Интернет Собор / Internet Sobor 
truth and dignity 
АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

Владение Русской Зарубежной Церковью дореволюционным церковным имуществом: исторический и моральный аспект

Настоящая статья опубикованная в Православной Руси в №18 за 2000 год, А.В.Псаревым (ныне диаконом РПЦЗ МП), не является подробным церковно-историческим обозрением, но ее цель была дать общее представление о вопросе обладания Русской Православной Церковью Заграницей дореволюционным имуществом Российской Церкви. Публикуем ее с незначительными изменениями - прот.Евгений

Церковь на родинѣ и заграницей. Отвѣтственность заграничной части о сохраненіи имущества.

Часть Русской Православной Церкви оказалась за границей не въ 1920 г. но съ началомъ Гражданской войны въ Россіи, когда линія фронта, раздѣлявшая Бѣлую и Красную Россію фактически являлась государственной границей. Напримѣръ газеты выходившія на территоріяхъ свободныхъ отъ большевиковъ въ совѣтской терминологіи именовались заграничными.

Предшествующее, нынѣ здравствующему Архіерейскому Синоду, Высшее Церковное Управленіе Заграницей въ свою очередь происходитъ отъ Высшаго Церковнаго Управленія (ВЦУ) на Юго-Востокѣ Россіи — органа церковнаго управленія которому подчинялись всѣ находившіеся на этой территоріи епископы. Этимъ ВЦУ въ Ставрополѣ Кавказскомъ былъ собранъ Соборъ объединившій всѣхъ епископовъ свободнаго отъ большевиковъ юга Россіи. Въ статьѣ посвященной 20-лѣтію указа №362, Е.И.Махароблидзе бывшій въ Бѣлградѣ управляющимъ канцеляріей Архіерейскаго Синода Русской Православной Церкви Заграницей сообщаетъ, что этотъ указъ, подведшій формальную основу, подъ правовой фундаментъ РПЦЗ былъ пересланъ изъ Россіи сотрудникомъ г-на Махароблидзе по канцеляріи ВЦУ на Юго-Востокѣ Россіи. Въ дополнительномъ письмѣ этотъ бывшій Коллега г-на Махароблидзе писалъ ему, что «при угрожающей святѣйшему патріарху и его ВЦУ опасности прекращенія ихъ дѣятельности, Его святѣйшество былъ очень озабоченъ урегулированіемъ вопроса о церковномъ управленіи и въ данномъ случаѣ основаніемъ ноябрскаго постановленія (указъ №362 былъ принятъ 7/20 окт. 1920 г.) послужилъ примѣръ ставропольскаго Собора и его ВЦУ...» (Е.И.Махароблидзе «20-лѣтіе россійской церковной "конституціи"», «Православное обозрѣніе», №11-12, 1940 г.). Св, патріархъ Тихонъ, по оставленіи Крыма Русской арміей, призналъ всѣ хиротоніи совершенныя по распоряженію ВЦУ на Юго-Востокѣ Россіи, равно какъ и другія его рѣшенія.

Оставленіе родины частями Русской арміи ген. Врангеля разсматривалось ими какъ временная мѣра, какъ отступленіе при незаконченныхъ боевыхъ дѣйствіяхъ. У большинства изъ тѣхъ, кто покинулъ родину не было выбора. Они не признавали совѣтскую власть и поэтому не могли остаться въ ея подчиненіи. Воинскіе чины желали сохранить боевую организацію, чтобы продолжить борьбу съ поработителями Россіи. Тѣ изъ офицеровъ кто остался въ Крыму повѣривъ въ благородство Ленина, Троцкаго и Ко. были разстрѣляны. То, что сказано здѣсь о югѣРоссіи въ принципѣ можно отнести къ Дальнему Востоку и другимъ мѣстностямъ Россійской имперіи, черезъ которыя совершалась эвакуація или бѣгство православныхъ христіанъ отъ большевиковъ.

* * * * *

Итакъ въ отношеніи къ образовавшемуся въ 1920 г. Высшему Церковному Управленію за границей св. патріархъ Тихонъ продолжилъ ту же линію, что и къ ВЦУ на Юго-Востокѣ Россіи. Какъ одинъ изъ цѣлаго ряда подтверждающихъ примѣровъ можно привести исторію съ назначеніемъ архіеп. Волынскаго Евлогія. Еще въ бытность Высшаго Церковнаго Управленія, на территоріи Россіи, въ Симферополѣ, архіеп. Евлогій былъ имъ назначенъ управляющимъ Западно-Европейскими церквами, которыя были въ вѣдѣніи Петроградскаго митрополита. Назначеніе это было сдѣлано по просьбѣ самого архіеп. Евлогія, обращенной въ ВЦУ черезъ Таврическаго архіеп. Димитрія (Абашидзе). Настоятель парижской церкви прот. Іоаннъ Смирновъ, пожелалъ имѣть подтвержденіе этого назначенія отъ центральной россійской власти. Ея указъ за №424 отъ 27 марта/9 апрѣля 1921 г., патріарха Тихона, Синода и Высшаго Церковнаго Совѣта и былъ полученъ при посредствѣ Финляндскаго архіеп. Серафима. Въ указѣ говорилось слѣдующее: «Преосвященному Серафиму, архіепископу Финляндскому и Выборгскому.

