RizVN Login



   

АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ
Печать

Одесские подвижники: Воспоминания о протоиерее Ионе Атаманском

Автор: Монахиня Вера вкл. . Опубликовано в Из разных источников (Просмотров: 1044)

Добрый пастырь 


Настоятель Свято-Николаевской Приморской церкви в г. Одессе)

Для прославления имени Божьего, для общей пользы, я расскажу читателю об одном священнике. Многие из православного народа его давно уже знают и благоговеют пред его именем, давно всем известным в Одессе. По милости Божией, я побывал в разных св. обителях в России и за границей - на Афоне. Возвращаясь с Афона, я первым поспешил побывать у отца Ионы, священника Св.-Николаевской церкви в г. Одессе. Я давно о нем слыхал и стремился душой его видеть. С трепетом и радостью переступил я порог маленькой Св.-Николаевской церкви. Было еще рано, около половины седьмого утра, а людей в храме было много. После я узнал, что во всю св. Четыредесятницу двери храма не закрываются ни днем, ни ночью. Народ остается в церкви на всю ночь. Во всю ночь в храме читается псалтирь. В 12 час. ночи о. Иона совершает полунощницу и читает с коленопреклонением акафист страстям Господним; в субботу читается акафист Божией Матери, а в воскресение - Пресвятой Троице. Служба оканчивается в два часа ночи. Народу бывает полный храм. Батюшка о. Иона всем молящимся раздает по куску черного хлеба. Приезжие бедные люди только и питаются этим благословенным хлебом, а остатки хранят, как святыню, дорожа благословением дорогого батюшки.

Когда я переступил порог храма, я чувствовал, себя, как бы среди древних христиан, которые собирались по ночам в катакомбы, или подземные храмы, на молитву. Вот, вышел из алтаря батюшка, о. Иона и стал прикладываться к св. иконам, изображая на себе крестное знамение широким крестом, с глубоким поясным поклоном. Приложившись к св. иконам, о. Иона стал совершать проскомидию. На клиросе чтец начал читать утренние молитвы. С благоговением я смотрел на о. Иону. Я не мог отвести глаз от его кроткого, изможденного подвигами лица. Необыкновенный мир и небесный покой, необыкновенная сила и мощь духа отражается в каждой черте лица его.

По окончании утренних молитв о. Иона вышел на амвон и стал читать канон Пресвятой Троице, который он читает каждое воскресение. Умиление, надежда, вера, упование, глубокое благоговение - все слышалось в этом трогательном чтении. Читает о. Иона, как бы беседует, разговаривает с Пресвятою Троицею и Божиею Матерью; как бы Они здесь пред ним находились, а не там, где-то в недозримой для нас выси, в надзвездных заоблачных мирах. В спокойном, тихом голосе слышится глубокая искренняя вера. Сам он при этом всецело сосредоточен на читаемом. На клиросе певчие пели ирмосы канона. Хорошо спевшиеся певчие пели стройно, искренне, с воодушевлением. Не забуду я никогда, охватившего меня, молитвенного чувства, когда певчие, выйдя из клироса на средину храма, стали петь после Троичного канона "Достойно есть, яко воистинну, славити Тя, Бога Слова, Его же трепещут и трясутся херувимы, и славословят силы небесныя, Воскресшего тридневно из гроба, Христа Жизнодавца страхом прославим" - и проч. И что это было за пение? Чувство страха Божия, чувство торжества и победы над грехом слышалось в этом дивном, торжественном пении. Вместе с певчими пел и о. Иона, пели многие стоящие в храме. Все как бы слились сердцами и устами в славословии Господа. Мне хотелось слушать это чудное славословие без конца. Но вот пение кончилось. Все певчие подходят к образу Божией Матери и вместе с о. Ионою преклоняют колена и поют: "О всепетая Мати!"... О. Иона питает особую любовь к Божией Матери.

