Интернет Собор / Internet Sobor 
truth and dignity 
АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

Выдержки из журнала "Русский Инок" о имябожии.

РУССКИЙ ИНОК №12
ИЮНЬ 1914г.

Как учит отец Иоанн Кронштадтский об именах Божиих

В своей книге об имебожной ереси С. В. Троицкий отводит особое место учению о. Иоанна Кронштадтского об именах Божиих, потому что имебожники с особенным усилием ссылаются на о. Иоанна, который будто бы совершенно разделяет их лжеучение. "В сущности говоря", пишет Троицкий, как бы ни учил о. Иоанн об именах Божиих, отношение Церкви к имебожникам не изменится нисколько. Хранительницей и выразительницей истинного учения веры является вся Церковь, а не какое-либо отдельное лицо, хотя бы и признанное святым. Учением Церкви нужно считать то, что исповедуется в ней всегда, везде и всеми, а не то, чему учило то или другое лицо, как бы оно авторитетно ни было. Даже в том случае, если бы учение Церкви с учением имебожников было не согласно, а учение о. Иоанна было бы согласно, то отсюда следовало бы только, что в данном вопросе о. Иоанн высказывает свое личное неправильное мнение. Такие мнения имели даже некоторые отцы Церкви. "Не мните же, яко аще и святии быша", пишет св. Варсануфий Великий о таких святых "вся глубины Божия возмогоша поняти". Но ничего подобного на самом деле нет и учение о. Иоанна об именах Божиих вполне согласно не с учением имебожников, а с тем учением, которое выяснила Церковь, защищая догмат иконопочитания.

Прежде всего, г. Троицкий замечает, что имебожники противоречат сами себе и пишут неправду, будто они свое учение утверждали на точном писании о. Иоанна. Ведь если бы они были действительно убеждены, что о. Иоанн учил так же, как они, то не стали бы и говорить об открытии ими нового догмата. Между тем уже сам Иларион пишет, что его учение нигде не встречается. Следовательно и он сознавал, что у о. Иоанна такого учения нет, и его последователи говорят, что "догматическая истина о том, что имя Божие есть Бог, не была доселе замечена богословами", а следовательно, по их же признанию, ее не было и у о. Иоанна. И действительно, за двадцать лет, когда те сочинения о. Иоанна, на которые ссылаются имебожники, разошлись в нескольких изданиях и нашли массу читателей, никто, решительно никто, не усмотрел в них чего-либо подобного учению имебожников. Правда, буква вырванных ими мест действительно как будто говорит за имебожников. Но мало привести несколько отрывочных фраз, а надо рассмотреть их и в связи с ближайшим контекстом, и в связи со всем учением о. Иоанна, чтобы понимать их настоящий смысл. Еще св. Григорий Нисский заметил, что "по неправильному словоупотреблению подобия (изображения) мы называем человеком, но собственно словом сим мы называем живое существо". О. Иоанн, действительно, пишет: "Имя Господа есть Сам Господь". Но прочтите начало этой выдержки и видно будет, что понимать слова о. Иоанна так, как их толкуют имебожники, нельзя. "Имя Господа, Богоматери или ангела, или святого да будет тебе вместо Самого Господа, Богоматери, ангела или святого; близость слова твоего к твоему сердцу да будет залогом и показанием близости к твоему сердцу Самого Бога, Богоматери, ангела или святого". В этих словах - ключ к пониманию слов дальнейших: "Имя Господа Бога есть Сам Господь" и т. д. Если о. Иоанн говорит: "да будет тебе имя вместо Господа", то уже отсюда следует, что по его учению имя не есть Сам Бог, так как если бы имя уже было Господом, то нельзя было бы говорить: "да будет имя вместо Самого Господа", будет как бы заменять Господа. Очевидно, что заменяющее не может быть тожественно с заменяемым. Затем, о. Иоанн говорит: "пусть будет тебе". Следовательно, имя может заменять Господа не вообще, а лишь для человека. Каким образом? - "Близость слова твоего к твоему сердцу да будет залогом и показанием близости к твоему сердцу Самого Господа Бога". "Показанием" - своего рода наглядным изображением, одним из символов Господа и близости Его к сердцу человеческому. И действительно, о. Иоанн постоянно сравнивает и сопоставляет имена Божии с крестом и другими священными символами и прямо называет слова и имена образом или знаком. "Крест и имя Христово не производят чуда", пишет он, "когда я не увижу сердечными очами или верою Христа Господа". "Бог во святых почивает, и в самом имени их и в самом изображении их". "Крест Господа чудесно действует, имя Его производит чудеса, иконы Его являются чудотворными". "Бог чрез все является, особенно чрез образы и знамения, на которых наречено достопокланяемое имя Его или самый образ Его". "Молитесь пред иконою Спасителя, как бы пред Ним Самим". "Чудотворный образ Спасителя - Сам Господь на нем". "Иконы заменяют для меня самые лица, имена коих они носят". "Так и о кресте животворящем должно говорить. Где крест или крестное знамение, там Христос, и сила Его, и спасение Его, только с верою изображай его, им покланяйся". "Крест, погружаемый в воду с молитвою веры, есть как бы Сам Господь животворящий".

Итак, о. Иоанн о св. иконах и св. кресте говорил то же самое, что и об именах Божиих; говорил, что они суть как бы Бог для нас, ибо они заменяют для нас Бога, но никогда вовсе не говорил, что они и сами по себе суть Бог. "Образ - образ и есть", пишет он, а не первообраз". Если он говорит, что Господь пребывает в имени Своем, то это и значит, что имя не может быть Самим Господом, ибо св. Григорий Нисский говорит: "большое различие быть чем или быть в чем".

Имебожники учат, что имя Божие присущею ему самому по себе силою творит чудеса. Наоборот о. Иоанн учит, что имя Божие не совершает чуда, и так же, как и крест, и св. иконы может служить лишь посредством для благодати Божией, совершающей чудо. "Чтобы маловерное сердце не помыслило", пишет он, "что крест или имя Христово чудесно действуют сами по себе, а не Христом (а имебожники так именно и думают), - эти же крест и имя Христово не производят чуда, когда я не увижу сердечными очами или верою Христа Господа и не поверю от всего сердца во все то, что Он совершил нашего ради спасения". "Где употребляется с верою (в выписках имебожников слово "с верою" опускается) имя Божие, там оно созидает силы". "Все силы и чудеса совершает Дух Святый".

Тогда как имебожники мудрствуют, что даже несознательное произношение имени Божия в молитве действенно, о. Иоанн поучает: "особенно грешны те, которые во время молитвы совсем отклоняются своими мыслями. Они крайне оскорбляют Божество, в Которое должна быть вперена наша мысль". Произнесение имен без сознания и чувства он называет бормотанием. Как бы пророчески осуждая учение имебожников, что молитва есть перечень имен. Божиих, он пишет: "великая разница между безчувственным перечнем имен и между сердечным пониманием их: одно от другого отстоит как небо от земли".

Имебожники учат, что освящением креста служит написание на нем имени "Иисус Христос". О. Иоанн учит, что крест освящается, "Самим Богом воплощенным, распростершимся на кресте". Это богомилы, 800 лет назад, учили, что не должно покланяться кресту, если на нем нет надписи "Иисус Христос", за что Константинопольский собор 1143 года признал их еретиками и предал анафеме. О. Иоанн выясняет, что надпись была на особой дощечке и вовсе не составляла существенной принадлежности креста.

Тогда как имебожники учат, что имя Божие своею силою освящает таинства, о. Иоанн учит, что и при освящении таинств слова призывания, слова молитвы служат лишь посредством, чрез которое ниспосылается благодать Божия, совершающая таинства. "Бог Отец", пишет он, "чрез наше слово веры во мгновение совершает однажды навсегда предопределенные чудесные дела нашего во Христе возрождения, освящения, укрепления, духовного питания и врачевания''.

"Сводя к сопоставлению учения об именах Божиих о. Иоанна и имебожников, мы увидим", говорит г. Троицкий, что отношение между тем и другим учением есть отношение прямой противоположности, О. Иоанн учит, что имя Божие есть один из символов, образов Бога, но "образ и есть образ, а не первообраз", не Бог. Имебожники учат, что имя не есть символ, а есть Сам Бог.

О. Иоанн учит, что имя Божие, как символ Бога, совершенно равно по своему значению другим религиозным символам - св. кресту, крестному знамению, иконам и т.п. Имебожники учат, что св. иконы с именем Божиим сравнивать совершенно нельзя.

О. Иоанн учит, что особенное благодатное присутствие Божие в именах Божиих бывает лишь тогда, когда они произносятся с верою. Имебожники - что имена Божия неотделимы от Бога и Он всегда присутствует в них всем существом Своим.

О. Иоанн учит почитать имена Божии не сами по себе, а как образ Божий. Имебожники почитают их сами по себе, как язычники почитали своих идолов, как еврейские раввины - свою Мемру.

О. Иоанн учит, что имена Божии могут быть действенны не своею силою, а лишь посылаемою чрез них силою Божией. Имебожники учат, что имена Божии всегда действенны своею собственною силою.

О. Иоанн учит, что молитва есть возношение ума и сердца к Богу и все слова молитвы могут быть действенны только тогда, когда произносятся с верою и служат посредством для подаяния благодати Божией молящемуся. Имебожники - что молитва есть перечень имен Божиих и сила ее зависит от самых слов, в особенности от имен Божиих. Говорят даже, что сама молитва есть Бог.

О. Иоанн учит, что все священные символы, в том числе и имя Божие, освящаются Самим Богом. Имебожники - что все священные символы освящаются именем Божиим.
О. Иоанн учит, что крест Христов достоин поклонения потому, что он изображает Христа. Имебожники же учат, что надпись на кресте освящает крест и делает его достойным поклонения.

О. Иоанн приравнивает имена Божии, по их действию к обрядам. Имебожники - к таинствам.

О. Иоанн учит, что таинства совершаются Самим Богом, Имебожники учат, что таинства освящаются силою имени Божия; для о. Иоанна имя Божие - это звуковая икона, приводящая нас к Богу; для имебожников - идол, нас от Бога отдаляющий.

