Интернет Собор / Internet Sobor 
truth and dignity 
АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

ХВ! Синодик РПЦЗ.Протопресвитер Василий Бощановский

Бощановский

Протопресвитер Василий Бощановский родился 1 марта 1872 г. в селе Самбек Таганрогского округа Российской империи. Происходил из семьи духовенства, сын священника. В возрасте 15 лет он окончил Мариупольское духовное училище, а через 6 лет, в 1893 г., — Екатеринославскую духовную семинарию. В 1897 г. он успешно окончил Киевскую духовную академию. Таким образом, о. Василий получил прекрасное богословское образование, которое помогло ему впоследствии способствовать становлению кадров священнослужителей в эмиграции периода между двумя мировыми войнами, а еще позже активно участвовать в развитии духовной школы в Джорданвилле (штат Нью-Йорк).

По окончании академии Василий Бощановский встал на путь священнослужения. 29 августа 1897 г. он был рукоположен в сан диакона, 30 августа 1897 г. — в сан иерея с назначением ключарем кафедрального Спасо-Преображенского собора в Житомире. 29 января 1899 г. его назначили быть законоучителем в женскую и мужскую гимназии в Евпатории.

Монархист по убеждениям, сторонник легитимной императорской власти, о. Василий не принял советскую власть и присоединился к первой «волне» русской эмиграции. Известно, что в 1920 г. он был законоучителем Донского кадетского корпуса имени императора Александра III. 30 октября 1920 г. эвакуировался в Сербию, где состоял законоучителем русских кадетских корпусов и Донского русского девичьего института.

Б_4

Из воспоминаний одной из воспитанниц: «Мариинский Донской институт в Белой Церкви занимал большое красивое здание в центре города, удобное тем, что в нем были помещения и для дортуаров, и для классов, а также большой зал, в котором весь институт выстраивался на утреннюю и вечернюю молитву. В этом же зале давались уроки гимнастики и танцев, балы на праздники, устраивались лекции и концерты. На возвышении находился алтарь, закрытый деревянной перегородкой. По праздникам перегородка разбиралась, превращая зал в церковь, вмещавшую не только всех воспитанниц, но и персонал. Пел хор, составленный только из воспитанниц, управляемый бессменным регентом Е.В.Говоровой.

В алтаре прислуживали самые младшие девочки из первого класса: одна выносила свечу, другая подавала кадило. (В настоящее время в Ныо-Йорке находятся две из бывших церковных прислужниц.) В противоположном конце зала было возвышение, на котором обычно стояла публика: родители институгок, живущие в Белой Церкви, преподаватели и их семьи. Там же был столик со свечным ящиком, за которым всегда стояли две воспитанницы 7-го класса.

Службы в церкви были регулярно каждую субботу и воскресенье, и присутствие всех воспитанниц на церковных службах было обязательно. Освобождались только больные. Уже в США один из бывших преподавателей вспоминал, какое впечатление производил момент, когда все институтки одновременно опускались на колени: "Славно большие белые волны колыхались по залу".

Всем нам запомнились службы в Великом Посту. Полутемная церковь, голос чтицы, какое-то особенное настроение, которого уже никогда нельзя было восстановить в жизни после окончания института. Прекрасная молитва "Разбойника благоразумного" - трио в исполнении наших лучших солисток еще и теперь звучит в памяти.»

«Много тепла внес в нашу жизнь о. Василий Бощановский, удивив нас в то же время своим строгим отношением к урокам Закона Божьего. При о. П. Образцове было легко отвечать уроки: нарисовала на доске просфорку – 5, прочла «Верую», – 5. Так и относились к этим урокам. Кстати, не могу не рассказать о смешном случае: в 1-м классе одна малышка, почитав «Верую» вдруг задала вопрос: «Батюшка, а кто это был Жезана?» – «Какой Жезана? Откуда ты взяла?» – «А вот я прочла сейчас: распятого Жезаны». Батюшка, едва сдерживая улыбку, написал раздельно на доске эту строчку и объяснил слова... Но вернусь к о. Василию. Уже с первых уроков стало ясно, что Закон Божий сделался серьезным предметом. Все немного приуныли, когда стали сыпаться тройки. Но когда месяца через два, войдя в класс, батюшка роздал листы бумаги для сочинения и написал на доске 4 темы по пройденному курсу, дав каждому ряду свою тему, тут уже стало понятно, что нужно заниматься по-настоящему. Зато никто не мог так утешить и приласкать девочку, если у нее было какое-нибудь огорчение, как батюшка. И шли мы к нему жаловаться на все наши большие и маленькие неудачи. Между прочим, он нас потрясал еще тем, что свободно говорил по-латыни...» *

12 сентября 1944 г. о. Василий был эвакуирован в Германию.

