Интернет Собор / Internet Sobor 
truth and dignity 
АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

Синодик РПЦЗ. Протопресвитер Александр Шабашев.

Протопресвитер Александр Федорович Шабашев родился 14 апреля 1881 г. в Воронеже. Родителями его были Федор Шабашев и Екатерина Шабашева (Попова). Известно, что женой его была Анна Зайцева, но Господь не даровал им детей. В 1899 г. Александр Федорович закончил Духовную семинарию и остался в ней преподавателем Закона Божьего. Преподавательской деятельностью он занимался около 10 лет и 23 апреля 1909 г. был рукоположен в иерея и назначен военным священником.

Во время Первой мировой войны о. Александр был дивизионным благочинным в действующей армии и за личное мужество в боях получил ордена Св. Владимира 3-й ст. и Св. Анны 2-й ст. Кроме того, ему было предоставлено право ношения Георгиевской ленты и наперсного креста. (Среди награжденных наперсным золотым крестом из Кабинета Его Императорского Величества на георгиевской ленте есть лишь - Шабашев Александр Феодорович священник 233-го пехотного Старобельского полка.) Во время гражданской войны он был священнослужителем в штабе генерала А.В. Колчака при Комитете членов Всероссийского Учредительного собрания (Комуч) в Самаре, Уфе и Троицке, при Временном Сибирском правительстве и Военном министерстве Российского правительства (Омск). Имя военного священника о. Александра Шабашева трижды попадает в рапорты Командующего фронтом, он награждается Георгиевским крестом и 30 апреля 1919 г. возводится в сан протоиерея. После гибели генерала Колчака он оставался в рядах участников белого движения на Дальнем Востоке, находясь в штабе генерала А.Ф. Пучкова сначала главным священником корпуса, а затем и армии. Вместе с остатками белых армий о. Александр вместе с матушкой ушел в 1921 г. в Маньчжурию в Харбин. С 1921 по 1923 гг. был настоятелем церкви Благовещения в Харбине, харбинского подворья Пекинской духовной миссии, а в 1923 г. вместе с небольшой группой прихожан отправился в Австралию. Поселились они в Брисбене, где тогда проживало 40 русских семейств. Из-за отсутствия подходящего помещения службы совершались в самых разных местах, но бывшего военного священника подобные трудности ничуть не смущали.

Осенью 1925 г. о. Александру удалось договориться с местным англиканским священником о временном занятии маленькой церкви Св. Фомы в южном Брисбене, где 13 октября состоялось первое торжественное православное богослужение, с которого и началась русская церковная жизнь в Австралии.

Через год Приходским советом был куплен участок земли, и общими усилиями прихожан началось строительство храма во имя Святителя Николая Мирликийского. К началу 1933 г. этот храм был достроен, освящен и там наладилась полнокровная церковная жизнь. Несколько лет спустя газета «Церковная жизнь» (Белград, № 1, 1936) сообщала, что к 1936 г. в этом же храме был освящен придел в память Царя-Мученика Николая II и Свв. Царственных Мучеников. Правда, возможно, что речь шла о новом храме, построенном рядом со старым.

По свидетельству его духовных чад и очевидцев, о. Александра всегда отличала неуемная энергия и большое усердие. При этом его совсем не заботили собственные проблемы и нужды. Достаточно красноречив тот факт, что, получив в 1928 г. австралийское гражданство, о. Александр через 16 лет, живя в других странах, теряет его и возвращается на положение русского беженца. Русские эмигранты в Австралии в тяжелые годы мировой депрессии вынуждены были соглашаться на любую работу, и материальное положение о. Александра оказалось ничуть не лучше многих из его паствы. Некоторое время ему пришлось работать грузчиком на мельнице, а церковные службы проводить только в субботу и воскресенье.

В 1929 г. отец Александр по его просьбе, был переведен в США. С 1929 по 1933 гг. служил на приходах в гг. Сан-Франциско, Чикаго, Нью-Йорк и Филадельфия. Способствовал объединению двух православных приходов в шт. Колорадо и построению там церковного здания.

Закладка Храма-Памятника.