Думал ли старец Божий, о. Иоанн, что новоявленные лжеучители извлекут из его творений изречения, на которых будут основывать свое еретическое мудрование? Если бы он был жив, то несомненно поступил бы с сими лжеучителями так же, как он поступил с "иоаннитами": он торжественно, в присутствии многих православных, предал нераскаянных иоаннитов анафеме. С великою ревностью о православии, с болью сердца он обличал сих еретиков, не ожидая на них суда церковного. Можно себе представить, как он отнесся бы к новым сопротивникам власти церковной, дерзавшим предавать анафеме и наш Св. Синод, и св. вселенского патриарха, и всех нас, епископов, обличавших их ересь!.. Удостоенный высокой чести сам быть членом Св. Синода, вот что писал он о сем высшем правительствующем церковном учреждении: "Чрез Святейший Синод от Самого Господа исходит освящение на всю Россию чрез избрание, наречение и посвящение епископами священнослужителей и церковнослужителей; священнодействуются все службы и таинства церковные; совершается духовное управление верующими, как членами духовного благодатного царства Христова, непрестанно возвещается Слово Божие. Святейший Синод и все пастырство руководствуют верных к соединению с Богом и к вечной жизни, возставляя разумные и словесные образы и подобия Божии и возводя их на небо".

Увы! Таково свойство грешного сердца человеческого, зараженного гордынею ереси, что если бы даже встал теперь из могилы о. Иоанн и стал обличать новых евномиан, то и тогда они не поверили бы ему: ведь давно сказано Господом: аще и от мертвых кто возстанет - не имут веры! Ведь так и было с древними почитателями Мемры (ветхозаветными имебожниками), книжниками и фарисеями: возможно ли, нужно ли было доказательство Божественности Иисуса Христа лучше воскрешения Лазаря? Пред тысячною толпою собравшегося на праздник Пасхи народа встает мертвец из гроба, встает уже смердящий, по слову Господа: как бы не поверить? Но что они говорят? - Совещаша, да и Лазаря убиют... Вот до чего может дойти ожесточение злой воли человека, отдавшегося сопротивлению истине! Мы видим это постоянно, как закон, на тех, которые отпадают от Церкви; мы видим и на имебожниках: они не боятся отпадения от Церкви, они осуждают и Синод, и патриархов, и епископов, предают их анафеме, клевещут на них, готовы лишиться Божественных таин Христовых, выдумывать "причащение именем Иисусовым"... только бы не подчинить своего смышления голосу Церкви, только бы настоять на своем мудровании!.. И в слепоте своей не видят, в какую пропасть погибельную идут...

А о. Иоанн и из могилы является обличителем их лжеучения во всех своих творениях.

Я использовал труд моего почтенного сотрудника по обличению имебожников, С. В. Троицкого. Его книга - отличное пособие для пастырей Церкви в борьбе с новою ересью. Ее прочтут люди образованные с великою пользою; а для людей более простых, неспециалистов в догматике, я делаю эти извлечения.

Первые листы моей книги "Имебожники" были уже отпечатаны, когда вышла книга С. В. Троицкого под заглавием "Об именах Божиих". Подзаголовки наших трудов дают читателям легко различить эти два издания, дополняющая одно другое своим содержанием.

Член св. Синода Архиепископ Никон


РУССКИЙ ИНОК №20
ОКТЯБРЬ 1912г.

ПОСЛАНИЕ ВСЕЛЕНСКОГО ПАТРИАРХА НА АФОН
Копия

Высокопреподобнейшему игумену Священного, Царского, Патриаршего и Ставропигиального св. Пантелеимона монастыря на Афоне Кир-Мисаилу с братиею монастыря и всем на св. горе подвизающимся Русским по происхождению благоговейным монахам

Тем из монахов, которые бессмысленно богословствуют и ошибочную теорию о Божественности Имени "Иисус" выдумали и распространяют - советуем и повелеваем отечески тотчас же и строго отстать от душевредного заблуждения и перестать спорить и толковать о вещах, которых не знают.

Им надобно, прежде всего, заботиться о спасении души своей, а разрешение каких бы то ни было недоумений своих они должны искать и находить в преданном учении Церкви, сверх которого и помимо которого никому не дозволено новшествовать и новые выражения употреблять. Иначе, против распространяющих это бессмысленное, богохульное учение смущающих св. Гору - приняты будут со стороны Церкви строжайшие меры, какие указываются священными канонами против нечестивых и непокорных и каких требует спокойствие и порядок Вашего священного места.

А так как начало и причина соблазна есть невнимательно и неосновательно во многих местах составленная книга монаха Илариона: "На горах Кавказа", то мы порицая и осуждая неправильные и опасные выражения в ней об Имени "Иисус" - запрещаем чтение этой книги всем на св. Горе, как книги, содержащей много ошибочного и ведущей к заблуждению и ереси.

"Бог же всякой благодати, призвавший нас в вечную славу Свою во Христе Иисусе, Сам да совершит Вас, да укрепит, да соделает непоколебимыми. Ему слава и держава во веки веков. Аминь. (1-е Пос. Ап. Петра гл. 5, ст. 10-11).

1912 года, сентября 12 дня. № 8522.
Константинопольский Патриарх Иоаким во Христе молитвенник.

С подлинным верно:
Директор Патриаршей Канцелярии Христо-Лапаиоаннус.

Подлинная грамота написана по-гречески. В редакции имеется с нее фотографический снимок, присланный с Афона, при отношении Пантелеимоновского Настоятеля Архимандрита Мисаила от 9 окт. с.г. Клише изготовляется в фотоцинкографии и в следующем № будет помещено на страницах "Р. И." Ред.


РУССКИЙ ИНОК №19
ОКТЯБРЬ 1912г.

Из письма с Кавказа к некоему русскому монаху на Афоне

Письмо Ваше я получил, спаси Вас Господи за память о мне непотребном.
Относительно о. Илариона пустынника скажу, что говорят здесь отцы некоторые, духовники, знающие его и пустынники, что он поведения нетрезвого; около него живут, как говорил мне недавно пустынник, около 20-30 черничек, есть и мужчины - смешанный скит. Живут в лесу, а по станицам побираются, конечно расхваливая святость о. Илариона, чтобы щедрее им - его чадам, подавали. Сочиненной им книги и его учению доверяться не следует. Что касается меня, то я верую - как верует и учит Св. Православная Соборная и Апостольская Церковь, а этим выскочкам новым, не доверяюсь. Учение Св. Православной Церкви изложено в православном катехизисе, а пространно в книге св. Иоанна Дамаскина, "точное изложение православной веры", которое, уж несколько веков преподается в духовных учебных заведениях, и выученные по ней священники, святители и мирские многие, пришли в Царствие Божие, то зачем же оставлять это учение и хвататься за Иларионовское, не согласное с этим учением? Св. Иоанн Дамаскин великий учитель Св. Православной Церкви. Отец архимандрит Зерон благословил мне держаться учения св. Иоанна Дамаскина по "точному изложению св. православной веры", я и держусь. Прочтите внимательно хоть в книге 1-й главу XII, где говорится, что "Божество непостижимо, конечно и не именуемо" и т.д. до конца, и кн. 4-ю главу VI, где говорится "Господь принял название Христа не до воплощения от Девы, как лжеумствуют некоторые"; еще: некоторые говорят, что имя Христос приличествует и одному Слову, рожденному от Бога Отца (т.е. Сыну Божию), поколику Оно отдельно от человечества само по себе бывает представляемо и существует. Но мы не так научены думать и говорить. Мы говорим, что Слово тогда получило название Христа Иисуса, когда оно стало плотью", и т.д. до конца.

Бог существо непостижимое всемогущее, беспредельное, а имя не есть предмет или существо, не наименование или название существа или предмета. А о. Иларион учит, что имя есть Сам Бог. Это его лжеучение опровергает святитель архиепископ Антоний Волынский и прямо (смотри "Русский Инок" кн. № 10 сего года за май) говорит, что о. Иларион в прелести. Оно и правда, ибо некоторые пустынники здесь тоже говорят, если бы о. Иларион был и хорошей жизни и то только после смерти, когда если его мощи прославятся чудесами и причислят к лику святых, то тогда только можно будет ему доверяться, ибо его учение новое. Тут был пустынник иеросхимонах Митрофан, из числа его почитателей и соревнователей о спасении других в лесах и горах и удолиях Кавказа, занимался умно-сердечной молитвой, начал спасать и женщин, а потом с одной красивой молдаванкой Анастасией прижил дитя, женился на ней и теперь в г. Баку, говорят уже баптистским пресвитером и чуть ли не протопресвитером. Бог знает, как и отца Илариона пустынника жизнь окончится, хулить и хвалить его надо подождать, конец будет всему венец, а раз за его книгу идет спор, церковные Архипастыри не одобряют его книгу и новое учение, то надобно воздержаться ей и верить. Была статья и Епископа Никона, не одобряющая о. Илариона и его книгу. Жили же без книги о. Илариона и спасались, а теперь как будто без нее нельзя и обойтись, прямо враг смутит да и только.

Я же грешный люблю произносить святейшее имя Господа моего Иисуса Христа, но на это достаточно есть руководства Святых Отцов. Ни в ветхом ни в новом завете не сказано нигде, Он - имя, Ты - имя, а "хвально и прославлено имя Твое" или - "хвалите имя Господне", и Сам Спаситель сказал во Св. Евангелии: именем Моим бесы изженут... - Прочтите св. Иоанна Дамаскина "точное изложение православной веры" хоть главу XII, § 2-й в 1-й книге и главу 1-ю § 1 в 4-й книге, все со вниманием, а то и всю прочтите книгу, там - как нужно верить - найдете.

Имя (как думаю и если не ошибаюсь) - хотя присносущно существу, но не существо, а наименование существа. Учение о. Илариона новое и касается Самого Бога, а потому нужна осторожность, чтобы не попасть в обман и богохульство, что с многими еретиками уже случилось. По-моему довольно знать, что Господь наш Иисус Христос есть Сын Божий, - Бог и человек, Спаситель наш, Судия живых и мертвых, может нас грешных казнить и миловать; вот мы и должны смиренно просить Его о помиловании, и ни рассматривать греховным и слепым своим умом - каков Он? и что такое Он есть?
N...


РУССКИЙ ИНОК №17
СЕНТЯБРЬ 1912г.