24 октября 1944 г. указом Митрополита Анастасия (Грибановского), бывший законоучитель Донского Девичьего института в Югославии прот. Василий Бощановский назначен военным священником при штабе атамана Донского казачьего войска генерал-лейтенанта Г.В. Татаркина в Виллахе.

В лагерях перемещенных лиц Кемптен, Фюссен и Шляйсгайм с июня 1945 г. по август 1949 г. состоял законоучителем лагерной гимназии. Он также пережил трагические события августа 1945 г. в лагере Кемптен.

«Последний акт трагедии казачьего кавалерийского корпуса разыгрался в баварском лагере вблизи баварского города Кемптена, где содержалось около 700 казаков запасного полка. Здесь уже в мае 1945 г. была устроена лагерная церковь, под которую приспособили спортивный зал в одном из бараков. Настоятелем этого храма служил протоиерей Владимир Востоков, 30 июня церковь посетил митрополит Анастасий (Грибановский).

Лагерь находился в американской зоне оккупации, и поэтому там было проведено жесткое разделение на старых (белых) эмигрантов и новых, покинувших СССР в годы войны. Репатриации подлежали только последние, которых оказалось 410 человек. Рано утром 12 августа они собрались в лагерной церкви, под которую приспособили спортивный зал; из чувства солидарности сюда пришли и много старых эмигрантов.

Командовавший высылкой американский полковник потребовал, чтобы все включенные в список подлежащих выдаче в СССР покинули церковь, угрожая применить силу. Свидетельница этих событий И.В. Лукианова вспоминала: «Один из священников стал призывать новых эмигрантов покинуть церковь, чтобы не пострадали другие. Но тут раздался голос нашего законоучителя старенького о. Василия Бощановского, который сказал, что мы все русские люди и нас нельзя разделить на старых и новых. У нас одна судьба. Никто не тронулся с места, никто не покинул церкви. Люди послушались совета француженки, офицера UNRRA [организации опекавшей лагеря беженцев], и став на колени, крепко держались друг за друга, заняв по диагонали половину церкви». **

Сам о. Василий в 1951 г. так писал о своем выступлении: «Душевно подавленный, едва сдерживающий душившие меня слезы, я обратился к рыдавшей толпе со словами: «Дорогие братья и сестры! Успокойтесь! Мы все дети Великой России, мы все чада Православной Русской Церкви, мы братья родные! Над многими из присутствующих здесь нависла опасность насильственного возвращения на родину. Они – наши братья и сестры, и ни в чем неповинные дети, переживают сейчас невыразимые муки, они просят нашей помощи – не покидать их, морально поддержать в этот невыразимо мучительный для них час. Как чада Христовой Церкви, имеющей заповедь – «Да любите друг друга, как Я возлюбил вас», - не покинем их, присоединимся к ним, будем вместе молиться Богу и умолять власть о помиловании или, если просимое невозможно, о последней милости – умереть нам здесь, под сводами святого храма, а не там – в «советском раю», царстве невыразимой жестокости! Будем молиться, а не требовать! Сопротивления не должно быть никакого. Будем только просить и молить! Молить и просить!»...

После меня говорили и другие лица. О чем они говорили, я не помню. Да и не мог слышать, ибо сердце мое разрывалось от горя, а душа вся ушла в молитву. Очнулся я, когда началась расправа, а она была страшная и жестокая... Войдя в храм, солдаты старались насильно вытолкнуть и выгнать молящихся людей из храма, хватали за руки, за ноги, тащили за волосы и бороды. Были пущены в ход кулаки, приклады ружей и выстрелы. Упавших били и топтали ногами. Храм наполнился криком отчаяния, невыразимого горя, воплем, рыданием и стоном детей и несчастных жертв».***

Изгнание собравшихся из церкви и их погрузка в машины проводилась силами военной полиции с применением дубинок и прикладов винтовок. Служившие в лагерной церкви протоиереи Владимир Востоков, Василий Бощановский (выдающийся пастырь, автор богословский работ, описавший Саровские торжества 1903 г.) и Евгений Лызлов пытались спасти свою паству, но безрезультатно. Встретив сопротивление, американцы перешли к стрельбе, причем один священник был ранен в голову, другого, вырвав у него крест, ударили им по голове. Отца В. Бощановского вытащили из церкви за бороду.»****

Б_3

22 сентября 1949 г. о. Василий переехал в США. С 1 октября 1949 г. он был назначен настоятелем храма святого благоверного князя Александра Невского в Лейквуде (штат Нью-Джерси). В 1947 г. был награжден митрой. За многолетнее служение Церкви и выдающиеся труды он был возведен в 1955 г. в сан протопресвитера.

