Интернет Собор / Internet Sobor 
truth and dignity 
АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

Священномученик Киприан, епископ Карфагенский: Книга о ревности и зависти

Ревность кажется тебе делом хорошим; а некоторые считают легким и маловажным грехом — завидовать тем, возлюбленнейшие братья, которые лучше них. А считая грехом легким и маловажным, не боятся его; не боясь пренебрегают им; пренебрегая же, нелегко избегают его, и — таким образом совершается невидимая и тайная пагуба: будучи едва заметною для того, чтобы предусмотрительные могли уберечься от нее, она скрыто повреждает умы неосмотрительные. 

Между тем Господь повелел нам быть мудрыми, заповедал быть крайне осторожными, чтобы враг, который всегда бодрствует и непрестанно подстерегает нас, вторгшись в сердце, не раздул из искр пороха, не превратил малого в большое и, убаюкивая небрежных и неосторожных легким дыханием и тихим веянием, не возбудил вихрей и бурь и чрез то не разрушил веры и спасения, — не разбил самой жизни. Итак, надобно бодрствовать, возлюбленнейшие братья; надобно всеми силами стараться противопоставить тщательное и полное бдение врагу, который свирепствуя направляет на все части тела свои стрелы, могущие поразить и ранить нас. Убеждая нас к тому и поучая, апостол Петр говорит в своем Послании: трезвитеся, бодрствуйте, зане супостат ваш диавол, яко лев рыкая, ходит, иский кого поглотити (1 Пет. 5, 8). Он обходит каждого из нас и, как неприятель, обложивший крепость, осматривает стены и испытывает, нет ли в них какой части не столь укрепленной и прочной, чрез которую можно бы проникнуть внутрь. Глазам он представляет соблазнительные образы и нетрудные забавы, чтобы посредством зрения подорвать целомудрие; завлекает ухо веселыми песнями, чтобы посредством слышания сладких звуков поколебать и ослабить христианскую силу; вызывает язык на злословие и, раздражая обидами, подстрекает руку на наглое убийство; выставляет неправедные барыши, чтобы приучить к барышничеству; вводит пагубные сбережения, чтобы пристрастить душу к деньгам; обещает земные почести, чтобы отнять небесные; выставляет на вид ложное, чтобы похитить истинное. Всегда озабоченный поражением рабов Божиих, всегда неприязненный, коварный во время мира, жестокий во время гонения, он — когда не может обольстить тайно — грозит открыто и явно, устрашая ужасами гонения. Поэтому, возлюбленнейшие братья, необходима стойкость нашему духу: он должен быть настроен и вооружен как против всех тайных козней диавола, так и против явных угроз его, должен быть готов к отражению их так же, как враг всегда готов к нападению. А как стрелы, пускаемые втайне, многочисленнее и поражение скрытое и потаенное тем тяжелее и чаще причиняет раны, чем менее оно предусматривается; то мы должны быть бдительными, чтобы все подобное и понимать и отражать, — а сюда-то и относится зло ревности и зависти.