Отзыв о статье Святогорца. "О почитании имени Божия"

В издаваемом Андреевским скитом на Афонской горе журнале "Наставления и утешения святой веры христианской", помещена в апрельской книжке 1912 года (на трех листах) статья "О почитании имени Божия", за подписью "Святогорец". В этой статье святогорец выставляет, что отец Иоанн Кронштадтский, в сочинении своем "Мысли Христианина" (на стр. 46) пишет: "великие имена: Пресвятая Троица, Отец, Сын и Святый Дух, призванные с живою сердечною верою и благоговением, или воображенные в душе, суть Сам Бог и низводят в душу нашу Самого Бога... Когда ты в сердце говоришь, или произносишь в слух Имя Божие, или Пресвятой Троицы, или Господа Саваофа, или Господа Иисуса Христа то в этом имени ты имеешь все существо Господа; в Нем Его благость, премудрость беспредельная, свет неприступный, всемогущество, неизменяемость. Со страхом Божиим, с верою и любовью прикасайся мыслями и сердцем к этому Имени.... Имя Его Он Сам - Бог в трех Лицах, простое Существо, в едином слове изображаемое".

Здесь слова: "в имени Божием ты имеешь всю сущность Господа (со всеми Его святыми)" и "Имя Его Он Сам - Бог в трех Лицах" , не должно понимать в таком выраженном буквальном смысле, а как тот же отец Иоанн Кронштадтский в своем сочинении: "Моя жизнь во Христе" (изд. 5) об этом же предмете высказал: "Бог есть Дух, простое Существо. А дух чем проявляет себя? Мыслью, словом и делом. Поэтому Бог, как простое Существо, не состоит из ряда или из множества мыслей или из множества слов или творений, но Он весь в одной простой мысли - Бог - Троица, или в одном простом слове Троица, или в трех Лицах, соединенных воедино. Но Он же весь и во всем сущем, все проходит, все наполняет. Собою. Например, вы читаете молитву, и Он весь в каждом слове, как Святой Огнь, проникает, каждое, слово: - каждый сам это может испытать, если будет молиться искренно, усердно, с верою и любовью. Но особенно, Он весь в принадлежащих Ему именах: Отец, Сын и Святый Дух, или Троица; или Господь, Господи Боже; Господь Саваоф; Господи Иисусе Христе, Сыне Божий; Душе Святый; Царю Небесный, Утешителю, Душе истины и прочих именах Своих" (Т. 1, стр. 129). "Бог во святых почивает, и в самом имени их, в самом изображении их" (т. 2, стр. 194).

Итак, Господь, как говорит отец Иоанн Кронштадтский: "весь и во всем сущем, все проходит, все наполняет Собою", но не сотворяет богами. Но во всем сущем Господь пребывает не по существу Своему, ибо существо Божие необъятно и несообщимо; сообщима же только благодать Божия и деятельность, как учит о сем святая Церковь. А те, которые признают существо и благодатное действие в Боге за одно и тоже и не допускают между ними никакого различия, что будто они составляют одно и тоже существо Божие, таковых св. Церковь предает анафеме.

Затем святогорец приводит в своей статье изречения из Евангелия, в коих Спаситель произносит слова: "во имя Мое", и основываясь на их буквальном понимании, без углубления во внутренний глубокий смысл оных, и не приводя никаких толкований о них церковных учителей, делает такое заключение: "Итак, Господь учил веровать, во Имя Свое, и из всех этих изречений ясно видно, насколько тесно святая Церковь отождествляет имя Божие с Самим Богом", т.е. имени Иисус у Богочеловека, он придает обоготворяющее значение.

Эти изречения следующие: "В молитве "Отче наш" есть прошение о том, дабы святилось в нас Имя Божие, т.е. чтобы дал нам Господь веру во Имя Его, ибо чрез эту веру мы получаем право быть чадами Божиими". Но прошение в молитве "Отче наш: да святится имя Твое", святые отцы, объясняют не в приведенном смысле, а именно: Св. Златоуст говорит: ""Да святится", значит, да прославится. Сподоби нас, как бы так учит Спаситель нас молиться - так чисто жить, чтобы чрез нас все Тебя славили". Блаженный Феофилакт об этом изречении говорит: "сделай нас Господи святыми, подобно тому, как и Ты чрез нас прославляешься". "Да святится имя Твое!" Что это значит? - спрашивает блаженный Августин. Может ли Бог быть еще святее, чем Он есть? В Себе самом не может, но святость Его может умножаться и возрастать в нас самих и в других людях, и в этом прошении мы молимся, чтобы род человеческий более и более познавал Бога и чтил Его Всесвятого". А когда не святится среди людей имя Божие? Когда они не знают Бога, учат о Нем неправильно, хулят Его своею порочною жизнью.

"Веруяй в Онь (Сына) не будет осужден, а не веруяй уже осужден есть, яко не верова во имя Единороднаго Сына Божия (Ин.3:18)". Но здесь должно понимать, что "не веровал", по буквальному смыслу в Сыне Божием - не во имя Его (Иисус), но в то, что Он есть Сын Божий Единородный, не веровал в Его Божество. Епископ Михаил говорит: "неверующий в Единородного Сына Божия, в божественность Его лица, в истину Его учения, в искупительную силу Его страданий, уже своим неверием произносит сам на себя осуждение; потому что верою не участвует в искуплении, и следовательно, остается вне царства Божия, под гневом Божиим, и таким образом обрекает сам себя вечной погибели, каковое осуждение в последний раз и будет произнесено на последнем суде Христовом" [Толк. на Еван. от Иоанна. Изд. 2 стр. 107).

"Аще что просите во имя Мое, то сотворю" (Ин.14: 14). Эти слова св. Кирилл, архиепископ александрийский толкует, что Господь Иисус Христос "весьма благосклонно будет принимать молитвы от Своих последователей и с полною готовностью давать то, что они желают получить, очевидно дары духовные и достойные божественной щедрости. И не как служитель человеколюбия другого кого-либо, или как помощник чужого милосердия, говорит Он, но как имеющий во власти все с Отцом, и Сам будучи Тем, чрез Кого все, как от нас к Богу, так и к нам от Него (1Кор.8:6) (Богосл. Вестн. 1908 г. июнь)". Из этого толкования ясно видно, что означенное изречение: "что просите от Отца во имя Мое", означает моление наше к Отцу чрез посредство Спасителя, и Сам Он, :как Единосущный со Отцом, исполняет наши прошения и подает нам Свои блага. Об этом же предмете изречение Спасителя другое: аминь, аминь глаголю вам, аще что просите от Отца во имя Мое, даст вам" (Ин. 16:23), святитель Кирилл, - этот величайший церковный учитель, толкует полнее и определеннее, а именно: "Спаситель, поощряя учеников своих к прошению себе духовных даров, а вместе и сообщая уверенность, что прошения их не останутся без удовлетворения, присоединением слова "аминь", укрепляет веру и то, что если о чем пожелают приступить с просьбою, будут получать от Отца, причем Сам он, очевидно, является Посредником и Соподателем со Отцом. Это и означает выражение "во имя Мое" ибо мы приступаем к Богу и Отцу не иначе, как чрез Сына. Чрез Него ведь доступ имеем в едином Духе ко Отцу, по написанному (Евр.2:13). Поэтому и говорит: Я есмь дверь.., Я путь, никто не приходит к Отцу, как только чрез Меня (Ин.10:7; 14:6). Действительно, поскольку Он есть Сын и Бог, Он вместе с Отцом дарует святым блага, и оказывает Соподателем благословения на нас. А поскольку Он называется Посредником, Первосвященником и Ходатаем, Он приносит Отцу молитвы за нас, ибо Он есть дерзновение всех нас ко Отцу. И так во имя Спасителя нашего Христа должно совершать молитвы, ибо в таком случае Отец небесный, благосклонно их будет принимать и просящим Его подавать блага дабы мы радовались при получении" (Богосл. Вестн. 1909 г. июль-август). Преподобные отцы Каллист и Игнатий говорят, что в молитве Иисусовой, "произносимые слова Господи Иисусе Христе. Сыне Божий, невещественно и безгласно воспростирают ум к Самому Господу Иисусу" (Доброт. Т. 4. стр. 398 и 391). И сие изречение ясно показывает, что имена, произносимые в молитве Иисусовой, суть посредствующие к возношению ума и сердца нашего к Самому Господу Иисусу Христу и о Нем только должно иметь в памяти, при творении молитвы, и у Него Единого просить милости, и какую при этом получаем помощь, то это от Самого Господа, но никак не от произносимого Его имени. И по сей только посредствующей причине, эти имена достойны соответственного их значения, возвеличения и прославления их, ибо как только кто произносит их в молитве, то и вспоминается Господь Иисус Христос, и тогда весь ум и сердце у молящегося обращается к Нему, а не то, чтобы останавливаться только на одном имени Его. Кто же при творении Иисусовой молитвы, произносимому в ней имени Иисуса придает обоготворяющее значение, то сие происходит, как полагаю, по той причине, что когда он во время сей молитвы получит сердечное умиление, то при этом ему представляется, что это происходит от действия постоянно произносимого им имени Иисус, и поэтому оное ему кажется неразрывно слитым с самим существом Божиим. Но в этом случае, богословский ум требует строгого отделения всего тварного от самого существа Божия, о котором великие богословы высказали следующее определение. Св. Дионисий Ареопагит говорит: "Не можно Бога изглаголать или умом постигнуть... Нет для Него ни слова, ни имени, ниже названия" (Таинствен. Богосл. гл. V). И. св. Григорий Богослов говорит: "Бог есть Свет крайнейший, несказанный, ни умом непостижимый, ни словом изрекаемый". С Божеским естеством нельзя, даже сливать человеческое естество, принятое Сыном Божиим по воплощении, а только оно соединяется в одном лице Его; кто же оное сливает, то св. Церковь таковых предает анафеме. А тем более нельзя сливать с Божеским естеством имя Иисус, которое относится к человеческому естеству Богочеловека, как нареченное Ему, при его рождении.

