RizVN Login



   

АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ
Печать

Сталин и современная Россия: выбор исторических оценок или выбор будущего?

Автор: Интернет Собор вкл. . Опубликовано в Политика (Просмотров: 461)

Картинки по запросу русский центр сан франциско

Кирилл Александров, кандидат исторических наук (Санкт-Петербург)

(тезисы доклада прочитанного 3 февраля 2017 года в Русском центре Сан-Франциско)

В ХХ веке большевизм привел наш народ к самоистреблению, демографической и духовной катастрофе. Доктрина и практика партии Ленина — Сталина унесли миллионы человеческих жизней. Речь идет не об «антисоветской пропаганде», не о создании нового мифа, а о признании бесспорного исторического факта в год 100-летия Октябрьского переворота.

Захват власти ленинской партией ради осуществления коммунистической утопии в мировом масштабе положил начало национальной трагедии России несравнимой ни с одним иноземным нашествием. Полет в космос, всеобщее среднее образование, кинематограф и балет, бесплатные медицина и учеба молодежи в высших учебных заведениях, пионерские лагеря и организация детского досуга, фиктивное имущественное равенство, индустриализация и атомная энергетика, международное влияние и сталинская державность — меркнут при честном обсуждении вопроса о цене советских достижений.

Главным итогом существования большевистской власти стали чудовищные людские потери. Наглядно это выразилось в раскрестьянивании огромной страны и деградации русской деревни, чье пьяное бессилие стало очевидным к концу 1970-х годов.

Александр Солженицын справедливо заявил, что Россия проиграла ХХ век. Невосполнима утрата обществом огромных человеческих ресурсов: интеллектуальных, творческих и хозяйственных.

I. Общие потери погибшими в годы гражданской войны (1917–1920), в первую очередь в результате ухудшения общих условий жизни под влиянием ленинских экспериментов, составили не менее 7,5 млн. человек. В эту же цифру включены жертвы террора, вооруженной борьбы и бандитизма. Некоторые специалисты называли и более высокие оценки, исходя из разницы в численности населения на 1917-й и 1920–1922 годы[2] 

При этом Ленин даже при введении новой экономической политики, способствовавшей оживлению замученной страны, не собирался осуждать практику «военного коммунизма». Выступая на IX съезде Советов в декабре 1921 года, вождь коммунистов заявил, что опыт, приобретенный партией в 1918–1920 годах, «был великолепен, высок, величественен, имел всемирное значение»[4]. В РСФСР церковная жизнь практически умерла и за первые 23 года советской власти большевикам — при равнодушии огромного большинства православного по крещению населения — удалось почти полностью уничтожить самую крупную поместную Православную Церковь в мире.

В царской России применялась смертная казнь. Однако в Российской империи за 37 лет (1875–1912) по всем составам, включая тяжкие уголовные преступления, а также приговоры военно-полевых и военно-окружных судов, были казнены не более 6 тыс. человек[6]. Есть основания полагать, что сведения МВД занижены, особенно по расстрелам начала 1930-х годов в период коллективизации, но другой статистики в распоряжении исследователей пока нет. Цифры расстрелянных по уголовным преступлениям за 1923–1953 годы неизвестны.

Проблема заключалась в том, что террор органов ОГПУ–НКВД не приводил к ликвидации потенциальных «врагов народа». К марту 1941 года на учете «антисоветских элементов» в органах госбезопасности СССР продолжали числиться более 1,2 млн. человек[8]. За период с 1930-го по 1940-й годы в пути на этапах «кулацкой ссылки» и в отдаленных местах спецпоселков — непригодных для человеческой жизни — от лишений, мороза, голода, болезней и произвола охраны, в побегах погибли не менее миллиона раскулаченных крестьян и членов их семей[10]. В итоге мучительной смертью от голода погибли не менее 6,5 млн. человек[12].

VI. В царской России смертность заключенных в местах лишения свободы за тридцать лет — с 1885-го по 1915-й годы — составила 126 тыс. человек[14]. В нее не включались, например, так называемые «сактированные» заключенные, то есть списанные по акту. Администрация разных лагерей, чтобы не портить итоговые показатели, практиковала освобождение заключенных-доходяг, которые умирали прямо за лагерными воротами — формально уже на свободе — и поэтому не показывала их смертность в отчетах. Вопрос о количестве советских заключенных, погибших в местах лишения свободы, требует дальнейшего изучения, и, скорее всего, статистика смертности окажется еще более высокой.

VII. Вторая мировая война, ставшая во многом не только амбиций Гитлера, но и результатом сталинской политики, оказалась самой тяжелой народной бедой. В 1939–1940 годах Сталин не только установил общую государственную границу с нацистской Германией, но, по откровенному признанию наркома иностранных дел Молотова, гарантировал гитлеровскому Рейху «спокойную уверенность на Востоке»[16]. Жертвы нашего народа во Второй мировой войне, включая советско-польскую 1939 года и советско-финляндскую 1939–1940 годов, округленно оцениваются в 27 млн. человек, в том числе более 17 млн. — мужчины в возрастах от 15 до 59 лет[18].

