RizVN Login



   

АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ
Печать

Протоиерей Лев Лебедев: Границы Церкви

Автор: о. Валерий Леоничев вкл. . Опубликовано в РПЦЗ (Просмотров: 1500)

Церковь! Святая и непорочная Невеста Христова, "жена, невеста Агнца" (Откр. 21,9) где Ты?! Такой возглас, вопль порой невольно исторгается из сердца православного человека при виде того крайнего разброда, шатания, разделений, какие постигли Православие в ХХ в.

В этом вопле - и тоска сына по возлюбленной, но как бы скрывшейся из виду матери, и страх за себя, за свою душу, которая не может спастись без Церкви.

Греция, колыбель Православия! Там ныне расколы и расколы, связанные с календарным вопросом ("старым" и "новым" стилем), а еще шире - с распространением экуменизма и модернизма. Отшатнувшиеся от этих ересей нового времени и желающие сохранить непорочно Православную веру греки, увы, не составили монолита; они раскололись между собою на несколько "старостильных" объединений, не имеющих евхаристического и молитвенного единства...

Россия, твердыня всемирного Православия с XV в.! Здесь тоже страшный раскол. В наши дни - это прежде всего крайне болезненное разделение между Русской Зарубежной Церковью и Московской "патриархией".

Об этом пойдет у нас речь.

Потому что здесь, в деле раскола единого некогда Русского Православия, мы можем увидеть причины и всех прочих расколов в лоне Восточной, Греко-Кафолической Церкви.

Вопрос ставится так: если две Церкви, одинаково твердо называющие себя "русскими" и "православными", в течение 70-ти лет находятся в состоянии резкой идейно-духовной войны, принципиально не имеют литургического общения, то что это значит? Как это понимать? К какой Церкви примкнуть современному русскому православному человеку?

Для него это не отвлеченные, "теоретические" вопросы, а вопросы жизни и смерти. Потому что православный знает, что Церковь, по слову Апостола, есть "Тело Христово", глава которому Сам Христос, а верующие есть члены этого таинственного Тела. Поэтому все дело личного спасения состоит в том, входит ли человек в этот живой благодатный организм или не входит.

Известно также, что живое таинственное Тело Христово, Им Самим и Духом Святым скрепляемое, движимое и научаемое, не может дробиться, разделяться! Не может быть у Христа и нескольких "тел", как верно подметил блаженной памяти архимандрит Иустин (Попович), делая из этого совершенно точный вывод, что разделение Церкви - явление онтологически невозможное и его (разделения) никогда не было, а были и возможны лишь отпадения от Церкви различных сообществ, хоть и называющих себя "христианскими" и "церквями", но не являющихся таковыми.

Не все то золото, что блестит... Не все то, что называет себя "христианством", является таковым. Это русский человек знал искони. Церковь - одна! Это сказал еще А.С.Хомяков.

Поэтому теперь, когда перед глазами русского две "русские православные церкви", не могущие достичь единства, то самая первая мысль которая напрашивается, есть та, что какая-то из этих Церквей отпала от Христа, не входит больше в Его "Тело" (или по причине ереси, или по причине раскола, или вкупе по обеим этим причинам), и человеку нужно лишь определить - какая именно, - та, что называется Московской "патриархией" или Русская Зарубежная?..

Однако на пути такого радикального и казалось бы такого ясного и прямого вопроса стоит великим препятствием факт явного наличия в обеих Церквях Божиих знамений, чудес и иных благодатных действий, и живой Православной веры множества русских людей, не разделяющих никаких еретических заблуждений!

Что же тогда происходит?!

Вот это и придется выяснить, - с исторических, канонических, догматических и духовно-таинственных точек зрения. С разных сторон. Оговорясь сразу же, что Церковь может быть понимаема и понята не извне, не с позиции стороннего наблюдателя, а только изнутри, из себя самой, ибо только Церковь Божия знает о себе, что есть она, и что не есть она. Поэтому наш посильный труд - не для посторонних, не для внешних; он - для своих, православных.

Начнем с самого главного: что есть Церковь?

II

Катехизическое определение гласит: "Церковь есть от Бога установленное общество человеков, соединенных Православною верою, Законом Божиим, священноначалием и Таинствами". Ключевое положение здесь - "общество человеков, от Бога установленное". Это сразу же выводит на понятие Богочеловечества Основателя Церкви - Христа. Сам Он в Евангелии описывает созидаемое Им "общество человеков" в разных образах, с разных сторон. Остановимся на двух для нашей темы важнейших. "Я есмь истинная виноградная лоза, а Отец Мой - виноградарь. ...Пребудьте во Мне, и Я в вас. Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе; так и вы, если не будете во Мне. Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего. Кто не пребудет во Мне, извергнется вон, как ветвь, и засохнет; а такие ветви собирают и бросают в огонь, и они сгорают" (Ин. 15,1-6).

Здесь речь идет о естественном органическом единстве Церкви во Христе. Такое единство имеет своим источником и первообразом Троическое единство Божества. Ибо далее в том же Евангелии читаем: "Я о них молю; не о всем мире молю, но о тех, которых Ты дал Мне, потому что они Твои. ...Отче Святый! Соблюди их во имя Твое, тех, которых Ты Мне дал, чтобы они были едино, как и Мы" (Ин. 17,9-11); "Не о них только молю, но и о верующих в Меня по слову их; да будут все едино; как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино... да будут едино, как Мы едино" (Ин. 17,20-21). В свою очередь, такое единство имеет своим основанием и источником Божественную любовь. "Как возлюбил Меня Отец, так Я возлюбил вас; пребудьте в любви Моей". И отсюда уже неоднократное: "Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга" (Ин. 15,9-12). Все вполне проясняется из настойчивого свидетельства Ап. Иоанна Богослова: "Бог есть любовь" (1 Ин. 4,8).

Следовательно, самоотверженная, духовная, в Бозе, любовь есть основополагающее начало и один из главнейших признаков истинной Церкви Христовой.

Любовь - чисто духовное состояние. Но люди, составляющие Церковь, - не только духи; они духовно-телесные существа, подобно тому, как Христос - не только Бог, но и человек из плоти и крови. Отсюда органическое единство Церкви, описанное Христом образом "лозы и ветвей", получает, по Божию вдохновению, у Ап. Павла дополнение или пояснение посредством образа человеческого тела. Церковь есть "Тело Христово", "глава" которому Сам Христос, а верующие - суть члены (части, частицы) этого таинственного "Тела" (Кор. 12,12-27; Ефес. 1,22-23; 4,4; 12-16,25; 5,30; Кол. 1,18).

Как нам уже приходилось отмечать в работе "Орто-доксия" ("Православный Путь" за 1994 г.), в указанных текстах Ап. Павла в образе "Тела Христова" попеременно подразумеваются два понятия: индивидуальное тело отдельного человека и тело общее двум в брачном союзе, где "два в плоть едину". В последнем случае имеется в виду союз (брак) Христа и Его возлюбленной "Невесты" - Церкви. Здесь, по В.Н.Лосскому, тело, общее двум, получает ипостась жениха; Церковь есть Церковь Христова. Но, как "Невеста", она есть личность, отличная от жениха, любящая Его и любимая Им.

Соединение "двух в плоть едину" в брачном союзе и тем паче соединение членов индивидуального тела отдельного человека, осуществляется плотью и кровью. По единодушному мнению всех отцов, учителей и авторитетов Церкви, единство Церкви в любви со Христом и людей друг с другом достигается путем Причащения Плоти и Крови Христа. Святая Евхаристия - вот самая главная основа единства Церкви как Тела Христова, единства членов Церкви друг с другом и со Христом в духе любви! Это кровное (по Крови Христа) братство, поистине новое человечество во Христе.

Отмечая это именно значение Евхаристии для Церкви, Архиеп. Иларион (Троицкий) в своей прекрасной работе "Христианства нет без Церкви" пишет: "Все земное дело Христа поэтому следует рассматривать не как одно только учение. Христос приходил на землю вовсе не для того, чтобы сообщить людям несколько новых истин; нет, Он приходил, чтобы создать совершенно новую жизнь человечества, т.е. Церковь" (с. 17).

Теперь мы ясно можем увидеть мысленным взором эту новую жизнь. Она - в таинственном Теле Христа. Теле "Нового Адама", воскресшего из мертвых в вечную славу Царства Небесного. Посему, каждый, кто верой, Крещением, Причащением и жизнью по вере входит некоей клеточкой, частичкой в это иное, благодатное Тело Христово, тот вместе с Этим Телом и воскресает в жизнь вечную "Иерусалима Нового", Царства Небесного. Впрочем, это "Царство" как Царство Божие, света Божественной Троической любви, начинается для членов Церкви духовно уже здесь, в земных условиях бытия, в радости живого личного общения с Богом, со Христом, Духом Святым, ангелами и святыми людьми (давно покинувшими этот мир, но живущими в ином)!

Совершенно очевидно, что Церковь, эта "новая жизнь" нового человечества во Христе, глава Которому Он Сам, будучи органически, через Плоть и Кровь Христову, в духе любви и согласия всех членов соединена в единое и одно Тело, живет согласным единством ума ("ума Христова"), который сообщает Церкви определенные истины (догматы вероучения) духа, прежде всего - Духа Святаго, канонического строя, как строя законов жизнедеятельности организма, литургического строя, как единого образа Богослужения. И как всякий организм, - имеет определенную видимую структуру (организацию) или систему управления, возглавляемого церковной иерархией.

Существенные отступления в любом из этих начал Церкви, именно - в истинах веры, в канонах, в Богослужении (образе совершения Таинств), в послушании иерархии, может привести к отпадению от Церкви, как бы - выпадению из Тела Христова. То, что подобное явление возможно, говорит Сам Христос: "...Отец Мой виноградарь. Всякую у Меня ветвь, не приносящую плода, Он отсекает". Это значит, что кто-то мог поначалу принадлежать к живому Телу Христову, питаться его благодатными соками и силами, но затем быть изверженным или отсеченным, "как ветвь и засохнуть"...

Как же страшно для всякого верующего подвергнуться такой участи! Ведь это значит лишиться не только подлинной связи со Христом в этой земной жизни, но и наследия жизни вечной в Царстве Небесном, быть отлученным от самой любви Божией! И кажется, что в том новом человечестве, новой жизни, каковыми является Церковь, такого и быть не может и не должно! Но... бывает!

Почему?

Потому что не каждый, не все могут увидеть в реальной земной Церкви, как "обществе человеков", - Божие Царство, Христово Тело... Хорошо говорит об этом В.Н.Лосский "Сколько людей проходят мимо Церкви, не замечая сияния вечной славы в облике смирения и уничижения. Но разве многие узнали Сына Божия в "муже скорбей"? Нужно иметь очи, чтобы видеть, и чувства, раскрытые навстречу Духу Святому, чтобы узнавать полноту там, где внешнее око видит одну ограниченность и недостаточность" (Очерки мистического богословия Восточной Церкви. "Мистическое богословие", Киев, 1991, с. 257).

Значит, "кенозис" Божества в Первом Пришествии Христовом, когда вочеловечившийся Сын Божий предстал перед миром в облике странствующего Учителя, обычного человека, - тот же "кенозис" свойствен и земной "странствующей" Церкви Христовой как "обществу человеков". Сие имеет вполне естественные причины. Дело в том, что даже искренне верующие, крещеные и преданные члены Церкви живут двойственной жизнью, - отчасти уже во Христе и со Христом, а отчасти еще по "ветхому Адаму", т.е. грешат. Церковь, таким образом, еще - не Царство Небесное, но уже - "Царство не от мира сего". В этом отношении Церковь земная - это лишь образ грядущего Горнего мира и совершает движение, пасху (переход) к этому своему Первообразу. Поэтому самого разного рода немощи ума, воли, чувства, разные грехопадения, по искушениям от плоти, мира и диавола, свойственны видимым членам Церкви, независимо от их иерархического положения. При этом одни, постоянно прибегая к Таинству Покаяния (исповеди), постоянно возобновляются и очищаются во Христе, другие могут и окончательно от Него отпадать... Спасаются же те, кто не отпадает.

Так что человеки, хотя и грешные, но спасающиеся, собственно и составляют Церковь, как Тело Христово, как "новую жизнь" нового человечества. И в них действует, несмотря ни на что, та любовь, какую заповедал Христос в "новой заповеди", и этой любовью исповедуют они Троицу, единосущную и нераздельную. И в этой "новой жизни", то есть в Церкви, - в немощи человеческой сила Божия совершается и благодать Святаго Духа всегда врачует немощное и восполняет оскудевающее.

Вот что такое Церковь.

Из этого представления о ней, как об органическом единстве Тела, глава коему Христос, а мы суть члены (частицы), животворимые и управляемые Христом и Духом Святым, связуемые общей любовью и единодушием, - из такого представления только и можно исходить при рассмотрении конкретно-исторических вопросов современного Церковного бытия.

Такое именно представление лежит в основе 9-го Члена Символа веры: "Верую во едину (с церковно-славянского - "одну"!) Святую Соборную и Апостольскую Церковь".

III

Где же эта Церковь Христова на земле? Еще совсем недавно, каких-нибудь 80 лет тому назад в этом вопросе для православных, в том числе русских, не было никакого затруднения. Истинная, единая и одна Церковь Христова есть Церковь Православная, состоящая из братского союза Восточных Православных Поместных Церквей: Константинопольской, Антиохийской, Александрийской, Иерусалимской, Русской, Болгарской, Грузинской, Сербской, Румынской, Греческой, некоторых других менее крупных. Все они были едино во всех основных началах, указанных выше, то есть хранили единый строй догматической, канонической, литургической жизни, и поэтому находились в евхаристическом, молитвенном и всяком ином общении. Так что русский мог спокойно причащаться у греков, грузин, болгар, сербов и т.д., а грек или болгарин без сомнений могли подходить к Чаше в России. Одна Евхаристия! Это означало - одна Церковь, одна вера.

Действовал принцип соборности, или кафоличности Церкви, согласно которому каждая Поместная Церковь есть в то же время вся Вселенская Православная Церковь, во всей благодатной полноте пребывающая в данном народе, в данном месте.

Во всех Поместных Церквях действовали, "работали" общие всем каноны. В том числе каноны, ограждающие Церковь от общения с теми, кто отпал от нее, то есть с еретиками. Таковыми признавались Римско-Католическая Церковь, Протестантские объединения, постоянно порождаемые ими бесчисленные секты, Монофизитские Церкви (Эфиопская, Коптская, Сиро-Яковитская, Армяно-Григорианская) и некоторые другие.

