RizVN Login



   

АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ
Печать

Епископ Григорий (Граббе): Гражданский суд в церковных делах – каноническая справка

Автор: Митрополит Агафангел вкл. . Опубликовано в Законодательные акты РПЦЗ (Просмотров: 454)

Картинки по запросу тихон павлович марковский

По греховности человеческой природы, ей свойствен­ны бывают раздоры, которые проникают даже в область церковной жизни, где, по существу, их не должно было бы быть. Возникающие споры иногда вызывают и судеб­ное их разбирательство, ибо когда люди или чувствуют себя несправедливо обиженными, или находят, что нане­сен ущерб их имущественным правам, то им есте­ственно обращаться к тому или иному суду. Дети обра­щаются к суду родителей, члены разных корпораций об­ращаются к товарищескому суду и т. д.

Однако, хорошие семьи стараются, чтобы споры их членов разрешались, не выходя наружу, и каждое чело­веческое объединение, чем оно более сплочено и объеди­нено, тем более стремится к тому, чтобы споры его чле­нов не становились достоянием сторонних, для чего соз­даются Суды чести, третейские суды и т. п. Это делается потому, что, дорожа своим единством и репутацией сво­его объединения, люди не хотят раскрывать его болезней перед внешними в суде гражданском. Ещё важнее то, что таким образом достигается суждение о спорных во­просах в соответствии с принципами данного объедине­ния. Вот та причина, по которой св. Апостол Павел пре­достерегает христиан от обращения к гражданскому су­ду по возникающим между ними делам, требуя от них обращения к суду церковному, а не гражданскому. Тем же, кто поступают вопреки его указанию, он говорит: «Разве не знаете, что мы будем судить ангелов, не тем ли более дела житейские? А вы, когда имеете житейские тяжбы, поставляете судьями ничего не знающих в Цер­кви» (I Кор. 6. 3-4).

Церковной власти вверены важные дела, относящиеся к нашему спасению, и потому естественно христианам ис­кать суда именно у неё, а не у тех, кто судит не по цер­ковным началам. Но Апостол указывает и ещё одну причину для осуждения обратного образа действий. Он видит в обращении к чужому суду пренебрежение к Церкви: «К стыду вашему говорю, пишет он: неужели нет между вами ни одного разумного, который мог бы рассудить между братьями своими, но брат с братом су­дятся и при том пред неверными» (там же, ст. 5-6). Апостол призывает к тому, чтобы христианин лучше претерпел несправедливость, чем оказал бы пренебре­жение церковному суду: «И то уже весьма унизительно для вас, что вы имеете тяжбы между собою. Для чего бы вам лучше не оставаться обиженными? Для чего бы вам не терпеть лишения? Но вы сами обижаете и отнимаете, и при том у братьев» (там же, ст. 7-8).

Терпеть обиду не опасно для души христианина, но опасно обижать. Кого обижать? Кроме осуждения причиня­ющейся обиды друг другу, можно принять эти слова в том смысле, что Апостол в данном случае имеет в виду, что обращающиеся к гражданскому суду вместо церковного тем самым обижают тех представителей Цер­кви, на которых лежит долг произносить о них свой суд. У них как бы отнимается право его совершать, и одновременно укоризненно не признается за ними должной справедливости или компетентности (ср. приводимые нами заключительные слова 6 прав. II Всел. Собора). К прене­брежению прибавляется грех осуждения. Вот почему Апо­стол призывает скорее претерпеть несправедливость, чем совершать такой грех против самого строя Церкви и против тех, кто поставлен ею для церковного суда.

Апостол, однако, никого не лишает права искать су­да у Церкви, хотя и признает лучшим претерпеть обиду, чем судиться, вообще. Он только определенно требует, чтобы суд, если он неизбежен, был бы судом церков­ным, а не гражданским. Таково было требование Апо­стола для всех частных споров между христианами. Но само собою разумеется, что в ещё большей степени оно относится к тем случаям, когда предметом спора явля­ются не личные взаимоотношения христиан, а спор, отно­сящийся к церковному делу. В этом случае обращение к гражданскому суду делается ещё более греховным, осо­бенно если предметом спора является не расхождение ме­жду одними мирянами, но и спор против решения закон­ной церковной власти.