Кто вникнет в дело, найдет, что христианину надлежит более всего беречься и с особенною осмотрительностию заботиться, чтобы не увлечься злобою и завистию, — чтобы брат, опутанный скрытыми сетями тайного врага, возымев от ревности вражду на брата, не поразил себя, сам того не зная, собственным своим мечом. Дабы полнее представить это и яснее понять, обратимся к началу и источнику — посмотрим: откуда и как началась ревность; ибо легче нам будет избегнуть столь пагубного зла, если мы будем знать его происхождение и великость. В самом начале мира диавол первый погиб от этого зла и сделался губителем. Он, украшенный ангельским величием, угодный и любезный Богу, возревновал и предался враждебной зависти, увидевши человека созданным по образу Божию, и затем, подстрекаемый ревностию, сам низвержен ревностию прежде, чем низверг другого, пленен прежде, чем пленил, погиб прежде, чем погубил, и, возжелав из-за зависти отнять у человека благодать дарованного ему бессмертия, сам утратил то, чем был прежде. Каково же это зло, возлюбленнейшие братья, от которого пал Ангел, которое могло опутать и низвергнуть столь высокую и превосходную тварь, которое обольстило самого обольстителя? С тех пор зависть свирепствует на земле и гибнет от зависти, кто повинуется учителю погибели, — подражает диаволу, кто ревнует, как сказано в Писании: завистию же диаволею смерть вниде в мир; а ему подражают все, которые суть от его части1 (Прем. 2, 24). Наконец, первая вражда между первыми братьями и нечестивые братоубийства начались с того, что неправедный Каин поревновал праведному Авелю, — что злой возненавидел доброго, позавидовав ему; бешеная ревность столько имела силы для совершения злодеяния, что забыта и братская любовь, и тяжесть греха, и страх Божий, и казнь за преступление: неправедно подавлен тот, кто первый показал праведность, подвергся ненависти не умевший ненавидеть, умерщвлен беззаконно тот, кто и умирая не сопротивлялся. От ревности также Исав сделался врагом брата своего Иакова: так как последний получил благословение от отца, то зависть подвигла Исава на вражду и преследование. В ревности заключается и причина того, что Иосиф продан был своими братьями: по простоте своей он рассказал им, как брат братьям, свои видения, пророчившие ему возвышение, и — враждебный дух их исполнился зависти. Да и что, если не ревность, возбудило в царе Сауле ненависть к Давиду, так что он, часто преследуя невинного, милосердого, кроткого, смиренно-терпеливого, желал его смерти? Когда убит был Голиаф и по умерщвлении, помощию и содействием Божиим, такого врага, народ выразил свое удивление торжественными песнями в честь Давида; тогда Саул позавидовал тому и им овладела ярость злобы и гонения. Но не останавливаясь долго на отдельных примерах, обратим внимание на гибель народа, раз навсегда пропащего. Не оттого ли погибли Иудеи, что они лучше захотели завидовать Христу, чем верить? Понося великие Его деяния, они обольщены были слепою ревностию и не могли открыть сердечных очей для созерцания дел Божественных. Помышляя об этом, возлюбленнейшие братья, — бдением и мужеством оградим сердца наши, посвященные Богу, от столь пагубного зла. Смерть других да послужит к нашему спасению; казнь неосмотрительных да принесет здравие осмотрительным.

Неверно мнение тех, которые думают, что это зло имеет один вид, или что оно кратковременно и заключено в тесных пределах. Гибель от ревности далеко простирается: она многообразна и многоплодна. Это — корень всех зол, источник опустошений, рассадник грехов, причина преступлений. Отсюда возникает ненависть; отсюда происходит задор. Ревность возжигает корыстолюбие, когда кто не может довольствоваться своим, видя другого богаче. Ревность возбуждает честолюбие, когда видишь другого в почестях выше тебя. Коль скоро ревность ослепила наши чувства и овладела тайными помыслами, — тотчас презирается страх Божий, пренебрегается учение Христово, не помышляется о дне суда; надмевает гордость, усиливается жестокость, умножается вероломство, мучит нетерпение, свирепствует раздор, кипит гнев, — и не может уже удержать себя или управлять собою тот, кто подпал чужой власти. Отсюда — разрыв связи мира Господня, нарушение братской любви, низвращение истины, рассечение единства; отсюда — переход к ересям и расколам, когда кто поносит священников, завидует епископам, жалуется — почему не он поставлен, или не хочет признавать другого начальником. Отсюда происходит то, что восстает и упорствует от ревности нечестивец, от задора и зависти враг, — враг не человека, но почести.

И какой это червь для души, какой яд для помыслов, какая ржавчина для сердца — ревновать в другом его доблести или счастию, то есть ненавидеть в нем или собственные его заслуги или благодеяния Божии, обращать в свое зло блага других, мучиться благополучием знатных людей, славу других делать для себя казнию и к сердцу своему приставлять как бы некиих палачей, к помыслам и чувствам своим приближать мучителей, которые терзали бы их внутренними мучениями, раздирали тайники сердца когтями зложелательства! Не радостна для таковых пища, и питье не может быть приятно; они постоянно вздыхают, стонут, скорбят; и как ревность никогда не оставляет завидующих, то сердце, днем и ночью обладаемое ею, терзается беспрерывно. Другие зла имеют свой предел, и всякий грез оканчивается совершением греха; в прелюбодее преступление совершается по совершении любодеяния; в разбойнике злодеяние затихает по учинении человекоубийства; у грабителя хищничество останавливается похищением добычи; у лжеца мера полагается выполнением лжи. Ревность же не имеет предела: это зло, пребывающее непрерывно; это грех без конца! И чем более обстоятельства благоприятствуют тому, на кого обращена зависть, тем более завидующий возгорается пламенем зависти. Отсюда — угрюмый вид, суровый взгляд, бледное лицо, дрожащие губы, скрежет зубов, свирепые слова; неистовые ругательства, руки, готовые на убийство, и хотя свободные на время от меча, но вооруженные бешенною ненавистию. Поэтому-то Дух Святой говорит в псалмах: не ревнуй спеющему в пути своем (Пс. 36, 7); и еще: назирает грешный праведнаго и поскрежещет нань зубы своими; Господь же посмеется ему, зане прозирает, яко приидет день его (Пс. 36, 12). На этих-то указывает и их обозначает апостол Павел, говоря: яд аспидов под устнами их, ихже уста клятвы и горести полна суть; скоры ноги их пролияти кровь; сокрушение и озлобление на путех их, и пут мирнаго не познаша; несть страха Божия пред очима их (Рим. 3, 13–18).