После канона начали звонить к литургии. На проскомидии просфор было так много, что их приносили в алтарь большими подносами. И подумал я: здесь у о. Ионы научишься, что очень полезно христианину подавать просфоры на проскомидию о здравии и о упокоении. Я смотрел как о. Иона долго, долго вынимал частицы и поминал о здравии и о упокоении. Душа моя ощущала здесь что-то особое, великое, святое. Этот дивный муж, молча, говорил мне, назидал меня, так глубоко и чувствительно, что я не мог удержаться от слез. Проскомидию о. Иона совершал вслух. При призывании Спасителя, Божией Матери и святых, в каждом слове слышалась такая вера, что, казалось, призываемые здесь находятся и внемлют молитвенным словам. Сердце мое наполнилось священным страхом и благоговением.

Когда началась литургия, молитвенный дух о. Ионы передавался и как бы проникал в сердца певчих и всего народа. В храме была такая тишина, как будто бы весь народ замер, как будто его не было совсем в храме, слышались только возгласы о. Ионы и пение певчих. Постепенно молитвенный дух все усиливался. Стоя в алтаре, мне казалось, что здесь небо соединилось с землею и вместе с находящимися в храме людьми славословят Господа ангелы и все святые. Вспомнил я тогда слова о. Иоанна Кронштадтского, который говорит: "священник есть звено, соединяющее Небо с землею".

Один афонский инок говорил мне об о. Ионе следующее: "Случилось раз мне, - говорит он, - быть вместе с о. Ионою. Сердце мое наполнилось при его присутствии неизреченным миром и неизъяснимою радостью". Подобно этому иноку и все, значительно преуспевшие в духовной жизни, ощущают радость, и великий подъем духа при встрече с человеком, стяжавшим благодать Святого Духа. Вот почему так легко, отрадно и радостно молиться вместе с о. Ионою. Но не все в одной мере это ощущают.

У о. Ионы всегда много причастников. Он, подобно о. Иоанну Кронштадтскому, причащает очень часто.

Приезжающие к нему говеют, по его благословению, каждое воскресенье, а если случится праздник, то и тогда, подобно древним христианам, которые причащались очень часто. Во время причащения я увидел, как к чаше подводили больных, так называемых бесноватых, которые во время литургии изрыгают страшные и богохульные слова и кричат на всю церковь. К о. Ионе привозят бесноватых очень часто, иногда их бывает по несколько. Вот ведут к чаше бесноватую женщину, она поджала ноги и не идет; ее подносят на руках. После причащения она спокойно идет, как нормальная. - Дивны дела Твои Господи! - подумал я. Потом подвели бесноватого мужчину, еще не старого; он не хотел идти и говорил разные нелепости. Пред чашею он присмирел и причастился. По окончании литургии о. Иона стал раздавать всем антидор. На клиросе в это время пели очень протяжно и умилительно 33 псалом: "Благословлю Господа на всякое время".

Когда о. Иона раздавал антидор, подвели страждущую беснованием 18-ти летнюю девицу - Елену Мазур, приехавшую из Минской губ., Новогрудского у., деревни Заполья, Кореличской вол. Она не хотела брать антидо-ра. О. Иона говорит ей: "Посмотри на меня!" Как только она взглянула в лицо о. Ионы, то (по ее словам) почувствовала, как некая сила осенила ее, и внутреннее томительное и мучительное чувство исчезло. После сего она несколько раз причащалась у о. Ионы и совершенно выздоровела Раздав антидор. о. Иона вышел на средину храма и стал совершать освящение воды, которое он совершает каждое воскресение и даже по будним дням. Молящиеся стали подавать массу записок. Трогательно и умилительно было совершено освящение воды. Сколько глубокой веры слышится в каждом молитвенном слове о. Ионы! Во время освящения воды впереди держали одну бесноватую женщину, которая выкрикивала страшные богохульные слова. О. Иона оборачивается к бесноватой и говорит: - Замолчи! - Не замолчу! - отвечает бесноватая. - Я тебе говорю: замолчи! - Не замолчу! - Я тебе приказываю: замолчи! в третий раз говорит о. Иона. - Не замолчу! - повторяет бесноватая. Но после сего больная притихла.