Протопресвитер о. Василий скончался в Лейквуде 22 апреля 1961 г. и похоронен на местном кладбище.

«Вот что написал Архиепископ Аверкий Сиракузский и Троицкий, получив весть о кончине этого маститаго пастыря: «В субботу 9/22 апреля с. г. (1961 г.), около 11 часовъ дня, телефонное сообщение изъ Лейквуда принесло нам печальную весть: отошел в иной мир, на 90-м году своей жизни, один из старейшйх, достойнейших и заслуженнейших священнослужителей нашей Русской Зарубежной Церкви — маститый протопресвитер о. Василий Бощановский.

В лице его покинул нас типичнейший представитель стараго нашего российскаго духовенства — "настоящий русский батюшка", как его многие называли, — благостный, кроткий, любвеобильный пастырь, ко всем всегда доброжелательный и снисходительный, но в то же время, как этому и надлежит быть, твердо и неуклонно стоявший на страже своего высокаго священническаго призвания, подлинный служитель истинной Церкви, не допускавший лукаваго компромисса с современным злом, губящим души.

Именно это и составляет предмет нашей печали, ибо все меньше и меньше остается таких достойнейших работников на благодатной ниве Христовой и все реже и реже они теперь встречаются.

Прибыв в США, покойный стал одним из ценнейших сотрудников нашего Аввы владыки архиепископа Виталия (Максименко), с которым он в свое время вместе учился в духовной академии и который, высоко почитая его, вручил его пастырскому попечению свое любимое детище — Лейквудский приход. (Памяти Архиепископа Виталия о. Василий посвятил свой курс пастырскаго богословия.)

Б_1
Епархиальное Собрание в 1954 г.

Высокообразованный, долголетний законоучитель, вдохновенный проповедник и талантливый духовный писатель и публицист, автор ряда ценных пособий по Закону Божию, о. Василий с честью и большим достоинством нес подвиг своего пастырскаго служения в Лейквуде и заслужил глубокое уважение и благоговейное почитание лучшей и наиболее преданной Церкви части прихожан. И только сравнительно совсем недавно болезненные недуги и естественныя в его столь почтенном возрасте старческия немощи заставили его отказаться от настоятельства в лейквудскомъ приходе и уйти за штат.

Нам дорого и отрадно было узнать, что одним из выраженных усопшим батюшкой о. протопресвитером последних волеизъявлений было его горячее пожелание, дабы о кончине его немедленно был извещен наш Св. Троицкий монастырь и дабы братия наша молилась об упокоении его души, совершив по нем установленный сорокоуст».

Присовокупим к сказанному воспоминания известнаго в России и в зарубежье историка Николая Димитриевича Тальберга, который хорошо знал о. Василия Бащановскаго.

Вот что вспоминал Николай Димитриевич: «В ноябре 1939 г. мне посчастливилось провести несколько дней в столь дорогой, по давнишним личным переживаниям, обстановке русских закрытых учебных заведений. Побывал я в I Русском Великаго Князя Константина Константиновича Кадетском Корпусе и в Мариинском Донском Институте, находившихся в Югославии, в г. Белая Церковь.

Впечатления мои я попытался изложить в трех статьях, помещенных в ряде статей нью-иорской газете «Россия» за 1939 г., дав им общее название «Там, где служат России».

В последней статье, посвященной Институту, в котором тогда числилось 170 воспитанниц, заключались и следующия строки: "Хорошо в институтской церкви, помещаемой в актовом зале. На стенах зала портреты Государей и Императрицы Марии Ѳеодоровны, которая, доживая свою жизнь в изгнании, радовалась, конечно, что в Югославии поддерживался огонь в светильниках горевший, в столь близких ея материнскому сердцу институтах.

Удивительно благоговейно служит прот. В. Бощановский, пятнадцать лет настоятельствующий в церкви. Чувствуешь, что именно такой пастырь может руководить внутренней жизнью своих теперешних духовных детей. Должны были запасть в юныя души простыя, но проникновенныя слова его проповеди — в воскресенье 12 ноября — о силе веры Иаира и больной женщины, коснувшейся края одежды Спасителя. В храме тишина и порядок. Хорошо поет хор институток".