Апостольское Правило 45 гласит: "Епископ, или пресвитер, или диакон, с еретиками молившийся токмо, да будет отлучен...". Апостольское Правило 65 повелевает: "Аще кто из клира, или мирянин в синагогу Иудейскую или еретическую войдет помолиться , да будет из чина священного извержен, и отлучен от общения Церковного" (то же в 33 Правиле Лаодикийского Собора). Нельзя было позволять еретикам даже присутствовать при священнодействиях и молитвах с верными, входить в Храмы Божии, нельзя было принимать от еретиков пожертвования, праздничные подарки, что-либо праздновать вместе с ними и т.д. (Тимофея Александрийского Правило 9, Лаодикийского Собора Правила 6 и 37). Правило 3 Третьего Вселенского Собора в частности определяло: "Вообще повелеваем, чтобы единомудрствующие с Православным и Вселенским Собором члены клира отнюдь, никаким образом не были подчинены отступившим, или отступающим от Православия епископам". Правило 15 Двукратного Константинопольского Собора одобряет тех православных, кто отделяется от епископа или патриарха, даже прежде, чем он будет Соборно осужден, в случае, если этот епископ или патриарх открыто, публично проповедует ересь, осужденную Соборами или Отцами. Таких епископов правило называет "лжеепископами". Всякая ересь должна предаваться анафеме по 1 Правилу Второго Вселенского Собора.

Св. Василий Великий, со ссылкой на Отцов Церкви различает такие отпадения от Церкви: "Еретиками называли они (Отцы - прот. Л.) совершенно отторгшихся, и в самой вере отчуждившихся; раскольниками - разделившихся во мнениях о некоторых предметах Церковных и о вопросах, допускающих уврачевание; а самочинными сборищами - собрания, составляемые непокорными пресвитерами или епископами и ненаученным народом; например, аще кто, быв обличен в грехе, удален от священнослужения, не покорился Правилам, а сам удержал за собою предстояние и священнослужение, и с ним отступили некоторые другие, оставив Кафолическую Церковь" (Правило 1).

Наш младший сын Алексей Лебедев в своей статье "О правоверии Русской Зарубежной Церкви (в связи с обвинениями в ереси ее епископата)" (Курск, 1996 г.) обратив особое внимание на определение ереси Св. Василием Великим, заметил, что все еретические сообщества отличались тем, что в них не только иерархия, но и все поголовно миряне вполне сознательно исповедали ложные учения, то есть "отчуждались" в самом существе веры от Церкви. Нам придется еще возвращаться к этому в высшей степени важному наблюдению. А пока лишь подтвердим его. Действительно, все что нам известно из истории об арианах, монофизитах, иконоборцах и других древних еретиках, свидетельствует, что заблуждения этих еретиков вполне осознанно разделялись массами тех мирян, которые пошли вслед за ересиархами. Это один из важнейших признаков, позволяющих определять отпавшее "церковное" объединение, как еретическое сообщество, ветвь, полностью отсеченную от "лозы", от Тела Христова, от Церкви, в значит, и от Христа.

Второй особенностью известных ересей являлось то, что они были вполне откровенны, то есть ложные их учения проповедовались открыто, как якобы истинные, навязывались Церкви. И хотя в древние времена некоторые епископы-еретики, будучи в опасности отлучения, пытались хитрить, лгать и придумывать такие формулировки своих мнений, какие могли толковаться и в православном, и в еретическом смысле, все же в целом древние ереси, конечно, были откровенны. Уж если кто не признавал Христа Богом, тот так и исповедал Его "творением" Божиим, кто не признавал во Христе двух естеств в едином Лице, тот так и говорил, кто не признавал икон, тот и не почитал их.

Все то же самое можно свидетельствовать и о современных еретических сообществах, - католиках, протестантах, сектантах, монофизитах. Все свои заблуждения они проповедуют и исповедуют открыто, и эти заблуждения разделяются всеми членами этих сообществ, то есть не только иерархией (или начальством), но и "простым народом". Так, любой католик вполне приемлет исхождение Святаго Духа "и от Сына", неограниченный авторитет папы Римского и его "право" вводить новые "догматы" и т.д.; любой баптист вполне осознанно хулит иконы, как идолопоклонство" и не признает святости Креста; любой протестант не признает действительного преосуществления хлеба и вина в истинные Плоть и Кровь Христовы на Литургии, не признает никаких таинств Церкви кроме Крещения, не почитает должным образом Богородицу, совсем не признает святых и т.д.

В лице всех этих и подобных еретических сообществ мы имеем, таким образом, не что иное, как отчуждение от Церкви в самой вере, т.е. в существенных истинах (догматах) веры, как они содержались в Церкви изначала, а затем были точно словесно формулированы на Семи Вселенских Соборах. Такое отчуждение есть ни что иное, как выпадение из "ума Христова", несогласие с тем, как Христос Духом Святым учил и учит Свою Церковь. А это влечет за собой и попрание в большей или меньшей мере законов жизнедеятельности Церкви, т.е. святых канонов, а также существенные нарушения в литургической жизни.

Вот почему и по сей день в отношении как сохранившихся древних ересей (монофизиты, католики), так и новых (протестанты, сектанты) действительны древние Правила Апостолов, Соборов и Отцов, содержащиеся в "Книге Правил", о недопустимости никакого общения с ними в молитвенном и ином церковном отношении.

Присмотримся чуть внимательней к тому, откуда и почему такая строгость в отношении к еретикам. Означает ли она ненависть к людям, отпавшим от Церкви? Отнюдь нет! Те же древние святые каноны Церкви определяют: "...По мановению и внушению Духа Божия, мы избрали за лучшее поступать с ними (еретиками-донатистами - прот. Л.) кротко и мирно, хотя они беспокойным своим разномыслием и весьма удаляются от Тела Господня... Может быть тогда, как мы с кротостью собираем разномыслящих, по слову Апостола, даст им Бог покаяние в разум истины, и возникнут от диавольския сети, быв уловлены от него в свою его волю" (Правило 77 Карфагенского Собора). Один из самых ревностных защитников Православия Преп. Максим Исповедник (VI в.) говорил, что он еще не потерял рассудка, чтобы предпочитать человеконенавистничество человеколюбию и потому не желает зла еретикам и не радуется о их погибели, но всем советует обращаться с ними дружелюбно, по-христиански. "Но, - пишет он, - я не называю человеколюбием, но человекоубийством, если кто стал бы утверждать еретиков в их пагубных заблуждениях на неминуемую погибель этих людей. В делах веры нужно быть резкими и непримиримыми".

Итак, совершенная, полная и решительная непримиримость Церкви относится только к самим еретическим заблуждениям и иным неправдам, но не к людям, "уловленным" в эти диавольские сети!

Только теперь становится совершенно понятно, почему с еретиками не может быть никакого общения в молитве и иных делах веры. Отпавшие от Церкви - Тела Христова объединения, хотя и называющие себя "христианами", суть сообщества, уловленные диаволом, движимые его духом. По слову Отцов даже причастие еретиков есть, без сомнения, "трапеза бесовская". Совместная (общая) молитва есть всегда соединение духом, слияние многих в одно. Отсюда, если православный начинает молиться с еретиками, или соучаствовать иным образом в их "церковной" жизни, он становится едино с ними по духу и тем самым разрывает свое единство с Церковью как Телом Христовым, глава которому Сам Христос.

Поэтому в строжайших запретах Церкви относительно общения с еретиками одновременно - и любовь Церкви к своим чадам, и Божия любовь. А любовь всегда нераздельна с ревностью. Господь Бог на есть "Бог ревнитель" (Исх. 34,14) и по слову Ап. Иакова "до ревности любит дух, живущий в нас" (Иак. 4,5). В Священном Писании Божия любовь к людям, к Церкви многократно описана как Божественная ревность! Церковь, как непорочная "невеста" Агнца Христа не может духовно прелюбодействовать от своего Небесного Жениха. А совместная молитва с теми, кто вне Христа и есть духовное прелюбодеяние...

Все это было прекрасно известно всем православным, как мы сказали, еще сравнительно недавно, лет 80 тому назад. Церковь знала свои границы.

И для нас была совершенно неприемлема теория некоторых протестантов о "невидимой" Церкви, как состоящей из праведников, одному Богу известных, которые могут находиться в самых разных (во всех) "христианских" еретических церквях. Протестантов и сектантов можно понять. Расколовшись, разделившись на множество "деноминаций", или "конфессий", они мучительно искали идейного согласования факта этого разделения с ясным учением Ап. Павла о Церкви как едином Теле Христовом. Но ни теория невидимой Церкви, ни представления о чисто "духовном" христианстве, совсем без Церкви, не решали вопроса, т.к. никак не согласовывались с определенным и твердым учением о Церкви не как о "духе" только, но именно как о "Теле", со всеми вытекающими отсюда выводами и представлениями о видимой структуре, видимом корпусе (составе) с видимыми ("телесными") границами. Христос был не только Богом, не только Духом, но и совершенным человеком с плотью и кровью, Бого-человеком. Отсюда и "Тело" Его - Церковь не может быть чем-то лишь чисто "духовным", она должна иметь зримые формы. Иначе не было бы настойчивого уподобления Апостолом понятия "Тело". Иными словами Церковь - это Богочеловеческий организм, подобный Богочеловечеству своего Основателя. И здесь можно повторить, что такой организм, такое тело не может ни разделяться, ни дробиться на части ("кость Его не сокрушится"), равно как у одного Христа не может быть нескольких независимых "тел".

Тогда в недрах протестантизма возникла такая идея: да, единая в древности Церковь, по искушениям диавола и по гордости человеческой разделилась на множество "конфессий" (исповеданий, согласий), но это разделение не существенно. Все "христианские" Церкви все же едины в чем-то самом главном. Несмотря на все различия и разногласия, каждая "церковь" несет в себе, развивает какую-то "часть" Истины. Сие подобно многим ветвям одного дерева. Поэтому все эти "ветви" должны осознать это свое единство в главном и пойти путем "диалога любви", "братского" общения в молитве, искать пути и еще более тесного, евхаристического, общения, но не так, чтобы все приняли одну веру, а так, чтобы каждая "конфессия" оставалась при всех своих заблуждениях, а все они вместе все же составили бы некое новое объединение (что-то вроде "супер-церкви"), тем самым восстановив нарушенное историей единство Тела Христова. При этом изначала запрещено какой-либо из Церквей стараться обратить в свою веру другие Церкви (т.е. запрещен прозелитизм). Эти идеи легли в основу т.н. "экуменического движения", "экуменизма". "Экумена", с греческого, - вселенная, в специальном значении - обитаемая вселенная, т.е. человечество. Якобы для того, чтобы оградить человечество от наступления безбожия (атеизма), возник ныне действующий Всемирный Совет Церквей (ВСЦ), поначалу состоявший из одних протестантских и сектантских объединений. То самое главное, в чем эти еретики увидели свое единство, по их определению, заключается в двух пунктах: вера в Бога в Троице (Отца, Сына и Святаго Духа) и вера во Христа как Сына Божия, пришедшего во плоти. Эта идейная "платформа" ВСЦ, на которой могут спокойно объединяться в "братском общении", "диалоге любви" и даже в общих молитвах все те Церкви, которые принимают оба пункта, как истины своего "учения".

Не трудно видеть, что с идейной точки зрения "платформа" экуменизма обнаруживает полное непонимание Церкви, незнание ее природы. Христианство, как уже отмечалось, - не только "учение", не только набор нравственных заповедей (хотя и то, и другое входит в христианство); христианство прежде всего - это "новая жизнь" в благодатном организме Тела Христова - Церкви. При этом условии человеку идет на пользу и во спасение все: и правая вера, и соблюдение заповедей Божиих. В противном случае, т.е. вне Церкви, ни признание нескольких истин о Боге, о Христе, ни нравственная жизнь не пользуют нимало. Христианства нет без Церкви. Желание же протестантов восстановить единое "Тело" Христово предполагает представление, что до этого это "Тело" было разделено, или что его совсем не было, а это совершенная неправда.

Настораживало и то, что ВСЦ инициировался и поддерживался масонством, что он всячески пытался втянуть в себя, как бы "заманить" и Православные Поместные Церкви. До времени они держались твердо в стороне, хорошо понимая, что даже с точки зрения одного только "учения", "платформа" еретических протестантских объединений является совершенно еретической, т.к. в Церкви Христовой исповедуется, как основополагающие, все догматы и каноны Вселенских и Поместных Соборов, т.е. не только вера в Троицу и во Христа, но и почитание Девы Марии Богородицей, почитание святых, почитание икон, признание всех семи Таинств Церкви, - без искажений и "дополнений", внесенных католичеством и протестантизмом. Для любой Поместной Православной Церкви принять идейную "платформу" ВСЦ и на этом условии вступить в него в качестве члена, означало отречься и от веры "во едину Святую Соборную и Апостольскую Церковь", и от Седьмого Вселенского Собора (по меньшей мере!), признать "несущественными", "второстепенными" истины иконопочитания, почитания Богоматери, Святых, а также всех Таинств Церкви, кроме Крещения. Это стало бы отпадением Поместной Церкви от единства с остальными Православными Церквями, т.е. отпадением от Церкви как Тела Христова, глава коему Сам Господь. Вот почему еще в прошлом веке А.С.Хомяков написал: "Союз Церквей, замышлявшийся против безбожия, оборачивается против Церкви".

К настоящему времени это обнаружилось в полной мере. В экуменическое движение стали входить и не христианские религии (иудаизм, мусульманство, буддизм) и даже явно демонические культы, а также уж совсем миру на смех - "христианские" общины гомосексуалистов и лесбиянок... Цель экуменизма обнаружилась достаточно: вести дело к объединению всех религий, чтобы создать одну (как бы синтетическую, из элементов многих) которая в руках Антихриста, ожидаемого масонством, станет религией Люцифера-диавола.

Антицерковная, антихристианская зловещая сущность экуменизма всесторонне и глубоко раскрыта во многих православных сочинениях, в том числе таких значительных, как книги д-ра архимандрита Иустина (Поповича) "Православная Церковь и экуменизм", о. Серафима (Роуза) "Православие и религия будущего", Л.Перепелкиной "Экуменизм - путь, ведущий в погибель". В 1983 г. Русская Зарубежная Церковь предала экуменическое учение и его последователей анафеме.

