RizVN Login



   

АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

«Сталинградская Мадонна»: Рожденная в пекле войны

Автор: i-sobor вкл. . Опубликовано в Мониторинг (Просмотров: 5681)

Вокруг раздавались взрывы бомб. Военный врач Курт Ройбер (Kurt Reuber) разворачивал рождественский подарок, который так тронул окружавших его солдат. Ему не было суждено вернуться домой. Но его рисунок был вывезен в Германию и стал своего рода иконой.

В конце здесь всегда царит тишина. Порой даже проступают слезы. Каждая экскурсия в Церкви памяти кайзера Вильгельма в Берлине заканчивается в этом месте - перед  рисунком, выполненным куском угля – «Сталинградской Мадонной». Даже те подробности, которые связаны с ужасными событиями Сталинграда, инстинктивно застывают перед рисунком.

Он представляет собой настоящее чудо. Рисунок был написан под Рождество в 1942 году, в самый разгар Второй Мировой войны, в то время как проходили ожесточенные бои. В холод, моменты непроходящего страха он давал каждому частицу спокойствия и надежды. Рисунок был вывезен из Сталинграда и в дальнейшем передан в Церковь памяти кайзера Вильгельма.

 

История «Сталинградской Мадонны» началась 70 лет назад. С 23 ноября 1942 года немецкие войска 6 армии под командования генерала Фридриха Паулюса (Friedrich Paulus) оказались в окружении. Снабжение с воздуха было нарушено. Температура доходила до минус 30-40 градусов. Немецкие солдаты, страдая от мороза и голода, потеряли надежду на спасение из окружения.

Среди «заложников» котлована был теолог и врач Курт Ройбер. Для национал-социалистов он был неудобной фигурой. Отец троих детей и пастор из деревни Вихманнсхаузен в Гессене, был известен своими проповедями и критикой фашизма. За это он был отправлен в 1939 году на Восточный фронт. Но и там не следовал приказам командующих и лечил гражданских жителей.

 

Частичка праздника в убогой грязи

 

Во время приезда домой в октябре 1942 года младшей дочери Ройбера, Уте, было всего четыре года. Сегодня Уте Толькмитт (Ute Tolkmitt) 74 года. Она хорошо помнит тот день, когда приехал отец и привез много рисунков. «Он с радостью играл со мной. Его отцовская любовь была настолько нежной, она навсегда останется таким в моей памяти», говорит Уте. В ноябре Ройбер должен был вернуться на фронт - в Сталинград.

Несмотря на все ужасы войны, письма Ройбера из Сталинграда были проникнуты надеждой. Как христианин и гуманист он верил в то, что любовь к ближнему поможет пережить эти тяжелые дни. Если бы он вернулся в Сталинград хотя бы на два дня позже, он бы не попал в окружение.

Находясь в котловане, в самом пекле войны, немецким солдатам мысль о Рождестве казалась какой-то неимоверно далекой, как и их семьи. Но они готовились к Рождеству, откладывали те немногие продукты, что у них были, украшали землянки, мастерили посуду, собирали рождественские венки, елки из степной травы и опилок. «Частичка праздника в этой убогой грязи», писал Ройбер своей жене Марте Ройбер-Иске (Martha Reuber-Iske).

 

Сочельник

 

Несколько дней в тайне он готовил в своем импровизированном ателье подарок солдатам на Рождество. Кусочком угля он рисовал на оборотной стороне советской географической карты размером 95 на 115 сантиметров.

24 декабря подарок был готов. После обеда солдаты пели в землянке рождественские песни «Stille Nacht» и «Es ist in Ros entsprungen». После поздравления командира Вильгельма Гроссe (Wilchelm Grosse), Ройбер открыл перегородку. Солдаты увидели освещенный огнями свечи рисунок Ройбера, приколотый на деревянной доске на стену в землянке.

 

Сталинградская Мадонна

 

Солдаты в исступлении смотрели на изображение Мадонны. Закутанная в платок Дева Мария с Младенцем изображена в округлых, мягких формах. Мадонна прижимает к себе Младенца. На ее губах нежная улыбка. Складки на платке передают глубокие тени, но на лицо Мадонны и младенца падает свет. Рисунок излучал спокойствие и теплоту. «Рождество 1942 года в котле. Крепость Сталинград» - было написано на нем.

Солдаты были глубоко тронуты. Они не ожидали в самом пекле Сталинграда получить такой дар. Как писал Ройбер своей семье, он вспомнил слова Иоанна – «Свет, жизнь, любовь» и написал их на рисунке. Они должны были вселить надежду солдатам. Свет – посреди русской зимы, в которой царят холод и темнота. Жизнь и любовь - в кровопролитной битве, наполненной ненавистью войне. «Эти слова символизируют тоску по всему, чего сейчас вокруг так мало и что может рождаться только внутри нас».