По благословенію Святѣйшаго Патріарха, Священный Синодъ и Высшій Церковный Совѣтъ, въ соединенномъ присутствіи, слушали: письмо Вашего Преосвященства, отъ 5 марта сего года, по поводу постановленія Высшаго Русскаго Церковнаго Управленія заграницей о назначеніи Преосвященнаго Волынскаго Евлогія управляющимъ, на правахъ епархіальнаго архіерея, всѣми заграничными русскими церквами въ Западной Европѣ.

Постановлено:

Ввиду состоявшагося постановленія ВЦУЗ (выдѣлено мною — А.П.) считать православныя русскія церкви въ Западной Европѣ находящимися временно, впредь до возобновленія правильныхъ и безпрепятственныхъ сношенiй епархiй и церквей съ Петроградомъ, подъ управленіемъ Преосвященнаго Волынскаго Евлогія, имя котораго и должно возноситься въ означенныхъ церквахъ вмѣсто имени Преосвященнаго митрополита Петроградскаго». Въ юрисдикціи послѣдняго до революціи находились всѣ русскія церкви въ Западной Европѣ. О томъ сколь реально было окормлять эти церкви изъ совѣтской Россіи явствуетъ изъ письма новаго священномученика Веніамина Петроградскаго архіеп. Евлогію: «8/21 іюня 1921 г., Петроградъ. Ваше Высокопреосвященство, Досточтимѣйшій Владыка, Съ своей стороны я даю полное согласіе, чтобы въ это время, когда почти нѣтъ сношеній съ заграничными церквами Вы завѣдывали ими, тѣмъ болѣе, что это временное завѣдываніе Вашимъ Высокопреосвященствомъ указанными церквами признано и подтверждено и свят. патріархомъ.

Душа моя болѣла за эти церкви, но помочь имъ было невозможно. Вашего Высокопреосвященства, покорный послушникъ Веніаминъ, Митрополитъ Петроградскій» («Церковный вѣстникъ», Парижъ, апрѣль-май 1954 г.)

Единственнымъ дѣйственнымъ прещеніемъ святѣйшаго патріарха Тихона и состоявшихъ при немъ исполнительныхъ органовъ Св. Сино да и Высшаго Церковнаго Совѣта стало постановленіе о закрытіи Высшаго Церковнаго управленія за границей отъ 5 мая 1922 г. Это рѣшеніе не согласуется съ другими дѣйствіями патріарха этого періода, какъ то: благодарность сербскому патріарху Димитрію отъ 16 марта 1922 г., сообщеніе прот. Ѳ.Пашковскому сдѣланное 3-го мая того же года о томъ, что онъ можетъ только рекомендовать къ назначенію въ Сѣв. Америку митр. Платона, но не дѣлать назначеніе «черезъ голову» ВЦУ Заграницей. Разсекреченные нынѣ документы изъ архива КГБ показываютъ, что осужденія клира свободной части Русской Церкви добивались безбожники-большевики. Для иллюстраціи этого утвержденія можно привести слѣдующее свидѣтельство — 3 мая 1922 г., т.е. за 2 дня до роспуска ВЦУ за границей, состоялось секретное засѣданіе президиума ГПУ по организаціи судебнаго процесса надъ патріархомъ Тихономъ. Президіумъ въ который входииЯгода, Самсоновъ и Красиковъ постановилъ слѣдующее: «...вызвать Тихона въ ГПУ для предъявленія ему ультимативныхъ требованій по вопросу объ отреченіи имъ отъ должности, лишенія сана и преданія анаѳемѣ представителей заграничнаго монархическаго и интервенціоннаго активнаго дух-ва» («Политбюро и Церковь»; М. Вострышевъ, «Патріархъ Тихонъ», М., 1995 г.). «Корректный анализъ, учитывающій историческій контекстъ и принятую тогда церковную терминологію, сразу выявляетъ противорѣчивость указа №347 — сознательно въ него вложенную, какъ сигналъ, о томъ, что патріаршее управленіе въ Москвѣ находится подъ давленіемъ враждебныхъ Церкви силъ, — а также четкое стремленіе оградить, какъ внутрироссійскую, такъ и зарубежную церковную жизнь отъ вмѣшательства антицерковныхъ силъ» — говорится въ «Вѣстникѣ Германской епархіи РПЦЗ» (№1, 1998 г.). Противорѣчивость заключалась въ томъ, что въ указѣ №347 рѣчь шла только о церквахъ въ Зап. Европѣ, но ничего не говорилось касательно епархій въ другихъ частяхъ свѣта. Для пониманія атмосферы въ которой былъ выпущенъ указъ, слѣдуетъ обратить вниманіе на то, что считанные дни спустя послѣ его выхода патріархъ Тихонъ былъ привлеченъ къ суду въ качествѣ обиняемаго. Онъ пробылъ въ заключеніи почти годъ, въ то время, какъ его замѣститель митр. Агаѳангелъ перевелъ Русскую Церковь на положеніе обусловленное указомъ №362.. Въ такихъ условіяхъ епископамъ русскаго разсѣянія просто некому было представить докладъ объ исполненіи указа патріарха о роспускѣ заграничнаго ВЦУ. Однако они исполнили волю патріарха и распустили ВЦУ. Послѣ этого св. Патріархъ до самой своей кончины не выпускалъ никакихъ прещеній содержащихъ конкретныя указанія къ прекращенію дѣятельности Русской Православной Церкви Заграницей.

