом ее первоиерархами, в особенности такими «выдающимися» в церковном служении как Мелетий Метаксакис и Афинагор вырабатывалось новое экуменическое мышление и подверглась невероятной секуляризации вся Константинопольская Церковь.[1]

В данном документе широкое и разностороннее участие Православной Церкви в Экуменическом движении  обосновывается некой вселенской миссией Православной Церквикоторая выражается в поисках путей для «восстановления утраченного единства христиан». Сама эта идея, которая возводится в документе в ранг цели и смыла участия в Экуменическом движении и в проведении двусторонних богословских диалогов  на первый взгляд кажется действительно важной. Однако документ, лишенный столь необходимой историко-догматической преамбулы, в которой было бы необходимо дать сжатый обзор и оценку процесса возникновения разделений в Церкви и появления ересей и сопроводить его святоотеческими комментариями о смысле и содержании такого явления как «ересь и раскол», указать на их пагубность и неспасительность, на самом деле игнорирует весь исторический опыт борьбы Православной Церкви с ересями, а также предает забвению выработанную Отцами Вселенских Соборов богословскую терминологию и понятия. То есть  документ, вводя некую двусмысленность и уходя от четкой, логически ясной структурированности и святоотеческих богословских формулировок, переходит, фактически, к открытой апологии Экуменизма.[2] Одним из наглядных примеров этого является п. 4 «Непрестанно молясь «о соединении всех», Православная Церковь всегда развивала диалог с отделенными от нее, ближними и дальними, первенствовала в поиске путей и способов восстановления единстве верующих во Христа…» И далее в тексте говорится о том, что Православной Церкви, которая «всегда трудилась ради восстановления единства», само «участие за восстановление единства христиан нисколько не чуждо природе и истории Православной Церкви, так как последовательно выражает апостольскую веру и Предание в новых исторических условиях». Но выражает ли на самом деле? Мы вынуждены в этом глубоко сомневаться по разным причинам. Но о них мы скажем далее. И они будут ясны из хода нашего анализа документа.

 
Согласно авторам и составителям документа инославные христиане являются не еретиками, в соответствии с терминологией Святых Отцов, а «отделенными» от Церкви «ближними и дальними». Но кем и чем определяется эта близость или отдаленность от Православия? Ссылка на 7 II Вселенского собора и на 95 правило Пято-Шестого собора в п.20 является неудачной и даже несколько непонятной, поскольку этими правилами Церковь определяет способы приема в лоно Вселенской Церкви отпавших ее еретиков, а здесь не говорится о некой близости или удаленности их от Церкви. Эти правила определяет основные критерии приема кающихся еретиков в Церковь. Но для сознания Церкви ересь – это пресечение общения со Христом отпавших от Православия и потеря спасительной божественной благодати. Отпавшие из Тела Христова превращаются в религиозную организацию при сохранении лишь внешней, видимой стороны церковности.[3]
 
 Однако, если мы обратимся к истории Древней Церкви, то мы увидим, что все диалоги с еретиками, которые проводила Православная Церкви, были направлены не на «восстановление утраченного единства христиан», а на возвращение еретиков в лоно Церкви, в Тело Христово. И это возвращение рассматривалось не как политический шаг, а как необходимая спасительная миссия Церкви, поскольку extra Ekklesiam nulla salus[4], согласно усвоенному всем сознанием Православной Церкви высказыванию свмч. Киприана Карфагенского. Вне Церкви, ее спасительной ограды, а значит и самого спасения находятся все еретики и раскольники.[5]
 
Вопрос восстановления единства в разделенном христианском мире не является главной и основной миссией Православной Церкви, ибо исторически возникавшие ереси и расколы нисколько не вредили самому единству Церкви. Ибо сама Церковь на Вселенских соборах соборно отсекала носителей ересей и идеологов ересей как высохшие ветви. Предавая их анафеме, Церковь с болью их отсекала от Главы Тела Церкви Христа.[6]
 
