Интернет Собор / Internet Sobor 
truth and dignity 
АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

Русский Елеон

JERU_ELEON«Самая высокая из холмистых вершин, лежащих к востоку от Иерусалима, носит название Елеонской (Масличной), по-видимому, всегда изобилуя оливковыми деревьями, как и сейчас. Арабское ее название «Джэбель-эт-Тур» означает «главная» или «священная гора» (1).

Согласно св. Писанию и Преданию, Господь наш Иисус Христос вознесся на небо «от горы, нарицаемой Елеон» (Деян. 1, 12). Во второй половине прошлого века католики начали приобретать участки на Елеоне. Создалось такое положение и «образ действий латинян был таков, что заставлял серьезно опасаться, как бы вся Елеонская гора не перешла в их владение, и потому начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме о. архим. Антонин (Капустин) поспешил купить участок земли на восточной стороне от места Вознесения» (2).

JERU_ANTONIN_2_0002

Благочестивая св. царица Елена (мать Константина Великого) построила на месте вознесения величественный круглый храм «Имвомон» без купола, как бы не ставя препятствий восхождению на небо. В этом храме находился камень с отпечатком Божественной Стопы Спасителя, ласково называемой русскими «Стопочкой».

При очередном нашествии, этот храм был разрушен, а со временем над «Стопочкой» была выстроена небольшая восьмиугольная часовня, сохранившаяся и до нашего времени и являющаяся теперь мечетью. Место это теперь находится во владении мусульман, которые допускают внутрь часовни за известное вознаграждение, а в день Вознесения дают возможность совершать службы на дворе, окружающим часовню.

Начатки общины на месте, приобретенном о. архим. Антонином, восходят к 1903 году; в 1906 году женская община была утверждена св. Синодом. К этому времени в ней было всего 15 сестер.

Вследствие усиленной деятельности архимандрита Антонина (были построены келлии, гостиница, богодельня, мастерские и т. д.) число сестер уже через год возросло до ста.

Во время Первой мировой войны обитель сильно пострадала: в ней были расквартированы турецкие солдаты; часть сестер и священнослужителей Миссии были высланы в Александрию (3). Монастырь переживал тяжелые времена, отрезанный от родины и церковного управления.

Но возвратимся к постройке храма. Церковь во имя Вознесения Христова была торжественно освящена 7-го июня 1886 года. Однако это название не сразу утвердилось за храмом. Греческий Патриарх Никодим протестовал против посвящения храма этому событию, так как «существует, хотя и в развалинах, древняя священная базилика, в которой находится всечестное место, на коем, по учению Церкви, последовало вознесение Спаса нашего, и на котором хранится отпечаток священной Его стопы, и где мы совершаем бескровную Жертву, то никому не дозволяется изменять священное предание, ни воздвигать другую церковь на этой же Елеонской горе в честь Вознесения Господня» (4). Тогда архимандрит Антонин официально назвал храм «Церковью Спаса».

Рядом с храмом Вознесения возвышается стройная высокая колокольня, «русская свеча», как ее называют в Палестине. Колокольня видна уже издали при приближении к Св. Граду, а о виде, открывающемся с нее, говорится: «Ищущие красот природы и очаровательных видов, могут любоваться с русского места на Елеоне великолепной панорамой Мертвого моря, заиорданских гор, прииорданской долины и т. д. Любители прекрасных видов, желающие расширить свой горизонт, взбираются по витой лестнице на высокую колокольню Елеонского храма под самый почти шпиль ее, и за это вознаграждаются панорамой Св. Града и Елеонской горы с ее монументальными германскими постройками и грандиозно-величественной при них башней, господствующей над городом и окрестностями с изящной русской Гефсиманской церковью св. Марии Магдалины, утопающей в роскошной зелени. Вид на море, Иордан и на Моавитские горы - сказочный. Вооруженные биноклем, с колокольни, в ясную погоду могут видеть даже синеву Средиземного моря» (5).

Храм Вознесения построен в греческом стиле и, таким образом, гармонирует со многими постройками в Св. Земле. Он был расписан трудами самих сестер. Храм украшен прекрасными иконами, из которых одна - «Скоропослушница», почитается чудотворной. (Увы, не так давно храм был ограблен святотатцами и верующим следует подумать о восстановлении поруганной святыни украшением икон).

