RizVN Login



   

АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ
Печать

РПЦЗ: Окончательный проект Исповедования веры Старостильных Истинно-Православных Церквей

Автор: Митрополит Агафангел вкл. . Опубликовано в Старостильные Церкви (Просмотров: 2730)

140323-gr-00

Истинная Православная Церковь пред лицом ереси экуменизма

Догматические и канонические вопросы

 

А. Основные эукклезиологические принципы

Б. Экуменизм: синкретическая все-ересь

В. Сергианство: искажение каноничности

Г.            Так называемое официальное Православие

Д. Истинная Православная Церковь

Е. Возвращение в Истинное Православие

Ж. К созыву Большого Собора Истинной Православной Церкви

(Март 2014 г.)

Проект составлен комиссиями официального диалога Церкви Истинных Православных Христиан Греции - Румынии - Русского зарубежья

Истинная Православная Церковь пред лицом ереси экуменизма

Догматические и канонические вопросы

А. Основные экклезиологические принципы

Истинная Православная Церковь, с прошедшего двадцатого века твердо и исповеднически борется против экклезиологической ереси экуменизма, как и против порожденной ею реформы церковного календаря, как и в целом против догматического синкретизма, который устойчиво и методично, многогранно и противоевангельски, на межхристианском и межрелигиозном уровне, развивая связи, сосуществование, смешение и сотрудничество Истины с ложью, Света со тьмой, Церкви с ересью, имеет целью появление нового существа, то есть одной Общины без определенного вероисповедания, так называемого тела верующих.

• В своей исповеднической борьбе Истинная Православная Церковь применяла и продолжает принимать и применять следующие основные принципы православной экклезиологии:

1. Основным критерием принадлежности к Церкви Христовой является «правильное и спасительное исповедание веры» (преп. Максим Исповедник, Patrologia Græca, Vol. XC, col. 93D), то есть истинная, точная и нереформированная православная вера. «На сем камени» (правильном исповедании) Господь создал Свою Святую Церковь.

2. Этот критерий в силе по отношению как к отдельным лицам-верующим, так и к целым Поместным Церквам.

3. Кафоличность [Соборность] Церкви Христовой, всегда в связи с ее Единственностью, Святостью и Апостоличностью, является ее качественной и внутренней, а не количественной и внешней, характеристикой. Эта ее основная отличительная особенность, которая выражает, с одной стороны, целостность и полноту проповедуемой ею Истины, независимо от ее этнических и географических измерений, а с другой стороны подлинность и завершенность применяемых ею средств для лечения и обожения падшего человеческого естества.

4. На основании этого правильного Исповедания основывается общение в Таинствах верующих с Христом и друг с другом, как завершение существующего единства в вере, как цель и конец, а не как средство для достижения этого единства; то есть, на первом месте стоит единство в правильном Исповедании, а за ним следует общение в Таинствах.

5. Всем благочестивым христианам, исповедующим веру православно, для того, чтобы быть живыми членами Церкви, необходимо пребывать во взаимном общении в Таинствах, так как такое взаимопроникающее общение в вере и общение в Таинствах верующих, составляют и проявляют Единое и Единственное Тело Христово.

6. Непоколебимое пребывание в правильном исповедании веры, как и защита его любой ценой, является вопросом первостепенной сотириологической значимости. Именно поэтому наши святые Отцы, исповедовали и доблестно защищали, словом, делом и своей кровью, нашу святую православную веру. Они делали это от имени Православной Кафоличной Церкви и во имя ее существования.

7. Все те, которые проповедуют или действуют против правильного Исповедания, как еретики, отделяются от Истины веры и отпадают от общения с Православной Кафолической Церковью, будь это отдельные лица или общин, даже если они продолжают функционировать формально и институционально под видом Церквей и называть себя таковыми.