В 1933 г. он переезжает в Бельгию, где был назначен в Брюссель настоятелем соборного прихода Воскресения Христова достойно продолживший духовное окормление прихожан общины после безвременной кончины о. Василия Виноградова. Был председателем строительного комитета храма-памятника в память о царственных мучениках – «царе-мученике Николае II, его августейшей семье и иже с ними убиенных во главе сонма новомучеников и исповедников российских». К началу 1936 г. Строительный комитет Храма-Памятника закончил все подготовительные дела, и вскоре закладной камень Храма был освящен Митрополитом Анастасием (Грибановским) в сослужении архиепископа Серафима и о. Александра Шабашева. Строительный комитет и Художественно-техническая комиссия Храма-Памятника сочли необходимым увековечить память ближних родственников о. Александра, умученных большевиками. Теперь на памятных досках (№50) храма можно прочесть «Протоиерей Воронежской епархии о. Николай Федорович ШАБАШЕВ, умучен большевиками 5 мая 1932 г. в Вологде. Священник Воронежской епархии о. Даниил Васильевич АЛФЕРОВ, жена его Клавдия Федоровна, рожд. ШАБАШЕВА, сын их Василий. Расстреляны злодеями большевиками 20 сентября 1919 г. в с. Матренки Воронежской губ».

За труды по храмостроительству в Брюсселе Архиерейский Синод РПЗЦ в 1936 г. наградил о. Александра правом ношения митры (митрофорный протоиерей).

Участник II-го Всезаграничного Собора Русской Православной Церкви заграницей с участием клира и мiрян 1938 года.

Являясь в 1936-1939 гг. вторым по старшинству военным священником русской диаспоры (после протопресвитера Георгия Щавельского), о. Александр Шабашев не мог оставаться в стороне от событий гражданской войны в Испании. Из многих воспоминаний русских белых добровольцев можно узнать о поездках о. Александра Шабашева на испанские фронты и молебны на боевых позициях русских монархистов. Особо известен его молебен 9 октября 1938 г. в день памяти Св. Иоанна Богослова в Эль-Контадеро на позиции отряда полковника Болтина в престольный праздник Марковского полка.

«Праздник мы провели в исключительно торжественной обстановке, — писал в письме Н. Болтин. — Утром отец протопресвитер отслужил обедню, во время которой мы все приобщились и затем служили молебен нашему небесному покровителю. Пел наш хор под управлением К. А. Гончаренко. Устроили временный престол на самой вершине горы. Перед ним, поддерживаемые пирамидами из ружей, гордо развивались наш русский императорский штандарт и испанский национальный флаг. На службе присутствовали все наши соратники испанцы и, что нас очень тронуло, после молебна все они, не только прикладывались ко кресту, но также целовали руку батюшке. Этим они как бы отплатили за то внимание и уважение, которое мы проявляем в отношении их духовенства.

Возможность начать наш первый отрядный праздник с молитвы, доставила нам громадную радость…

…После обедни о. Александр отслужил молебен св. Иоанну Богослову с провозглашением вечной памяти Государю Императору Николаю II, Царской Семье и всем воинам в России и здесь «за Веру, Царя и Отечество» живот свой положившим; затем многолетие Российскому Императорскому Дому, христолюбивому воинству и чинам русского отряда в Национальной Испанской Армии…

…Мы все видели счастливое предзнаменование в том, что во время православной церковной службы наш русский – родной – штандарт опирался на ружья русских добровольцев, которые ни на минуту не прекратили Белой борьбы и при первой возможности взялись за ружья, чтобы не на словах, а на деле бороться с врагами нашей Родины. Здесь война приближается к своему победоносному концу. Мы все, здесь находящиеся глубоко верим, что нанесенный здесь Генералиссимусом Франко тяжелый удар Коминтерну отразится и в России и дни его власти над ней сочтены!»

Радость от богослужения сменилась перестрелкой.

«Вечером я был на позиции наблюдателем, — писал А. Яремчук. — Рядом со мной уселся священник отец Александр Шабашев, который в бинокль увидел, что сто стороны красных к нам движется груженный мул с одним человеком. Оказался перебежчик, автомобилист. Наши долго стреляли по красным, уходя, зажгли кусты и вернулись на позицию в 9 часов вечера».

Семья Шабашевых оставалась в Брюсселе и в годы Второй мировой войны. В это время отец Александр был представителем архиепископа Серафима (Ляде) в Бельгии.

1947 год.