Еще святогорец приводит Христово изречение: "Утешитель же Дух Святый, Его же пошлет вам 0тец во имя Мое, Той вы научит всему и воспомянет вам вся, яже рех вам" (Ин.14:26) Здесь слова "во имя Мое", означают Сына Божия; поэтому Он и говорит, что Дух Святый научит вас всему, что сказал вам Я. "Возвратишася же семьдесят (апостолов) с радостию глаголюще: Господи и бесы, повинуются нам о имени Твоем" (Лк.10:17), т.е именем Твоим мы повелеваем бесам выходить из одержимых ими, и они выходят", В следующих же за тем словах Спасителя сказано: се даю вам власть наступати на змию и на скорпию, и на всю силу вражию; и ничесоже вам вредит (ст. 19), то в этих словах Спаситель объяснил апостолам почему злые духи повинуются им; а именно потому, что Он, как Господь и победитель злой силы, дал им власть над этою силою, и значит, они совершали чудеса чрез божественную силу Господа Иисуса Христа, а не чрез одно упоминание имени Его, оно же бесам, при изгнании их из одержимых ими, возвещало только, что Сын Божий Своею всемогущею силою их изгоняет, а не иной кто другой. Блаженный Феодорит говорит: "Хождение хромых, воскресение мертвых, умножение хлебов, превращение воды в вино и все другие чудотворения, суть дела божественной силы" (Творен. блаж. Феодорита Изоб. 1908 г. 4,8, стр. 242).

Все приведенные из Евангелия изречения Спасителя, в коих упоминается "во имя Мое", известный толкователь священного Писания Евфимий Зигабен объясняет их в том смысле, что "при таких словах Спасителя, слушатели их должны были свои мысли относить к Самому Господу Иисусу Христу, - к самой Его сущности, а не к Его имени, по буквальному пониманию этих изречений, при том же не высказываемому Спасителем: какое именно это имя? ибо Он именуется разными именами: Господом, Сыном Божиим, Христом, Иисусом. Но лжетолкователи выставляют, что Спаситель, при высказывании слов "во имя Мое", будто бы разумевал Свое имя Иисус, и в доказательство сего, они приводят из Деяний и Посланий Апостольских некоторые изречения, где упоминается сие имя, но имеющие другое значение". На основании сего лжетолкования и святогорец в своей статье приводит из Деяний Апостольских такие изречения, в числе коих следующее: "Рече же Петр хромому: во имя Иисуса Христа Назорея востани и ходи" (Дян.3:6). Но, как это понимать? По толкованию епископа Михаила: "Апостол считает себя только орудием чудотворной силы Христа, являемой им через призвание имени Его, ибо Он есть источник исцелений". Из этого видно, что хромой исцелился Божественною силою Христовою. И что именно Христос его исцелил, а не кто другой, то о сем видимым удостоверением служило возванное ап. Петром имя Его. И в этом же особенно удостоверяют слова того же Апостола Петра, когда при чудесном исцелении от болезни Енея, Апостол сказал: Енее, исцеляет тя Иисус Христос, востани с постели твоея. И абие (тотчас) воста (Деян.9:34), т.е. совершение этого чуда он отнес прямо к божественной силе Господа Иисуса Христа. Сам Спаситель говорит: Аз о Дусе Божии изгоню бесы (Мф.12:28). т.е. всемогущею божественною силою или властью, а не то, чтобы собственно только призванием имени Его Иисус, и с присвоением оному самобытной божественной силы. О творении чудес Самим Господом, видно и из следующих Его слов: веруете ли яко могу сие сотворити (подать слепым зрение), вопрошает Он двух слепцов (Мк.9:28), Что хочеши да ти сотворю? вопрошает Он слепца. Он же рече: Господи, да прозрю! прозри отвещает Господь (Лк.18:41-42),

Самомнение автора, разбираемой мною статьи, не дозволяло ему дознать о истинном значении приведенных им в ней вышеизложенных изречений священного Писания, из достоверных толкований оных церковными учителями, а при своем недомыслии и непросвещении духовном, основываться только на буквальном понимании их. Такой же буквализм напоминает иудейских фарисеев и книжников, - этих жалких учителей своего народа, почивавших только на букве закона, но всецело чуждых духа его. Они выставляли перед Спасителем свои заслуги и подвиги чрез исполнение только буквы закона, и чрез это проглядели саму истину - Христа Господа. Так и основывающиеся на буквальном понимании изречений священного Писания, в коих упоминается имя Иисус, и сему имени придающие обоготворяющее значение, проглядели в этих изречениях внутреннее содержание, относящееся не к имени Иисус, а к божественной силе Самого Господа Иисуса Христа.
Афонский Инок Хрисанф.

Письмо почтенного старца-грека к русскому духовнику-иеросхимонаху, на Афоне же

Ваше Высокопреподобие!

Так как подвизающийся на Кавказе схимонах Иларион написал в составленной им книге "На горах Кавказа", что имя Бог и имя Иисус, - есть существо Божие, сего ради скорбя и сожалея о нем и последователях его, - о погибели их, - по братской любви и бесстрастно пишем следующее: несомненно веруем и исповедуем, как научают нас богоносные отцы, Иисус Христос есть совершенный Бог и совершенный человек. Как человек - именуется Иисус. Хотя имя "Иисус" есть имя паче всякого имени, есть имя Божественное, однако не есть сущность и естество Божие как о. Иларион написал в книге своей. Об этом имени, толковали и исследовали мужи достойные, великие и всякой мудрости исполненные, - отцы Боговдохновенные, однако никакого такого понятия не вывели. Невежественные же и не утвержденные, как говорит апостол Петр, извращают, как и прочие писания к собственной погибели. Да внимают усердно и бесстрастно мудрым, отеческим писаниям и уверяют совершенно, что имя "Иисус" есть имя Божественное, а не божество, как учитель их заблуждаясь, пишет в своей книге. Да отстанут от такового учения, которым повредили многих. Да не пребывают упорными, держась своего ложного мнения, после такого ясного и точного учения Божественных отцов. Да не начинают рассевать среди православного общества учений, противных духу писаний и да не раздирают Церкви. Довольно нечестия и безбожия невежества в вере и легкомыслии таковых мнимых мудрецов и других. Довольно сего для разделения Христовой Церкви. Зачем и сии простирают тем руку помощи. Вместо тесного единения и совокупления для противодействия заблуждению, явно собираются для разделения и разлучения от церкви. И сие для чего. Чтобы учить заповедям и учениям человеческим, которым никогда не учили и не помышляли отцы наши.

Неразумное дело упорно держаться мнения, что имя Иисус есть Божество его. Это ужасная хула! Разумное и христианское дело веровать Божественному учению отцов. Да отвергнут то и да приимут с объятиями это непорочное и непогрешительное церковное учение. Да не считают стыдом сознаться, что как люди они ошиблись; напротив, такое сознание есть похвальное дело христианской мудрости и совершенной добродетели. Отвращение и презрение к заблуждению учителя своего не есть укоризненное и безрассудное дело; напротив, это показывает разум правомудрствующего и держащегося истины. В истине согласного учения святых отцов не должен кто-либо сомневаться, чтобы отвергнуть то, или другое ложное мнение, хотя бы и любимейшего. Да не думают, что человек, упорно держащийся своего мнения, не заблуждается. Ошибались мужи мудрейшие и горячие прежде ревнители церкви: Оригенисты, Аполлинаристы, татианисты, тертулианисты. Так случается тогда, когда человек на себя только надеяться, предпринимает дело выше его разума, больше сил его. Если так он поступает, то непременно заблуждается. Нисколько неудивительно, если учитель их поступая по своему желанию с толковыми божественными писаниями, заблудился. Странно и достойно сожаления, что и другие последуют заблудшемуся. Ужасно и срамно предпочитать мудрым учителям учение одного или двух заблуждающихся. О если бы отвергли они ложные мнения и последовали незаблудно и безгрешно со всеми следующими за отцами и учителями Единому незаблудному Наставнику и Учителю рекшему: кто последует за Мною, тот не будете ходить во тьме, но будет иметь свет жизни (Ин.8:12).

Не желаю утруждать Вас больше многоглаголанием. Остаюсь, прося молитв, ваш смиренный послушник грешный

схимонах Калинник.
Святая Гора Афон. Катунаки.
10 июля 1912 года.


РУССКИЙ ИНОК №15
АВГУСТ 1912г.

ЕЩЕ О КНИГЕ "НА ГОРАХ КАВКАЗА"

Письмо в Редакцию "Русского Инока"

На Афоне продолжаются распри по поводу книги впавшего в прелесть схимонаха Илариона: "На горах Кавказа", весьма сродной с хлыстовщиной, которая, как пожар, захватывает теперь всю Россию. Сущность этой хлыстовской прелести заключается в том, что какого-нибудь мужика, хитрого и чувственного, назовут воплотившимся Христом и какую-нибудь скверную бабу Богородицей, и им покланяются, вместо Бога, а затем предаются свальному греху. - Вот к такому-то заблуждению и направляет своих неразумных последователей о. Иларион, сам того, как мы надеемся, не сознавая.

Каким же образом? - спросят читатели: ведь он только силится доказать, будто в имени Иисус сам Бог, что имя это и есть Бог. Да! - ответим мы: только этого и надо хлыстам: они назовут какого-нибудь мужика Иисусом или Христом, а затем уже на основании неразумных рассуждений Илариона, и будут уверять всех, что он и есть Бог. Так у них один Христос Бог был в Москве (Колосков), другой в Петербурге (Чуриков), третий в Суздале (Стефан Подгорный) и еще Богородица в Ораниенбауме, недавно умершая от сифилиса Матрена Киселева, прозванная ими Порфирией, а кроме того Михаил Архангел и Иоанн Креститель в виде здоровенных мужиков, которые около нее увивались.

Кажется надо прежде с ума сойти, чтобы признать в этих преступных личностях Бога и Святых, но вот к их услугам теперь книга о. Илариона: если эти беспутные мужики и бабы носят имя Иисус, Богородица Архангел, значит они и суть таковые небожители, сошедшие на землю, чтобы дурачить и обирать честной народ.

Особенно возмутительно то, что распространители хлыстовской ереси о богопоклонении именам, т.е. звукам, начали теперь стараться подтверждать свои вымыслы выписками из св. Писания и Отцов, конечно вовсе не идущими к делу, но разве легко простым людям, да еще ожесточившимся понять эти подлоги? Пусть же они прежде увидят из нижепомещенного письма самого о. Илариона, что в 1908 году он и сам сознавал, что учение, его новоизмышленное, ни в каком отеческом писании не имеющееся. К выпискам о. Илариона и его последователей из свящ. книг мы еще возвратимся, а пока укажем снова на то, что все эти выписки из древних отцов и новых богословов ни единым словом не упоминают об исключительной божественности имени Иисус предпочтительной пред прочими именами Божиими и Спасителя нашего: имя Иисус так же свято, как и Христос, Сын Божий, Спаситель, Эммануил; также оно священно, как имя Отца и Святого Духа, имеющих тоже разные наименования; Отец - Творец, Вседержитель, Господь, Ветхий деньми, а Святый Дух - Утешитель, Освятитель и проч.