* * * * *

Согласно Декрету объ отдѣленіи Церкви отъ государства 1918 года Русская Православная Церковь была лишена правъ юридическаго лица, что права эти, тихоновской Церкви власти не давали, но дѣятельность Церкви безъ наличія такого права давала той же власти потенціальную возможность осудить любого церковника за нарушеніе государственнаго законодательства о культахъ. Вопросъ полученія права юридическаго лица ставился въ непосредственную зависимость отъ выполненія требованій безбожной власти. Въ СССР первыми обладателями права юридическаго лица стали обновленцы. Пребывая въ«святомъ безправіи» Тихоновская Церковь была стѣснена въ своихъ дѣйствіяхъ у себя на родинѣ не говоря уже о невозможности для нея дѣятельности за рубежомъ. Наличіе въ такихъ условіяхъ Русской Православной Церкви Загранщей, «состоящей изъ находящихся за предѣлами Россіи епархій, духовныхъ миссій и церквей, являющейся неразрывной частью Русской Православной Церкви» (цит. по Временному положенію о РПЦЗ утвержденномъ на ея Архіерейскомъ Соборѣ 9/22 и 11/24 сент. 1936 г.) — было вполнѣ оправданнымъ.

Въ своихъ отношеніяхъ къ совѣтской власти зарубежная часть Русской Церкви руководствовалась рѣшеніями Всероссійскаго помѣстнаго Собора 1917-18 гг. Всѣмъ ея чадамъ Соборъ заповѣдывалъ отстаивать свободу Церкви отъ порабощенія ея внѣшними силами. Эту внутреннюю свободу и старались всѣми силами отстаивать святѣйшій патріархъ Тихонъ, вѣрные ему архіереи въ отечествѣ и разсѣяніи. Надо понять, что съ тѣхъ кто находился въ свободныхъ условіяхъ будетъ иной спросъ чѣмъ съ тѣхъ кто былъ связанъ врагами Церкви.

Въ декабрѣ 1925 г. въ управленіе Русской Церковью вступилъмитрополитъ Сергій Нижегородскій. Въ своемъ т.н. проектѣ деклараціи объ отношеніи къ совѣтскому правительству отъ 10 іюня 1926 г. митр. Сергій пишетъ: «Здѣсь требуютъ выясненія наши отношенія къ русскому духовенству, ушедшему за границу и тамъ образовавшему изъ себя нѣкоторое филіальное отдѣленіе Русской Церкви. Не признавая себя гражданами Совѣтскаго Союза и не считая себя обязанными по отношенію къ Совѣтской власти никакими обязательствами, заграничныя духовныя лица иногда позволяютъ себѣ враждебныя выступленія противъ Союза, а отвѣтственность за эти выступленія падаетъ на всю Русскую Церковь, въ клирѣ или іерархіи которой они продолжаютъ оставаться... духовенство за его невѣрность Совѣтскому Союзу какими-нибудь церковными наказаніями и было бы ни съ чѣмъ несообразно и дало бы лишній поводъ говорить о принужденіи насъ къ тому Совѣтской властью». Далѣе митр. Сергій пишеть о необходимости отмежеваться отъ заграничнаго «политиканствующаго духовенства». Мысль о невозможности для московской церковной власти управлять заграничными приходами митр. Сергій проводитъ въ частномъ письмѣ архіепископамъ Ѳеофану и Серафиму, членамъ Архіерейскаго Собора РПЦЗ, отъ 30 августа 1926 г., по сути предлагая заграничнымъ іерархамъ воспользоваться для организаціи церковной жизни указомъ св. патріарха Тихона за №362. Въ декабрѣ 1926 г. митр. Сергій былъ арестованъ, но въ мартѣ 1927 г. онъ былъ неожиданно освобожденъ. Къ этому времени относится начало новаго періода его церковной дѣятельности. Въ указѣ №95 отъ 1/14 іюля 1927 т. митр. Евлогію и всѣмъ заграничнымъ русскимъ священно-служителямъ предлагается дать письменное обязательство о лояльности совѣтскому правительству въ томъ, что «они не допустятъ въ своей общественной, въ особенности церковной дѣятельности ничего такого, что можетъ быть принято за выраженіе ихъ нелояльности къ совѣтскому правительству». Отказавшіеся исполнить это предложеніе или не давшіе отвѣта до 15 сент. 1927 г., а также нарушившіе данное обязательство должны быть уволены отъ должностей и исключены изъ состава МП. Въ самой деклараціи отъ 29 іюля 1927 г. митр. Сергій требуетъ отъ заграничнаго духовенства «полной лояльности къ Совѣтскому Правительству во всей своей общественной дѣятельности». Мѣрой наказанія не давшимъ обязательства признать совѣтскую власть онъ снова опредѣляетъ исключеніе изъ клира Московской Патріархіи (Тѣмъ самымъ указывая на невозможность подчиняться ей за границей СССР).