Зло гораздо легче и опасность меньше, когда членам наносится рана мечом. Открытая язва легко врачуется и видимо скоро исцеляется при помощи лекарства. Но раны, причиняемые ревностию, непроницаемы и сокрыты; невидимая болезнь, заключенная в тайниках совести, не принимает пособий врачевства. Кто бы ты ни был, завистливый и злобный, — посмотри, как ты лукав в отношении тех, кого ненавидишь, как зловреден и неприязнен! Между тем ты более всего враг своего спасения. Всяк, кого бы ты ни преследовал своею ревностию, может уклониться и ускользнуть от тебя, но от себя самого ты убежать не можешь. Где бы ты ни был — противник твой с тобою, враг твой всегда в твоем сердце, пагуба заключена внутри; ты опутан и связан непреоборимыми цепями; ты сделался пленником возобладавшей тобою ревности и нет тебе никакого облегчения. Преследовать человека, принадлежащего Божественной благодати — это зло постоянное; ненавидеть счастливого — это болезнь неизлечимая. Потому-то, возлюбленнейшие братья, чтобы кто, чрез ревность к брату, не попал в сеть смертную, — Господь, когда ученики спросили Его, кто из них больше, в предотвращение таковой опасности сказал: иже менший есть в вас, сей есть велик (Лк. 9, 48). Ответом Своим Он уничтожил всякое ревнование, исторгнул и пресек всякую причину и повод к едкой зависти. Ученику Христову не позволено ревновать, не позволено завидовать. У нас не может быть споров о возвышении: мы возвышаемся смирением; мы научены тому, чем можем угодить.

Наконец, и апостол Павел, наставляя и убеждая, чтобы мы, просвещенные светом Христовым и избавившиеся от мрака ночной жизни, делали и поступками показывали, что ходим в свете, так говорит в Послании: нощь прейде, а день приближися. Отложим убо дела темная и облечемся во оружие света; яко во дни благообразно да ходим, не козлогласовании и пиянствы, не любодеянии и студодеянии, не рвением и завистию (Рим. 13, 12–13). Если тьма отлегла от твоего сердца, если ночь изгнана оттуда и мрак рассеян, если чувства твои озарил дневный свет и ты стал человеком света, — твори дела Христовы, потому что Христос есть свет и день. Для чего погружаешься в мрак ревности, окружаешь себя облаком зависти, потушаешь слепою ненавистию свет мира и любви? Для чего возвращаешься к диаволу, от которого отрекся, для чего делаешься подобен Каину? Ибо апостол Иоанн прямо обвиняет в человекоубийстве того, кто поревновал и возненавидел брата своего. Он говорит в своем Послании: всяк ненавидяй брата своего человекоубийца есть; и весте, яко всяк человекоубийца не имать живота вечнаго в себе пребывающа (1 Ин. 3, 15). И еще: глаголяй себе во свете быти, а брата своего ненавидяй, во тме есть доселе... и во тме ходит и не весть, камо идет, яко тма ослепи очи ему (1 Ин. 2, 9 и 11). Ненавидящий брата, по словам апостола, во тьме ходит и не знает, куда идет. Бессознательно он идет в геенну; невежа и слепец, он стремится на казнь, удаляясь от света Христова, следовательно, и от Христа, сказавшего в наше наставление: Аз есмь свет миру; ходяй по Мне не имать ходити во тме, но имать свет животный (Ин. 8, 12). А последует Христу тот, кто держится заповедей Его, кто шествует путем Его учения, идет по стопам и следам Его, подражает учению и делам Христовым, согласно напоминанию и наставлению Петра, который говорит: Христос пострада по нас, нам оставль образ, да последуем стопам Его (1 Пет. 2, 21).