 

Последняя бутылка шампанского

 

В землянке солдаты выпили последнюю бутылку шампанского «за все, что мы любим». Вдруг праздничный настрой был прерван. Четыре бомбы разорвались в непосредственной близости от них. Ройбер поспешил наружу, где были один убитый и четверо раненых. Убитый солдат лишь недавно праздновал с ними вместе. «Он успел лишь сказать, я еще допою с вами до конца “Oh, du fröhliche”», писал Ройбер домой. «На этом праздник закончился». В рождественскую ночь раздавались залпы артиллерийских снарядов, пока солдаты смотрели на изображение Мадонны.

В последующие недели положение немецких войск ухудшилось. В начале 1943 года тяжело раненный командир Гроссе последним самолетом был вывезен из Сталинграда. С ним Ройбер передал рисунки для своей семьи. «На одном из рисунков - ваш отец, это для матери. (...) Мадонна, написанная в укреплениях - для вас всех», написал он.

Вскоре советские войска заняли Сталинград. Из более 300 тысяч солдат 6 армии, попавшей в окружение, 90 тысяч выживших попали в плен. Среди них был и Ройбер. Лишь 6 тысяч из них, вернулись на родину, некоторые только спустя десять лет. Ройбера среди них не было. После выздоровления от сыпного тифа в лагере Оранки он страдал хроническим воспалением среднего уха. Он сумел дойти со всеми до лагеря в Елабуге, но там впал в кому и умер 20 января 1944 года.

 

«Перед ничем, во власти смерти»

 

В доме пастора в Вихманнсхаузене, где в гостиной на стене висела «Сталинградская Мадонна», семья Ройбера жила в неизвестности. Только в 1946 году пришла весть о его смерти вместе с его последним письмом и рисунком «Плененная Мадонна». Закутанная в черное Дева Мария с глубокими морщинами на лице, прижимающая к себе светящегося младенца.

 

 

Это был переломный момент. Новый рисунок Мадонны, написанный год спустя Сталинграда, отображает безутешность и отчаянность Ройбера. В обрамлении рисунка он 25 декабря 1943 года написал для «немецкой жены и матери» свою, возможно, последнюю проповедь. «В самом конце пути, перед ничем, во власти смерти - какая переоценка ценностей произошла в наших сердцах! Так давайте же воспользуемся этим временем ожидания как семья, - в профессии, в народе. Посреди нашего предрождественского смертного пути уже виднеется радостный свет Рождества, этого праздника рождения нового времени, в котором, как бы тяжело это ни было, мы постараемся быть достойными вновь подаренной нам жизни».

 

 

Эти две Мадонны, около 150 рисунков и сотни писем родителей остались детям Ройбера как воспоминание о нем. Для Уте Толькмитт это наследие стало своего рода благословением. Со своими братьями и сестрами в 1983 году она решила передать Сталинградскую Мадонну народу и выбрала Церковь памяти кайзера Вильгельма в Берлине, разрушенную во время войны, и в память об ужасах войны, оставленную невосстановленной.

 

 img199.jpg

Портреты русских

 

Церковь подарила две официальные копии «Сталинградской Мадонны». Одна из них была передана в английский Ковентри, где также стоят невосстановленные руины в память о жертвах войны. Вторая копия была передана в знак примирения собору Волгограда, который еще 70 лет назад носил имя Сталинград.

Оригинал публикации: Die Madonna von Stalingrad Vom Krieg gezeichnet

http://inosmi.ru/europe/20130103/204138709.html#ixzz2GuoNcflM

Сталинградская Мадонна и солдат-иконописец

...Укутанная в черный плащ Богоматерь нежно держит на крепкой руке ребенка, склонившись над ним. Защищенный теплом ее тела и рук младенец безмятежно спит. Материнское объятие защищает его от ужасов жизни и смерти. Изнутри мистического круга, который образует фигура склоненной над Иисусом Девой Марией, идет свет... Вокруг - надписи на немецком языке: «Licht. Leben. Liebe. Weihnachten im Kessel. Festung Stalingrad» — «Свет. Жизнь. Любовь. Рождество в котле. Крепость Сталинград»

Этот рисунок, ставший иконой, немецкий пастор и врач 16-й танковой дивизии Курт Ройбер нарисовал в Сталинграде в ночь с 24 на 25 декабря 1942 года. Нарисовал в землянке, на оборотной стороне советской географической карты.