Теперь нет между нами того сознания единства и исключительности церковной общины, какое существовало во дни Апостола. Поэтому Церковь более не требует от христиан того, чтобы по делам их частных споров они судились у её иерархов. Однако, она сохраняет тре­бование, чтобы по делам церковной жизни спор не выно­сился чадами Церкви из её пределов, особенно, если дело касается оспаривания того или иного определения цер­ковной власти.   

6-е правило Второго Вселенского Собора вполне опре­делённо указывает, что по церковным делам всякая жа­лоба может быть направлена только к надлежащей цер­ковной инстанции и заключает: «Но аще кто, презрев по предварительному дознанию постановленное решение, дер­знет или слух царский утруждати, или суды мирских на­чальников, или вселенский собор безпокоити к оскор­блению чести всех епископов области: таковой отнюдь да не будет приемлем со своей жалобой, яко нанесший оскор­бление правилам и нарушивший церковное благочиние».

Мы видим здесь ту же мысль, какая изложена в вышеприведенных словах св. Апостола Павла. Обращение к иному суду, а не к соответствующей инстанции своей церковной власти, признается «оскорблением чести всех епископов области». Другими словами, в приложении к нашей Русской Зарубежной Церкви, если по спорному в приходе вопросу вынесено решение и Епархиальным Ар­хиереем и Архиерейским Сѵнодом, то обращение про­тив этого решения к гражданской власти является оскорблением этим епископам, лишающим права всякой апелляции к Собору тех, кои решились бы на подобный поступок. Он является тяжелым грехом против Цер­кви.

Епископ Никодим Милаш в толковании этого пра­вила пишет: «В то время многие клирики и миряне, обхо­дя церковный суд, обращались со своими жалобами по церковным делам непосредственно к гражданской вла­сти и, осуждённые судом церковным, старались достиг­нуть от гражданской власти отмены церковного пригово­ра. Вследствие этого в церковном управлении возникало много безпорядков и несправедливостей, и церковный суд терял свою силу. Осужденные по закону своею цер­ковною властью, обманом или другим каким-нибудь способом, успевали склонить на свою сторону граждан­скую власть, которая особенно в правление неправослав­ных императоров Констанция, Юлиана, Валента отменя­ла приговоры не только отдельных епископов, но даже целых соборов, при чем виновные оправдывались, а невиновные подпадали под незаслуженные наказания». Да­лее Епископ Никодим пишет, что пренебрегший закон­ною властью Церкви и решившийся обратиться к гра­жданским властям сам становится виновным и теря­ет все права, которыми раньше пользовался, как «нанес­ший оскорбление правилам и нарушивший церковное бла­гочиние».

Принцип 6-го правила II-го Вселенского Собора на­ходит своё повторение и в других канонах, напр. в 9-м правиле IV-го Вселенского Собора, в 15-м правиле Карфагенского Собора и в 12-м правиле Антиохийского Собора. Последнее правило об обратившемся к Царско­му (т. е. гражданскому) суду в церковном деле гласит: «таковый да не удостоивается никакого прощения, да не бу­дет места его защищению, и да не имеет он надежды возстановления».

Переходя от этих общих положений к практиче­скому случаю, когда напр. члены Приходского Совета, устраненные епископом или Общим Собранием прихо­да с его утверждения, стали бы добиваться своего возста­новления в должности гражданским судом, то церков­ное положение для них создавалось бы невозможное в любом случае.

Прежде всего к ним приложимо прещение 12-го пра­вила Антиохийского Собора, лишающее их церковных прав. На этом основании обратившиеся в гражданский суд должны лишаться права голоса в Приходском Со­брании и лишаются права занимать какие-либо церковные должности.

Предположим, что они по каким либо причинам достигнут благоприятного для себя постановления гра­жданского суда. По принципу, изложенному в 15-м пра­виле Карфагенского Собора, кто бы то ни был, кто «имея возникшее в церкви дело обвинительное или тяжебное, отречется от церковного суда, и восхощет оправдатися пред судилищами светскими» лишается своего места «хотя бы в таком судилищи и в пользу его решение последо­вало». Церковь не признает подобного решения, посколь­ку люди достигают его путем церковного преступления, лишающего их всех церковных прав.