• «Те, которые не принадлежат истине, не принадлежат и Церкви Христовой; и это тем более истинно, чем более они лгут о себе, называя себя или будучи называемы со стороны своих людей пастырями и архипастырями; поскольку мы научены, что христианство определяется не по тому, что видно снаружи, но посредством истинной и точной веры » (свят. Григорий Палама, Письмо к К патриарху Антиохии κῶδ. Coisl. 99, φ. 144a – цит. по Γεωργίου Μαντζαρίδου. Περὶ θεώσεως τοῦ ἀνθρώπου. Μυστηριακὸς καὶ ἐκκλησιολογκὸς χαρακτὴρ τῆς θεώσεως. – in: Παλαμικά. Έκδ. Π. Πουρναρᾶ. Θεσ/νίκη 1998, σελ. 197-198).

8. Единство Церкви в Истине веры и общении в Таинствах, дарованное свыше от Отца через Сына и в Святом Духе, несомненно христоцентрично и евхаристийно. Оно переживается как диахронный собор и сослужение в пространстве и времени «со всеми святыми», при условии что имеет своим гарантом православного епископа, который является – по Божией благодати– носителем «Предания Истины» (свят. Ириней Лионский, Против ересей, III.4.1, Patrologia Græca, Vol. VII, col. 855B).

9. Каждый православный епископ, как «нравом причастник и престолом наместник» святых Апостолов, как отец евхаристического собрания, как преподающий Евангелие правды и как служитель любви в истине, является образом и местом присутствия [типос и топос] Христа, и по сему воплощает, выражает и гарантирует на протяжении всех времен Кафоличность Церкви, то есть ee eдинство со Христом и одновременно eе единство во Христе со всеми Поместными Церквами, которые существовали, существуют или будут существовать как единое Тело Христово.

• «Что же такое «единое тело»? Верные всех мест вселенной, живущие, жившие и имеющие жить.» (свят. Иоанн Златоуст, «Беседа 10 на послание к Ефесянам»).

10. Каждый епископ, проповедующий «ересь всенародно и открыто в Церкви», который «благовестит паче еже прияхом» и находится в синкретическом общении с инославными и иноверными действующий так настойчиво и постоянно, становится «лжеепископом и лжеучителем» (15-ое правило Двукратнаго Собора). Епископы, состоящие в общении с ним, проявляющие равнодушие или допускающие, или принимающие его взгляды и их практическое выражение, «погибают вместе с ним» (преп. Феодор Студит), и таким образом перестают быть каноническими и пребывающими в общении с Церковью, ибо кафоличность Церкви, ее единство и подлинное Апостольское преемство, которые с уверенностью гарантируют каноничность епископа и его пребывание в общении с Церковью, основываются, проистекают и обеспечиваются «правильным и спасительным Исповеданием веры».

Б. Экуменизм: синкретическая всеересь

1. Экуменизм, как богословская концепция, как организованное социальное движение и как религиозная практика , является самой большой ересью всех веков и самой объемлющей всеересью, ересью ересей и всеересью всеересей, амнистией всех ересей, действительно и воистину всеересью, самым подлым противником Поместных Православных Церквей, а также самым опасным врагом спасения человека во Христе,

ибо в его синкретических пределах не могут существовать в нераздельном сотириологическом единстве истина и жизнь во Христе.

2. Экуменизм зарождается в протестантском мире (в 19-м веке и позднее) и культивирует релятивизацию истины, жизни и спасения во Христе, отвергая по существу кафоличность и единственность Церкви, так как в его основании заложены две ошибочные теории: ложная теория о «невидимой церкви» с неопределенными границами, члены которой якобы могут принадлежать разным «исповеданиям», и другой вариант, так называемая «теория ветвей», которая осматривает разные христианские конфессии как ветви одного и того же дерева Церкви, так что у каждой ветви имеется часть истины и следовательно они все вместе якобы образуют полноту Церкви.

3. Несмотря на разнообразие теорий, которые создал экуменизм, основной его целью является культивирование некоего синкретическаго сосуществования и сотрудничества, а в дальнейшем — и слияния, в принципе, всех христианских общин (межхристианский экуменизм) и затем всех религий (межрелигиозный экуменизм), то есть, культивирование анти-евангельского процесса, неизбежно ведущего к рождению одного тела верующих, некоего рода всеобщей религии, которая подготовит почву для пришествия искушения последних времен, то есть эпохи беззаконника (2 Сол. 2:8) Антихриста.

