RizVN Login



   

АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ
Печать

"А вдруг неверующий священник стоит рядом у престола?"

Автор: Монахиня Вера вкл. . Опубликовано в Московская Патриархия (Просмотров: 535)

Анонимный петербургский священник предлагает свой взгляд на полемику  о. Константина Пархоменко с автором «Исповеди анонимного священника».

***

Начну с благодарности в адрес автора ресурса «Ахилла», предоставившего площадку и возможность для беседы на актуальные темы. По очевидным причинам число клириков, использующих реальные имена и фамилии, невелико, но на деле читателей довольно много, и их число увеличивается с каждым днём.

Лично знаком с о. Константином, который в Санкт-Петербургской епархии пользуется репутацией человека мыслящего, хорошего проповедника, деятельного и внимательного пастыря. Однако его приходской опыт ограничивается одним собором Петербурга, и вряд ли он в состоянии представить быт и сложности священников из регионов. «Сытый голодного не разумеет». Понятно также, что о. Константин не в состоянии написать свои мысли искренне и предложить хотя бы малейшую критику. Любому знакомому с жизнью нашей Церкви ясно, что это закончится плачевно. Те, кто готов открыто критиковать систему, делятся на несколько категорий:

1. Известные клирики, финансово независимые, на которых невозможно повлиять (о. Андрей Кураев, о. Георгий Митрофанов, о. Августин Никитин и др.). Они преподают, пишут книги, лишать их сана — себе дороже выйдет.

2. Клирики, которые служат в совсем глухих местах, доведённые до отчаяния, которым уже нечего терять. Они или близки к каноническим прещениям, или уже подвергались им и поняли, что это не конец жизни. Имен называть не буду, читающий да разумеет.

Поэтому сам о. Константин претендует на объективное описание, а по делу ничего сказать не может. Ибо открыто критиковать у нас разрешается Запад, либералов, масонов, врагов России и зелёных человечков. Приходится обрушивать свой праведный гнев на единственно доступный объект — самого анонима, который, естественно, сам во всем виноват. Очень конструктивный подход, имевший место в советское время и популярный в нашей организации. Как говорили в наших духовных школах: «Не нравится? Забирайте документы».

Попробую предложить взгляд человека, имеющего опыт служения в разных храмах и епархиях, от больших соборов до маленьких сельских церквушек. При этом сразу добавлю, что в силу наличия нескольких светских профессий всегда имел возможность дополнительного заработка и поэтому определённую финансовую независимость.

Начну с вопроса веры и неверия. О. Константин утверждает, что невозможно быть неверующим священником. При этом утверждает, что мы распознаем ложь в 90% случаев (ах, эта убедительная статистика и любовь к ничем не доказанным цифрам). Отсюда вывод: никто не пойдёт к неверующему священнику, ибо убедится, что ему врут. А на деле мы этого почему-то не видим.

Согласно моему опыту, подавляющее большинство священников не верят в часть того, что сами делают. «Полных и откровенных атеистов» не встречал, искренне верующих во все свои слова и молитву — тоже. В самом деле, жизнь священника сводится к набору определенных действий — отслужить Литургию, освятить дом, квартиру, машину, отпеть покойника. Все мы знакомы с красивыми словами о присутствии ангелов и таинственном действии благодати Божией, но крайне редко ощущаем то и другое. Фразы заучиваются, думать постепенно перестаёшь, смысл сводится к правильному произнесению текста и материальной компенсации.

Людям помогает? Да. Поэтому люди никуда не уходят и, вопреки патетике о. Константина, «верят этим молитвам и советам». А кому не помогает, тот сам виноват и просто слабо верит, а ещё по грехам родителей и потому что состоял в комсомоле.

И самое интересное — во что мы, собственно, верим? Здесь же, на «Ахилле», священник Федор Людоговский предложил задуматься об ответах на, казалось бы, простейшие вопросы — о спасении, рае и аде. Так вот, большинство из встреченных мною священников об этом не задумываются — потому что нет у нас ответов на эти вопросы. Есть набор стандартных, заученных фраз для прихожан разной степени грамотности. И нет мужества признаться, что мы понятия не имеем, что случится с человеком после смерти. Так что — сказать об этом? «Не надо лгать, стоя у престола» — призывает нас о. Константин. Согласен, надо честно сказать, что вера Евангельская не имеет отношения к тому, что мы регулярно слышим с церковного амвона.

Но, к сожалению, священник не может этого сказать. Чем больше он становится гуру, великим учителем и образцом нравственности для своих прихожан, тем меньше остаётся места сомнениям, неуверенности, разочарованию. Батюшка помолится, ответит на все вопросы, поддержит и укрепит.

Ложь и лицемерие — основа современной церковной системы. Это отлично известно, все это понимают, в кулуарных разговорах осуждают зажравшихся архиереев, в очередной раз поднявших налоги, рядовое духовенство — настоятелей, младшие клирики — рядовое духовенство. При этом угодливо кланяются начальству, доносят, лгут относительно собственных доходов. А потом с амвона учат прощать, не осуждать, не сплетничать, любить ближних. Но если честно об этом сказать — обидятся.