IV

ХХ век принес в жизнь человечества, а также в церковную жизнь нечто совершенно небывалое, беспрецедентное. Божиим попущением произошел мощный прорыв сил преисподней на поверхность общественного бытия. Всякому злу была дана "зеленая улица". Почти все, что ранее пряталось в тайне, в темноте, нагло вышло наружу и заявило о своем "праве" на существование! От мира был взят "удерживающий", и мир потерял свою совесть (ранее свойственную по природе даже язычникам. Многие не без оснований полагают, что таким реальным "удерживающим" и совестью мира был Русский Царь. И действительно, все силы мирового зла были направлены на его свержение и уничтожение. Еще Ф.Энгельс писал: "Пока существует Русское государство, никакая революция в Европе и в мире не может иметь успеха". Дело однако не ограничилось только уничтожением Царя и государства, оно продолжилось уничтожением Русского Народа потому именно, что он был не просто и не только одним из народов земли; он был Народом-Церковью, который примерно с XV в. стал ведущим и главным в системе Церкви Божией на земле, как состоящей из нескольких братских Поместных Православных Церквей. В полной мере эта задача, т.е. уничтожение Русского Народа, не была достигнута. Но то, что удалось сделать с Россией и Русской Церковью вполне расчистило пути для грядущего Антихриста, привело к новым отпадениям от Церкви в среде ранее единого союза (системы) Поместных Православных Церквей, и этими новыми расколами ослабило мировое Православие так, что оно перестало быть сколько-нибудь значительным препятствием для сил мирового зла. Впрочем, они знают свое дело и делают его в меру Божия попущения. А мы должны знать - свое, т.е. дело Церкви и дело спасения в любых промыслительных условиях, а значит и в современных. Но для этого нужно хорошо рассмотреть, что же все-таки было сделано, что произошло с Русской Православной Церковью.

В октябре 1917 г. к власти в России пришла сатанинская секта, тщательно законспирированная внутри коммунистической партии (большевиков). Нити, ведущие к центру управления этой сектой, уходили далеко за океан (и по сей день уходят туда). В основе всей организации лежал масонский принцип многоступенчатости посвященности. Так что рядовые коммунисты совершенно не знали подлинных целей своих руководителей, а те, в свою очередь, не знали целей еще более "высших"... РКП(б)-КПСС, таким образом, изначала стала партией-оборотнем: на словах, в лозунгах, декларациях, в официальном учении марксизма-ленинизма - одно, а на деле - совершенно противоположное. По своему образу и подобию эта партия создала и государство-оборотень: по конституции, по закону, по официальным постановлениям - одно, а по сути, по духу, по делам - совершенно другое!

Такого в истории человечества еще никогда не бывало! Бывали жестокие, несправедливые или лживые правители, дела которых расходились со словами. Но никогда не бывало правителей, или правительств, которые бы ставили целью уничтожение народа и народного хозяйства, доставшихся им в управление! А именно это и начали делать в России.

Есть ныне разные подсчеты жертв большевистского режима (завышенные и заниженные). Точных же цифр, разумеется, установить невозможно. Мы старались брать средние. И по таким средним подсчетам с 1917 по 1945 г. так или иначе (расстрелами, лагерями и тюрьмами, двумя голодами начала 20-х и 30-х гг., умышленно "пирровыми" победами во Второй Мировой войне) было уничтожено до 80 миллионов одних только великоруссов (не считая украинцев, белоруссов и россиян других национальностей). А всего - до 100 миллионов. С 1917 по 1926 г. было просто расстреляно 20 миллионов человек. Надо думать, что с 1927 по 1937 г. - не менее 10 миллионов. При "коллективизации" расстреляли сразу 4 миллиона. Так что из 80 миллионов погибших к 1945 г. великоруссов около 30-40 миллионов были просто казнены. Таких чисел не могли составить политические враги, представители "бывших" (помещики и капиталисты), а также "свои", т.е. коммунисты, ставшие почему-либо неугодными. Все они вместе составили лишь небольшие проценты погибших. Основная масса - десятки миллионов - это как раз "простой" Русский Народ, т.е. все твердо верующие православные люди, которые хотя и не противились новой власти, но которые не могли быть перевоспитаны и переубеждены... Это - простые крестьяне и городские обыватели, сохранявшие, несмотря ни на что только одно - Православную веру. И это было подавляющее большинство Русского Народа. В том числе, конечно, погибло подавляющее большинство духовенства и монашества (к 1941 г. уничтожено 100 тысяч духовенства и 205 епископов).

В то же самое время, с 1917 по 1945 г., из отбросов народа, а также из несчастных приспособленцев, для которых самосохранение явилось превыше всех истин и принципов, из их отпрысков выращивался новый народ - "советский", или "совки", как мы сами себя теперь называем. С 1918 г. дети в школах уже не учили Закон Божий, а учили атеистические блудомыслия (и так - даже до сего дня). После 1945 г. в России остался жить в основном этот новый, "советский" народ. Случайно уцелевшие отдельные представители прежнего Русского, т.е. православного, Народа, составляли уже столь ничтожно малое количество, что ими можно было пренебречь, т.к. они уже не могли стать основой возрождения подлинной, настоящей Руси.

Партия и правительство СССР, постоянно говоря на словах о важности экономики, о ее развитии с целью "неуклонного роста благосостояния трудящихся", на деле сделали все для ее катастрофического развала. Было практически загублено сельское хозяйство, наипаче - центральных исконно русских областей. В области промышленности создавалась такая система, которая работала бы против самое себя, на саморазрушение. Основным разрушительным фактором стала чудовищная пропорция между непроизводительными военными затратами и затратами на мирное производство. По последним данным, "оборонная" промышленность составляла до 80%, а мирная - только 20%. При такой пропорции ни одна экономическая система самостоятельно функционировать не может. Никакие прибыли от продажи на Запад по дешевке нефти, газа, леса и т.д. не могли покрыть таких расходов на "оборону". Нужны были постоянные вливания извне. Но от кого? От того самого Запада, против которого якобы и нужно было "обороняться" и который на словах и напоказ постоянно враждовал с "ужасным русским коммунизмом". Здесь "ларчик просто открывался": Западу был нужен монстр "советской коммунистической угрозы" для интеграции Европы с США, а всех вместе - под одним общим руководством. Поэтому, громко говоря об "ужасном коммунизме", западное масонство постоянно поддерживало и подпитывало его явными и тайными кредитами и подачками, до времени. Как только этой интеграции европейских стран между собою и с США удалось достичь к середине 1980-х гг., так коммунизму в России скомандовали: "Брысь!" и резко сократили вливания и он тотчас послушно спрыгнул с места "руководящей и направляющей силы" советского общества... Тем самым облегчив распад России и все, что тут ныне происходит.

Ложь стала глобальной; она стала основным орудием глобальной политики, цель которой объединить мир для удобства управления им "Великого Иудейского Царя", лжемессии, т.е. Антихриста, пришествие коего готовилось давно и ныне в основном уже подготовлено.

"Лжец и отец лжи" (Ин. 8,44), как известно, диавол. Он и бесы его по натуре - оборотни. Отсюда и оборотнический характер КПСС и советского государства.

Отсюда же и стремление последних не только уничтожить Православную Церковь и веру в России, но из каких-то остатков ее создать такую же оборотническую организацию, какой являлись партия и "государство" Советского Союза.

В этом суть "церковной" политики большевизма по отношению к легализованной в 1927 г. Московской "патриархии" Митрополита Сергия (Страгородского).

Просто так диавол ничего не дает, все дается им только при условии известного договора, - за душу! И такой чудовищный договор был заключен. Он нашел свое первое и очень откровенное выражение в знаменитом Послании (Декларации) Митрополита Сергия 1927 г. Давно известно, что в этом документе выражалась не просто и не только гражданская лояльность Церкви - государству (выражения простой лояльности делались и Св. Патриархом Тихоном). В Декларации Сергия впервые в мировой истории Церкви заявлялось о полном, духовном братании Церкви Христовой с откровенным наглым антихристовым режимом. "Радости и успехи (этого режима) - наши радости и успехи, а неудачи - наши неудачи", - говорилось в Декларации. И чтобы никто не думал, что это простая политическая лояльность, признание Советской власти постольку, поскольку, как Божия попущения, а именно - полное духовное братание, тут же давался интересный перечень тех бедствий режима, которые Церковь, по Сергию, рассматривает и своими бедствиями, или "ударами в нас", т.е. в Церковь, как выражалась Декларация. В числе таких "ударов" обозначено "убийство из-за угла, подобное Варшавскому". До сей поры, кажется, никто не обратил должного внимания на этот своеобразный "пароль", секретные слова Сергия оголтелым антихристам. Под "Варшавским убийством" имеется в виду убийство русским патриотом Б.Ковердой большевистского дипломата Войкова (он же - Пинхус Лазаревич Вайнер) в 1927 г. Теперь не все знают, кто такой был Вайнер (он же - Войков), а тогда, в 1927 г., все, в том числе и Митр. Сергий, прекрасно знали, что он - один из самых главных организаторов убийства Царской Семьи... Так, прикровенно, косвенно, но достаточно определенно для понимающих Сергий давал понять, что Церковь едина с большевиками во всех их преступлениях, начиная с главного - с цареубийства. Все управление Церковью, всеми ее внутренними делами, т.е. всей жизнью отдавалось сергианским церковным руководством в руки заведомых и беспощадных врагов Церкви. Но так, что воля этих врагов исполнялась как воля и решение церковной иерархии... Все это - в обмен на "легальное существование" церковной власти в центре ("патриархия") и обещание разрешить церковную власть на местах (епархиальные управления).

Однажды взяв эту "линию" на совместимость Христа с Велиаром, света с тьмой, верного с неверными (2 Кор. 6,14-16), сергианская лжепатриархия продолжала ее все годы советского режима, продолжает и теперь верным служением не Христу, а любым сильным мира сего, и, в частности, мировой масонской политике интеграции народов, церквей и религий для грядущего Антихриста. Но об этом - позже.

Пока остановимся на том поистине беспрецедентном явлении, когда под видом канонически законной власти Поместной Русской Православной Церкви возникла преданная Антихристу иерархическая структура Московской "патриархии".

На самом деле она была изначально канонически незаконна. Митр. Сергий целым рядом канонических преступлений узурпировал управление делами Патриархии, о чем уже написано так много и подробно, что мы не будем останавливаться на этом. Вспомним только об одном. С помощью своих новых "братьев по духу" - большевиков - узурпируя церковную власть, Сергий дошел и до Иудина предательства. В 1935 г. кончился срок ссылки законного Местоблюстителя Патриаршего Престола Митрополита Крутицкого Петра (Полянского). Сергий должен был передать ему дела Церковного управления. Но Митр. Петр был хорошо известен, как твердый противник сговора иерархии с большевизмом, противник "Декларации" 1927 г. И его "собрат" Митр. Сергий написал в ГПУ письмо, где отмечал, что, если передать дела Митр. Петру, то "рухнет то здание (союза Церкви с государством), которое с таким трудом созидалось". Большевики сразу поняли намек и снова арестовали Митр. Петра, отправив его в новую ссылку, где он был в 1937 г. расстрелян.

Подобное мученичество постигло не только его, но и многих епископов, великое множество священников и мирян, не признавших Сергия и его Декларацию. А нужно особо отметить, что ни самочинного "Синода", созданного Сергием из нескольких епископов-отщепенцев, вроде Алексия (Симанского), ни тем более Декларации 1927 г. не признали подавляющее большинство русских епископов, как тех, что уже находились за границей, так и тех, что остались в России, но в основном - в ссылках и тюрьмах. Не признали всего этого сергианского безобразия и предательства и большинство мирян. Поэтому большевики до 1943 г. не создавали системы епархиальных управлений на местах, ограничившись лишь "легальным" существованием в Москве Сергия и его "Синода", на глазах у которых, а часто и с помощью которых (по доносам) продолжали физически уничтожать епископов, священников, монахов, миллионы верующих!

Так, на канонических преступлениях, на богоотступничестве, на предательстве, на крови христианской и была создана Московская "патриархия", существующая и поныне. Патриархия-оборотень. Подстать большевистской партии и государству.

Так возник сергианский раскол в единой дотоле Русской Православной Церкви. Верной Христу и Церкви осталась только созданная в 1921 г. Русская Православная Церковь Заграницей, катакомбная (подпольная) Церковь в России, разрозненные общинки которой сохранились и до сего дня, а также множество верующих в России, которые, не имея связи ни с Зарубежной Церковью, ни с катакомбной, предпочли жить и умирать, не причащаясь, но не посещать храмов "патриархии", а молясь дома, возложив всю надежду на Божие смотрение. Некоторые из таких твердо верующих православных сохранились по сей день.

К 1941 г., к началу войны, в огромной России осталось около 100 действующих Храмов, духовенство которых "страха ради иудейска", а иногда и добровольно, подчинили себя "Синоду" Митр. Сергия. К этому времени еще сохранялась весьма значительная часть настоящего, т.е. Православного Русского Народа (постоянно "таявшая" в репрессиях). Духовных потребностей этой части, конечно, не могли покрыть эти 100 храмов...

Таким образом, мы должны констатировать, что значительная часть Церковного Народа, т.е. настоящей Церкви осталась к указанному рубежу практически совсем без всякого иерархического управления и окормления.

Что же это может означать с точки зрения рассмотренного нами учения Церкви о себе самой?

Это означало, что Церковью как Телом Христовом в Поместной Русской Православной Церкви оставалась Русская Зарубежная Церковь плюс та масса православных русских, которые находились в России, в основном, вне общения с сергианской Московской лжепатриархией.

Поскольку большинство православных в России духовно были вполне едины с православными вне России, т.е. с Русской Зарубежной Церковью, можно было говорить о единой Русской Православной Церкви, лишь пространственно разделенной на часть, находящуюся в России, и часть, находящуюся за рубежом. В духовно-таинственном отношении такое разделение, собственно, не является разделением, но, напротив, - единством. Отсюда в те годы Русская Зарубежная Церковь имела основание говорить о себе как о части Русской Церкви, временно самоуправляющейся в условиях Зарубежья.

Но и ее постигли беды. Сперва известный раскол Митр. Евлогия, который с частью своих приходов в Западной Европе метнулся поначалу к сергианской "патриархии", а затем - к Константинопольскому Патриарху, коему эти приходы подчинены и теперь. Затем возник раскол Митр. Платона, пожелавшего видеть возглавляемую им Северо-Американскую Митрополию независимой от РПЦЗ.

Тем временем началась Вторая Мировая война. Ее важнейшим для нашей темы итогом являлось то, что на полях сражений, под бомбежками и от голода и болезней была добита та часть настоящего Православного Русского Народа, которая еще сохранялась до войны, не успев попасть под топор репрессий.

Но в разгар войны в условиях страха смерти, к Богу, к Церкви обратилось множество советских людей, до этого не желавших знать и не знавших ничего толком в Церкви!

