RizVN Login



   

АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ
Печать

"Бесы в этом мире часто маскируются под ангелов .., а секты маскируются под церкви"

Автор: о. Валерий Леоничев вкл. . Опубликовано в Московская Патриархия (Просмотров: 1044)

 

У Русской Православной Церкви, после ухода "в тень" о.Всеволода Чаплина, осталось три "говорящие головы", две из которых периодически появляются на основных каналах российского телевидения (Патриарх на Первом и Митрополит Иларион на России 1, Легойду и Щипкова можно считать одной головой, их роль сводится к постоянному напоминанию чиновникам разных уровней о их долге постоянно помогать Церквивсеми доступными способами, то есть совершать деяния составляющие состав преступлений, прописанных в законах о Госслужбе, Конституции и Законе о религиозных объединениях, где четко сказано о недопущении такой деятельности со стороны чиновников).

И если Патриарх больше отдается в своих выступлениях риторике и художественному наполнению Слова, то Митрополит Иларион (известный ещё как "композитор") склонен к философско-аналитическому осмыслению происходящего (доктор философии же). К многочисленным обязанностям Митрополита прибавилось и председательство в Совете по присвоению ученой степени по научной дисциплине "Теология".

Состав Совета:


Приказ Минобрнауки:



(фотографии со страницы фейсбука В.Шмидта)

Позиция Митрополита (и видимо всей РПЦ МП) хорошо изложена им самим в интервью сайту "Мусульмане России".
Кроме фразы, вынесенной в заголовок данного поста, где доктор философии искренне признается в своей вере в бесов и раскрывает их традицию маскироваться ангелами (Не будем забывать о том, что бесы в этом мире часто маскируются под ангелов, о чем еще апостол Павел говорил. А секты маскируются под церкви.), что провоцирует реально инквизиторские процессы по выявлению истинности "бесов-ангелов", привлекают внимание следующие моменты, ставшие уже официальными текстами и в устах Президента РФ и прочих служивых людей:

1." ... мы можем говорить не о религиозном терроризме, а о терроризме под религиозными лозунгами, о том, что люди совершают преступления, кощунственно прикрываясь именем Божиим и религией."

Это попытка переключить внимание общества с реальных "источников" терроризма (экстремизма),  -  от доведенных до абсурдного, крайнего понимания адептами идеологии (и религий в том числе) своей роли в идеологическом противостоянии частей общества, в борьбе за овладевание "умами" и "телами" (с точки зрения менеджмента, - крайние способы борьбы за рынок услуг). Именно коммунистическая идеология была источником "революционной борьбы" "красных бригад" в Европе середины и конца 20 века, идеология "социального равенства" вела бомбистов-народников к убийствам чиновников-угнетателей  в Императорской России, идеология превосходства арийской нации над всем человечеством привела к преступлениям фашизма, а пользовались и пользуются этими явлениями и силовые структуры для увеличения своих бюджетов (вполне резонно), политики и торговцы, транснациональные корпорации и прочие, выстраивающие свое поведение в "предлагаемых обстоятельствах" (см. худфильм "Бразилия"). С другой стороны, ссылаясь на "людей", совершающих преступления, лишая их национальной и прочей идентификации, Митрополит признает, что относительно Права нет разницы в "окрасе", "мотивации" преступления, оно преступление даже по своеобразному религиозному праву ("кощунственное").

Получается, если следовать логике Митрополита, бесы притворяются ангелами и пользуются для совершения преступлений религиями и их акцессуарами (текстами и одеждами). В таком понимании все общество, вместе с террористами и охотниками на них, погружается в пучину бесправия и произвольного назначения людей бесами, ангелами, полубесами и пр. Поскольку такое мышление не создает никаких реальных правовых оснований для других действий, кроме насильственных по отношению к произвольно признанным "чужими", "бесами", "неангелами" и пр.

Для кочевников селяне были "бесами", ремесленники "колдунами", поскольку первые жили не так, как "надо", "неправильно", а вторые "из ничего" делали предметы быта, (а торговцы с их караванами, кораблями, охраной и непонятными значками в книжках были "магами" и "инопланетянами").
Конфликты на Ближнем Востоке ярко показывают именно произвольное назначение людей "террористами-нетеррористами" разными сторонами, и, вместо реального изучения причин конфликтов и терроризма как общественного явления, нам дают простые рецепты, замешанные на мистике.
Развитие этой идеи ("бесы-ангелы") приводит не к разрешению конфликтов, а к дальнейшей эскалации ("крутые бесы против ещё более крутых ангелов") и не дает никаких перспектив выхода из состояния вражды (в сталинское время борьба с "бесами", "продолжение классовой борьбы в социалистическом обществе" видимо не для всех является очевидным доказательством того, что происходит с победившими "ангелами"). 