Духовенство Русской Православной Церкви Заграницей не могло дать подписки о лояльности въ силу того, что оно никогда не признавало совѣтскую власть законной, а также по слѣдующимъ причинамъ:

1 Еще въ 1924 г. Архіерейскій Соборъ Русской Православной Церкви Заграницей въ который входили 14 архіереевъ, своимъ опредѣленіемъ постановилъ: распоряженій Всероссійской Высшей Церковной Власти, носящихъ слѣды давленія совѣтской власти и могущихъ нарушить пользу Церкви заграничной, не исполнять.

2.Зарубежная Церковь была Церковью бѣженцевъ. Быв. юрисконсультъ Св. Синода Православной Церкви въ Польшѣ К.Н. Николаевъ въ своей работѣ «Правовое положеніе Православной Церкви Народа Русскаго въ разсѣяніи сущаго» (Новый Садъ, 1934 г.) пишетъ: «Русская Заграничная Церковь не простираетъ своей юрисдикціи на лицъ, принадлежащихъ къ составу совѣтскихъ гражданъ, и на церковныя учрежденія, обслуживающія нужды означенныхъ гражданъ». Въ свою очередь совѣтскимъ гражданамъ находящимся за границей было запрещено вступать въ контакты съ русскими эмигрантами. Клирики Русской Православной Церкви Заграницей, согласно своему статусу бѣженцевъ, были обладателями нансеновскаго паспорта и находились подъ покровительствомъ страны пребыванія. Выраженное въ актѣ лояльности признаніе правительства СССР фактически являлось прекращеніемъ ихъ статуса бѣженца и должно было или привести къ прнятію совѣтскаго гражданства или же къ конфликту съ властью своей собственной страны. Напримѣръ Королевство сербовъ, хорватовъ и словенцевъ въ 1927 г. дипломатически не признавало СССР. Въ своемъ указѣ отъ 20 іюня 1928 г. митр. Сергій вообще опредѣлилъ, что всякій клирикъ признающій его Синодъ, но не вступающій въ совѣтское гражданство, отстраняетя отъ церковнаго служенія.

3.Согласно Всероссійскому по мѣстному Собору 1917-18 гг. права самого патріаршаго мѣстоблюстителя сводятся къ тому, чтобы довести Церковь до слѣдующаго помѣстнаго Собора. Конечно же это постановленіе не подразумѣваегъ положеніе Церкви во время гоненій. Митрополитъ Сергій являлся лишь замѣстителемъ патріаршаго мѣстоблюстителя митр.Петра Крутицкаго. Владыка Петръ не одобрилъ церковнаго курса митр. Сергія послѣ его освобожденія изъ заключенія въ 1927 г. Равно какъ и десятки епископовъ Русской Церкви въ отечествѣ. Они посчитали, что мѣропріятія митр. Сергія много превышаютъ границы его полномочій и являются узурпаціей церковной власти, попраніемъ принципа соборности и завѣтовъ патріарха Тихона о храненіи внутренней свободы Церкви. При сложившемся положеніи для зарубежной части Русской Церкви выполненіе требованій митр. Сергія явилось бы участіемъ во всей его самочинной дѣятельности.

