Интернет Собор / Internet Sobor 
truth and dignity 
АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

Малоизвестные документы о декларации митрополита Сергия (Страгородского)

«Портал-Credo.Ru» начинает публикацию малоизвестных документов из машинописного сборника "Дело митрополита Сергия", который находится в Государственном архиве Российской Федерации, где хранятся документы высших органов законодательной, исполнительной и судебной власти Российской Федерации. Орфография и пунктуация подлинника сохранены.

Отклик на послание митрополита Сергия – Московский документ. (Осень 1927 г.)

Декларация Митрополита Сергия и его Синода служит камнем преткновения и соблазна для православных и предметом пререкания.

Московское духовенство в большинстве случаев одобряет ее, одобряют ее и многие епископы. Такого же мнения держатся и московские старцы, которые убеждают своих смущенных чад духовных принять ее. Но православный народ в своей массе смущен и против декларации, сердцем чувствуя всю ее неправоту. Причину таких разногласий я вижу в том, что один полагает в основание своей веры и деятельности славу Божию, чистоту и благо св. Церкви. Другие же наоборот в основание своей веры и деятельности полагают телесный страх и земное благополучие.

Народ же православный в своем отношении к декларации исполняет только учение Церкви, выраженное в послании Православных Восточных Патриархов от 6 мая 1848 г. У православных ни патриархи, ни соборы никогда не могли внести что-нибудь новое, потому что хранитель благочестия у нас есть самое тело Церкви, т.е. самый народ, который всегда желает сохранить свою веру неизменною, согласною с верою отцов его (§ 17). Одобрение декларации епископатом и духовенством в его большинстве приводит к мысли, что пришло время в точности исполниться предсказанию подвижника Глинской пустыни Иеромонаха Порфирия, который в 1868 г. перед смертью, прозревая будущее, сказал: со временем падет вера в России, блеск земной славы ослепит разум, слово истины будет в поношении, но за веру восстанут из народа неизвестные миру и восстановят попранное. (Отеч. Подвижн. 18 и 19 веков 28 марта 336 стр).

При таком расхождении взглядов на декларацию возникает вопрос, как быть православным, чтобы не погрешить перед Богом за молитвенное общение с инакомыслящими и, если от них отделиться, то не быть виновниками нового раскола в Церкви, т.е. как бы не сотворить такого греха, который по слову свящ.-муч. Киприана Карф. не омоется и мученической кровью (о единстве Церкви). Для решения этого вопроса обратимся к истории Церкви, которая есть лучший учитель в затруднительных обстоятельствах, и посмотрим, как поступали в аналогичных случаях св. отцы и учители Церкви. А прежде скажем, что св. отцы добродетели и грех разделяют на 4 части: прилог или мысль, борьба, согласие и самое дело. При чем две первые части: прилог и борьба сами по себе не виновны и не добродетельны, а соизволение и самый факт дела достоин или наград или наказания.

Прилагая это к Церкви, скажем, что Господь повелел еретиков и раскольников узнавать по плодам их (Мф. 7, 17), а не по листьям. Пример: две яблони одинаковые по листьям, но и приносящие различные плоды сладкие и горькие. Так Иуда предатель, когда вел борьбу с внушением дьявола был не виновен, когда же он получил 30 серебренников, то сделался виновен, т.к. согласился на предательство. Но пока своего намерения не привел в исполнение, Господь его не отлучал от Себя, но напротив употребил все для его вразумления, и св. Апостолы не были виновны за общение в молитвах с предателем. Так и здесь: декларация есть согласие на грех, но пока самого греха еще нет, верующие не могут быть виновны за молитвенное общение с творцами декларации. Прилагая это к дереву, скажем: семя это есть согласие, данное в глубине изоляции, ствол – синод, листья – декларация, но плодов пока нет. Вразумление Господа Иуде есть осуждение декларации совестью верующих. Если это осуждение будет принято во внимание, декларация может оказаться бесплодной смоковницей, а в противном случае принесет горькие плоды.

Живая Церковь, Лубенщина, ВВЦС своим образованием отдельного ВЦУ сразу вывели себя из ограды Церкви, и верующим было ясно, что необходимо с ними немедленно порвать всякое молитвенное общение, т.к. появились сразу плоды. Здесь же мы видим пока одни листья. Такое положение было в Константинопольской Церкви при начале Несторианской ереси, когда Несторий прикровенно начал сеять семена своего лжеучения. Православные старались его вразумить и даже многие, сослужа Несторию, говорили проповеди против Нестория, обличая его заблуждение. Когда это не помогло и ересь обнаружилась ясно, православные порвали с Несторием всякое общение.

