Интернет Собор / Internet Sobor 
truth and dignity 
АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

Игумения Александра: Жизнеописание Высокопреосвященнейшего Митрополита Виталия

Доклад на ежегодной богословской конференции в одесском Архангело-Михайловском епархиальном доме, составленный игуменией Александрой и сестрами Иоанновского женского монастыря

Одесса, 8-10 августа, 2018 года

Четвертый Первоиерарх РПЦЗ Высокопреосвященный митрополит Виталий, в миру Ростислав Петрович Устинов, родился 18 марта 1910 г. в Санкт-Петербурге в семье морского офицера. Вскоре семья Устиновых переехала в Севастополь к месту службы отца, где Ростислав провел детство. Вспоминая о детских годах, Владыка Митрополит писал: "Я застал царскую Россию в продолжении моих первых семи лет. Я помню ее в деталях, а главным образом помню ея дух... в царское время все было спокойно и благочестиво. Запомнил я все это скорее не просто памятью, а сердечной памятью"[2].

 

В 1920 году Ростислав поступил в Крымский кадетский корпус, основанный генералом П. Врангелем в г. Феодосии. В ноябре 1920 г. юный кадет вынужден был вместе с корпусом навсегда покинуть Россию. Продолжим рассказ игумении Александры, переданный со слов Владыки Виталия: "Судно, на котором находился Ростислав, около месяца принуждено было находиться в море, поскольку ни один порт не хотел его принимать. Прежде чем им разрешили пристать в Константинополе, кадетам пришлось потерпеть и холод, и голод. Оторванный от родителей и близких десятилетний Ростислав невыносимо страдал. Впервые в жизни ему пришлось находиться в столь страшных и унизительных условиях. Тому виной были не только холод и голод, но также брань и издевательства старших кадетов, которые ему и его сверстникам приходилось переносить. Продовольствия на судне было мало, но и эту малую порцию часто отбирали у маленького худенького мальчика. Начались холода, дули пронизывающие ветры. Ростислав нашел себе место в трюме, где проходила паровая труба. По ней время от времени шел пар, она нагревалась, и мальчик хоть как-то мог согреться. Наконец судну было разрешено пришвартоваться в Константинополе. После долгих мытарств кадетский корпус приняла Сербия.

Когда кадетский корпус обосновался в Сербии, в г. Белая Церковь, кадетам приходилось жить в нищете. Особенно страдали младшие, у которых старшие отбирали еду, вымещая на них злобу и недовольство своим нищенским положением. Можно себе представить, насколько велика была для маленького изнеженного ребенка разница прежней безмятежной картины детства и безысходной действительности. Именно тогда, в минуты ужасающего одиночества, постоянно сжимающего голода и унижения, душа маленького Ростислава стала обращаться к Богу. Он выходил далеко в поле, где его никто не мог видеть, плакал и просил Господа о смерти. Не видя смысла в постоянных страданиях, он не хотел жить. Для него было ясно, что он никогда не увидит своих родных. Чтобы хоть как-то притупить постоянный голод, он собирал выброшенные окурки, закуривал, забываясь на короткое время.

Как-то осенним вечером, когда Ростислав был в поле, начался сильный ливень. Мальчик не стремился побыстрее вернуться. "Пусть я заболею и умру", — думал он. По дороге он поскользнулся и упал в канаву. Мокрый, весь в грязи, кое-как он добрался до корпуса. Ночью у него поднялась температура, он заболел воспалением легких. Его лечили, и, хотя истощенный организм мальчика не отличался крепостью, тем не менее, он выжил. Это ободрило маленького страдальца. "Если Господь не дал мне умереть, значит, я зачем-то нужен Господу", — думал он. Так среди болезни, скорбей и лишений юная душа Ростислава училась молитве. Молитва это была не книжной. Это была молитва страждущего сердца осиротевшего ребенка, который теперь только в Господе искал утешения.

Среди серой безрадостной жизни на чужбине Господь послал Ростиславу и луч радости. В среде русских эмигрантов в Белой Церкви была одна благородная дама, графиня, которой как-то удалось вывезти из России свои драгоценности. Продавая их, она могла скромно жить. Видя, в каком бедственном положении находится кадетский корпус, эта графиня с разрешения начальства брала к себе в дом по очереди младших кадетов на выходные. Настоящая православная христианка, она по-матерински заботилась о бедных детях: кормила их, приводила в порядок их одежду, старалась заменить или починить им белье, своей лаской стараясь скрасить их суровую жизнь. Образ этой графини возвращал маленькому Ростиславу веру в добро и человечность. Всякий раз, когда мальчик терпел унижения и издевательства, он, сглатывая слезы, вспоминал светлое лицо своей благодетельницы и ему становилось легче. Молитва также мало-помалу укрепляла его растущую душу.