Рядом, в госпитальном бункере, умирали от голода и ран однополчане. В рождественское утро, увидев рисунок, многие немцы стали молиться, веря, что Богоматерь - знак свыше, посылаемое небесами спасение.

«Когда открылась дверь и вошли мои товарищи, они остановились как вкопанные в благоговейном молчании, пораженные висящей на глиняной стене картиной, под которой горел огонек на вбитом в земляную стену полене, - писал Курт Ройбер в одном из своих писем. Весь рождественский праздник прошел под впечатлением от рисунка и слов, обрамляющих его: свет, любовь, жизнь».

25 декабря, в католическое Рождество, кольцо вокруг немцев намертво сомкнулось...

- Несколько лет назад священник волгоградского католического собора Альфред Манько обратился ко мне с просьбой выполнить копию с рисунка немецкого пастора и врача Курта Ройбера, - рассказывает волгоградский художник Владислав Коваль. - Когда я стал работать с ксерокопией рисунка, меня поразило то, что я увидел. Расфокусировав взгляд, как это делают художники, чтобы обобщить детали и перенести характер рисунка на полотно, я увидел... лицо немца Курта Ройбера. Разумеется, сам Курт этого не делал, но для меня, как основоположника того направления, в котором я работаю, это было лучшим решением темы, которую я собирался писать. На следующий день я проснулся с идеей создать картину, посвященную «Сталинградской Мадонне» Ройбера.

- Немецкие солдаты на моей картине - уже не захватчики, а просто воины, которые, вероятнее всего, останутся в этом окопе навсегда. Но последняя их надежда - вера в Бога, которого они вспоминают в последние минуты своей жизни, а вовсе не в Адольфа Гитлера. Уж он-то здесь абсолютно ни при чем. Немецкие солдаты вызывают жалость, они закутаны в платки, они перестают быть бравыми рыцарями рейха. Ноги Богородицы Курт Ройбер нарисовал обнаженными, постаравшись сказать тем самым, что она точно так же как они, немецкие солдаты в окопе, замерзает и кутает своего младенца, пытаясь спасти его от лютого сталинградского мороза. Она - с ними и среди них, в этом окопе близка и понятна как никогда раньше в их жизни.

Это знаковая работа, считает Владислав Коваль. Картина была написана за день, накануне католического Рождества и перед годовщиной победы в Сталинградской битве.

- Тем, кому было 20 лет в то время, сейчас по 90, их - единицы, - говорит художник. - Дай-то Бог, чтобы кто-нибудь остался к 70-летию. Эта картина - и Прощание, и Прощение... Кстати, копия рисунка Курта Ройбера находится в волгоградском католическом храме Святого Николая: ее привезли в 1993 году приехавшие в Волгоград на торжества, посвященные 50-летию Сталинградской битвы, бывшие воины-австрийцы.

Курт Ройбер (нем. Kurt Reuber; 26 мая 1906 — 20 января 1944) — немецкий военный врач, воевавший в 16-й танковой дивизии вермахта в Сталинграде.

Курт Ройбер родился 26 марта 1906 года, в немецком городе Касселе в небогатой крестьянской семье. Родители Курта были набожны, вследствие чего он получил воспитание, соответствующее как крестьянским традициям, так и религиозным ценностям. Склонность к рисованию у мальчика проявилась рано, но вопреки своим художественным интересам учиться он идет не в художественную академию, а на теолога в университеты Марбурга и Тюбингена, поскольку это обучение было бесплатным. По вечерам после занятий он посещает курсы рисования. В Касселе он познакомился с Альбертом Швейцером, автором всемирно известных трудов по истории христианства и философии культуры. По окончании учебы Ройбер служит в церкви села Вихманхаузен, разрываясь при этом, что ему выбрать — медицину или церковь. Дилемму разрешил Швейцер: Ройбер начал служить в немецкой глухомани на реке Швальм. Здесь он под «влиянием» местных природных красот вернулся к рисованию. Интерес к медицине тоже взял свое: он изучает ее в Марбурге, и в 1933 г. защищает диссертацию, а в 1938 г. — докторскую на тему «Этика врачующего сословия». С этого момента день доктора Ройбера разделен следующим образом: полдня он работает в клинике, полдня посвящает церкви — читает проповеди. Времени на рисование почти нет.

Потребность во фронтовых врачах привела к тому, что в октябре 1939 г. Ройбера призывают на военную службу на Балканы. Работая в госпиталях и санитарных поездах, он прошёл Румынию, Болгарию, Грецию, где был ранен.