Кроме самого храма Вознесения и колокольни, на участке имеется еще часовня, воздвигнутая на месте 2-го и 3-го обретения главы св. Иоанна Крестителя. Это место было дачей Ирода и сюда глава была тайно привезена христианами. Небольшое огороженное место в полу, покрытом мозаикой, отмечает место, где была найдена глава Иоанна Предтечи. По-видимому, здесь и в древности был уже храм и часть мозаик очень древний. «Произведенные на этом месте раскопки дали указание, что до нашествия на Иерусалим и Палестину арабов, здесь существовал великолепный православный храм: при раскопках были найдены два мозаичных пола, из которых один с армянской надписью 5-6 века является одним из редких образцов современного ему мозаичного дела. Кроме того, здесь нашли также множество погребальных пещер» (6).

У западной стены монастыря сохранился фундамент и нижний храм во имя св. Филарета Милостивого, являющийся теперь трапезной монастыря. Здесь предполагалась постройка большого соборного храма во имя Страшного Суда Господня. Согласно св. Преданию, Второе Пришествие Господа нашего Иисуса Христа будет на Елеонской горе, в виду Иосафатовой долины, как указано и в Св. Писании. Первая мировая война не дала возможность завершить постройку и надо только надеяться, что она будет закончена до наступления этого события.

Надо добавить несколько слов об игумене русской Духовной Миссии, «настоятеле обители Спаса (Вознесения) на Масличной горе в Иерусалиме, правой руке приснопамятного о. архим. Антонина (Капустина), последнего свидетеля его великих дел в Палестине во славу Русской Православной Церкви и во благо русского народа» (7).

Этот «добрейшей души старец» следовал по пятам своего предшественника, работая с утра до вечера над благоустройством земельных участков Елеонской обители. Еще при жизни о. архим. Антонина он «надзирал за производившимися здесь постройками и раскопками древних зданий и погребальных крипт» (А. А. Дмитриевский, с. 2). Когда храм был закончен и освящен, о. Парфений становится его настоятелем и успешно привлекает многочисленных тогда русских паломников к участию в совершаемых им службах. Эта «случайная паства» чтила и любила о. Парфения, «простеца», за его радушное гостеприимство. Но и с завершением храма труды о. Парфения не уменьшились: неутомимо он раскапывал некрополь - древнее кладбище, очищал от мусора мозаичные полы древних зданий. Он заравнивал поверхность участка, устраивал стоки для дождевой воды и сажал деревья.

Землю и удобрение он носил в кошелках, приносил и воду для поливки вновь посаженных деревьев, зачастую издалека. Это ему мы обязаны всеми насаждениями на Елеоне, которые составляют главную прелесть этого места. Какие прекрасные тенистые деревья и аллеи, какие кусты и цветники! Маленькая травка-иссоп (показывал наш монах-проводник по дороге из монастыря св. Екатерины на гору Хорив) тут разрослась в пышные кусты. О. Парфений насадил кипарисовые рощи, сосны, масличные деревья и многое другое, что теперь цветет и благоухает в Елеонской обители. Тот, кто был в святой Земле, знает, как мало там зелени, какая она чахлая и вялая. Но здесь, на Елеоне, зелень радует глаз по всему пространству монастыря и бросает свою прохладительную тень на дорожки, лестницы, ступеньки и здания.

Вот описание этого благодетеля нашей обители в Иерусалиме: «Невысокого роста, худенький, с голубыми добрыми глазами и с светлорусыми жиденькими волосами на голове, и в длинной раскидистой бороде, под старость поседевшими и получившими пепельный оттенок, весьма подвижный и несколько суетливый, с скороговорною великорусскою речью, с добродушным, ласковым, симпатичным лицом, одетый неизменно в простой, пестрый, самой дешевой ценности подрясник, в шляпе на голове (это, когда он ходил в город по делам) или в скуфейке (на работе) и с посохом или корзиною в руках. Таким он был известен всем...»(8).

Но о. Парфений не только украшал обитель деревьями и цветами. Его трудами были построены обширные странноприимные здания на Елеоне, где помещался он сам и русские паломницы, желавшие остаться тут.

Когда скончался архимандрит Антонин (в 1894 году), о. Парфений глубоко скорбел об его уходе; он оплакал своего старца и похоронил его в храме Вознесения. О. Парфений окончательно переселился в странноприимное здание на Елеоне и всецело отдался работе и заботам об елеонской обители. Слава о. Парфения росла и распространялась среди русских паломников, которым он всегда оказывал самое радушное гостеприимство в обители: он стал получать обильные пожертвования из России и слух о больших личных средствах старца распространился по всей округе.

Вместе с тем, настоятель русской Миссии, архимандрит Леонид, стал думать об устройстве на Елеоне женской обители (эта же мысль была и у покойного архимандрита Антонина); он привлек о. Парфения к участию в этом начинании. О. Парфений был возведен в сан игумена и стал во главе новоустрояемой общины. Он удалился в маленький домик в северо-восточном углу участка, подальше от суеты, где проводил долгия ночи в молитве и бдении.