Въ такой атмосферѣ 22 іюня 1934 г. митр. Сергій и его Синодъ выносятъ рѣшеніе за №50 о запрещеніи въ священнослуженіи духовенства Русской Православной Церкви Заграницей. Чуть раньше, въ тѣ же годы, митр. Сергій со своимъ Синодомъ наложилъ запрещенія на тѣхъархіереевъ въ Россіи кто не желалъ слѣдовать его церковнымъ курсомъ. О ненормальности сложившагося положенія свидѣтельствуетъ то, что къ 1934 г. митр. Сергіемъ были запрещены 5 митрополитовъ находившихся въ отечествѣ и разсѣяніи. Небывалое явленіе въ исторіи Русской Церкви! Жесткій курсъ митр. Сергія въ отношеніи требованія лояльность отъ русскаго заграничнаго духовенства вызвалъ протестъ у архіереевъ Русской Церкви и въ предѣлахъ самой Россіи.

Итакъ къ серединѣ 30хъ гг. за границей Россіи находились слѣдующія церковныя объединенія:

1)   Архіерейскій Соборъ Русской Православной Церкви Заграницей. Въ 1935 г. ему административно подчинились до этого самостоятельные епископы Сѣверной Америки.

2) Отдѣлившійся отъ Собора митр. Евлогій, признавшій надъ собой власть митр. Сергія, но за тѣмъ, въ 1930 г., перешедшій въ юрисдикцію константинопольскаго патріарха.

3) Тѣ, кто не пожелавъ покинуть вмѣстѣ съ митр. Евлогіемъ Московскую Патріархію, оставшись въ вѣдѣніи митр. Сергія, образовали приходы Московской Патрiархiи вЗападной Европѣ. Подобнымъ образомъ появились эти приходы и въ Сѣверной Америкѣ.

При сложившемся положеніи передать дореволюціонное церковное имущество митр. Евлогію значило потерять его для автокефальной Русской Церкви. Въ вѣдѣніи митр. Сергія находился митр. Елевѳерій Литовскій и Виленскій, еп. Веніаминъ Севастопольскій и архіеп. Сергій Токійскій и Японскій. Первый окормлялъ прихожанъ МП въ Западной Европѣ, второй въ Сѣверной Америкѣ и третій въ Японіи. Окормлять все русское церковное разсѣяніе эти три архіерея не могли. Наибольшая часть ихъ паствы находилась въ Литвѣ и Японіи, прихожанъ въ Сѣв. Америкѣ и Зап. Европѣ у архіереевъ Московской Патріархіи практически не было. Итакъ очевидна необходимость наличія объединяющаго центра по смыслу указа №362 отъ 1920 г. говорящаго о томъ, что архіереи находящіеся въ одинаковыхъ условіяхъ должны организовать высшую инстанцію церковной власти.

* * * * *

Другой важный факторъ это то, что, въ разсматриваемый нами періодъ, правительства зарубежныхъ государствъ не безъ основанія считали Московскую Патріархію «красной Церковью» и слѣдовательно не желали видѣть ея предствительствъ на своей территоріи. Къ примѣру Палестина, что нынѣ особо актуально, послѣ пораженія Оттоманской имперіи въ Iміровой войнѣ находилась подъ управленіемъ Великобританіи. Въ 1927 г. Соединенное Королевство вынуждено было прекратить дипломатическія отношенія съ готовившимъ англійскую революцію СССР. Отсутствіе въ такихъ условіяхъ въ Палестинѣ представителей Русской Церкви могло повлечь къ потерѣ ея имущества. Отстаивать его въ Святой Землѣ отъ посягательствъ британскихъ властей пришлось клирикамъ РПЦЗ. Въ ея вѣдѣніи находилось все русское церковное имущество въ Палестинѣ до окончанія британскаго мандата. Кстати отъ британскаго правительства Русской Духовной Миссіи (РДМ) въ 1934 г. былъ переданъ участокъземли величиной въ 10,000 кв. м на правомъ берегу Іордана вблизи мѣста крещенія Господня. Такъ что наша Церковь по евангельской притчѣ, не просто закопала въ землю полученное, но и получила прибыль съ ввѣреннаго таланта.

До 1943 г. — времени когда Сталинъ распорядился о возсозданіи МП — ея клирики, какъ члены организаціи безъ юридическаго лица, не имѣли права выѣзжать за границу для духовнаго окормленія паствы. Но даже когда они стали появляться на западѣ, представители гражданскихъ властей къ ихъ посѣщеніямъ обычно относились съ настороженностью.

Опять обратимся къ Палестинѣ. Послѣ IIміровой войны на ея территоріи были созданы два государства — Израиль и Іорданское Хошемитское королевство. На территоріи послѣдняго находилась большая часть владѣній РДМ. Въ 1954 г. іорданскими властями былъ составленъ списокъ въ 125 фамилій, включающій клириковъ МП, доступъ которымъ въ Іерусалимъ былъ запрещенъ. Въ 1958 г. монахи МП не были пропущены въ Іорданію.