Блаженный Феодорит Кирский, Ива Эдесский, выступившие письменно против св. Кирилла Александрийского, не были осуждены собором, как покаявшиеся, но сочинения их, писанные в защиту Нестория, преданы анафеме, как еретические. Так и декларацию митр. Сергия и его синода мы осуждаем всю целиком, но молитвенного общения с творцом ее пока еще не порываем. Вторым Вселенским Собором не был осужден и св. Григорий Нисский, хотя осуждены были некоторые его неправославные мысли, от которых он впоследствии отказался. Так и мы не порываем пока с теми, кои осторожно относятся к декларации, хорошо еще не уясняя ее вреда для Церкви и даже как будто одобряя ее.

Нам могут сказать, что тогда была ересь еще неосужденная Церковью, здесь же, в декларации, нарушены св.каноны Церкви, хотя еще в проэкте, и мы должны восстать на их защиту и отделиться от М.Сергия и сущих с ним. В ответ на это укажем пример из истории Церкви, как например, нарушение св. канонов патриархами св. Тарасием и Никифором исповедником и их защиту пр. Феодором Студитом и его монахами.

Император Константин VI [1] развелся со своей законной супругой и потребовал от патриарха Тарасия повенчать его с Феодотией, патриарх Тарасий наотрез отказался исполнить это нечестивое требование. Тогда Константин заставил Иосифа, эконома Великой Церкви, повенчать их. За такое нарушение св.канонов Иосиф должен бы быть немедленно извержен из сана, но патр. Тарасий, опасаясь, что Константин исполнит свою угрозу – присоединится к иконоборцам и воздвигнет гонение на св.Церковь, ослабил временно действие св.канонов и, как отвечающий за спокойствие Церкви терпел до времени Иосифа в своем клире. Преп. Феодор Студит, обличая беззаконие императора, не прерывал однако общения с патриархом Тарасием, но с патриархом Никифором он (преп. Феодор) порвал всякое молитвенное общение за восстановление низложенного уже Иосифа, т.к. здесь восстановление произошло уже после соборного осуждения. Прежде же того не безопасно было совершенно отделяться от беззаконников, а разве только избегать явного общения с ними и по надлежащей экономии принимать до времени (письмо 39 пр. Феодора Студит. к игумену Феофилу т. II стр. 283.П.Д.Ак.). Приняв во внимание примеры св.отцов, мы будем руководиться не одним чувством, но и рассуждением, ибо рассуждение выше всех добродетелей. Преп. Антоний Вел. говорит: есть люди, которые изнурили тело свое подвижничеством, однако же удалились от Бога, потому что не имели рассудительности. (Древн. Патерик стр. 162). А св.Писание говорит: если благоразумие делает многое, то какой художник лучше ее (мудрости)? Она научает целомудрию и рассудительности, справедливости и мужеству, полезнее которых нет ничего для людей в жизни (Прем. 8-(6-8)).

Чувством руководится простой народ – младенцы в вере, но тот человек, который пользуется заслуженным авторитетом, не может руководиться одним чувством, но потребно ему и рассуждение и примеры святых, ибо чувство одно может и обмануть.

На авторитет старцев и даже исповедников определенно полагаться тогда только можно, когда их слова и дела согласны с истиной. Св.Иоанн Златоуст говорит: Божественный Павел не смотрел на достоинство лиц, когда речь шла об истине (твор. пр. Феодора Студ. т. I стр. 156 П.Д.Ак.) А св. Василий Вел. говорит: Я никогда не соглашусь отступить от истины вследствие того, что кто либо из людей, получивши какое либо писание станет хвалиться им; но и в том случае если бы оно сошло с самих небес, но не следует здравому смыслу веры (там же об ангелах и их описуемости). Старцы могут ошибаться, ибо, говорит Игнатий Брян., есть много лиц, свидетельствованных людьми, как праведных и святых, но не Богом (Пример сему см. в жизни пр. Евфимия Вел. 20 янв. об Александре старце и Древн. Патерик).

Исповедники также могут погрешить, т. к. само исповедание не избавляет еще от козни врага; пока они живы, и исповедники иногда нечестиво и тяжко согрешают, говорит св. мученик Киприан Карф. (Об единстве Церкви). Пример тому Римские исповедники, пролившие свою кровь за Христа, но потом среди самого исповедания увлеченные в Новацианский раскол (см. письмо св. муч. Киприана Карф. к исповедникам и мученикам).