4. В силу своего синкретического характера, экуменизм тесно связан с масонством, который объявляет себя веротерпимым, благосклонно расположенным и толерантным по отношению к ересям и религиям, но который на самом деле оказывается религией и сверх-религией, содействующей прямо или косвенно осуществлению экуменической мечты, то есть созданию комплексной основы из всех догм и религий, в которой Богооткровенная истина будет абсолютно релятивизирована, уравнена с любым другим человеческим и дьявольским заблуждением и суеверием.

5. Экуменизм начал атаковать Православную Кафолическую Церковь в 19 веке, а в 1920 г. в Синодальном послании Константинопольской Патриархии «Церквам Христовым, везде сущим», которое представляет собой по всеобщему признанию «Конституция экуменизма», он был провозглашен открыто, поскольку характеризует ереси на Западе и повсеместно как ««досточтимые христианские Церкви», «которые уже больше не являются не чуждыми другъ другу», а «родными и близкими во Христе», и "сонаследниками и сопричастниками обетования Божия во Христе"» (ср. Еф. 3:6). В нем предлагалось, в качестве первого шага к достижению этой цели, принятие единого календаря, для одновременного празднования праздников православных с инославными.

6. Для того, чтобы применить в жизни это экуменическое Послание, и как итог неканонических постановлений анти-православного «Конгресса» в Константинополе в 1923 г., под видом якобы исправленного юлианского календаря, был принят по сути так называемый «григорианский календарь», несмотря на то, что при своем появлении на Западе (1582 г.), он был подвержен критике и осужден тремя Всеправославными Соборами на Востоке (1583, 1587, 1593) как пагубное папское нововведение, решений которых остаются в силе и обременяют находящихся в схизме Новостильников.

7. Реформа церковного календаря, проведенная в 1924 г. в Элладской Церкви, в Константинопольской Патриархии и в Румынской Церкви, а затем постепенно и в других Поместных Церквах, противоречит принципу кафоличности Православной Церкви и по способу проведения (односторонне и противоканонически), и по своей цели (экуменически-синкретической); таким образом эта реформа страшным ударом поражает внешнее выражение и проявление единого тела Церкви в мире, что осуществлялось и с помощью единого календаря.

8. Святая Православная Кафолическая Церковь, своим наивысшим соборным авторитетом выразила свою твердую и непоколебимую волю в том чтобы ее единство проявлялось и в общем праздновании всеми христианами величайшего праздника Святой Пасхи, окончательно установивши на Первом Вселенском Соборе в 325 г. вечное Пасхальное правило – девятнадцатилетний пасхальный цикл.

9. Эта соборная практика, по сути глубоко экклезиологическая и догматическая, положила в основу так называемых вычислений (определения, оросы) Святой Пасхи весеннее равноденствие, которое, как фиксированная дата, в церковном плане, с тех пор условно/по соглашению устанавливалась на 21 марта, согласно употреблявшемуся в то время Юлианскому календарю, который таким образом был принят как церковный календарь и как ось для годичного цикла православного календаря. На его основе, вплоть до VІ века, постепенно осуществлялось календарное синхронизирование между поместными православными Церквами, которые до того времени употребляли различные календарные системы.

10. Святые Отцы Первого Вселенского Собора в Никее, боговдохновенно, но и пророчески, четко выразили анти-синкретический дух Церкви: «не праздновать с иудеями», и следовательно не стремиться праздновать с еретиками. Этот принцип обеспечивает внешне-видимое единство единого Тела Церкви и определяет границы между Истиной и ересью, что абсолютно противоположно постановлениям достойной осуждения календарной реформы 1924-го года, цель которой была учредить совместное празднование православных с инославными все-еретическими папистами и протестантами и сделать видимым якобы существующее невидимое единство между ними и Православием.