По ряду категорий смертности оценки отсутствуют.

Например, нам неизвестно, сколько погибло колхозников по СССР в результате голода, тяжелых условий труда и быта в сталинских колхозах в 1930–1931, 1934–1940, 1946, 1948–1952 годах. Противоречивы оценки избыточной смертности в местах спецпоселений среди раскулаченных и депортированных народов в 1946–1952 годах. Трудно оценить, сколько человек стали жертвами внесудебных расправ при подавлении антиколхозных восстаний в 1930–1932 годах и в других подобных ситуациях. Отсутствуют обобщенные оценки избыточной смертности на объектах и стройках сталинской индустриализации, не входивших в систему ГУЛАГа. 

Однако общий порядок цифр вполне представим.

В сумме за первые 35 лет большевистской власти — с конца 1917 года и по весну 1953 года — в нашей стране погибли не менее 50 млн. человек, преимущественно мужчин. Еще примерно 1,5 млн. человек оказались в эмиграции («первая» и «вторая» волны) и они тоже оказались потеряны для общества. Абсолютно большая часть потерь — около 38 млн. — это демографические потери сталинского периода. Ни в качественном, ни в количественном отношениях восполнить их невозможно.

По сравнению с физическим опустошением страны не менее разрушительные последствия имело опустошение духовно-нравственное, привнесенное в общество при Сталине принудительным лицемерием. Каждодневная и обязательная ложь, быстро входившие в привычку двоемыслие и цинизм, искусственный энтузиазм, демонстрация «общественно-полезной», но насквозь фальшивой активности разрушали дух и душу не менее чем бытовая нищета, страх и подневольный труд.

Ленин отнял у людей свободу слова. Сталин — свободу молчания, которое расценивалось властью как скрытое неучастие и неодобрение. С человека не просто снимали последние штаны. В частушках пели: «Брюхо голо, лапти в клетку — выполняем пятилетку!» «Широка страна моя родная, много тюрем в ней и лагерей, я другой такой страны не знаю, где б так сильно мучили людей». Власть требовала, чтобы последние штаны человек снимал с себя самостоятельно — и непременно с восторгом и энтузиазмом. Отсутствие восторга и энтузиазма вызывали подозрение.  

Сталин призывал советских людей на «трудовую вахту», «в ряды борцов за выполнение плана», «ликвидацию прорывов», к «большевистской бдительности», «к отпору вражеским выпадам и вылазкам». Человек учился «разоблачать замаскировавшихся врагов», «наймитов империалистических разведок», «взволнованно» одобрять «мудрые решения партии и правительства» и «героически жертвовать собой». Принуждение ко лжи превратилось в один из самых эффективных инструментов управления. Вождь СССР не просто грозил врагу уничтожением, он публично обещал «уничтожать весь его род, его семью»



  [1] См. например: Сорокин П. А. Социология революция. М., 2005. С. 446–448.

[2] Андреев Е. М., Дарский Л. Е., Харькова Т. Л. Население Советского Союза 1922–1991. М., 1993. С. 10. 

[4] Беглов А. Л. В поисках безгрешных катакомб. М., 2008. С. 39, 43, 68, 99; Митрофанов Георгий, прот. История Русской Православной Церкви 1900–1927. СПб., 2002. С. 8, 219, 371, 398; Обозный К. П. История Псковской православной миссии 1941–1944 гг. М., 2008. С. 52; Шкаровский М. В. Нацистская Германия и Православная Церковь. М., 2002. С. 481–482; Яковлев А. Н. Крестосев. М., 2000. С. 194.   

[6] Справки Спецотдела МВД СССР // История сталинского ГУЛАГА. Т. I. М., 2004. С. 608–609.  

[8] Ивницкий Н. А. Коллективизация и раскулачивание. М., 1996. С. 278. 

[10] Директива ЦК ВКП(б), 22 января 1933 // Трагедия советской деревни. Т. III. М., 2001. С. 634–635. 

[12] Постановление ГД ФС РФ от 02. 04. 2008 № 262-5 «О заявлении Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации “Памяти жертв голода 30-х годов на территории СССР”». С. 3 // http://duma.consultant.ru/page.aspx?955838

[14] Справка о смертности з/к в системе ГУЛАГа за период 1930–1956 гг. // ГУЛАГ 1918–1956. М., 2002. С. 441–442. 

[16] В. П. Астафьев — В. Л. Кондратьеву, 28 декабря 1987 // Новая газета (Москва). 2009. 6 мая. № 46.  

[18] Там же. С. 70–71; Пушкарев Б. С. и др. Две России ХХ века 1917–1993. М., 2008. С. 309.   

[19] Цитируется по: Соколов Б. В. Сталин. М., 2004 (по записи из дневника Г. Димитрова). С. 197.

Для публикации комментариев необходимо стать зарегистрированным пользователем на сайте и войти в систему, используя закладку "Вход", находящуюся в правом верхнем углу страницы.

Joomla SEF URLs by Artio