Проводимые на протяжении почти что целого столетия богословский диалог как с Римо-Католической Церковью, так и с протестантами наглядно и убедительно свидетельствует о том, что искомое восстановление «утраченного единства христиан» невозможно. И главной причиной этой невозможности является упорство инославных в своих мирвоззрениях, которые разнятся с учением Древней Церкви, то есть Православной Церкви. В особенности это касается Римо-Католической церкви с ее учением о вселенском примате Римского первосвященника  из которого проистекает неизменная позиция Римо-Католической Церкви и в отношении видения единства христиан, которое во всей свое полноте мыслится как полное общение с Римским папой.[7] Более того, этот затянувшийся диалог стал приводить к опасным компромиссам со стороны православной иерархии: подписанию униональных по своему содержанию совместных документов (Баламанд 1993, Равенна 2007 и т.д.).[8] То есть интенсивное участие Православной Церкви в Экуменическом движении пагубным образом стало отражаться на мировоззрении православных христиан, и прежде всего на епископате.[9] В православное богословие стали вводится совершенное чуждые святоотечесокй экклесиологии теории «о разделенности Церкви», «о двух легких», о «церквах-сестрах», «крещальное богословие»[10], «евхаристическое богословие»[11], «о действительности таинств у еретиков»[12], «о неполной и ущербной благодати у еретиков».[13] Все эти теории, подчеркивает в своем послании митрополит Глифадский Павел, являются «несомненно, чуждыми и чужеродными для Православного догматического учения и богословия».[14]Но эти теории стали внедрятся и в официальные документы Поместных Православных Церквей.[15] Все эти факты более чем наглядно свидетельствуют о справедливости того принципа отношения к отделившимся от Церкви еретикам и раскольникам, который выражен в словах апостола Павла «еретика после первого и второго вразумления , отвращайся, зная, что таковой развратился и грешит, будучи самоосужден» (Тит. 3, 10). Комментируя данные слова апостола Павла, свт. Феофан Затворник, опираясь на святоотеческую традицию, дает важное разъяснения смыла такой рекомендации апостола Павла: «Причина, почему, после двукратного вразумления еретика, не следует более им заниматься, та, что развратился и согрешает. – Развратился, - ξεστράπται, -  наконец развратился, воспринял превратный ум, с которым ничего е поделаешь; потому что он потерял способность видеть истину, быв наполнен противными ей предубеждениями».[16] То есть превратный ум является главной причиной бесмысленности вести прения о вере с еретиком. Они не приведут к желаемому, спасительному результату, то есть к покаянию и возвращению в лоно Церкви Христовой. Именно поэтому священные каноны Православной Церкви запрещают всякого рода общения с еретиками, и в первую очередь это касается посещения их богослужебных собраний, совместной молитвы вместе с ними православных.
 
45 правил святых Апостолов: «Епископ или пресвитер, или дьякон, с еретиками молившийся токмо, да будет отлучен. Аще же позволит им действовать что-либо, яко служителям церкви: да будет извержен».
 
Совместная молитва является образом выражения исповедания кафолической истины молящихся, она не может быть средством и способом только достижения истины и восстановления разрушенного по догматическим причинам единства. «Невозможно совершать совместную молитву, - подчеркивает доктор канонического права архимандрит Кирилл Коцопулос, - если прежде не имеется единогласия в Православной святоотеческой вере».[17]
 
Также крайне важны и ценны замечания выдающегося канониста епископа Далматино-Истрийского Никодима (Милаш): «…правила стремятся не только к охранению православных от заразы еретическим духом, но и к охранению ихот индифферентизма к вере и Православной Церкви, который легко может возникнуть при близком общении с еретиками в делах веры». Участие в молитвенном с ними общении это вступление с еретиками «без разбора в религиозное соприкосновение». А это означает, подчеркивает епископ Никодим, «что мы не только не стараемся об их обращении в православие, но и сами в нем колеблемся».[18]
 