Естественно, что только изъ РПЦЗ —Церкви русскаго зарубежья и могъ пополняться штатъ сотрудниковъ русскихъ церковныхъ учрежденій за рубежомъ необходимыхъ для поддержанія въ нихъ жизни. Напримѣръ, въ Елеонскій Спасо-Вознесенскій монастырь игуменія Павла была назначена блаженнѣйшимъ митр. Антоніемъ изъ Хоповскаго монастыря въ Сербіи.

Конечно русскіе бѣженцы были такіе же люди отъ плоти и крови, какъ и тѣ кто остался на родинѣ. Были и ошибки. Не все изъ дореволюціоннаго имущества Русской Церкви удалось сохранить. Напримѣръ, Андреевскій скитъ на Аѳонѣ былъ потерянъ. Но главное, что чада Русской Зарубежной Церкви старались дѣлать то, что въ ихъ силахъ оберегая вверенное имъ достояніе Русской Церкви.

* * * * *

Послѣ 1917 г. изъ Россіи прекратилась финансовая помощь. Совѣтскій союзъ отказался признать себя въ юридическомъ смыслѣ правопреемникомъ россійской имперіи. Показательны такія дѣйствіясовѣтскихъ властей, какъ уничтоженіе въ 20-хъ годахъ домового посольскаго храма, на ул. Унтер-деръ-Линденъ въ Берлинѣ. Изысканіе средствъ для содержанія русскаго церковнаго имущества легло на плечи русскихъ бѣженцевъ-изгнанниковъ, справедливо видѣвшихъ свой долгь въ сохраненіи святыхъ мѣстъ русскаго народа, недосягаемыхъ для кощунственной руки большевиковъ. Чтобы представить себѣ о какихъ средствахъ идетъ рѣчь, достаточно указать только то, что на устроеніе одной только ограды вокругъ монастыря въ Хевронѣ было израсходовано почти 300 тыс. долларовъ. И это при томъ, что за Русской Зарубежной Церковью — не стоятъ такія финансовыя силы, какъ, напримѣръ, россійское правительство.

Въ Германіи совѣтскія власти въ 1935 г. отказались отъ всѣхъ русскихъ дореволюціонныхъ храмовъ. Въ нотѣ направленной въ Берлинъ говорилось: «Правительство СССР въ судьбѣ означеннаго имущества не заинтересовано и не будетъ реагировать въ дальнѣйшемъ на какія бы то ни было обращенія къ нему по этому дѣлу». Въ 1936 г. германское правительство предоставило Русской Зарубежной Церкви статусъ корпораціи права. Такимъ образомъ положеніе въ этой странѣ исторически сложилось такъ, что другія юрисдикціи не могли заботиться о русскомъ церковномъ имуществѣ. Московскую Патріархію германскія власти опять таки расцѣнивали, какъ красную Церковь.

Отстаиваніе РПЦЗ русскаго церковнаго имущества отъ посягательствъ мірскихъ властей. Дѣятельность за рубежомъ МП и Россійское Палестинское Общество

Несмотря на декларацію митр. Сергія и подчиненіе церковной организаціи совѣтскому правительству, Московская Патріархія не только не получила права юридическаго лица, но оказалась передъ лицомъ полнаго уничтоженія. Въ 1935 г. митр. Сергій былъ вынужденъ даже распустить свой Синодъ изъ-за того, что всѣ его члены были арестованы.

Измѣненіе курса государственной религіозной политики въ СССР' произошло въ 1939 г. Съ цѣлью распространенія совѣтскаго вліянія на православныхъ жителей занятыхъ въ 1939-40 гг. территорій Прибалтики, Зап. Украины, Бессарабіи и Бѣлоруссіи власти привлекаютъ Московскую Патріархію. Съ этого времени беретъ свое начало т. н. внѣшнеполитическая дѣятельность Московской Патріархіи до сего дня связанная съ «холодной войной» противъ Русской Православной Церкви Заграницей. Разсматривая эту дѣятельность мы не будемъ говорить о судьбѣ приходовъ РГЩЗ въ Восточной Европѣ, но только въ свободномъ мірѣ. Въ 1945 г. въ Берлинѣ въ приходѣ Воскресенскаго собора, находившагося въ Французской оккупаціонной зонѣ, устраивается собраніе принявшее рѣшеніе о переходѣ храма въ юрисдикцію Московской Патріархіи, составленное изъ спеціальнго привезенныхъ на грузовикахъ военнослужащихъ совѣтской арміи. Московской Патріархіи храмъ, построенный германскимъ правительствомъ и поддаренный именно Русской Православной Церкви Заграницей, никогда не принадлежалъ. Отторгнутъ каѳедральный Николаевскій соборъ Русской Православной Церкви Заграницей въ Вѣнѣ. На ходатайство братства Преп. Іова Почаевскаго, къ которому относится и нашъ Свято-Троицкій монастырь, о возвращеніи хотя бы части церковныхъ книгъ захваченныхъ совѣтской арміей послѣдовала слѣдующая резолюція патріарха Алексія I: «Такъ какъ братство Преп.Іова Почаевскаго находится во враждебномъ состояніи къ совѣтской власти, то вагонъ книгъ, захваченный совѣтскими войсками, считается военнымъ трофеемъ» (Архіеп. Виталій /Максименко/, «Мотивы моей жизни», Свято-Троицкій монастырь, Джорданвиллъ, Н.І., 1955 г.). Послѣ войны МП щедро вливаетъ совѣтскія финансовыя средства въ восточные патріархаты. Предстаетъ передъ ними, какъ Церковь всея Руси, при этомъ стараясь добиваться достиженія цѣлей совѣтской внѣшней политики. Свидѣтельствомъ этому служатъ недавно опубликованные документы изъ совѣтскихъ архивовъ.