2. " .. теология преподается людьми, которые знают религиозную традицию изнутри, тогда как религиоведы смотрят на религиозные традиции извне..." Вполне логично и точно, но далее Митрополит сравнивает религию с музыкой, а религиеведов с искусствоведами, что совершенно спутывает понимание читающих, поскольку тогда вся борьба с сектами - это борьба симфонического оркестра с квартетами и уличными музыкантами, причем далее ещё интереснее, -  "...мы считаем, что религиоведение тоже может приносить пользу..." , - то есть считается по умолчанию, что религия (теология?) приносит какую-то пользу обществу, а наука (в том числе и религиеведение),  - очень сомнительную или вообще никакой. Становится понятно, почему увлеченные религией госчиновники так странно относятся к науке и так благожелательно к религиям, в религии они видят больше пользы, хотя достижения религий видны только в строительстве культовых сооружений и отъеме разного рода имущества, несмотря на то, что достижениями науки пользуется все общество, включая и чиновников и священников. И заканчивает мысль свою Митрополит стандартным бюрократическим "отсылом", который применяется в любое время любыми чиновниками любой системы: "Мы очень часто замыкаемся в своей среде и перестаем видеть собственные недостатки. Когда нам кто-то на них деликатно указывает, мы положительно на это реагируем." Это стандартный шаблон ответа, применение которого свидетельствует о том, что реально никто ничего менять не будет в своем "монастыре", поскольку и не думает об этом и незачем, и не в состоянии, поскольку мышление шаблонами не допускает даже намека на видение неких возможных перемен.

3. " .. большую помощь в борьбе с деструктивными культами могут оказать религиоведы — как верующие, так и неверующие. Но только при условии, что они будут уметь отличать религию от антирелигии, православие от сатанизма, Церковь от секты."  - заканчивается интервью Митрополита. Здесь можно только подивиться сотням (по утверждению МИтрополита) людей, которые уходят из "православия" в какие-то секты, а потом снова приходят в Церковь и "присоединяются" к ней по утвержденному и совершаемому Митрополитом два раза в год чину. Как раз религиеведы очень сомневаются в правомочности применения термина "секта" к разным общественным группам. В свое время и христиане считались "сектой" иудаизма, здесь именно позиция наблюдения традиции "изнутри" и создает враждебное окружение из "сектантов", и только равноценные по количеству адептов и времени существования "секты" признаются "традиционными религиями". Если же рассматривать приводимые Митрополитом примеры с точки зрения Психиатрии или хотя бы Психологии, то мера вреда от увлечения "традиционной религией" или "сектой" для личности вполне сопоставима. И, конечно, Митрополит не приводит никаких цифр, кроме собственно наблюдаемых, субъективных. Реальность состоит в том, что описываемые Митрополитом ужасы сект (" .. разрушают семьи, отнимают у людей имущество, делают их психически неполноценными, зомбируют ...") полностью применимы к любой религии, а "покинувшие" религию ради секты и вернувшиеся "в лоно" "правильной", просто мечутся между "сильной" зависимостью и серъезным подавлением воли и личности и "мягкой".

В Науке (не в Теологии, которая существует только для оправдания собственного существования и существования религий) есть практики, методы излечения от всевозможных зависимостей, химических и идеологических, люди Науки ищут возможности решения стоящих перед человечеством задач,а не оправдания собственной позиции и не занимаются шантажом соотечественников собственным, неизвестно откуда взявшимся умением отличать "религию от антирелигии". Впрочем, от Науки же нет пользы, возможно она и есть Антирелигия, а ученые, особенно религиоведы, должны, по мнению Митрополита, разговаривать, вести диалог и не допускать превращения своей Науки в " научный атеизм, враждебный к религиозным традициям".

Итак, что же сообщил доктор философии внимательным читателям?

- бесы маскируются под ангелов а секты под церкви
- религиоведение тоже может приносить пользу, если научится отличать плохое от хорошего (в понимании традиции)
- есть религии и антирелигии
- научный атеизм враждебен
- люди прикрываются именем Божиим и религией для совершения преступлений

Вот такие идеи будут служить основой для оценки диссертаций кандидатов и докторов наук по дисциплине "Теология".
http://interrno.livejournal.com/143835.html

Для публикации комментариев необходимо стать зарегистрированным пользователем на сайте и войти в систему, используя закладку "Вход", находящуюся в правом верхнем углу страницы.

Joomla SEF URLs by Artio