Очень печально, что враг нашего спасения заразил гордынею и упрямством афонских подвижников, и некоторых из них подвиг более верить самочинному пустыннику Илариону, чем Св. Церкви, а Апостол Павел ясно сказал нам: "есть люди, смущающие вас и желающие превратить благовествование Христово. Но если бы даже мы, или Ангел с неба стал благовествовать не то, что вы приняли, да будет анафема. Как прежде мы сказали так и теперь; еще говорю: кто благовествует вам не то, что вы приняли, да будет анафема" (Галат.1:7-9). Вот эта-то анафема и падает на автора прилагаемого письма, т.е. на схимонаха Илариона, который сам признается в новоизмышленности своего учения об имени Иисус.

Архиепископ Антоний

Письмо автора книги "На горах Кавказа" схимонаха Илариона на Афон к духовнику - иеросхимонаху о. N.

Назад тому четыре года - в 1908 году - так писал он: "Войдите своим вниманием в коренное положение нашего произведения. Не доверяя своему разуму ищем у многих совета, но никто нас не утоляет: писал я к трем иерархам, и только один ответил (и то) укоризненно. Ищите, говорит, разрешение своим вопросам по их догматической стороне у епископа Феофана в книгах, а по практической в своем сердце если оно смиренно. Видимо уклонился от разрешения.

Положение догмата, сделанное нами, важное, необычное, чрезвычайное (какая напыщенность!) и в таком виде, как мы его поставили (подобно папам Римским, так склонным измышлять и постановлять новые догматы) не встречается нигде (спасибо за признание!) кроме как только у о. Иоанна Кронштадтского. И когда были в Глинской пустыни и там не встретили ни в ком подтверждения своему мнению, а еще два, бывших там академика, восстали сему решительным противоречием...

Но мы, утверждаясь на опыте сердечных чувств говорим, что: в имени "Иисус" находится сам Господь наш Иисус Христос всеми своими совершенствами, качествами и свойствами. А поэтому имя сие "Иисус Христос" есть Сам Он дражайший Искупитель наш Господь. Как во плоти Христа - обитала вся полнота Божества, так и здесь"...

Как Вам сие видится? Рассудите и с духовными отцами, каких только обретете, посоветуйтесь о сем добре... Ведение сие очень важно для делателей Иисусовой молитвы. Потому что тогда бывают все чувства, нужные для правильного течения молитвы..."
Сообщил Святогорец Денасий

Ответ на письмо о. Илариона. Старческие рассуждения (тогда же записанные) на Афоне

Отец Иларион вздумал новый, придуманный им, "догмат", разрешить практически, утверждаясь на своем опыте чувств. Но догматическая сторона может быть разрешаема только Священным Писанием и писаниями святых Отцов, а утверждаема вселенскими соборами, но не личным (каждого фантазера-мечтателя) опытом чувств, каковой может разрешать только практические вопросы. Практика ему якобы показывает, что в сердце его во время молитвы ощущается будто бы действие Божией благодати, что и всякий благоговейный молитвенник может проверить, да и это необходимо при участии смирения. А он из этого вывел и заключил, что имя Господа нашего Иисуса Христа столь тесно соединено с Богом, что стало един - Бог.

От. Иларион сознается, что подтверждение и доказательства измышленному им мудрованию нигде - ни в свящ. писании, ни у св. отцов не встречаются...
Поэтому нечего более и толковать, когда в св. Писании и у св. отцов нет ничего об этом...

Заключение и последствия

Отец Иларион не принял советов с Афона, издал книгу и смутил множество монахов на Афоне и в России и даже благочестивых мирян...

Отец Иларион и его сторонники-последователи всех тех, кто несочувственно, а тем более с противоречием относятся к его измышленному им догмату и учению бесчествуют разными ругательными именами: еретики, ересиархи, прельщенные, жиды, Арии, дьяволы и т.п. Лгут клевеща на них, что будто бы они Господа Иисуса Христа не признают Богом... забыв, что всякая ложь от диавола... отец лжи и клеветник есть - диавол...

Весьма это прискорбно!

монах Денасий

РУССКИЙ ИНОК №4,5,6 за 1912 г.

Рецензия на сочинение схимонаха о. Илариона, называемое: "На горах Кавказа".

В предисловии этой книги о. Иларион выставил одно только многоглаголание и фразерство, с разными извращениями св. Писания и изречений св. Отцев, делая это с единственной целью, чтобы доказать, будто бы в Иисусовой молитве "в имени Иисус Сам Спаситель находится (стр. 12 внизу)". "Для всякого верующего имя Господа Иисуса Христа есть как бы Сам Он Божественный Спаситель наш (16, изд. 1). "Поэтому иметь сие имя как бы иметь и Самого Сына Божия (стр. 12)". - При этом автор приводит изречения свв. отцов Каллиста и Игнатия в 50-й главе: "Глагол сей, имя Иисус, мужи достигшие живого Богообщения, объемлют и лобызают, как полное делание молитвы, будучи исполняемы радости, превысшей всякого разума (ст. 14)". И к этому изречению автор добавляет: "Почему? Конечно потому, что имя сие есть для них, как бы Сам Господь Иисус Христос". Приведенное же изречение свв. Каллиста и Игнатия в Русском Добротолюбии выражено так: "Преуспевшие и совершенные о Христе каждыми из воззваний в молитве одним: Господи Иисусе; Иисусе Христе; Христе Сыне Божий! или даже (т.е. имеющее как бы меньшее значение пред выставленными воззваниями в молитве) только возглашением "Иисусе" довольны бывают, объемля это и лобызая, как полное делание молитвы и чрез это одно исполняемы бывают неизреченой, всякий ум, всякое видение и всякое слышание превосходящей сладости и радования". Но автор об означенных здесь других воззваниях в молитве совсем умолчал и выставил одно только имя "Иисус", и ему присвоил вышеозначенное высочайшее значение. И из приведенного изречения свв. Отцов видно, что преуспевшие в Иисусовой молитве произносящим в ней означенным каждым воззванием бывают довольны и лобызают их, как полное делание молитвы (т.е. как и говорят в ней все воззвания Г. I. X. С. Б.) и чрез это одно воззвание исполняются неизреченной радости. И нисколько не высказывается в приведенном изречении Каллиста и Игнатия, что для творящих молитву "имя Иисус есть как бы Сам Господь Иисус Христос", как выставляет это автор.

И такое свое убеждение, почему же он не присваивает и прочим воззваниям в молитве Иисусовой, а только одному имени "Иисус", тогда как в означенном изречении свв. Отцов те воззвания имеют даже как бы более значения пред одним именем "Иисус". И действительно пред этим именем преимущественнее бы следовало давать воззванию "Сыне Божий", ибо оное обозначает Божественную Ипостась Спасителя, и значится за Ним прежде век, всего сотворенного Богом, а имя Иисус наречено Сыну Божию напоследок - при воплощении Его на земле.

Автор говорит: "Достопоклоняемое величие имени Иисус и его несравнимое превосходство, небесная высота и воистину Божественное достоинство, показано в словах ап. Павла. Что как для Сына Божия равенство с Богом Отцом не было похищением Божеской чести, то и "дарова Ему имя, еже паче всякого имени, да о имени Иисусове всякое колено поклонится небесных, земных и преисподних (Фил.2:8)". На основании этих слов автор делает заключение: здесь как поклонение и исповедание, так и имя Его и Сам Он Господь Иисус Христос - преставлено Апостолом в одном совокупном положении нераздельно. Но такое смешение божеского, человеческого и номинального (разумея имя Христова) во единое и нераздельное положение вовсе не высказывается в приведенном изречении Апостола. По толкованию еп. Феофана (Затворника), согласно учения древних св. Отцов, изречение ап. Павла: "и дарова Ему имя паче всякаго имене" означает следующее: "Сын Божий имел имя, которое не отошло от него чрез воплощение, но и теперь оно приемлется Им, как дар яко человеком. До сего момента, яко Бог Он имел сие имя, но не яко человек. Теперь даруется оно Ему и яко человеку. Даруется, ибо человечество, даже быв воспринято Божеством, не может заслужить такое имя, не может дойти до того, чтобы оно принадлежало ему по закону правды. "Имя, паче всякого имени". Какое это имя выше всякого имени? Вот имена, кои суть имена выше всех имен! Бог, Троица, Отец, Сын Божий, Дух Святый. Вот они выше всех имен и все равночестны. Какое же из них даровано Сущему во образе Божии и умалившемуся до крестной смерти? Бог Сын, Сын Божий, Дух Святый. Так именовался Он, прежде мир не бысть; теперь-то это имя переносится, и на человечество. В послании к Евреям пишется, что Он наследовал имя, преславнее паче Ангелов. И Апостол тотчас объяснил, что это за имя, говоря: кому рече от Ангел; Сын Мой еси Ты. Аз днесь родих тя? И паки; Аз буду ему во Отца и Той будет мне в Сына (Евр.1:5). Итак, к имени "Сын Божий", в божественном смысле, относится означенное изречение ап. Павла, а не к Его человеческому имени Иисус, как автор, по своему самомнению, истолковывает оное. Относительно же апостольского изречения: "да о имени Иисусове всяко колено поклонится небесных и земных и преисподних". Епископ Феофан говорит: "как только совершилось превознесение в показанном смысле и запечатлено соответствующим именем, следствием сего должно было быть Божеское поклонение всех тварей небесных, земных и преисподних "да поклонится всяко колено" Божеским поклонением, ради ипостасного соединения человечества с Божеством, в лице Господа Иисуса Христа". И из сего толкования апостольского изречения нисколько не подтверждается означенное применение к нему автором о имени Иисус.