Инстинкт самосохранения, а также продолжение оборотнической игры побудили Сталина в 1943 г. как бы возродить церковную жизнь в Советском Союзе. В спешном порядке было открыто более 20 тысяч храмов, была развернута система епархиальных управлений на местах во главе с Московской "патриархией", словно нарочно консервировавшейся для такого случая. Был разрешен "Поместный собор" и "выборы патриарха", каковым, естественно, "выбрали", по указке МГБ и ВКП(б), Сергия. Теперь СССР стал еще более оборотнем, чем был. Он стал некоторыми внешними чертами походить на Российскую Империю, на ту историческую Россию, о которой так мечтали все патриоты. На красных офицеров одели золотые погоны, по городам и селам зазвонили колокола, в церквах зазвучали молитвы, в том числе и о "великом вожде" (генералиссимусе!) Иосифе Сталине (ну чуть-чуть не Император!), разрешили широко употреблять ранее запрещенные слова "держава", "Отечество", "Россия".

А в открывшиеся храмы большой волной хлынули верующие.

Но это были уже новые верующие, не те, что были до войны! Они, повторяем, почти ничего или совсем ничего не знали о Церкви и ее жизни, не знали о Декларации 1927 г. или не придавали ей должного значения. Воспитанные советским режимом, эти люди в большинстве искренне верили в то, что советское государство и Коммунистическая партия - очень хорошие и ни о чем не думают, кроме народного блага, что СССР - преемник 1000-летней России, что партия и правительство не против Православной Церкви, которая, в свою очередь, не может быть и не должна быть (!) против них! Эти новые верующие были по-своему искренны. Они искренне верили лжи.

Была и иная часть верующих, в душе не признававших ни коммунизма, ни "советской" власти (т.к. власть на деле никогда и не была властью "советов депутатов трудящихся"). Такие справедливо называли большевиков "антихристами", но - втихомолку и в основном - за безбожие и воинствование против веры. В плане житейском эти люди вполне смирились с данным режимом, приняв его основное оборотническое правило: вслух, на людях говорить и делать одно, а думать и потихоньку делать другое. Иными словами, такие люди убедили себя в том, что ложь - это нормально, что "так и надо".

Наконец, в определенном небольшом количестве на приходах оказались люди "старорежимные", воспитанные в вере еще до революции. Они знали, что правильно и что неправильно в богослужении, обычаях и обрядах церковных, на них ориентировались, к ним прислушивались новые верующие. Такие люди, несмотря на то, что они составляли лишь небольшую горстку среди прихожан, стали как бы закваской церковной жизни, ее неофициальным стержнем. Но они-то почему оказались в "патриархии"? Им показалось (они очень хотели поверить в это!), что с 1943 г. большевики изменились, что теперь они дают Церкви свободу, что, таким образом, можно не вспоминать о незаконности и отступничестве Сергия и его "патриархии". Тоже поверили лжи.

Здесь сказалась в некоторой мере и психология русских православных, не мыслящих веры и Церкви без благолепных "настоящих" храмов с чинным открытым богослужением.

Все три категории верующих, как видим, объединяло одно общее качество - вера лжи.

Но нужно отметить, что очень большое число "новых верующих" потянулось ко Христу и Православной Церкви очень искренне. Они хотели быть, старались быть именно православными!

И получалась такая картина: устремившись ко Христу, миллионы людей попадали в сеть организации "патриархии", руководство которой верно служило Антихристу...

Такого в истории Православной Церкви еще никогда не бывало. Это явление ХХ века. В западной жизни подобные явления встречались в виде тамплиеров, масонов, различных "тайных братств" и обществ, скрывавшихся под пристойными вывесками, но все же и там до ХХ в. это были явления, не охватившие целиком даже еретические Церкви, вроде католической или протестантской. На Руси оборотническим характером была известна ересь "жидовствующих" в конце XV в. Но она тоже не охватывала всей церковной структуры, хотя и сумела привлечь главу Церкви Митр. Зосиму. То, с каким трудом эту ересь удалось тогда разоблачить, показывает, сколь опасен феномен оборотничества.

Когда же в ХХ в. оборотнем стало целое государство бывшей России, целая система Московской "патриархии", поддерживаемая в своем оборотничестве всей силой государства, положение вещей сделалось просто уникальным, небывалым.

Оборотень крайне опасен тем, что его почти невозможно "поймать с поличным". Так, в области внешней жизни все и любые народоубийственные и явно разрушительные для народного хозяйства действия большевистского режима с поразительной легкостью находили "объяснения" или во "вредительстве", или в "ошибках" и "просчетах" отдельных руководителей. И всегда можно было указать, что сама идея, официальные принципы, лозунги, намерения партии и правительства - очень правильные и хорошие!

Подобно сему и оборотень Московской "патриархии". До времени он, казалось, был почти неуязвим, т.к. все внешне здесь было подчеркнуто православным: уставной чинный образ богослужений, монашествующий епископат, рясы, панагии, кресты, "евангельские" словеса с амвонов, а также постоянное утверждение о том, что "патриархия" строго, без искажений хранит все вероучение Православной Церкви, почитает все Вселенские и Поместные Соборы, Святых отцов, канонические правила и т.д. и т.п. Поэтому, когда верующие сталкивались с фактами явного предательства в епископах или священниках, или коррупции (симонии), или двойной жизни, или попрания канонов, то все это легко объяснялось личными грехами отдельных священнослужителей, а также атеистическим давлением, под которым будто бы "мучаются" все нынешние епископы и священники. Некоторые из них и впрямь мучились, но в большинстве епископат и ключевое духовенство только пред верующими притворялись "страдающей" стороной, на самом деле верно, "не за страх, а за совесть" и с прибытком для себя служа именно этим атеистическим силам и их давлению на Церковь. В глазах доверчивых миллионов сергианская "патриархия" была, несомненно, Православной Церковью потому, что якобы твердо хранила Православное учение, чин богослужения, "апостольское преемство" иерархии...

Итак, рубеж 1943 г. - начало нового этапа в церковной жизни внутри России, характерного массовой (тотальной) верой лжи со стороны значительной части рядового духовенства и почти всех мирян. Ложь чувствовали все, но думали, что "так и надо". И здесь возникло такое положение вещей, когда в некоем качественном отношении (верой лжи и привычкой жить по лжи) церковный народ как бы стал вровень с высшей иерархией МП, поскольку свое действительное отступничество от Христа и предательство Церкви она лукаво объяснила необходимостью лгать, столь понятной всем "советским людям"...

Однако нельзя не видеть и определенного важного отличия церковного народа от его иерархии. Народ не знал о глубине принципиального отступничества от Христа своей высшей церковной власти. Церковный народ не только сам обманывался, но его все-таки и обманывали.

Обман облегчался, как ни парадоксально, как раз тем, что основная масса верующих и рядового духовенства хотели быть православными. Если бы они признали раскольнической и отступнической свою иерархию, то и себя они должны были бы признать находящимися вне Церкви. А этого-то как раз и не хотелось ни за что!

Если христианства нет без Церкви, то Церкви нет без епископа (епископата). Это общеизвестное положение. А никаких других епископов, кроме сергианских, не было перед теми миллионами новых верующих, что хлынули в храмы во время войны и после нее. Все настоящие, т.е. твердо православные архиереи были к тому времени полностью уничтожены. А лжепатриархия спешно наплодила новых, или из числа бывших обновленцев или из новых верующих, смирившихся с подчиненностью властям.

Зарубежная Русская Церковь была именно за рубежом, глухо отделенным от России "железным занавесом", общение с ней было невозможным; катокомбная Церковь находилась в глубоком подполье, связи с ней не было. А Московская "патриархия" широко используя подложное "Завещание" Патриарха Тихона, лживо уверяла, что она является преемницей той настоящей Русской Церкви, которую возглавлял Святейший Тихон. Отсюда почти без особого труда можно было убедить, что "раскольниками" оказываются как раз Русская Церковь Заграницей и катакомбники, и причина раскола чисто политическая - противление советской власти как "Божию установлению"... Правда, что касается власти, то множество мирян и священников душой были скорее на стороне РПЦЗ и ИПЦ, считая, что советская власть - не Божие установление, а Божие попущение, как попускается всякое зло в мире. Но что касается раскола, то доводы "патриархии" казались убедительными... Тем паче, что они утверждали людей в мысли, что они находятся в настоящей Православной Церкви, чем и спасаются.

Здесь нельзя не видеть и желания быть обманутыми со стороны этих новых православных. Да, Церкви нет без епископа. Но это - в глубоком сущностном смысле и в смысле Правила церковной жизни. А если получилось исключение из Правила и в какой-то период времени в части Церкви церковный народ остался без законных епископов, то он мог бы жить и без них, храня на расстоянии духовное единство с зарубежными или катакомбными епископами, но не прибегая к окормлению лжеепископов, отступников и предателей веры и Церкви. Как мы сказали, отдельные люди так и поступали все 60 с лишним лет после 1927 г. Но миллионы "новых верующих" и малый остаток прежних не обладали ни достаточными знаниями, ни достаточной духовной чуткостью, чтобы решиться на такой подвиг. Да и кто из таких имел возможность тогда проверить, подлинно ли "Завещание" Св. Тихона, или это - фальшивка, и как на самом деле произошел раскол, и кто действительно раскольник!.. Их можно упрекнуть в недостаточности церковного сознания и чутья, но нельзя упрекнуть в сознательном желании отделиться хоть в чем-нибудь от Православной веры и Церкви!

Следовательно, церковный народ в СССР и значительную часть рядового духовенства, не занимающего ответственных, ключевых постов, невозможно упрекнуть ни в ереси, ни в расколе, ни в самочинном сборище, т.е. нельзя назвать еретическим или раскольническим сообществом, ибо, как мы установили выше, во всех ересях и расколах древности, миряне (народ) были вполне единомысленны с еретичествующей или уходившей в раскол иерархией.

V

Может быть, именно по этой причине (во всяком случае, не без этой причины) Таинства в Московской "патриархии", пусть не везде, не от всех, но все же совершались, были действительными. Следует особо отметить, что, когда говорят о благодатности или безблагодатности Церкви, то имеют в виду прежде всего, - совершаются ли в ней, действительны ли Таинства или недействительны. Были в "патриархии" и явные Божии чудеса и знамения. Были и праведные люди, даже - старцы из монашествующих. Эти обстоятельства мы должны свидетельствовать со всей ответственностью пред Богом и Церковью, как своим личным опытом пребывания в МП с 1962 г. в качестве мирянина, а с 1968 г. в качестве священника, так и опытом множества известных нам людей, мирян и священников (и даже некоторых епископов).

Да, в большинстве епископат был отступническим и предательским. И мы все это или чувствовали в той или иной степени, или даже знали. Но церковный народ старался хранить веру твердо. Православное учение Церкви говорит: "У нас ни патриархи, ни Соборы, никогда не могли ввести что-нибудь новое, потому что хранитель благочестия у нас есть самое тело Церкви, т.е. самый народ, который всегда желает сохранить веру свою неизменною, согласно с верою отцев его..." (Окружное Послание Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви ко всем православным христианам, 6 мая 1848 г., § 17. СПб, 1859 г., в сборнике "Догматические послания православных иерархов XVII-XIX веков о Православной вере". Троице-Сергиева Лавра, 1995, с. 233).

Значит, хранителем веры, хранителем Церкви является в Православии не только иерархия, но в целом - "тело Церкви, т.е. самый народ". И если часть иерархии в лице высшей церковной власти отступает от Христа, скрывая это от народа, то это еще не делает самый народ, как церковное тело, тоже отступническим, т.е. не отсекает его от единства со Христом.

Эти суждения как будто входят в противоречие с суждениями катакомбных епископов 1940-х гг., которые однозначно утверждали, что Таинства в сергианской "патриархии" не совершаются, что МП полностью безблагодатна. Такие суждения основывались на фактах Декларации 1927 г., сотрудничестве высших иерархов и некоторых священников с антихристовым режимом и его "инстанциями", незаконности "выборов" как Сергия, так и Алексия (Симанского) "патриархами". С такими фактами и мы полностью согласны и везде ставим "патриархия" и "патриарх" Московский в кавычки. Но мы утверждаем, что в своей ревности по вере и Церкви, заслуживающей всяческого одобрения, эти епископы и те, кто был единомыслен с ними, невольно впали в некую крайность, не дали себе труда поспокойней и повнимательней присмотреться к тому, что на самом деле происходило в МП в те годы.

Мы рассмотрели положение вещей до 1941 и после 1943 г., ясно увидев, что это были очень разные периоды. До 1941 г. у жалкой кучки епископов во главе с Митр. Сергием почти не оставалось "Тела" Церковного, т.е. народа, за исключением малого числа прихожан тех 100 действующих храмов, что большевики сохраняли, как "показательные". Церковный народ в большинстве остался вообще без иерархического управления и окормления, разве что у случайных странствующих и тайно совершавших требы священников, отнюдь не "сергианского" духа и рукоположения. И это в значительной части был еще народ настоящий Русский, т.е. Православный, недобитый в репрессиях. Война добила его почти полностью. А около или более 2-х миллионов настоящих русских людей не пожелавших оставаться в антихристовом режиме, сумели, так или иначе попав на Запад, там и остаться, пополнив этой "второй волной" русскую эмиграцию и, в частности, Русскую Зарубежную Церковь.

В довоенном периоде времени, с 1927 по 1941 г. есть, в свою очередь, один очень важный внутренний отрезок времени, 10 лет, с 1927 по 1937-1938 гг., характерный тем, что в это время еще были живы (хотя и в тюрьмах и ссылках) многие иерархи подлинной Патриархии, подлинной Русской Церкви, не согласившиеся с Декларацией 1927 г. И была надежда, что в случае освобождения Церкви, они вновь возглавят ее. Отрезанные колючей проволокой или решеткой от своей паствы и от Зарубежной Русской Церкви, они были полностью единодушны и единомысленны с ними. Через них и была создана катакомбная Церковь, или Истинно-Православная Церковь (ИПЦ). К этим иерархам не раз обращались с вопросом, как понимать сергианскую церковь, действительны там Таинства, или нет?

В 1934 г. знаменитый Священномученик Митрополит Казанский Кирилл ответил на этот вопрос так, что Таинства у сергиан действительны, совершаются, но могут быть спасительными только для тех, кто идет к ним "в простоте сердца, не подозревая ничего неладного в сергианском устроении Церкви". А для самих совершителей, а также для тех, кто, зная об их отствупничестве, все же прибегает к ним, Таинства совершаются "в осуждение".

Это мнение представляется наиболее правильным, хотя известно, что в те же годы у иных авторитетных епископов были иные мнения, т.е. что Таинства в МП не совершаются.

Что дало, или могло дать Митр. Кириллу основания для такого именно рассуждения о Таинствах в МП? На наш взгляд четыре обстоятельства.