Надлежит нам помнить, каким именем Христос обозначает Свой народ, какое название дает Своему стаду. Именует овцами — чтобы овцам уподобить незлобие христианское; называет агнцами — чтобы простота ума была подражанием простой природе агнцев. Для чего же под овчею одеждою скрывается волк? Для чего бесславит стадо Христово ложно именующий себя христианином? Облечься во имя Христово и не идти путем Христовым — не есть ли это предательство имени Христова, оставление спасительного пути, когда Он Сам учит и говорит, что к жизни придет только тот, кто соблюдет заповеди, — что мудр тот, кто, слушаясь словес Его, поступает по ним, — что тот назовется великим учителем в Царстве Небесном, кто будем сам поступать сообразно тому, чему учит, что возвещаемое для блага и пользы тогда только благотворно для возвещающего, когда проповедуемое словом оправдывается последующими делами? Но что чаще всего внушал Господь ученикам Своим? Из числа наставлений и заповедей небесных, что заповедал наиболее наблюдать и хранить, как не то, чтобы мы любили друг друга тою любовию, какою Он возлюбил учеников Своих? Как же будет придерживаться мира Господня и любви тот, кто из-за ревности не может быть ни миролюбив, ни приветлив? Потому и апостол Павел, выставляя благодеяния мира и любви и с силою доказывая и научая, что ни вера, ни милостыня, ни самое страдание исповедническое и мученическое нисколько не принесут пользы, если он не сохранит союза любви целым и невредимым, — прибавляет к тому: любы долготерпит, милосердствует, любы не завидит (1 Кор. 13, 4); то есть он учит и показывает, что тот только может придерживаться любви, кто будет долготерпелив, милосерд, чужд ревности и зависти. Также в другом месте, увещевая, чтобы человек, исполненный уже Духа Святого и чрез небесное рождение соделавшийся сыном Божиим, исполнил одно духовное и Божественное, — он излагает и говорит следующее: и аз, братие, не могох вам глаголати яко духовным, но яко плотяным, яко младенцем о Христе; млеком вы напоих, а не брашном, ибо не у можасте, но ниже еще можете ныне; еще бо плотстии есте: идеже бо в вас зависти и рвения и распри, не плотстии ли есте, и по человеку ходите? (1 Кор. 3, 1–3).

Надобно, возлюбленнейшие братья, попрать плотские пороки и грехи; надобно изгладить пагубное пятно земного тела, чтобы, в противном случае, возвратившись снова к жизни ветхого человека, мы не опутались смертоносными сетями. На этот раз апостол дает нам предусмотрительный и спасительный совет: темже убо, братие, должни есмы не плоти, еже по плоти жити; аще бо по плоти живете, имате умрети; аще ли духом деяния плотская умерщвляете, живи будете: елицы бо Духом Божиим водятся, сии суть сынове Божии (Рим. 8, 12–14). Если мы сыны Божии, если мы соделались храмами Божиими, если, приняв Духа Святого, мы стали жить свято и духовно, возвели очи от земли к небу, устремили сердце, исполненное Бога и Христа, к горнему и духовному: то будем делать то, что достойно Бога и Христа, — как нас побуждает к тому и увещевает апостол, говоря: аще убо воскреснусте со Христом, вышних ищите, идеже есть Христос одесную Бога седя; горняя мудрствуйте, а не земная. Умросте бо и живот ваш сокровен есть со Христом в Бозе; егда же Христос явится, живот ваш, тогда и вы с Ним явитеся в славе (Кол. 3, 1–4). Итак, умершие и погребенные, чрез крещение, для плотских грехов ветхого человека, и совоскрешенные Христом, чрез возрождение небесное, будем помышлять и делать дела Христовы, — как тот же апостол снова нас учит и убеждает, говоря: первый человек от земли, перстен; вторый же человек Господь с небесе. Яков перстный, такови и перстнии; и яков небесный, тацы же и небеснии. И якоже облекохомся во образ перстнаго, да облегемся и во образ небеснаго (1 Кор. 15, 47–49). А носить образ небесного для нас невозможно, если не будем уподобляться Христу в том, чем быть начали. Изменение прежней жизни и начало новой требует, чтобы в тебе ясно было рождение Божественное, — чтобы боготворное благочиние соответствовало Богу Отцу, — чтобы честною и похвальною жизнию прославлялся в человеке Бог, как Сам Он убеждает и увещевает к тому, обещая взаимно прославить тех, которые Его прославляют: прославляющия Мя, — говорит Он, — прославлю, и уничижаяй Мя безчестен будет (1 Цар. 2, 30). Располагая и приготовляя нас к таковому прославлению и для того внушая уподобление Отцу, Господь — Сын Божий говорит в Своем Евангелии: слышасте, яко речено есть: возлюбиши искренняго твоего и возненавидиши врага твоего. Аз же глаголю вам: любите враги ваша... и молитеся за творящия вам напасть и изгоняющия вы; яко да будете сынове Отца вашего, Иже есть на небесех, яко солнце Свое сияет на злыя и благия и дождит на праведныя и неправедныя (Мф. 5, 43–45). Если и людям приятно и славно иметь сыновей, подобных себе; если и они радуются, когда родившееся дитя похоже на отца своими чертами: то не гораздо ли более радости для Бога Отца, когда кто рождается духовно так, что поступками своими и похвальными качествами выражает Божественное рождение? Какая почесть и какой венец — быть таким, к которому не относилось бы следующее изречение Божие: сыны родих и возвысих, тии же отвергошася Мене (Ис. 1, 2)! Пусть лучше похвалит тебя и призовет к награде Христос, когда скажет: приидите, благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира (Мф. 25, 34). Этими промышлениями надлежит укреплять дух, возлюбленнейшие братья; этими упражнениями надлежит поддерживать его против стрел диавола. В руках да будет Божественное чтение, — в понятиях Господнее помышление. Пусть никогда не прекращается беспрерывная молитва; пусть всегда продолжается спасительное делание. Будем постоянно заняты делами духовными, чтобы диавол каждый раз, как только станет подступать к нам и покушаться войти, находил наше сердце заключенным для него и вооруженным.