В 1923 г. Ростислава отыскала мать, живущая во Франции, в Каннах, и вызвала к себе. Полный радужных надежд ехал он к матери, однако его ждало разочарование. К тому времени Лидия Андреевна вторично вышла замуж, родился ребенок. Сестра Ростислава была вместе с матерью. Отчиму в условиях эмиграции было непросто содержать семью с тремя детьми, и юноша это хорошо понимал. Об отце Ростислав не имел никаких сведений: жив ли он, где находится, было неизвестно. Многие тысячи русских эмигрантов были разбросаны по всему свету. Только спустя более 30 лет Ростислав смог встретиться с отцом, который оказался в США.

С отчимом у Ростислава отношения складывались непросто. Он оказался человеком строгих патриархальных правил. В новой семье матери не было того радушия, простоты и открытости, к которой Ростислав привык с детства. Душевного контакта с отчимом не было, Ростислав чувствовал себя чужим. По рассказам Владыки Виталия, он был благодарен отчиму, что тот не отказался от него и помог получить образование. Ростислава определили в иезуитский колледж имени Св. Людовика, короля Франции, в городе Леман.

Хотя в колледже не было ни одного русского (обучение велось на французском и английском языках), однако Ростислав не забыл ни русский язык, ни культуру. Ксендз колледжа, очень хорошо относившийся к Ростиславу, говорил по-русски, знал русскую литературу и музыку и всячески старался поддержать своего ученика. Он давал ему темы для докладов, связанные с Россией. Мать присылала Ростиславу необходимые книги на русском языке.

Из-за материальных трудностей и сложных отношений с отчимом Ростислав почти не бывал в доме матери. Праздники Рождества и Пасхи он проводил в семье своего друга по колледжу, где к нему очень хорошо относились. Во время летних каникул он работал на цветочных плантациях в Грассе, собирая лепестки цветов для парфюмерной промышленности. Заработанные деньги юноша отправлял матери".

После окончания колледжа Ростислав в 1934 г. был призван на военную службу в конный кирасирский полк. По окончании срока службы он отверг предложение начальства о военной карьере и был демобилизован. Матушка Александра продолжает свой рассказ: "Отбыв воинскую службу, Ростислав устроился приказчиком в парижский дом моды. В работе он был успешен, общение с клиентами ему давалось легко. Молодой человек знал все тонкости французкого этикета. Однако успехи на службе его не удовлетворяли. Несмотря на жизнь в столице Франции, Ростислав по натуре оставался истинно-русским. Душа его стремилась к молитве и подвижничеству. Он постоянно ходил в храм, постился, молитва была неотъемлемой частью его жизни". В Париже он поступил в Свято-Сергиевский богословский институт, но не найдя там должной духовной атмосферы, Ростислав вскоре оставил учебу. В поисках ответов на свои духовные вопросы он наладил переписку с монастырем преп. Иова Почаевского в Словакии.

В 1937 г. Ростислав, несмотря на непонимание матери и отчима, покинул Францию и поступил послушником в монастырь преп. Иова Почаевского в Ладомирово. "По рассказам Владыки Виталия, — вспоминает матушка Александра, — он приехал в монастырь одетым в дорогой костюм и благоухающим по французской моде. Костюм в монастыре с него сняли и одели в старый подрясник, дав послушание на кухне. Владыка Митрополит любил и умел готовить, но тогда, в молодые годы у него было мало практических навыков. Кроме того, новоначальному послушнику было трудно свыкнуться со строгостью монастырской жизни. По собственному признанию Владыки Виталия, поначалу в монастыре ему ничего не давалось, все валилось из рук. Для образованного и успешного молодого человека нелегко было такое перенести. С горячей молитвой Ростислав обращался к Богу, чтобы Господь помог ему правильно исполнить послушание. Примерно через год он освоился, его перевели в пекарню".