Кончился молебен. О. Иона погружает в воду крест, и из креста льет воду в рот и на голову бесноватой. И чудное дело! бесноватая успокоилась, присмирела и отошла в сторону. Я заметил, что крест у о. Ионы из кипарисного дерева, обложен по сторонам вызолоченным каким-то металлом; в подножие распятия вставлена частица животворящего Креста Господня; в средине креста есть пустота, в которую набирается вода и маленькими струйками льется чрез нижний конец креста. Богомольцы раскрывают рот, и о. Иона льет воду из креста в рот и на лицо, всем, присутствующим в храме. После всех пошла ко кресту и успокоившаяся, страдавшая беснованием. Когда о. Иона окропил ее св. водою, она воздела вверх руки и проговорила: "Слава Тебе, Господи Боже мой, слава Тебе!" Когда все приложились ко кресту, о. Иона сделал пред царскими вратами у образа Божией Матери земной поклон. А певчие громогласно запели: "Владычице, приими молитвы раб Твоих, и избави нас от всякия нужды и печали!" К певчим присоединились голоса многих молящихся в храме, и вся церковь, как бы одними устами и одним сердцем, слилась в одну молитву, одним чувством, одною глубокою верою.

Не могу передать своего молитвенного чувства, во время этой молитвы, только скажу, что даже закоренелый грешник может прийти в умиление от общей молитвы всей церкви. Не даром многие, охладевшие в вере, говорят, что нигде так не помолишься, как у о. Ионы. Да в церкви о. Ионы и нет равнодушных к вере, нет неверующих. О сем свидетельствует сам о. Иона: - "Я, благодарение Богу, - говорит он, - не встречался с неверием и равнодушием к религии, о чем так скорбно слышать в последние дни в жалобах пастырей церкви. Здесь и богатый, и бедный, и знатный, и простолюдин, все и всегда молились с глубокою верою, с чувством благоговения и с большим вниманием выслушивали мои поучения".

Кончилась служба, но молящиеся не расходились, не смотря на то, что уже было половина первого (иногда служба оканчивается гораздо позже). Не хотелось выходить из храма. Так было отрадно на душе. Меня пригласили в странноприимницу, где был приготовлен обед. Странноприимница находится тут же с правой стороны храма. Это - длинный одноэтажный каменный дом. Внутри дома по обе стороны устроены в два ряда нары. Посреди, немного справа, чрез всю комнату стоят длинные столы, где помещается более сотни богомольцев. Другой стол стоит впереди, поперек комнаты, за которым обыкновенно помещается о. Иона и певчие. Впереди, возле стены стоит огромная икона св. Николая в большом позолоченном киоте. Меня о. Иона пригласил сесть вместе с собою. Пред трапезою все пропели: "Отче наш"... Во время трапезы пели духовные канты, например: К Тебе, о Боже, я взываю, Ты не оставь, Благий, меня... и другие. Такие трапезы устраивает о. Иона каждое воскресенье и в праздничные дни. Здесь можно видеть и священника, и иеромонаха, и купца, и простолюдина. Нечто подобное было в первые века христианства, когда устраивались, так называемые "вечери любви", когда у множества уверовавших было одно сердце, одна душа... и все у них было общее (Деян.4:32). Мне казалось, что я очутился в святой первохристианской семье, которая во главе с своим отцом пела свои победные, священные, великие гимны.

По окончании трапезы пропели молитвы после обеда. Я вышел вслед за о. Ионою на двор. По дороге о. Иону останавливали богомольцы с разными просьбами, Вот мать подводит дочь и просит благословения на поступление в монастырь. Далее вдовица поджидает с сиротами. Там стоят с письмами какие-то дальние приезжие. Всех выслушивает батюшка, никого не оставляет без слова утешения. Я после узнал, что без благословения о. Ионы никто из его почитателей не начинает никакого важного дела или предприятия.

Мне не хотелось уходить отсюда; казалось, я бы остался навсегда здесь до конца дней моих. На дворе о. Ионы я увидел толпу в несколько сот нищих, так называемых босяков, поджидавших милостыни. Мне рассказывали, что о. Иона является для босяков родным отцом. Он не только помогает им материально, но приучил их к говению и многих спас от неверия и обратил на путь спасения. О. Иона стал раздавать им билеты на обед. Получив билет, они бегом отправлялись в столовую, находящуюся где-то в городе. И где берет средства о. Иона на хлеб, который он раздает всем присутствующим в храме во всю св. Четыредесятницу, и на трапезу по воскресеньям, и на прокормление сотни босяков? На эти вопросы отвечает нам слово Божие, которое говорит: "дающего рука не оскудеет". У о. Ионы все напоминает образ жизни первых христиан. Это чувствуют все, кому приходилось, хоть раз, побывать у о. Ионы. Скажу о себе, что я был несколько раз в церкви о. Ионы, и всегда выходил с обновленною душою, с чувством и жаждою лучшей, святой жизни.

