Интернет Собор / Internet Sobor 
truth and dignity 
АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

Архиепископ Никон (Рклицкий): Почитание Святых в Земле Русской просиявших

Въ настоящій воскресный день мы прославляемъ святыхъ угодниковъ Божіихъ въ Землѣ Русской просіявшихъ. Этотъ праздникъ, когда-то существовавшій въ Русской Церкви въ Московской Руси, былъ возстановленъ Великимъ Московскимъ Соборомъ 1917—1918 годовъ въ началѣ того страстотерпческаго пути, по которому идетъ Русская Церковь отъ начала революціи и до сегодняшняго дня. Установленъ этотъ праздникъ для того, чтобы напомнить Русскому народу о сонмѣ его соотечественниковъ-подвижниковъ — проповѣдниковъ вѣры Христовой и укрѣпить его на подражаніе и продолженіе ихъ подвига.

 

Въ Христовой Церкви въ почитаніи безчисленнаго сонма святыхъ существуютъ различные образы ихъ почитанія. Иное почитаніе святыхъ апостоловъ и иное святителей Божіихъ, и иное святыхъ мучениковъ, и иное преподобныхъ; иное святыхъ женъ и иное святыхъ мужей. И каждый святой почитается по образу его жизни и подвига его вѣры, но не существуетъ раздѣленія святыхъ по національностямъ — свв. Апостолы іудеи по національности и св. мученики греки, и римляне, и сирійцы, и вообще святые всякаго народа одинаково дороги вѣрующему православному сердцу. Русскому человѣку трудно представить себѣ, что Святитель Николай Мѵрликійскій былъ грекъ и не говорилъ по-русски и что Божія Матерь была іудейская дѣвушка. Поэтому и праздникъ всѣхъ святыхъ въ Землѣ Русской просіявшихъ въ духовномъ отношеніи является повтореніемъ праздника Всѣхъ Святыхъ, установленнаго съ древняго времени послѣ праздника Святой Троицы. И оба эти воскресенія, посвященныя первое всѣмъ святымъ и второе русскимъ святымъ, имѣютъ величайшее значеніе для вѣрующаго сердца и для нашего спасенія и составляютъ драгоцѣнное богатство Св. Православной Церкви, чего лишены другія исповѣданія, особенно протестанты, не почитающіе святыхъ.

Почитаніе святыхъ является вѣнцомъ почитанія нами Воскресенія Христова изъ мертвыхъ и дарованія намъ вѣчной жизни. Въ весь длинный періодъ времени отъ праздника Св. Пасхи и кончая праздникомъ Святой Троицы, Св. Церковь въ своихъ евангельскихъ чтеніяхъ почти исключительно въ чтеніяхъ Евангелія св. Апостола Іоанна Богослова — благовѣстника Іисусова Божества, въ чтеніяхъ изъ Дѣяній святыхъ Апостоловъ и въ богослужебныхъ чтеніяхъ возвѣщаетъ намъ о томъ, что воскресшій Христосъ есть истинный Богъ, Творецъ неба и земли, дарующій намъ воскресеніе и вѣчную жизнь. Послѣ этого проповѣдь для того, чтобы какъ бы ввести ее въ нашу душу, сдѣлать ее дѣйственной для каждаго изъ насъ, потому что пріятіе или непріятіе этой истины зависитъ отъ нашей свободной воли и опредѣляетъ нашу судьбу въ вѣчности, Св. Церковь и приводитъ къ нашему духовному взору сонмъ всѣхъ святыхъ, просіявшихъ какъ плодъ Воскресенія Христова.