В 1946 г. о. Александр был вынужден покинуть Бельгию, т.к. получил назначение в Аргентину, в Буэнос-Айрес. Правая эмигрантская пресса назвала причиной отъезда сырой климат страны, хотя более существенным было давление местной демократической общественности, не простившей ему открытой поддержки правительства генерала Франко. В Буэнос-Айресе семья о. Александра пробыла два года, и в 1948 г. он был назначен настоятелем церкви Воскресения Христова в Монтевидео (Уругвай). Кроме того, в Северном Уругвае заботами о. Александра была открыта Русская Духовная миссия для церковного окормления прибывших туда после окончания Второй мировой войны семей русских беженцев.

Протопресвитер (1948). К 1955 г. отец Александр тяжело заболел и был вынужден передать руководство миссией священнику Александру Малинину.

Из сохранившегося в архиве Австралийско-Новозеландской епархии РПЗЦ письма от 13/26 января 1956 г. за подписью церковного старосты храма Воскресения Христова А. Белова Секретарю Архиерейского Синода прот. Григорию Граббе известно, что, прослужив там 8 лет, «о. настоятель протопресвитер Александр после длительной и тяжелой болезни скончался после принятия Святых Даров 17 января 1956 г. и после панихиды в русском храме в Монтевидео, на улице Гуавижу 2761, после отпевания 18 января... похоронен на Британском кладбище».

Русская паства на четырех континентах мира чтит светлую память о. Александра Шабашева, прослужившего верой и правдой около 47 лет в священническом сане Церкви Христовой и России.

Текст и фотографии подготовил протоиерей Евгений Корягин.

*****

Елена Говор

Несбывшееся возвращение:

материалы к биографии священника Александра Шабашева

Работая в Национальном архиве Австралии над составлением банка данных о русских, живших в Австралии в начале ХХ века, я просматриваю списки всех лиц, натурализовавшихся в Австралии. Среди них я обнаружила закрытое дело о натурализации Александра Шабашева, которое архив открыл по моей просьбе.[i] Там же хранится еще одно досье, связанное с попыткой возвращения Александра Федоровича Шабашева в Австралию после второй мировой войны.[ii]

О первом русском священнике в Австралии протоиерее Александре Шабашеве «Австралиада» писала не раз,[iii] но обнаруженные мною документы содержат много новых фактов и штрихов к его портрету.

Первое письмо о. А. Шабашева в связи с натурализацией написано на типографском бланке Русской православной Св. Николаевской церкви, датировано 8 февраля 1926 года и адресовано секретарю Home and Territories Department, в ведении которого находились вопросы натурализации. Легкий летящий почерк, прекрасный английский язык по всему видно, что автор письма человек большой культуры, уже освоившийся в новом англоязычном мире. В письме отец Александр рассказывает о себе:

«Я русский православный священник и уже более двух лет провожу еженедельные службы в Брисбене без какой-либо платы, для того, чтобы освободить новых русских иммигрантов от разлагающего материалистического учения, которое привело к коммунизму.

Прежде, в моей родной стране, я был военным священником и участвовал в Великой войне [с] немцами, там я был ранен три раза; и теперь, не имея возможности жить спокойно на моей родной земле, я вынужден искать убежища в новой стране, где я мог бы спокойно и мирно жить.

Почти три года жизни в Австралии привели меня к мысли стать гражданином этой дружественной страны, и я надеюсь, что это мое величайшее желание не встретит противодействия».

В 1945 г., описывая свою жизнь британскому консулу в Бельгии, он отметит, что был тяжело ранен на войне, на которой он получил несколько высочайших наград, включая Георгиевский крест.[iv]

Первое заявление о. А. Шабашева о натурализации 1926 года было отклонено по формальной причине чтобы натурализоваться в Австралии в те годы, человек должен был проживать в Британской Империи не менее 5 лет на протяжении последних 8 лет. Два года спустя, как только необходимые пять лет прошли, он подал прошение во второй раз и в декабре 1928 года был натурализован.

