Интернет Собор / Internet Sobor 
truth and dignity 
АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

Свидетель из Шанхая: Чем был владыка Иоанн для нас?

На данном изображении может находиться: 1 человек, борода и шляпа

Владыка был буквально душой всех наших общественных начинаний в Шанхае. Он был вдохновителем и возглавителем постройки храмов, госпиталя, приюта, дома для престарелых женщин, дома для престарелых мужчин, коммерческого училища, женской гимназии, общественной столовой и т.д. Не было ни одного благотворительного или культурного начинания, где бы он не принимал участия. Не мыслилось просто возможным, организовать что-либо без его участия и благословения.

Владыка жил нашей жизнью. Он часто посещал и принимал прямое участие в жизни наших эмигрантских учреждений. Он, несмотря на непого­ду, а зачастую и поздно вечером, посещал боль­ных и страждущих, больницы, приюты, старческие дома, чтобы принести слово утешения и убедиться все ли хорошо. Мы часто могли видеть его идущим в дождь или пургу пешком по улицам Шанхая, чтобы навестить какого-то больного, ютящегося в темном углу чужой квартиры. Посещение тюрем и дома умалишенных было его регулярным занятием.

Пишу я это не со слов кого-то, но потому что сам встречал его и в поздний час, и в ненаст­ную погоду, идущим пешком, с посохом в руках, в развивающейся от ветра рясе, для принесения Христовой Любви.

- Куда вы спешите, Владыка, в такую погоду? Он отвечал: - Да здесь недалеко нужно навестить такого-то или такую-то. И когда я его подвозил, то это «недалеко» зачастую было 2-3 километра.

После окончания Второй мировой войны, в 1946 году советский консул в Китае направил свою энергию, чтобы перевести православные храмы и церковные эмигрантские начинания в лоно Московского патриархата. Владыка Иоанн сразу же стал на защи­ту их и, несмотря на благоприятную политическую обстановку у противоположной стороны, своим авторитетом и личным присутствием отстоял многие из них. Так это было с собором, с домовым храмом у престарелых женщин, где, со­гласно с его распоряжениями, все было подготовлено с властями для возращения храма-памятника в подчинение Зарубежной Церкви. После захвата нашего храма большевицвующими русскими в Циндао, Владыке удалось добиться у китайских властей права периодически совершать богослужение с оставшимися нашей Церкви верными священнослужителями.

В 1949 году, перед отъездом из Шанхая, я решил посвятить пасхальные праздники владыке Иоанну и предложил, после святой заутрени, себя и свою машину в его распоряжение. Здесь я воочию убедился, чем был Владыка для обездоленных, больных и для заключенных в тюрьмах. Сколь­ко радости и утешения приносилось им этим не­счастным людям! У Владыки не хватало только времени для посещения богатых домов и пышных пиршеств. Но все знали, что у нас есть ходатай и защитник во время горя и бедствий. Мы могли спо­койно прийти к Владыке с любым своим сомнением, и по религиозным и по политическим вопро­сам, и получали не заученный трафаретный ответ, а спокойное дружелюбное и убедительное пояснение, которое давало нам удовлетворение. Мы видели в нем только незлобивое, любящее сердце. Единствен­но, с чем Владыка не мог примириться и что иногда выводило его из равновесия, так это не­брежное, неуважительное отношение к принятию Святых Таин, когда с накрашенными губами под­ходили к принятию Тела и Крови Христовой или целовали крест, на котором изображены крестныя страдания Христа.

Перед захватом Шанхая коммунистическими войсками, мы, священнослужители и группа эмигран­тов, уговорили Владыку ехать в США для принятия возможных мер для спасения эмигрантов, не успевших выехать из Китая. Были получены сведения, что дальнейший вывоз их приостановлен и бы­ли получены отчаянные сообщения о создавшемся без­выходном положении русских, эвакуированных на Филиппины.

Владыка, после некоторых колебаний, оставил Шанхай в целях исполнения своего пастырского долга.

По прибытии на Манилу, он испросил аудиенцию у министра внутренних дел, где настойчиво просили него содействия для улучшения положения русских беженцев, находившихся там в тяжелых жилищных условиях на отведенном им острове, где они подвергались постоянным действиям разрушительных тайфунов. Владыка Иоанн был заверен ими, в моем присутствии, что все возможное для этой цели властями на Филиппинах будет предпринято, после чего Владыка проследовал в лагерь к своим пасомым, где на месте и ознакомился с положением вещей. Здесь Владыка убедился, что при создавшихся условиях дальнейшее пребывание русских на острове может оказаться последним этапом в их существовании и поэтому в скором времени отправился в США для изыскания возможностей переселения их в страну, где бы они могли получить нормальные условия для мирной жизни.

Вот, что мы узнаем из открытого письма, на­печатанном в газете «Русская жизнь»:
«Владыка Иоанн в США добился доступа в Белый дом и сам лично настойчиво просил о по­мощи находившимся на Филиппинах, и добился того, что законодательная палата утвердила «билль» о дарован и нам прав «Ди-Пи». И вот мы здесь в Америке стали на ноги, обзавелись домами, должнос­тями и американским гражданством».

В. Реитер
«Православная Русь», № 3, 1989 г.

Метки: рпцз, иоанн максимович

Печать E-mail

Интернет СОБОР
При использовании материалов сайта активная ссылка на http://internetsobor.org обязательна
© 2012 http://internetsobor.org Все права защищены

Find us on Google+

RizVN Login
Powered by Warp Theme Framework