Если бы они, например, вопреки церковной власти завладели приходскими делами, то присоединившиеся к ним прихожане, тем самым вместе с ними обернув­шиеся против иерархии, уже не составляли бы больше прихода данной Православной Церкви, а оказались бы неко­ей раскольничьей группой, сектой, вне общего Тела Цер­кви. Перед Церковною Властью мог бы встать вопрос даже о том, — возможно ли совершения богослужений для такой возмутившейся против основ церковного строя группы. Судебная победа такой группы могла бы т. о. при­вести только к большим осложнениям и искушениям для прихода, даже если бы эта группа имела за собою большинство прихожан.

Такое последствие этого деяния не требовало бы даже особого церковного суда, ибо приговор над нарушивши­ми приведенные выше правила носил бы характер назы­ваемый в церковном праве «деклараторный» или «разъяснительный»­, а наказание было бы «юридическим» или «законным». Тут надо пояснить значение такого приго­вора. Епископ Никодим следующим образом объясняет значение этого термина: «Такое наказание бывает, когда какое-либо преступление ставит данного преступни­ка в такое положение, что нет надобности суду осуждать его и наказывать лишением известных прав, потому что лишение этих прав связано с самим этим преступле­нием, и как только совершено преступление само собою наступает и лишение этих прав» (Церквено Казнено Право. Мостар 1911, стр. 140. ср у него же толкование на 1-е правило Антиохийского Собора).

Обращение в гражданский суд с жалобой на цер­ковную власть т. о. автоматически подвергает сделавших его каноническим карам. Оно не требует ни следствия, ни судебного разбирательства. Коль скоро установлен факт обращения к гражданскому суду, Церковной власти остается только объявить о том, что совершившие его под­пали под карательное действие вышеприведенных пра­вил.

Но если ни клирики, ни миряне не имеют права об­ращаться за решением гражданской власти для отмены определения, вынесенного иерархическою властью, то зна­чит ли это, что и сама Церковь не может обращаться к органам государственного управления и суда в тех слу­чаях, когда для воздействия на возмутившихся против церковного порядка оказывается недостаточно канониче­ских мер увещания или прещения. Церковные правила дают на этот вопрос вполне определенный ответ.

104-е правило Карфагенского Собора, содержащее ин­струкции посланным к Императорам, поручает им об­ратиться в защиту церковных прав за помощью гра­жданской власти против раскольников, на которых не подействовал «епископский и мирный образ действий». Собор называет такую правительственную помощь «не необычайною и не чуждою святым писаниям. Ибо Апо­стол Павел, как показано в истинных Деяниях Апо­стольских, соумышление людей безчинных препобедил военною помощью».

Равным образом и 9-е правило Двукратного Собора указывает, что в некоторых случаях нужно обращать­ся к гражданскому суду. Оно предлагает сначала обра­щать непокорных меры церковного возмездия. «Аще же некие, заключает оно, будут совершенно непокорны, и, вразумлению через епитимии не послушны: таковых ни­кто не возбраняет вразумляти преданием суду местных гражданских начальников. Понеже пятым правилом Антиохийского Собора постановлено, производящих в церкви возмущение и крамолы обращать к порядку внеш­нею властью».

Таким образом, в случаях полной непокорности, влекущей за собою нарушение имущественных прав Церкви, или наносящей ей ущерб, Церковная власть мо­жет обращаться к гражданской власти и к гражданскому суду. Если же, например, кто-либо из духовенства или из мирян совершает преступление материального ха­рактера, не сдавая отчёта в церковном имуществе или незаконно удерживая его в своем распоряжении, то в защите прав Церкви иерархическая власть уже не только имеет право, но и обязана обратиться за помощью гра­жданских законов. Статья 22-я Наказа Церковным Ста­ростам, утверждённого Собором Епископов 23 октября (5 ноября) 1959 года, поэтому предвидит, что Церковный Староста за поступки, соединённые с ущербом для цер­ковного имущества, «подвергается ответственности по за­кону». На практике не так давно Покровский приход в Лос Анжелосе с благословения Сѵнода был вынужден обращаться к гражданскому суду против одного лица для обезпечения своего имущественного положения.

Такого же рода решения возможны и в будущем в случае, например, противодействия смещённых должно­стных лиц в сдаче бывших в их распоряжении де­нег, имущества или в представлении отчётов.

Протопресвитер Георгий Граббе.

«Православная Русь», № 18, 1962 г.

Для публикации комментариев необходимо стать зарегистрированным пользователем на сайте и войти в систему, используя закладку "Вход", находящуюся в правом верхнем углу страницы.

Joomla SEF URLs by Artio