Направляемые за рубежъ клирики Московской Патріархіи могли являться и сотрудниками совѣтской внѣшней развѣдки. Недавно стало извѣстно, что въ Канадѣ, напримѣръ, священники І.Борщъ и В. Петлюченко изучали приходскія вѣдомости для составленія совѣтскимъ развѣдчикамъ правдоподобныхъ біографій ("KGB Clerics Spied in Alberta" by Jim Bronskill in "Calgary Herald" 6 October 1999). Въ Израилѣ послѣ того, какъ СССР въ 1967 г. разорвалъ съ нимъ дипломатическія отношенія, совѣтскіе развѣдчики дѣйствовали подъ прикрытіемъ Русской Духовной Миссіи Московской Патріархіи. Подтверждаегь это Хагонъ Антарасьянъ, родившійся и выросшій въ Іерусалимѣ, который долженъ былъ передавать свѣдѣнія о состояніи армянской общины Іерусалима въ миссію МП (сообщеніе В.Нефеша изъ Іерусалима, «Слово Церкви» №3,1973 г.)

* * * * *

Архимандрит Феодосий МП, доказывает ген.консулу США ДХербсту, о мирной передаче хевронского монастыря в 1997 году.

Другой важной стороной служенія Русской Зарубежной Церкви стало отстаиваніе церковнаго имущества исторически принадлежащаго Русской Церкви отъ посягательствъ мірскихъ властей. Такія поползновенія происходили главнымъ образомъ со стороны правительства СССР, хотя въ Палестинѣ, о которой здѣсь главнымъ образомъ идетъ рѣчь, британскія власти покушались на русское церковное имущество.

Тутъ надо остановиться на значеніи Императорскаго Православнаго Палестинскаго Общества (ИППО) въ вопросѣ о дореволюціонномъ русскомъ церковномъ имуществѣ. Церковное имущество въ Палестинѣ никогда не принадлежало россійскому государству, но было записано, какъ собственность ИППО или другихъ лицъ напримѣръ вел. кн. Сергія Александровича, перваго предсѣдателя ИППО. Вмѣстѣ съ ИППО Русская Духовная Миссія завѣдывала дѣлами недвижимости въ Палестинѣ. Большевики послѣ прихода къ власти конфисковали «всеавуары общества въ русскихъ банкахъ, 4-этажный домъ въ Петроградѣ, гдѣ размѣщалась штабъ-квартира общества и его библіотека. Многіе члены ИППО погибли въ застѣнкахъ и ушли за границу съ Бѣлой арміей» (Олегь Пересьшкинъ, предсѣдатель ИППО /Россія/, «Православное Палестинское общество вновь становится императорскимъ...», «Независимая газета», 4 апр., 1993 г.). Такъ вотъ этими ушедшими въ изгананіе членами ИППО его дѣятелыюсть была продолжена за границей. Послѣ революціи 1917 г. Русская Духовная Миссія въ Святой Землѣ, подчинилась Собору архіереевъ Русской Церкви окормляющихъ ея паству за границей (РПЦЗ).

Въ 1918 г. въ совѣтской Россіи было въ качествѣ академической организаціи создано Россійское Палестинское Общество (РПО), которое, равно какъ и Московская Патріархія, использовалось за границей для выполненія заданій правительства СССР въ отношеніи русскаго церковнаго имущества.

Въ 1948 г. израильскія власти отторгли отъ Русской Зарубежной Церкви имущество въ занятой ими части Іерусалима, но передали его не РПО, а правительству СССР, которое въ свою очередь передало часть церковнаго имущества МП, а часть продало Израилю. Однако, то что именно большевицкая власть распоряжалась имуществомъ МП, видно изъ слѣдующаго факта. — Въ началѣ 1960 г. Русская Духовная Миссія (МП) подарила коммунистической партіи Израиля участокъ земли напротивъ источника, куда въ юные годы ходила за водой Пресвятая Дѣва Марія. Израильскіе коммунисты, видимо по примѣру своихъ старшихъ товарищей въ СССР, предполагали на этомъ участкѣ устроить вначалѣ кинотеатръ, а затѣмъ автомобильную стоянку (израильская газета «Мааривъ» 14 мая,. 1969 г.). Почему-то теперь въ патетическихъ выступленіяхъ противъ Зарубежной Церкви никто не вспоминаетъ объ этомъ участкѣ пріобрѣтенномъ на деньги гражданъ россійской имперіи которые врядъ ли согласились бы съ такимъ рѣшеніемъ.