На слова Златоуста: "непрестанно пребудь в имени Господа Иисуса, да поглотит сердце Господа и Господь сердце и будут два едино", автор говорит: "видите как Златоуст сливает во едино имя Господа с Господом и говорит нераздельно и совокупно, потому что оно так и есть (стр. 16)". Как он все перетолковывает на свой лад Златоуст, говоря об умной молитве произнес такие слова: "непрестанно пребудь в имени Господа Иисуса т.е. пребудь в умной молитве, чрез которую в сердце своем стяжешь Господа Иисуса и тогда будет такое единение, что Господь и сердце будут два едино". Ведь Златоуст не сказал, что тогда имя Иисуса и Сам Он и сердце человеческое будут три едино, а только: Господь и сердце два едино. Автор же вместо сердца человеческого постановил имя Иисус. Такой же он делает неправильный вывод лишь бы как-нибудь доказать свою суемудрую мысль о значении имени Иисус, в обоготворяющем смысле.

У православных писателей не допускается подобных перетолкований Писаний свв. Отцов.
Далее, автор, в доказательство своей предвзятой мысли, говорит: "Св. мученики страдали за имя Христово. Кто из них отрицался от его имени, тот отрицался от Самого Христа и был чужд всего христианства и был богоотступник (стр. 16). Да разве мучители заставляли мучеников отрицаться от имени Иисуса, а не от веры христианской и обратиться в их языческую веру? Очевидно, что и эта мысль его неправильна!

Автор, между прочим, в предисловии говорит о таинстве Евхаристии следующее: "вкушая с верою и благоговением сего Святейшего Таинства, мы приобщаемся духом Божества Христова, а устами и вкушением Его Пречистого Тела и Крови. Но все это верою. Разум и понятие здесь места не имеют (стр. 13)". Какое-то своеобразное определение, а не так, как, на основании определений свв. Отцов, сказано в Православном Катехизисе, именно: "Евхаристия есть таинство, в котором верующие, под видом хлеба и вина, вкушают Самого Тела, Крови Христовой, для вечной жизни. И причащающийся теснейшим образом соединяется с Самим Христом и в Нем становится причастником вечной жизни". А не так, как автор своеобразно и несмысленно выражается, что "он приобщается духом Божества Христова".

В главе третьей автор опять провел свою мысль о высочайшем значении имени "Иисус". - Из многих выражений по этому предмету приводим следующие: "в имени Иисусове воплощается и чувствуется Сам Христос и ощущение Самого Господа и Его имени сливается в тожество, по коему не возможно бывает отличить одно от другого и что полнота Божественных совершенств во Христе несомненно обитает и в Его имени Иисус Христове; и что имя Иисуса Христа есть Сам Он, Господь Бог", и прочие подобные же разглагольствования. Итак автор, номинальное, невещественное "имя Иисус" олицетворяет в живое и самое высочайшее Существо Бога. Такая мысль есть пантеистическая, т.е. сливающая существо Божие с чем-либо находящимся вне его Существа. Подобных мыслей, как высказал о. Иларион не находится ни в каких писаниях свв. Отцов, а это есть какое-то новое учение, фантастическое и исполненное неопределенности и полное туманности. Вот до каких увлечений приводит самомнение!

В молитве Иисусовой произносимые имена служат посредствующею силою для привлечения к нам Господа Иисуса Христа, к близкому единению с Ним; но ни как не сами по себе эти имена имеют могущественную и чудодейственную силу, а она является от Самого Господа, ибо если их в молитве произносят без всякого чувства и внимания, то они не производят благодатного действия - Бог их не услышит и даже гневается на такую бездушную молитву. Молитва подобна вере в Бога, которая может и горы преставлять (1Коринф.13:2), но только такая, которая соединена с добрыми делами, а без оных она - мертва, есть (Иаков.2:17). Так и молитва, только пламенная и усердная доходит до Бога и даже может творить чудеса, а иначе оную не услышит Господь. Если бы неодушевленные имена в Иисусовой молитве воплощались в самую Сущность Божества, то они всегда и везде имели бы живую и действительную силу: "аще и во ад сниду, Ты, (Бог) тамо еси (Псал.138:8). Однако эти имена только имеют силу в молитве, творимой благоговейными людьми. Но вопреки этого в четвертой главе автор говорит: "Если имя Иисус несть Бог, то почему же этому имени принадлежит всемогущая сила, которая производит дела великие и преславные, даже независимо от святости жизни тех людей, кои его произносят. Это можно видеть из слов Господа: "мнози рекут Мне в день он: Господи, Господи, не в Твое ли имя пророчествовахом и Твоим именем бесы изгонихом и Твоим именем силы многи сотворихом! И тогда исповем им: николиже знах вас отыдите от Мене вси делающие беззаконие Мф.7:22,23). - В этих словах находится новое, имеющее всю силу непреложной убедительности, доказательство тому, что в имени Иисус Христовом присутствует всемогущая сила Божия, а потому, стало быть, сие имя есть сам Бог (стр. 17). В означенном изречении Спасителя, по истолкованию оного свв. Отцами, заключается следующий смысл. По толкованию Златоуста: "не только тот лишится Царствия Небесного, который имеет веру, а о доброй жизни не радеет, но и тот, кто при вере сотворил много знамений, а доброго ничего не сделал. Не удивляйся тому, что, сотворивши столько чудес, они подверглись наказанию. Вся эта благодать была ни что иное, как дар Подавшего ее (а не чрез действие произнесенного имени Иисус), а те ничего от сея не принесли, почему справедливо и наказываются. Спаситель хотел примером этим, показать что ни вера, ни чудеса, ничего не значат без добродетельной жизни. И что дивиться тому, что Господь дары благодати дал людям, уверовавшим в Него, но не имеющим жизни, согласной с верою. Тогда, при начале Евангельской проповеди, нужны были многие доказательства силы Христовой, поэтому и из числа недостойных многие получали дары; и Иуда будучи злым, имел дар чудотворения". (Беседа на Мф. XXIV). Другие отцы об этом пишут: не от Твоего ли имени (т.е. выставляли, что они от Христа) пророчествовали, изгоняли бесов и делали исцеления? И, несмотря на это, Спаситель их назовет беззаконниками, когда они явятся на Всемирный Суд в конце мира, и за то собственно, что в первые века некоторым давался дар чудотворения по их вере во Христа, дабы чрез них другие принимали веру во Христа; но они неблагодарны и нечувствительны были пред Господом, почтившим их таким даром - чрез неисполнение добродетелей. Может быть так, что здесь разумеются сначала обладавшие чудотворными дарами, а потом угасившие в себе Духа Святого, как говорит св. ап. Павел: "Духа не угашайте, пророчества не уничижайте (1Сол.5:19,20)". Итак, из этих толкований не видно о применении означенных слов Господних к имени Иисус в том смысле, как высказал о. Иларион, а что некоторые люди, неисполненные святости, производили чудеса только в самом начале христианства (а именно во времена апостольские); а теперь пусть укажет о. Иларион на кого-либо из недостойных, производящих чудеса. Значит и проведенная им мысль об этом совершенно неверна.

Но некоторые церковные учители объясняют, что в вышеприведенном изречении Христовом (Мф. 7:22,23), Он говорит о лжепророках, как пред тем в ст. 15 сказал: "берегитесь лжепророков, которые приходят к Вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные" и, продолжая речь учит узнавать таковых по плодам делания их и, наконец, объявляет, какова будет участь их в день Страшного Суда. Легко понять, что лжепророки, творя заклинания и чудеса, только прикрывались именем Христовым; чтоб увлечь за собою неопытных, а действовали силою сатаны, знамениями и чудесами ложными (2Сол. 2:9) как будет действовать и Антихрист. В другом месте того же Евангелия Христос говорит о таких чудотворцах: "восстанут Лжехристи и лжепророки и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно и избранных". (Мф.24:24.)

Для обоготворяющих имя Иисус из значения слов Спасителя: "мнози рекут Мне в день он (на Страшном Суде); Господи, Господи не в Твое ли имя пророчествовахом и Твоим именем бесы изгонихом, и Твоим именем многи силы сотворихом. И тогда исповем им; яко николиже знах вас, отыдите от Мене делающие беззаконие" (Мф. 7:22,23), можно сопоставить в третьей фразе следующий логический вывод: они на Страшном Суде Всемирному Судии Богу скажут, согласно вышеприведенных слов автора; Господи, мы имя Твое возвеличили до Божества, ибо Ты в нем воплотился и потому оно есть Сам Бог; им мы восхищались и умилялись, как божеством и при молитве своей к нему одному (т.е. имени) весь ум и сердце возводили и от него только ожидали получить для себя небесные; блага, творенье чудес и спасение! Тогда Спаситель скажет им: все высказанное вами вы относили только к Моему имени, а не ко Мне Самому, значит Вы не знали меня, а знали только имя Мое, - то и я Вас не знаю. Отыдите от Мене, делающие беззаконие! По умствованию автора: так как произнесенное, хотя бы и многогрешным человеком, имя Иисус, избавляет людей от болезней, то значит это имя есть Сам Бог! Такое умствование автора составляет абсурд (нелепость).

Для о. Илариона в изречениях св. Писания, где упоминается о имени Христовом, непостижимо, что сверхъестественные дела совершает Сам Бог Господь Иисус Христос Своею невидимою Божественною силою, а с произношением при этом Его имени, Он являет видимо, что Им Самим это сделано и Он Сам говорит: Аз о Дусе Божии изгоню бесы (Мф.12:28), т.е. всемогущественной Божественной силою или властью, а не то, чтоб собственно только одним призванием имени Его и с присвоением оному божественной силы. Из Евангелия видно, что Спаситель, при совершении чудес над недужными, требовал от них веры в Себя, как Сына Божия. Так слепорожденного спросил Он: ты веруешь ли в Сына Божия? И что Он Сам божественною Своею силою, а не именем творил чудеса, говоря: "веруете ли яко могу сие сотворити, вопрошает Он двух слепцов (Мф.9:28). "Что хощеши да ти сотворю?" - вопрошает он слепца. "Он же рече: Господи да прозрю! Прозри, отвечает Господь - вера твоя спасе тя" (Лк.18:41,42).

