RizVN Login



   

АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ
Печать

«Если бы смена настоятеля решила проблему в Воскресенском храме, то это произошло бы давно» — епископ Броварской Феодосий

Автор: i-sobor вкл. . Опубликовано в Общество (Просмотров: 1749)

Вот уже полгода никак не утихнет конфликт в Воскресенском храме на Печерске, рядом с Лаврой, который в народе называется «афганским». Называется так потому, что вот уже два десятилетия духовенство и прихожане храма духовно опекаются ветеранами Афганской войны и членами их семей. В памятные для ветеранов даты здесь совершались особые богослужения, возносилась молитва за погибших солдат и офицеров. Многочисленные прихожане Воскресенской церкви вместе со своим настоятелем и духовенством старались не только уделить внимание всем приходившим за духовным утешением в этот храм. Они также оказывали благотворительную помощь членам ветеранских семей, совместно с общественными организациями проводили международные патриотические акции.

 

А сегодня всего этого нет. Храм закрыт, богослужения блокированы, молитва смолкла. На закрытых воротах храма кумачовые транспаранты с ругательными надписями в адрес Православной Церкви и ее иерархов. И самое страшное - все это делается руками нескольких «афганцев». Наши вопросы о сложившейся ситуации и путях ее решения адресованы настоятелю Воскресенского храма епископу Броварскому Феодосию, викарию Киевской Митрополии. 

— Расскажите, что стало началом конфликта в Воскресенском храме, с чего началось противостояние? И кто с кем конфликтует?

 

— Все началось летом 2012 года, когда тяжело заболела бессменная староста нашего храма, глава комитета матерей воинов, погибших в Афганистане, Алла Васильевна Шипова. Эти события послужили поводом для группы лиц захватить Воскресенский храм по классическому рейдерскому сценарию: с видеокамерами, изгнанием сотрудников, срезанием и заменой замков, подделкой мокрой печати юридического лица – православной общины.

Отправной точкой острой стадии конфликта можно назвать 19 июня. Именно в этот день все и произошло.

Я в это время принимал участие в совещании викариев и благочинных Киевской епархии в Лавре, когда ко мне на телефон начали приходить СМС от Аллы Васильевны из больницы: «Владыка, что делать? Из храма сообщают, идет рейдерский захват», «Червонопиский с группой срезают замки», «Я вызываю милицию».

Храм был захвачен, но еще целый месяц мы верили, что у нас получится убедить С.Червонопиского и группу его поддержки в неправомочности их действий и вернуть все на свои места. Но этого так и не произошло.

Спустя месяц после захвата храма Алла Васильевна отошла ко Господу... Я до сих пор храню те ее сообщения в телефоне.

Таким образом, это конфликт между православной общиной Воскресенского храма (прихожанами, духовенством, сотрудниками) с одной стороны, и группой лиц во главе с Сергеем Червонописким – с другой. Напомню, что Червонопиский – достаточно известная в Украине личность, глава Украинского союза ветеранов Афганистана, бывший народный депутат, а с недавнего времени еще и Герой Украины.

— И какое развитие имел конфликт?

 

— После захвата храма были изгнаны все многолетние сотрудники и свечницы, на их место для торговли свечами и сбора пожертвований были поставлены люди Червонопиского. Была выставлена круглосуточная наемная охрана. Богослужение в храме время от времени блокировалось, мы с прихожанами молились в воскресные дни перед закрытыми воротами храма, многие плакали, ведь это их силами и участием возрождалась Воскресенская церковь, в которую они теперь не могли попасть. Вызывали даже милицию, писали коллективные заявления. Духовенство, а это отцы семейств с 2-3 детьми, были полностью лишены зарплат. С кружек для пожертвований были сорваны пломбы, кружки опустошены, а потом опломбированы фальшивой печатью, которая внешне напоминала оригинальную круглую печать прихода.

С 22 января храм и территория опять были перекрыты, богослужения не совершаются, на закрытых воротах вывешены красные транспаранты с антицерковными надписями. Прямо как в разгар большевистской революции. И все это, к сожалению, делается под именем Украинского союза ветеранов Афганистана (УСВА). Хотя это лишь спекуляция именем уважаемой общественной организации.

— Скажите, это правда, что Украинский союз ветеранов Афганистана выступил против Вас как нового настоятеля Воскресенского храма, и именно в этом причина таких действий? Как они объяснили свою позицию?