Поэтому  в документ «Оношения Православной Церкви с остальным христианским миром» необходимо отдельным положением ввести положение о запрещении священными канонами любого рода участия иерархии и духовенства Православной Церкви в совместных молитвах с инославными христианами и в их богослужении. Необходимо при этом выделить и подчеркнуть, что  такое участие православной иерархии и духовенства является неприемлемой для Православной Церкви «методологией в ведении двустороннего богословского диалога» (см. п. 12) Богословский диалог должен вестись только в рамках научно-богословской дискуссии, предполагающий научно-богословские конференции разного уровня. Совершенно противными традиции Православной Церкви и вредящими спасительной миссии Православной Церкви в инославном мире являются т.н. экуменические движения  Opus Dei, деятельность братства Тезе и св. Эгидия, которые целенаправленно через т.н. социальное служение и интерконфессиональное общение молодежи размывают православное экклесиологическое сознание. Необходимо всегда помнить, что каждая ересь, независимо от степени повреждения православной веры, как не имеющая веры Церкви, находится вне спасительной ограды Церкви.[19]
 
Особенностью выработанного документа «Отношения Православной Церкви..» является то, что все нами выше названные теории в нем не озвучиваются. И понятно, поскольку открытое их исповедание и изложение вызовет и в епископате, и у духовенства бурю негодования и протесты. Однако эти теории, при внимательном прочтении документа, предполагаются, мыслятся. И это становится очевидным именно из таких тонких и еле заметных, часто ключевых, фраз, которые вводятся в текст документа как Древняя Церковь, «разделенность христиан», «восстановления единства христиан», «внутренне единство Православной Церкви» и «единство Церкви». Документ играет на этих понятиях. Но терминологическая эквилибристика документа говорит о том, что за этим преследуются какие-то сокрытые целиОни выявляются в ходе создающегося впечатления от прочитанного – убеждение в необходимости во чтобы то ни стало восстановить утраченное единство христиан, а значит и разрушенное единство Церкви. То есть методология изложения документа достигает самой важной цели – навязать неправославное экклесиологическое мировоззение о существовании разделенной Церкви и христианства.[20]  И эту разделенность необходимо уврачевать, преодолеть с помощью двусторонних богословских диалогов, в которых обязаны участвовать все Поместные Православные Церкви. Любой отказ какой-то поместной церкви от этого «благого» участия в деле «восстановления утраченного единства христиан» фактически, исходя из всего контекста документа, является преступлением против единства Православной Церкви. (п.9 «долг которых – постоянно и активно участвовать в их работе….»)
 
Мы лишь напомним православным христианам, иерархам и духовенство и мирянам, что теория о разделенности Церкви является еретической[21], поскольку она противоречит учению Символа веры о существовании «одной Церкви» (верую во Едину, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь,πιστέυω ες μίαν... κκλησίαν ), то есть единственной.[22]
 
Прп. Иустин (Попович) подчеркивает: «…разделение, деление Церкви на части – вещь онтологически, сущностно невозможная. Разделения Церкви никогда не было и не может быть, а были и будут отпадения от Церкви, наподобие того, как бесплодные ветви, засохнув, добровольно отпадают от вечноживой Богочеловеческой лозы – Господа Иисуса Христа (ср. Ин. 15, 1-6). От единственной и неделимой Церкви Христовой в разное время отделялись и отпадали еретики и раскольники, и тем самым переставали быть членами Церкви и сотелесниками ее Богочеловеческого тела. Так, сначала отпали гностики, потом ариане, потом духоборцы, потом монофизиты, потом иконоборцы, потом римо-католики, потом протестанты, потом униаты, потом… друг за другом все остальные приверженцы еретическо-раскольнического легиона».[23]
 
Не углубляясь более в критику этого документа, мы в завершении остановимся на п.22. Мы его процитируем: «Православная Церковь считает, что любые попытки разделить единство Церкви, предпринимаемые отдельными лицами и группами под предлогом якобы охранения или защиты истинного Православия, подлежат осуждению. Как свидетельствует вся жизнь Православно Церкви, сохранение истинной православной веры возможно только благодаря соборному строю, который издревле представлял компетентный и высший критерий Церкви в вопросах веры».
 
Итак, в документе высказывается осуждение и фактически запрещение на какую-то бы ни было критику епископата и высшего священноначалия Православной Церкви, которое через активное участие в Экуменическом движении и богословских диалогах осуществляет цель «восстановления и достижения утраченного единства христиан», при этом используя различную методологию ведения богословского диалога. Указывая на соборный принцип как на единственный критерий истины в Церкви, документ лишает права каждого православного христианина выражать свое несогласие и протест против действий иерархии, которые ради достижения цели единства, выстраиваемого на основании догматического минимализма, попирания священных канонов Православной Церкви. Но тогда авторам этого документа следовало бы осудить прп. Максима исповедника, прп. Феодора Студита и свт. Марка Ефесского как попирающих соборный принцип Церкви и своей «излишней ревностью в защите Православия» наносивших вред единству Церкви.
 