13, 14, 15 Прав. Двукратного Собора разрешают порвать общение с епископом, митрополитом и патриархом только в случае открыто проповедуемой ереси, осужденной Церковью, неподдающейся врачеванию, а не за частные мысли и мнения, легко врачуемые, или даже не за частное нарушение канонов. Частные богословские и канонические мнения всегда существовали в Церкви, и ради их не позволено до соборного суда никому порывать молитвенного общения со своим епископом, хотя бы и недостойным сана. Св. Иоанн Злат. говорит: Бог не всех рукополагает, но через всех действует (толк. Вальсамона на 31 ап. Пр., подробнее см. толкование И.Злат. на 2 послание к Тимофею стр. 768 П.Д.Ак.).

Прекращение молитвенного общения с деятелями синода и им сочувствующими наступит тогда, когда покажутся плоды декларации, как например: 1-е. Прекращение поминовения Патриаршего Местоблюстителя М. Петра, хотя бы по требованию гражданской власти, т.к. упомянутые правила 13, 14, 15 Двукратного Собора составлены были, говорит еп. Иоанн Смол. в своем толковании (см. изд. 1852 г.) по поводу смены патриархов по приказу императоров и прекращения их (патриархов) поминовения по страху или лести императорам (см. дело Патр. Игнатия, Фотия).

2-е. Созыв собора без участия Местоблюстителя М.Петра, М.Кирилла и прочих ссыльных и заключенных наших исповедников.

3-е. Отмена патриаршества и тому подобное.

По вопросу участия православных на предвозвещаемом декларацией соборе скажем следующее: если на предположеном соборе не будет местоблюстителя М.Петра, М.Кирилла и прочих исповедников и страдальцев за Церковь Божию, или наложены будут определенные условия для их участия, связывающие их архиерейскую совесть, то от участия в соборе мы, «православные» должны отклониться, как незаконном, т.к. допустить выборы в епархии на таковой собор – значит показать народу, что собор законный, и решение его для нас обязательно. Предполагать же, что участвуя в соборе, мы можем там оффициально заявить о незаконности самого собора и его решений не основательно, ибо православные на соборе могут оказаться в таких условиях, когда всякое заявление не будет принято, и дело решится большинством голосов, заранее подобранных. На таком соборе православные, повторяем, могут оказаться в таких условиях, в каких оказались православные греки во время Ферраро-Флорентийской унии 1439 г., когда несогласных с унией заключали в темницы и лишали их материальных средств существования, и они волей или неволей должны были подписать условия унии с Римом, кроме блаж. Марка Ефесского, которого ни ласки, ни угрозы не могли принудить к измене Православию. На соборе при таких условиях можно участвовать только под давлением государственной власти, подобно участию на Тирском Соборе 335 г. св. Афанасия Вел., силою приведенного на собор для суда над ним, и там дерзновенно исповедать св.веру православную, не знающую никаких компромиссов, ибо св.Церковь истиною торговать не может. Или же в самом начале образовать два собора, как это случилось во время Брестской унии 1596 г., когда все епископы Украины во главе с М.Михаилом Рагозою уклонились в Унию еще прежде собора, кроме двух: еп. Гедеона Балабана и еп. Михаила Копыстенского; и собор им потребовался для торжественного провозглашения унии. Тогда и православные для открытого им противодействия тоже собрались на собор и заседали в помещении польского магната лютеранина, т.к. все православные храмы были заняты униатами.

Такое положение дел для православных, какое было в 1596 г., едва ли окажется при современных условиях, а потому всего целесообразнее вовсе уклониться от активного участия в соборе, но оказать пассивное сопротивление на местах. Не будем мы тогда жалеть дольнего, чтобы не лишиться горнего, не будем придавать цены множеству отступников, не будем подавать соблазна Церкви Божией, которая может состоять и из трех православных по определению святых (см. 39 письмо пр. Феодора Студ. к игумену Феофилу), помня слова пр. Максима Исповедника: «Господь Кафолическою Церковью нарече быти правое и спасительное исповедание» (Житие св. 21 янв.)

[1] При котором был VII Вс. Соб. 787 г.

ГАРФ. Фонд 5919, опись 1, дело 1, листы 117 – 122

Источник

Печать E-mail

Для публикации комментариев необходимо стать зарегистрированным пользователем на сайте и войти в систему, используя закладку "Вход", находящуюся в правом верхнем углу страницы.

Интернет СОБОР
При использовании материалов сайта активная ссылка на http://internetsobor.org обязательна
© 2012 http://internetsobor.org Все права защищены

Find us on Google+

RizVN Login
Powered by Warp Theme Framework