Иером. Никодим.

Стихотворение, посвященное священнику о. Ионе Атаманскому,
Настоятелю Свято-Николаевской, Портовой Приморской церкви в г. Одессы
(Впечатления богомольца в храме о. Ионы Моисеевича Атаманского)

Ты - сподвижник всем блаженным,
И давно о сем слыхал;
С чувством пламенным, священным
Увидать тебя жаждал.

И по Божьему смотренью 
В храме я тебя видал, 
И небесному ученью, 
Я, внимаючи, рыдал.

Твои службы очень длинны, 
Умиленны для сердец, 
В них труды твои всем видны: 
Ты - молитвенник, отец! 

Своей молитвой зажигаешь 
Ты сердца у всех людей, 
И их духовно возрождаешь 
Для спасительных путей.

И легко, легко молиться, 
В храме, Батюшка, с тобой, 
И в молитве умилиться, 
И поплакать над собой.

Ты нас, грешных, ободряешь, 
К покаянию зовешь; Ч
асто к чаше призываешь 
И прощение даешь.

Как сказал Господь Спаситель, 
Ты отвергнулся себя, 
Его заветов ты хранитель, 
Ближних, как себя, любя.

Печальный, бедный и несчастный 
С надеждой все к тебе спешат; 
Ты к их нужде не безучастный: 
Утешить каждого ты рад.

Сотни бедных ты питаешь; 
Оставаясь без гроша, - 
Всегда на Бога уповаешь: 
В том сильна твоя душа.

И сбывается писанье, 
Как в милосердии всегда 
Ты, спеша на подаянье, 
Не оскудеваешь никогда.

И больных всех беснованьем, 
Приезжающих к тебе, 
Принимаешь с со страданьем, 
Оставляя при себе;

И Творца всех умоляешь
За несчастных сих больных,
И по вере, изгоняешь
Духов злобных ты из них.

И они за то все хвалят 
Милосердого Творца, 
Его милость громко славят, 
Сознавая в Нем Отца.

С верой все потом вкушают 
От Чаши Жизни у тебя, 
И обновленье получают, 
Я укрепляют тем себя.

И за все, отец бесценный, 
Возлюбили мы тебя; 
Твои слова для нас священны, 
В руководстве для себя.

Дорогой ты наш учитель, 
Добрый пастырь и отец! 
Просим, молим, чтоб Спаситель 
Нетленный дал тебе венец.

Помолись о нас усердно, 
Незабвенный наш отец, 
Чтоб прожить нам здесь всем верно 
И получить благий конец. 

О молись, чтоб твои чада 
На небе все были с тобой, 
избежать бы всем нам ада 
Твоей усердною мольбой.

Извиняюсь я, писатель. 
Что усердно попрошу, 
Я давно того искатель 
И в душе всегда ношу:

Я духовным быть желаю 
Чадом, Батюшка, у Вас, 
И о сем я умоляю, 
Помня грозный смертный час.

Как ты любишь всех нас ныне, 
Не забудь нас и тогда, 
Чтобы в огненной пучине 
Не погибнуть навсегда.

Но чтоб всем нам вечно с Богом 
В небесном царстве вместе быть, 
И там в собрании многом 
Бога славить и хвалить.

К читателю
Пою я песнь, хоть и простую, 
Но поверь, друг мой, я прошу: 
Излагаю правду я святую: 
Ее потомству приношу.

Луч света пастыря Ионы, 
Мой путь жизни осветил, 
Как Божьи исполнять законы,
И в жизни новой возродил.

И за то я в долг священный 
Всегда молюся за него, 
Для меня он незабвенный 
Даже до гроба моего.

Сообщил Иеромонах Никодим

РУССКИЙ ИНОК №12-13 ИЮЛЬ 1915 г. 

Источник

Для публикации комментариев необходимо стать зарегистрированным пользователем на сайте и войти в систему, используя закладку "Вход", находящуюся в правом верхнем углу страницы.

Joomla SEF URLs by Artio