Они, всѣ святые, принадлежали ко всѣмъ эпохамъ послѣ воскресенія, ко всѣмъ націямъ и народамъ, ко всѣмъ классамъ и положеніямъ въ человѣческомъ обществѣ, а по своимъ человѣческимъ качествамъ были лучшими изъ людей. Передъ ихъ сонмомъ отпадаетъ какое бы то ни было наше самооправданіе въ грѣховности и маловѣріи. Если мой лукавый помыслъ скажетъ: я былъ плохимъ христіаниномъ, потому что я былъ бѣднымъ или богатымъ, малообразованнымъ или ложно образованнымъ, увлеченнымъ мірской жизнью или тупоумнымъ и т.д. и т.д., то меня обличатъ святые угодники, которые во всѣхъ подобныхъ обстоятельствахъ и положеніяхъ побѣдили грѣхъ и угодили Богу своей жизнью, и передъ ихъ свѣтлымъ сонмомъ мнѣ остается только одно — признать въ своей душѣ, что во всѣхъ своихъ грѣхахъ виноватъ только я одинъ, а не тѣ обстоятельства, при которыхъ прошла моя жизнь. Господь ставилъ меня въ различныя положенія въ жизни для того, чтобы дать мнѣ возможность выйти побѣдителемъ грѣха и наслѣдовать ту вѣчную жизнь, которую Онъ уготовалъ любящимъ Его.

Признавъ себя самого виновнымъ въ своей духовной скудости, мнѣ остается прибѣгнуть къ сонму святыхъ, которые преисполнены любви ко всѣмъ намъ, у которыхъ мы можемъ заимствовать изъ ихъ духовнаго богатства недостающее намъ для угожденія Богу.
Вотъ почему этотъ праздникъ превращаетъ нашу печаль о духовной скудости въ величайшую радость. Въ благодатной Церкви Божіей мы можемъ пріобщиться къ сонму святыхъ, стать ихъ согражданами, воспользоваться ихъ подвигами черезъ наше покаяніе и черезъ нашу любовь къ нимъ и ихъ почитаніе и воскреснуть съ ними къ новой жизни во Христѣ.

Архіеп. Никонъ (Рклицкій) († 1976 г.)

1972 г.

Фото: Икона Всех святых в земле Российской просиявших, написаная иеромонахом
Киприаном (Пыжовым), для храма св.праведного Иова Многострадального в г.Брюссее.

* * *


Архиепископ Никон родился 4/16 декабря 1892 года а г. Борки Черниговского уезда а России (ныне Украина). В миру он был известен как Николай Павлович Рклицкий, сын отца Павла Рклицкого и матушки Елизаветы Корсакевич. "Отец Павел был приходским священником в Борках и одновременно исполнял обязанности местного благочинного" (1). Владыка вспоминал, что подрастая, "он знал всех священников а округе и помнил как, когда отец его был жив, все они интересовались мальчиком и были ласковы к нему, но после отцовой смерти никто из них о нем больше не вспоминал" (2). Можно было бы сказать, что еще мальчиком, имел настоящий мотоцикл, "что в те дни было величайшей редкостью" (3).   Фамилия "Рклицкий", "рассказывал Владыка, имеет славянские корни и происходит от реки Рклик, которая протекает в Чешской Республики. Рклицкий – это прилагательное от Рклик и означает кого-то из тех мест. Вероятно, что кто-то из предков Владыки переселился из Богемии в Черниговские места" (4).

Юношей Николай Павлович поступил в Черниговскую Духовную  Семинарию, которая находилась через дорогу от известного Елецкого монастыря" (5). В 1911 году он ее закончил, а через четыре года окончил Свято-Владимирский Университет в Киеве, получив юридический диплом. В том же 1915 году он был назначен помощником в Военное Следственное Управление. "Одновременно он проходил курсы в Николаевской Артиллерийской школе в Киеве и в Александрой Военно-Юридической Академии в Санкт-Петербурге. Позже Николай также закончил миссионерско-богословский курс в Белграде, в Сербии, и потом работал при Высшем Русском Церковном Управлении" (6). Впоследствии, "он, как артиллерийский офицер, участвовал в войне 1914-1917 гг. и в гражданской войне 1918-1920 гг. В 1920 он эвакуировался из Крыма и проживал в Белграде до 1944 года" (7).