Мы возразим авторам данного документа словами Посланий Восточных патриархов – «у нас ни  патриархи, ни соборы никогда не могли ввести что-либо новое, потому что хранитель благочестия у нас есть самое тело Церкви, то есть самый народ, который всегда желает сохранить веру свою неизменною и согласною с верою отцов его…».[24] А также приведем важные слова исповедника православной веры прп. Феодора Студита – «Это заповедь Господа – не молчать, когда вера находится в опасности из-за еретиков. Посему говорю говори слова и не молчи и если ты отступишь, то не станет благоволить тебе моя душа (Евр. 10, 38), и если они замолчат, то камни возопиют (Лук. 19, 40). Так что когда речь идет о вере, то мы не можем молчать. Кто я? Священник? Никогда. Начальник? И он никогда. Воин? Пахарь? И он никогда также».[25] Кафолический принцип Церкви может являться как на Соборе, так и в отдельном православном человеке, в особенности монахе-подвижнике, о чем именно и столь недвусмысленно свидетельствует история Церкви.[26] Догматизировать решения Собора или рассматривать всякий Собор, а тем боле действия епископата несогласные с традицией Церкви, ее вероучением как некое безусловное и абсолютное явление принципа кафоличности (καθολικότιτας ἡ ἀρχή) - совершенно чуждо православному сознанию и учению Церкви.[27] Итак, в вопросах веры и благочестия Церковь Христова заповедует народ Божий не молчать, а говорить, то есть критиковать тех, кто отступает от веры и благочестия, кто наносит вред православному сознанию и православной экклесиологии, о чем так в свое время обстоятельно писал протоиерей Георгий ФлоровскийЧто же касается епископа и его высказываний, то важно также подчеркнуть следующее: хотя епископ и обладает полнотой «вероучительной власти, однако эту власть он получает от Иисуса Христа в таинстве поставления, однако епископ  получил власть и авторитет говорить от имени своей паствы. Последняя получает право говорить через епископа. Но чтобы это делать, - подчеркивает о. Георгий Флоровский, - епископ должен содержать в себе свою Церковь; он обязан выявлять ее опыт и ее веру. Он должен говорить не от себя, но от имени Церкви, ex consensus ecclesiae. И это полная противоположность Ватиканской формуле: sese, non autem ex consensus ecckesiae (от себя, а не от согласия Церкви)» . Согласно православной экклесиологии епископ ограничен кафолическим опытом тела Церкви, опытом самого народа церковного. Поэтому то «в вопросах веры народ должен иметь суждение о его учительстве. Долг ослушания прекращается, как только епископ уклоняется от кафолической нормы, и народ имеет право обличать и даже смещать его».[28]
 
Участие же православных епископов в совместных молитвах с инославными, а тем более в богослужении является и грубейшим попиранием священных канонов Православной Церкви и несет в себе двоякий соблазн. Соблазн для православных верующих, которые знают о канонических запретах на такое участие в совместных молитвах с еретиками, не говоря уже об участии в богослужении еретиков. Соблазн для инославных христиан, которые таким участием приводятся не к покаянию и сознанию ошибочности и еретичности их вероисповедания, к мнению о существовании единства христиан. А тем самым искажается подлинная спасительная миссия Православной Церкви в инославном мире.
 