11. Экуменисты из православных, в особенности самые крайние из них, понесшие пагубные последствия разъедающего синкретизма, считают, что Единая, Святая, [Соборная] Кафолическая и Апостольская Христова Церковь якобы лишилась своей кафоличности в результате богословских и культурных споров и разделений. Они предлагают и стремятся к ее «восстановлению», посредством некоего условного объединения разъединенных, православных и еретиков, которое якобы восстановит евхаристическое общение, разумеется без общего Исповедания веры, очевидно по примеру Унии. Другие же, более умеренные экуменисты, довольствуются причислением инославных к православным говоря «о всем теле Церкви», как будто инославные находятся внутри границ Церкви, так как они (экуменисты) не отождествляют харизматические и канонические границы Церкви, будучи сторонниками «расширенной Церкви» или «Церкви в широком или расширенном смысле», ибо они находят и признают существование «Церквей» и «Божией благодати»/«спасения» и вне границ Истинной Православной Церкви (ecclesia extra ecclesiam, extra muros).

12. Участие православных экуменистов в так называемом «Всемирном совете церквей» (с 1948 и далее), как и в других экуменических организациях, на практике является отрицанием Православной Церкви как полноты истины и спасения во Христе, так как основным предусловием для органичного участия в таких меж-

конфессиональных структурах является – пусть молчаливое – отрицание существования подлинной церковной кафоличности сегодня, как и чувство необходимости восстановления некой якобы настоящей кафоличности, то есть необходимости якобы реконструкции Церкви.

13. В основе этих анти-православных и совсем новоизобретенных воззрений находятся так называемое «крещенское богословие», догматический синкретизм, отмена «границ» Церкви, чувство «экуменического братства», теория «Церквей сестер», так называемое «богословие двух легких», теория «единой и разделенной Церкви», «обхождение старой ересиологии», как и разные другие неправославные воззрения, которые постепенно привели православных экуменистов к непризнанию исключительной экклезиологической и сотириологической особенности Православной Церкви, и даже к синдальному признанию инославных общин и их таинств, к совместным с ними молитвам –и то на наивысшем уровне–, даже к преподанию им таинств; к подписанию совместных заявлений и деклараций будто для общего свидетельства с ними, а также к чувству долга для общего служения миру, как будто Православие и ереси совместно являются ответственными за его спасение.

14. Через все это полностью исказилось понятие о евангельской любви, которая постигается подвигом в Истине и через Истину, глубоко утвердилось все более углубляющееся синкретическое общение; во имя какой-то фальшивой икономии, принимается поза обнимания и совмещения с другими вероисповеданиями; получилось некое несочетаемое сочетание; появилось реально существующее единство между экуменистами всякого происхождения, одного тела верующих, разумеется не в единственной Истине Православной Кафолической Церкви, но на основании некоей туманной гуманистической мечты, без миссионерского измерения и призыва заблудших вернуться через покаяние в Отчий дом то есть, в Единую, Святую, Соборную [Кафолическую] и Апостольскую Церковь.

В. Сергианство: искажение каноничности

1. Другое явление и движение, родственное экуменизму, также имеющее экклезиологическое измерение – это так называемое сергианство, которое в беспрецедентных условиях гонений на Церковь в бывшем Советском Союзе, руками падшего и согласившегося на компромисс митрополита, впоследствии патриарха Московского, Сергия Страгородского († 1944), предало безбожным и богоборческим большевикам внешне цельный церковный организм, который в их руках стал безвольным инструментом их жестокой борьбы против самой Церкви как полноты Христовой Истины.

2. Сергианство – это не только советское явление, ибо оно тяжелым образом коснулось и поместных Православных Церквей в странах Восточной Европы, где после Второй мировой войны устанавливаются безбожные, анти-христианские коммунистические режимы.

3. Сущность сергианства выражается в (само)обольщении, что ложью якобы можно сохранить истину, что соглашательство с врагами и гонителями Церкви будто бы было способом Eе «выживания», но на практике получается как раз наоборот – сергианские епископы превратились в руках коммунистов-безбожников в орудие для осуществления контроля над Церковью, для ее морального и духовного обессиливания вплоть до окончательного ее разложения и уничтожения.