Находясь в Югославии, "Николай Павлович пером продолжил борьбу против коммунизма, возглавляя издание ‘Военный Вестник’, а затем, будучи сторонником монархических убеждений, редактируя монархический орган ‘Царский Вестник’" (8). Таким образом, с 1921 по 1941 он был журналистом. "На протяжении этого времени будущий епископ Никон тесно сотрудничал с митрополитом Антонием (Храповицким) в церковно-литературном отделе. Н.П. записывал и публиковал работы митрополита Антония, и сам писал много статей в различные издания по церковному управлению и богословским вопросам. Он принимал активное участие в церковной жизни в годы неурядиц в Русской Православной Церкви, выступая в защиту каноничности церковной позиции Зарубежной Церкви, публикуя популярные и полемические статьи во многих изданиях. Он написал биографию митрополита Антония и выпустил юбилейную коллекцию его работ. Также он написал биографию митрополита Анастасия" (9). Размышляя о своей молодости, Владыка Никон вспоминал, что "был период, когда он отошел от Церкви и был менее активным, но сблизившись с митрополитом Антонием (Храповицким), он вновь стал принимать живое участие в жизни Церкви" (10).

В 48-летнем возрасте Николай Павлович решил посвятить остаток своей жизни Церкви. 24 сентября/7 октября 1941 года в Белграде Митрополит Анастасий подстриг его в монахи с именем Никон. "1/14 октября того же года он был посвящен во иеродиакона, и вскоре, 4 декабря/21 ноября, в иеромонаха. Возложенные на него митрополитом Анастасием духовные обязанности он исполнял в Свято-Троицкой церкви в Белграде. В 1944 году он был эвакуирован из Белграда в Германию и был приписан к митрополиту Анастасию в Карлсбаде. В апреле 1945 года он присоединился к Братству преподобного Иова Почаевского и вместе с ним был переправлен в Швейцарию. В 1945-46 гг. о. Никон был личным секретарем митрополита Анастасия. В наиболее критическое и переходное время возобновления деятельности Архиерейского Синода Зарубежной Церкви после войны он осуществлял связь между митрополитом Анастасием, теми, кто искал убежище в Германии, и приходами и епархиями в Западной Европе и в Северной и Южной Америке. В мае 1946 года о. Никон был возведен в сан архимандрита" (11).

"В феврале 1942 г. о. Никон приказом по Русскому Корпусу был назначен священником в резервный батальон в Белграде. Во время битвы за городок Чачак в октябре 1944 гогда, игумен Никон был легко ранен, а его диакон – убит. 1 января 1945 г. о. Никон стал старшим священником Русского Корпуса" (12).

В декабре 1946 года он прибыл в Соединенные Штаты и получил назначение секретарем к архиепископу Виталию (Максименко), который в то время управлял Восточто-Американской и Канадской епархией. "В его обязанности входило также создание новых приходов" (13). Позже Владыка Никон становится Вице-Президентом Архиерейского Синода, а 27 июня 1948 г. его посвящают в сан епископа Флоридского. Годом позже он возводится в сан архиепископа и становится управляющим Восточно-Американской епархией и получает имя архиепископа Вашингтонского и Флоридского.

Во время своего епископского служения владыка неустанно трудился не только в своей епархии, но много сделал и для всей Зарубежной Церкви. "15/28 июня 1948 года в Епархиальном управлении в Бронксе состоялось совещание епископов, ка котором обсуждалось создание Свято-Троицкой семинарии в Джорданвилле, шт. Нью-Йорк. Епископ Никон был в числе первых преподавателей новой семинарии. Его предметами были нравственное и пастырское богословие" (14). Владыка по своей обязанности много разъезжал и не только по своей епархии. Он часто посещал Святую Землю, Женеву, Южную Америку и Грецию.

