Константинополь о будущем русского экзархата в Европе

Автор: Интернет Собор. Дата публикации: . Категория: Константинопольский Патриархат.

Беседа с митрополитом Галльским Эммануилом о будущем Архиепископии православных русских церквей в Западной Европе

- Сегодня многие православные задаются вопросом о будущем Архиепископии православных русских церквей в Западной Европе.

Не могли бы вы сначала объяснить, по какой причине Вселенский патриархат отозвал патриарший и синодальный томос 1999 года, согласно которому был учрежден патриарший экзархат в Западной Европе?

Как отмечается в сообщении Священного Синода от 27 ноября прошлого года, решение отозвать патриарший и синодальный томос 1999 года было вызвано неизбежной необходимостью дать ответ на те вызовы, которые встают сегодня при организации православной диаспоры в поисках оптимального ответа на пастырские нужды нашего времени. Сегодня, когда внутри православия воздвигаются новые стены, что ведет к реальном риску разделений, Патриарх и Священный Синод пожелали привести организацию общин в диаспоре в большее соответствие с православной экклезиологией, чтобы, как говорится в сообщении, «не существовало двух инстанций церковной власти одной юрисдикции на одной территории».

Я понимаю вопросы и беспокойство, вызванные этим решением, но нужно хорошо понимать, что в условиях юрисцикционного беспорядка, который царит сегодня в странах диаспоры, Вселенский патриархат должен являть пример. Именно Вселенский патриархат – как первая Церковь в православии – должен гарантировать единство и соборность Церкви как на поместном, так и на вселенском уровне. В странах Западной Европы заметный прогресс был достигнут путем создания епископских ассамблей. Ассамблея Франции, председателем которой я имею честь быть, – это реальность и свидетельство о той воле к единству, которое нужно для того, чтобы голос православия мог быть услышан.

- Что бы вы могли ответить на раздающиеся здесь, во Франции, заявления о том, что если Вселенский патриархат имел право предоставить, а затем отозвать статус экзархата,  он не имеет права упразднить церковную единицу, созданную в 1921 году в Западной Европе Русской Православной Церковью?

- Давайте будем серьезными! Скоро исполнится сто лет с тех пор, как экзархат зародился на обломках русской революции, вышвырнувшей миллионы беженцев на дороги Европы. И скоро исполнится сто лет с тех пор, как Вселенский патриархат осуществляет покровительство над ним.

Я хотел бы напомнить слова одного из последних сообщений административного совета [Архиепископии] – от 17 января сего года: «Мы никогда не сможем найти правильные слова, чтобы выразить нашу благодарность Вселенскому патриархату за его каноническую защиту в течение всех этих лет. Святая Константинопольская Церковь проявляла уважение к особенностям нашего епархиального устройства, вдохновленного решениями и дебатами Московского Собора 1917-1918 годов, и мы ей за это глубоко благодарны. Это показывает, насколько церковное призвание Вселенского патриархата является поистине надэтническим».

Еще раз скажу, что я понимаю тот шок, который вызвало это решение, но нельзя жить ностальгией по прошлому. Экзархат сильно изменился со времени своего создания; я имел возможность констатировать это, когда был местоблюстителем экзархата после преставления блаженной памяти архиепископа Гавриила.

Я хорошо знаю, что сегодня кое-кто подвержен искушению уйти «в другое место», в другие юрисдикции. Действительно, положение православия в Западной Европе не соответствует никаким каноническим установлениям, однако это не является причиной пускаться в юрисдикционные авантюры, зачастую связанные с национальными или даже личными предпочтениями. История прошлого века показала нам, что блуждание по юрисдикциям некоторых церковных субъектов всегда было болезненным – как для них самих, так и для Церкви в целом.

- Архиепископия сыграла важную роль в развитии православной богословской мысли ХХ века. И это, в частности, способствовало зарождению определенного осознания поместного православия в западных странах. Некоторые люди опасаются, что упразднение Архиепископии приведет к исчезновению этого наследия, к его сведению просто к русской традиции в рамках греческой митрополии. Что бы вы сказали по этому поводу?

- Думаю, смысл этого письма достаточно ясен. Как вы говорите, общины сыграли важнейшую роль в сохранении богатой духовной традиции, пришедшей из России, но, помимо этого, приняли выдающихся богословов и мыслителей, которые внесли неоценимый вклад в богословское обновление православия в ХХ веке в рамках Свято-Сергиевского богословского института. Вселенский патриархат гордится тем, что своим покровительством он смог способствовать этому делу.

Как митрополит Франции, я чувствую себя обязанным не рвать с этим наследием, хранителями которого мы все являемся, за которое мы все отвечаем. Сегодня у нас есть прекрасная возможность внести новый динамизм – как в область пастырского окормления, так и в свидетельство в тех странах, где судил нам находиться Господь.

Никого не осуждая, нужно сделать так, чтобы динамизм и креативность первых лет не иссякли. Все мы, например, осознаем, что сегодня не хватает пастырских призваний или что вот уже несколько лет с определенными трудностями сталкивается Свято-Сергиевский институт.

По этим причинам, чтобы избежать каких-либо разрывов, мне показалось важным предложить архиепископу Иоанну – в рамках викариата – продолжить дело православного свидетельства в нашем обществе и обеспечить жизнь общин, порученных его окормлению.

Говорить о том, что роль ваших общин будет сведена к простому поддержанию русской традиции в греческой митрополии, совершенно неправильно. Предполагать такой вариант – значит не знать тех реалий, в которых живут наши митрополии в странах Западной Европы, объединяя многочисленные общины, в которых совершается богослужение на родных языках и которые при этом глубоко укоренены в соответствующих странах. Здесь, во Франции, во многих регионах у нас есть множество очень живых приходских и монашеских общин.

- Это письмо касается, прежде всего, положения приходов бывшего экзархата во Франции, а как быть с приходами, которые существуют в других странах, подчиняясь законодательству о культах, отличному от французского?

- Я митрополит Французский и могу говорить только о Франции. Существующая ассоциация подчиняется французским законам. Она состоит из ряда общин, которые являются не только критической массой, но и ее исторической колыбелью. Речь идет о настоящей ответственности, которая требует отдельного внимания.

Что касается других стран, то там либо количество общин значительно меньше, что затрудняет возможность их объединения, либо эти общины уже начали рассеиваться в других юрисдикциях.

- Томос 1999 года рассматривал Свято-Сергиевский институт как неотъемлемую часть Архиепископии. Что станет с ним в раках реорганизации, кому он будет подчиняться?

- Очень хороший вопрос! Хотел бы напомнить, что, будучи выпускником Свято-Сергиевского института, я очень привязан к нему и хочу, чтобы он продолжил свою деятельность. Как и многие из вас, я очень волнуюсь за его будущее. Свято-Сергиевский институт – это фундаментальная, а может даже центральная составляющая жизни экзархата. Но, выходя за эти рамки, призвание Свято-Сергиевского института является, в силу самой его природы, – и сам я тому пример – всеправославным, инклюзивным, он открыт к диалогу – и межправославному, и экуменическому и межрелигиозному. Его богословское и интеллектуальное наследие выходит за границы экзархата. И сегодня я призываю его административный совет и его профессорскую корпорацию приблизиться к нашей митрополии, чтобы заново подумать о его будущем.

Беседовал священник Живко Панев

15 февраля 2019

Источник

Метки: константинопольская патриархия, евлогиане, русский экзархат

Печать