В 1939 г. Ростислав был пострижен в рясофор с именем Виталий в честь мученика Виталия Римского. Постриг совершил настоятель монастыря архимандрит Серафим (Иванов). Позднее инок Виталий трудился в монастырской типографии. Спустя некоторое время ему дали послушание изучать богослужебный устав.

В 1940 г. в дни Великого поста будущий Первоиерарх был пострижен в мантию, а 17 июля того же года рукоположен в иеродиакона. 10 октября 1941 г. в столице Словакии Братиславе митрополит Берлинский и Германский Серафим (Ляде) рукоположил отца Виталия в иеромонаха, после чего настоятелем монастыря ему было вверено окормление трех сел на границе с Польшей. Оставаясь насельником монастыря, отец Виталий по воскресным и праздничным дням ездил служить в словацкие села. Местные крестьяне полюбили его. В одном из сел взамен старого обветшалого храма прихожане выстроили новый. Однако начавшаяся Вторая мировая война заставила братство монастыря в 1944 г. покинуть Ладомирово и эвакуироваться в Германию. С приближением советских войск братство стало пробираться к швейцарской границе, так как друзьям братства удалось выхлопотать для насельников швейцарские визы.

Иеромонах Виталий оказался в Берлине, где вместе с архимандритом Нафанаилом (Львовым) среди русских беженцев развил широкую миссионерскую деятельность. В то время Берлин днем и ночью подвергался усиленным бомбардировкам, и все русское духовенство покинуло столицу. Иеромонах Виталий и архимандрит Нафанаил добровольно остались при кафедральном соборе для окормления многочисленной русской паствы. Они покинули Берлин уже в последний момент, когда советские войска заходили в город с юга. Поэтому они решили двигаться на север, к Гамбургу. Добравшись до Гамбурга, отец Виталий занялся устройством церковной жизни при лагере Фишбек. Этот лагерь в течение нескольких лет был одним из центров русской православной жизни в Европе. В лагере был устроен Успенский храм, настоятелем которого был отец Виталий. Вокруг себя он собрал небольшую монашескую братию, а также основал типографию, которая стала печатать для всех лагерных церквей Германии "Великие сборники", молитвословы и периодически — "Почаевские листки". При храме отец Виталий организовал курсы псаломщиков, а также преподавал группе юношей богословские науки.

После окончания войны отец Виталий и отец Нафанаил стали ездить по лагерям русских беженцев, чтобы спасти их от репатриации. Советские агенты вылавливали русских и насильно увозили в репатриационные лагеря, поэтому беженцы жили в постоянном страхе. Лагеря, которые посещали отец Виталий и отец Нафанаил, находились в английской зоне. Оба пастыря прекрасно говорили по-английски, поэтому встречали хороший прием со стороны английских офицеров. За несколько месяцев им удалось выручить и отослать на запад не одну тысячу русских людей, которых на родине ждал лагерь. Оба пастыря безстрашно выполняли свою миссию, не раз подвергаясь опасности погибнуть под пулей патруля или самим быть увезенными в СССР, но Господь их хранил.

Насколько жертвенным было служение отца Виталия, говорит тот факт, что он окормлял и туберкулезных больных. В северной части Германии находился спецлагерь, куда из разных мест свозили таких больных. Их не лечили, они находились в самом плачевном состоянии, получая только скудную еду — похлебку из брюквы. Отец Виталий обращался к этим страждущим людям с проповедью о необходимости церковных таинств — исповеди и причастия. К его радости, все больные изъявляли желание исповедаться и причаститься.[4]

12 июля 1951 г. в день святых апостолов Петра и Павла архимандрит Виталий был рукоположен в сан епископа Сан-Паулосского, викария Бразильской епархии. Хиротонию совершили епископ Брюссельский и Западно-Европейский Нафанаил (Львов) и епископ Женевский Леонтий (Бартошевич).

По прибытии в Бразилию местом жительства Владыки Виталия стало местечко Вилла Альпина в пригороде Сан-Пауло, где на большом участке земли находился храм во имя Пресвятой Живоначальной Троицы. Владыка основал здесь монашеское братство и наладил печатную деятельность. Здесь стал издаваться журнал "Православное обозрение", который Владыка издавал почти до самой своей кончины. Наряду с проповедью учения Церкви журнал давал ответы на вопросы, которые современная жизнь ставит перед каждым церковным человеком. В редакционном обращении к читателю, в частности, было сказано: "Наш журнал ставит себе целью возродить древнее, святоотеческое, православное мировоззрение, предлагая православную точку зрения на самые современные явления и события. Со времен Петра Великого наша Православная школа и образованное общество подпали под влияние протестантских и римских мыслей, от которых мы и до сего дня полностью еще не освободились. Такое раздвоение и настроение нашей идеологии очень расслабило наши нравственные силы. Мы потеряли свою духовную целостность и целеустремленность, и самое главное горе в том, что с таким полу-схоластическим, расщепленным мировоззрением невозможно за собой никого повести.