А так как все Вселенские соборы, которые собирались в первую для борьбы с ересями и низложения ересиархов, что вполне очевидно, что такой вид «прозелитизма» является естественным для Православной Церкви.[29] И эту важную спасительную миссию об обращении еретиков к Православию должна исполнять Православная Церковь всегда в духе любви и долготерпения. Упомянутые документом (п. 20) 7 правило IIВселенского собора и 95 VI Вселенского собора как раз и указывают на «на канонические критерии» присоединения инославных христиан к Православной Церкви как «присоединяющихся к Православию, и части спасаемых их еретиков»[30], тем самым оправдывая прозелитическую деятельноть Православной Церкви в инославной среде. Поэтому п. 23 документа должен быть либо изъят, либо существенным образом пересмотрен с удалением всякого упоминания о прозелитизме, заменив его напоминанием  о необходимости вести миссию среди инославных христиан, согласно рекомендации свт. Григория Богослова, с проявлением любви долготерпения (но воинствование за Христа доказываем тем, что сражаемся, подражая Христу, Который мирен, кроток и понес на себе наши немощи. Слово 42 Прощальное), дабы их привести к покаянию.
 
Итак, предложенный для грядущего Святого и Великого Собора документ «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром» в нынешнем его виде является совершенно неприемлемым для православного сознания. Он требует существенной переработки и реструктуризации.
 
1.02/ память свт. Марка,  Митрополита Ефесского, Исповедника
И.С. специально для «Православного Апологета» 2016 год.
 

[1] Об этом пишут в ряде своих статей протопресвитер Георгий Металлинос и протопресвитер Феодор Зисис, видные богословы Элладской Церкви: ΜΕΤΑΛΛΑΓΜΕΝΗ ΚΑΙ ΑΛΛΟΙΩΜΕΝΗ Η ΑΓΙΑ ΚΑΙ ΜΕΓΑΛΗ ΣΥΝΟΔΟΣΤΗΣ ΟΡΘΟΔΟΞΟΥ ΕΚΚΛΗΣΙΑΣ, Τοῦ πρωτοπρεσβυτέρου π. Θεοδώρου Ζήση, «Среди первых предсоборных деяний находится и Всеправославный Конгресс 1923 года в Константинополе, созванной по инициативе тогдашнего, к сожалению занимавшего в течение двух лет Вселенский престол масона Патриарха Мелетия Метаксакиса, который вынес на повестку дня вопросы в духе противном традиции, духе модернизма, многие из которых нанесли рану единству Церкви.  В качестве злого наследия от того времени были унаследованы вместе с вопросом о Святом и Великом Соборе такие вопросы как календарный,  совместное празднование Пасхи, препятствия к браку, о второбрачии вдового духовенства,  модернизации их внешних одежд, пересмотр ради смягчения постановлений о постах и т.д.» Ορθόδοξος Τύπος, 6/3/2015

[2] То есть в документе проигнорировано само святоотеческое богословие и на уровне терминологии, и на уровне характера изложения экклесиологических вопросов. То произошло то, о чем предупреждал протопресвитер Феодор Зисис. См. Протопр. Феодор Зисис. Святой и Великий Собор Православной Церкви. Повод для надежды или беспокойства?.доклад на Богословской конференции в Кишиневе 21.01.2016

[3] См. . Δημήτριος Τσελεγγίδης Καθηγητής Θεολογικής Σχολής Α.Π.Θ.Είναι οι Ετερόδοξοι μέλη της Εκκλησίας; "Εν Συνειδήσει", Έκτακτη έκδοση της Ι.Μονής Μεγάλου Μετεώρου - Ιούνιος 2009 http://www.impantokratoros.gr/060A2C9D.el.aspx

[4]Αρχιμ. Ιωήλ Κωνστάνταρος, ExtraEcclesiamnullasalus. «Церковь называется Единой. И она  является такой по своей сути, потому что ее основатель и начальник Христос одни  и единой является истины, которую возвещает Церковь. И если кто-то отказывается принимать уникальность Церкви и считает ее догматы ее устаревшими, если кто-то проповедует свои собственные чуждые наставления и искажает православную экклесиологию, то таковой является еретиком и отделяется от Церковного Тела. Точно в такой же мере еретиками являются и экуменисты, которые нечестиво учат о том, что  существует множество спасительных церквей».