 

— Нет, это неправда. УСВА как общественная организация ветеранов-«афганцев» своего мнения по сложившейся ситуации не высказывала. Хотя ее глава С.Червонопиский все время пытается представить свою позицию (и своего ближайшего окружения) как позицию всех «афганцев». Ему это делать не сложно, ведь он руководитель УСВА, есть широкое поле для манипуляций.

Тем не менее, верующие ветераны, а их немало, категорически против того, что творится теперь в Воскресенской церкви, многие члены УСВА открыто заявляют о том, что не поддерживают позицию своего руководителя. И это не смотря на опасность внутрикорпоративной «расправы». Что сказать, настоящие смелые воины не только на войне, но и в мирной жизни. Ближайший пример – комментарий ситуации одного из самых уважаемых в своей среде «афганцев», заместителя Председателя киевского УСВА Константина Антощука, который недавно был размещен на «Православии в Украине».

Более того, самые активные верующие «афганцы» готовы идти на симметричные контрмеры в отношении захватчиков храма, просят на это благословения. Но я думаю, что пока еще не исчерпаны все возможности переговорного разрешения конфликта.

— А какие у Червонопиского претензии лично к Вам как настоятелю? Было высказано мнение, что Вы назначены в храм незаконно...

 

— Что касается моего назначения, оно было вполне законным, согласно канонам Православной Церкви, Уставам УПЦ и Воскресенского прихода. Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины Владимир подписал Указ о моем назначении в начале 2011 года, после чего я и приступил к служению в храме и своим обязанностям. Причем назначение состоялось не по моей инициативе, я принял это как послушание Предстоятелю, хотя и понимал, что приход проблемный и мне предстоит много работы. Правомочность моего назначения никто никогда не оспаривал.

А с Червонописким с самого начала у нас сложились спокойные и ровные деловые отношения. Можно даже сказать, взаимно доброжелательные, проводились совместные мероприятия. Я всегда относился к нему с уважением, как к руководителю УСВА, старался приобщить его к Православию. Приглашал на богослужения, хотя он, к сожалению, никогда не приходил. Впервые на общественной службе у нас в церкви он побывал на Пасху (престольный день нашего храма) в 2012 году. Это была его первая Пасха в Воскресенском храме. Я настоял, чтобы Сергей Васильевич подготовился к исповеди и Причастию в Пасхальную ночь. И он впервые в нашем храме причастился.

Никакой видимой агрессии или непонимания со стороны Червонопиского я не замечал, вплоть до печальных событий лета 2012 года, когда произошел силовой захват храма под его руководством.

— И какие претензии появились к Вам после захвата?

 

— Поначалу, в первый месяц, был период, когда я пытался все вернуть в законное и каноническое русло путем переговоров. Ведь лучше плохой мир, чем хорошая война. Когда 19 июня на вызовы А.В.Шиповой, многолетней старосты прихода и матери убитого в Афганистане офицера, приезжали наряды милиции, я отправлял их обратно, говорил, что все в порядке, сами разберемся. Также просил особо активных журналистов не торопить события, не публиковать «спешных выводов». В это время со стороны Червонопиского лично ко мне, как человеку и настоятелю, никаких претензий не было. Были только ультиматумы по управлению приходом. Никакие убеждения и компромиссные предложения с моей стороны не воспринимались.

Суть ультиматумов Червонопиского заключалась в том, что со своими помощниками, которых я увидел впервые, он должен полностью управлять деятельностью храма. Причем как духовной, богослужебной, так и хозяйственной: определять штатное расписание священников, которые будут служить в храме (по его идее все они должны были проходить с ним предварительное «собеседование» на профпригодность), количество певчих на клиросе, использование церковных помещений и т. д. Я уже не говорю о церковных пожертвованиях – в этом был их главный интерес. Все компромиссные предложения с моей стороны по дальнейшему управлению жизнью прихода отметались сразу.

Это время лично для меня было самым сложным из-за неопределенности, как поступать дальше: отдать храм, духовенство и паству в руки этих людей, стать наемником, но избежать противостояния – или стоять до конца. А ведь это представлялось опасным. Предыдущий настоятель рассказывал, что в подобной ситуации, которая была в нашем храме в середине 90-х годов, его вывозили в лес, обещали «закопать», после чего он отдал каким-то людям все уставные документы прихода. Его сложно за это осудить.