4. В области экклезиологии сергианство полностью искажает понятие православной церковной каноничности, ибо в рамках сергианства каноничность по существу отрывается от духа и истины подлинного канонического Предания Церкви, приобретая таким образом значение формального приспосабливания к власти, которое можно использовать с целью оправдать всякое беззаконие, совершаемое управляющей иерархией; в конечном итоге эта на первый взгляд каноничность превращается в управленческий прием, с помощью которого можно держать церковный народ в подчинении сергианской иерархии, независимо от направления, в котором она ведет верующих.

5. После падения анти-христианских режимов в конце прошедшего двадцатого века, самое тяжелое экклезиологическое отклонение сергианства, при новых условиях политической свободы, сохраняется как наследство прошлого и одновременно с этим видоизменяется.

6. Воюющее против Церкви сергианство, издавна глубоко внедрившее в свою внутренюю сущность мирской дух, бессовестность, беспринципность, ложь и патологический сервилизм пред сильными мира сего, продолжает предавать Церковь уже не ради какого-то страха репрессий со стороны безбожных правителей, но из-за корыстных и мирских побуждений; под покрывалом будто каноничности, оно уже продает свободу Церкви взамен на дружбу с сильными мира сего, вместе со всеми, разумеется, тесно связанными с этим материальными выгодами и престижным социальным положением.

7. В таком видоизмененном виде вирус сергианства, как нео-сергианство или пост-сергианство, а также и в других политических формах, сегодня поражает в какой-то степени большую часть епископата официальных поместных церквей во всем мире, таким образом содействуя распространению обмирщенного и синкретического экуменизма, под покрывалом ложной каноничности.

* * *

8. Те верующие среди духовенства и мирян, которые имеют здравое догматическое и каноническое сознание, должны поддерживать истинную святоотеческую позицию относительно явлений и движений с экклезиологическим и сотериологическим значением, таких как экуменизм и сергианство, тем более, когда эти явления систематически утверждаются и широко распространяются, даже если они не всегда ставят себе в цель ясное догматическое выражение, а подлым и разъедающим образом входят и всеиваются в Тело Церкви, т. е. если они активно воспринимаются или пассивно допускаются всеми епископами одной или более поместных церквей

9. В таких случаях сущность борьбы против этих анти-евангельских, анти-православных и дегенерирующих явлений сводится не просто и только к какой-либо условной позиции, в рамках будто бы какой-то икономии, а к необходимости немедленного прекращения церковного общения с таким епископом и священноначалием, которое соборно вводит в Церковь ересь, проповедуя ее, или содействуя ее распространению своей пассивностью, молчанием и безразличием (см 15-е правило Двукратного собора).

10. Ограждение от отпавших пастырей, которых уже можно определить как „лжеепископов“ и „лжеучителей“, является исключительно важной обязанностью истинных православных во время ереси для сохранения единственности, единства и кафоличности Церкви, ради исповеднического засвидетельствования веры, но и ради миссионерского спасительного призыва к покаянию к тем, которые отклонились и находятся в общении с отпадшими пастырями.

Г. Так называемое официальное Православие

1. Смысл понятия «официальное православие» тесно связано с понятиями «официальная церковь» и «официальные поместные церкви».

2. «Официальное православие» это та особая идеологема так называемых официальных поместных церквей, представляющая собой некое все более теплохладное (см. Откр. 3, 2) Православие, которое путем экклезиологических и канонических реформ предусмотренных в вышеупомянутом патриаршеском Послании 1920 г. было доведено до постепенного отчуждения от подлинного Православия.

3. В 1924 г. был сделан первый и большой шаг к осуществлению этого запланированного и методичного отчуждения от истинности Православия через введение папского календаря в некоторых поместных Церквах, число которых со временем увеличилось. Дошло до того, что в некоторых случаях была принята папская Пасхалия, в явное нарушение Постановления (ороса) Первого Вселенского Собора.

4. «Официальная Церковь» – это название, которое русские верующие в катакомбах дали государственной Церкви, то есть признанной советским безбожным режимом и полностью зависимой от него, которая развилась в то, что известно как сергианская и экуменическая Московская Патриархия.

