Интернет Собор / Internet Sobor 
truth and dignity 
АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

Памяти княгини Ирины Сергеевны Багратион-Мухранской

9 июля исполняется пять лет со дня смерти княгини Ирины Сергеевны Багратион-Мухранской. Будучи глубоко верующим и духовным человеком, Ирина Сергеевна была одной из последних представителей Белой эмиграции, кто был до конца предан заветам и идеалам исторической России. Её родословная читается как песня, а жизнь – глубокий духовный подвиг во благо ближних и страждущих. Такие люди – на вес золота, замены им сегодня уже нет.

Ирина Сергеевна родилась 26 сентября 1925 года в Нёйн-сюр-Сене, пригороде Парижа, в семье графа Сергея Александровича Чернышева-Безобразова (1894–1972) и графини Елизаветы Дмитриевны, урождённой Шереметевой (1893–1974). Её отец, граф Сергей Александрович принадлежал к московской ветви Безобразовых. Он окончил Пажеский корпус, позднее получил чин корнета Кавалергардского полка, участвовал в Первой мировой войне и в Гражданской воевал на стороне Белой армии. Дед Ирины Сергеевны, Александр Фёдорович Безобразов по высочайшему дозволению в 1908 году принял титул, фамилию и герб графов Чернышевых, и его потомки именовались Чернышевыми-Безобразовыми.

Мать – Елизавета Дмитриевна – была старшей дочерью графа Дмитрия Сергеевича Шереметева, состоявшего в близком окружении Императора Николая II. В 1912 году она вышла замуж за князя Бориса Леонидовича Вяземского, который в 1917 году был убит озверевшей толпой. В 1921 году в Германии Елизавета Дмитриевна вышла замуж за графа Сергея Александровича Чернышева-Безобразова. Их брак был счастливым, помимо дочери Ирины, в семье родились сын Александр (1923–1994) и младшая дочь Ксения (1929–1968), ставшая супругой эрцгерцога Рудольфа Австрийского, сына последнего императора Австро-Венгрии Карла I и императрицы Циты. Однажды, на закате своих дней, в доверительной беседе с племянницей, Елизавета Дмитриевна призналась, что была очень счастлива со вторым супругом, но когда она думает о «муже перед Богом», то для неё это всегда Борис Вяземский.

Елизавета Дмитриевна с первым мужем князем Борисом Вяземским, убитым в дни Февральской революции

Детство и юность Ирины Сергеевны прошли во Франции. Позднее, после Второй мировой войны семья перебралась в США. Ирина Сергеевна окончила школу мисс Холл в Питтсфилде, штат Массачусетс, затем училась в колледже Смита. В 1949 году она познакомилась с князем Теймуразом Константиновичем Багратион-Мухранским (1912–1992), сыном княгини Татьяны Константиновны и внуком великого князя Константина Константиновича. Вскоре молодые люди решили пожениться. Для Теймураза Константиновича это был второй брак. В 1940 году в Белграде он женился на Екатерине Стефановне Рачич (1919–1946), внучке известного сербского и югославского политика и дипломата Николы Пашича (1845–1926). Екатерина Стефановна умерла в 1946 году в Париже от воспаления лёгких и была похоронена на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. Овдовев, Теймураз Константинович переехал в США, начав работу в структурах Толстовского фонда.

Церемония венчания молодых прошла в кафедральном соборе Русской зарубежной церкви в честь Вознесения Господня в Бронксе в Нью-Йорк 27 ноября 1949 года. Обряд венчания возглавил архиепископ Восточно-Американский и Джерзейситский Виталий (Максименко). Как писали журналисты, невеста была одета в белоснежное подвенечное атласное платье, которое украшалось вышивкой из жемчуга. Фата княгини была украшена цветочным венком в виде ландышей. Букет невесты был собран из удивительно красивых и белых как снег орхидей с ландышами.

Княгиня Ирина Сергеевна в день своей свадьбы. Фото «Нью Йорк Таймс». 1949 г.

Согласно традиции, у Ирины Сергеевны было два свидетеля – её брат граф Александр Сергеевич Чернышев-Безобразов и двоюродный брат граф Илларион Илларионович Воронцов-Дашков. Со стороны жениха свидетелем выступил король Югославии Пётр II, проживавший в изгнании в США. Торжественный ужин в честь новобрачных прошёл в доме Иллариона Воронцова-Дашкова на 135 восточной улице. После краткого свадебного путешествия супруги поселились в Нью-Йорке.