Ярко воскресло это воспоминание при горестном известии о кончине дорогого отца протопресвитера Василия Бощановскаго. Вспомнились последния встречи с ним в Белой Церкви, куда в последующие годы я любил наезжать, в Австрии позднею осенью 1944 г., и в Соединенных Штатах. Он продолжал, в моем понимании, оставаться настоящим пастырем, тем замечательным священником, которыми богата была матушка-Русь. Обоснованны и проникновенны были его статьи, последняя из которых украсила "Православную Русь" перед самой его кончиной. Любил я его проповеди. Внимал я его пламенному слову в последний раз, в столь родном ему Александро-Невском храме в Лейквуде, перед водосвятным молебном 1/14 августа 1960 г. в день праздника Происхождения Честных Древ Животворящаго Креста Господня. Духовную связь с ним я особенно почувствовал, посетив о. Василия 31 июля. Незадолго перед этим он перенес тяжелую болезнь. Физически он сдал, но дух его был бодр. В каждом слове его чувствовалась любовь к Церкви Святой и к царской России. Уверен, что с этими чувствами закончил о. Василий земной путь, им достойно пройденный».

Отец Василий — автор целого ряда трудов по нравственному и пастырскому богословию. Регулярно публиковал статьи в журнале «Православная Русь». В 1999 г. Свято-Троицкий монастырь в Джорданвилле издал его «Уроки по христианскому православному нравоучению» и «Уроки по пастырскому богословию для лиц, желающих принять священство, с приложениями» под общим названием «Жизнь во Христе». *****

*. Нонна Белавина, Институт в моих воспоминаниях. Нью-Йорк, 1975. Публикация И. Миклашевского. Published by the Alumni Association of the M.D.I, graduated in Югославии, Нью-Йорк, США.

**. Кемптенская Трагедия. Воспоминания свидетельницы матушки Ирины Владимировны Лукиановой // Русский Паломник. Платина (США). 2004. № 32. С. 245.

***. Колобов О.А., Корнилов А.А., Шамин И.В. Проблемы войны и мира в XX веке. Хрестоматия. Т. III. Нижний Новгород, 1998. С. 93-94.

****. Кемптенская Трагедия. С. 245; Науменко В.Г. Указ. соч. Т. 2. С. 11; Русский корпус на Балканах во время II великой войны 1941-1945 гг. Исторический очерк и сборник воспоминаний соратников. Под ред. Д.П. Вертепова. Нью-Йорк, 1963. С. 390.

*****. Бощановский В., протопр. Жизнь во Христе. Джорданвилль, 1999. С. 6—9;
Аверкий, еп. Памяти новопреставленного протопресвитера о. Василия Бощановского// Православная Русь. 1961. № 8. С. 3; М. X. Памяти протопр. о. В. Бощановского// Там же. С. 3—4.


Протопресвитер Василий Бощановский. Религиозно-нравственное воспитание молодежи. http://www.golos-epohi.ru/?ELEMENT_ID=11293
Протопресвитер Василий Бощановский. ДЕНЬ НЕПРИМИРИМОСТИ. http://www.eshatologia.org/771-den-neprimirimosti.html

 Материал подготовил протоиерей Евгений Корягин

Б1

НАША РАДОСТЬ.

Христосъ  Воскресе!

Только два благословенныхъ слова, и радость наша — христианская — ярче лучей солнечныхъ является во всей своей полноте, духовной красоте и силе! Радость наша — радость христианская, твердая, непоколебимая, которую никто не можетъ отнять у насъ. Ибо она приходитъ не отъ человека и не человекомъ дается, а только Темъ, Кто былъ "мертвъ и воскресъ", Кто былъ "Агнцемъ, вземлющимъ грехи мира, и сталъ, за Свое послушание Отцу Своему до смерти, великимъ Первосвященникомъ по чину Мелхиседекову, Который возселъ одесную престола величия на небесахъ и есть Священно-действователь святилища и скинiи истинной которую воздвигъ Господь, а не человекъ", Христомъ — Спасителемъ мира.

