Интернет Собор / Internet Sobor 
truth and dignity 
АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

Митрополит Виталий: Что есть на потребу для нашего спасе­ния

Доклад Архиепископа Виталия
на съезде молодёжи в Торонто, летом 1984 г.

Весь девятнадцатый век был последним этапом идеологического штурма против православной русской державы. Всякая же интенсивная мысль имеет свою нравственную си­лу, а потому все главные мысли, которыми жила в большин­стве своём отшедшая от Церкви мыслящая интеллигенция, не могла не выразиться в жизнь. И она выразилась в страшную Русскую революцию, в уничтожении благодатного русского государства, а за ним и в сокрушении большинства христианских монархий Европы. Так как Русская монархия несомненно стоит в центре внимания всех разрушитель­ных сил мира, то мы и хотим очень бегло обратить ваше внимание на духовные процессы в нашей стране в период XIX века.

В России, как и в других странах Европы, про­гресс в области науки, технике и зарождающейся техноло­гии, настолько закружили головы всей интеллигенции, что все себя почувствовали некими богами, для которых нет гра­ниц для их умственных сил. Вопрос для них был только во времени. Они претендовали, что абсолютно все можно понять, все объяснить, всякие тайны, да и Самого Бо­га, если таковой существует, временно остаётся тайной то, до чего наука ещё не успела коснуться; а это всё значит, что вообще никакой тайны нет и не было. Фактически Ленин был только устами всей этой богоотступнической интелли­генции, её выразителем, когда провозгласил на весь мир свой дерзкий девиз, который и до сего дня исповедует ком­мунизм: «Религия есть опиум для народа». Существует только то, что можно проверить, видеть, слышать, обонять, осязать. Такое учение материализма и атеизма выразилось в коммунистический догмат — «бытие определяет сознание». Против такой лавины лжи и пошлости этой полунауки, кото­рую Достоевский называл самым большим бедствием для человечества, многие настоящие учёные возвысили свои голоса протеста против этой примитивной постановки вопроса о ду­ховной сущности человечества. Однако, вскоре и они оробе­ли, в СССР — от страха иметь дело с органами КГБ, а в свободном мире — перед опасностью потерять доходные кафедры университетов, и все, даже не сговорившись, мало­душно замолкли.

Но Церковь Христова не могла молчать и она приняла вызов. Надо сказать, что во всем православном мире и в те времена, будь то в России, Греции, Болгарии и Сербии и в других православных церквах, было множество местных праведников, монахов, архиереев или просто мирян, которые утешали свой народ, ограждая его от этих волн разнузданного безбожия. Все они ждут свое­го будущего прославления. Но грядущему Антихристу и его предтечам необходимо было противопоставить великого свя­того, который бы стоял как духовный гигант, подобный пророку Илии, перед глазами всего народа, а теперь уже и пред лицом всего мира. И такового воздвиг Господь — преп. Серафима Саровского. Голос его прозвучал не через мировую прессу, не с кафедры великих соборов, а из глу­хих лесов средней России, куда не всегда можно было про­ехать в весеннее и осеннее время разливов, непролазной грязи и часто по непроходимым дорогам. Но свойство Божьего благодатного слова таково, что оно проходит глубины морские, пустыни и бездны. Перед ним смолкают все сти­хии, ему покоряется земля и вея яже на ней, и оно достигает слуха всех земнородных. Простая беседа великого старца с Мотовиловым была прямым ответом всему богоборче­скому миру:

«Господь открыл мне, — сказал великий старец, — что в ребячестве вашем вы усердно желали знать, в чем состоит цель жизни нашей христианской, и у мно­гих великих духовных особ вы о том неоднократно спрашивали... но никто не сказал вам о том определительно. Говорили вам: ходи в церковь, молись Богу, тво­ри заповеди Божии, твори добро — вот тебе и цель жиз­ни христианской. А некоторые даже негодовали на вас за то, что вы заняты не богоугодным любопытством и гово­рили вам: высших себя не ищи. Но они не так говори­ли, как бы следовало. Вот я, убогий Серафим, растол­кую вам теперь, в чем действительно эта цель состоит.