"Практически невозможно выделить что-то из миссионерско-просветительной и благотворительной деятельности архиепископа Никона. Венцом же его издательской деятельности является собранный им многотомный труд "Жизнеописание и Творения Блаженнейшего Антония, митрополита Киевского и Галицкого", посвященного его духовному наставнику" (15).

После смерти архиепископа Виталия (Максименко) в 1960 году, архиепископ Никон продолжил сооружение Св. Владимирского храма-памятника в Джексоне, шт. Нью-Джерси, которое было начато владыкой Виталием еще в 1940 г.

Владыка Никон мирно отошел во сне 21 августа/4 сентября 1976 в возрасте 84-х лет. Это произошло в приходском доме при Вознесенском соборе в Бронксе, шт. Нью-Йорк. Смерть случилась от сердечной недостаточности. Панихида состоялась 24 августа/7 сентября в Синодальном соборе Знамения Божией Матери в Манхеттене. Владыка Никон был погребен в нижней церкви Св. Владимирского храма-памятника, рядом со своим предшественником, архиепископом Виталием. По сей день верующие посещают обоих иерархов и просят у них руководства и святых молитв.

Архиепископ Никон вспоминается как добрый и смиренный раб Божий, посвятивший себя служению нашей Церкви. Во дни 34-летней годовщины со дня его преставления, размышляя о жизни и работе Владыки, мы молимся, чтобы и будущие поколения также хранили память о нем.

Вечная память!

* * *

Слева направо: инок Алипий (Гаманович) (род.1926) - будущий Архиепископ Чикагский и Детройтский Алипий , инок Флор (Ванько) (1926-2012) - будущий архимандрит Св.Троицкого монастыря, приснопамятный архимандрит Киприан (Пыжов) (1904 - 2001), инок Лавр (Шкурла) будущий митрополит РПЦЗ (1928-2008).

* * *

О восстановлении празднования памяти Собора Всех святых в земле Российской просиявших.

Каждый год Русская Православная Церковь совершает память "всеблаженных и богомудрых угодников Божиих" - Всех святых, просиявших своею жизнью и подвигами в земле Русской и непрестанно молящихся о ней.

Празднование Собора всех святых, в земле Российской просиявших, появившееся в 50-е гг. XVI в. и забытое в синодальную эпоху, было в 1918 г. восстановлено, и стало торжественно совершаться во 2-ю Неделю по Пятидесятнице.

Центральным моментом праздника является, конечно же, прославление Церковью святых, просиявших своими добродетелями в нашем Отечестве, и молитвенное обращение к ним.

Святые Церкви - наши помощники и предстатели перед Богом на протяжении всей нашей земной жизни, поэтому частое обращение к ним есть естественная потребность всякого христианина; тем более, обращаясь к русским святым, мы имеем еще большее дерзновение, так как верим, что "наши святые сродники" никогда не забывают своих потомков, совершающих "любовию их светлый праздник".
Впрочем, "в русских святых мы чтим не только небесных покровителей святой и грешной России: в них мы ищем откровения нашего собственного духовного пути", и, внимательно всматриваясь в их подвиги и "взирая на кончину их жизни", стараемся, с помощью Божией, "подражать вере их", дабы Господь и впредь не оставлял бы землю нашу Своей благодатью и являл бы в Русской Церкви святых Своих до скончания века.

Первое официальное церковное установление дня памяти Всех русских святых связано с именем новгородского святителя - Макария, в 1542-1563 гг. возглавлявшего Русскую Православную Церковь.

От святительства митрополита Макария Московского (+1563) до Поместного Собора Русской Православной Церкви 1917-1918 гг.