Теймураз Константинович посвятил большую часть своей жизни социальной работе. Он возглавлял знаменитый Толстовский фонд. Под его руководством Фонд расширил программу помощи беженцам, благодаря чему многие русские люди и представители других национальностей, включая даже тибетцев, смогли поселиться в США. Один из друзей Теймураза Константиновича писал: «Его доброта не имела границ: помимо неизменной и немедленной помощи тем, кто попадал в беду, он умел утешать их искренними, идущими от сердца словами сочувствия. После беседы с Теймуразом Константиновичем к людям, уже было впавшим в отчаяние, возвращалась уверенность, что из всякого затруднительного положения находится выход».

Ирина Сергеевна во всем помогала мужу. Она возглавляла американское отделение Палестинского общества, была председателем общества русского наследия, работала с конгрессом русских американцев и помогала российскому обществу защиты детей при синоде Русской зарубежной церкви. Каждое лето супруги отправлялись в Палестину, чтобы посетить мать Теймураза Константиновича, княгиню Татьяну Константиновну, принявшую монашество в 1946 году с именем Тамара, и позднее ставшую настоятельницей Елеонского монастыря в Иерусалиме. Свекровь стала не только самым близким человеком для Ирины Сергеевны после супруга, но и духовным ориентиром в жизни. К сожалению, у Теймураза Константиновича и Ирины Сергеевны не было детей, и поэтому супруги попросили игуменью Тамару помолиться о рождении ребёнка. Будучи исключительно духовным человеком, матушка Тамара с удивлением сказала: «Вымаливать дитя не мое дело: это воля Божия. Значит, Господу так угодно. Вам и так Господь дал очень много – вы любите друг друга. Живите и радуйтесь, благодарите Бога за то, что имеете».

Игуменья Тамара, в миру Её Высочество Княгиня Татьяна Константиновна (1890–1979)

Князь Теймураз Константинович и княгиня Ирина Сергеевна Багратион-Мухранские

Смерть любимого супруга в 1992 году стала большим ударом для Ирины Сергеевны. Она решила продолжить все дела, начатые Теймуразом Константиновичем при жизни. На протяжении долгих лет княгиня была душеприказчицей княжны Веры Константиновны (1906–2001), тёти своего мужа, помогая ей в её делах и заботах. Ирина Сергеевна смогла сохранить уникальный архив Теймураза Константиновича. В 2007 году часть документов была передана Национальной парламентской библиотеке Грузии и Британской королевской коллекции. Многие из документов сегодня доступны для изучения.

Ирина Сергеевна была честным и бескомпромиссным человеком, не боявшимся стоять за истину и правду. Вот один из таких примеров. Княгиня любила Сербию, страну, где прошла юность её супруга. Сербия была всегда близка русскому человеку, благодаря общей вере и зачастую общей истории. В 1999 году Ирина Сергеевна не побоялась на страницах газеты «Нью Йорк Таймс» выступить с непопулярным тогда мнением в защиту Югославии, когда страны НАТО начали бомбить эту страну в рамках «гуманитарной операции». В статье она писала: «Американцам следует остерегаться попыток демонизировать сербский народ. Именно сербы помогли союзникам выиграть Вторую мировую войну; когда сербы отказались присоединиться к нацистской Германии, Югославия была захвачена, раздавлена и оккупирована. Но для этого германская военная машина, готовая вторгнуться в Советский Союз, должна была развернуться и обрушиться на Югославию. Это задержало немецкое вторжение в Советский Союз и стоило Гитлеру быстрой победы на Востоке, которая позволила бы ему обратить всю свою мощь против своего единственного оставшегося противника – Англии. По сути, Сербия спасла Англию».

Ирина Сергеевна была настоящим врагом большевизма. Она считала, что коммунизм полностью уничтожил и изуродовал историческую Россию, и с её мнением сегодня трудно не согласиться. В одном из своих писем она говорила: «Епископы, прибывшие из России вместе с Белой эмиграцией, ожидали скорейшего возвращения, как только коммунизм рухнет, и, как и все Белые эмигранты, спасшиеся от красного террора, верили, что коммунизм рухнет в течении нескольких лет. Никто тогда не мог себе представить, что это будет длиться более семидесяти лет, полностью изменит Россию, русский народ и Русскую православную церковь. Десятилетия изгнания подвергли трансформации и наш язык, и Церковь. В итоге, с одной стороны, сегодня мы имеем советскую/постсоветскую культуру, а с другой стороны, культуру русской эмиграции».