[5] См. Δημήτριος Τσελεγγίδης Καθηγητής Θεολογικής Σχολής Α.Π.Θ.Είναι οι Ετερόδοξοι μέλη της Εκκλησίας; "Εν Συνειδήσει", Έκτακτη έκδοση της Ι.Μονής Μεγάλου Μετεώρου - Ιούνιος 2009 http://www.impantokratoros.gr/060A2C9D.el.aspx

[6] См. Καθηγητής Γεώργιος Ι. Μαντζαρίδης. Οριοθέτηση Ορθοδοξίας και αιρέσεως – Άγιος Γρηγόριος Παλαμάς

http://www.vatopedi.gr/2012/03

[7] См. Ο ΠΑΠΙΣΜΟΣ ΠΑΡΑΜΕΝΕΙ ΑΜΕΤΑΚΙΝΗΤΟΣ ΣΤΙΣ ΚΑΚΟΔΟΞΙΕΣ ΤΟΥ! (Σχολιασμός πρόσφατης προσφώνησης του πάπα Φραγκίσκου).Комментарий Пирейской митрополии на заявления Римского папы Франциска.

[8] См. Μητροπ. Ιεροφέος. ΚΡΙΣΙΜΟΙ ΠΑΡΑΤΗΡΗΣΕΙΣ ΔΙΑ ΤΟΝ ΔΙΑΛΟΓΟΝ ΟΡΘΟΔΟΞΩΝ-ΠΑΠΙΚΩΝ.parembasis.gr «»

[9] О созданиями в ходе двустороннего богословского диалога «дипломатического компромиссного менталитета» см. Μητροπ. Ιεροφέος.ΚΡΙΣΙΜΟΙΠΑΡΑΤΗΡΗΣΕΙΣΔΙΑΤΟΝ
ΔΙΑΛΟΓΟΝΟΡΘΟΔΟΞΩΝ-ΠΑΠΙΚΩΝ.parembasis.gr «Приведем мнение о. Димитрия Станелоае о том, что «даже создается и некий дипломатический компромиссный менталитет», который считает, что  он может в основу полагать взаимные уступки в догматических вопросах или же устанавливать главные положения, которые доминируют в Церкви».

[10]Η Βαπτισματική Θεολογία. Σεβ. Μητροπολίτου Ναυπάκτου και Αγίου Βλασίου Ιεροθέου.Крещальное богословие. http://apologet.spb.ru/ruновые-поступления/8-инославие-и-экуменизм/66-крещальное-богословие-преосвященный-иерофей

[11] См. Митрополит Иерофей (Влахос). Крещальное богословие,  также его статью «Метапатристическое, крещальное и евхаристическое богословие». Η Εκκοσμίκευση στην Θεολογία http://exagorefsis.blogspot.com/2009/06/blog-post_2592.html

[12] См. комментарий епископа Никодима н 46 правило святых Апостолов «По учению Церкви, каждый еретик находится вне церкви, а вне церкви не может быть ни истинного христианского крещения, ни истинной евхаристической жертвы, как и вообще никаких истинных св. таинств»

[13] Критические замечание относительно всех этих теорий см. Πρωτοπρ. Φεόδορος Ζήση. Τα όρια της Εκκλησίας. Θες/κη., Μητροπ. Ναυπάκτου και αγ. Βλασίου κ. Ιεροφέου

[14]Ἐνδεικτικές ἐρωτήσεις καὶἐπισηµάνσεις περὶ τῆς Μεγάλης Συνόδου.Τοῦ Σεβ. Μητροπολίτου Γλυφάδας. ΟρθόδοξοςΤύπος, 11/12/2015 

[15] Таким ярким примером откровенной  интерполяции некоторых из названных теорий  в экклесиологию является документ РПЦ, принятый на Архиерейском соборе 2000 – «Об отношение Православной Церкви к инославным вероисповеданиям и конфессиональным организациям».

[16] Творения иже во святых отца нашего Феофана Затворника. Толкования послании апостола Павла. Пастырские послания. Репринт. М. Паломник-Правило веры. 1995, с. 146

[17] Επιτρέπεαι η σθμπροσευχή μετά αιρετικών; Του αρχιμ. Κυρίλλου Κωστοπούλου, ιεροκήρυκος Ι. Μ. Πατρῶν. Δοκτ.Κανονικού Δικαίου

[18] Правила Православной Церкви с толкованиями Никодима, епископа Далматино-Истрийского. Репринт. СТСЛ. 1996, с. 115

[19] Прп. Иоанн Кассиан Римлянин. Dte incarn.Domini contra Nestor., lib. III, cap. 14 PL 50, 70 A

[20] Для того, чтобы скрыть эту цель в документе делается оговорка «Верная своей экклесиологии, тождеству свое внутренне структуры и учению Древне Церкви семи Вселенских Соборов, Православная Церковь….не ожжет принять единство Церкви как некий конфессиональный компромисс» (п. 18) Это заявление фактически тонет среди нагромождения фраз направленных на апологию участия в ВСЦ. Она должна быть вынесена в начало раздела об участии в ВСЦ.