И в этой коллизии я решил поступить по послушанию: получив благословение священноначалия, в переговорах стал настаивать на разрешении сложившейся ситуации только в законном – каноническом и правовом русле. С этого момента я стал для них врагом. Со всеми вытекающими последствиями, с активной кампанией в прессе.

— То есть, получается, что конфликт у Червонопиского не с Вами, а с церковной позицией?

 

— Совершенно верно. Конфликт, по сути, у них не лично со мной, а с церковными канонами и законодательством Украины. Церковь и украинское законодательство видит управление храмом по одному, а группа Червонопиского – по другому. Но об этом ведь они сказать не могут. Поэтому точно выбрана цель – настоятель, и если она будет поражена, то следующий настоятель будет «посговорчивей». Думаю, такая стратегия кажется им беспроигрышной, поэтому и бьют все время в одну точку.

Если бы на самом деле проблема была во мне как в человеке, если бы в этом был камень преткновения, я бы сам первый просил Блаженнейшего Митрополита Владимира освободить меня от этого послушания. То есть, если бы смена настоятеля решила проблему – то это произошло бы давно.

— Но Ваши оппоненты, помимо прочего, говорят, что у Вас коммерческий интерес в храме. Неудобный вопрос (если не хотите, не отвечайте): владыка, какие у Вас были в Воскресенском храме доходы?

 

— Отвечу. За два года своего настоятельства я не получил в храме ни одной гривны. Это была моя собственная инициатива и принципиальная позиция. Дело в том, что на момент моего назначения храмовое состояние и приходская жизнь требовали срочной «реанимации», поэтому мы вместе со старостой церкви Аллой Васильевной Шиповой взялись за работу, а это потребовало средств. Была обновлена церковная утварь, приобретен металлический престол, священники наконец-то начали получать стабильную зарплату, погашены долги за коммунальные услуги, приобретены облачения, делался ремонт и т. д. В этих условиях я посчитал правильным отказаться от какого-либо своего содержания за счет Воскресенского храма.

— И за какие средства Вы жили?

 

— Меня финансово поддерживали и поддерживают друзья-благотворители, а также некоторые священники вверенного мне Броварского викариатства.

— Скажите, а сколько обычно верующих посещало храм до того, как богослужения прекратились?

 

— В воскресный день – 150-200 одновременно молящихся на богослужении, в праздничные – до 500. На данный момент все они лишены возможности посещать храм.

— Люди остались без молитвы и богослужения, духовенство – без паствы. Вы как настоятель, что думаете предпринимать, чтобы разрешить создавшуюся ситуацию?

 

— Я глубоко убежден, и это не только мое убеждение, что проблема, возникшая в Воскресенском храме, должна решаться исключительно в законном правовом поле. Совсем недавно Блаженнейший Митрополит Владимир обратился к Червонопискому посредством видеозаписи и вновь призвал его вернуться в правовое русло – разблокировать храм и исполнять Указы Священноначалия. Ведь дом Божий – не место для личных амбиций или меркантильных интересов.

Думаю, что если эти люди опять не прислушаются к голосу Предстоятеля, то к ним будут применены меры канонического воздействия. Вплоть до отлучения от Церкви. Это звучит страшно, но, может быть, это сможет привести их в чувство.

В дополнение к каноническим принимаются и правовые меры урегулирования конфликта. С этой целью Президенту, Премьер-министру Украины, Генеральному прокурору и другим государственным лицам были направлены коллективные письма наших прихожан с просьбой о восстановлении порядка. Ответы на эти обращения пока не получены, но мы надеемся, что органы правопорядка вмешаются в ситуацию.

— А что предлагает для разрешения конфликта С.Червонопиский?

 

— Он ультимативно настаивает всего на двух вещах. Сменить настоятеля и официально назначить его (Червонопиского) главой религиозной общины – канонически и юридически. Но это две вещи, которые перевернут все с ног на голову. Для чего это ему нужно – понятно. Но, как уже было сказано выше, это не решит проблемы, а только создаст прецедент, когда светские люди силой могут получать власть в Церкви. Чтобы понять, чем это чревато, достаточно заглянуть в церковную историю.

 

Беседу вела Юлия Коминко

 

Оrthodoxy.org.ua

Joomla SEF URLs by Artio