Его два заявления на натурализацию содержат ценные биографические данные. Александр Федорович Шабашев родился 14 апреля 1881 года в Воронеже. Внешность свою он описал следующим образом: рост 5 футов 6 дюймов, волосы коричневые, глаза темные. На протяжении 1920-1923 годов о. Александр жил в Харбине, приехал в Австралию 16 июля 1923 года на «Танго Мару» и остался в Брисбене. Его жена Анна Шабашева (ур. Зайцева) родилась, согласно заявлению 1926 г., во Владимире, согласно заявлению 1928 г. в Москве, около 1888 года. В 1926 году Шабашевы жили по адресу Rainworth Road, Rosalie, Brisbane, а в 1928 году Park Road, Milton, Brisbane. В 1928 году адрес русской церкви значится как 330 Vulture St, South Brisbane. На обоих формах профессия о. Александра указана как Archpriest, но в его заявлении и в полицейском отчете указывается, что он работал на протяжении своего пребывания в Австралии кладовщиком в мукомольной компании Барнс, располагавшейся на улице Стэнли, рядом с русской колонией в южном Квинсленде. Поручателями его были два домовладельца-мукомола.

Заявление 1928 года включало любопытное письмо о. А. Шабашева:

«Я прошу разрешения упростить и австралианизировать мое славянское имя, изменив его с Шабашев (Shabasheff) на Шаб (Shab)». В следующем письме он пояснял причину: «Некоторые наши славянские имена, как вы знаете, кажутся австралийцам трудными в произношении и написании, этим и вызвана моя просьба». В «австралианизации» имени при натурализации Шабашеву отказали, объяснив, что сделать это можно только оформив официальный документ (Deed Poll). Заявления 1928 года, кстати, написаны кем-то из австралийских знакомых о. А. Шабашева, беглым английским почерком, он их только подписал. Очевидно, что одновременно с его ролью в жизни русской общины, происходит успешное врастание о. А. Шабашева и в австралийскую жизнь, именно в австралийскую, а не «шире» в британскую. Не случайно он хочет австралианизировать, а не англизировать свое имя.

Следующие документы в досье Шабашева относятся к послевоенным годам, но в них содержатся краткие сведения о его жизни на протяжении прошедших 20 лет.

В январе 1929 года он подал заявление для получения паспорта, чтобы выехать с женой в Соединенные Штаты. В 1945 году он писал о причинах выезда: «На протяжении нескольких лет я жил исключительно тяжелым физическим трудом, работая на мельнице. Тяжелая работа так подорвала мое здоровье, что у меня началось сердечное заболевание, от которого я страдаю до сих пор». Австралийская таможенная служба, которая беседовала с ним в связи с его неожиданным выездом вскоре после натурализации, сообщала, что недавно архиепископ русской православной церкви в Нью-Йорке предложил ему место в «русской православной церкви на Пятой Авеню в Нью-Йорке и, поскольку он не получает платы от церкви здесь и не может найти другой работы, кроме работы на мельнице, он считает, что имеет все основания принять это предложение». Отец А. Шабашев подчеркивал, что ни он, ни его жена не хотят покидать Австралию навсегда и надеются вернуться сюда через полтора-два года, если он сможет получать оплату за свою работу.

Следующие документы в деле относятся к 1937 году, когда о. А. Шабашев уже жил в Бельгии. (Согласно исследованию Г.В. Закржевской на протяжении 1929-1933 гг. он служил в различных городах Америки, приехав в Брюссель в 1933 году. Здесь он возглавил русский приход и под его руководством был возведен храм в память царя-мученика Николая II). Итак, в 1937 г. о. А. Шабашев обратился к британскому консулу в Антверпене с просьбой продлить его британский паспорт. Консул продлил паспорт, но предупредил его, что его натурализация может быть аннулирована, если он не поселится на территории Британской империи до марта 1939 г. В 1939 году он все еще оставался в Бельгии, но в его поддержку было получено письмо от фрейлины герцогини кентской, в котором говорилось о его заслугах перед русской церковью в Бельгии и о необходимости сохранить за ним британское подданство.

Вторая мировая война застала Шабашевых в Бельгии. Сразу после ее окончания он обратился к британскому консулу с просьбой продлить его паспорт, чтобы, как он писал в своем письме, вернуться в Австралию, «где он с женой мог бы мирно жить до конца своих дней». Отец А. Шабашев предъявил свидетельство о своем лояльном поведении в годы войны, выданном ему бельгийскими властями, но британские официальные лица получили от бельгийской полиции «надежную информацию», что во время немецкой оккупации Бельгии священник Шабашев провел мессу за успехи Германской армии. Сам о. Александр утверждал, что он не совершал никаких преступлений против союзников и эти обвинения ложные.