1. Сергианские епископы имели канонически законное рукоположение по преемству от Апостолов.

2. Не все из них в одинаковой мере были повинны в страшном отступничестве Сергия, в его Декларации. Некоторые пошли на союз с Сергием просто из страха, по немощи веры и воли, некоторые же из искреннего заблуждения, т.е. веря Сергию в том, что его подлинной сокровенной заботой является "спасение Церкви". В большинстве эти боязливые и заблуждающиеся епископы поплатились за свое малодушие и неразумие жизнью, были расстреляны или замучены в 1937-1938 гг. (показательный пример - Митр. Серафим (Чичагов)).

3. Сергий обманывал церковный народ относительно подлинного смысла и целей своей Декларации, тем самым не вовлекая народ в свой сговор с антихристами, не принуждая его к отступничеству, напротив сохраняя у народа неведение. Отсюда и возможно оказывалось для многих прибегать к Таинствам у сергиан "в простоте сердца, не подозревая ничего неладного"...

4. Ко всему этому в России в те годы у сергиан обреталось немало священников, которые имели не сергианское, а еще дореволюционное рукоположение. Значительная часть их так же, по недопониманию приняли Декларацию и сергианское руководство и при их искренне благоговейном служении Таинства могли совершаться, быть действительными.

С 1943 г. положение вещей в данном отношении было характерно тем, что вынужденный быстро поставить многих епископов для новой системы епархий на местах, Сергий и его епископы ставили таковых не только из бывших обновленцев, формально принесших "покаяние" и "присоединившихся" так к Церкви, но и их новых советских людей, или новых верующих, а также из случайно уцелевших старых, незамешанных ни в обновленчество, ни в сергианство.

Такие, непосредственно незамешанные (как "старые", так и "новые"), были в немалом числе люди искренне верующие, православные, думавшие действительно о пользе Церкви и поставлявшие во пресвитеров и диаконов, по своему подобию, также людей искренних в вере и благочестии. Да, все эти хиротонии совершались с согласия МГБ и Уполномоченных созданного тоже в спешке Совета по делам РПЦ (в последствие - по делам религий). Но не нужно думать, что в те годы такое "согласие" указанных органов означало, что кандидат в епископа или священника автоматически является уже "агентом" или секретным сотрудником известных служб. Отнюдь нет! Для этих органов было достаточно "чистой" биографии кандидата и сведений о его гражданской лояльности. Потом к некоторым (не ко всем!) из них могли подбираться с целью склонить к прямому сотрудничеству, и тогда некоторые соглашались, а некоторые - нет. Но даже из тех кто соглашались, не все были одинаковы. Нужно учесть, что после войны и до начала 1980-х гг. в Союзе было такое впечатление, что по Божию попущению Советский режим сохранится еще лет на 300... Из этого некоторые из священнослужителей делали вывод, что нужно принять его "правила игры", но так, чтобы выиграть в ней что можно, для пользы Церкви и народа. Это было большим заблуждением. В нем потом пришлось горько каяться. Однако оно было искренним и, по Божию смотрению, кое-что "выигрывать" все же удавалось! Хотя "пригрывалось" при этом, очевидно, гораздо больше...

Тем паче неповинными в сознательном сергианстве нужно признать тех епископов и священников, рукоположенных после 1943 г., которые никак не были непосредственно связаны с КГБ, не были в прошлом обновленцами и не братались духовно с антихристовым режимом, лишь терпя его как Божие попущение. Таковых было не большинство, но они были! Их тоже как бы только терпели, не давая возможность влиять на управление церковными делами (епископов не делали постоянными членами Синода или председателями отделов "патриархии", священников не ставили настоятелями городских храмов и даже видных сельских, в районных центрах).

На нашей памяти духовный облик и образ служения таких архиереев 1960-х - начала 1970-х гг., как архиепископ Саратовский и Волгоградский Пимен (Хмелевский), архиепископ Казанский и Марийский Михаил, архиепископ Краснодарский и Кубанский Виктор (из Китая, где он был в лоне РПЦЗ), его преемник по кафедре архиепископ Алексий (впоследствии - Калининский и Кашинский).

Владыка Пимен был человеком артистической способности притворяться преданным советским властям, хитрить, угождать им в мелочах, но так, чтобы постоянно приносить пользу Церкви. Он активно подкупал местного уполномоченного, получая взамен разрешения рукополагать, кого ему было нужно, и поставлять, куда нужно. Но не только в этом дело. Пимен был человеком действительно преданным Церкви, а не безбожникам. Это совершенно определенно. И это скоро поняли. Из-за чего его и держали безвыходно на его кафедре, не пуская ни в Синод, ни на иные ответственные дела.

Такими способностями не обладал уже очень преклонных лет архиепископ Михаил. Он не мог ни переспорить, ни подкупить уполномоченного, уступал, когда тот настаивал, страдал, но все же пытался при малейшей возможности сделать хоть что-нибудь доброе для Церкви, священников, народа. Он был слабым, но безусловно искренне верующим православным человеком.

Почти таким же по характеру был и Владыка Виктор, решившийся приехать в Россию из Китая и столкнувшийся здесь со всем нашим кошмаром. У него была нелицемерная любовь к людям, к духовенству. Он тоже старался делать для Церкви что только мог. Но мог он немного при Кубанском уполномоченном...

По его кончине в 1966 г. на эту кафедру был поставлен архиепископ Алексий. Он оказался потверже. Побороть уполномоченного он, правда, тоже не смог, но пользовался любым случаем, чтобы изгонять из церковных советов явных атеистов, самому решать иные церковные дела, так что верующие Кубани все же знали, видели, что у них есть православный архиерей.

В 1960-х гг. очень хорошие слухи ходили об архиепископе Алма-Атинском Иосифе, которого многие почитали святым, о епископе Зиновии, жившем в Тбилиси. Но особенно тогда славилось имя епископа Калужского Гермогена. Он воспротивился закрытию храмов в своей епархии при Хрущеве, активно пытался организовать епископов на протест против антиканонических постановлений "Собора" в 1961 г., за что был лишен кафедры и помещен до конца дней в Жировицкий монастырь "на покой". Мы не встречали верующих или священников, которые не сочувствовали бы Владыке Гермогену.

Список подобных, верных Церкви и любимых верующими архиереев мог бы быть продолжен. Их было не так уж мало, но и не так много. Приблизительно одна четвертая часть епископата послевоенного времени. Некоторые из них персонально перечислены в известном секретном докладе Совета по делам религий Центральному Комитету КПСС (1975 г.). Они входят в четвертую, самую "плохую" категорию епископов, которые в отличие от первой, самой "хорошей" категории, не поняли, что партия и правительство "не заинтересованы в развитии религии и Церкви в СССР", и стараются, вопреки уполномоченным, делать все в пользу веры и Церкви.

Доклад подчеркивает, что и такие неразумные архиереи все безусловно лояльны Советскому государству, его властям и законам. Это тоже правда...

Поэтому всех перечисленных и подобных им архиереев сергианской лжепатриархии можно упрекнуть разве что в отсутствии подвига исповедничества, известном соглашательстве с сильными мира, в малодушии, слабости веры и воли, но только не в том, что они явились сознательными и добровольными служителями сил зла, духовно побратались с ними, подобно Митр. Сергию и ряду таких же, как он. Иными словами, в лучших из архиереев МП в те годы все же не было духовного отступничества от Христа и прямого служения антихристовым силам и интересам.

От них поставлялись священники, по большей части, подобные им, т.е. тоже искренне верующие. Таких тоже было примерно одна четверть или даже более из всего числа священников.

Сама по себе апостольская преемственность священства еще мало о чем говорит. Православие знает, что эта поистине "златая цепь" преемственности должна еще изнутри, духовно наполняться преемственность правой веры и жизни по вере. Католики тоже имеют преемственность, но они уклонились в ереси, разрубив и прекратив преемственность веры!

Мы видим в лоне Московской "патриархии" не только епископов и священников, также прекративших преемственность веры сознательным и добровольным сергианством, но и епископов и священников, сохранивших как апостольскую каноническую преемственность хиротонии, так и духовную преемственность веры!

С глубокой сущностной, или онтологической точки зрения это может рассматриваться как нить, связующая все же таких епископов и священников со Христом, а через Него и с Его таинственным Телом - Церковью! А это означает, что Таинства таковых священнослужителей были действительны и благодать в определенной мере в лоне "патриархии" была.

Да, эта нить стала очень слабой и очень тонкой, но она все же была!

Только этим и можно объяснить, что милость Божия не отошла вовсе от России, что к Церкви и вере в самый разгар хрущевских новых гонений, в начале 1960-х гг. стали в заметном количестве обращаться образованные молодые люди, родившиеся и выросшие в советском режиме, не получившие ни православного семейного воспитания, ни в большей части даже - Крещения, но крестившиеся уже в зрелом возрасте, после университетской скамьи... Они искали и находили действительно верующих епископов и священников. Некоторые из таких "шестидесятников" сами становились священниками и через их священнодействия иногда совершались такие чудеса (исцелений, например), какие без всяких преувеличений, натяжек и домыслов могут быть названы только чудесами Божией силы и благодати. И Таинства от этих священников совершались, о чем все они могут свидетельствовать совершенно определенно.

Только этим наличием благодати можно объяснить и иные чудесные Знамения Божии в России в рассмотренный период. А они были и в немалом количестве!

Отсюда, и в данном периоде времени, с 1943 по 1960 г. права была Русская Зарубежная Церковь, заявляя о своем единстве с подлинным церковным народом в России.

Но в таком случае получается, что, казалось бы, вопреки всем исконным, древним представлениям Церкви, в России с 1927 г., а особенно - с 1943 г. существовала как бы Церковь в Церкви? Если учесть, что одна из них должна быть названа скорее лжецерковью, или отпавшей от Церкви сергианской предательской организацией, то - да, так оно и оказалось.

Если вспомнить определение ереси Св. Василием Великим, то "в самой вере" (в самом существе веры) "отчуждились от Церкви" только те иерархи и священники Московской "патриархии", которые, по их же словам, "не за страх, а за совесть" (!) стали служить откровенным и наглым антихристам. Поэтому не без оснований многие называли и называют сергианство ересью. Но в этом случае сергиане возражали тем, что в букве вероучения они ни в чем не отступили, ничего не изменили и не нарушили. Тогда нужно вспомнить слова епископа Ижевского Виктора (Островидова), написанные им 8 октября 1927 г. по поводу послания (Декларации) Сергия. Он писал, что это послание "...от начала до конца исполнено тяжелой неправды и есть возмущающее душу верующих глумление над Святой Православной Церковью... А через предательство Церкви Христовой на поругание "внешним" оно есть прискорбное отречение от Самого Господа Спасителя. Сей же грех, как свидетельствует Слово Божие, не меньший всякой ереси и раскола, а несравненно больший, ибо повергает человека непосредственно в бездну погибели...".

Это, собственно, и есть "отчуждение от Церкви в самой вере" (ибо вера, Церковь, как мы отмечали, - не только "учение", не только набор умозрительных истин, но жизнь во Христе и со Христом). Отсюда, сергианство можно квалифицировать и как ересь и раскол, и как нечто "несравненно большее", повергающее "непосредственно в бездну погибели".

Мы уже увидели, что сергианству удавалось удержать часть духовенства и массы новых верующих после 1943 г. с помощью оборотничества, обмана, постоянной лжи, т.е. скрывая от церковного народа глубину своего отступничества. Мы отметили также и одно важное качество этих новых верующих - веру лжи. Отметим теперь и другое качество - страх!

В послевоенный период времени и даже после смерти Сталина (в 1953 г.) все советское общество продолжало находиться в состоянии тотального страха.

Это был не только страх за личную жизнь или свободу, или за своих родных и близких. Новый, советский народ, в том числе и православно верующие, под влиянием образования, воспитания и постоянной пропаганды уже почти верил (верил - не верил, или, не веря, верил) в то, что революцию в России совершил именно сам народ, возглавляемый самой передовой партией с самым передовым учением, за каковыми будущее всего человечества. Поэтому в какой бы то ни было форме выступить против партии и созданной ею власти означало стать "врагом народа" и даже "извергом рода человеческого", покрыть свое имя и всех родных вечному всенародному позору. Отсюда, в глазах новые верующих, "патриархия" делает правильно, что дружит и сотрудничает с такой партией и такой властью. В противном случае партия и правительство могли бы разогнать Церковь и она не имела бы никакого оправдания перед судом народа, истории, человечества! К тому же люди помнили репрессии большевиков с 1917 по 1953 г. и знали, что этот режим ни перед чем не остановится, если ему противоречить. Поэтому всякое исповедничество - это очень опасно, это может повредить Церкви, это "ревность не по разуму". Страх за Церковь, не только за себя, владел душами множества неплохих священников, епископов и почти всей массы прихожан. "Патриархия" всячески поддерживала этот страх, он был ей выгоден, как ничто другое! Стоять за веру насмерть, как стояли предки - Боже упаси! Закроют храм, разгонят Церковь! Верующим стоять за веру нельзя, ради пользы веры и Церкви... Чудовищно! Но так было. Так думали, причем очень искренне, находя некоторое утешение только в слезных молитвах и за себя и за Церковь. К тому же, за исповедничество можно было поплатиться от самой Церкви, точнее от "патриархии", которая не только не вступится за исповедника, но и осудит его, а если священнослужитель, - запретит в служении, как нарушителя "мира Церкви" и противника властям "от Бога установленным" (что и делалось, например, по отношению к еп. Гермогену, священникам Николаю Эшлиману и Глебу Якунину за их известное "Письмо" властям и "патриарху" в 1965 г.). Властям в их политике в отношении Церкви нужно подчиняться, "да тихое и безмятежное житие поживем...". В таком извращенном и ложном толковании подавалось "патриархией" известное место из Ап. Павла. И получалось, что для православных главной целью бытия является "тихое и безмятежное житие" в этой земной жизни, чтобы власти ни в коем случае не тронули тебя, не тронули Церковь... Когда начались хрущевские новые гонения на Церковь в начале 1960-х гг., по местам возникали стихийные протесты верующих против закрытия Храмов, но они гасились с помощью духовенства, внушавшего людям не выступать ("ради пользы Церкви..."). В итоге, к середине 1970-х гг. воспитали все же такую паству, которая, за редчайшим исключением, паче всякого греха боялась пострадать хоть в чем-нибудь за веру!

Вот так, обманом и страхом (указанного характера) после 1943 г. миллионы прихожан, новых верующих удерживались в сетях, в оболочке сергианского отступничества и раскола. Так же и тем же удерживались в них и лучшие из епископов и духовенства. Им нельзя отказать в искренности их веры, в переживаниях за Церковь. Но что это за христиане без исповедничества?!