Въ 90-хъ гг. XXв. Россійское Палестинское общество получило названіе Императорскаго Православнаго Палестинскаго Общества и нынѣ считаетъ только себя единственнымъ правопреемникомъ дореволюціоннаго ИППО. Очевидно, что эта организація, какъ и въ прошломъ является инструментомъ правительства, но теперь не совѣтскаго, а россійскаго. Напримѣръ на захваченномъ въ 1995 г., въ Іерихонѣ участкѣ цитрусоваго сада принадлежащаго ИППО установлена надпись: «Собственность Россійской федераціи». Въ сент. 1997 г. сотрудники россійскаго консульства въ Газѣ заявили о томъ, что принадлежащая РПЦЗ лавра преп. Харитона, находящаяся вблизи палестинской автономіи, также принадлежитъ Россійской федераціи

Принадлежащій ИППО странопріимный домъ съ земельнымъ участкомъ, захваченный въ этомъ году, въ Іерихонѣ также расцѣнивается, какъ собственность Россійской федераціи и предполагается использоваться для консульскихъ нуждъ. До сихъ поръ ничего не слышно о появленіи тамъ представителей Палестинскаго Общества изъ Россіи.

* * * * *

Надѣюсь, что послѣдовавшее выше освѣщеніе обстоятельствъ относящихся къ взаимоотношеніямъ МП, Россійскаго Палестинскаго Общества и совѣтскаго-россійскаго государства дѣлаетъ болѣе понятымъ отстаиваніе РПЦЗ русскаго православнаго имущества отъ чуждыхъ посягательствъ. Яркой иллюстраціей отношенія къ русскому дореволюціонному имуществу архіереевъ РПЦЗ и МП можетъ служить исторія относящаяся къ миссіи Русской Православной Церкви въ Пекинѣ. Въ 1924 г. ея начальнику митр. Иннокентію (РПЦЗ) удалось отстоять имущество миссіи отъ посягательствъ СССР, доказавъ китайскимъ властямъ, что правопреемникомъ Церкви на владѣніе имуществомъ не можетъ являться атеистическое совѣтское государство. Черезъ 20 лѣтъ начальнику миссіи, уже подчиненной МП, пришлось доказывать обратное. Въ результатѣ на территоріи миссіи устроено совѣтское посольство, а храмъ — величайшая святыня православнаго Китая, на крови первомучениковъ китайскихъ разрушенъ по распоряженію совѣтскаго посла (Священникъ Діонисій Поздняевъ, «Православіе въ Китаѣ», Москва, 1998 г.).

Подводя итогъ всему вышесказанному становится очевиднымъ, что РПЦЗ есть не какая-то чужеродная заграничная организація, какъ оцѣниваютъ ее въ Россіи, но изгнанная изъ отечества Русская Православная Церковь. Нахожденіе РПЦЗ за предѣлами отечества связано съ тѣмиже историческими причинами приведшими Московскую Патріархію къ нахожденію подъ властью большевиковъ. Поэтому совершенно естественна забота Русской Зарубежной Церкви о россійскомъ церковномъ имуществѣ. Вѣдь это имущество Русской Церкви плоть отъ плоти которой является Русская Православная Церковь Заграницей. Исторчески очевидно, что въ годы существованія коммунизма никто кромѣ нея не могъ проявлять заботу объ этомъ имуществѣ въ томъ объемѣ, какъ это дѣлала РПЦЗ сохранявшая его для русскаго православнаго народа, для котораго всегда открыты святыя мѣста находящіяся въ вѣдѣніи РПЦЗ...

Свято-Троицкій монастыръ, Джорданвиллъ, Н.І.

весна 2000 г.

 

Начальник отдела внешних сношений МП митр.Кирилл (Гундяев) осматривает "военный трофей".

По свѣдѣніямъ на конецъ сентября положеніе въ Святой Землѣ: остается прежнимъ. Представители РПЦЗ ютятся въ желѣзномъ вагончикѣ и на своей же собственной территоріи ограничены въ передвиженіи. Мало надежды на возвращеніе Хевронскаго монастыря. Просимъ молиться о ниспосланіи помощи Божіей подвизающимся въ Святой Землѣ нашимъ во Христѣ отцамъ, братьямъ, матерямъ и сестрамъ.

А.Б. Псаревъ

Печать Электронная почта