В особенности мы боимся за наше молодое поколение, которое все больше и больше погружается в какое-то состояние глубокого сна. Нельзя теперь просто говорить и проповедовать молодежи, что надо молиться и поститься и повторять вечные истины по старым схоластическим учебникам. Необходимо показать, почему и как это все надо делать в современных условиях..."[6] По рассказам игумении Александры, многие прихожане, уважая Владыку Пантелеимона, не верили в его виновность, поэтому они очень недружелюбно встретили Владыку Виталия. Многие даже хотели уйти из Зарубежной Церкви. Занимая определенные места в управлении приходом, эти люди, привыкшие, что с их мнением считались, оказывали сопротивление власти епископа, возмущая других прихожан. Приходя в церковь, они всем своим видом показывали негативное отношение к новому архипастырю: не кланялись ему во время службы и демонстративно отворачивались, когда он проходил мимо. Впервые столкнувшись с подобным инцидентом, архиепископ Виталий много сил и терпения положил на то, чтобы умиротворить недовольных прихожан, убедить их в правильности решения Синода и вернуть в Зарубежную Церковь. К счастью, Владыке Виталию удалось восстановить доверие прихожан и вернуть недовольных в лоно Церкви.

В Монреале трудами архиепископа Виталия было приобретено здание для кафедрального собора, обустроено архиерейское подворье с типографией; в Оттаве построен Покровский храм, в Мансонвилле (провинция Квебек) основан Преображенский мужской скит с храмом и большими корпусами для братии.

Типографские традиции Ладомировской обители продолжились и в Канаде: типография преп. Иова Почаевского в Монреале выпускала богослужебные книги, вероучительную и церковно-историческую литературу, а также журнал "Церковное обозрение".

Одной из отличительных черт Владыки Виталия являлась забота о молодежи. По его инициативе неоднократно организовывались Всезарубежные съезды русской молодежи, сыгравшие важную роль для приобщения молодых людей к церковной жизни. С 1976 г. Владыка Виталий был одним из заместителей Первоиерарха РПЦЗ Митрополита Филарета.

После кончины Митрополита Филарета в ноябре 1985 г. возникла необходимость провести внеочередной Архиерейский Собор. 22 января 1986 г. в г. Нью-Йорке, в синодальном соборе Пресвятой Богородицы в честь иконы "Знамения" Курская-Коренная состоялась чрезвычайная сессия Архиерейского Собора, посвященная избранию Первоиерарха. При этом ни первое, ни второе голосование не выявили избранника, так как архиепископ Виталий и архиепископ Женевский Антоний (Бартошевич) получили одинаковое число голосов. Тогда, согласно постановлению Собора, окончательное избрание Первоиерарха совершилось путем вынимания жребия. Оба жребия были положены в ковчежец перед чудотворной иконой "Знамения" Пресвятой Богородицы Курской-Коренной — Одигитрии Русского Зарубежья. После пения кондака "Не имамы иныя помощи", архимандрит Геласий, приняв благословение старейшего между всеми преосвященного Архиепископа Серафима Чикагского, извлек жребий Преосвященного Архиепископа Виталия. Настолование нового Митрополита состоялось 25 января 1986 г. Став Митрополитом Восточно-Американским и Нью-Йоркским, Владыка Виталий сохранил за собой управление Канадской епархией.[8]

Справедливости ради надо сказать, что часто приезжающие из России люди стремились как-то устроиться за счет Зарубежной Церкви за границей, мало заботясь о духовных вопросах. Разочаровываясь в этих людях, а также разойдясь с вышеназванными иерархами Лазарем и Валентином, Владыка Митрополит тем не менее считал, что "есть в России настоящие подвижники, праведники, исповедники, "которых мир не достоин!" Они, конечно, почти всегда голодают, едят свою скудную, но честную краюху хлеба. Их мало, они никуда не стремятся ехать или лететь, но и закваски ведь надо немного для всего теста. Дай Бог им силы, — писал Митрополит, — заквасить все русское тесто".[10] Действительно, престарелый Митрополит из-за перелома ключицы с 2000 года физически не был в состоянии поднять руки и совершить хиротонию. Сам Митрополит Виталий вышеназванных хиротоний не признавал, говоря: "Это не мои епископы".