В 1528-1529 гг. племянник преподобного Иосифа Волоцкого, инок Досифей Топорков, работая над исправлением Синайского Патерика, в составленном им послесловии сокрушался, что, хотя Русская земля и имеет немало святых мужей и жен, достойных не меньшего почитания и прославления, чем восточные святые первых веков христианства, однако они "нашим небрежениием презираема и писанию не предаваема, еже некая и мы сами свемы". Досифей совершал свой труд по благословению новгородского архиепископа Макария, с именем которого, главным образом, и связано устранение того "небрежения" по отношению к памяти русских святых, ощущавшееся многими чадами Русской Церкви в конце XV - начале XVI столетий.

Главной заслугой святителя Макария стал его многолетний, кропотливый и неустанный труд по собиранию и систематизации всего агиографического, гимнографического и гомилетического наследия Православной Руси, известного к тому времени. Более 12 лет, с 1529 по 1541 гг., святитель Макарий и его помощники работали над составлением двенадцатитомного сборника, вошедшего в историю под названием Великие Макарьевские Четьи Минеи. В этот сборник вошли жития многих русских святых, почитавшихся в разных уголках нашего государства, но не имевших общецерковного прославления. Выход в свет нового сборника, составленного по календарному принципу и содержащего жизнеописания многих русских подвижников благочестия, без сомнения, ускорил процесс подготовки первого в истории Русской Церкви прославления для повсеместного почитания целого сонма святых.

В 1547 и 1549 гг., став уже Первоиерархом Русской Церкви, святитель Макарий созывает в Москве Соборы, известные под именем Макарьевских, на которых решался только один вопрос: о прославлении русских святых. Во-первых, был решен вопрос о принципе канонизации на будущее время: установление памяти общечтимым святым отныне подлежало соборному суждению всей Церкви. Но основным деянием Соборов стало торжественное прославление 30 (или 31)18 новых общецерковных и 9 местночтимых святых.

На Соборе 1547 г.19 были канонизированы:

1) святитель Иона, митрополит Московский и всея Руси (+ 1461);

2) святитель Иоанн, архиепископ Новгородский (+ 1186);

3) преподобный Макарий Калязинский (+ 1483);

4) преподобный Пафнутий Боровский (+ 1477);

5) благоверный великий князь Александр Невский (+ 1263);

6) преподобный Никон Радонежский (+ 1426);

7) преподобный Павел Комельский, Обнорский (+ 1429);

8) преподобный Михаил Клопский (+ 1456);

9) преподобный Савва Сторожевский (+ 1406);

10-11) преподобные Зосима (+ 1478) и Савватий (+ 1435) Соловецкие;

12) преподобный Дионисий Глушицкий (+ 1437);

13) преподобный Александр Свирский (+ 1533).

Для местного почитания на Соборе были прославлены :

1) блаженный Максим, Христа ради юродивый, Московский (+ 1434);

2-4) благоверный князь Константин и чада его Михаил и Феодор, Муромские (+ 1129);

5-6) благоверные князья Петр и Феврония, Муромские (+ 1228);

7) святитель Арсений Тверской (+ 1409);

8-9) блаженные Прокопий (+ 1303) и Иоанн (+ 1494), Христа ради юродивые, Устюжские.

Собором же 1549 г., сведений о котором сохранилось гораздо меньше, были, предположительно, прославлены следующие святые:

1) святитель Нифонт, архиепископ Новгородский (+ 1156);

2-3) святители Новгородские Иона (+ 1470) и Евфимий (+ 1458);

4) святитель Иаков, епископ Ростовский (+ 1392);

5) святитель Стефан Пермский (+ 1396);

6) благоверный князь Всеволод Псковский (+ 1138);

7) благоверный князь Михаил Тверской (+ 1318);

8) преподобный Авраамий Смоленский (+ начало XIII в.);

9-11) мученики Иоанн, Антоний и Евстафий Литовские (+ 1347);

12) преподобный Евфимий Суздальский (+ 1404);

13) преподобный Григорий Пельшемский (+ 1442);

14) преподобный Савва Вишерский (+ 1460);

15) преподобный Евфросин Псковский (+ 1481);

16) преподобный Ефрем Перекомский (+ 1492);

17) мученик Авраамий Болгарский (+ 1229);

18) святитель Арсений Сербский (+ 1266).