Нетрудно, с нынешней точки наблюдения, увидеть, что в основе этой веры лжи и страха лежало не только малодушие и простая боязливость (хотя и таковые в большой мере присутствовали), не только малограмотность в богословии и истории, но и недостаток, или некая ущербность веры. Маловерие и практическое неверие в то, что Христос как Глава Своей Церкви, Сам ее защищает, испытывает и в испытаниях паки защищает! А вот это уже - прямое влияние и последствие сергианства. Этой болезнью, или недугом (иначе не назовешь!) оказался поражен весь церковный народ, или Тело Церкви, в Союзе. Такое могло произойти только потому, что подлинный Православный Русский Народ был физически уничтожен, распят, как мы показали, а жить в России стал после войны народ уже другой, советский...

Сделаем выводы. Если мы установили, что искренне верующие епископы, священники и прихожане Московской "патриархии" все же могут рассматриваться принадлежащими к Телу Христа - Церкви, быть "ветвью лозы", то это такая ветвь, которая полуобломлена и продолжает отламываться отпавшей полностью от Христа лжепатриархией, а если совсем точно, то определенными деятелями высшей церковной власти и духовенством на ключевых постах, которые имеют решающее значение в церковных делах. Те же, что принадлежат к полуотломленной ветви, еще сохраняющей минимальную связь со Христом, ничего не решали и не могут решать в церковной жизни России.

Московскую "патриархию" невозможно рассматривать как единую Поместную Церковь, уклонившуюся или уклоняющуюся в раскол и отступничество от истины. Здесь тесно сплелись Церковь и антицерковь (или "филиал" всемирной церкви диавола). Христос употребляет для пояснения "Царствия Божия", а значит, и Церкви, помимо прочего и образ "древа" (Лк. 13,19). Если кто-нибудь видел дерево, густо и крепко обвитое и удушаемое паразитирующим на нем плющом, так что уже трудно различить, где ветви и листья плюща, а где пока еще живые листья уже умирающего дерева, тот может представить себе то, что происходит в церковной жизни в России.

Мы выше говорили, что такое явление беспрецедентно, что оно возникло только в XX в. Если иметь в виду историю Православной Церкви, то это так. Но "нет ничего нового под солнцем". Прецедент все-таки был. Это - Ветхозаветная Божия Церковь Израиля времен перед Пришествием Христа и во время Его земной жизни. Народ был убежден, что хранит истинную веру в Единого Бога, истинный Богоданный Закон Моисеев, а его учителя служили и поклонялись диаволу, о чем прямо и сказал им Господь (Ин. 8,44). Кое-кто из народа (часть Церкви) понял и принял Христа и вошел в Церковь Нового Завета. Но в целом Израиль остался "в ожесточении" (Рим. 11,25). Правда, Апостол говорит, что - "до времени".

Нужно сказать несколько слов и об антицеркви, опутавшей Церковь в России. Мы отметили главное, что она состоит из тех епископов, священников, иных церковнослужителей, которые "не за страх, а за совесть" преданы антихристам и их власти, лишь по внешности будучи верующими. Но это означает, что прервав, перерубив тем самым Апостольскую преемственность веры, они перестали быть на самом деле епископами и священниками, а значит, Таинства их стали недействительными, не совершались. Поэтому отчасти были правы и те, что настойчиво говорили о безблагодатности "патриархии". По отношению к истинным "сергианам" это так и есть. Но рядом с ними, как бы вперемешку с ними служили и те епископы и священники, которые лишь по внешности были сергианами, оставаясь в душе и на деле верными, почему и Таинства их были действительными и благодать в их священнодействиях была. Отличить одних от других было не всегда просто, порой - невозможно. Истинные сергиане всегда - оборотни. Отсюда и путаница в оценке "патриархии" разными людьми. Такая путаница, или разногласия связаны также с устойчивой логикой или представлениями нормального Православного сознания. Оно не привыкло смотреть на Церковный организм, будь он подлинно Телом Христовым или еретическим сообществом, иначе как на единый, цельный организм, где все связано не только внешней структурой управления, но и таинственно, - через литургическое уставное поминовение Предстоятеля Церкви. При "нормальном" положении дел так и есть. Так было в Церкви Христовой изначала и даже в отпадавших от нее еретических "церквях" тоже так было, ибо образ мысли Первоиерарха-еретика вполне разделялся всем духовенством и народом, который за ним пошел. Но не так стало в "патриархии". Здесь верные епископы и священники (а тем паче - народ) молятся за "патриарха" Московскому не потому, что он - отступник и еретик, а потому, что они этого не знают, или нетвердо знают, не уверены, сомневаются... На то и оборотнический характер "патриархов", начиная с Сергия! Для верных они - "свои", для неверных - тоже; верным постоянно лгут о себе, и только неверные - большевики антихристы - всегда точно знали, кем на самом деле был тот или иной "патриарх" Московский.

Оборотни живо узнают друг друга, поддерживают и ставят на все ключевые посты и места, так что только они и решают, как дальше будет развиваться эта их плющевая структура, опутавшая и удушающая подлинную церковную жизнь. Из-за этих оборотней и плющей многое в "патриархии" чинно изображается, но при этом не совершается. А со стороны все может казаться единым и цельным... Только подойдя вплотную к дереву, густо обвитому плющом-паразитом, можно увидеть, где его листья, а где листья еще живого древа.

VI

Очередной важный рубеж в жизни Церкви - это начало 1960-х гг. В это время по инициативе тогдашнего главы партии и правительства Н.Хрущева развернулись новые гонения на веру и Церковь в СССР. Было вновь закрыто до 10 тысяч храмов, несколько духовных семинарий и монастырей. Хрущев обещал в 1980 г. показать советским людям "последнего русского попа", т.е. покончить к этому времени с религией, а также догнать и перегнать Америку и построить "коммунизм".

Но вместе с тем этот новый гонитель Церкви оказался и как бы первым "демократом", покончил с "культом личности Сталина", начал политику разрядки международной напряженности на основе новой для коммунистов теории "мирного сосуществования стран с различными политическими системами". Конечно, это было очередной ложью: международная деятельность СССР имела целью пропаганду коммунизма, привлечения к нему народов и стран "третьего мира" и т.п. Но в русле этой лживой политики оказалось очень выгодным, с многих точек зрения и в разных целях, использовать Московскую "патриархию" как одно из орудий коммунистической пропаганды и разведки на международной арене. Поэтому ЦК КПСС и КГБ приказали "патриархии" включиться в "экуменическое движение", в "диалог любви" (даже с Ватиканом), что раньше строго запрещалось.

Раньше, в 1948 г., на "Поместном Соборе" в Москве по случаю 500-летия автокефалии Русской Церкви, с участием представителей нескольких Поместных Православных Церквей, Московская "патриархия" торжественно заявляла о том, что "экуменизм" - это "несовместимое с Православием" учение, "новая Вавилонская башня". Сущая правда! Это показывает, что оборотень в некоторых вещах может говорить настоящую правду, если это почему-либо выгодно ему, или совпадает с интересами его хозяина. "Хозяину", Сталину, это было тогда выгодно. Новый "хозяин" Хрущев в 1960 г. решил иначе. И "патриархия" тотчас отреклась от прежних верных суждений и вступила в экуменическое движение, приняв его учение и практику общих молитв с еретиками.

Сущность экуменизма как явной ереси, преданной в 1983 г. анафеме Русской Зарубежной Церковью, мы уже показали в ч. III. Теперь посмотрим, что начало происходить в связи с уклонением "Патриархии" в эту ересь.

Сознательными экуменистами поначалу стали лишь несколько высших архиереев во главе с "патриархом" Алексием I (Симанским). Среди них особенно активным оказался Митрополит Никодим (Ротов), набравший с помощью Кремля и Лубянки очень большую силу в церковном управлении. Ересь экуменизма проповедовалась открыто, "с амвонов". В "Журнале Московской Патриархии", в "Информационном бюллетене Отдела внешних сношений" МП, в патриарших посланиях публиковались статьи, доклады, проповеди экуменического содержания, выражалось признание теории "ветвей", на которые якобы разделилась единая Церковь, объединить которую вновь и призван экуменизм. Так что с полной определенностью можно было констатировать, что еретическое учение является не "частным мнением" отдельных членов "патриархии", а общим мнением ее руководства, - "патриарха" и Синода. Таким образом по 15-му Правилу Двукратного Константинопольского Собора эти епископы стали теперь уже совершенно явно и определенно - "лжеепископами", Таинства от которых не совершались.

Но они продолжали священнодействовать и рукополагать весьма активно новых епископов и священников, которые на самом деле не становились ни епископами, ни священниками, но тоже изображали священнодействия... Количество действительных Таинств, и без того не очень большое, стало угрожающе сокращаться.

Растущая армия экуменистов в "патриархии" не только с амвонов (в прямом и переносном смысле) проповедовала ересь, но и демонстративно совершала "экуменические молитвы" с еретиками - католиками, протестантами, баптистами в стенах Московской и Ленинградской духовных академий, в столичных храмах ( а затем - в некоторых епархиальных центрах в областных городах).

Католических, протестантских и сектантских "гостей" и "братьев во Христе", как стали их величать экуменисты, пускали не только в Православные Храмы, но и в Алтари, позволяли им проповедовать с амвонов народу. Вспомним, что по Правилам Церкви, подобные общие молитвы с еретиками также лишают сана тех, кто в них участвует.

Народ в основном безмолвствовал. Духовенство частью возмущалось всем этим безобразием, воздыхало, но дальше скорбных воздыханий не шло, а частью вполне равнодушно воспринимало экуменизм, будучи готовым ради сохранения своего положения и дохода на все, в том числе и на общие молитвы с новыми "братьями".

В тех редких случаях, когда все-таки со стороны прихожан, или рядовых священников, или студентов семинарий и академий прорывалось активное недоумение по поводу экуменической деятельности, "патриархия", как и раньше, прибегала ко лжи и обману, утверждая, что строго храня (про себя) чисто православные убеждения, она участвует в экуменическом движении ради проповеди (свидетельства) Православия инославному миру".

От "слишком православных" скрывали, что в экуменическом движении прозелитизм запрещен. Один из самых видных экуменистов и верных учеников Митрополита Никодима (ныне тоже - "Митрополит") хвалился тем, что ему удалось удержать одного Англиканского епископа от перехода в Православную Церковь!.. Этот "православный иерарх" внушил англичанину, что тот принесет больше пользы Вселенской Церкви, если останется верным своему еретическому исповеданию, т.к. по мысли этого "православного", верность каждого своей "церкви" - залог будущего единства всех!..

Экуменисты понимали, что вся их деятельность подпадает под прещения канонов и анафемы Вселенских Соборов. Тогда они стали разрабатывать новое "богословие" о природе Церкви и ее канонов, состоящее в том, что каноны - не Боговдохновенное установление, а чисто человеческие "дисциплинарные правила", продиктованные потребностями времени, "эпохи", и для тех времен и "эпох", когда они создавались, они были, временно, необходимы. Но ныне - устарели. Одновременно публиковались "богословские" разработки, утверждавшие, что в Православной вере и Церкви есть существенная сторона, которая не может изменяться, и есть второстепенная, не существенная... "Существенной" стороной признавались Истины веры, выраженные в Никео-Цареградском Символе, где конкретно ничего не сказано о почитании Девы Марии Богородицей, о почитании святых, почитании икон, всего канонического и литургического строя и наследия Церкви... Таким образом оказывалось, что главным и существенным, как и следовало ожидать, в "христианстве" является только вера в Троицу и Христа как Сына Божия, пришедшего во плоти, т.е. пресловутая "платформа" ВСЦ. Что же касается остального, второстепенного, то оно может незыблемо храниться в Восточных Православных Церквях (как бы из снисхождения к народным представлениям) как принадлежность их "конфессиональных" учений. "Мы считаем, - говорили иной раз экуменисты МП, - что в наибольшей полноте Божественная Истина содержится в нашей Православной Церкви, но мы не отрицаем и того, что она (в какой-то мере) хранится и во всех прочих "Христианских Церквях", т.е. еретических. А "самое существенное" в христианской вере содержится во всех... Тем самым "православные" экуменисты поставили себя под анафему по крайней мере - Седьмого Вселенского Собора, определившего иконопочитание (а вместе с сим почитание святых, их мощей, Евангелия и Креста) как догмат, т.е. незыблемую основополагающую (существенную!) Истину веры и Церкви, а также подтвердившего все догматы и каноны, принятые Соборами ранее.

Теории экуменистов публиковались открыто в изданиях "патриархии" за подписью их авторов, так что всегда можно было (в случае чего!) сказать, что это "частные мнения". Однако поскольку такие "частные мнения" достаточно часто, настойчиво и открыто проповедались, не встречая никакого возражения со стороны церковной власти, было совершенно очевидным, что они отражают мнения высшей церковной власти МП.

"По плодам их узнаете их". За 35 с лишним лет участия Московской "патриархии" в свидетельстве своей якобы православной веры инославному миру никто из этого инославия в Православие не перешел, зато сама "патриархия" стала духовно едина со всем и всяким еретичеством. Как ранее сделалась духовно едина с большевизмом.

Это была вторая ступень падения "патриархии" в бездну лжи и погибели.

Обвальный процесс произошел в середине - второй половине 1970-х гг. К этому времени окончательно ушли "на покой" или совсем из земной жизни почти все архиереи не экуменисты старого рукоположения и в "патриархии" правящими епископами стали или сознательные сторонники ереси, или рукоположенные лжеепископами, т.е. на самом деле не имеющие сана.

Это совпало с тем, что в это же время почти полностью ушли из земной жизни люди, которые успели немного пожить еще до 1917 г. и которые, как было сказано, несмотря на свою крайнюю малочисленность, все же составляли какое-то духовно-нравственное ядро на приходах, своего рода "ориентир" церковности. Прихожанами в подавляющем большинстве по всей России остались только "совки" (или "комсомолки тридцатых годов", как они сами себя иногда и называли). Во всяком случае это были уже не русские, а новые, советские люди, хотя и уверовавшие и не согласные с политикой государственного атеизма, но во всем остальном вполне приемлющие все советское, даже коммунистическое, вплоть до некоторой веры в возможность "светлого будущего" грядущего "коммунистического общества". Забегая вперед, отметим, что ныне, в 1995-1996 гг. большинство "православных" на местах, особенно - в сельской местности, при полностью свободных выборах проголосовали за коммунистов!..