Радость наша! Что это? Каковъ предметъ ея, содержание? Это прежде всего точное исполнение предсмертныхъ словъ Агнца; идущаго на заклание. "Истино, истино говорю вамъ: вы восплачите и возрыдаете, а миръ возрадуется; вы печальны будете, но печаль ваша въ радость будетъ. Женщина, когда рождаетъ, терпитъ скорбь, потому что пришелъ часъ ея; но когда родитъ младенца, уже не помнитъ скорби отъ радости, потому что родился человекъ въ миръ. Такъ и вы теперь имеете печаль; но Я увижу васъ опять и возрадуется сердце ваше и радости вашей никто не отниметъ у васъ." (Иоан. ХVI, 20-22).

Это речь о той печали, которую последователи Христа испытали въ тотъ страшный день, когда Спаситель былъ схваченъ представителями еврейскаго народа, поруганъ, преданъ Пилату и последний, надругавшись надъ Христомъ, осудилъ Его на страшную голгоѳскую смерть. Что могло сравниться съ этой скорбью? Ея тяжесть была невыносима. Солнце, не стерпевъ позора своего Творца и Владыки, сокрыло свои лучи, земля затрепетала отъ страха, когда Божественный Страдалецъ испустилъ Свой духъ. Бесновалось только сердце человеческое, оно то и создало для последователей Христа обстановку невыносимо тяжелую. Умеръ Праведникъ, на Котораго возлагались все светлыя надежды. "А мы надеялись было, что Онъ есть Тотъ, Который избавитъ Израиля". Значитъ кончено все. Впереди полный мракъ и безпросветность! Вотъ объ этой скорби, которая должна смениться радостию и предупреждалъ Божественный Страдалецъ Своихъ учениковъ. Предсказание исполнилось скоро, на третий день. Великий камень у гроба былъ отваленъ, поруганный Праведникъ воскресъ изъ мертвыхъ.

Радость наша ни съ чемъ не сравнима. Ведь это не то, чемъ хотелъ прельстить Спасителя мира на горе отецъ лжи, древний человекоубийца. Это не камни, обращающиеся въ хлебы, это не царства земныя со всеми ихъ сокровищами, это не наглое предложение: — "только поклонись мне, все будегь Твое". Это полное поражение отца лжи и его владычества, полная победа жизни надъ смертию, света надъ тьмою, правды надъ ложью!

Воскресъ Христосъ — значитъ воскресла жизнь, воскресла правда, воскресла истина, которыя Онъ проповедывалъ и живымъ воплощениемъ которыхъ Онъ былъ Самъ. "Небеса убо достойно да веселятся, земля же да радуется, да празднуетъ же миръ видимый же весь и невидимый: Христосъ бо возста, веселие вечное".

И это воскресение было не мистически-таинственное, а реально-осязательное, опытомъ оправданное. "Когда они говорили о семъ, Самъ Иисусъ сталъ посреди нихъ и сказалъ имъ: миръ вамъ. Они, смутившись и испугавшись, подумали, что видятъ духа; но Онъ сказалъ имъ: что смущаетесь и для чего такия мысли входятъ въ ваши сердца? Посмотрите на руки Мои и на ноги Мои; это — Я Самъ; осяжите Меня и разсмотрите, ибо духъ плоти и костей не имеетъ. И сказавъ это Онъ показалъ имъ руки и ноги".

Еще выразительнее это состояние проявилось въ случае съ Апостоломъ Ѳомою. "Ѳома же, одинъ изъ двенадцати, называемый Близнецъ, не былъ тутъ съ ними, когда приходилъ Иисусъ. Другие ученики сказали ему: мы видели Господа. Но онъ сказалъ имъ: если не увижу на рукахъ Его ранъ отъ гвоздей и не вложу перста моего въ раны отъ гвоздей, и не вложу руки моей въ ребра Его, не поверю. После восьми дней, опять были въ доме ученики Его, и Ѳома съ ними. Пришелъ Иисусъ, когда двери были заперты, сталъ посреди нихъ и сказалъ: миръ вамъ! Потомъ говоритъ Ѳоме: подай перстъ твой сюда и посмотри руки Мои, подай руку твою и вложи въ ребра Мои и не будь неверующимъ, но верующимъ. Ѳома сказалъ Ему въ ответъ: Господь мой и Богъ мой." (Ин. XX, 24-28).