Не один только венец, получаемый во время гонения, предназначен для человека-христианина. И мир имеет свои венцы, которыми увенчиваются победители, ниспровергшие и низложившие врага в многоразличной и неоднократной битве. Укротившему похоть — победный знак воздержания; ставшему выше гнева и обиды — венец терпения. Торжество над корыстолюбием тому, кто презирает деньги; хвала веры приносящему мирские невзгоды по упованию на будущее. Кто не гордится в счастии — приобретает славу смирения; кто, по милосердию, готов помогать бедным, — тот в воздаяние получает сокровище небесное; кто, не питая ревности, единодушный и кроткий — любит своих братьев, тот удостаивается награды любви и мира. Ежедневно мы бежим на этом поприще добродетелей; без всякого промежутка времени стремимся к этим трофеям правды и венцам. А чтобы к ним мог достигнуть и ты, который был во власти ревности и зависти, — отбрось всю ту злобу, которою одержим был, и устремись спасительными стезями на путь вечной жизни. Исторгни от своего сердца волчцы и терния, чтобы Божественный и духовный посев дал преизобильный плод во время жатвы. Изблюй желчный яд; изрыгни отраву враждебную: да очистится ум, оскверненный змеиною завистию; всякая горесть, гнездящаяся внутри, да умягчится сладостию Христовою. Если ты и пищу и питие принимаешь от таинств креста; то древо, которое образом своим соделало когда-то воды Мерры сладкими, теперь самою истиною да послужит к умягчению и усладе сердца — и ты, для восстановления здоровья, не будешь затрудняться в лекарстве. Лекарство оттуда же, откуда нанесены тебе раны. Полюби тех, кого прежде ненавидел; возымей расположенность к тем, кого, по зависти, ты преследовал неправедным злословием. Подражай добрым, если ты можешь следовать им, а если следовать не можешь, то, по крайней мере, сорадуйся им и приветствуй достойнейших. Соединись с ними любовию; сделайся их сообщником по взаимной расположенности и союзу братства. Тебе оставятся долги, когда и ты сам оставишь; будут приняты твои жертвы, когда приступишь к Богу с миротворным расположением. Понятия и действия твои будут направлены к горнему, когда будешь помышлять об одном Божественном и праведном, по Писанию: сердце мужа да помышляет праведное, чтобы от Господа исправились стези его (Притч. 16, 1 и 9). А много есть — о чем тебе поразмыслить. Помышляй о рае, куда не входит Каин, по ревности убивающий брата. Помышляй о Царстве Небесном, в которое Господь принимает только согласных и единомышленных. Помышляй о том, что сынами Божиими могут называться одни миротворцы, которые, объединившись небесным рождением и законом Божественным, уподобляются Богу Отцу и Христу. Помышляй о том, что мы стоим пред очами Божиими, — что Сам Бог смотрит и судит о прохождении нами жизненного пути, — что мы можем сподобиться созерцать Его только в том случае, если Его, взирающего теперь на нас, будем радовать своими поступками, — если соделаем себя достойными благодати Его и милости, — если, предназначенные к тому, чтобы вечно угождать Ему в Царстве, мы сперва угодим Ему в сем мире.

________________________________________

1 Так этот текст читается у св. Киприана и в Вульгате.

 

Печать E-mail

Для публикации комментариев необходимо стать зарегистрированным пользователем на сайте и войти в систему, используя закладку "Вход", находящуюся в правом верхнем углу страницы.

Интернет СОБОР
При использовании материалов сайта активная ссылка на http://internetsobor.org обязательна
© 2012 http://internetsobor.org Все права защищены

Find us on Google+

RizVN Login
Powered by Warp Theme Framework