5. Сегодня термины «официальная церковь» или «официальные поместные церкви» относятся к известным исторически сформировавшимся поместным Церквам, иерархическое руководство которых официально воспринимает экуменическое движение и соборно участвует в нем, лансирует, допускает или принимает экуменизм как богословскую концепцию и религиозную практику, прикрываясь покрывалом мнимой, сергиански понимаемой, каноничности, воспринимает прямо или косвенно и множество других форм отступления от Православия. (см. разъедающие явления как извращение Таинств, особенно в совершении Крещения; литургические реформы, под предлогом«литургического возрождения»; новоизобретенное «пост-патристическое богословие»; официальное глубокое внедрение –причем на богословских факультетах университетовсинкретического экуменизма; утрата церковных критериев для прославления святых; разные формы обмирщения и отчуждения от подлинного церковного этоса, усвоение чуждого Святым Отцам понимания церковной икономии и др.).

6. Все эти так называемые официальные Церкви, уже решительно, последовательно и без покаяния перешли к процессу синкретического отступления сергианского и экуменического характера. Этот анти-церковный и анти-канонический процесс, лансируемый или допускаемый соборно их иерархией. Истинная Православная Церковь не может иметь с этими церквами какого-либо молитвенного и административного общения или общения в таинствах, будучи верно своим экклезиологическим принципам в отношении «лжеепископов» и «лжеучителей».

Д. Истинная Православная Церковь

1. Истинная Православная Церковь включает в своих недрах и соединяет во Отце, через Сына, в Духе Святом, ту большую часть благочестивого духовенства и мирян поместных Православных Церквей, которая решительно воспротивилась пагубной для Церкви ереси экуменизма и ее применению на практике, а также борющемуся против Церкви сергианству, прерывая всякое общение как с реформаторами – экуменистами, так и с сергианами.

2. В России, верные хранители Завета Святейшего Патриарха Тихона (†1925) не признали государственную Церковь и сергианство (1927 и далее), предпочитая терпеть гонения и устремиться в катакомбы, являя таким образом мучеников и исповедников веры. Другая же часть уехала из России, создала церковное управление в рассеянии и также явила блистательные примеры исповедников и святых подвижников с всемирной славой и значением.

3. В Греции, в Румыни, в Кипре, в Болгарии и в других местах, сплоченные массы населения отвергли реформу церковного календрая 1924-го года и ересь экуменизма, также предпочитая гонения и являя мучеников и исповедников веры, дабы остаться верными священным преданиям святых Отцов Церкви. Господь укрепил и наградил ревность по Богу Своих истинных чад поразительными и чудесными знамениями свыше, как явление Честного и Животворящего Креста над Афинами (14.9.1925 по церковному календраю).

4. После введения нового стиля в Греции в 1924 г., оставшиися верными святоотеческим преданиям начали употреблять название «истинные православные христиане»; то же самое сделали православные христиане в катакомбах России, так называемые Тихоновцы.

5. В разных местах и в различное время употреблялись и другие разнообразные названия для тех, кто отвергли введение нового стиля в 1924 г. и ересь экуменизма, но всегда находились в границах подлинного церковного сознания, евангельского этоса и законного и канонического строя, имея истинное и непрерывное Апостольское преемство. Они составляют в своей совокупности Истинную Православную Церковь, которая является в современной нам эпохе, при постоянно усугубляющемся отходе экуменистов от пути Истины, подлинным продолжением Единой, Святой, Соборной [Кафолической] и Апостольской Церкви.

6. Догматически необходимая иерархическая структура, для составления и продолжения поместных Истинных Православных Церквей, благодатью Божиею, была обеспечена или переходом к ней архиереев из новостильников, разумеется после исповедания православной веры, или посвящением епископов архиереями истинного православного церковного священноначалия в рассеянии, имеющими несомненное Апостольское преемство, так что Апостольское преемство и каноничность Истинной Православной Церкви доказано и удостоверено неопровержимо и бесспорно, и было утверждено знамениями свыше.