Молитва, пост, бдение и всякие другие дела христианские, сколько ни хороши они сами по себе, однако не в делании только их состоит цель нашей христианской жизни, хотя они и служат необходимыми средствами для достижения её. Истинная же цель жизни нашей христиан­ской состоит в стяжании Духа Святого Божьего».

Добавим от себя без малейшего сомнения в духе слов преп. Серафима, что и вся богослужебная, обрядовая часть святого православия от храмоздательства, иконописи, облачения, великих и малых поклонов, клироса, церковного пения, до копеечной свечечки, имеют ту же единственную цель — стяжание Святого Духа Божия. Православный христи­анин никогда не должен забывать этой главной цели в любых обстоятельствах своей духовной, церковной, обще­ственной жизни. Как корабль движется по морской стихии, неуклонно придерживаясь магнитной стрелки — компаса, так и православный христианин, подвигом внутреннего постоянного внимания, ни на йоту не должен отклоняться от этой единственной спасительной цели. Ставим ли мы свеч­ку, будем одновременно просить Господа зажечь вместе с этим видимым огоньком искру света Божией благодати в нашей душе. Делаем ли мы поклон, будем просить Госпо­да так: кланяюсь Тебе, Господи, телом и в нем всеми си­лами моей убогой души, и умоляю Тебя уделить и мне недостойному кроху благодати от Твоей богатой трапезы. Стро­им ли мы храм Божий, наша внутренняя молитва должна быть о том, чтобы Господь нас положил самым невзрачным камнем хотя бы на порог Своего великого строящегося небесного храма, вечного Иерусалима. Внутренний молитвенный подвиг должен всегда сопровождать, наполнять все наши дела, чтобы они не были бы пустой, сухой, никому не нужной шелухой. Мотовилов слушал великого старца и все новые и новые вопросы теснились в его груди: как мы зна­ем, что в нас есть благодать Святаго Духа? Если мы назы­ваем благодать светом, которым мы именуем Самого Христа, когда слышим в храме — Свет Христов просве­щает всех, то где же этот свет?

«Тогда о. Серафим взял меня, — говорит Мотови­лов, — весьма крепко за плечи и сказал мне:

— Мы оба теперь, батюшка, в Духе Божием с тобою!.. Что же ты не смотришь на меня?

Я ответил:

— Не могу, батюшка, смотреть, потому что из глаз ваших молнии сыплются. Лицо ваше сделалось светлее солнца, и у меня глаза ломит от боли!

О. Серафим сказал:

— Не устрашайтесь, ваше боголюбие, и вы теперь сами также светлы стали, как и я сам. Вы сами теперь в полноте Духа Божияго...

— Что же чувствуете вы теперь? — спросил меня о. Серафим.

— Необыкновенно хорошо! — сказал я.

— Да как же хорошо? Что именно?

Я отвечал:

— Чувствую я такую тишину и мир в душе моей, что никакими словами выразить не могу!»