Вот описание его дневных трудов: «14-го января (1909 г.), пользуясь перерывом после бурной и дождливой погоды, о. игумен Парфений целый день провел на дворе, окапывая молодые масличные деревья, и явился по обыкновению за общую трапезу сестер к ужину весьма усталым. Подперши свою седую голову руками, он, всегда бодрый и разговорчивый, молча просидел за столом и скоро удалился на покой в упомянутый уединенный домик. Ночь была темная. Дождь с воем ветра наводил уныние на елеонских обитательниц» (9).

А на утро 15-го января 1909 года была послана сестра предупредить о. Парфения о прибытии большой партии паломников: она нашла его в келлии, «лежащим на спине на полу средней комнаты в луже застывшей крови, с зияющей глубокой раной на шее, нанесенной или кинжалом, или обоюдоострым ножом» (10). По беспорядку в комнатах видно было, что злодеи искали «богатства» монаха. Но их злодеи не нашли, во-первых, потому, что таких богатств, как они предполагали, и не было, а во-вторых, потому, что они не нашли даже те деньги, что были у о. Парфения. Деньги эти (в количестве 48 наполеондоров) хранились в шкафу с бумагами и злодеи их не обнаружили.

Мы теперь уже привыкли к таким злодеяниям (совершаются они и поныне в Св. Земле, хотя, может быть, по другим побуждениям), но в то время такие убийства были редкостью.

Отпевание усопшего было совершено 16-го января; похоронили же его в месте, которое он сам заранее указал, снаружи храма, у ног о. архимандрита Антонина, похороненного в самом храме.

Те, кто были в Святой Земле и посетили Елеонскую обитель, помнят его могилу под кровом любимого храма и своего наставника, в углу северной абсиды.

Остается сказать еще несколько слов о праздновании Вознесения Господня в прежнее время. «Церковное торжество в собственном смысле начинается на Елеоне с 9.30 вечера, по восточному счислению, за 2.30 до заката солнца... великою вечернею в обители, именуемой «Малою Галилеей», в главной ее церкви, освященной только в 1897 году, начинаются церковные торжества в канун праздника Вознесения Господня. За 2.30 часа до захода солнца святогробское духовенство совершает праздничную вечерню с благословением хлебов в церкви-палатке близ места вознесения Господня, при громадном стечении богомольцев русских, греков и арабов». Увы, в нынешния времена богомольцев (особенно русских) не так и много. «По окончании этой вечерни, православное духовенство совершает литию вокруг мечети над местом вознесения и, возвратившись в церковь-палатку, разоблачается. За православными, в порядке старшинства, совершают такия же или прочие вероисповедания, но без полного обхождения около мечети.

По благозвучному благовесту на русской высокой колокольне Елеонской церкви во имя Спаса (Вознесения), в пятом часу вечера все многочисленные богомольцы отсюда идут к торжественному всенощному бдению, совершаемому велелепно начальником Русской Духовной Миссии соборне с своими монахами и поклонниками из духовенства. На литию, ввиду громадного стечения молящихся, не вмещающихся в прекрасном Елеонском храме, выходят из храма на двор под сень дивных кипарисов, сосен и масличных деревьев. При пении стихир праздника, крестным ходом идут вокруг храма, причем, на каждой стороне его произносится одно из литийных прошений.

В 8 часов вечера всенощное бдение в русском Елеонском храме оканчивается и все богомольцы спешно отправляются к «Стопочке» - к месту вознесения Господня. Здесь святогробское духовенство, внутри мечети у Божественной стопы, совершает повечерие до половины, а затем, прервав его, с пением праздничного канона, при колокольном звоне русского храма и обители «Малая Галилея», направляется крестным ходом в малую церковь этой обители, освященную в 1889 году, к колонне - остатку того храма, который здесь, якобы, выстроила еще св. царица Елена в память явления архангела Гавриила с пальмовой ветвью Пресвятой Деве Марии за три дня до Ее Успения. В этой службе принимают участие только священники греческие, арабские и русские (из поломников). Здесь прочитывается Евангелие о вознесении Господа, и литания возвращается по большой проезжей дороге обратно к «Стопочке» в мечеть, где и оканчивается повечерие». Процессии шествуют с пылающими факелами и возжеными свечами с пением и под колокольный звон. После окончания этого богослужения, богомольцы и священнослужители отдыхают до часа ночи, когда звон в колокол обители «Малая Галилея» собирает их уже к утрени, за которой непосредственно совершается епископом торжественная праздничная литургия.

В 5 часов утра начинается утреня с литургией в церкви-палатке на месте вознесения близ «Стопочки». И радостно, и грустно читать, что в прежнее время «во время великого входа со Св. Дарами архиерей поминает русский Царствующий Дом, греческую королевскую фамилию и королей сербского и черногорского». Обычно на богослужении в этот день присутствовали русский и греческий консул.