Наконец, главным деянием Соборов, помимо поименного прославления русских святых, стало установление дня общей памяти "новых чудотворцев Русских", которые вместе с уже почитавшимися ранее святыми Русской Церкви составили сонм ее светильников, "молитвенно охраняющих высоту ее стояния и пути ее великого исторического делания".Участники Собора 1547 г.23 так сформулировали свое решение: "Уставили есмы ныне праздновати новым чудотворцом в Русской земли, что их Господь Бог прославил, Своих угодников, многими и различными чудесы и знаменми и не бе им до днесь соборного пения".

Днем праздника сначала было установлено 17 июля, как ближайший день к памяти святого равноапостольного князя Владимира (15 июля). Однако позднее дата празднования памяти Всех русских святых несколько раз менялась. Она совершалась и в первое воскресенье по Ильине дне, и в один из седмичных дней перед Неделей всех святых.

В самое ближайшее время после Московских Макарьевских Соборов на Руси появилось "множество житий русским святым, или их новых редакций, служб, похвальных слов; начинают интенсивнее писаться иконы русским святым, строиться храмы в их честь, совершаются открытия мощей русских святых". Естественно, что установление праздника в честь всех русских святых потребовало и написания службы этого праздника. Эту нелегкую задачу выполнил инок Суздальского Спасо-Евфимиева монастыря Григорий, оставивший Русской Церкви "в общей сложности до 14 агиологических произведений как об отдельных святых, так и сводные работы обо всех русских святых".

О личности суздальского инока Григория сохранилось очень мало исторических сведений, причем весьма расходящихся друг с другом. В современной церковно-научной литературе считается, что родился он около 1500 г., агиологическую деятельность в Спасо-Евфимиевом монастыре начал около 1540 г., а в 1550 г. написал "Службу Всем русским святым" и "Похвальное слово" им.

Служба "новым чудотворцам" Российским явилась "новым фактором в русской литургической письменности" и "древнейшим протографом всех более поздних редакций вплоть до "Службы Всем святым, в земле Российской просиявшим", составленной на Соборе 1917-1918 гг. и напечатанной Московской Патриархией в 1946 г. с необходимыми изменениями и дополнениями".

Списки службы и похвального слова Всем русским святым получили широкое распространение уже в XVI в. Однако в печатном виде опубликованы они были впервые только лишь в первой половине XVIII в.. Вообще же, после большого духовного подъема в русском обществе, вызванного Московскими Соборами 1547 и 1549 гг., к концу XVI в. праздник Всех русских святых стал забываться и праздноваться только в отдельных уголках России. Эта печальная тенденция в XVII в. стала усиливаться, и в итоге на протяжении Синодального периода почитание праздника Всех русских святых в Русской Церкви было окончательно предано забвению и сохранялось только у старообрядцев.

Поместный Собор Русской Православной Церкви 1917-1918 гг.

События восстановления празднования дня памяти Всех русских святых исторически совпали с восстановлением Патриаршества в Русской Церкви.

В предсоборный период у Святейшего Синода не было намерения возобновить празднование, появившееся в далеком XVI в. 20 июля 1908 г. крестьянин Судогодского уезда Владимирской губернии Николай Осипович Газукин направил в Святейший Синод ходатайство об установлении ежегодного празднования «Всем святым Российским, с начала Руси прославленным» с просьбой "почтить этот день особо составленною церковною службою". Прошение вскоре было отклонено синодальным определением на том основании, что существующий праздник Всех святых включает в себя и память святых русских.

Тем не менее на Поместном Соборе Русской Церкви 1917-1918 гг. праздник был восстановлен. Заслуга восстановления и последующего почитания дня памяти Всех русских святых главным образом принадлежит профессору Петроградского университета Борису Александровичу Тураеву и иеромонаху Владимирского Рождественского монастыря Афанасию (Сахарову).