Да и кто об этом скажет, если в Церкви существует поистине средневековая вертикаль власти? Об этом подробно даже говорить нет смысла, только лишний раз отметить — младший по отношению к старшему не имеет никаких абсолютно способов оправдать себя или добиться исправления несправедливости. Это особенно дико выглядит в современном обществе, даже российском, где существует подобие демократии.

Впрочем, ревнители сразу возразят, что демократия в аду, а на небе — царство. Как же тогда Евангелие с идеей «кто хочет быть первым, пусть будет всем слугой»? Да никак. Из Евангелия приводятся только удобные цитаты, об остальных церковная власть старается не вспоминать. Поэтому продолжаются византийские ролевые игры, «святейшества», «преосвященства» и прочее вранье перед Богом и людьми. Священникам нравится, что люди целуют им руки, называют «отцами», охотно несут деньги и ценные подарки. Епископам нравится, когда то же самое делают священники. Патриарху, очевидно, нравится принимать то же уже от епископов. При чем здесь Евангелие? Да ни при чем, что за дурацкий вопрос? Ты что, баптист? Читай мытарства блаженной Феодоры. И вообще, где епископ — там Церковь.

Вот и приходится выкручиваться уважаемому о. Константину. Не надо священникам писать анонимно — следовательно, писать надо только хвалебные оды начальству и про котиков. Кто пишет иначе — на стране далече. Куда отправился, например, прот. Артемий Скрипкин за то, что в интервью назвал нынешнего патриарха «менеджером». С поста главы молодежного отдела и настоятельства в центре города — прямиком в область на задворки. Хотя, в принципе, какая разница, где служить? Может, за «босса» туда же отправят? Это будет заслуженно.

Христианское отношение к приходу — не привязываться? Хорошая мысль. А христианин вообще ни к чему не должен привязываться — ни к семье, ни к городу, ни к стране. Мы все — жители града небесного, и кто любит близких более чем Бога «несть Мене достоин». Уважаемый о. Константин не хочет озвучить людям эту правду с амвона?

Но нет, конечно же, не хочет. Сейчас модно рассказывать про скрепы, про духовно-нравственное (на редкость идиотское сочетание) воспитание, патриотизм, многодетность как идеал семьи. За это нас покормят, похвалят, а то ещё и деньжат подкинут. Если настоятель — с землёй помогут для храма (ну и себе на домик, ясное дело), если архиерей — то с собором и виллой, которую назовут «центром духовной культуры».

И самое очевидное — циничный совет заблудившемуся собрату «идти на светскую работу». Мол, священник ты никчемный, скажи об этом честно и людей не обманывай. А мы, такие чистенькие и правильные, будем дальше вести радостных овец в Царствие Божие.

Во-первых, человек хотя бы честно говорит, что хорошо зарабатывает и не готов с этим расстаться. А не врет, что «зарплаты хватит только на еду для семьи», но «священник, который любит людей, с голоду не умрет», при этом оставляя за кадром нищенское существование огромного числа священников не из крупных городов, а из глубинки. Очередное враньё в стиле «Господь Своих не оставит». К сожалению, о. Константин предпочитает решать проблемы путём их отрицания или с помощью банальностей. При этом, как ни печально, это — один из наиболее известных и популярных духовников Петербурга…

Но в глубинке люди привыкли выживать, у них часто не хватает времени на мировоззренческие проблемы. А вот на приходах получше — уже и доход хороший, и социальный статус высокий. Поэтому предложение «идти работать дворником» — бред, так поступит только человек действительно искренне верующий, желающий послужить Богу честно. Поскольку потеряется и зарплата (тысяч 40–70 для города), и доход от треб (ещё столько же), и уважение людей, и бонусы в виде устройства детей в школы/садики/институты, лечение в хороших клиниках, отдых за границей и т. д. Все это есть и у уважаемого о. Константина, любителя ценных советов для священника в критической ситуации.

Вот только он и не знает (и мы не знаем) имени этого священника. А вдруг это твой собрат по приходу? Или вообще (о ужас!) настоятель этого прихода? О нет, конечно же, ответит нам благочестивая паства, такого нет и быть не может! Это вообще все фейк, и враги православия стараются внести раскол в наши ряды.

Увы, это неправда. И таких пастырей много, и это далеко не худшая часть наших пастырей — людей, которые хотя бы честно признают свои недостатки, а не делают вид, что все прекрасно. Так что будьте внимательнее, дорогой о. Константин и иже с ним, — вдруг вот эти исчадия ада, неверующие священники, стоят рядом у престола…

Может, хотя бы помолиться о них?

Источник

Для публикации комментариев необходимо стать зарегистрированным пользователем на сайте и войти в систему, используя закладку "Вход", находящуюся в правом верхнем углу страницы.

Joomla SEF URLs by Artio