Интернет Собор / Internet Sobor 
truth and dignity 
АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

Воспоминания протопресвитера Василия Зеньковского о митрополите Антонии (Храповицком)

Митрополит Антоний (Храповицкий)

Протопресвитер Василий Зеньковский (+ 1962)

Metropolitan Anthony Krapovitsky by Archpriest Vasili Zenkovsky

Я [см. об авторе - прим. Вопросы истории Руссской Зарубежной Церкви] уже рассказывал в своих мемуарах («Пять месяцев у власти») о своих встречах с митрополитом Антонием. Я и там уже упоминал, что в Белграде у меня с ним восстановились (очень добрые) отно­шения. Я очень жалею, что при обыске у меня французская поли­ция забрала всю мою корреспонденцию, в том числе и письма ми­трополита Антония.

Я считал и считаю митрополита Антония замечательным че­ловеком — не только выдающими богословом (см. его этюд «Нравственное значение догмата о св. Троице» и др. статьи), выда­ющимся наставником пастырей («Чтения по пастырскому богосло­вию»), незаурядным мыслителем (см. его магистерскую диссерта­цию о свободе воли, его прекрасную книгу о Достоевском), но и за­мечательным церковным деятелем. В нем много было «настояще­го», подлинного. Хотя он был человек не всегда уравновешенный, хотя во многих церковно-политических взглядах он был упорный реакционер, но были в нем черты очень высокие. Особенно меня поражала его любовь к молодежи, которая шла к нему с открытым сердцем.

 

Записки Русской Академической Группы в США, т. 26, 1994 г. С. 9

Митрополит Антоний

Жизнь связывала меня с митрополитом Антонием не раз; об одной «встрече» с ним, когда я входил в состав Гетманского Пра­вительства (1918 г.) я подробно рассказал в своих мемуарах «5 ме­сяцев у власти». О встрече с митрополитом Антонием в Белграде в Движении я тоже рассказал в мемуарах, посвященных Движению. Но всем этим не исчерпывается то, что осталось у меня от м. Ан­тония. Это был едва ли не самый крупный иерарх русский XX века. (Его считали «Антонием малым» в отличие от «Антония Большо­го» — митрополита Петербургского-Вадковского, человека замечательного; и все же митрополит Антоний Храповицкий, как чело­век, несравненно больше его.) Уже одно то, что он был ректором трех Академий, его выделяет сразу. Его диссертация (о свободе воли) не утеряла ценности до сих пор, а его заметки к пастырскому богословию являются классическими.

Митрополит Антоний был невысокого роста, широк в плечах, лицо широкое. Слуха у него совсем не было и он никогда не попа­дал в тон хору; его службы не оставляли большого впечатления. Но помню одну его проповедь (в неделю о «Блудном сыне»); он сам был взволнован ею. Когда он дошел до объяснения слова: «и мил был ему [отцу] его заблудший сын», он так глубого перечув­ствовал эти слова, эту любовь к Отцу, что слезы потекли по его лицу, и он на время приостановил проповедь.

Две черты в нем хочу еще отметить. Первая (я об ней частич­но писал в мемуарах о Р.С.Х.Д.) его черта — это исключительная любовь к молодежи. Помимо любви к молодежи в Движении я знал много фактов и в России и в Белграде о том, как всякий моло­дой человек, приходящий к нему, мог рассчитывать на ласку и вни­мание, на помощь и работу.

Вторая его черта — его любовь к православному Востоку, его филэллинство. Он несколько раз в беседах со мной говорил на эту тему, во всем он отводил первое место греческой Церкви.

О моих личных отношениях с митрополитом Антонием я уже писал в других мемуарах.

Записки Русской Академической Группы в США, т. 27, 1995 г. С. 4-5

http://www.rocorstudies.org/church-people/lives-of-bishops/2012/10/31/mitropolit-antonij-xrapovickij/

Печать Электронная почта

Для публикации комментариев необходимо стать зарегистрированным пользователем на сайте и войти в систему, используя закладку "Вход", находящуюся в правом верхнем углу страницы.