Первый, 15 марта 1918 г., на заседании Отдела о богослужении, проповедничестве и храме, представил Собору доклад, в котором, в частности, замечал, что "в наше скорбное время, когда единая Русь стала разорванной, когда нашим грешным поколением попраны плоды подвигов святых, трудившихся и в пещерах Киева, и в Москве, и в Фиваиде Севера, и в Западной России над созданием единой Православной Русской Церкви, представлялось бы благовременным восстановить этот забытый праздник, да напоминает он нам и нашим отторженным братьям из рода в род о Единой Православной Русской Церкви и да будет он малой данью нашего грешного поколения и малым искуплением нашего греха".

Одобренный отделом доклад Тураева 20 августа 1918 г. был рассмотрен Собором, и наконец, 26 августа, в день тезоименитства Святейшего Патриарха Тихона, было принято историческое постановление: "1. Восстанавливается существовавшее в Русской Церкви празднование дня памяти Всех святых русских. 2. Празднование это совершается в первое воскресенье Петровского поста".


Собор постановил печатать исправленную и дополненную Службу инока Григория в конце Цветной Триоди. Однако спешно взявшиеся за этот труд Б.А.Тураев и иеромонах Афанасий вскоре пришли к выводу, что заимствовать из службы инока Григория можно лишь самую малую часть, тогда как все остальное необходимо составлять заново, "частью сложивши совершенно новые песнопения (это труд взял на себя главным образом Б.А.Тураев), частью выбравши наиболее характерное и лучшее из существующих богослужебных книг, по преимуществу из отдельных служб Русским святым (эту работу проделал иеромонах Афанасий)".

Инициаторам восстановления памяти Всех русских святых очень хотелось составленную ими службу "провести через Собор", который вот-вот должен был закрыться. Поэтому еще неполностью готовая, 8 сентября 1918 г., на предпоследнем заседании богослужебного отдела Поместного Собора, новая служба была рассмотрена, одобрена и передана на последующее утверждение Святейшему Патриарху и Священному Синоду. 18 ноября, уже после закрытия Поместного Собора, Патриарх Тихон и Священный Синод благословили печатание новой Службы под наблюдением митрополита Владимирского и Шуйского Сергия (Страгородского), что и было осуществлено до конца 1918 г. в Москве с большими трудностями. Наконец 13 декабря того же года всем епархиальным архиереям был разослан указ о восстановлении дня памяти Всех русских святых, а 16 июня 1919 г. направлен и типографски отпечатанный текст службы с указанием совершать ее в ближайший воскресный день по получении.

К несчастью, из-за событий революции 1917 г. восстановленный Собором праздник снова едва не был быстро забыт, как это уже случалось ранее. На этот раз это было связано главным образом с гонениями, воздвигнутыми на Русскую Церковь в XX в. К тому же 23 июля 1920 г. скончался Б.А.Тураев, очень желавший и далее трудиться над дополнением и исправлением спешно составленной службы, а архимандрит Афанасий, по своему смирению, не решался один браться за такой ответственный труд.

Однако восстановленному празднику Промыслом Божиим не попущено было снова оказаться забытым. А воздвигнутые на Русскую Церковь гонения удивительным образом только помогли его повсеместному распространению.

Примечания:

Борис Александрович Тураев (1868-1920) - выдающийся русский востоковед, литургист и агиолог. Автор службы преподобномученику Афанасию Брестскому и большинства оригинальных песнопений службы Всем святым, в земле Российской просиявшим. По воспоминаниям митрополита Евлогия (Георгиевского), "святой человек, знавший богослужение лучше духовенства".

Еп. Афанасий Сахаров, г. Ишим, фото 1943 г.

Афанасий (Сахаров), епископ Ковровский, исповедник и песнописец (2 июля 1887 - 28 октября 1962).

 Источник:http://archiv.livejournal.com/202053.html

Печать Электронная почта