Прошло приблизительно 160 лет со дня этой духовной беседы, в которой преп. Серафим указал нам на настоя­щую цель христианской жизни, просто, сильно, наглядно, ощутительно. После блаженной кончины преп. Серафима прошло намного лет и Господь явил нам другого Своего угодника - св. праведного Иоанна Кронштадтского, который, продолжая как бы учение преп. Серафима, отвечает нам на наш естественный следующий вопрос, теснящийся в на­шей груди: а как стяжать благодать Святаго Духа? Вся кни­га «Моя жизнь во Христе» кажется многим поверхностным читателям сборником благочестивых размышлений. Одна­ко во всей этой книге в восемьсот страниц нет трёх страниц, чтобы не было бы указания на сердечную молитву. «Моя жизнь во Христе» это учение о сердце и о сердечной молитве. Это крик души праведника, великого пастыря Зем­ли русской, который говорит нам, что только сердечная мо­литва и есть настоящая молитва. О. Иоанн изощряет своё перо, чтобы всесторонне указать нам на исключительность, силу, такой молитвы. «Не жалей себя для сердечной молит­вы, когда ты весь день провёл в трудах. Церковь нас приглашает к такой молитве, когда говорится: «Рцем вси от всея души, и от всего помышления нашего рцем». В другом месте о. Иоанн нас учит, что молитва имеет своё тело, свою душу и свой дух. Тело молитвы это во-первых, встать на молитву телом, произносить или читать молитвен­ныя слова; душа молитвы есть смысл слов молитвы, а дух молитвы сердечные воздыхания к Богу. Действиями стояния, чтения, понимания молитвы мы как кулаком стучимся в двери нашего сердца. Господь, видя наши усилия, наш под­виг, касается перстом Своим нашего сердца и оно немед­ленно воспламеняется, зажигается огнём молитвы. Надо молиться Богу о сердечной молитве. Мы можем в любое вре­мя поднять или опустить нашу руку, перенестись в любой конец мира, где когда-то мы были, подумать о любом про­исшествии, вспомнить о любом лице, но мы не можем, когда хотим молиться сердечно. По слову Евангелия: «из (наше­го) сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления» (Мф. XV, 19). Таким образом наше сердце бывает часто гнездом демонов. А когда мы молимся сердцем, то в нас происхо­дит чудо изгнания бесов. Всякая мысль в которой не участвует наше сердце — пустая скучная мысль. Сердце является динамикой души. Пока мысль не прошла через сердце, она не имеет никакой силы. Но сердце может быть и средоточием злой силы, и тогда брошенные слова с участием та­кого порочного сердца увлекают людей на бунты, революции и убийства. С точки зрения мысли, философии — речи Лени­на убоги и не должны были бы обратить внимания ни одного серьёзного мыслящего человека, но Ленин был одержим демоном, в его сердце горел огонь геенский, который за­жигал сердца русской толпы, в то время опустошённой от благодати Святаго Духа. Вот настоящая причина лютой не­нависти коммунистов к верующим людям. Верующего человека не убедишь, не увлечёшь дешёвыми доводами, у верующего в сердце огонь благодати Святаго Духа, охраняю­щий его от заблуждений и преподающий его душе глубокий мир.

В мире существуют всякие школы: школы азбуки, начальные школы, средние, университеты и академии, где учат наукам, развивают умственные способности, память, вооб­ражение, вкус, критику, но нет во всем мире ни одной школы, где бы воспитывали сердце. Человек же с разви­тым умом, с большим знанием, но с холодным камен­ным сердцем, является духовным калекой.

О. Иоанн со всех возможных сторон подходил к вопросу о сердечной молитве; не жалеет слов, выражений, примеров, сравнений, символов, только бы ему убедить нас в совершенной необходимости стяжать сердечную молитву, этот ключ к духовной жизни, к общению с Госпо­дом, Матерью Божией, с ангелами и всеми святыми.

В наше время апостасии, когда редчайшие люди, даже среди православных, читают Добротолюбие, жития святых и другие духовные книги, и так мало знают о Церкви Хри­стовой, мы постарались в самой сжатой форме преподать некую квинтэссенцию, что есть на потребу для нашего спасе­ния. Для православного человека, погрязшего в суете совре­менной жизни, духовно задыхающегося среди сорной травы модерной жизни, знание и понимание цели всей христианской жизни — стяжание благодати Святаго Духа — и как её обрести — сердечной молитвой — пусть будут путеводной звездой и началом его духовного прозрения.

Архиепископ Виталий

Метки: рпцз, митрополит виталий

Печать Электронная почта

Для публикации комментариев необходимо стать зарегистрированным пользователем на сайте и войти в систему, используя закладку "Вход", находящуюся в правом верхнем углу страницы.