Не получая ответа от австралийских властей, 4 февраля 1946 году о. А. Шабашев с женой выехал в Аргентину со специальным паспортом для лиц без гражданства, выданном бельгийскими властями, и продолжал оттуда добиваться возвращения в Австралию. «Власти русской церкви в Брисбене», сообщает далее меморандум министерства иммиграции, «сначала не хотели возвращения отца Шабашева в Австралию, заявляя, что его возвращение вызовет раскол в русской церкви. Но в соответствии с инструкциями, полученными ими от главы церкви в Швейцарии, они согласились, что отец Шабашев сможет проводить службы совместно с отцом Антониевым». Отец Антониев сообщал, что доход от церковного прихода позволит о. Шабашеву и его жене жить вполне сносно. Дорога к возвращению Шабашевых в Австралию, казалось, открылась, но австралийские власти не спешили разрешить им въезд в страну. В меморандуме австралийской службы безопасности в министерство иммиграции 12 марта 1946 г. отмечалось, что «ввиду того, что о. Шабашев страдает болезнью сердца, и, согласно сообщению консульства [в Бельгии], теперь не владеет английским языком, и что поскольку существует достоверная информация о том, что он попал на заметку бельгийской службы безопасности во время оккупации, мы полагаем, что его возвращение в Австралию будет определенно нежелательным и с точки зрения безопасности, и поскольку он, вполне вероятно, может оказаться обузой для государства». Вскоре поступили новые донесения. Британское посольство в Бельгии на основе сведений от бельгийской службы безопасности сообщало 28 августа 1946 г., что в сентябре 1939 г. о. Шабашев был членом бельгийской организации белых русских, финансировавшейся немцами, и о том, что Шабашев получил немецкое гражданство во время оккупации Бельгии и активно сотрудничал с немцами. Вскоре после освобождения Бельгии он был даже арестован, но выпущен на свободу вследствие преклонного возраста и состояния здоровья.

Действительно ли о. Александр оказался вовлеченным в сотрудничество с немецкими оккупационными войсками в Бельгии или просто не скрывал своей надежды, что немецкие войска освободят его многострадальную родину от сталинизма, «в такие тонкости британское посольство в Бельгии, получившее на него доносы, не вникало. Однако на основании этой информации австралийские власти незамедлительно приняли решение объявить австралийскую натурализацию о. Шабашева и его жены недействительной; решение было одобрено министром иммиграции 16 декабря 1946 года. Британский консул в Буэнос-Айресе вызвал о. Шабашева и потребовал, чтобы он вернул сертификат о натурализации. Вскоре этот документ, выгоревший и потертый на сгибах, который отец Александр долгие годы хранил как залог своего возвращения в Австралию, в далекую «дружественную страну», в отличие от своего бывшего владельца завершил кругосветное путешествие и был подшит в его досье. Он весь покрыт штампами «аннулируется». Дело отца Шабашева было закрыто.

Отец Александр остался в Южной Америке. В 1948 году он переехал в Уругвай, где служил настоятелем церкви Воскресения Христова в Монтевидео. Он умер в 1956 году после тяжелой болезни.[v]


[i] NAA, A435, 1946/4/2654, Shabasheff Alexander born 14 April 1881 Russian.

[ii] NAA, A1066, IC45/20/1/3/8, Protection of Australian Nationals Abroad. Repatriation and Payment of relief. Belgium. Shabasheff, Rev. A.F.

[iii] См., например, А.И. Закрочимский, Начало духовной жизни в Австралии. Австралиада, 1994, № 1, с.7; А. Закрочимский, Приход в Брисбене. Австралиада, 1995, № 5, с.7; Н.И. Дмитровский, Первый православный храм в Австралии. Австралиада, 1996, № 9, с.5-8, портр. Наиболее детальная биография: Г.В. Закржевская, Краткий очерк жизни протопресвитера о. Александра Шабашева: К 75-летию его приезда в Австралию. Церковное слово, 1998, № 2, с. 5-8. Благодарю Н.И. Дмитровского за помощь в работе над статьей.

[iv] В очерке Г.В. Закржевской отмечается, что о. Александр был награжден наперсным крестом с лентой Св. Георгия.

[v] Закржевская, Краткий очерк жизни протопресвитера о. Александра Шабашева.

Печать E-mail

Интернет СОБОР
При использовании материалов сайта активная ссылка на http://internetsobor.org обязательна
© 2012 http://internetsobor.org Все права защищены

Find us on Google+

RizVN Login
Powered by Warp Theme Framework