Е. Возвращение в Истинное Православие

1. При принятии кающихся еретиков и раскольников, Вселенские и Поместные Соборы Церкви, кроме принципа акривии [строгости], по временам применяли и так называемый принцип икономии [снисхождения], то есть каноническую и пастырскую практику, согласно которой возможно допущение временного отклонения от буквы священных правил, без нарушения их духа.

2. Но при этом, разумеется, икономия никогда и ни в коем случае не позволяет оправдание греха или же любого рода компромисс с «правильным и спасительным исповеданием веры», так как икономия имеет целью чисто и единственно облегчить, в духе человеколюбия и снисхождения, спасение душ ради которых умер Христос.

3. Применение икономии при принятии еретиков и раскольников в церковное общение никак не означает, что Церковь признает достоверность и действительность их таинств, которые совершались вне ее канонических и харизматических границ.

4. Святая Православная Церковь никогда не признавала, ни по акривии, ни по икономии, таинств, совершенных всецело вне ее и в отступлении от нее, поскольку совершающие и принимающие эти таинства остаются в недрах своих еретических или схизматических общин.

5. Применяя икономию исключительно и единственно для принятия через покаяние отдельных лиц или общин, находящихся вне ее границ, Православная Церковь признает только внешнюю форму еретического или схизматического таинства, конечно если она была соблюдена без изменения, особенно в том, что касается крещение; Церковь же оживотворяет эту внешнюю форму пребывающею в ней благодатию Святого Духа, через носителей ее полноты во истине Христовой, то есть через православных епископов.

6. Что касается Таинств, совершенных в так называемых официальных православных Церквах, Истинная Православная Церковь, в рамках своей пастырской заботы, не утверждает с уверенностью ни их действительность, ни их спасительное действие, особенно относительно тех людей, которые сознательно находятся в общении с синкретическим экуменизмом и сергианством, несмотря на то, что Истинная Православная Церковь не обязательно повторяет внешшюю форму этих Таинств над приходящими с покаянием к общению с ней, имея ввиду ожидаемый созыв Большого Собора Истинного Православия, для подтверждения практики применяемой теперь на местном уровне .

7. Во всяком случае, совершенно верно, что когда уязвляется чистота догмата о Церкви, и соответственно слабеет или полностью разрушается неразрывная связь исповедания-кафоличности-общения, тогда мудро предусмотренные в апостольском, святоотеческом и соборном Предании мистериологические и сотириологочиские последствия становятся исключительно серьeзными и тяжелыми.

8. Свят. Василий Великий, хотя и высказывается в пользу акривии, но допускает и употребление икономии для некоторых еретиков и раскольников (1-ое священное правило). Принимая это ввиду, важно указать и на то, что Святая Православная Церковь соборно установила употребление икономии для «присоединяющихся к Православию и части спасаемых», как это видно из известного 95-го Правила Святого Пято-Шестого Вселенского (Трулльского) Собора, по которому разные раскольники и еретики принимаются различными способами – или только через письменное исповедание веры и покаяние, подобно осужденным веками раньше несторианам и монофизитам, или через миропомазание, или через крещение.

***

9. Сознавая все вышеизложенное, а также и различные обстоятельства в каждой поместной Церкви, Истинная Православная Церковь относится с особенным вниманием ко всем духовным лицам и мирянам из так называемых официальных православных Церквей, которые желают войти в общение с ней; применяя пастырское попечение о них, она прилагает усилия о самом главном, то есть, о том, чтобы они приступили к своему выбору свободно, добросовестно и ответственно.

10. Как общее правило, монахи и миряне, которые, разумеется, были крещены по православному чину, принимаются в общение через Миропомазание, особым чином, связанным неразрывно с Таинством исповеди, а клирики подают письменное прошение, и если оно будет принято, они принимаются в общение таким же образом и затем особым чином хиротесии, составленным специально для таких случаев.

11. Разумеется, что соответственно со спецификами местных условий и в зависимости от случаев, употребление более снисходительного или более строгого чина подлежит решению местного архиерея, на основе определенных соборных критериев, или компетентного Синода, согласно изречению священномученика Киприана Карфагенского:

• «В этом деле мы никого не принуждаем, никому не даем закона, потому что каждый предстоятель имеет свободу воли в управлении Церкви, имея дать отчет в своем действовании Господу» (Письмо папе Стефану – Concilia ad regiam exacta. Tomus primus. Lutetiae Parisiorum, impensis Societatis Typographicae Librorum Ecclesiasticorum iussu Regis constitutae, MDCLXXI, col. 741.).