Все случившееся является самой печальной страницей истории Зарубежной Церкви. Митрополит Виталий оказался в одиночестве. Основная часть епископов Зарубежной Церкви чаяла соединения с нераскаянной Московской Патриархией, в то же время группа священников, не желающая унии с МП, встала на путь раскола, образовав неканоническую юрисдикцию, сначала именующуюся "РПЦ в изгнании", а затем РПЦЗ (В). Сторонники соединения с МП, желая показать, что Владыка Митрополит не может больше заниматься церковными делами, неоднократно делали попытки проведения принудительной психиатрической экспертизы. Эксперты, однако, удостоверяли, что Митрополит психически здоров.Тем не менее, Синод возглавляемый Митрополитом Лавром не накладывал на Митрополита Виталия никаких прещений, понимая его состояния, он так и остался до конца своих дней Митрополитом на покое.

Последние годы жизни Митрополит Виталий провел безвыездно в Мансонвилле, посещая богослужения и изредка принимая посетителей. С годами все более сказывались его старческие немощи, выражающиеся в проблемах с памятью. Пользуясь этим, неканоничная группировка РПЦЗ (В) от лица Митрополита распространяла различные заявления, которые, находясь в здравом состоянии, Владыка Виталий бы не одобрил. Скончался Высокопреосвященнейший Митрополит Виталий 25 сентября 2006 г.

Ревностно служа Зарубежной Церкви, Митрополит Виталий на протяжении всего своего долгого пути являл собою пример подлинного исповедничества и твердого стояния в истине. До конца своих дней он был непримиримым противником соединения с погрязшей в экуменизме и сергианстве Московской Патриархией. Последние годы жизни Владыка Митрополит, страдая от предательства и насилия своего окружения, оказался еще и мучеником.

После того, как Владыка Митрополит ушел на покой, ему нужно было предоставить достойную его сана тихую и спокойную жизнь. Однако, подобно тому, как в начале своего жизненного пути 10-летнему Ростиславу пришлось претерпеть сиротство, нужду и издевательства, так и на склоне лет Господь дал Митрополиту Виталию испить чашу больших нравственных страданий. Находясь в немощном состоянии, он претерпевал и свои личные немощи, и всей душой скорбел о судьбе раздираемой отступничеством и расколом Зарубежной Церкви, которой он всю жизнь служил без остатка. Верим, что и ныне Владыка Митрополит с сонмом мучеников и исповедников предстоит пред Господом и молит о спасении страждущей Русской Церкви.

 


[2] Там же, сс. 33-34.

[4] Митрополит Виталий. Юбилейный сборник, с. 14.

[6] Игумения Александра, Ольга Козинская. Церковные нестроения и их последствия. Доклад на богословской конференции "Пути РПЦЗ в собременном мире", Одесса, 2017 г. internetsobor.org/index.php/novosti/rptsz-doklad-prochitannyi-olgoj-kozinskoj-na-konferentsii-puti-rptsz-v-sovremennom-mire.

[8] Игумения Александра, Ольга Козинская. Церковные нестроения и их последствия. Доклад на богословской конференции "Пути РПЦЗ в собременном мире", Одесса, 2017 г. internetsobor.org/index.php/novosti/rptsz-doklad-prochitannyi-olgoj-kozinskoj-na-konferentsii-puti-rptsz-v-sovremennom-mire.

[10]ortho-rus.ksproject.org/cgi-bin/ps_file.cgi?2_5126.

Метки: рпцз, митрополит виталий, игумения александра, конференции

Печать E-mail

Для публикации комментариев необходимо стать зарегистрированным пользователем на сайте и войти в систему, используя закладку "Вход", находящуюся в правом верхнем углу страницы.

Интернет СОБОР
При использовании материалов сайта активная ссылка на http://internetsobor.org обязательна
© 2012 http://internetsobor.org Все права защищены

Find us on Google+

RizVN Login
Powered by Warp Theme Framework