В той второй половине 1970-х годов произошел еще один обвальный процесс в России - падение в тотальную потерю совести в советском обществе. Копившиеся длительное время под влиянием безбожия явления оскудения и ослабления всех нравственных начал, наконец, прорвались и выразились во всеобщем воровстве и беззаконии! Этот процесс не мог не коснуться и общества церковного. Мы не станем останавливаться даже на казнокрадстве (святотатстве), которое давно процветало на приходах "патриархии" как со стороны "церковных советов", ведавших финансами приходов, так и со стороны большинства священников-настоятелей и епископов. Отметим другое. Сказано, что "по причине умножения беззакония во многих охладеет любовь" (Мф. 24,12). Так и случилось!

Постоянные прихожане почти всех храмов "патриархии" превратились в сборища людей, пораженных такой взаимной неприязнью, завистью, ревностью, враждой и даже ненавистью, какие редко встретишь даже в мирских советских учреждениях ("коллективах"). Неприязнь и отчужденность (доходящие до повального подозрения друг друга в "колдовстве", боязни принимать друг от друга свечу или просфору) властно и твердо заняли место христианской любви, за редким исключением, почти на всех приходах МП.

Поскольку, как мы отметили вначале, любовь во Христе является изначала основой и признаком истинной Церкви Христовой, то в отношении Московской "патриархии" приходится сказать, что этого признака в ней почти не осталось. Повторим: за небольшим исключением.

Итак, середина - вторая половина 1970-х гг. - это еще один заметный и важный рубеж церковной жизни в России, характерный тем, что, за редчайшим исключением, весь епископат оказался безблагодатным и наплодил великое множество таких же лжесвященников.

Однако, поскольку еще продолжало сохраняться 2-3 епископа и сохраняется ныне какое-то количество священников, получивших рукоположение не от экуменистов и не от их ставленников и не разделяющих ни сергианских, ни еретических экуменических убеждений и настроений, то какое-то крайне малое количество действительных Таинств, какой-то крайне слабый ручеек Божией благодати еще продолжает струиться и в МП.

До времени сия ужасающая картина была не вполне видима и ясна. До 1990-1991 гг. еще сохранялось впечатление, что экуменическая ересь - это результат все того же насилия, давления на Церковь антихристова коммунистического режима. И поэтому думалось, что как только Церкви будет дана свобода, вот тогда все в ней преобразуется и изменится!..

Свобода, и притом не мнимая, а подлинная, была, Божиим смотрением, дана в 1990-1991 гг.

VII

Ветер перемен заметно подул еще в 1988 г. Исполнилось 70 лет со дня мученической кончины Государя Императора Николая II и Его Семьи и 1000 лет Крещения Руси. Лет за десять до этого некоторые уже говорили, что, подобно Древнему Израилю, 70 лет пребывавшему в Вавилонском пленении, Русская Церковь будет пребывать в пленении большевистском примерно такое же время, и в 1987-1988 гг. должно что-то измениться...

Изменилось существенно очень многое! Начался процесс самоликвидации коммунистического режима, по указке Запада. Был сперва приподнят, а вскоре и совсем убран "железный занавес", и множество людей, в том числе священнослужителей, получило возможность свободно выезжать за границу, вступать в общение с Русской Зарубежной Церковью. Быстро менялась политика государства в отношении Церкви. Сперва понемногу, к юбилею 1000-летия Крещения Руси, а потом все больше и больше "патриархии" стали отдаваться ранее закрытые Храмы и монастыри, разрешались многие виды церковной деятельности, кроме богослужебной. С "патриархии" было снято прежнее давление государственного атеизма. В связи с общей демократизацией общества была дана и свобода слова Церкви.

Вот, казалось бы, когда "патриархия" получила полную возможность сбросить с себя все оковы, раскаяться в прежнем служении антихристову режиму, прекратить экуменическую деятельность, возродить исконный канонический строй церковной жизни во всех областях!..

Надо заметить, что хотя многие из перемен в России оказались мнимыми (так, власть практически оставалась в руках тех, кто ранее ее держал), но некоторые, в том числе - демократические свободы, в частности - свобода совести, стали подлинными. С рубежа 1990 г. за веру, за убеждения уже никого не преследовали, не притесняли на работе; можно было, не опасаясь за себя и близких, открыто ходить в Храмы, исповедать любую религию и т.д.

И тогда обнаружилось, что никаких перемен (никакой "перестройки") не происходит в Московской "патриархии"! Некоторые священники и верующие устремили свои взоры к Русской Зарубежной Церкви. В 1990 г. вышло историческое Постановление Архиерейского Собора РПЦЗ о приеме под свой омофор желающих в России, по их просьбе.

В то время мы почти не сомневались, что сейчас начнется массовый исход священников и прихожан из постылой и прогнившей системы "патриархии" в Русскую Зарубежную Церковь, которая все эти десятилетия хранила неизменно и то вероучение, и то каноническое устройство церковной жизни, какие всегда и были в Русской Церкви до 1917 и даже до 1927 г.!

Каково же было наше разочарование и недоумение наших соотечественников за рубежом, когда постепенно становилось ясно, что никакого массового исхода нет и не будет, что переходят в Зарубежную Церковь немногие священники, из коих большинство - это не лучшие, а худшие из священников МП!..

В самом деле, только немногие из священнослужителей в России перешли в РПЦЗ из идейно-духовных принципиальных побуждений. Остальные повалили сюда или из карьеристских мечтаний (поскорей получить епископство, которого почему-либо не давали в МП), или из корыстных расчетов (на "долларовый поток"), или стараясь избежать ответственности за такие пороки, за которые даже в "патриархии" (!) грозило наказание, или просто душевнобольные. Иными словами, батюшки переходили в Зарубежную Церковь из любви к себе, и бабушки - из любви к батюшкам, и очень мало кто - из любви к истине...

В России возникло до 200 общин Русской Зарубежной Церкви, большинство из которых численно очень небольшие. Но и из них половина (до 100 приходов) была уведена в раскол в 1995 г. бывшим епископом Суздальским Валентином то ли по собственному его своеволию, то ли в результате заранее спланированной акции тайных служб, отнюдь не заинтересованных в том, чтобы в России возникла сильная церковная структура, совершенно неподконтрольная этим службам и вообще властям. Но поначалу, в 1990-1991 гг. "патриархия" не на шутку испугалась появления приходов Русской Зарубежной Церкви на ее ("патриархии") "канонической территории", как она выражалась. Против РПЦЗ началась сильная идейная кампания. Аргументы большей частью были старые: Зарубежная Церковь - это "раскольники", "политиканы", противники советской власти". Но для "масс", для народа появились и новые доводы: Зарубежная Церковь - это те, кто трусливо сбежали за границу в трудные для Родины времена, в то время как мы (?) здесь страдали, что создана эта Церковь "белобандитами" и предателями-"власовцами", пособниками фашистов... В ход пошли и такие "аргументы": Зарубежная Церковь - это "американская вера" (потому что их Митрополит - в Америке), что это "протестантизм, "ересь", что Таинства там не совершаются. Возникло немало случаев, когда крещеных в лоне Зарубежной Церкви вторично крестили, а священников рукополагали вновь. Епископы "патриархии" стали в ряде случаев грозить прихожанам "отлучением", если они станут общаться с зарубежниками.

"Патриархия", с помощью властей, особенно вцепилась в старинные храмы, когда они отходили к РПЦЗ в связи с присоединением к ней всех прихожан во главе со священником. В таких случаях по суду (и без суда) такие храмы насильно отбирались у верующих и возвращались "патриархии", как якобы "законной преемнице" Русской Православной Церкви.

Расчет был прост и точен: психология верующих такова, что они мыслят Православие только в связи с православными храмами. Богослужения на дому или в каких-то других помещениях, приспособленных под храмы, воспринимаются как что-то сектантское, странное, в любом случае - не Православное... А большей частью общинки РПЦЗ в России оказались вынуждены молиться именно в домах и не храмовых помещениях. Лишь в редких случаях кое-где удается построить новые небольшие церковки, т.к. денежных средств у этих общинок ничтожно мало.

И только теперь, в 1996 г. пошла потихоньку как бы "вторая волна" переходящих в РПЦЗ. Это люди - духовно трезвенные, думающие, серьезные, переходящие к нашей Церкви из глубоких идейных соображений. Их не так много, но они появляются, они есть.

Итак, Московская "патриархия" удерживает своих священников и прихожан от Зарубежной Церкви, в основном, все теми же средствами - оборотничеством и ложью.

Но главным для нас является вопрос: почему эти священники "патриархии", среди которых немало искренних, образованных и добрых людей, а также миллионы церковного народа в обстановке полной и действительной свободы веры продолжают верить лжи?

Стержневым положением всей пропаганды МП против РПЦЗ, как нетрудно заметить, является утверждение, что Русская Православная Церковь Заграницей - это "не наша" (!) Церковь, а именно за-граничная. Пусть там тоже русские и тоже православные, но они - "не наши люди", не такие, как мы. Пусть себе и остаются там, как хотят, а мы будем верны своей "Матери-Церкви", как уж она у нас есть. Какие бы ни были наши епископы и священники, но они - наши, такие же, как и все мы! А заграничных мы не знали, не видели и знать не хотим! Таковым оказалось основное и главное рассуждение и настроение церковного народа в России после 1990-1991 гг.

Очевидно, что в основе такого настроения лежит не чувствование общности веры (и Церкви!), а чувствование общности по рождению и жизни в условиях СССР. Не России, а именно - СССР!

"Совковый" патриотизм! Таковой мог возникнуть только при условии, описанном выше, т.е. когда подлинный, т.е. Православный Русский народ был физически уничтожен, а вместо него выращен новый - советский.

Идеологический идол "нашего отечества", или "нашей Советской Родины", как якобы преемницы всей 1000-летней России, повреждает ум поклоняющихся ему. На такое повреждение ума людей и рассчитывали оборотни-коммунисты, особенно со времен войны, и побратавшиеся с ними оборотни-архиереи МП, продолжавшие ложь большевистскую ложью "церковной", - что будто бы Московская "патриархия" - законная преемница 1000-летней Русской Церкви.

Отсюда же происходит и чудовищное отсутствие настоящего покаяния как у архипастырей, так и у мирян "патриархии". Хотя слов о "покаянии" и его необходимости произносится очень много, но подлинного покаяния нет ни у "высших", ни у "низших". Да и откуда ему взяться, если общее, как бы средне-общее, сознание человека таково, что "мы - великий народ", "мы - великая Россия", "великая Держава", и если нас теперь временно унизили, то мы себя еще покажем (!), мы обязательно возродим "великую Россию" (желательно - к ближайшему Покрову). В поддержку этого настроения созидаются памятники Жукову, золотятся некоторые Храмы в главных городах, создается грандиозная декорация Храма Христа Спасителя в Москве, совершаются пышные и такие роскошные службы, Крестные Ходы, приемы, "патриаршие" резиденции, каких и Древняя, поистине великая Русь не видывала!

Но реальная жизнь нынешних "великих" россиян становится все отвратительней, все хуже. В 1991 г. распался СССР. Давно перестав быть на самом деле Россией, он и должен был развалиться. Даже то "совковое" патриотическое средне-общее настроение, о коем мы сказали, не является всеобщим, ибо новый советский народ на поверку оказался даже и не народом, а "русскоязычным" сбродом, не имеющем даже инстинкта, или чувства своего национального единства! В нем сохранились лишь отдельные "острова" или "пояса" (вроде "красного пояса") некоей общности. На самом деле, как показал "парад суверенитетов" 1992-1993 гг., от Москвы готовы были отделиться целые области, иной раз - чисто русские, вроде Приморья, Урала, даже - Владимира Великого... Преступность, жульнический характер поведения "великих" россиян достигли небывалых масштабов!

Разброд мнений и "убеждений" среди русскоязычных огромен. Его можно видеть хотя бы в последних выборах в Думу в декабре 1995 г. и выборах президента в июне-июле 1996 г. Выборы были в основном действительно впервые демократическими и свободными. До половины имеющих право голоса совсем не явились на голосование, а из тех. что пришли, около половины проголосовали за коммунистов. Особенно поражает голосование деревни. Деревня к 1991 г. оказалась процентов на 90 и более - безбожной, атеистической. А ведь когда-то как раз русская деревня была оплотом веры и Церкви, корнем нации! Теперь видно, что этот корень сгнил совсем. В деревне большинство проголосовало за коммунистов. Причина, по откровенным объяснениям сельчан, в том, что при коммунистах из совхозов и колхозов можно было бесплатно "доставать" все, что нужно для личного хозяйства, т.е. воровать. А теперь такой возможности почти нет. Но, с другой стороны, честно иметь что-либо для ведения хозяйства на своей земле тоже нет возможности.

В нынешней России смертность уже который год подряд превышает рождаемость. По данным медиков, с 1960-х гг. в СССР уже не рождался и не может родиться ни один умственно здоровый ребенок; все дети рождаются с заболеваниями мозга той или иной степени, что связано с экологией и пьянством родителей. Резко возросло число сбесившейся молодежи, число душевно и нервно больных людей и детей с отсталым развитием и психически больных. На них не хватает специальных "детских домов", школ и "домов малютки". "Великие" вырождаются в самом прямом, биологическом смысле.

А на фоне этого всеобщего вырождения и преступности высшая иерархия "патриархии" буквально утопает в роскоши, в изобилии всех мыслимых и немыслимых земных благ, удовольствий, возможностей... Многие из архиереев и видных священников МП связались, побратались с криминальным капиталом, преступными организациями.

Единственным спасением для погибающего русскоязычного населения РФ могло бы стать настоящее покаяние. А к этому могло бы их призвать только то церковное начальство, в подчинении которому верующие "совки" пребывают, т.е. "патриархия". От нее же исходят, как мы сказали, только слова о покаянии. А его нужно показать делом, примером, начиная с себя... А такого дела, такого покаяния от нынешней иерархии МП ожидать невозможно.

Тем не менее, рубеж 1990-1991 гг. оказался важным в том отношении, что к Православной вере потянулись многие новые люди, в том числе из молодежи, и даже - совсем дети. Вопреки ожиданиям это тоже не стало всенародным явлением. Но это стало явлением заметным. Во многом это были совсем уже новые верующие. Из них все большее количество молодых людей становятся священнослужителями. Из них, в свою очередь, немало таких, что не приемлют сергианства и экуменизма! Однако они продолжают удерживаться в расколе и ереси Московской "патриархии", в основном, все тем же "совковым" и "церковным" лжепатриотизмом.

Ибо при всей искренности этих новых священников и верующих, они - порождение нынешней гнилой действительности и у них нет должной меры правосознания, канонического сознания, понимания Церкви (или, как говорят в богословии, - экклезиологического сознания).

