Интернет Собор / Internet Sobor 
truth and dignity 
АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

Архиепископ Серафим (Иванов): Сила Духовного Авторитета (Критический момент в истории Русской Зарубежной Церкви)

По случаю 50-летия пребывания в архиерейском сане нашего Первосвятителя Митрополита Анастасия, мне хочется вспомнить о, может быть, самом ответственном и критическом моменте истории нашей Русской Зарубежной Церкви — о лете и осени 1945 года.

Кончена вторая мировая война. Германия — в прахе и пыли. СССР — на верху славы и могущества, — победителей ведь не судят. Запад напуган и заискивает. Европа, можно сказать, у ног большевиков. Стоит тем захотеть и в несколько недель захват Европы обеспечен. Однако, что-то непонятное их удерживает. Но, всюду по Европе рыщут их чекистские ищейки, ликвидируют или похищают более видных антикоммунистов (выдача Власова и Лиенц), а остальных запугивают и держат в страхе и трепете. Страшное время.

Русская Зарубежная Церковь переживает грозный кризис. О Синоде много месяцев не было никаких известий. В то же время большевицкие агенты искусно распускали слухи, что Председатель Синода Митрополит Анастасий не то убит во время бомбардировок, не то увезен в Москву, где признал советского патриарха.

Многие начинали верить в эволюцию советской власти. Еще бы: маршалы, генералы, полковники, совсем как царские погоны, ордена Александра Невского, Суворова и Кутузова, наконец, по воле Сталина... "святейший патриарх всея Руси". Во вне — объединение всего славянского мира под эгидой Москвы. А эмигрантам якобы полная амнистия и призывы возвратиться на Родину, раскрывающую материнские объятия своим заблудшим чадам. Есть отчего закружиться голове.

В русских зарубежных кругах смятение. Антикоммунисты попрятались и боятся выступать, за редкими исключениями. Смущение проникает и в русские церковные круги. Митрополит Евлогий первым признает московского патриарха (в который раз?), уходит из греческой юрисдикции, берет советский паспорт и публично заявляет о своем намерении возвратиться в Россию. За ним, увы, следует наш парижский митрополит Серафим, прежде резко выступавший против коммунистов. Ему советскими агентами недвусмысленно дано было понять, что если он не признает московского патриарха, то будет предан суду, как военный преступник и т. д.

Сдавшийся митрополит Серафим рассылает подчиненным и неподчиненным ему церквам Зарубежья указы, с извещением о своем подчинении Москве и с требованием следовать за ним и возносить на богослужениях имя советского патриарха.

В Сев. Америке митрополит Феофил также издает указ о поминовении патриарха. Подобное происходит в Южной Америке и на Дальнем Востоке.

Казалось Русской Зарубежной Церкви приходит конец.

В это время нашему малому Владимировскому монашескому братству имени преп. Иова Почаевского удалось вырваться из Германии и временно обосноваться в Женеве. Уже подходя к швейцарской границе, нам посчастливилось получить известие, что митрополит Анастасий жив и находится с Курской Чудотворной Иконой в городе Фюссене. Мы не имели возможности, из-за отдаленности этого города от нашего пути, всем братством заехать к нашему Первосвятителю, но отправили к нему одного нашего собрата на велосипеде с письмом, что мы прорываемся в Швейцарию, и с пакетом продуктов, который, увы, по дороге, украли у нашего гонца вместе с велосипедом. Тем не менее владыка наше письмо получил и узнал, что мы живы и пробираемся в Швейцарию, чтобы потом помочь и ему туда пробраться.

Памятник русским военнопленным, рабочим и беженцам, умершим во время 2-ой мировой войны (1941-1945 гг.) в Германии, сооруженный в Лерте, возле Гановера.

Как только мы прибыли в Женеву, мы немедленно написали во все церковные русские центры, что митрополит Анастасий жив и находится в Германии. Это известие подбодрило и обрадовало многих. В частности, тогдашний начальник нашей Духовной Миссии в Палестине архимандрит Антоний (ныне архиепископ) после получения этого радостного для него известия, нашел в себе силы дать отпор греческому иерусалимскому патриарху и прибывшему туда в то время советскому патриарху, требовавшим перейти в юрисдикцию Москвы и сулившим ему за сие титул митрополита.

Панихида в Русском лесу под Равенсбургом на могилах суворовских чудо-богатырей, совершенная Митроп. Серафимом в 1948 году.

Похожее произошло и в Шанхае, где большевицкие агенты сумели убедить, что митрополит Анастасий в Москве и признал патриарха, вследствие чего в Шанхае начали поминать имя московского патриарха. Однако, после получения известия о митрополите Анастасии из Женевы, все постепенно возвратилось на круги своя.

Совместно с о. Леонтием (ныне епископом), настоятелем Женевской церкви мы начали усиленно хлопотать о визе для митрополита Анастасия в Швейцарию. Это было очень нелегко устроить, но, с Божией помощью, все преграды были преодолены, и за два дня до Крестовоздвижения 1945 г. владыка митрополит вместе с Курской Чудотворной Иконой прибыл в Женеву, прямо к престольному празднику местной нашей церкви, к нашей общей великой радости.

Немедленно им были разосланы телеграммы и письма всем преосвященным нашей Зарубежной Церкви с извещением, что Архиерейский Синод существует и находится в Германии, что к нему примкнули иерархи Украинской Автономной Церкви во главе с архиепископом Пантелеимоном, и Белорусской Церкви, во главе с Митрополитом Пантелеимоном, что Синод не нашел возможным признать законным сов. патриарха, а потому не может быть речи о подчинении ему и о возношении его имени на богослужениях. Все это отрезвляюще подействовало на многих.

Почти шесть месяцев прожил митрополит Анастасий в Женеве, откуда было легко и удобно сноситься со всем свободным миром, чего нельзя было тогда сделать из Германии. Все это время было им полностью употреблено на консолидацию позиций Русской Зарубежной Церкви, в чем ему усердно помогало наше монашеское братство, выделившее из своего состава секретарский аппарат.

Так, можно сказать, один человек, по человеческому рассуждению — слабый и беспомощный старец, приехавший в Женеву почти без копейки денег, не имея никакой поддержки со стороны сильных мира сего, находившийся под постоянной угрозой выселения из Швейцарии и даже физического уничтожения заграничными чекистами, только силой своего великого духовного авторитета за короткое время воссоздал Русскую Зарубежную Церковь и разрушил козни московской патриархии, пользовавшейся поддержкой могущественного заграничного аппарата советской власти, в лице ее дипломатических представителей и всяких подпольных агентов.

Поистине здесь подтвердились слова Священного Писания: "Сила Божия в немощи совершается", и наш великий Авва Владыка Митрополит Анастасий может с дерзновением воскликнуть вместе с апостолом Павлом: "Все могу о укрепляющем меня Христе" (Фил. 4 гл. 13 ст.)  

Епископ Серафим [Иванов]

Новая Коренная Пустынь.

1956 г.

Из книги "Русская Православная Церковь Заграницей 1918-1968". Том 1. Под редакцией Гр. А.А.Соллогуб, с.201-205.

http://d-m-vestnik.livejournal.com/703760.html

На фото вверху: Архиепископ Серафим (Иванов).

Печать Электронная почта