Визит в Синод РПЦЗ царя Болгарии Симеона II и царицы Маргариты. Княгиня Ирина Сергеевна находится на заднем плане, сразу же за царицей Маргаритой. 1961 г.

В России Ирина Сергеевна побывала лишь однажды, осенью 2000 года, когда в Москве открывали выставку, посвященную графине Александре Львовне Толстой, основательнице Толстовского фонда. Ирина Сергеевна всю свою жизнь была верным чадом Русской зарубежной церкви и негативно воспринимала подписание «Акта о каноническом общении» между РПЦЗ и РПЦ в 2007 году. Она до конца своих дней была верна историческим заветам зарубежной церкви. В частном письме к епископу Гавриилу (Чемодакову) княгиня с горечью в сердце писала: «Мы же веруем, что Русская Православная Церковь Заграницей имеет Богом данную миссию, которая еще не завершена. В любом случае, церковное строение имеет только относительную ценность. Сильные мира сего обычно в таких случаях побеждают (но только на этой земле!). Что касается нас, то мы будем рады, если сможем молиться вместе, где угодно. Главное – иметь священников и епископов, которые верно и непоколебимо стоят против унии с Московским Патриархатом, поскольку это единение противоречит нашим убеждениям. Но, несмотря на то, что Вы уверены в своей правоте относительно принятых решений, все же, наверное, это время для Вас так же мучительно, как и для нас. Если б Архиерейский Синод не спешил принять эту унию, мы не были бы сейчас разделены…».

Княгиня Ирина Сергеевна умерла 9 июля 2015 года в Нью-Йорке. Отпевание почившей состоялось 11 июля в церкви Святой Троицы в Астории. В этот же день она была погребена рядом со своим супругом, родителями и братом на русском кладбище Ново-Дивеево.

«Даждь ми сыне твое сердце, очи же твои моя пути да соблюдают!» – писал в своих Притчах царь Соломон, чьим дальним потомком был князь Теймураз Константинович. По словам Игуменьи Иулиании, лично знавшей и дружившей с княгиней, это изречение стало целью всей жизни Ирины Сергеевны Багратион-Мухранской. Вечная ей память!

Могила Теймура Константиновича и Ирины Сергеевны на русском кладбище Ново-Дивеево

В заставке использована фотография встречи в Синоде РПЦЗ с царем Болгарии Симеоном II и царицей Маргаритой, на которой присутствовала княгиня Ирина Сергеевна. 1961 г.

Иван Матвеев

Источник

Метки: вечная память, княгиня ирина

Печать E-mail

Войдите чтобы комментировать

Комментарии   

# RE: Памяти княгини Ирины Сергеевны Багратион-Мухра нскойМитрополит Агафангел 13.07.2020 14:16
Княгиня Ирина Сергеевна не приняла унию части РПЦЗ с Московской Патриархией и до конца своих дней была верной нашей прихожанкой. Она передала мне много исторических реликвий, связанных с вел. князем Константином Константиновиче м и Верой Константиновной Романовыми - некоторые их личные вещи и фотографии, среди которых личные вещи князей-мученико в Алапаевских. Она, будучи человеком небогатым материально, живя в съемной квартире на Манхэттене, много жертвовала нам на нужды нашей Церкви. Так, на аукционе она продала ожерелье из пасхальных яиц, принадлежавшее княжне Вере Константиновне, среди которых были экземпляры Фаберже, подаренные ей лично Государем-мучен иком Николаем Вторым, и отдала вырученные деньги на строительство нашего Епархиального дома в Одессе. И много другого, что было ей по силам, она для нас сделала. Царство Небесное княгине Ирине!

Для публикации комментариев необходимо стать зарегистрированным пользователем на сайте и войти в систему, используя закладку "Вход", находящуюся в правом верхнем углу страницы.

Интернет СОБОР
При использовании материалов сайта активная ссылка на http://internetsobor.org обязательна
© 2012 http://internetsobor.org Все права защищены

Find us on Google+

RizVN Login
Powered by Warp Theme Framework