12. Большой Общий Собор, имеющий всеправославный авторитет, мог бы установить общие критерии и предпосылки, определяющие практику принятия обращающихся от различных новоявленных схизматических и еретических общин в Истинную Православную Церковь.

Ж.          К созванию Большого Собора Истинной Православной Церкви

1. В течение прошедшего двадцатого века, истинные православные архиереи, когда им представлялась такая возможность, приступали на поместном уровне к соборным осуждениям экуменизма и сергианства, а также и масонства.

2. В качестве примеров, можно указать на осуждения экуменизма Архиерейским Собором Русской Православной Церкви Заграницей в 1983 г. и Церковью Истинных Православных Христиан в Греции в 1998 г., на осуждение сергианства в разные времена Катакомбной Церковью в России и Русской Православной Церковью Заграницей, и на осуждение масонства Церковью Истинных Православных Христиан в Греции в 1988 г.

3. Эти соборные осуждения, особенно ереси экуменизма, являются значительными этапами по правильному пути к созыву Общего Собора Истинных Православных, который с бо́льшим авторитетом вынесет постановление относительно введения нового стиля и анти-евангельского синкретического экуменизма.

4. В настоящее время необходимо объединение в одно общее тело всех Поместных Церквей Истинного Православия на основании общего и правильного исповедания веры, дабы создать этим условия для собрания/созыва ими Большого Общего Собора, всеправославного масштаба и авторитета, для эффективного противодействия как ереси экуменизма, так и разноликому синкретизму, а также для решения порожденных ими различных практических и пастырских проблем и вопросов, касающихся церковной жизни вообще и верующих в частности, чтобы ставить в безопасноть связь Мира и Любви во Христе.

5. Эта необходимость становится понятным от того, что Истинная Церковь, как настоящее Тело Христово, по Своей природе – Кафолическая в полноте Истины, Благодати и Спасения, и высказывается соборно через своих епископов относительно лжеучений и вызванного ими всемирного соблазна. Поэтому она должна стремиться, с одной стороны, к изложению истин веры, ради четкого размежевания Истины от лжи, а с другой стороны, к позору и осуждению лжеучения и вреда от ереси и еретиков, для покровительства Паствы, которая констатирует и провозглашает уже существующее отпадение еретиков.

6. Таким образом, Большим и Общим Собором Истиной Православной Церкви, будет провозглашена всему творению, с одной стороны, наша единственная надежда, как единственный выход из всех безвыходных обстоятельств, а с другой стороны, будет провозглашен, полная и крайняя противоположность, как взаимно исключающие друг друга, Православия и синкретизма, экуменического и сергианского направления, во славу Отца и Сына и Святого Духа, заступлением Пречистой Богородицы, Апостолов и Отцов Церкви.

7. Да сподобимся и мы в ближайшее будущее, следуя Святым Отцам и Святым Соборам, сохраняя неповрежденной переданную нам веру, провозгласить с Отцами Все-православного Собора 1848 г.:

«Будем же держаться исповедания, которое мы приняли чистым..., гнушаясь всякой новизны, как диавольским делом; принимающий новое (учение) признает как бы несовершенной проповедованную Православную веру. Но она в своей полноте уже запечатлена, не допускает ни убавления, ни прибавления, ни другого какого-либо изменения, и дерзающий или сотворить, или советовать, или замышлять сие, уже отверг себя от веры Христовой».

Подателю Начала и Конца, Отцу и Сыну и Святому Духу, единому всех Божеству, буди слава, держава и честь, ныне и присно, и в бесконечныя веки веков. Аминь!

Для публикации комментариев необходимо стать зарегистрированным пользователем на сайте и войти в систему, используя закладку "Вход", находящуюся в правом верхнем углу страницы.

Joomla SEF URLs by Artio