В Ветхозаветное время Сын Божий, не носивший имени Иисус, творил чудеса Своею всемогущею Божественною силою. А в Новозаветное время Он, по умствованию о. Илариона, творит чудеса совместно с Своею Божественною силою еще и усвоенным Себе именем "Иисус". К какому же заключению сие умствование приводить? К тому, что в Новозаветное время значит уже недостаточна была Божественная сила Сына Божия для творения чудес, а требовались для этого и сила от произнесения при этом Его имени Иисус, а в некоторых местах означенной книги о. Иларионом приписывается непосредственно одному только имени "Иисус" творение чудес, а чрез это выходит такая нелепость, что Сын Божий Свою власть для сего дела передал этому имени "Иисус". - Автор в доказательство означенного обоготворения имени Иисус приводит еще несколько изречений из св. Писаний, но также в неправильном истолковании их смысла и, собственно, потому, что при этом он руководится одним только своим мнением, а не согласно верного понимания их и толкования о них свв. Отцов, - по внушению св. Духа. Сам Господь Иисус Христос упоминает в Евангелии о значении имени Своего, напр., "аминь, аминь глаголю вам, аще что просите от Отца во имя Мое, даст вам" (Ин.16:23). Это же значение по богодухновенному истолкованию величайшего церковного учителя, св. Кирилла Александрийского (председательствовавшего на Третьем Вселенском Соборе, на коем все постановления о величайшем догмате - двух естествах во Христе, почти исключительно сделаны на основании его учения, и им же премудро истолковано Евангелие от Иоанна), есть следующее. "Спаситель, поощряя учеников (в означенном изречении) к прошению себе духовных даров, а вместе и сообщая уверенность, что прошения их не останутся без удовлетворения, присоединением слова "аминь" укрепляет веру в то, что, если о чем пожелают приступить с просьбою, будут получать от Отца, причем Сам Он, очевидно, является Посредником и Соподателем со Отцом. Это и означает выражение "во имя Мое", ибо мы приступаем к Богу и Отцу не иначе, как чрез Сына. Чрез Него ведь доступ имеем в едином Духе ко Отцу, по написанному (Евр.2:18). Поэтому и говорит: "Я есмь дверь..., Я путь, ни кто не приходит к Отцу, как только чрез Меня (Ин.10:7;14:6). Действительно, поскольку Он есть Сын и Бог, Он велит с Отцом дарует святым благо и оказывается Соподателем благословения на нас. А поскольку Он называет Посредником, Первосвященником и Ходатаем, Он приносит Отцу молитвы за нас, ибо Он есть дерзновение всех нас ко Отцу. И так во имя Спасителя нашего Христа, должно совершать молитвы, ибо в таком случае Отец Небесный благосклонно их будет принимать и просящим Его подавать блага, дабы мы радовались при получении (Богосл. Вести 1909 г. июль-август, Св. Кир. Алекс., толков. на Еванг. от Иоанна). - И слова Спасителя в Евангелии: "еще что просите за имя Мое, то сотворю" (Ин.14:14), тот же св. Кирилл толкует, что Спаситель "весьма благосклонно будет принимать молитвы от своих последователей и с полной готовностью давать то, что они пожелают получить, очевидно, дары духовные и достойные божественной щедрости. И не как служитель человеколюбия другого кого-либо, или как помощник чужого милосердия, говорит Он, но как имеющий во власти все с Отцом, и сам будучи Тем, чрез кого все, как от нас к Богу, так и к нам от Него (1Кор.8:6)" (Богослов. Вест. 1908 г. июнь). Из этого толкования ясно видно, что вышеозначенное изречение: "что просите от Отца, во имя Мое" , означает моление наше к Отцу чрез посредство Иисуса Христа, и Сам Он, как Единосущный со Отцом, исполняет наши прошения и подает нам Свои блага; о чем видно из многих изречений в Св. Писании. Напр., ап. Петр сказал одному хромому нищему: "во имя Иисуса Христа Назорея восстани и ходи" (Деян.3:6), т.е. что исцелил его Сам Спаситель а не призываемое апостолом имя Его. Спаситель сказал апостолам "и будете ненавидими всеми имени Моего ради, претерпевый же до конца, той спасен будет" (Мф. 10:13). Епископ Михаил говорит согласно толкования блаж. Феофилакта, что это изречение означает: "ненавидимы будете всеми за имя Мое, за то, что проповедуете о Мне и исповедуете веру в Меня. Претерпевый до конца, т.е. оставшийся твердым в вере и исповедании - спасется" (Еп. Мих. толк. на. Еван. стр. 191).

Чтобы постигнуть верою текст св. Писания, должно вникать в глубокий смысл его, а не на одних словах его основываться поверхностно и выбирать из них в отдельности соответствующие понятиях тех, кои толкуют св. Писание по предвзятым своим ложным мыслям, как это делают сектанты. Ап. Павел говорит: "Наша жизнь и судьба со Христом в Боге" (Кол.3:3). Поэтому нам должно стремиться всеми чувствами и помышлениями к Господу Иисусу Христу, непрестанно прибегать к Нему с молитвою, во всем предавать себя воле Его, и от Него единого искать себе спасения. В таком смысле свв. Отцы составили многие молитвы, в коих все относится к Самому Господу Иисусу, как Живому Подателю нам благ, а не к имени Его. И в церковных службах постоянно произносится возвеличение и прославление Самого Господа и ему от нас поклонение, а не имени Его. Да при творении умносердечной молитвы в уме и сердце нашем разве представляются и объясняются только имена Христовы, в ней находящиеся, а не Сам Он с Своими беспредельными, высочайшими свойствами, о чем и свв. Отцы это высказывают. Так блаженный Каллист патриарх говорит: "ум, во время молитвы действенной, трезвенно углубляется в сердце и ничему внимать не может, кроме Бога. Все внутреннее его изрекает к Богу Давидским гласом: "прильпе душа моя по Тебе" (Пс.62:9) (Русс. Добр., т. V, стр. 457). Св. Иоанн Лествичник говорит: "Иисусова память да соединится с дыханием твоим, и тогда познаешь пользу безмолвия (слово 27)". Св. Василий Великий говорит: "молитва добрая та есть, которая действенно внедряет в душу помышления о Боге". Так же Филарет, митрополит Московский, говорит: "Чтоб достигнуть общения и блаженного соединения с Богом, для этого нужно устремлять к Нему свой ум, волю и сердце, в чем собственно и состоит существо молитвы". Св. Исаак Сирин говорит: "кто желает видеть Господа внутри себя, да напряжется всеусильно очистить сердце свое непрестанным памятованием о Боге, и тако во светлости ума своего всякий час будет он зреть Господа" (Сл. 8 стр. 53). - Св. Григорий Синаит говорит: "при творении Иисусовой молитвы должно иметь во уме память Божию" (Добр. т V, стр. 247). Препод. о. Каллист и Игнатий говорят: "при творении умно-сердечной молитвы Иисусовой, ум должен быть ни какою другою памятью не занят, как призыванием Господа нашего Иисуса Христа" (там же стр. 365). И в другом месте они говорят: "должно пребывать в молитве, т.е. в памятовании Господа Иисуса Христа непрестанном, без всякой какой-либо мысли и воображения (стр. 396). "А произносимые слова Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, невещественно и безгласно воспростирают ум к Самому Господу Иисусу Христу (стр. 398 и 391)". И сие последнее изречение ясно показывает, что имена, произносимые в молитве Иисусовой, суть посредствующие ума и сердца, нашего к Самому Господу Иисусу Христу и о Нем только должно иметь в памяти, при творении молитвы, и у Него Единого просить милости, и какую при этом получаем помощь, то от Самого Господа, но никак не от произносимого Его имени. И по сей только посредствующей причине, эти имена достойны соответственного их значения возвеличения и прославления их, ибо как только кто произносит их в молитве, то и вспоминается Спаситель; и тогда весь ум и сердце у молящегося обращается к Нему, а не то чтобы останавливаться только на одном имени Его. И сии имена для нас прелюбезны и сладчайшие, ибо при благоговейном произнесении их в молитве получаем сердечное умиление и благодатную помощь от Господа. И устное произнесение имени Господа Иисуса Христа устрашает демонов. И это имя, будучи свято само по себе, освящает наши уста и все нас окружающее. А чтобы, по мнению о. Илариона, обоготворять эти имена то это большое заблуждение. Подобно и в человеческом сознании вспоминаем о каком-либо любимом человеке, то в уме нашем представляется сам он в своем образе и с своими достоинствами, а не в одном только своем имени; имя же его только напоминает нам, что именно он, а не иной какой, и вовсе не за имя мы его любим, а за достоинство или же за близкое родство с ним. - В сей рецензии о том, что немыслимо обоготворять имя Иисус, приведены доказательства на основании св. Писания с истолкованием оного свв. Отцами и с приведением собственных их изречений; против их, как непререкаемых истин, не могут быть приводимы доводы о неприятии их к исполнению. А чтоб сие исполнить, то должно все сказанное о имени Иисус в означенном неправильном смысле из разбираемой книги совершенно исключить; а иначе эти места будут служить для православных христиан при чтении сей книги не на пользу, а на соблазн и осуждение автора о. Илариона. - В пятой главе автор приводит беседу помянутого старца-подвижника в следующих словах: "водворение молитвы есть изобильное излияние благодатного состояния и радости о Боге Спасителе своем. Выражением сего состояния служит непрекращаемость внутренней молитвы, когда она уже не ограничивается чем-либо внешним и производит незримое действо в глубине духа, без слов и поклонов, без всякого образа, вида и размышления. И это от преискреннего соединения с Господом, когда Господь Иисус Христос творит в нас обитель Свою, ощутительно и действенно вселяется в сердце, и слышится Его Божественное присутствие ясно и осязательно, что называется, по словам свв. отцов, живое Богообщение. И тогда Христос Бог, яко Искупитель и Спаситель наш нисходит в человека Своими благодатными дарами, соединяется с ним Своими Божественными силами, яже к животу и благочестию (2Петр.1:3), и как бы творит в нем для Себя постоянную обитель (Ин.19:23), так что чело-век становится храмом Духа Божия (1Кор.3:6), церковью Бога жива (2Кор.6:16). В Боге пребывает и Бог в нем пребывает (Ин.4:16) и не к тому себе живет, но живет в нем Бог (Гал.3:20), Христос есть тогда в человеке, еже хотети и деяти (Фил.2:13)". Из этих правильно высказанных изречений ясно видно о действии в молитве Иисусовой Самого Господа Иисуса Христа, а не имени Его, о коем здесь даже и не упоминается; а вся благодатная сила в молитве сей происходит от Самого Спасителя и Он проявляет в человеке Свои дары и соединяется с ним, как об этом высказано и в сей нашей рецензии на неправильное мнение автора, приписывающего эту божественную силу и действие имени Иисуса. Значит, приведенные изречения из беседы старца-подвижника совершенно опровергают такое мнение о. Илариона, который без всякого опровержения их, и даже с высокою похвалою и восхищением о них, поместил оные в своем сочинении вслед за означенным своим неправильным убеждением о значении в молитве имени Иисус. Это что-то ненормально!