«В 3 часа утра, с окончанием греческого богослужения на месте вознесения, начинается мощный благовест к литургии на колокольне русского Елеонского храма во имя Спаса (Вознесения). Богомольцы от «Стопочки» направляются в женскую Елеонскую общину (теперь монастырь) к поздней литургии, которую благолепно, с прекрасным пением инокинь, совершает начальник Русской Духовной Миссии о. архимандрит, в сослужении собора священнослужителей. Литургия обычно предваряется водосвятным молебном, а заканчивается около 12 часов дня торжественным крестным ходом с осенением молящихся крестом на всех четырех сторонах храма и окроплением их св. водой». Могу свидетельствовать, что, насколько возможно, все это исполняется и в наши дни: и водосвятный молебен, и окропление св. водой, и умилительное пение сестер Елеонской обители.

Описание еще повествует о том, что паломники проводят обыкновенно весь этот день до позднего вечера на Елеонской горе, и «поэтому здесь царить необыкновенное оживление» (11). Остатки этого можно наблюдать и по сей день: в нашу церковь Вознесения приходят и приезжают арабы из окрестных мест, некоторые в своих красочных костюмах, а около «Стопочки» ставятся от ворот до мечети столы и тоже много арабов. (Все это мне напомнило далекое детство и ярмарки в день Успения в Печерах близ Псково-Печерского монастыря). Тут нас, русских богомольцев, окропил св. водой друг русских, греческий игумен Даниил, причем, кропилом служил все тот же иссоп.

Многое изменилось с 1911 года; в этот год было напечатано «Описание» А. А. Дмитриевского, но главное осталось. И сохранилась наша обитель на Елеоне (кажется, надо сказать, еще сохранилась). Дальнейшее ее существование зависит от воли Господней и от нас, грешных. Неужели не найдутся средства и, главное, девушки и женщины, которые поддержат и пополнят нашу «свечу» в святой Земле? Неужели мы дадим ей угаснуть, ей, которая вот уже около ста лет светит миру и особенно нам, русским. И заглохнут песнопения в намоленном Вознесенском храме на Елеонской горе, в котором они вот уже сто лет возносились. Да не воцарится мерзость запустения в святом месте. Надо также надеяться, что не заглохнет тропа в этот священный уголок и для папомников, которых и по сие время гостеприимно опекает обитель. Хорошо было бы, если бы каждый приход, особенно здесь, в Америке и Канаде, по временам, организовывал свое паломничество в Св. Землю или присоединялся к паломничествам Синода, возглавляемым архиепископом Лавром, Сиракузским и Троицким. Особенно надо помогать молодым людям принимать участие в этих папомничествах: ведь это на всю жизнь и, кто знает, может быть по воле Господней кто-нибудь из них и захочет остаться в этом поистине райском уголке.

Людмила Келер

ПРИМЕЧАНИЯ

1)    Святая Земля. Париж. 1961 г. стр. 61.

2) Сообщения Православного Палестинского Общества. Декабрь 1887 г. стр. 181 «Русския владения в Святой Земле».

3)    См. «О жизни в военное время» (1914-1915 гг.). Воспоминания монахини Веры Беляевой, Елеонский Вознесенский женский монастырь. «Церковная Жизнь». Нью-Иорк, №№ 7-8 и 9-10, 1985 г.

4) А. А. Дмитриевский «Праздник Вознесения Господня на Елеонской горе». Сообщения Императорского Палестинского Общества. 1911 г., том 22, Выпуск 3, июль-сентябрь, стр. 330.

5) А. А. Дмитриевский, «Праздник Вознесения Господня на Елеонской горе». стр. 335.

6)    «Русския владения в Святой Земле» стр. 181-182.

7)    Профессор А. А. Дмитриевский, «Памяти члена Русской Духовной Миссии в Иерусалиме о. игумена Парфения». С.Петербург 1909 г. стр. 1.

8)    Проф. А. А. Дмитриевский, стр. 4.

9)    Проф. А. А. Дмитриевский, стр. 8.

10) Проф. А. А. Дмитриевский, стр. 9.

11) А. А. Дмитриевский «Праздник Вознесения Господня на Елеонской горе», стр. 326-334.

«Православная Русь», № 9, 1986 г.

http://pisma08.livejournal.com/

Печать E-mail

Интернет СОБОР
При использовании материалов сайта активная ссылка на http://internetsobor.org обязательна
© 2012 http://internetsobor.org Все права защищены

Find us on Google+

RizVN Login
Powered by Warp Theme Framework