Такимъ былъ Христосъ. Но Христосъ былъ не только Законоположникомъ нашей веры, но Родоначальникомъ новаго человечества: вторымъ, небеснымъ, Адамомъ. Значитъ, воскресъ Христосъ, — воскресло въ Немъ и съ Нимъ все то, что было съ Нимъ, сострадало Ему, верило въ Него, любило Его и умирало за Него. Ничто за Христа испытанное не потеряло себя. Ни одна капля крови, ни одна слеза, ни одинъ стонъ человеческой души не затерянъ былъ. Все во Христе было оправдано и обрадовано. Не даромъ великий Апостолъ, говоря о воскресении Христа, свидетельствуетъ: "Ныне Христосъ возста изъ мертвыхъ, начатокъ умершихъ бысть". Не даромъ и Церковь поетъ въ пасхальные дни: "ныне вся исполнишася света, небо же и земля и преисподняя: да празднуетъ убо вся тварь возстание Христово въ немъ же утверждается".

Мало того. Самый адъ, его преисподняя, какъ место заключения умершихъ, ныне разрушены, уничтожены. "Снисшелъ еси въ преисподняя земли и сокрушилъ еси вереи вечныя содержащая связанныя Христе, и тридневенъ, яко отъ кита Иона, воскресъ еси отъ гроба". Ныне и мы можемъ съ великимъ светильникомъ Церкви Христовой, Иоанномъ Златоустомъ, воскликнуть: "Где твое, смерте, жало? где твоя, аде, победа? воскресе Христосъ, и ты низвергся еси, воскресе Христосъ и падоша демони. Воскресе Христосъ и радуются ангели. Воскресе Христосъ и жизнь жительствуетъ. Воскресе Христосъ и мертвый ни единъ во гробе: Христосъ бо возста отъ мертвыхъ, начатокъ усопшихъ бысть."

Такова наша радость христианская, дорогие братья и сестры, по отношению къ прошлому. Что же сказать о нашемъ настоящемъ и будущемъ? Оно прискорбно, слезъ достойно, но не безнадежно, ибо таитъ въ себе не только возможность полнаго отхода отъ Христа, но и возможность возвратиться къ Нему.

Сумеетъ ли современный гордецъ и богоборецъ человекъ побывать на луне и укрепить тамъ свою власть, подчинивъ себе ближайшия планеты — это не важно. Важно и ценно другое: сохранитъ ли душа современнаго человека возможностъ привиться благодатной Лозе, укорениться во всеспасительномъ Корне веры, который есть Христосъ? Если да, то будущее наше обезпечено. Оно будетъ светло. Пройдетъ время, наступятъ дни, когда надъ измученнымъ миромъ опягь взойдетъ Солнце Правды Христосъ Богъ нашъ, когда встанетъ снова Русский богатырь, чтобы поднять святорусское знамя служения Царству Божию и Правде Его. Тогда, духовно очнувшись, Востокъ произнесетъ то слово, которое громовымъ раскатомъ прозвучитъ на Западе и призоветъ западный миръ на служение Христу Богу — и Его Правде. Тогда миръ найдетъ свое спасение, люди — свое благоволение, обновится тогда и лице всей земли, ибо Царство нашей радости — радости христианской войдетъ въ свою силу и люди, охваченные духомъ этой радости, едиными усты и единымъ сердцемъ будутъ петь Богу: "Светися, светися новый Иерусалиме, слава бо Господня на тебе возсия. Ликуй ныне и веселися Сионе: Ты же чистая красуйся Богородице, о возстании Рождества Твоего."

Не случится этого? Да будетъ воля Божия! Но и тогда наша радость не оставитъ пребывающихъ во Христе, ибо не ложны слова Христа Спасителя: "Въ мире скорбни будете. Но дерзайте! Я победилъ миръ". Или: "Не бойся малое стадо! Ибо Отецъ вашъ благоволилъ дать вамъ Царство". Только бы намъ устоять въ вере, въ Церкви единой, святой, соборной, Апостольской.

Да воскреснетъ Богъ и расточатся врази Его и да бежатъ отъ лица Его ненавидящие Его. Яко исчезаетъ дымъ, да исчезнутъ, яко таетъ воскъ отъ лица огня, тако да погибнутъ грешницы отъ лица Божия, а праведницы да возвеселятся и возрадуются предъ Богомъ.
Христосъ Воскресе! Христосъ Воскресе! Христосъ Воскресе!

24 марта 1961 г.
Аминь.
Лейквудъ. Протопресвитеръ В. Бощановскiй.

http://archiv.livejournal.com/224726.html

Печать E-mail

Интернет СОБОР
При использовании материалов сайта активная ссылка на http://internetsobor.org обязательна
© 2012 http://internetsobor.org Все права защищены

Find us on Google+

RizVN Login
Powered by Warp Theme Framework