После излечения он был отправлен в район сосредоточения войск вермахта перед нападением на СССР. С лета по зиму 1941 г. врач Ройбер обслуживал участки оккупированной территории, знакомился с русскими людьми, рисовал их. До лета 1942 г. он сделал около 150 рисунков, которые во время отпуска привез домой. Позже рисунки, сделанные Ройбером под Сталинградом, были вывезены его командиром. В 1942 году Ройбер оказался среди тех, кто участвовал в битве под Сталинградом.

«Каждое лицо для него было прозрачным...» - скажет потом его жена, до которой дошло 150 изображений «людей Востока». Еще он оказывал помощь советским военнопленным, лечил гражданских жителей. В письмах он с удивлением рассказывал, как горячо молились простые русские люди в разрушенном Сталинграде.

«Я постоянно всматриваюсь в лица людей и не могу от них оторваться. Я вижу, как врожденная русская меланхолия владеет всем - смехом и плачем, жизнеутверждением и отрицанием, - писал Курт. - Какие темные силы ведут здесь свою игру? Русский человек во всем остается для меня загадкой. Постоянно оказываешься перед славянской душой, как перед непроницаемой стеной тумана. И никогда не знаешь, что увидишь, когда она разомкнется: мягкий теплый свет или еще большую тьму».

13 июня 1942 года он пишет: «Иду по домам. Хочу рисовать детей. Одна мать умоляет меня о помощи. У ее ребенка тяжелейшее заболевание почек. Советы? Помощь? Диета? Нет, он умрет. Пытаюсь сделать наброски нескольких младенцев, их матери рады моему вниманию к их несчастным детям...»

Что интересно – насколько человек, который ежедневно видит ужасы войны, горе людей, голод, страдания – желал добра и любви. Он верил в лучшее. Что за всем этим горем и страхами есть что-то светлое. И оно придет. Он не потерял надежды, он не очерствел, не потерял человечности.

После окончания битвы под Сталинградом Курт Ройбер попал в лагерь НКВД № 97 в городе Елабуга.

Курт Ройбер не дотянул даже до конца войны, он умер 20 января 1944 года, 38 лет от роду, в плену для военнопленных под Елабугой, но рисунки Курта выжили, их спас его тяжелораненый друг. Он вывез их на последнем самолете, которому суждено было вырваться из сталинградского котла. Этот человек потом расскажет, что в плену Ройбер нарисовал еще одну Деву Марию - «Мадонну заключенную». Она так же крепко держит в руке дитя, но как изменился ее лик! Это изможденное страданием лицо рано постаревшей женщины, глаза, полные ужаса... А незадолго до своей смерти Курт Ройбер переслал из Елабуги в Германию своей семье свой последний рисунок - «Елабужскую Мадонну».

А «Сталинградская Мадонна» находится теперь на родине Ройбера, в храме Поминовения в центре Берлина. В 1990 году ее освятили церковные иерархи трех городов Европы, сильно пострадавших во время Второй мировой войны: настоятель англиканского собора в Ковентри, епископ из Берлина и архиепископ Вольский и Саратовский Пимен.

После окончания битвы под Сталинградом Курт Ройбер попал в лагерь НКВД № 97 в городе Елабуга.

Курт Ройбер не дотянул даже до конца войны, он умер 20 января 1944 года, 38 лет от роду, в плену для военнопленных под Елабугой, но рисунки Курта выжили, их спас его тяжелораненый друг. Он вывез их на последнем самолете, которому суждено было вырваться из сталинградского котла. Этот человек потом расскажет, что в плену Ройбер нарисовал еще одну Деву Марию - «Мадонну заключенную». Она так же крепко держит в руке дитя, но как изменился ее лик! Это изможденное страданием лицо рано постаревшей женщины, глаза, полные ужаса... А незадолго до своей смерти Курт Ройбер переслал из Елабуги в Германию своей семье свой последний рисунок - «Елабужскую Мадонну».

А «Сталинградская Мадонна» находится теперь на родине Ройбера, в храме Поминовения в центре Берлина. В 1990 году ее освятили церковные иерархи трех городов Европы, сильно пострадавших во время Второй мировой войны: настоятель англиканского собора в Ковентри, епископ из Берлина и архиепископ Вольский и Саратовский Пимен.

 

Каролине Кула (Karoline Kuhla)

 

 

("Der Spiegel", Германия)

 

http://nicolas-vx.livejournal.com/98936.html

Для публикации комментариев необходимо стать зарегистрированным пользователем на сайте и войти в систему, используя закладку "Вход", находящуюся в правом верхнем углу страницы.

Joomla SEF URLs by Artio