[21] С критикой этой теории выступил в открытом письме к митрополиту Мессинийскоу Хризостому профессор догматического богословия Д. Целенгидис. См «ΑΝΤΑΠΑΝΤΗΣΗΤΟΥΚΑΘΗΓΗΤΗΤΣΕΛΕΓΓΙΔΗΣΤΟΝΜΗΤΡΟΠΟΛΙΤΗΜΕΣΣΗΝΙΑΣ. Αναδημοσίευση: http://orthodoxia-pateriki.blogspot.com/2010/08/blog-post_30.html» «Напротив, Православная Церковь всегда рассматривалась и рассматривается как мы в точности это исповедуем в Символе веры, в качестве «Едино, Святой, Кафолической и Апостольской Церкви»,Церкви имеющий конкретный характер и по месту и по времени. От эьтой Церкви отпадают еретики, которые с течением времени подвергаются осуждению Вселенским собором «Единой» Православной Церкви. И это достаточно ясно и понятно для самого широкого круга верующих».

[22] В своем вероопределении III Вселенски собор категорически запрещает изменять «веру принятую в Никее»: «Непозволительно никому произносить, или писать, или слагать иную веру, кроме  определенной святыми отцами, со Святым Духом, сошедшимся в Никее, а кто дерзнет или составит иную веру, или произносит…да будут отлучены – епископ от епископства, клирики от клира, а миряне да подвергнутся анафеме». Деяния Вселенских соборов. СПб. 1996, т.1, с. 334

[23] Прп. Иустин (Попович). Догматика Православной Церкви. Экклесиология. М. Издат. Совет. 2005, с. 215

[24] Окружное Послание Едино, Святой, Соборной и Апостольской Церкви. СПб. 1859, п. 17// Догматические послания православных иерархов 17-19 века о Православной вере. СТСЛ. 1995, с. 233 Епископ Никодим Далматино-Истийский относит этот важный догматический документ к разряду «второго вида общего церковного законодательсва» и способа выражения веры Вселенской Церкви. // Никодим, епископ Далматинский, д-р богословия. Православное церковное право. СПб. 1897, стр. 450-452

[25]  Epistolarum II ΠΑ Παντολέοντι Λογοθέτη.φη΄PG., t.99, p. 1321A-C

[26] Самым классическим примером является защита прп. Максимом исповедником Православия от ереси монофелитства. Читайте его диалог с патриархом Пирром.

[27] СМ. прекрасную статью протоирей Георгия Флоровского. Кафоличность Церкви//В. Флоровский. Избранные богословские статьи. М. Пробел. 200, стр. 141-157

[28] Г. В. Флоровский. Кафоличность Церкви., с. 156

[29] См.  Ἡ προετοιμαζόμενη Ἁγία καὶ Μεγάλη Σύνοδος πιστὴ διάκονος τοῦπαναιρετικοῦ Οἰκουμενισμοῦ.(Προσδοκίες-Ἱστορικὴ πορεία-ΓενικὲςἘκτιμήσεις-Συμπεράσματα).http://thriskeftika.blogspot.gr/2015/09/6.html

Ἀρχ. Παύλου Δημητρακοπούλου, Διευθυντοῦ τοῦ Γραφείου Αἱρέσεων καὶ Παραθρησκειῶν- Ἱερᾶς Μητροπόλεως Πειραιῶς.

[30] Правила Православной Церкви. Указ. Сочин., с. 271

 

Источник

 

Для публикации комментариев необходимо стать зарегистрированным пользователем на сайте и войти в систему, используя закладку "Вход", находящуюся в правом верхнем углу страницы.

Joomla SEF URLs by Artio