В 26 главе о. Иларион, как и прежде объяснено было, высказывает, что "имени Христову присуща Божественная власть, сила, и свойства, как Ему Самому Всемогущему Богу" (стр. 110 - внизу). Но это не в такой степени, особенно "свойства", как уже выше изложено в рецензии. И об этом же он говорит на стр. 113 (внизу) и на стр. 114 (внизу), что имя Господа Иисуса Христа есть "Сам Он, со всеми Своими божественными свойствами, качествами и совершенствами", утверждаясь в этом не на соображениях разума, но на чувствах сердца, проникнутого Христовою благодатию"! Настолько эта мысль врезалась в сердечное убеждение о. Илариона, что он многократно повторяет ее в своем сочинении. И вслед за приведенным своим мнением, для подтверждения оного, о. Иларион приводит многие изречения из св. Писания: но в них ничего не говорится о имени Христовом, а говорится о Самом Существе Его. Напр. прор. Исаия "созерцал славу Сына Божия", но о. Иларион по собственному измышлению все эти тексты приписывает - имени Христову, - по соприсутствию в оном Самого Сына Божия". И как во плоти Христа, по слову Апостола (Кол.2:9) существенно обитала вся полнота Божества так и в имени Его Святом пребывает та же полнота Божества неизменно (стр. 118)". И сие изречение Апостола о. Иларион привел неправильно, ибо оно значится: "яко в том живет всякое исполнение Божества телеснее". И не тот смысл заключается в этих словах; какой придал им о. Иларион. И далее в конце 26-й главы он проводит мысль о значении имени Иисус в таком же своеумном смысле и с неправильным применением к оному выставленных им многих изречений св. Писания и свв. Отцов. А по изложении оных о. Иларион, вопреки этого своего мнения, говорит от себя: "Существо молитвы заключается не в словах, а в том, чтоб сердечное чувство души соединить с Господом, Источником вечной жизни. Нужно только знать, что прежде всего необходимо нам соединиться своим внутренним существом или душою своею непременно с Сыном Божиим, Спасителем нашим, Он, как Искупитель наш, то чрез Него только мы можем иметь доступ к Отцу Небесному. Потому и молитва наша должна быть к Нему (стр. 121)" . Но можно ли в этом правильном заключении о. Илариона видеть хотя след того, что он во многих местах объясняет об обоготворении имени Иисус?

Затем на следующей странице (122-й) он приводит из известной душеполезной книги "Невидимая брань" следующие слова: "Молитва названа Иисусовою потому, что обращается к Господу Иисусу и есть по составу своему словесная, как и всякая другая молитва". И это выставленное им определение служит также не к удостоверению означенного выше неправильного мнения о. Илариона, а к опровержению оного. Здесь из определения; "молитва Иисусова по составу своему есть словесная, можно ли заключить, что упоминаемы в ней "имя Иисус" есть Сам (живой) Бог?

Величайший истолкователь о молитве св. Исаак Сирин говорит: "воздыхания, коленопреклонения и сердечные прошения (в том числе и прошение о помиловании нас, в молитве Иисусовой) и сладчайшие вопли и все виды молитвы имеют пределом чистую молитву и до нее только имеют возможность простираться. А по чистой молитве ум превыше молитвы бывает и в некоем видении, в духовном восторге и в непостижимых вещах, которые превыше мира смертных, и все земное умолкает пред ним и при этом молитва прекращается от движения, и не молитвою молятся, ибо тогда превыше молитвы, находясь в восхищении и таинственном пленении, по слову ап. Павла: аще в теле, не вем, аще ли кроме тела, не вем, Бог весть (2Кор.12:2). И будет ли уже молитва в том, кто столько пленен и не сознает сам себя, и не может совершать движение мысли, в чем бы хотелось, но овладевается в этот час пленившей его силою и не чувствует, где путеводится ею? Тогда он погружается мыслью в едином Боге и сердце его наполнено бывает Богом и оттого уразумевает он непостижимое. - Ибо Дух Святый действует в нем, так что внимательностью молитва лишается движения, и ум поражается и поглощается изумлением и забывает о вожделении собственного своего прошения, и в глубокое упоение погружаются движения его, и бывает он не в мире сем. И тогда не будет там различия между душою и телом, ни памятования о чем-либо, как сказал божественный и великий Григорий: "молитва есть чистота ума, которая одна, при изумлении человека, уделяется от св. Троицы" (Выбранные изречения из 21 слова). Из этих приведенных изречений видно, что достигшие чистой молитвы исполняются небесными чувствами, объемлются пламенной любовью к Богу и руководятся св. Духом. Все же земное от них отходит, не молятся уже молитвою и не заявляют Богу никаких прошений, а пребывают всеми чувствами в полном восхищении и созерцании, и все это от единого Господа предвосхищают. - Из сего ясно усмотри, что достигшие чистой молитвы руководятся одною только силою из сущности Самого Бога, а при такой молитве имя Иисус пребывает без действия и даже о сем имени в этом состоянии человека вовсе не упоминает. Поэтому можно ли приписывать этому имени при совершении молитвы обоготворяющее значение, сливать оное с Божеством и давать ему значение равносильное Самому Богу, а чрез это выходит, что в одном лице Сына Божия высказываются два Бога: одно самое существо Его, а другое нареченное Ему при воплощении на земле имя Иисус. И можно ли сливать это человеческое имя с Божеством, когда самое человеческое естество, воспринятое Сыном Божиим нельзя сливать с Его Божеским естеством и оно только соединяется в одном Его Лице, а кто сливает их, то это, по заключению Вселенского Собора, составляет страшную ересь. Тем более имя Иисус, относящееся к человеческому естеству Богочеловека, нельзя сливать с Божеским естеством Его. Свойственное и подобающее одной только Божественной природе усвоять не имеющей сей природы - это верх безумия и нечестия!

О. Иларион в вышеозначенном смысле обоготворяет имя Иисус и представляет об этом читателям как постигнутое им - это новшество, ибо никто из свв. Отцов и Учителей Церкви, со времен апостольских и до сего времени, не приводил такого учения. И своим этим суемудрым новшеством волнует и завлекает некоторых других малодушных иноков, не сведущих в понимании высоких христианских догматов и истин. Означенный инок, о. Иларион, имя Иисус сливает с Существом Божественным, а между тем величайшие в мире богословы об этом существе высказали следующее определение. Св. Дионисий Ареопагит говорит: "Не можно Бога изглаголать или умом постигнуть... Нет для Него ни слова, ни имени, ниже названия..." (Таинства: Богосл. гл. V). И Св. Григорий Богослов говорит: "Бог есть Свет крайнейший, несказанный, ни умом непостижимый, ни словом изрекаемый". В виду такого определения о Боге, не есть ли крайняя дерзость сливать с Божеством имя Иисус, относящееся к человеческому естеству Богочеловека!? Какое не нормальное душевное и умственное состояние у о. Илариона можно уразуметь из рассказанного в его книге следующего случая с ним. - В одно время он, сидя на скале в высоты увидел внизу много волков, ревущих от голода. "Увидев сие, - говорил он - я пришел в умиление и ощутил к ним в сердце своем великую жалость. Конечно, подумал звери сии просят от Создателя пищи себе. Пойду, сказал я сам себе, и отдам свое многогрешное тело на съедение, да поне мало насытят свои голодные утробы. Но когда спускался я по крутизне косогора, то наткнулся на лежащего под каменем медведя, который испугавшись отбежал несколько, потом стал и смотрит на меня кротким взором, как будто бы не советуя мне ходить к волкам, - я послушал сего лютого зверя и возвратился назад (30-я гл. стр. 137). Выходит из сего, что неразумный дикий зверь оказался благоразумнее о. Илариона, человека одаренного разумом. Прочитав об этом событии, всякий в недоумение придет от такого намерения о. Илариона. Он, конечно, в этом действии полагал проявить свое самопожертвование в пользу волка и в этом полагал совершить подвиг, угодный Богу, но на самом деле он предавал себя на самоубийство, что составляет страшный грех.

Инок Хрисанф
Конец

Печать Электронная почта

Комментарии   

# RE: Выдержки из журнала "Русский Инок" о имябожии.Елена 26.08.2013 19:29
На каком-то сайте нашла еще целую подборку материалов по имябожию, особенно интересен материал об оккультно-магич еских корнях имябожия

1. Подделки у имябожников и каббала
http://paraklit.org/eres/imyabogie/Poddelki-imyaboj.htm

2. "Великое искушение около святейшего имени Божия". (Архиеп. Никон /Рождественский/)
http://paraklit.org/eres/imyabogie/Nikon.htm

3. Как учит Св. Церковь об именах Божиих. (Выписки из св. отцов и церковных вероопределений)
http://paraklit.org/eres/imyabogie/ObImenax.htm

4. Учение св. Григория Нисского об именах Божиих и имябожники. (Проф. С. В. Троицкий 1913г)
http://paraklit.org/eres/imyabogie/GrigorijNisskij.htm

5. Из постановления Святейшего Патриарха Тихона и Священного Синода Российской Церкви о имябожии
http://paraklit.org/eres/imyabogie/imyabog.htm

6. Послание Святейшего Синода 1913 года. О лжеучении имябожников.
http://paraklit.org/eres/imyabogie/Sinod1913.htm

7. Ответ имябожнику
http://paraklit.org/eres/imyabogie/Otvetimyaboj..htm


8. Имябожничество (Сборник материалов)
http://paraklit.org/knigi/Nravstveno-Bogoslovskye/Imaybojnichestvo.pdf

Для публикации комментариев необходимо стать зарегистрированным пользователем на сайте и войти в систему, используя закладку "Вход", находящуюся в правом верхнем углу страницы.