Очень показательный случай произошел в 1991 г. В ноябре месяце того года "патриарх" Алексий II произнес в Нью-Йорке свою знаменитую речь перед иудейскими раввинами, в которой, назвав их "братьями", договорился до признания некоего "духовного" единства иудаизма и христианства... Для экуменистов признание не новое. Но эта речь вызвала возмущение во многих священниках и грамотных верующих в России. Некоторые из священников, числом около 7 или 10-ти, отказались поминать "патриарха" в литургическом порядке. Их назвали "непоминающими". В большинстве все они были из тех самых совсем "новых". Но, не поминая "патриарха", они продолжали поминать своих правящих епископов, которые, со своей стороны, поминали "патриарха" как "великого господина и отца"... "Бунт непоминающих" кончился тем, что двое или трое из них перешли в Русскую Зарубежную Церковь, а остальные "смирились" и начали поминать "патриарха".

Вот, пожалуй, и все, на что оказались способны новые верующие "совки"..

С такой же ответственностью, с какой вначале мы говорили о том, что в некоторых случаях таинства в МП совершались, были действительными, - с такой же ответственностью пред Богом и людьми мы должны теперь засвидетельствовать, как на наших глазах за последние 28 лет количество действительных Таинств неуклонно и быстро сокращалось, а область безблагодатности столь же быстро росла! Епископы и священники рукоположения конца 1970-х - начала 1990-х годов на 99% не становились ни епископами, ни священниками, так что отсутствие на них священного сана было видно, как говорится, "невооруженным глазом". Сан не сообщал ставленнику ничего. Если он был от рождения неплохим человеком, то и оставался таким, а если был дурным, то тоже продолжал таким и быть. Блаженной памяти Митрополит Антоний (Храповицкий) в знаменитой работе о пастырстве писал, со ссылкой на Св. Иоанна Златоуста, что в Таинстве Священства человеку свыше подается особая благодать любви к Церкви, к пасомым, "чревоболение" о них. И это точно так! А в "Патриархии" в настоящее время при рукоположении во пресвитера и епископа не только не подается такой любви к Церкви, но явно подается другое - любовь к себе (гордость), к своему карману, чреву и т.п. Наиболее честные из молодых епископов чувствовали, что сана на них нет и прямо иногда говорили: "Я не пастырь, я - администратор"... Количество явных жуликов и проходимцев в священстве МП возросло до ошеломляющих размеров. Отсутствие благодати Божией пытаются заменять все более искусственностью и театральностью в служении. А "простые верующие" все более склонны принимать за "благодать Божию" обычные душевные эмоции некоторого умиротворения и услаждения "умилительным" пением и службами в храмах. Они принимают видимость за действительность. Ныне, как никогда, в МП, за редким исключением, все только изображается, но ничего не совершается.

И все же мы хотим еще раз отметить и подчеркнуть, что в настоящее время в России продолжает еще сохраняться два-три (может быть, три-четыре) епископа и какое-то очень небольшое количество священников, имеющих рукоположение не от экуменистов и лично не согласных с ересью экуменизма.

Кроме того, нужно учесть, что "патриархия" владеет многими старинными и древними храмами, монастырями, чудотворными иконами и мощами святых, которые сами по себе могут быть источниками Божией благодати, но, конечно, для тех, кто идет к ним искренне, "в простоте сердца" (не для иерархии).

Законные и добрые священнослужители ничего в церковном управлении не решают, но Таинства от них могут совершаться, могут быть действительными.

В самом лучшем случае это и может быть та самая последняя, самая тонкая ниточка, которая онтологически еще связывает таких священнослужителей и их прихожан со Христом. Но и таковые находятся в состоянии веры лжи, в которой продолжают пребывать многомиллионные массы людей в современной Российской Федерации.

Следует остановиться немного подробнее на этом феномене.

Апостол Павел во Втором Послании к Фессалоникийцам пишет об Антихристе и людях времен Антихриста так: "И тогда откроется беззаконник,.. которого пришествие, по действию сатаны, будет со всякою силою и знамениями и чудесами ложными, и со всяким неправедным обольщением погибающих за то, что они не приняли любви истины для своего спасения. И за сие пошлет им Бог действие заблуждения, так что они будут верить лжи, да будут осуждены все, не веровавшие истинно, но возлюбившие неправду" (2 Фес. 2,8-12).

"Погибающими" здесь названы люди, "не принявшими любви истины". Это прямо о нас, советских. Десятилетиями верили в чудеса науки и техники, в гениальность партийных вождей, в скорое наступление "коммунизма", в СССР как преемника России, - во что угодно, только не в правду Божию! За такое отсутствие любви истины, по Апостолу, Сам Бог посылает "действие заблуждения", так что люди начинают "верить лжи". Это свойство людей последнего антихристова времени.

"Вера лжи" - Божие наказание.

А раз так, то бесполезны доводы разума, всякая человеческая проповедь, разъяснения, уговоры и т.п. В таком состоянии "веры лжи" находится подавляющее большинство нынешних верующих прихожан Московской "патриархии". Теперь не страхом репрессий и смерти, а "верой лжи" они удерживаются в системе "патриархии". К этому может присоединяться разве только еще страх быть отлученным от этой "патриархии", как якобы действительной Русской Церкви... Однако "невозможное человекам возможно Богу".

И если представить себе, что по каким-то причинам Господь, положивший такое наказание, Сам его и снимет в один прекрасный момент, и у миллионов людей как бы откроются глаза, - что тогда?

Тогда окажется, что у многих миллионов верующих в России нет никакого средостения с Русской Зарубежной уже Церковью! Они с ней едины во всем догматическом, каноническом и литургическом строе! Тогда тотчас восстановится одна Евхаристия, одна Церковь!..

Возможно ли такое? Если верить некоторым пророчествам о том, что перед концом времен Россия возродится как Православное Царство, то, наверное, возможно. Однако пророчества - это уже не наша компетенция. С исторической, чисто человеческой стороны мы пока должны констатировать, что массы православно верующих в России отторгнуты от единства с Церковью чуждой или "плющевой" структурой лжепатриархии, цепко удерживающей эти массы своим оборотничеством, верой лжи.

В ХХ веке нечто подобное произошло не только в России. И сергианством и экуменизмом оказались поражены церковные власти и в бывших странах соцлагеря - Грузии, Болгарии, Румынии, в определенной мере - Сербия. Константинопольский Патриархат, Александрийский, Антиохийский, Элладская Церковь не знали коммунистического рабства, но испытывали сильное давление как со стороны СССР, так и со стороны Запада. Константинополь уже в 1920-х гг. стал деятельно включаться в экуменизм, модернизм, масонство. Но и в этих, свободных от коммунизма, православных народах не все люди пошли за отступничеством и еретичеством высшей иерархии. Там возникли, как мы уже отметили вначале, некоторые "старостильные" объединения, противостоящие и экуменизму. Да и в массах тех, что сохраняют пока подчиненность господствующей иерархии, наблюдается что-то подобное состоянию прихожан в Московской "Патриархии".

Русская Православная Церковь Заграницей к настоящему времени установила евхаристическое и молитвенное общение с Синодом Противостоящих Греческого Митрополита Киприана Оропосского, со старостильной Церковью Болгарии, возглавляемой епископом Фотием Триадицким, с подобной же старостильной Церковью Румынии. Кроме того, естественно, она имеет полное общение с общинами РПЦЗ в России и с некоторыми (не со всеми) катакомбными общинами, сохранившимися в России. Все эти Церкви в полном общении: у них одна Евхаристия, одна вера, одни каноны.

На сегодня это и есть строго очерченная граница Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви. "Малое стадо"! Воистину. Но оно и есть Тело Христово, глава коему Он Сам, а все верующие и отдельные Церкви суть члены этого таинственного Тела.

Однако вместе с тем Русская Зарубежная Церковь не перестает свидетельствовать о своем духовном единстве и с теми православными, которые пока не входят в пределы этой границы! Еще до 1990 г. в отдельных случаях в РПЦЗ допускали к Причащению священников "патриархии", по их желанию. Очень осторожно относится Русская Зарубежная Церковь и к членам иных Православных Церквей, высшая иерархия которых еретичествует в экуменизме. За все это иерархия РПЦЗ получает немало упреков, как со стороны собственных "антиэкуменистов", так и со стороны недавно объявившихся в России "ревнителей правоверия".

Основной аргумент всех таких "ревнителей" состоит в том, что ничего подобного древняя Церковь не знала, что в ней изначала содержались строгие каноны относительно общения с отступившими в ересь.

На это необходимо решительно возразить повторением уже сказанного. В древней Христианской Церкви не было того, что стало явлением ХХ в., когда огромные массы православно верующих и желающих неизменно хранить Православие людей стали захватываться чуждыми им по духу и вере высшими церковными правителями и удерживаться обманом и страхом или только обманом (оборотничеством).

Мы уже указали на один прецедент подобного явления - Ветхозаветную Божия Церковь Древнего Израиля. Вспомним вкратце, как происходило отделение от нее Церкви Нового Завета. Сам Спаситель до конца земной жизни проповедал в основном иудеям, посещая и Храм Иерусалимский. После Его Вознесения на Небо Апостолы Христовы не переставали проповедать прежде всего иудеям (хотя уже было сказано: "Се оставляется вам дом ваш пуст"). Ученики Христовы продолжали посещать и Храм, хотя уже важнейшее Таинство Нового Завета - Причащение совершали "по домам, преломляя хлеб" (Деян. 2,46). Но и после того, как иудеи изгнали их из храма, начали преследовать и побивать камнями, и Апостолы пошли с проповедью по разным странам, они там прежде всего приходили в синагоги, прежде всего обращались к иудеям, а уж потом - и язычникам. Процесс выделения Новозаветной Церкви был именно процессом, т.е. явлением, длящимся во времени и сопровождавшимся колебаниями многих, когда иные евреи переходили в христианство, а потом вновь возвращались под власть раввината. И если уж об Израиле, власть над которым удерживают те, чей "отец диавол" (Ин. 8,44), Апостол говорит, что "ожесточение произошло (в этом народе) до времени", то что можно сказать о миллионах нынешних православных, власть над которыми также удерживают чуждые люди!..

Да и собственно христианская древность не являет полностью одинаковой картины. Были еретические сообщества, которые и сами отделялись и их отсекали анафемой сразу и полностью. Таковы, к примеру, ариане, монофизиты, иконоборцы, донатисты, евномиане и т.д. Но было, как отметил в указанной статье Алексей Лебедев, и очень длительное по времени отделение Римско-Католической Церкви! С VI в. в ней уже началось распространение еретического учения об исхождении Святаго Духа "и от Сына" (филиокве). Так же давно распространялось там и чуждое Церкви учение о главенстве над всеми папы Римского. И тем не менее, в IX в. Святые братья Кирилл и Мефодий считали себя в послушании у Римского папы, хотя и не во всем соглашались с ним. А окончательный выход Римской Церкви из единства Церкви Вселенской произошел только в 1054 г. Но даже и после этого Русские князья некоторое время охотно выдавали своих дочерей за западных королей, считая их все-таки христианами.

Можно вспомнить особенно близкий и особенно болезненный для нас раскол русского старообрядчества. Тогда, в XVII в. все старообрядцы, от священников до самых простых мирян, знали, что они отходят от господствующей "Никонианской" Церкви и знали, почему!

В современной же действительности ХХ века в Московской "патриархии" миллионы верующих и множество рядовых священников не знает, что их отторгнули от Церкви, не знает, что представляет собою на самом деле их высшая иерархия, убеждены в том, что они именно православные и хотят быть таковыми до конца своих дней. Примерно то же (с определенными отличиями) и в иных некогда полностью Православных Поместных Церквях.

Поэтому права Русская Зарубежная Церковь, когда, с одной стороны, признает у немногих отдельных священников МП действительность Таинств, а с другой, - от всех и каждого, в случае перехода из МП требует отречения от сергианства и экуменизма. Поскольку любой священнослужитель "патриархии", независимо от личных убеждений, через свою веру лжи удерживался в послушании у отступников и еретиков, он духовно некоторым образом оказался причастен к их еретичеству.

Из всего сказанного можно сделать вывод: за четко очертанными границами Церкви на сегодняшний день существует огромный резерв искренне православных людей в МП и иных древних Церквях, хотя и отвергнутых от единства Тела Христова, но отторгнутых обманом, ложью, предательством и поэтому могущих при особом Божием содействии сразу же войти в полное единство с Церковью как единым во всех отношениях благодатным организмом. Поэтому к таковым обращена братская любовь РПЦЗ, не престающая словом правды воздействовать на отторженных с целью их вразумления и обращения.

VIII

Единственное, что требует ныне тщательного рассмотрения и, может быть, пересмотра со стороны Русской Зарубежной Церкви, это существенная перемена ее положения относительно Церкви в России.

Во многих своих документах РПЦЗ постоянно подчеркивала, что она является "частью Российской Церкви", лишь временно самоуправляющейся в условиях Зарубежья.

Если это было полностью верно до 1937-1938 гг., когда в тюрьмах и ссылках еще были живы законные Местоблюститель Патриаршего Престола и его Заместители, а также иные вполне православные епископы и значительная часть настоящего Русского Народа, если это было в какой-то мере верно даже до середины 1970-х гг., то со второй половины 1970-х гг. и наипаче с 1990 г., как мы показали, это стало неверно.

Теперь, в особенности с 1990 г., Русской Зарубежной Церкви, на наш взгляд, нужно осознать, что она уже не "часть"; теперь она есть единственная в мире законная Поместная Русская Православная Церковь, потенциальной частью которой может рассматриваться та масса верующих и немногих из рядового духовенства в России, которая до сих пор удерживается чуждой Церкви и Православию, незаконной, отступнической и еретической высшей властью Московской "патриархии".

Ибо Поместная Церковь - это, прежде всего, Церковь народа, а не географической территории. Правда, как правило, до ХХ в. православные народы и жили на своих исконных территории (землях). Но ХХ в. принес немало исключений в древние правила. В частности, Народ Русский на своей земле в России был просто физически уничтожен, как мы показали, а некоторая часть его оказалась за границей. Отсюда, Церковью Русского Народа должна быть признана, по всем Божеским и человеческим законам, только та Церковь, которая неизменно хранит в целости весь догматический, канонический и литургический строй церковной жизни, какой и был на Русской Земле до 1927 г., без искажений, отступлений, нововведений, еретических учений, т.е. Русская Православная Церковь Заграницей.

Сентябрь 1996 г.

г. Курск

http://rpczmoskva.org.ru/otecheskie-trudy/protoierej-lev-lebedev-granicy-cerkvi.html#more-1455

Для публикации комментариев необходимо стать зарегистрированным пользователем на сайте и войти в систему, используя закладку "Вход", находящуюся в правом верхнем углу страницы.

Joomla SEF URLs by Artio